В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What you don't know


What you don't know

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

What you don't know

http://savepic.net/6234682.png

● в главных ролях:

● точные координаты:

Charlotte & Paul

30.08.2014; улица Сакраменто


I'm gonna give all my secrets away (c)

Отредактировано Paul Hudson (2015-06-29 17:35:43)

+2

2

you dream of our fortunes
but you're wrong.
i don't belong to you


look
Случайные, но теперь уже не становящиеся сюрпризом столкновения с Полом всё в том же небольшом кафе, куда сотрудники близлежащих офисов спешили во время ланча, стали превращаться в редкую, но все-таки закономерность. Шарлотта не придавала этому особого значения, зная, что разминуться им здесь не удастся до тех пор, пока кто-то не сменит место работы; она приветственно махала Полу с другого конца зала, окружённая своими коллегами, и чувствовала себя комфортно, зная, что момент истины, которую она должна выплеснуть мужчине в лицо, можно оттянуть ненадолго, еще на каких-то пару дней. Не ощущать себя виноватой было легко, когда их разделяли многочисленные столики, а времени на долгие беседы было не так уж и много, чтобы переходить на откровения. В такие дни ей даже не хотелось биться головой о стены от собственного бессилия — ей все никак не хватало смелости подойти и сказать ему прямо одну короткую фразу, не раз произнесённую перед зеркалом в сотнях различных формулировок и интонаций, а мимолётность их встреч только играла на руку. Ей казалось, что ещё неделя или две — и он о ней позабудет, решив, что они оба слишком заняты и потому не стоит тратить время понапрасну, лелея несбыточные надежды. Но мужчина и впрямь оказался куда настойчивее, чем ей того хотелось, в то время как она теряла и без того призрачный контроль над ситуацией: устоять перед парой его предложений француженка так и не смогла, сломав всю собственную тактику и вернув всё в исходное положение.
Каждый раз она говорила себе, что он станет последним. Шарлотта решительно заявляла "Хватит!", в мыслях хлопала ладошкой по столу и намеревалась выложить всё как есть, но что-то останавливало её в самый последний момент, вынуждая вновь прикусить язык и решить, что вот уж в следующую их встречу она так не оплошает и поставит точку в этой недосказанности. Вот только разговоры их с каждым разом становились всё более доверительными, и рушить это ощущение комфорта, возникавшего в те моменты, своей неприглядной истиной Шарлотте не хотелось. Порочный круг таинственной лживости снова замыкался, вырваться из него она не могла, и всё повторялось вновь.
Но сегодня она решила, что не отступится. Её привязанность к мужчине росла с каждой произнесённой им фразой, располагавшей к себе и наводящей беспорядок в её, казалось бы, уж теперь-то ничем не помутнённых мыслях. Француженка боялась, что если вновь утаит от него самую значимую деталь, которой Пол о ней не знает, но обязательно должен, то потеряет его совсем. Не только как мужчину, который ей нравится в самых романтических смыслах этого слова, но и как друга, с которым приятно было проводить редкие вечера за чашкой кофе или в темноте зала кинотеатра — такого исхода событий ей хотелось меньше всего, и потому приоритеты, наконец, были расставлены правильно. Отступать уже было нельзя, тянуть тоже, а значит выход был один, и Ширли прекрасно понимала, к чему это может привести. Беда только в том, что она не слишком хороша в подобных вещах. Лгать, умалчивать, запутывать и пудрить мозги ей удавалось если уж и не превосходно, то вполне себе убедительно, но вот деликатно и осторожно сообщать горькую правду её так и не научили. И потому все прежние картинки этой сцены, представленные ею ранее и отрепетированные несколько раз, теперь уже казались глупыми и неудачными. Она знала, что если вновь постарается быть мягкой и зайти издалека, то Пол снова скажет что-то, что ослабит её намерения, и вечер откровений опять не состоится. План, возникший в голове брюнетки, конечно, тоже с трудом походил на идеальный, но был куда лучше всех предыдущих. В остальном же она предпочла полагаться на случай и двигаться по течению, выстраивая схему своего поведения в ходе заведомо грозящей не обернуться ничем для неё хорошим беседой.
Сейчас каждый шаг, который француженка делает, направляясь к назначенному месту встречи, подобен пути на эшафот. Сердце предательски громко стучит в грудной клетке, пульс закладывает уши, заглушая не только все остальные шумы, но и её собственные мысли, и в голове лишь крутится одна единственная мысль — "не смей отступать". Ощущение этой неизбежности металлическим вкусом оседает на кончике языка, и ей всё бóльших усилий стоит движение вперед: в любой другой момент она бы ограничилась ставящим точку в отношениях сообщением и сбежала бы в лучших традициях Шарлотты ван Аллен, но поступить так с Полом не может. Его силуэт уже виднеется на горизонте, и все её внутренности словно делают кульбит, отчего она выдыхает неуверенно и с испугом, подходя к мужчине. Её руки скрещены на груди, тем самым очерчивая зону её комфорта, нарушать которую лишними прикосновениями не стоит, и она намеренно останавливается на расстоянии вытянутой руки, чтобы у него и мысли не возникло попытаться поцеловать её в щёку в знак приветствия, как уже повелось при каждой их встрече. Француженка знает, как это выглядит со стороны, и потому поднимает на мужчину виноватый взгляд, едва заметно покачивая головой.
— Мы больше не можем встречаться, — её слова должны были прозвучать сухо и отрешенно, но вместо этого каждый звук насквозь пропитан сожалением, скрывать которое она не в силах. — Я не та, кем ты меня видишь, так что давай покончим с этим сейчас и всё забудем, — ответ ей не нужен. Она не хочет его знать, потому что всё, чего сейчас Шарлотта по-настоящему желает — оказаться как можно дальше и не выдерживать эту пытку его взглядом.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-31 17:28:06)

