Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I see it in the stars, I feel it on the shores


I see it in the stars, I feel it on the shores

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Paul Hudson & Charlotte Allen
3 августа 2014 | кафе неподалеку от бизнес-центра
- - - - - - - - - - - - -
I know there's something more, than what we're living for,
I see it in the stars, I feel it on the shores

http://sd.uploads.ru/bdMHA.png

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 22:47:01)

+4

2

look
Он выглядел абсолютно спокойным, сидя за дальним столиком у окна, непринужденно откинувшись на спинку стула. Даже то, что он непрерывно вертел между пальцами зажигалку, не выглядело жестом нервозности, а скорее способом занять руки на время ожидания. Хотя мужчина конечно нервничал. Сегодня он впервые встретится с Шарлоттой, не сидя в разных концах зала, а лицом к лицу, в заранее назначенное время вместо привычных случайных встреч. Это было свиданием, определенно. Пол честно выдержал несколько дней перед тем, как позвонить девушке и уже официально пригласить ее на ужин. Ему не хотелось выставить себя нетерпеливым мудаком или преследующим ее ненормальным, хоть и сложно было удержаться и не набрать номер, который она сама ему записала. И Хадсон даже не был удивлен, когда его первое приглашение девушка вежливо отклонила, сославшись на какие-то дела. Впрочем он не привык отступать так легко и не ограничился одним предложением, тем более что их случайные встречи во время обеденного перерыва, ставшие еще более частыми, постепенно лишали Шарлотту возможности и дальше отказываться.
Мужчине хотелось впечатлить ее. Что-то подсказывало, что их первая встреча, если ее можно назвать первой, была не самым удачным началом, учитывая все обстоятельства. Так что Пол планировал устроить запоминающееся свидание, чтобы брюнетка сама захотела встретиться снова. Он повел бы ее в дорогой ресторан, не для того, чтобы помахать кошельком перед ее носом, а потому что там красиво и романтично; девушки ведь любят такое. Но молодой человек снова ошибся на счет своей таинственной уже знакомой незнакомки, которая отчего-то предпочла маленькое уютное кафе неподалеку от места работы, то ли желая чувствовать себя более непринужденно, то ли перестраховываясь таким образом, заранее прокладывая себе путь побега. Полу было все равно, где встречаться, он слишком долго этого ждал, чтобы быть недовольным.
Улыбчивая официантка второй раз прошла мимо, спрашивая, не нужно ли ему чего и подливая в его чашку горячий кофе. Хадсон мельком взглянул на наручный часы и на мгновение поймал себя на мысли, что Шарлотта возможно не придет. Может, он был слишком настойчив в своих попытках пригласить ее на свидание, может, спугнул ее, еще даже практически ничего о себе не рассказав. Пол увидел ее сквозь стекло еще до того, как она вошла в кафе. Девушка пересекала улицу в теплых лучах заходящего солнца, играющего бликами на ее темных волосах. В тот момент ему сложно было представить более грациозное и тонкое создание. Древним грекам и не снилось передать всю ее красоту в своих утонченных скульптурах, тысячелетиями покоряющих мир. Похоже, мужчина был уже чересчур увлечен, как для первого свидания.
Дверной колокольчик коротко звякнул, когда Шарлотта вошла в помещение. Хадсон привстал и зачем-то помахал ей рукой, как будто его можно было не заметить в полупустом кафе. Все-таки он слегка нервничал и это начинало просачиваться наружу, как только девушка оказалась в поле его зрения, окончательно убеждая, что встреча все же состоится.
- Здравствуй, - он мягко улыбается и целует брюнетку в щеку, отодвигая для нее стул и помогая присесть. То, что это не первоклассный ресторан, не отменяет хороших манер. - Хорошо выглядишь, - слабо, очень слабо сказано, но читать стихи еще рано на первом свидании, так ведь? Он присаживается на свое место, жестом подзывая официантку, выглядевшую разочарованной. Она подходит, держа наготове блокнот, и с интересом рассматривает спутницу Хадсона. - Мне еще кофе, пожалуйста. И все, чего пожелает моя дама, - он переводит взгляд на Шарлотту, не спешащую изучать меню, наверное, она уже бывала здесь раньше. Ему хочется сказать ей что-то типа "Не стесняйся, заказывай что хочешь. А может все меню? Без проблем. Гарсон!", но Пол не станет повторять свою ошибку, давить на нее или делать за нее выбор. Он молчит, предоставляя брюнетке возможность говорить за себя, ведь он успел заметить ее тягу к самостоятельным решениям.
- Как поживает твой автомобиль? - спрашивает он, как только официантка уходит с их заказом. Просто вопрос, дабы создать атмосферу и начать непринужденный разговор, не превращая эту встречу в нечто неловкое, когда не знаешь, что сказать и что делать, как это часто бывает на первых свиданиях, которые обычно становятся и последними. Пол не так уж часто общается с девушками в таком ключе, но и достаточно подкован, чтобы не опростоволоситься. Тем более что он не мог позволить себе провалиться, только не с этой девушкой.

