Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Фотографии скажут про нас


Фотографии скажут про нас

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Принимая входящий вызов, Джозеф не думал, что услышит в трубке голос своей новой знакомой, Наташи, которая решилась принять его предложение и согласилась назначить дату съемки.
Свет настроен, грим ждет, одежда смиренно ждет, когда ее примерят. Фотограф не спеша заваривает чай из трав ожидая свою модель.
И не высказан вопрос, что же это фотосессия или раскрытие души через объектив фотокамеры?
Календарь твердит, что это было 24/06/2015

http://www.iondecoration.com/wp-content/uploads/2014/10/all-white-photo-studio-inside-the-transformed-warehouse.jpg

Отредактировано Joseph Mann (2015-06-28 22:31:43)

0

2

Все началось с того, что я ее потеряла. Эту злополучную бумажку.
При чем, потеряла не в классическом понимании этого слова, а просто забыла в кармане брюк, куда сунула там, на крыше, планируя выбросить в ближайшую урну. Не потому, что мне не понравился мой новый знакомый, а с точностью до наоборот. Просто я считала и, возможно, продолжаю считать до сих пор, что не стоит очеловечивать волшебство, которое случилось со мной тем вечером.
Вот только, выходя из здания и спеша домой, я мимо урны благополучно прошла, а дома не менее благополучно забыла, что бумажка в моем кармане вообще есть. Нашла я ее сегодня. Жесткий прямоугольник визитки, с потершимися и загнувшимися от носки в заднем кармане брюк, уголками и, не иначе - на мою беду, абсолютно четко читающимися буквами и цифрами.
Выбрасывать его было уже бесполезно. Да и не нужно, наверное?
"Я хочу сделать тебе подарок..." Ну, если вдуматься, какой риск может быть от одного такого подарка? В конце-концов, я же хочу получить и те свои фотографии, с крыши?
Знаю-знаю, я ищу себе оправдания. Ищу оправдания тому, что уже позвонила, договорилась и ровно полчаса назад выехала по назначенному адресу, продолжая досадливо морщиться из-за собственного непростительного и нелепого слабоволия. С другой стороны, а не это ли - судьба? То, что я больше не верю в бога, еще не делает меня совершенно приземленной. В судьбу я верю до сих пор, как типичная и безнадежная фаталистка. И если уж судьбе нужно было, чтобы я нашла номер телефона Джо, значит так тому и быть. Все так же никто не заставляет меня лезть ему в душу, или раскрывать свою. Никто не заставляет меня привязываться, или еще что-то в этом роде. Сегодня у меня есть свободное время и возможность немного отдохнуть пусть и от не сильно обременительного, но, поверьте, требующего отдыха материнства. И уже поздно от этого отдыха отказываться.
Хоть я все так же с трудом представляю себя в роли модели в студии. Нет, я помню, что такое - общение с журналистами и фоторепортажи с концертов, но, вот беда, давно забыла, что такое - работа на камеру. Жутко сказать - я даже немного стесняюсь.
Поплутав по улочкам не очень хорошо знакомого района я притормаживаю возле дома, чтобы убедиться, что он - это именно то, что я ищу. Номер совпадает, и я глушу мотор, пристроив Малыша в тени возле тротуара. Выходить не спешу, надо бы с мыслями собраться. Вместо этого достаю телефон и визитную карточку. Я специально не сохраняю номер, чтобы удалить можно было в любой момент.
- Алло? - после недолгих гудков - уже знакомый голос, - это Наташа. Я на месте, встретишь?
Тихий хлопок двери, цокот каблуков по асфальту, тихий "треньк" сигнализации, и вот я уже миную проходную, крутя на пальце колечко автомобильного брелка. Там, впереди, меня уже встречают. Вижу нужный силуэт, щурясь против света, падающего из широкого, чуть не во всю стену, окна холла.
- Привет! - легкий взмах руки и немного нервная улыбка, - еле нашла... Ну что, веди?
Мне остается только покорно следовать за провожатым, заранее готовясь ко всему. Что им там в голову приходит - творцам? Никогда не угадаешь.