+2

3

- look -
Это не тот случай, когда после первой же их встречи жизнь сразу начала меняться, наполняясь красками и встречая пением птиц по утрам; это не тот случай, когда любовь сразила их сердца с первого взгляда, внушая мысли, что они больше не могут жить друг без друга. Их первое свидание прошло достаточно хорошо, но на следующий день Пол проснулся, как обычно, по звонку будильника, за окном накропал дождь, а телефон уже разрывался от пропущенных звонков с работы, где наклевывался очередной аврал. Жизнь продолжила идти своим чередом для них обоих, за маленьким исключением - в телефонной книге мужчины теперь значился заветный набор цифр и одно нажатие клавиши соединяло его с девушкой, которая еще вчера была для него далекой звездой, которую невозможно коснуться. Шарлотта же не спешила поддаваться очарованию блондина, держа дистанцию и по-прежнему рождая в нем чувство недостижимости. Тем не менее они продолжали видеться во время обеденного перерыва, одаривая друг друга улыбками и перекидываясь парой дружелюбных фраз с завуалированными намеками. За прошедший месяц Полу несколько раз удалось уговорить француженку встретиться с ним, проводя время в небольших уютных ресторанчиках или маломестных кинотеатрах за почти приватным просмотром черно-белого кино под треск старого проектора. Иногда он получал поцелуй в качестве благодарности за хорошо проведенный вечер, но не более. И мужчину это устраивало. Спешка могла только испортить дело. Он уже обжигался на этом раньше, так что не собирался повторять тех же ошибок, предпочитая на этот раз не гнать лошадей и довериться судьбе, вовремя внося порой свои коррективы. Благо, Хадсону хватало терпения для подобных отношений. Друзья подтрунивали над ним, говоря, что девчонка просто его динамит, используя его возможности, а сама явно более бурно развлекается на стороне. Пол не верил в это, они не знают Шарлотту, как он знает ее; или ему просто не хотелось верить, что столь прелестное и юное создание может оказаться черствым манипулятором.
Пол прекрасно понимал, что месяц - небольшой срок, за который нельзя хорошо узнать человека, тем более, что с Шарлоттой они общались не так уж часто из-за его занятости на работе и ее частых отказов, припадающих на каждое второе его приглашение. И он подозревал, что та девушка, которую он знает, - лишь вершина айсберга, а все самое главное скрывается под толщей холодной воды, сквозь которую ему придется пробираться. И мужчина был к этому готов. Его упорства и уверенности хватит на двоих, так что отступать Хадсон не собирался; по крайней мере пока что.
Звонок Шарлотты одновременно обрадовал его и взволновал. Обычно она не звонила первой, лишь перезванивала по договоренности, так что ее инициатива удивила Пола. Ее голос звучал отстранено, но он списал все на краткость разговора, за которую сложно было уловить ее реальное настроение. Мужчина отложил свои дела ради встречи с девушкой. Все равно его не слишком радовала перспектива провести выходной день за работой, взятой на дом.
Ее тонкая фигурка уже виднелась на горизонте, когда блондин подходил к месту встречи. Он не принес девушке цветов, как обычно принято на свиданиях, уже выучив, что она не считает подобные жесты чем-то особенным и обязательным. Да и отчего-то на душе у Пола было неспокойно; эта встреча была назначена столь поспешно и в месте, неподходящем для их обычных уютных посиделок, что заставляло его думать, что это не будет свиданием в привычном понимании.
Улыбнувшись, мужчина по привычке потянулся к Шарлотте, чтобы запечатлеть на ее щеке кроткий поцелуй. Обычно она заливается румянцем, что особенно заметно на ее алебастровой коже, но сегодня брюнетка отшатнулась, скрестив руки на груди, давая понять, что лучше не нарушать границ ее личного пространства. Пол нахмурил брови, пытаясь понять, что происходит. Шарлотта выглядела расстроенной. Может, у нее неприятности и она хочет попросить помощи, но стесняется, ведь она такая гордая и самостоятельная. Хадсон попытался разрядить обстановку, снова натянув на лицо добродушную улыбку.
- Эй, что-то случилось? - мягко произнес он, протягивая руку к ее лицу, чтобы ласково приподнять ее подбородок. Но стоило девушке поднять на него свои голубые глаза, и его пальцы замерли, так и не коснувшись ее. Она смотрела на него так, словно хочет сказать что-то страшное. Этот взгляд взволновал мужчину; в этой ситуации его терпение не столь надежно.
Заговорив, Шарлотта заставила Пола на мгновение опешить. Такого поворота он не ожидал, даже предположений подобных у него не было.

Only know you've been high when you're feeling low
Only hate the road when you're missing home
Only know you love her when you let her go

Это не тот случай, когда влюбленность так же очевидна, как и то, что земля круглая. Это не тот случай, когда парень настолько влюблен в девушку, что костьми ляжет, но не отпустит ее. Пол никогда не говорил и не думал, что влюблен в Шарлотту. Она определенно очень ему нравилась и вызывала в нем яркую гамму чувств, но он не мечтал ночами о свадебных колоколах и не представлял, как будут выглядеть их дети. Это для сказок и второсортных мелодрам, в реальной жизни все намного прозаичнее. Ему просто нравилась эта недоступная и красивая девушка, полная загадок и сюрпризов. Но в момент, когда он осознал, что теряет ее, что-то внутри него кардинально изменилось.
- Это шутка? - с надеждой переспрашивает он с неуверенной улыбкой, делая вид, что повелся на этот развод, и через секунду они оба рассмеются и пойдут лопать сладкую вату в парке, лишая детей удовольствия. Но судя по лицу Шарлотты, дальше по сценарию не последует закадровый смех. Улыбка быстро сползает с лица мужчины, принимающего серьезное выражение. - Я сделал что-то не так? - он не отпустит ее, не зная реальных причин. Да, они встречались всего пару раз и их отношения сложно назвать серьезными, но все же Пол заслужил объяснения. В его голове всплыли слова друзей, но он отогнал их, слегка тряхнув головой, будто отбрасывая челку с глаз. - Объясни, как это понимать, - настойчиво требует Хадсон. Он не мальчик, которому можно бросить избитую фразу и поминай, как звали. Так что Шарлотте придется придумать что-то получше фразы "дело не в тебе, дело во мне".