+2

3

It's the wrong time
For somebody new
It's a small crime
And I've got no excuse


look
Ей хочется сменить платье и высокие каблуки на мешковатую пижаму и мягкие тапочки, залезть под одеяло с головой и не вылезать из этого своего импровизированного убежища вечность. Или до тех пор, пока Пол не забудет её телефон, не сменит место работы, а еще лучше — пока не переедет куда-нибудь в Лондон, где они уж точно ни при каких обстоятельствах не пересекутся. Причина вовсе не в нём, а в ней, и это не та фраза-клише, которую произносят при расставании: она просто не думает, что уже готова, и, что бы там ни говорила её мать, искать Эмили "нового папу" не собирается. Хотя бы по той причине, что один у малышки уже есть и этого более чем достаточно, или потому, что от неё явно не ждут неожиданных откровений и фразы "у меня есть ребенок". Ей не хочется начинать все заново и сближаться с человеком, в серьезности намерений которого она не уверена, не хочется снова доверяться тому, кто нанесёт очередные шрамы на её сердце и не оставит после себя ничего, кроме боли и разочарования. И потому она умоляющим взглядом смотрит на дисплей своего мобильного телефона и просит его зазвонить, выдавая на экран набор уже знакомых цифр, подписанных именем "Пол", при ответе на звонок которого она услышит искренние извинения и просьбу отменить сегодняшний вечер. Но аппарат молчит, разбивая все надежды француженки в пух и прах, и ей не остается ничего, как дождаться окончания рабочего дня, подправить поблекший за все долгие часы офисных забот макияж и принять необходимость быть в назначенном месте в назначенное время как нечто обязательное и неизбежное.
Избегать Пола ей не удавалось. Сакраменто, выглядящий с высоты птичьего полета столь внушительным и просторным, для них двоих, загнанных в клетку находящихся поблизости офисных высоток, оказался тесным и потому как будто судьбоносным. Ей стоило всего лишь вспомнить, что он работает где-то поблизости — и вот дверь кафе открывалась, впуская его внутрь и оповещая громким звоном колокольчика, что мысли Шарлотты материальны. Обещанный визит с кофе все никак не наступал, а искать сотню отговорок и оттягивать неминуемое у француженки желания не было: его второе приглашение было принято, но паника, накатывающая каждые минут тридцать за последние четыре часа, ставила правильность решения под сомнение. А сейчас, когда до нужного кафе идти совсем ничего, ей ещё сильнее хочется набрать его номер и сослаться на что угодно, лишь бы не начинать отношения, которые разобьются об первое же её откровение. Но так нелепо забытый на столе мобильник не дает ей совершить не то ошибку, не то спасительный звонок.
Мантра "соберись, тряпка" повторяется ею до тех пор, пока Шарлотта не достигает входа в кафе, и весь воздух разом выбивает из её легких. Волнение? Серьезно? Француженка судорожно вздыхает и толкает дверь вперед, нервно сглатывая образовавшийся в горле комок. Здесь сегодня немноголюдно и тихо — Пол замечает её тут же, поднимаясь с места, и Ширли, чьи коленки предательски дрожат, не остается ничего, как подойти к столику и улыбнуться, позволяя ему коснуться её щеки губами. Все эти комплименты, жесты, проявления внимания ей не то чтобы уж совсем в новинку, но давно позабыты и непривычны, отчего щеки заливает краской и хочется спрятаться, подобно маленькой девочке, смущённо выглядывающей из-за маминой широкой юбки.
— Bonsoir, - выдает Шарлотта и тут же округляет глаза, прикрывая рот ладошкой. — То есть, привет. Прости, привычка, — отмахивается она, тихо посмеиваясь и старательно делая вид, будто так и нужно. Не хватало ещё, чтобы Пол тут же разгадал её волнение и решил... что именно он может и должен решить в таком случае, Шарлотта придумать не успела, но сочла, что лучше говорить как можно меньше и не прокалываться на таких очевидных вещах. — И спасибо. Ты тоже, — француженка опускается на столь любезно выдвинутый для неё стул (в ее голове в это время автоматически выскакивают всплывающие подсказки с правилами этикета, заученными ещё в школе) и поворачивается к официантке, взгляд которой явно переполнен разочарованием. "Хэй, подруга, полегче, только не надо плевать мне в..." — Кофе и малиновый чизкейк, пожалуйста, — с учтивой "я оставлю тебе хорошие чаевые"-улыбкой произносит она и вновь возвращает своё внимание Полу, который, к её же счастью, вовремя избавляет их от не успевшей начаться неловкой паузы и молчания.
— Ну,  — Ширли усмехается, не зная, как сказать, что её младшенькая кузина превратила и без того многострадальную машину в кучу железа, на которую без слез не взглянешь во всех смыслах этого выражения. — Пришлось сменить транспорт, — а вот что теперь она ездит либо на такси, либо на автобусах, Чарли предпочла умолчать. Лишней информацией перегружать беседу было бы ни к чему. Зато вот о кое-чём более значимом упомянуть следовало бы. — Я должна тебе кое-что сказать, только восприми мои слова со всей серьёзностью, — француженка в считанные секунды меняется в лице, выглядя крайне сосредоточенной, будто сейчас скажет ему, что смертельно больна. Или признается, что она технически ещё замужем и у нее есть ребенок. — Я никогда не была на настоящих первых свиданиях, поэтому не имею ни малейшего понятия, что обычно говорят в таких случаях или как нужно себя вести, — заявляет она с улыбкой на губах и тихо посмеивается. — Поэтому тебе придется обучать меня всем тонкостям. Но если что: я знаю про правило первой, второй и третьей базы.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 22:57:05)

+2

4

[audio]http://prostopleer.com/tracks/6189902f8Hv[/audio]
If I was your man, I'd never leave you girl
I just want to love and treat you right

Глядя на Шарлотту, ему приходится сдерживать то и дело расползающуюся на лице улыбку. Где-то внутри Пол все еще не может поверить, что спустя месяцы немого созерцания он наконец-то добился свидания с девушкой, что казалась ему прекраснее всех. Он старательно отгонял мысли о том, что все они прекрасные, пока не вздумают разбить твое сердце. Мужчина был слишком окрылен самой мыслью, что мечты иногда все же становятся реальностью, чтобы омрачать этот вечер голосом здравого рассудка. Тем более, что это всего лишь кофе. Он не собирается делать ей предложение или восклицать громогласные признания под аплодисменты окружающих; оставим это для постановочных сцен какого-нибудь захудалого фильма. Единственное, чего хотелось Хадсону, - узнать ее, убедиться, что она реальность, а не его фантазия, порожденная длинными рабочими неделями и еще более затянувшимся одиночеством. Еще в прошлый раз он успел убедиться, что большинство его догадок о таинственной голубоглазой брюнетке, полная чушь, а его интуиция развита на уровне лампового процессора. Оттого еще интереснее было задать множество вопросов, что он давно накапливал в своей голове, и получить реальные ответы, а не набор предположений, догадок и вымыслов.
Шарлотта нервничала, мужчина видел это по ее робкой улыбке, то и дело краснеющим щекам, что, к слову, лишь прибавляло ей очарования, и попыткам чем-то занять руки, сминая одну салфетку за другой и время от времени без надобности одергивая край юбки. Его волнение постепенно сходило на нет. Главное - она пришла, этого ему было достаточно до поры.
- Неужели все оказалось так плохо? - с удивленной улыбкой переспрашивает Пол, мысленно отмечая, что ему даже немного жаль, ведь этот автомобиль оказал мужчине большую услугу, хотя может именно в том и было его предназначение, с успехом выполненное. Хадсон делает глоток уже остывшего кофе с намерением продолжить незамысловатое обсуждение горе-машины, пока тема сама собой не перескочит на что-то другое. Но девушка опережает его. Он отставляет чашку в сторону, внимательно глядя на Шарлотту, которая внезапно стала такой серьезной, что это даже пугало. Пол слишком привык делать предположения на ее счет, так что это уже получалось машинально. - Хорошо, - натянуто произносит он, готовый услышать, что она агент, подосланный конкурирующей компанией, или лесбиянка. Или еще какую-нибудь фразу, что разрушит его надежды, и заставит сомневаться, что он воспринимает окружающий мир в правильном свете. Брюнетка в очередной раз заставила Пола опешить на мгновение, а затем с облегчением засмеяться. От напряжения внезапно беспощадно захотелось курить и он тянется рукой к пачке, вытряхивая сигарету, но тут же ловит на себе неодобрительный взгляд официантки, отрицательно качающей головой. Чертов закон. Мужчина примирительно поднимает ладони кверху, пряча недавно распечатанную пачку сигарет в карман брюк, и возвращает внимание Шарлотте.
- Не могу сказать, что я большой мастер, но думаю, смогу стать твоим Мияги, - он коротко хмыкает, смотря на девушку, непонимающе глядящую на него, - Ну "Каратэ пацан", - добавляет он, считая, что это абсолютно все объясняет, но тут же сдается, отмахнувшись, - Ладно, забудь, - похоже задротским просмотром всех более-менее интересных кино-новинок Шарлотта, в отличии от него, не отличается. Он немного смущенно улыбается, понимая, что только что совершил свой первый прокол. В дальнейшим стоит обойтись без подобных аналогий, чтобы не выглядеть еще большим идиотом. Пол еле сдерживается, чтобы не ляпнуть "а до какой базы планируешь дойти сегодня?", вовсе не потому, что он и правда надеется зайти дальше, чем практически дружеская встреча, а просто этот дурацкий вопрос сам по себе напрашивается после ее высказывания. - Буду знать, - с немного самодовольной улыбкой в итоге произносит он, не отрывая взгляда от ее смущенного лица. Эта девушка не устает удивлять его.
Официантка подошла к столику, выставляя перед ними готовый заказ, и забирая чашку Пола с холодным недопитым кофе. Аромат горячего напитка вмиг окружил то небольшое пространство между ним и француженкой, продолжающей густо краснеть. Это было даже мило. Пол недолюбливал самоуверенных девушек, считающих, что весь мир упадет к их ногам лишь по щелчку пальцев. Может быть, потому Хадсон и был один, ведь сейчас большинство женщин именно такие.
- А что на счет свиданий в общем? - как бы между прочим спрашивает Пол, нарочито рассеянно глядя куда-то за окно. - Практикуешь? Не подумай, я чисто из преподавательского интереса! Мне ведь нужно знать базу твоих знаний, чтобы иметь представление, откуда начать обучение, - озорная улыбка и он почти доволен собой. Как иначе ему было узнать о ее личной жизни, не спрашивая в лоб?