+2

3

Эта была магия, которая осталась со мной до тех пор, пока я работал с ее фотографиями в редакторе, отбирая те, что достойны жизни и безжалостно удаляя те, что казались мне нелепо банальными. Я не люблю банальности, она обыдена и пресна. И обнимая кружку холодного кофе, я смотрел на экран ноутбука ища в ее глазах нечто, что должно было бы дать ответ на вопрос, - зачем мне все это и зачем ей это все тоже. Ведь она все же позвонила. Набрала номер, спросила про подарок, а я не успев ей ответить уже знал, что позволю Фокс и попрошу у нее студию на целый день, чтобы не спешить, чтоб насладиться легкостью и спокойствием, чтобы было просто достаточно времени для улыбки, смущения, чая из трав и настройки света.
Конверт из коричневой бумаги, нежно обнимая тонкую книжечку на двадцать четыре листа. На четной стороне книжки красовался портрет девушки, на нечетной слова, более или менее подходящие к ее фотографии. Цитаты, вырезки, обрывки песен. Все, что приходило в голову по ассоциации, все, что ложилось на ее странно загадочный образ птицы, которая в ту ночь так и не вспорхнула в небеса, оставшись на земле, но гордо расправив плечи удалилась, оставив частичку своего тепла. Книжка распечатанная в формате А4, так походила на глянец журнала, что сложно было поверить в то, что она не несет не капли этой фальши в себе. Я не мог позволить себе такого. Не мог допустить, чтобы единственный печатный экземпляр был хоть немного отравлен этим. А конверт покоится в студии, на низком столике, ожидая, когда его возьмут, вдохнут жизнь и скажут свое мнение о содержимом. Яркое коричневое пятно на почти идеально белом фоне, с который кто-то вдохнул темные вкрапления студийного инвентаря и мебели, вместе с яркими акцентами, выглядывающих стыдливо из за угла, куда были убраны раннее кажущиеся лишними кресло и несколько фонов.
Чайник щелкает после долгого бормотания паром закипевшей воды и я с улыбкой поднимаюсь с дивана. В студии будет всего два человека. Я специально не позвонил Бель, чтобы пригласить ее для макияжа и прически. Хочется немного легкости, большего сумасшествия и просто чистого наслаждения. Лишние люди в такие дни и правда лишние. Ведь это не профессиональная съемка для рекламы, это съемка ради съемки когда важно показать душу, а не преподнести лоск и продажность тела.
- Алло, - подношу трубку к уху и слышу голос Наташи. – Да, конечно.
Встретить? Как будто тут можно потеряться. Но раз она так хочет, что же, я ее встречу.
- Привет, - кидаю ей заложив руки в карманы простых и достаточно потертых джинс. Сверху футболка, на ногах сланцы, которые скидываю едва оказавшись в помещении. Не люблю, чтобы что-то мешало, не люблю когда что-то отвлекает.
- И так, студия, - улыбаюсь обводя рукой помещение залитое солнцем от больших окон и светом от дневных ламп. Чуть в стороне небольшое углубление. Туда я и веду свою сегодняшнюю модель.
- Тут небольшая кухня, - поясняю кидая в сторону помещения, и веду птицу к двери, за которой скрывается гримерка, с зеркалами в полный рост и у столика, светом, чтобы нанести макияж, передвижной вешалкой, для одежды, на которой несколько вариантов одежды, и самое главное, удобный халат.
- Халат новый, - зачем-то поясняю я. – Буду ждать тебя в студии, с чашечкой чая. Располагайся.
Я не знаю, что она выберет. Остаться в своей одежде, либо сняв ее облачится в халат, и выпивая со мной чаю будет обсуждать идею и концепцию сегодняшнего дня, ожидая пока следы от нижнего белья и одежды пропадут с ее тела. Я не знаю, что выберет птица, которая решила, что ей нужен этот шаг, что ей хочется коснуться чего-то большего, чего-то не совсем обыденного. А пока она делает свой выбор, я делаю нам чай из трав, в основном ромашки. Нельзя запечатлеть миг, если он фальшив. Нельзя работать не чувствуя спокойствия. Фотография это не разменная монета, что смотрит на мир со страниц глянцевых журналов. Нет. Эта фотография будет другой. Живой, и будет дышать жизнью и верой в лучшее. Эта фотография будет другой, потому что на ней не будет лоска моды. На ней будет лишь птица, которая расправив крылья взлетит и не важно в какие небеса. Небеса у всех свои. Как и крылья.