+2

4

and I'd sing a song, that'd be just ours
but I sang 'em all to another heart
and I wanna cry I wanna learn to love
but all my tears have been used up on another love


К чему все эти сложности? Шарлотта и сама не понимала, зачем пытается спасти то, чего никогда и не было. Что бы она ни сказала, какую бы причину ни выдумала, чтобы смягчить удар и сгладить углы, всё равно всё приведёт к одному — они с Полом не останутся друзьями, сведут все случайные столкновения к минимуму и каждый раз при встрече будут отводить глаза в сторону и делать вид, будто никогда друг друга и не знали ближе. Наверное, не стоило питать иллюзий и стараться сделать все правильно — одного телефонного звонка или короткой смс хватило бы, чтобы поставить жирную точку, навесить на себя ярлык законченной суки и не испытывать сейчас смесь отчаяния с отвращением к себе. Раньше ведь всё это было так просто, расставания никогда не давались ей с таким трудом, не считая Тедди, но три года отношений не сравнить с месяцем свиданий, заключенных в рамки относительного целомудрия и не заходивших дальше недолгих поцелуев.
Француженка поднимает глаза и внимательно смотрит на Пола, практически не моргая и стараясь тем самым выбить его из зоны комфорта, чтобы не ей одной было так непросто. Ей хотелось верить, что он все поймет сразу и не станет задавать лишних вопросов, довольствуясь лишь одним её нежеланием продолжать их встречи, но, как и следовало ожидать, все надежды Шарлотты были призрачны и глупы, а мужчина отказывался мириться с этой неизвестностью. Забавно было ловить себя на мысли, что ему в ней наверняка нравилась загадочность, пропитывающая каждое слово и действие, завлекающая и манящая, заставляющая желать узнать как можно больше, но в этот момент уже не кажущаяся привлекательной. Ширли сжала губы в тонкую полоску, чувствуя, что начинает злиться на саму себя: она слишком затянула эту игру и теперь понимала, что хочет всё остановить лишь из-за голоса здравого смысла, которому повиновалась, но никак не по собственному желанию. Она бы продолжала и дальше мило улыбаться ему при встрече, позволяя держать себя за руку и заливаясь алой краской от смущения, она бы вновь старалась являть собой хрупкую фарфоровую куклу и притворяться, что она и есть такая. Она бы привыкала к тому, что и в её жизни может быть достаточно счастливых моментов, если окружить себя правильными людьми, но кому, как не ей, знать, что если жизнь и есть коробка конфет, то ей в основном перепадает исключительно горький шоколад.
— Разве похоже, что я шучу? — её голос звучит спокойно и равнодушно, как будто для неё заводить такие разговоры давно стало делом обыденным и привычным. На самом же деле Шарлотта волнуется, не без усилий удерживая себя от покусывания губ или глупого желания и вовсе сбежать, нырнув в первое же такси, сменить номер телефона и маршрут до работы, чтобы уж точно больше не натыкаться на Пола и не давать ему объяснений. Она качает головой и отводит взгляд в сторону, потому что больше не может вынести этого недопонимания и растерянности происходящим, которые читаются в глазах мужчины. — Зачем ты всё усложняешь? — Шарлотта хмурит брови, искренне не понимая, для чего Пол задает эти вопросы, ненамеренно вынуждая её чувствовать себя ещё хуже, чем минуту назад. Она поворачивается в его сторону, смотря на него снизу вверх, и не знает, как быть дальше. Вся её тактика, все отрепетированные реплики и вероятные лживые фразы, которые она могла скормить ему, уже не казались удачным решением и выходом из ситуации, пусть и говорить про Эмили она и не хотела, надеясь обойтись малой кровью и не раскрывать все карты сразу.
— Дело не в тебе, а во мне. Знаю, этого клише недостаточно, но иных слов и не подобрать, — каждое слово дается ей с трудом. Шарлотта не без усилий выталкивает из своих легких воздух, чтобы произнести эти фразы, хотя куда проще было бы сейчас промолчать и покачать головой, выводя мужчину из себя и заставляя его сделать правильный выбор и уйти. Но Пол по-прежнему стоит перед нею, выжидательно глядя на неё и надеясь получить ответы на свои вопросы — отказать ему в последней прихоти француженка не может, тяжело вздыхая и усердно подбирая правильные слова. — Когда даёшь мужчине столько отказов, а он по-прежнему продолжает звонить и приглашать на свидания, то здесь одно из двух: либо он крайне глуп и не понимает намеков, либо настроен решительно, — медленно начала она, растягивая гласные. Рука скользнула в карман, выуживая из него смявшуюся пачку сигарет. Шарлотта попыталась прикурить, но пальцы не слушались, зажигалка отказывалась срабатывать, а столь необходимые в этот момент для успокоения нервов искры не спешили выскакивать, подпаливая кончик сигареты. Бросив эту затею, Ширли скрестила руки на груди. — Первый вариант мы сразу отметаем, значит ты и правда решил, что у нас что-то могло бы получиться. И если бы все сводилось к одному лишь сексу, то ты давно бы воспользовался шансом, коих было не мало, но вот опять — ты даже не пытался, что говорит о желании перспективы серьёзных отношений, — она неспешно подбирается к самой сути разговора, уже зная, каким будет следующий её шаг. Терять всё равно нечего, потому что их кратковременный недо-роман прервётся именно здесь и сейчас, не имея продолжения. Фразы "давай останемся друзьями" уж тем более ожидать не следует, потому что таковыми они друг другу никогда и не являлись. — И это определенно не то, что мне сейчас нужно, и не то, что я могу себе позволить, — она наконец осмеливается оторвать свой взгляд от созерцания витрин магазинов на другой стороне улице, смотря на Пола и вопросительно вскидывая бровь. — Такой ответ тебя устроит? Этого хватит, чтобы ты уже наконец возненавидел меня больше, чем я сама, или мне стоит вытащить последние два козыря из рукава? — уже чуть громче и несколько злобно произносит она, злясь не на мужчину, а на собственную глупость, из-за которой решила, что может позволить себе такую вольность и увлечься кем-то. — Не заставляй меня продолжать то, чем я и так не горжусь.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-31 17:35:15)