So give me a chance,
‘cause you're all I need girl

Отредактировано Paul Hudson (2015-06-29 17:00:23)

+2

5

Шарлотта отстукивает пальцами лишь ей одной известный ритм, сочиняемый на ходу — она старается не показывать Полу своего волнения, однако каждый её жест, каждый рваный вздох и даже поза говорят об обратном. Это всего лишь кофе, только простая попытка выразить благодарность за то спасение от проливного дождя, заставшего её на холодной и безлюдной парковке поздним вечером. За сегодняшним же свиданием, если его таковым можно вообще назвать, может не последовать продолжения; ей совершенно необязательно назначать ему новую встречу или соглашаться на очередное его приглашение — француженка с легкостью найдет с десяток предлогов для отказа, если только захочет. Ей не нужно даже сейчас притворяться, чтобы в его глазах выглядеть лучше, чем она есть на самом деле. Да что уж там, ей достаточно всего лишь сказать ему, что у неё есть маленькая дочь, и даже не придётся показывать болтающееся на цепочке где-то там под мягкой тканью кофты обручальное кольцо, чтобы все это сегодняшнее очарование вечера пропало, растворилось и растаяло предрассветной дымкой. Но ей почему-то не хочется рушить эту очаровательную неловкость в удивительном сочетании с чувством комфорта, от которого тепло разливается по всему телу, ведь всё это она чувствует, наверное, впервые.
— Проблемы с тормозами, — небрежно бросает Шарлотта в ответ на вопрос о машине, пожимая плечами, а потом добавляет, — у моей кузины. У автомобиля теперь вообще проблем нет, как и его самого, — она усмехается, вспоминая, как невинно выглядела Ви, сидя на изрядно помятой и исцарапанной конструкции из металла на колесах — называть это транспортом у Аллен уже язык бы не повернулся, а говорить о покойных, пусть даже и машинах, плохо — совершенно непозволительно. В знаки судьбы Шарлотта не верила, полагаясь на них лишь изредка, когда все законы логики и банальная теория вероятности давали сбой, однако сейчас что-то судьбоносное читалось между строк в воспоминаниях об их с Полом знакомстве. Шанталь всегда с философским видом заверяла её, что ничто не происходит случайно, а за чёрной полосой всегда последует белая — может это и был тот самый случай? Впрочем, рассуждать на тему фортуны и проделок небесной канцелярии ей вовсе не хотелось — не об этом ведь говорят на первых свиданиях? В том, что эта встреча сегодня именно таковым и являлась, брюнетка уже даже не сомневалась, хоть и пыталась убедить себя в обратном.
Сейчас она с легкостью переключалась с одних эмоций на другие, однако выключить в себе себя настоящую было слишком трудно. Она медлила с ответами, осторожно подбирая правильные слова, вовремя прикусывала язык и вообще старалась больше, чем это было нужно. Но в этом и была вся суть, ведь у Шарлотты со всем её набором вредных привычек и недостатков не клеится в личной жизни и уж тем более на первых свиданиях, которых никогда не случалось прежде. Она выбрала это кафе вовсе не потому, что ей нужны были пути к отступлению — такси здесь поймать было проще простого, и даже нью-йоркские водители желтых машинок могли бы позавидовать такой оперативности своих коллег из Калифорнии. Француженке просто нравилось тут, среди увешанных черно-белыми фотографиями стен и в тишине, нарушаемой лишь мелодиями из фильмов старого Голливуда — это кафе, такое непримечательное на первый взгляд, говорило о ней и её вкусах куда больше, чем однотипные и безликие рестораны с хрустальными люстрами и тяжелыми шторами на окнах. Это кафе было намеком, который Пол, конечно же, не поймет, но главное, что она сама об этом знала. И пусть сейчас она с ним играет, в этом притворстве и попытках выставить себя в куда лучшем свете, всё же и искренности было немало.
— Кем-кем? — она вопросительно выгибает бровь, глядя мужчине в глаза, и мысленно перебирает в голове ряд ей известных имен и идущих за ними ассоциаций. Ничего подходящего в памяти не всплывает, отчего француженка приходит к выводу, что это одна из тех американских идиом, которые ей еще не удалось выучить и запомнить (распространённое "break a leg" до сих пор вызывает у нее десятисекундный приступ паники), но и тут в своих выводах Аллен промахивается. — Да, теперь я даже не знаю, с чем дела у меня обстоят хуже: со свиданиями или с фильмами, — произносит Шарлотта, рассмеявшись, и отвлекается на официантку, принесшую их заказ. Та смотрит на их столик как-то странно, отчего француженка оборачивается, следуя за взглядом девушки, и не может сдержать ещё одного смешка — она и правда разнервничалась, превратив часть салфеток в кучу разноцветных бумажных комочков. Это выглядит одновременно глупо и забавно, щёки брюнетки тут же густо заливает алой краской, а с губ так и просятся сорваться оправдания, но их она в последний момент решает оставить при себе, лишь покачивая головой. Ей срочно нужно сменить тему, и вопрос мужчины приходится как нельзя кстати. Правда, он же и ставит её в тупик: ей в очередной раз выпадает шанс сказать ему правду сразу, не увиливая и не пуская пыль в глаза, но вот воспользоваться этой возможностью Ширли не хочет. Здравый смысл твердит, что это старая привычка лгать и запутывать даёт о себе знать, что это вновь не приведёт ни к чему хорошему, что она сама создает себе лишние проблемы на пустом месте — Шарлотта же мысленно уверяет себя, что ей просто хочется провести хотя бы один вечер, не испортив его.
[float=left]https://38.media.tumblr.com/5cc3db88de660204d7f58fb585928cb2/tumblr_ne9l5qWdGv1skrtuxo9_250.gif[/float]— Ага, преподавательский интерес, значит? — смотрит на на мужчину, изогнув губы в усмешке. Во взгляде её так и пляшут озорные огоньки, когда она подмечает, с какой напускной увлеченностью он глядит куда-то сквозь неё, будто ему не так уж и интересен её ответ. Ее так и тянет сказать ему чистую правду, чтобы увидеть, как скоро переменится выражение его лица, но в ответ она произносит лишь так называемую лайт-версию суровой реальности. — Последние года три — нет. Знаешь, немного сложно ходить на свидания, состоя в отношениях. Но теперь я снова возвращаюсь в высшую лигу, так что лови момент, — и она с самым непринужденным видом вонзает ложку в своей десерт, будто ставя точку в своем коротком рассказе и давая Полу возможность оценить ситуацию. — Что насчёт тебя? Я очень придирчива в выборе учителей, — Шарлотта прищуривает глаза, склонив голову набок, и внимательно смотрит на Пола с улыбкой на губах. — К слову, часто ты жертв зарубежного автопрома и плохой погоды спасаешь? Или я у тебя первая?