+3

4

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m1cv9pREaP1r2mfiro1_500.gif

Одинокая птица, ты летишь высоко
В антрацитовом небе безлунных ночей,
Повергая в смятенье бродяг и собак
Красотой и размахом крылатых плечей.

Наверное, я бы и не заблудилась, входя из холла в единственную дверь, чтобы оказаться в просторном, залитом светом помещении. Но почему-то меня одолела такая необычная робость, что мне захотелось, чтобы рядом оказался кто-то, кто подскажет, поможет. Странное чувство. Оно мне, вроде бы, не было свойственно. По крайней мере, из того, что я помню, меня никогда не одолевали подобные приступы, раньше я была смелее. В какой-то другой жизни, наверное. А сейчас вон оробела и безропотно следую за, кажется, совершенно непринужденным и раскованным Джозефом, уже потихоньку впадая в панику. Зачем я это затеяла? Зачем мне эти фото? Просто так? У меня совершенно не модельная внешность, и парой фото для альбома еще лет в шестнадцать, а потом, по большей части, репортажкой, мой подобный опыт ограничивается. Так зачем мне это понадобилось сейчас? Возможно то, что тогда на крыше мне стало как-то чертовски спокойно и уютно, и я скорее хочу повторить ту атмосферу, нежели заиметь пару новых кадров в альбоме?
Кухня выглядит скорее не как подсобка рабочего помещения, а как любая другая кухня в лофте, где живет человек творческий. Возможно, я бы не сильно покривила против истины, если бы предположила, что Джозеф действительно почти живет здесь, проводя большую часть суток, а иногда и ночуя? В кухне ничего лишнего, но легкий беспорядок и какая-то странная обжитость придают ей уют.
А дальше - гримерка. Передвижная вешалка с какой-то одеждой, сливающейся в цветастое пятно, огромные зеркала, подсветка и тишина. Что дальше?
Будто бы прочитав мои мысли, мужчина кивает на белое пятно на вешалке - халат, и выходит, обещая ждать меня с чаем уже в студии. От растерянности и робости я даже и не успеваю толком спросить его. О чем? Эммм...
Халат?!
Да-да. Я реально не знаю, что делать дальше. Если для Джо это все - само собой разумеющееся, то я-то в этом ноль на палочке. Меня снова охватывает тихая паника при мысли, что я просто не представляю, что от меня требуется теперь. Я так понимаю, сейчас мне надо раздеться и завернуться в этот большой махровый халат. Это чтобы мы потом подобрали вместе одежду для съемки? Или...
Или это будет "ню"?..
Я отдергиваю руку, потянувшуюся было к мягкой халатной ткани, как ошпаренная или ужаленная осой, недоуменно и растерянно закусив губу. "Ню"? Но это же..." А потом меня начинает разбирать злоба. На охватившее меня смятение, да вообще - на саму себя с моими мыслями. "Ну "ню", и что дальше-то? Кто мне запрещает-то?" Не будучи ни мусульманкой, ни, кажется, ханжой, я злюсь этой минутной слабости, этого странного нежелания показаться голой кому-то, кроме своего любимого мужчины. У меня нет любимого мужчины, это приходится себе повторять и напоминать. Правда, хватит уже жить как будто двумя параллельными жизнями. Они, наверное, уже никогда не пересекутся, а значит не за чем их стягивать в одну линию. Помотав головой для верности, чтобы всякие левые мысли наверняка из нее вылетели, я решительно взялась за мелкие пуговки блузки. Халат так халат. Что мы - халатов не видели? Может мне так понравится, что я еще захочу?
Уже через минуту я стояла в дверях гримерки, придерживая ворот халата ладонью и бесшумно наблюдая за тем, как мой фотограф колдует над чаем. Зрелище умиротворяло и создавало двоякое впечатление. Будто не в фотостудии, а кто-то просто проснулся чуть раньше после ночи и решил порадовать второго чашечкой горячего...
- А вот и я. Прости, что заставила ждать... - делаю неловкий шаг вперед, чуть не оступившись на незаметном порожке, - Ох!..
Да уж. Птица. Как же. Пингвин неуклюжий.
- Расскажи мне немного о съемке... У меня мало опыта.