+2

5

I feel so lost but what can I do?
'Cause I know this love seems real
But I don't know how to feel.

Нет, все слишком быстро. Что произошло и когда Пол успел пропустить месяцы жизни и несколько этапов в отношениях с Шарлоттой? Они находились на стадии невинного времяпрепровождения, без каких-либо обязательств, планов на будущее и прочей атрибутики, что обычно начинает пугать в первую очередь мужчин, но случается, что и женщин. Хадсон не загадывал далеко, предпочитая жить сегодняшним днем, он не требовал от девушки абсолютно ничего взамен, полагаясь на течение, на то, что однажды они просто поймут, хотят ли быть на самом деле вместе вопреки всему, а не по какой-то конкретной причине. Может, именно в этом и была его ошибка. Он слишком полагался на судьбу? Сейчас не время устраивать себе разбор полетов, молодому человеку необходимо было услышать причины решения Шарлотты. Ему и без того сложно давалось понимание этой девушки, отчего его мозг постоянно находился в напряжении, не давая расслабиться ни на минуту, а сейчас он и вовсе чувствовал себя, как в программе "Что? Где? Когда?" - у него десять секунд на размышления и нужно угадать правильный ответ, чтобы окончательно не вылететь за борт.
Пол не сводит с француженки глаз, упрямо ожидая от нее ответа, а она смотрит на него своими голубыми глазами, холодными, как лед. Это как своеобразная игра в "гляделки", где проигравший вынужден будет сделать то, чего не хочет. И Шарлотта ожидает капитуляции своего противника, он может прочесть это в ее взгляде, буквально кричащем, чтобы он оставил ее сию же секунду. К несчастью для нее мужчина слишком упрям, чтобы легко сдаться. Да и мания контроля так просто не отпустит его без всех точек над «i», все и так пошло не по плану, так что с этого момента Хадсон чувствовал острую необходимость разобраться во всем, чтобы без проблем засыпать по ночам.
Он следит за каждым изменением на ее лице, уже уловив, что Шарлотта вовсе не так уверена в себе, как хочет показать. Она хорошая актриса и старательно играет свою роль, но мелкие трещины все же присутствуют в ее образе. Она отводит глаза, начиная избегать прямого контакта, кусает губы так, что скоро на них выступит кровь, и впивается пальцами в свои плечи, заставляя фаланги белеть. Пол победно улыбнулся бы, но это не та ситуация, где подобное уместно; его терзает ощущение, что он в любом случае проиграет, хотя надежда брезжит еще где-то на краю его сознания.
- Усложняю? - не веря своим ушам, переспрашивает он, прищуривая глаза. - Я лишь хочу понять причины, это вполне резонное желание. - Ему хочется выглядеть взрослым и невозмутимым, хотя на деле он почти готов топать ногами от негодования и начать требовать объяснений, как капризный ребенок. Было бы намного проще, если бы на месте Шарлотты была другая девушка. При чем любая другая. В таком случае Хадсон не особо переживал бы, расставшись на спокойной ноте и принимая факт, что они никогда больше не увидятся. Но его чувства к конкретно этой девушке, какими бы они ни были, не позволяют ему просто отпустить ее и забыть, что у них когда-то что-то было, что могло бы стать чем-то большим. Подсознательно он готов схватить ее, связать и навсегда запереть у себя дома, как в высокой башне, хоть и продолжает твердить, что ничего особенно к ней не чувствует, кроме здорового интереса и недюжинной симпатии.
Ее объяснения либо начинаются издалека, либо девушка пытается сбить Хадсона с толку. Он почти согласился с ее высказыванием, вполне возможно парень действительно дурак, раз не слушал своих друзей и не обращал внимания на странности их отношений, которые любой здравомыслящий человек назвал бы ненормальными для современного мира. Но этот мысленный батл с самим собой все же привел мужчину к выводу, что он действительно желал чего-то серьезного, по этой причине он терпел ее отказы, отсутствие ощутимой близости и все прочее. Он так хотел быть осторожным, не спугнуть эту диковинную птичку неосторожным движением, что кажется слишком увлекся.
- Меня еще никогда не обвиняли в том, что я не попытался затащить девушку в постель, - с удивлением и возмущением бормочет он, теряясь в количестве недоумения от происходящего. Слова Шарлотты были своеобразным ударом ниже пояса. Он не хотел создать впечатление поверхностного и легкомысленного парня, думающего лишь о сексе, а в итоге ему это еще и в упрек ставят. О женщины, вам имя — вероломство! И похоже, вся его тактика по завоеванию доверия и расположения девушки была неправильной.
- Так это для тебя игра? - восклицает он громче, чем следовало, обращая на себя внимание прохожих на противоположной улице, усеянной небольшими магазинчиками с яркими витринами. Пол так отчаянно хотел верить, что Шарлотта "другая", что кажется совсем замылил глаза. - Хватит ходить вокруг да около. Я не уйду, пока ты не объяснишь мне все. - Он намерен стоять на своем, даже если придется часами сверлить девушку взглядом, выуживая из нее те самые упомянутые козыря, что заставят его возненавидеть ее. Хадсон и правда злился на француженку и одновременно хотел избавить ее от всех переживаний. Он мог бы пообещать ей все, что угодно, лишь бы унять ее страхи и убедить, что ей нечего бояться. Ему требовалось знать всю правду, чтобы иметь возможность перегнуть чашу весов на свою сторону, а иначе у него просто не хватает аргументов для убеждения. Называйте его дураком, но Пол все еще хотел сохранить эти странные отношения, зародившиеся между ним и этой голубоглазой девочкой, веря, что между ними есть нечто большее, чем просто симпатия.