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 23:05:34)

+2

6

Со стороны скорее всего все выглядит легко и непринужденно. Наблюдающая за ними официантка, наверное, уверена, что они вместе и уже какое-то время, потому что на ее лице явственно читается досада и безысходность. Знай она, что это их первое свидание, которое вполне может в итоге оказаться не совсем удачным, то воспрянула бы духом. Особенно учитывая, что внутри Пол вовсе не так спокоен, как кажется. Он взвешивает каждое слово перед тем, как его произнести, чтобы не показаться своей спутнице идиотом; обычно он уверен в себе в любой ситуации и эту уверенность сложно подорвать, но Шарлотта удивительным образом заставляла его сомневаться почти каждым своим словом, рушащим уже сложенную в его голове картину. Разоблачение каждой догадки, что оказывалась неправильной, порождали в мужчине желание знать еще больше, разгадать все секреты девушки, хотя что-то подсказывало ему, что сколько бы он не старался, загадок меньше не станет. За каждым ее туманным ответом он видит очередную тайну и еще больше загорается. Если это способ подогревать мужской интерес, то француженке это с блеском удается.
- Исключительно преподавательский, - с нарочитой серьезностью подтверждает Хадсон, с нетерпением ожидая ответа на свой вопрос. Он не ждет, что девушка тут же выдаст все, как на духу, но хотя бы прозрачный намек на свои шансы он заслужил. Мужчина не задумывался о варианте, в котором Шарлотта окажется связанной отношениями. Он даже не допускал мысли, что а таком случае она согласилась бы на встречу. Но ему стоило все же продумать и такую вероятность, на всякий случай.
Три года. Лицо Пола на долю секунды меняет свое выражение на задумчивое с легким налетом разочарования. Он чувствует, как что-то промелькнуло в нем всего на мгновение, но оставило свой неприятный след. Ревность? Глупо, но сама мысль, что эта девушка была с кем-то в продолжительных и серьезных отношениях, не нравилась ему. Три года. Да ведь ей на вид всего двадцать с небольшим, если не меньше. Ее полушутливое замечание развеивает туман мыслей, заставляя уголок его губ изогнуться в усмешке.
- Может я и воспользуюсь твоим предложением, - невзначай пожимает плечами, старательно пытаясь скрыть свое ликование. Ее слова, словно зеленый свет, дающий ему право двигаться дальше. Шарлотта флиртует с ним и в этом уже не было сомнений. Хоть флирт не предполагает серьезных намерений, но это уже шаг вперед и одна из раскрытых карт. А в ответ придется раскрывать свои. - Не волнуйся. Опыт у меня имеется. - Расплывчатый ответ, под стать ее собственным, и хитрая улыбка, растянувшаяся на губах. Вряд ли девушка хотела услышать список его пассий за последний год. И в любом случае с женщинами никогда не угадаешь, какой именно ответ на подобный вопрос их устроит, ведь они способны перекрутить все так, как им выгодно.
Пол подпирает подбородок ладонью, внимательно глядя на Шарлотту. В ее глазах горят искорки, которых не было, когда она только пришла в это маленькое кафе. Эта словесная игра забавляет ее так же, как и его. - Воспитание не позволяет мне оставить девушку в беде, - растягивая слова, отвечает молодой человек, продолжая глядеть на брюнетку, улавливая ее реакцию. - Но ты первая, кому так не повезло на моих глазах, - смешок и он откидывается на спинку стула, проматывая в голове ту самую встречу под дождем, что лично для него было несказанной удачей, учитывая, как все сложилось. Шарлотта опускает глаза, ковыряя ложкой десерт и пряча улыбку. В голове Пола все звенело, что пора действовать. Это свидание не должно стать одним из тех, которые, несмотря на приятно проведенное время, забываешь на следующий же день. Мужчина определенно хотел, чтобы за ним последовало второе. Он уверенно взглянул на Шарлотту, подбирая правильные слова. - Пойдем отсюда? - вырвалось у него прежде, чем он смог придумать формулировку менее наводящую на пошлые мысли. - Хочу показать тебе кое-что, - добавляет он, пока девушка не решила, что он пытается затащить ее в постель, даже не дав доесть чизкейк.
Не дожидаясь ответа, Пол поднимается, со скрежетом сдвигая свой стул, бросает на стол купюру, учитывая щедрые чаевые, и перехватывает Шарлотту за руку, заставляя ее подняться и идти за ним. Он останавливается на мгновение за порогом кафе, делая глубокий вдох, как будто набираясь смелости для того, что он собирался совершить.
На город медленно опускалась вечерняя прохлада после жаркого дня, хотя солнце еще скрывалось где-то за стенами высоток, покрывая улицы теплым рассеянным светом. Хадсон быстрым шагом пересекал перекресток, держа француженку за руку и не чувствуя от этого дискомфорта, а она не пыталась вырвать свою ладонь, молча следуя за ним обратно к бизнес-центру, откуда недавно пришла. Мужчина бросает на нее полный веселья взгляд, читая интерес на ее лице, и заводит в здание, где работает.
- Привет, Боб. Это Шарлотта, - непринужденно бросает он охраннику за пультом, словно это обычная ситуация и само собой разумеющееся. Боб учтиво кивает, улыбаясь, и ничего не имеет против того, что один из менеджеров, не самого высокого чина, тащит постороннего в офис компании. Все дело в том, что Боб пару раз сам проштрафился, а Хадсон его прикрыл, потому имеет маленькую привилегию, пригодившуюся ему сегодня. - Это Боб, наш охранник, - тихо произносит он, склонившись к уху Шарлотты, и тянет ее к лифту. - Идем, переведешь мне инструкцию для нового принтера, а то никто в отделе не знает французского, - он так серьезен, что сам поверил бы себе, но улыбка мгновением позже выдает шутку. Лифт быстро поднимается до верхнего этажа, пара пролетов лестницы и Пол открывает перед девушкой двери на крышу. - Сюда запрещено ходить из соображений безопасности, но нам можно. - С крыши высотки открывается панорама города. Никого сейчас не удивишь видом зажигающихся мириад огней, зато жители больших городов редко могут наблюдать простые чудеса, скрытые от их глаз благами цивилизации. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, окрашивая в красный цвет крыши домов внизу. - Ты была в Нью-Йорке? Лучший вид заката там можно наблюдать с Бруклинского моста. - Пол поворачивается к Шарлотте, видя как в ее глазах отражается садящееся солнце. - В Сакраменто не много мест, где можно увидеть это во всей красе. Только, если забраться повыше. Повезло, что у нас есть доступ к одному из самых высоких зданий в городе. - Он усмехается, протягивая руку к ее лицу и аккуратно заправляя локон волос за ухо.