+3

5

А кружки дышат ромашкой и медом, нагревая воздух под мерный шелест ноутбука на низком столике, у дивана, на котором я сижу, и не спеша изучаю строки письма, упавшего совсем недавно мне на почту. Очередное предложение поработать дизайнером, занявшись рукописью нового автора. Я едва ли обращаю внимание на название книги и ее содержание. Не люблю спойлерить себе удовольствие. А пальцы уже пишут ответ, строчат согласие, не потому что мне нужны деньги, а потому что мне нравится работать с книгами. Потому что это дает небольшой полет для фантазии, потому что можно не ломать голову над простыми вещами. Потому что книги это все еще прекрасно и волшебно. Улыбаюсь экрану ноутбука, грея пальцы правой руки о тонкий фарфор кружки с ромашкой и медом и дышу ароматом чая, впитывая его магию, впитывая его самого. Пока поступают предложение верстать книги для печати, значит есть те, кто любят покупать их в бумажном варианте, любят чувствовать тяжесть переплета на ладони. Ощущать запах свежей краски и глянец обложки или ее твердость под пальцами. Пока есть такие люди, я с радостью буду заниматься такой работой, потому что она вдохновляет на жизнь, вселят надежду на то, что технологии не вытеснили печатную продукцию из жизни, что книга в бумажном варианте всегда останется в сердцах людей, кто умеет ценить их красоту и магию, как остался в сердцах людей театр, не смотря на приход кинематографа.
- Перестань думать о времени.
Улыбаюсь открыто и легко Наташи, когда письмо улетает к адресату и пододвигаю напиток к ней по ближе, задумываясь о просьбе.
- То что будет сегодня, большие профессионалы назвали бы баловством и фыркнули бы, сказав что я лишь глупое дитя, играющее во взрослого, - улыбаюсь прячась за ароматным чаем и делаю маленький глоток, чувствуя как тепло чая согревает прохладную ладонь.
- А я называю это полетом фантазии. Я не знаю, что ты захочешь в итоге. Как поведешь себя. Но одно я знаю точно, - это будет свобода, это будет безумие, это будет радость и удовольствие в первую очередь для тебя. А я уже подстроюсь и получу удовольствие запечатлеть красоту и полет твоей души. Сосем забыл. У меня для тебя подарок. Вот…
Я отложил чашку с почти выпитым чаем и потянулся к краю стола. Подцепить коричневый конверт, хранящий подарок, чтобы протянув его Птице улыбнуться, ожидая ее вердикта. Понравится ли ей то, что вышло тогда, совершенно спонтанно из «фото на память»? А на конверте лишь надпись «Прекрасной Птице на память о полете».
- Небольшой подарок за вдохновение, - на притихшем ноутбуке сработало уведомление о новом сообщении, на которое я и отвлекся, оставляя Птицу с подарком наедине, практически растворяясь в пространстве фотостудии, арендованной на весь день ради одной девушки, которая была настоящей Птицей, которая жила как будто в клетке с открытой дверцей и боялась шагнуть за ее порог. Может быть наша встреча на крыше была не случайна? Может быть нам нужно было встретиться, чтобы узнать, что есть и иное в жизни? Что можно выйти за рамки клетки, что можно жить, любоваться жизнью и подниматься на крыши лишь для того, чтобы коснуться мысленно звезд, ощутить их величие и силу, впитать их вдохновение и творить свою песнь судьбы.