So change your mind
And say you're mine
Don't leave tonight
Stay

+2

6

Всё начиналось как невинный флирт, продолжения за которым не просто могло бы не последовать, но и не должно было. Переглядывания в кафе и смущенные улыбки не должны были вылиться в приглашение на чашку кофе, но когда судьба распорядилась иначе, Шарлотта не придала этому особого значения. Она изначально знала, что рано или поздно им придётся разорвать отношения, до какой бы стадии они не дошли, и потому не ждала и не надеялась на нечто большее, чем просто один вечер в компании друг друга. Всё изначально шло не по тому плану, наброски которого хранились в её сознании, и потому контроль над ситуацией, которым Шарлотта и без того не обладала в полной мере, с каждым разом становился все более эфемерным, пока не исчез совсем. Даже сейчас, стоя посреди оживленной улицы и намереваясь поставить большую жирную точку, француженка не могла найти правильных слов и придумать подходящих действий. Умевшая прежде просчитывать на шаг вперед все ходы, как свои, так и противника, она теперь не имела ни малейшего понятия, что творит и как быть дальше. Извечная борьба холодного разума с горячим сердцем завела её в тупик, и идти напролом в этой ситуации было попросту невозможно.
Она убеждала себя, что их встречи лишь для того, чтобы приятно провести вечер, не коротая его в одиночестве перед телевизором. Она твердила, что это ненадолго и легко его бросит, но это всё чаще напоминало самообман подсевшей на кокаин, чем правду; ей хотелось покончить со всем как можно скорее, пока они не перешли границы дозволенного, строго отделяющих истинную жизнь Ширли от той, которую она старалась преподнести, но в то же время брюнетка, самая не понимая причин, старалась продлить эти свидания, пробуждая интерес к ним не только у Пола, но и неосознанно у себя самой. И что в итоге? Как всегда её воздушные замки рассеялись при первом дуновении ветра, сказка пропала, а её саму неслабо припечатало суровой реальностью, в которой особе под именем Шарлотта ван Аллен ничего не даётся легко и просто.
Её взгляд, устремленный на Пола, с каждой секундой теряет те крупицы решительности, которые были в него вложены. В ею же затеянной игре француженка теряет позиции и понимает, что больше бороться с его упрямством витиеватыми фразами для отвода глаз и запудривания мозгов она не может. Напористость мужчины в любой иной момент произвела бы на неё неизгладимое впечатление, но сейчас не тот случай, когда нужно и можно восхищаться его внутренним стержнем. Ей всего лишь хочется, чтобы он оставил её в покое раз и навсегда, потому что сама она, как показывает практика, не слишком хорошо справляется с поставленной перед собой задачей.
— Нет, но в этом и проблема, — совершенно не задумываясь о смысле сказанных ею слов, выпаливает Шарлотта, подаваясь вперёд и тут же отшатываясь от мужчины. Всё это время верить в то, что она относится к нему тепло, но не больше, было не так уж сложно, но на периферии её сознания порой всё же возникала мысль о том, что Ширли привязывается к мужчине куда сильнее, чем положено в подобных отношениях, заведомо лишённых перспектив. Никто в здравом уме, купившись на симпатичную мордашку и увлёкшись короткой юбкой, не согласится тут же принять все её недостатки и воспитать ребенка как своего собственного — это слишком утопично и, пожалуй, вовсе нереально. В сказки Шарлотта уже давно не верит, потому и не ждет от Пола понимания, хоть и не причисляет его к ряду поверхностных мужчин, коих интересуют лишь стройные девицы с гимнастической растяжкой в постели; он сразу дал понять, что далёк от подобного, но даже это не возводило его в лик святых, готовых принять Чарли такой, какая она есть, и принять Эмили.
Брюнетка готова биться головой о ближайшую стену, будучи уверенной, что даже каменную кладку пробить окажется проще, чем создать брешь в столь непоколебимом желании Пола докопаться до истины. Десяток лживых аргументов не возымел бы на него никакого эффекта, а упомянутые прежде козыри были на случай совсем уж безвыходной ситуации, которая, кажется, и сложилась сейчас. Ей даже хотелось рассмеяться от одного лишь осознания того факта, что нашёлся на свете человек, готовый в своем упрямстве обставить её как маленькую девочку, но момент для смеха и улыбок сейчас был вовсе неподходящим. Напротив, ей уже хотелось разрыдаться от собственного бессилия, но позволять себе такую слабость Ширли не была намерена, решив идти до победного конца и держать себя в руках.
— Будь осторожен в своих желаниях и не задавай вопросы, ответы на которые тебе могут прийтись не по душе, — произносит она, качая головой, и поднимает вверх руки в сдающемся жесте. Уверять его и дальше не копать глубже, довольствуясь поверхностными аргументами, у неё попросту не было сил, а выдумывать новые причины, по которым он должен перестать сопротивляться и оттягивать неизбежное, ей не хотелось. — Я замужем, Пол. И у меня есть ребёнок, — произносит она на выдохе, внимательно смотря за тем, как изменяется выражение его лица, когда мужчина осознает смысл ею произнесённых слов. Ей всегда было интересно смотреть за реакцией людей, которые видели в ней все ту же соплячку без тормозов, которой она была года два назад, и вдруг узнавали, насколько кардинально изменилась жизнь той уже давно не существующей девочки; сейчас же в этом не было ничего забавного. — И если с первым ещё можно смириться, потому что мы почти развелись, то вот ребёнка никуда не денешь. Согласись, это явно не то, чего ты хотел получить, приглашая меня в тот вечер на кофе, — Ширли качает головой и выдавливает из себя грустную улыбку. Наверное, эту фразу ей придется повторить ещё не раз другим мужчинам в ближайшие лет восемнадцать, так что пора привыкнуть к тому, что ждет её парой секунд позднее. Они ведь все должны на этом моменте разворачиваться и уходить без лишних слов, верно?