+2

7

Играть для Шарлотты стало явлением столь же естественным, сколь равномерное дыхание, воспроизведению которого не отдаётся отчет: вот она встречает маму с улыбкой столь радостной и теплой, словно не Шанталь с её пристальным изучающим взглядом, полным тревоги и любопытства, хочет сейчас видеть на пороге своей квартиры меньше всего; вот она же довольным тоном щебечет в телефонную трубку, будто ведение учета всех деловых встреч Энтони для неё — самое лучше занятие из всех на этом свете существующих; а вот её голос звучит абсолютно ровно, без запинки и срывающихся на пол тона выше нервных гласных, воспроизводя заученную перед зеркалом, словно мантру, фразу "Нет, все в порядке. Правда". Француженка притворяется и лжёт изо дня в день, себе же самой в первую очередь, и привыкает к этому обману слишком быстро, чтобы приучить себя к мысли о его неправильности и фальши, которой слишком много на каждый вздох, слово или взгляд. Однако сейчас, сидя в небольшом и уютном кафе напротив Пола и расчетливо выстраивая тактику собственного поведения, она чувствует пробуждающуюся в её подсознании совесть, которую такое положение вещей в этот раз не слишком-то и устраивает. Ширли следует прекратить эту ложь немедленно и сказать мужчине, чтобы он не тратил понапрасну своё время и не строил иллюзий на её счет, потому что на самом деле ван Аллен не та девочка, которой он её себе представляет. Ну, разве что пределом его мечтаний не является находящаяся в бракоразводном процессе без пяти минут мать-одиночка с психическим расстройством, а если так — бежать уже нужно не ему, а ей, и не оборачиваясь. Голос здравого рассудка сейчас слишком отчетлив, но француженке удаётся переключиться на другую волну, чтобы с самым что ни на есть невинным видом без зазрения совести флиртовать в открытую и давать мужчине пустые надежды, которые вскоре она у него заберёт, разбив на тысячи осколков.
— Это не предложение, — пожимая плечами, произносит она, беззаботно взмахнув десертной ложкой и сбив верхушку из взбитых сливок со своего чизкейка. — Это вызов, — добавляет Шарлотта серьёзным тоном, сохраняя непоколебимое выражение лица добрые секунды три, а потом смеётся, моментально разрушая напускную обстоятельность своих слов, давая Полу возможность самостоятельно решить, было ли это шуткой, и в очередной раз намеренно ставя его в тупик. Ей начинает нравиться эта непринужденная игра в ложь, из-за которой поначалу она так нервничала. Или же ей просто нравится Пол, раз она позволяет себе немного больше, чем обычно. В ответ на её вопрос мужчина отвечает так же расплывчато, неопределенно и загадочно, как и она сама, сопровождая свои слова хитрой улыбкой, не улыбнуться в ответ на которую становится просто невозможным. — Один — один, — подводит счёт Ширли, с усмешкой покачав головой. Она и правда не ждала услышать перечень всех его пассий за прошедшие полгода или подробный рассказ о последних отношениях — этот вопрос был задан лишь из любопытства и на волне сложившегося разговора, и полученный ответ устраивал француженку более, чем полностью.
Шарлотта обычно легко "считывала" людей, однако предугадать каждое последующее слово или действие Пола оказывалось не так-то просто, практически невозможно. Она, ошибочно представив его как человека взрослого во всех смыслах этого слова, с опаской ожидала, что в любой момент он заведёт одну из тех скучных отвлеченных тем, коими прикрывают отсутствие желания говорить вовсе и используют на большинстве светских раутов, но мужчина так легко и непринужденно шутил, что не только развеивал надуманный ею образ, но и удивлял, лишь только больше располагая к себе.
— В таком случае при первой же возможности передай своим родителям мою глубокую признательность и восхищение, — Ширли смущенно улыбнулась, будучи не в состоянии теперь вообще когда-либо избавиться от воспоминаний неловкости вечера их знакомства. От следующей фразы мужчины её щеки и вовсе вспыхнули пунцовым. — Мне даже кроличьи лапки уже не помогают, — отшутилась она, опуская глаза. Однако дальнейшие слова Пола заставили её поднять голову и с удивлением на него уставиться. Он тут же продолжает свою мысль, но Шарлотта всё равно не сразу понимает, чего он от неё хочет, хоть и послушно поднимается со своего места, ведомая мужчиной. Она лишь крепче сжимает пальцами его ладонь, потому что поспевать за ним на каблуках не так-то просто, и попутно отмечает, как это странно, но почему-то абсолютно комфортно, будто так и должно быть.
Они возвращаются обратно в сторону офисных высоток, которые совсем недавно покинули; Шарлотта недоумевающе смотрит на блондина, но пока не спешит задавать лишних вопросов, с удивлением отмечая, что возникшее между ними сейчас молчание кажется абсолютно естественным, лишённое ему свойственной неловкости. Она ничего не спрашивает даже тогда, когда они заходят в здание, стоявшее напротив того, в котором работала Ширли, и приветственно кивает охраннику Бобу, которого столь неожиданный визит ничуть не смущает. Обескураженная столь резкой сменой декораций, к которой была не готова, Шарлотта даже не сразу различает шутку в словах Пола, удивлённо округлив глаза и уставившись на него, и лишь парой секунд спустя, увидев на его лице улыбку, смеётся.
— А я-то думала, что их пишут исключительно на китайском, — проговаривает она, тут же вспоминая, как они с Миррен готовы были совершить самоубийство, собирая кухонный стол по инструкции на тайском языке, прогнанной через переводчик Гугл. "Если бы не Тедди..." — промелькнуло в сознании, отчего брюнетка тут же помрачнела, но поспешно встряхнула головой, прогоняя лишние мысли и выходя вслед за Полом на крышу здания. Город отсюда был совершенно другим: еще более величественным и прекрасным, чем если любоваться им снизу, и куда более таинственный, чем в ночном свете, коим видела она его когда-то с Тейтом. Её взгляд завороженно скользит по освещенным красно-розовым предзакатным солнцем крышам, по сверкающим стеклянным бокам офисных высоток и сливающимся в бесконечную паутину, опутывающую весь город, дорогам — она вряд ли видела что-то более прекрасное в своей жизни и сейчас не может выдавить из себя ни слова, потому что ни одно из них не вместит в себя весь тот спектр чувств и эмоций, которые сейчас ею владеют. Шарлотта поворачивается лицом к Полу, который стоит сейчас непозволительно близко, и хочет сказать ему хоть что-то в ответ, но все нужные слова будто назло отказываются приходить в её голову. Зато приходит идея, совершенно глупая, в корне неправильная и в чём-то даже возмутительная, и когда Пол осторожно заправляет прядь волос ей за ухо, все сдерживающие механизмы прекращают работать и срываются с петель. Француженка одним порывистым движением подается вперед, привстает на цыпочки и, обвивая руками мужчину за шею и притягивая к себе, накрывает его губы своими. Она боится, что он сочтет её легкомысленной и ветреной, но никак иначе отблагодарить его за то спасение и за сегодняшний вечер не может.
Её ладони соскальзывают с его плеч, и Шарлотта делает шаг назад, смущенно улыбаясь и разворачиваясь к мужчине спиной, чтобы не встречаться с ним взглядами и не увидеть в его глазах того, чего ей бы не хотелось. Играть для Шарлотты стало явлением столь же естественным, сколь равномерное дыхание, вот только сейчас всё было настоящим и потому столь пугающим.
— Помнишь, что я сказала в начале вечера? Кажется, с первой базой мы только что разделались.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 23:14:53)