Отредактировано Joseph Mann (2015-08-05 11:34:01)

+2

6

http://33.media.tumblr.com/7bd93c19e7eada110c14303878a137a2/tumblr_inline_n54k5epxSc1s3m2fo.gif
Эта маленькая почти что лофтовая кухонька, ничуть не ассоциирующаяся у меня с казенной студией, вселяет немного уверенности, дыша уютом и обещая, что ничего страшного не случится. Я послушно опускаюсь на краешек стула и, как за спасательный круг, цепляюсь за чашку чая, опуская глаза.
"Не думать о времени".
- Прости, пожалуйста. Вот уже больше трех лет я только и могу, что думать о времени, - "Оно ускользало между пальцев катастрофически быстро. Всегда пульсировало где-то в голове, что его осталось слишком мало..." Я и сейчас опасаюсь, что время сыграет со мной очередную злую шутку. Там, где был один рецидив - может найтись место и второму. И я точно знала, что третью операцию уже не переживу. Эта мысль заставляет меня спешить и ценить секунды. Свои и чужие.
Кружка обжигает мои озябшие пальцы, хоть чай вовсе и не горячий. Просто руки у меня холодные, как у покойницы. Ну да это, наверное, вполне нормально для человека, который уже несколько раз осознанно или неосознанно пробовал прыгнуть за край. Край крыши, удавочной веревки, болезни... жизни. Должна же была хоть что-то Костлява отнять за такое халатное к ней отношение?
- Я боюсь, что тебе придется со мной помучиться, я как-то растеряла былую уверенность в себе... - и обросла, слой за слоем, комплексами типичной женщины за тридцать (рановато, правда ведь?). Рожавшей женщины. Болеющей. Брошенной. Нежеланной. Таким, обычно, если на них не находит апатия, довольно сложно раскрепоститься перед камерой. Одежда - их броня, но и она не придает железной уверенности. Не говоря уже о ткани халата, под которым ничего нет. Сейчас я скорее ощущала себя на приеме у совершенно нового врача, нежели на площадке. С ума сойти, а ведь еще лет эдак шесть-семь назад мне ничего не стоило купаться нагишом, смело одеваться, да и вообще.
Наверное, я очень рано, можно сказать - преждевременно, постарела.
Возможно, Джозефу удастся помочь мне это преодолеть?
Но сейчас даже не об этом - сейчас мне в руки опускается плотный темный конверт с надписью. И я уже знаю, что там, и даже сердце на мгновение сладко замирает в предвкушении... и ухает вниз при виде памятной записи на обороте.
"Прекрасной Птице..."
- Прости! - я прикрываю глаза руками, выпуская конверт, не раскрыв, и спеша отвернуться, чтобы не показать, как я плачу.
Это, наверное, глупо - плакать из-за такого пустяка. Плакать тихо, только немного вздрагивая плечами, иногда судорожно вздыхая и изо всех сил стараясь унять ставшие такими непослушными слезы. Не хочу реветь! Особенно здесь, особенно сейчас.
Но вот это безобидное и даже такое красивое "Птица" стало для меня если не проклятием, то клеймом. Болезненным напоминанием о несбывшемся полете и несбыточном счастье. Первая любовь, она, как оказалось, ломает крылья даже таким, как я...
Но сейчас мне нужно успокоиться, глотнуть воздуха раз-второй и отнять ладони от лица.
- Извини, вспомнила одну вещь. Это все нервы, наверное, - я улыбаюсь сквозь еще не высохшие еще слезы, спеша размазать их по щекам, и снова берусь за конверт, вскрывая его и доставая содержимое.
Пока Джозеф изучает электронную почту - я изучаю свой подарок. А он действительно прекрасен. Неожиданно для себя, я не ищу в своих позах и гримасах, запечатленных фотоаппаратом, каких-то недостатков. Не потому, что во мне их нет, а потому, что они слишком гармонично вписываются в композицию. И эти цитаты, краткие вставки... Этот небольшой альбом дышит мной и тем вечером и это... волшебно. Слезы высыхают мгновенно. Слезы забываются. И вдруг я натыкаюсь на одно из высказываний возле фотографии. Силуэт на фоне закатного зарева, голова чуть повернута, плечи ссутулены. Мне так кажется, или облака похожи на... крылья.
Я поворачиваю альбом к мужчине и спрашиваю:
- Скажи... а почему ты выбрал именно эту строчку? Мне... просто интересно, - мне интересно, как совершенно незнакомый человек может настолько тонко меня чувствовать.

Отредактировано Natasha Oswald (2015-08-20 19:29:19)

+1

7

[в архив]: игрок отписался об уходе

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Фотографии скажут про нас