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-31 17:42:32)

+2

7

Что еще он должен сказать или сделать, чтобы услышать правду? Все туманные отговорки Шарлотты не приближали его к разгадке, хотя создавалось такое впечатление, что девушка и не хочет ее давать. В ее глазах горело желание просто остановиться и сойти, сделать вид, что ничего никогда и не было, стереть из памяти их знакомство и просто продолжать жить. Только так не бывает. Не изобрели еще таблетку от грусти или плохих воспоминаний, и не придумали, как сделать расставания менее болезненными, пусть даже этим отношениям без году неделя. И Пол просто не мог поступить так, как того хотела Шарлотта. Вопросы без ответа будут преследовать его и сводить с ума. Лучше услышать горькую правду, узнать, что он не нравится ей, вопреки его видимо ошибочному впечатлению, или, что она встретила другого, кого-то получше и помоложе. Он просто хотел услышать это от нее, чтобы она сказала это, глядя ему в глаза, а не придумывала ничего незначащие отговорки.
Мужчина откровенно давил на девушку, пытаясь выжать из нее объяснения. Их образы рушились на глазах, освобождая те стороны, что они тщательно скрывали друг от друга, пока встречались. Может именно сейчас, в этот момент, они настоящие. На лице Пола суровое выражение и сведенные к переносице брови делают его взгляд еще более настойчивым и тяжелым. Он невольно чувствует свое превосходство над Шарлоттой из-за разницы в возрасте. Хадсон способен решать вопросы по-взрослому, взвесив все  за и против, в отличии от француженки, что по-детски пытается избежать проблем, утопая в молчании и спасаясь бегством. Он никогда не считал ее ребенком и не ставил ее молодость в упрек, но сейчас мужчине хотелось отчитать Шарлотту и поставить в угол за такое поведение.
Кажется, из них двоих все же Пол оказался более упрямым и брюнетка сдается, хоть язык ее тела выдает прежнее нежелание обсуждать эту тему. Морально он уже готов услышать, что недостаточно хорош для нее, и она не хотела его обижать, говоря правду. Что же, молодой человек стойко выдержит подобное заявление, не показав своего разочарования. Хотя сложно принять тот факт, что девушка, о которой он грезил не первый месяц, за которой долго наблюдал издалека, считая совершенством, вдруг разобьет вдребезги все его фантазии и представления. Но такова жизнь. Он готов услышать правду. Но только не ту, которую она сказала.
Лицо блондина вытягивается от удивления граничащего с шоком. Ей-богу, эта девушка не перестает его поражать! Все его варианты этой самой "правды" отталкивались от ее возраста, перебирая все возможные причины по логике молодых девушек, едва вышедших из тинейджерского возраста. И вдруг Шарлотта заявляет, что замужем, да еще и с ребенком. Сказать, что Пол был удивлен, это ничего не сказать. Он замер с открытым ртом, переваривая информацию, но все еще готовился переспросить, не ослышался ли он и правильно ли понял. Шарлотта в образе жены и матери никак не вписывалась в его представление о ней. По крайней мере не в этом контексте. Мужчина не находит слов, чтобы хоть что-то ответить на это признание. Теперь в его голове машинально складываются пазлы, получив недостающие кусочки. Ему стало понятно, почему девушка так часто отклоняла его приглашения, почему всегда спешила домой и не позволяла подвозить ее прямо к подъезду, заставляя его парковаться за углом дома. Пол стал всего лишь развлечением, попыткой вырваться из рутинной жизни и получить свою дозу адреналина. Он чувствовал себя обманутым и разочарованным. Повелся на ее красоту, таинственность и совершенно упустил из виду, что стал игрушкой в умелых тонких ручках. Правильных слов, чтобы прокомментировать это, у него не находилось, а для использования остальных он слишком хорошо воспитан.
Молча, обхватив голову руками, Хадсон отворачивается от брюнетки, делая пару шагов в сторону, якобы в попытке на минутку отдалиться от нее и переварить все это. В нем бурлит желание что-нибудь сломать, разбить, треснуть кулаком в стену так, чтобы услышать хруст собственных костей. Ему было и правда больно узнать, что он не станет тем, кого Шарлотта выберет. Именно факт, что какой-то мужчина уже имеет права на нее, огорчал его больше всего. Замужем. Звучит, как своеобразный приговор, только не для нее, а для него.
Когда девушка продолжает говорить, Пол почти не слушает ее, потому что не хочет больше знать подробностей ее личной жизни, что никак не связана с ним. Но до его ушей все же достигают ее слова и новый огонек надежды вспыхивает в его груди, на мгновение осветив бездну, образовавшуюся от ее предыдущих слов. Если Шарлотта разводится, это многое меняет. Он не стал бы разрушать семью, но если она уже разрушена, у него есть шанс. Что касается наличия ребенка, мужчина был совершенно спокоен. Шарлотта была права, он действительно хочет серьезных отношений, так что дети его не пугают.
[float=right]http://sf.uploads.ru/gRESk.gif[/float]- И почему ты так долго скрывала? - угрюмо спрашивает Хадсон, не поворачиваясь к девушке. Он еще обдумывал свои дальнейшие действия и не был готов встретиться с ее глазами. - Зачем тянула целый месяц? - С одной стороны Пола злило это, с другой - тот факт, что Шарлотта боялась признаться, говорит о том, что она тоже не хотела потерять эти отношения. И ему предстояло выяснить причины этого прежде, чем он сделает свой следующий шаг. Мужчина разворачивается лицом к брюнетке, ловя ее взгляд. - Скажи мне одно, - его лицо и тон выражают всю возможную серьезность, - почему ты встречалась со мной? Если это было просто развлечением, способом убить время, то нам и правда лучше расстаться прямо здесь и сейчас. - Сказать это было еще тяжелее, чем думать о такой возможности. Все-таки Пол привязался к Шарлотте больше, чем даже сам считал. - Но если существует хоть маленький шанс того, что ты действительно хочешь быть со мной, я никуда не уйду. Мне все равно, что ты была замужем. И я смогу полюбить твоего ребенка. Но только если ты правда этого хочешь. - Это возможно самый безрассудный поступок в жизни Пола, что так несвойственно ему. Он привык все планировать и идти к своей цели. Он хотел влюбить в себя Шарлотту, потому что мечтал об этом с тех пор, как увидел ее впервые, покупающую бублик в кофейне. Он хотел, чтобы между ними все было красиво и правильно, но все вышло совершенно не так, план развалился на мелкие куски, и ему бы биться в панике, стараясь их склеить, а вместо этого Хадсон нашел новый путь; там темно и неизведанно, но он готов идти, если при этом будет держать ее за руку.