+2

8


Сложно описать словами зрелище, что предстало перед ним. Но совершенно точно Пол не видел ничего прекраснее, чем Она в лучах предзакатного солнца. Он смотрел на нее, молча наслаждаясь зрелищем того, как яркие блики играют в ее темных волосах, покрывая их блестящей медью, стекающей по плечам; как сквозь холодный лед ее голубых глаз прорываются яркие языки пламени, отражая цвета висящего над ними зарева, заливающего небо жидкой лавой; как на ее губах, словно весенние цветы, распускается нежная улыбка, преображающая ее совершенным образом. Если бы молодой человек был художником, он положил бы жизнь на попытки отразить эту красоту на холсте, но все равно умер бы, так и не достигнув желанного совершенства, потому что ни одна краска и ни одна даже самая искусная кисть не сможет передать всю радугу окружающего их цвета и плавность Ее черт. В голове Хадсона роились метафоры и сравнения, знакомые строчки каких-то цитат, направленных на описание поразительных чувств, но он молча смотрел на Шарлотту, стараясь запомнить каждую секунду этого мгновения, дабы сохранить в памяти и иметь возможность время от времени доставать, словно выцветшую фотографию, на случай если эта девушка пожелает остаться только воспоминанием.
За то короткое время, что они знакомы, француженка уже слишком нравилась Полу, что не могло не наталкивать его на мысль о чрезмерном увлечении той, о ком он по сути практически ничего не знает. Его чувства были намного более сильными, чем должны быть на этапе первого свидания, даже учитывая череду их случайных встреч до этого. Пару раз он одергивал себя, давая установку притормозить и не кидаться в омут с головой, но завидев ее в очередной раз плевал на то, насколько глубоко увязает. Теперь, когда она так близко, смотрит в его глаза из-под пушистых ресниц, сложно было не поддаться чувствам, хотя мужчина и сохранял отчасти трезвый рассудок. Не важно насколько он очарован ею, ее собственные чувства куда более важный аргумент. Шарлотта вполне может оставить все так, как есть, сделав первое свидание единственным, и позволить наслаждаться лишь привычными встречами в обеденный перерыв с одним только изменением - они смогут говорить друг другу "привет". И при всей своей настойчивости и жесткости в делах, Хадсон не мог позволить себе давить на девушку; он относился к ней с такой осторожностью, словно может сломать одним неправильным движением или словом.
Пол приподнял уголок губ в намеке на улыбку, пока кончики его пальцев легко соскальзывали по ее щеке. Он заметил быстрое, словно вспышка молнии, изменение в ее взгляде, но не смог разгадать его прежде, чем Шарлотта приблизилась к нему и притянула к себе. Ее губы коснулись его губ резко и одновременно мягко, не давая мужчине времени опомниться. Но неожиданность этого порыва не помешала ему ответить на ее поцелуй, сначала машинально, а через секунду - осознанно. Сколько раз Пол представлял мягкость ее губ и вкус поцелуев... И, как всегда, ошибался. Пора ему начать привыкать, что эта девушка в реальности вовсе не та, кем кажется со стороны; ее невозможно угадать или предсказать, в ней есть какая-то особенность, раскусить которую Полу пока не по зубам. Его руки сомкнулись в замок на талии брюнетки, отмечая в который раз, какая она маленькая и хрупкая, а губы скользили в такт ее. Мужчине определенно захочется запомнить и этот момент. В голове Хадсона проскакивает мысль, озаряющая потемки его подсознания, отчего глаза его в этот момент наверняка светились, как фары первой модели жигулей. Этот поцелуй дал мужчине надежду на взаимность, даже не смотря на то, что Шарлотта быстро его закончила и отвернулась, отступив на шаг.
Блондину понадобилась пара секунд, чтобы перевести дыхание и прийти в себя. В юности он не понимал, почему на поцелуи навешивают столько важности, ставя их чуть ли не во главу списка показателей истинных чувств, но с возрастом мировоззрение меняется, как и отношение ко многим вещам. Теперь Пол знал, насколько важны эти ощущения, и как много можно сказать одним лишь касанием губ. Он потоптался на месте, отворачиваясь в сторону, чтобы спрятать широкую улыбку, вызванную словами Шарлотты. Она не могла его видеть, стоя спиной, но мужчина сделал это автоматически. Он шагнул к девушке, вставая перед ее лицом, и состроил самое невинное лицо, какое только мог. - Давай не будем спешить, - копируя интонацию девочек-подростков из дешевых молодежных мелодрам, Хадсон заглядывал в глаза француженке, и действительно имел в виду то, что сказал. Было бы враньем сказать, что он не думал сейчас о нежности ее обнаженной кожи под своими руками; и он соврал бы, сказав, что никогда не практиковал связи на одну ночь. Но все дело в том, что Пол хотел от Шарлотты большего, чем просто секс, хоть и вполне возможно однажды пожалеет об этом. - Ты всегда используешь столько спортивных цитат? - со смешком спросил девушку Хадсон, приподнимая ее подбородок указательным пальцем. Ему не хотелось, чтобы такой приятный момент породил дальнейшую неловкость между ними. - Фанатка Рысей? Или может Пантер? Нравятся качки? - Пол шутливо согнул руку в локте, напрягая бицепс. Ему далеко до габаритов регбистов, но он в хорошей физической форме. - Можем как-нибудь сходить, если хочешь. Позволю тебе любоваться кучкой тупоголовых спортсменов, - он непринужденно пожимает плечами, прикрывая свой тонкий намек на следующую встречу, и умалчивает о том, что сам в юности состоял в команде по сокеру.

+2

9

I try to be someone,
I'd like to be someone else for you.
If I had done something a little bit differently,
You would've moved in a better direction than this, baby


Ошибка. Одна, другая, третья — Шарлотта допускает их изо дня в день и совершенно не учится на собственных промахах. Кажется, будто ни один из преподнесённых судьбою уроков так и не был ею усвоен правильно, пропущенный через призму собственного восприятия и моральных ценностей; всё, что считалось бы нужным и единственно верным для неё превращается в наименее желаемую опцию из богатого выбора оных, а всё, чего делать не следовало бы — в непозволительные и потому столь соблазнительно манящие возможности. Порывистость и эмоциональность, как верные спутники её оплошностей, никогда не играли ей на руку. Все желания, которые француженка, ведомая голосом сердца и не прислушивающаяся к увещеваниям здравого смысла и холодного расчета, исполнялись ею в считанные секунды, а последствия давали знать о себе гораздо позже, ударяя больно и безжалостно.
Загадывать сейчас наперёд было бы бессмысленным. Жизнь слишком непредсказуема, и в этот момент, стоя на крыше одной из высоток, нельзя было предугадать, что случится с ними через минуту, день или месяц: Шарлотта не спешила примерять к своему имени его фамилию, которой пока даже и не знала, не строила планов на предстоящее еще совсем нескоро Рождество, которое они могли бы провести вместе, но зато готова была поспорить, что уже сейчас знает, чем всё это закончится — очередным разочарованием. Потому что единственный жизненный урок, который ван Аллен для себя вынесла за двадцать два года своей жизни заключался лишь в одной простой мысли, с годами приобретавшей всё более пессимистичный настрой: чудес не бывает. Не с ней. Ей никогда не быть счастливой хотя бы потому, что она, сама того не осознавая, делает всё, чтобы испортить любую установившуюся идиллию. О спокойном существовании брюнетке можно только мечтать. И Пол не станет исключением, потому что рано или поздно она снова допустит прокол. Если уже этого не сделала, позволив себе лишнего.
Француженка осторожно касается своих губ кончиками пальцев, как будто не может поверить и осознать, что действительно поцеловала Пола. Она весь вечер старалась не быть Шарлоттой ван Аллен, тщательно подбирая и взвешивая каждое слово, жест и действие, но всё же позволила себе сломаться, поддаться вспыхнувшему порыву и сделать то, чего не стоило. Ширли не была уверена, что захочет продолжения: не только законы логики, но и что-то внутри неё твердило, что сейчас слишком рано для новых отношений. Она ведь думала, что сегодня они ограничатся лишь кофе, разделят счёт пополам и разъедутся по домам на разных машинах — он на своем автомобиле, а она на такси. Возникло бы что-то после — вопрос уже спорный, но час назад брюнетка сказала бы, что рассматривает такой вариант как маловероятный, хоть и имеющий место быть. Сейчас же она готова была поспорить на сто долларов: её сочтут легкомысленной, все догадки на её счет, имеющиеся у мужчины, тут же будут подвергнуты сомнению, и в лучшем случае всё закончится ни к чему не обязывающим сексом. Была ли она против такого варианта развития событий? Нет. Хотела ли, чтобы все завершилось именно так? Ответ всё тот же.
Шарлотта боится смотреть Полу в глаза, как будто сейчас знает, сколько разочарования можно будет прочесть в его взгляде. Её ладони скользят вверх по рукам, когда она обхватывает себя за плечи и взволнованно и виновато прикусывает губу. Ей хочется сбежать отсюда, как бы глупо это ни было, но что-то всё ещё держит её здесь, на этой крыше. Лишь парой секунд спустя Аллен понимает, что именно: он ответил на тот поцелуй. Не остановил и не оттолкнул, дав ей возможность вовремя остановиться. Кажется, неправильные выводы из них двоих совершала все-таки она — он оказался куда лучше, чем ей казалось, и от этого обманывать его было ещё сложнее.
Мужчина останавливается перед ней с видом, словно ничего не случилось. По крайней мере, ничего такого, за что ей нужно было бы сейчас проклинать себя и смущённо лепетать извинения за нарушение границ дозволенного, и от этого дышать становится в десятки раз проще. Шарлотта усмехается, отрицательно качнув головой в ответ на его слова, и поднимает на него глаза с добродушной издёвкой во взгляде.
— Ты первый из ныне живущих мужчин, говорящий подобное, — отшучивается она, когда на самом деле готова радостно вскрикнуть "Да! Конечно! Позвони мне через месяц, когда мне будет не так неловко смотреть на тебя, окей?". — Но я не против, — ей неимоверных усилий стоит это деланное самообладание, с которым она якобы держится, хоть у неё и подрагивает голос. Последнее можно списать на сильный ветер, треплющий волосы и проникающий сквозь мягкую ткань теплой кофты, в остальном же весь её вид не выдает той внутренней паники, что плещется сейчас в крови. Взгляд Шарлотты фокусируется на глазах Пола (не смотреть ниже, переводя взгляд на его губы и не кусая собственные, становится испытанием не из лёгких), и она, прищурившись, пытается улыбнуться, чуть приподняв уголок губ вверх. — Нет, со спортивными терминами у меня всё ещё хуже, чем с первыми свиданиями, — отшучивается девушка, беззаботно пожимая плечами. В ответ на следующую реплику мужчины она легко ударяет его кулачком по плечу, рассмеявшись. Если его целью было отвлечь её от лишних мыслей, то с ней Пол справился просто блестяще. — Позволишь, да? — она вопросительно приподнимает бровь. — А как же группа поддержки? Вдруг у меня начнутся приступы неконтролируемой агрессии на почве ревности к черлидерам? — посмеивается она, подмигнув мужчине, и разворачивается на каблуках, делая несколько шагов к кромке крыши, ограждённой металлическими перилами. Шарлотта осторожно опирается на ограду, взглянув вниз. Обрывки воспоминаний мелькают перед глазами, пробуждая в ней позабытый страх, но именно поэтому Ширли и не отходит назад, стараясь его перебороть. — И нет, ты не угадал. Мне нравятся... — француженка задумчиво прикусывает губу и, немного подумав, продолжает, — харизматичные мужчины. Вишнёвая кола и чистый виски. Фисташковое мороженое и горький шоколад. Фильмы, над которыми можно пустить слезу, хоть это слишком по-девчачьи, и старый Голливуд. Ощущение страха. Высота, — Аллен оборачивается, многозначительно взглянув на мужчину и улыбнувшись. — И парочка вещей, о которых я умолчу на сегодня, — добавляет она, думая об Эмили, потому что быть мамой Шарлотте тоже нравится. Как и Пол, но о последнем он, наверное, уже и сам догадался. — Что насчет тебя? Что нравится тебе? — Аллен внимательно смотрит на мужчину, обезоруживающе улыбаясь, потому что ей и правда интересно. — Расскажи мне что-то о себе, чего ещё никто не знает.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 23:24:52)