+2

8

Маятник с подвешенным на нём лезвием качается, со свистом рассекая воздух и с каждым разом становясь все ближе к Шарлотте; ещё немного и его острие пронесётся сквозь неё, разом прекращая эти мучения от осознания грядущей неизвестности и неопределённости. Француженке не остаётся ничего, кроме как закрыть глаза и начать терпеливо отсчитывать последние секунды до того решающего переломного момента, когда всё изменится раз и навсегда. Ей, столько раз обжигавшейся в своих мечтаниях, не стоит грезить о чудесном спасении, за которым обязательно должны последовать каноничный поцелуй и пресловутое "долго и счастливо"; она нервно сглатывает застрявший в горле ком невысказанных оправданий и извинений и ждёт, когда все вновь пойдет крахом, неприглядными обломками призрачного "возможно" осыпаясь и падая к её ногам. Секунды тянутся одна за другой, становясь непрекращающейся бесконечностью в ожидании. Взгляд Шарлотты, упирающийся в спину мужчины, теряет блеск надежды, на которую она, в общем-то, и не рассчитывала. Всё было предельно просто, как дважды два: вот правда, вот итог — дальше ничего, лишь затягивающая пустота, серость унылых дней и осознание того, что она снова всё испортила, своими руками забив последний гвоздь в крышку гроба, в котором покоились перспективы лучшей жизни.
Ей хочется сделать шаг вперед, мягко опуская свою ладонь на плечо мужчины, заставить его посмотреть на неё и попросить за всё прощения. Извиниться за потраченное время и данные ему надежды, которые оправдать она не смогла бы, даже если и захотела, потому что многие её слова и действия были выверены и отточены, не имея ничего общего с той линией, по которой она выстраивала обычно свои реакции и поступки. Сказать, что она и правда не хотела задеть его чувств, причинить ему боль, заставить его разочаровываться если уж не в женщинах в целом, то в ней одной так уж точно. И наряду с этим француженке хотелось воспользоваться предоставленным шансом и раствориться в толпе, не продолжая этот разговор, который всё равно уже ни к чему не приведёт. Эта внутренняя борьба между правильным и желаемым, происходившая в ней постоянно, сейчас затягивается до того момента, когда выбирать уже поздно — голос Пола пробивается сквозь ворох её мыслей, звуча как будто бы сквозь плотное стекло, не давая ей возможности ни бежать, ни пытаться сгладить напоследок углы.
— Я не знаю, — наверное, не этого от неё мужчина хотел услышать. Но, увы, других оправданий у Шарлотты и правда нет. Она даже себе самой не могла объяснить, что каждый раз вырастало преградой на пути этих слов, так и просящихся наружу, но до этого момента остававшихся не произнесёнными. Причин и догадок было великое множество, вот только узнать истинную, выцепить правильную из столь обширного выбора, ей все никак не удавалось, и теперь вряд ли в этом есть необходимость. — Это не то, о чем сообщают за кофе или в очереди за попкорном, — она пожимает плечами, хоть Пол этого и не увидит, по-прежнему стоя к ней спиной. Возможно, так даже легче. Не нужно теряться из-за холода в его взгляде, которым он мог бы одарить её в эти минуты заслуженно. Забавно: он словно читает её мысли и действует так, как ей этого бы не хотелось — Ширли улавливает краем глаза движение сбоку и поднимает голову, тут же встречаясь в мужчиной взглядами. Ощущения сродни удару 220 вольт тока по телу, но это не имеет ничего общего с теми чувствами, что после подобных формулировок описываются в штампованных женских романах. Ей становится неуютно, некомфортно и тяжело, и француженка хочет сбросить с плеч эти ощущения, избавляясь от них разом. Слова мужчины бьют больно, хотя именно их она и хотела услышать пять минут назад - теперь же всё развернулось на 180 градусов, кардинально меняясь и приобретая иные краски. — Так и было. Поначалу. Но не теперь, — длинные предложения в эту минуту даются ей с трудом, когда мысли хаотично скачут в голове, отлетая друг от друга и от стенок черепной коробки, как мячики для пинг-понга. А произнесённые им парой мгновений позднее слова и вовсе вводят её в ступор и замешательство.
Он старше. Он опытнее. Он мог бы дать ей всё, чего она хотела, но Шарлотта не уверена, что Пол хочет этого сам. У неё было немногим меньше девяти месяцев, чтобы привыкнуть к мысли, что скоро её жизнь изменится, и приоритеты будут направлены не на себя, а на Эмили. И даже тогда француженка не была готова к такому, первые недели боясь даже взять малышку на руки, думая, что не справится и сделает всё неправильно. А Пол сейчас в считанные минуты решает, что ему плевать на её прошлое, потому что он живет настоящим и хочет стать частью её будущего — это звучит одновременно лестно, но в то же время пугающе и абсурдно. Может, она просто настолько перестала верить в людей, что не может даже мысли допустить, что существуют еще те, кто готов на подобные широкие жесты и серьезные шаги, а может он и правда сошел с ума, принимая это за очередную игру, где всё так просто и легко. Они знакомы всего лишь месяц и так мало знают друг о друге, что брюнетка не может поверить своим ушам, снова и снова прокручивая его слова в своей голове, как записанные на плёнку. Нет, что-то определённо должно быть не так, она, наверное, просто услышала неверно, а её сознание выдало желаемое за действительное — это. не может. быть. правдой. Но нет, сколько бы она ни нажимала воображаемую кнопку repeat, слова Пола звучали всё так же, что говорило лишь об одном: она не ослышалась, а он был серьёзен.
— Ты сошел с ума, — тихо проговаривает Шарлотта, запуская пальцы в растрепавшиеся ветром волосы. Ей нужно сейчас куда-то деть руки, да и саму себя, потому что она вообще не понимает, что происходит и что делать дальше. Француженка к подобному исходу готова не была, даже не предполагая, что всё может обернуться так, и потому сейчас находилась в растерянности. — Я связалась с чёртовым психопатом, — ещё тише, почти шёпотом и скорее для себя произносит она, качая головой. — И знаешь, что хуже всего? Что мне это нравится, и я хочу, чтобы ты был рядом, — Аллен сама с трудом понимает, что говорит, но сейчас связь между её языком и мозгом напрочь отсутствует, прервавшись и давая шанс сказать то, что хочется, а не то, что было бы правильным и необходимым. — Но это не то решение, которое ты должен принимать в эту минуту. Подумай. Подумай хорошо и взвесь всё, потому что пути обратно уже не будет, — она все же понимает, что Пол вряд ли в полной мере представляет, на что собирается себя подписать. Француженка дает ему шанс одуматься и сделать правильный выбор, не думая о том, что вот сейчас она уйдёт, и они могут уже не увидеться вновь. Пожалуй, это единственный взрослый поступок, совершённый ею сегодня.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-31 17:54:30)