+2

10

Say I'll remember you
Standing in a nice dress, staring at the sun set babe
Red lips and rosy cheeks
Say you'll see me again
Even if it's just in your
W i l d e s t   d r e a m s

http://sf.uploads.ru/rQEyB.gif http://sf.uploads.ru/1yuzJ.gif
Родители воспитывали Пола настоящим джентльменом, как и подобает южанам, прививая особое отношение к морали и правила поведения. Потому в глазах многих он часто выглядит эдаким рыцарем с кодексом чести, учитывая, что в современном мире подобное становится редкостью. И хоть Хадсон лично никогда не мнил себя образцом для подражания и считал, что его качества в большинстве случаев переоценивают, в глубине души он все же лелеял надежду найти принцессу, ту самую, единственную. В голубых глазах Шарлотты он видел что-то, чего не встречал раньше, ни в одной девушке. Дело даже не в ее тонкой красоте, фарфоровой коже и мягких губах; все дело в том, как она отводит глаза, смущаясь, покрывается румянцем и закусывает губу, в ее чувстве юмора и умении сглаживать углы, не заостряя внимания на мелочах, в том, как сильно ее удивил собственный порыв откровенности, что на одно мгновение лишил ее прикрытия напускной уверенности, обнажая что-то настоящее, бережно хранимое от чужих глаз. Из этих мелочей, которые Пол старательно подмечал на протяжении их недолгого личного общения, и задолго до него, в его голове складывалось определенное впечатление. Но в нем были пробелы, как в незаконченном пазле, где не хватает всего нескольких но важных фрагментов, без которых картинка не может быть завершенной. И мужчина не спешил найти недостающие кусочки, наслаждаясь самим процессом познания. Даже осознание ошибочности своих предположений заставляли его чувствовать необъяснимый трепет внутри, порождающий особый вид зависимости.
- Даже не знаю, радоваться по этому поводу или грустить, - парирует он, сохраняя шутливый тон. Они оба осознают серьезность произошедшего, но и не собираются делать из этого повод зацикливаться. Шарлотта расслабляется не глазах, расправляя плечи и позволяя себе улыбнуться. Пол улыбается в ответ, его радует непринужденность общения, сохранившаяся между ними, но обретшая новый окрас. Радует, что француженка не из тех девушек, что вешаются на шею, едва заметив интерес к своей персоне, и не та, кто строит из себя недотрогу с болезненной необходимостью внимания. Она ведет себя так естественно, создавая ауру легкости вокруг, еще больше располагая к себе. Если это и было игрой, то очень искусной, и Хадсон ее не просек.
Он притворно корчится от боли, когда кулачок брюнетки впечатывается в его плечо, а затем смеется. Их диалог походил на обычный разговор пары, прекрасно осознающей свои чувства и не скрывающей их. Очередная маленькая негласная постановка, в которой они подыгрывают друг другу без предварительной договоренности. - Не волнуйся, фазу увлечения черлидершами я уже прошел, - с самодовольной ухмылкой отмахивается блондин. Ну какой уважающий себя парень хоть раз да не встречался с девчонкой в короткой спортивной юбке и помпонами? Если и есть такие, то Пол не из их числа.
Он смотрит, как брюнетка отходит к самому краю крыши, слегка перегибаясь через парапет, и внутри него вспыхивает естественный порыв оттащить ее от края, дабы не рисковать. Но Пол остался стоять на месте, засовывая руки в карманы брюк. Молодой человек успел уяснить, что несмотря на внешнюю хрупкость, Шарлотта не любит выглядеть слабой, потому предпочел создать для нее иллюзию контроля над ситуацией. Ему не хотелось спугнуть ее излишней опекой, хотя для него остаться в стороне было тяжело, ибо противоречило его характеру. Хадсон действовал осторожно, продвигаясь маленькими шажками, будто имеет дело с дикой кошкой, которую сперва нужно приручить и понять. Француженка была для него неизведанными манящими землями, пусть и совершенно непредсказуемыми.
Слушая ее, Пол впитывал каждое слово, мимолетно заполняя пробелы своего пазла с лицом голубоглазой брюнетки с легким акцентом, и периодически не мог сдержать улыбку. Она в очередной раз не была банальной, открывая ему новые свои стороны с той же легкостью, но за каждым словом мужчина слышал едва различимый скрип крышки ящика с ее секретами, куда она позволила ему заглянуть, пусть и одним глазком. Это не было заготовленной речью, Хадсон уверен, что Шарлотта не говорит подобного каждому встречному мужчине, отчего еще ценнее становится каждый звук, слетающий с ее губ. - Значит я выбрал правильное место? - с вопросительной интонацией подытоживает мужчина. Он не спеша подходит к ней, уперев взгляд в растекающееся нелепым пятном цветное небо, и, словно между прочим, ухмыляется. - Хочешь сразу получить козырь? - насмешливо журит и на секунду затихает. Его жизнь никогда не была наполненной секретами или потайными ходами, вполне себе обычная и размеренная. Иногда Полу кажется, что в нем нет ничего особенного или хотя бы интересного. Или же он не знает самого себя. Что он должен сказать девушке, которая видится ему произведением искусства среди шаблонного ширпотреба, чтобы сохранить ее заинтересованность, увлечь или даже удивить? Вопрос не из легких. - Меня пугает возможность бессмысленно потратить жизнь, - выдает он, не успев как следует сформулировать свои мысли и выделить главное. Может, это не лучшее, что Пол мог сказать, но назад поворачивать уже поздно. - Не хочу однажды проснуться и понять, что не сделал ничего достойного уважения. - Он смотрит вдаль, улавливая один за другим загорающиеся уличные фонари внизу и крохотные точки светящихся окон. Солнце полностью скрылось за горизонтом, оставив небо одиноким и пустым, залитым фиолетовыми сумерками. - Поэтому я порой чрезмерно упорен, - Хадсон поворачивается к девушке, подняв уголки губ в загадочной полуулыбке, - и настойчив, - он дергает бровями, возвращая разговор в более непринужденное русло. О его настойчивости Шарлотте уже должно быть известно, ведь несмотря на ее отказы, девушка все-таки здесь, с ним. - Я лишил тебя обещанного ужина, - констатирует мужчина, осторожно продвинув по поручню свою руку к ладони брюнетке, касаясь ее мизинцем, - Можем пойти куда-то или... отвезти тебя домой? - нехотя продолжает он. Не стоит путать настойчивость с навязчивостью. Смотря на Шарлотту, Пол не ждал какого-то определенного ответа. Он был доволен, что девушка провела этот вечер с ним, и обладал почти твердой уверенностью, что это не последняя их встреча. На данный момент этого ему было достаточно.

+2

11

Шарлотта не знает, что делает, и не имеет ни малейшего представления, зачем. Она просто плывет по течению, позволяя себе этот лёгкий флирт, многозначительные взгляды, неопределённые и расплывчатые ответы на любой из вопросов Пола, и прекрасно понимает, что тем самым лишь разжигает его интерес к своей персоне. Шарлотта делает это лишь потому, что может, пусть и осознает где-то в глубине души, что всё это неправильно и непозволительно. Ей нельзя привязывать мужчину к себе и уж тем более привязываться самой, но сейчас она упрямо убеждает себя, что это лишь первая их встреча, за которую не может произойти ничего, о чем бы они оба потом пожалели. Она старается не думать, что он — идеальное воплощение всего того, о чём в детстве мечтают все девочки, прижимая к груди красочную книгу сказок с яркими иллюстрациями, изображающими принца на белом коне. Шарлотта старается намеренно отыскать в нем хоть какой-то недостаток, пытаясь внушить себе мысль, что если в эти минуты он и кажется безукоризненно воспитанным, невероятно романтичным и ко всему вдобавок непозволительно привлекательным, то это лишь потому, что они знают друг о друге слишком мало; вряд ли он уже сейчас готов сказать, что она истеричная особа с маниакальным стремлением к драме и легким намёком на суицидальные наклонности, а значит и она сама не видит чего-то важного и определённо порочащего. Чего-то, что потом ей бы пришлось не по вкусу и отвернуло от себя, ставя на персоне благородного спасителя жирный крест алой краской. Но сейчас, когда её сосредоточенный изучающий взгляд фокусируется на его глазах, все надуманные предубеждения о мнимых изъянах рассыпаются и уносятся прочь, гонимые легким вечерним ветерком как можно дальше — люди, которые смотрят так, не оказываются первыми в линии грешников. А вот она — да.
— Похоже на то, — отвечает Шарлотта, едва заметно пожимая плечами, и одаривает мужчину одной из самых очаровательных улыбок из своего арсенала. Сейчас ей стоило бы благодарить маму, которая наделила свое единственное и потому главное творение  не только миловидным сочетанием черт лица, но и толикой актерского таланта — этого было достаточно, чтобы в любой момент вытащить наружу необходимую эмоцию и сыграть на слабостях собеседника. В этот момент вселять в Пола уверенность, что спокойнее и утонченнее её никого во всем мире даже быть не может, было так же легко, как и дышать. На какой-то короткий момент Шарлотта даже сама забыла, что таковой не является, слишком увлекшись своей игрой, но стоило вновь бросить взгляд вниз, где со свистом проносились машины и спешили домой после рабочего дня люди, как все её страхи вновь напомнили о себе. И перед глазами француженки картинка уже другая, окрашенная в цвет её крови на мокром после утреннего дождя асфальте — та девочка давно умерла, но до этого фальшивого идеала, который Аллен сейчас из себя изображает, ей по-прежнему слишком далеко, его не достичь. Она качнула головой, возвращая взгляд Полу, смотрящему на сгорающее в закате небо, и не смогла сдержать очередную улыбку. — Всё или ничего, — проговорила француженка, ещё несколько секунд рассматривая точёный профиль мужчины, и обернулась к панораме города, у подножия высоток которого пряталось заходящее солнце.
Ответ Пола был не столько неожиданным, сколько удивляющим в целом. Она ожидала услышать нечто банальное и приземлённое, вроде рассказа об украденном в подростковые годы шоколадном батончике (и мужчина непременно должен был бы раскаиваться о содеянном) или слов о каком-то не постыдном, но тайном увлечении, которое не хочется ни с кем делить, но... Его слова и рядом не стояли с подобными глупостями, отчего она в очередной раз поймала себя на мысли, что он слишком хорош, чтобы быть правдой. И если бы не воспоминания о его губах, движущихся в такт ее собственным, и о теплоте его рук на её талии, то она бы решила, что мужчина — всего лишь плод ее воображения, контроль над которым ослабили события последних месяцев, изрядно потрепав её нервную систему и отразив мироощущение в целом. Француженка не перебивает, увлеченно слушая недолгий, но преисполненный смысла монолог. Ей не хочется говорить что-либо, ровно как и нарушать эту хрупкую атмосферу доверия, возникшую между ними сейчас и оттого будучи гораздо более ценной, чем пресловутая химия и снопы искр, которые могли бы проскакивать в этот момент. Границы дозволенного Шарлотта уже один раз за сегодня нарушить успела и повторять эту ошибку не хотела, бережно охраняя магию установившегося момента до тех пор, пока мужчина не завершит.
— Говорят, что осознание проблемы — первый шаг к ее решению, — задумчиво проговаривает Ширли, растягивая гласные. Над словами Пола действительно стоит задуматься и заодно дать себе ответ: сможет ли она остановиться вовремя, не успев заинтересоваться глубиной его мыслей, пока не стало слишком поздно? — А судьба щедра на вторые шансы, — добавляет она, усмехнувшись. На подножки и толчки в спину мироздание тоже не скупится, уж ей-ли не знать. Вот только сейчас, стоя рядом с мужчиной, в омут мыслей и раздумий которого так затягивает, она не имеет права жаловаться. — Да, я заметила, — посмеивается Аллен в ответ на его слова, вспоминая приглашения, которые упорно отклоняла, чтобы не жалеть потом. Сейчас она даже рада, что всё сложилось именно так — мечтать о лучшем брюнетка и не смела. — Мы договаривались всего лишь на кофе, — игриво поведя бровью, произнесла она со смешком, выпрямляясь и бросая последний взгляд на вечерний город, чтобы запомнить эту картину на всю оставшуюся жизнь. Ей не хочется уходить, но она должна. И даже не потому, что это будет правильно. Просто дома её ждут мама и Эмили, а заставлять свою дочь ждать Ширли не может, боясь, что потеряет её так же, как и они с Шанталь — друг друга. — Мне пора, — она даже не старается скрыть сожаление в голосе, легко накрывая руку Пола ладонью. — Я на такси, — добавляет Аллен, делая пол шага вперёд. Чуть помедлив, Шарлотта осторожно касается щеки мужчины губами на прощание и шепчет тихо, чтобы услышал только он, и ветер не посмел подслушать. — Это было лучшее первое свидание, которое только могло быть.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-23 23:34:11)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I see it in the stars, I feel it on the shores