+2

9

Его жизнь всегда была размеренной и даже рутинной; через сто лет вряд ли о нем сняли бы кино. Но последние полчаса точно были вырезаны из какой-то бразильской мелодрамы, зашкаливая яркими и необъяснимыми эмоциями на резких виражах неожиданных открытий. Полу не просто было сохранить самообладание, потому что новости, что, словно ведро холодной воды, на него вылила Шарлотта полностью выбили его из колеи. Подумать только, девушка, с которой он все больше сближался, внезапно оказывается вовсе не той, за кого он ее принимал. Если конечно можно так высказаться. В любом случае его представления о француженке пошатнулись и стали хлипкими, как карточный домик, построенный на сквозняке.
Мужчину не столько пугала сама услышанная правда, как скорее то, что девушка открыла ее только сейчас, что она отчасти лгала ему все это время, притворяясь и просто играя роль той, кого он хотел видеть. Ему пришлось сражаться с чувствами и здравым смыслом, и первые пока побеждали. Хадсон не хотел терять Шарлотту, готовясь смириться с любыми ее грешками, принять любую правду. В этот момент ним двигали эмоции, а на такие решения, как известно, полагаться нельзя. И он бы решил все здесь и сейчас, потому что чувствовал уверенность в себе и своих выводах, если бы девушка не остановила его, вернув на землю. Впервые за сегодня Шарлотта показала себя, как взрослый человек, трезво оценивая ситуацию в мгновение, когда сам Пол не смог этого сделать.
- Хорошо, - спокойно произносит он, безвольно опуская руки по швам. Ему было достаточно уже того, что Шарлотта хочет быть с ним, чтобы дать их отношениям еще один шанс. Может, он и правда рехнулся, соглашаясь на подобное. Любой другой не его месте уже бежал бы сломя голову, подальше от девчонки, что в свои двадцать с хвостиком имеет за плечами бывшего мужа и ребенка. И Пол не мог четко и понятно объяснить, почему он все еще здесь, все еще стоит на своем, все еще хочет попробовать стать для нее кем-то большим, не смотря ни на что. - Давай встретимся завтра вечером. В кафе, где было наше первое свидание. - Какая ирония, ведь следующая их встреча может стать последней. - Только пообещай, что придешь.

Вечер следующего дня
Она опаздывала уже на полчаса и Хадсон начинал нервничать, уже несколько раз порываясь закурить и натыкаясь на суровый взгляд официантки. Он трижды пожалел, что выбрал для разговора место, где нельзя курить, потому что его нервы уже были на пределе. Мужчина не спал больше суток, так и не заставив себя сомкнуть глаза этой ночью, продолжая измерять шагами свою гостиную, словно это помогало ему думать. Впрочем, наверное действительно помогло, потому что он пришел к единственному решению, которое считал правильным. И он здесь, чтобы рассказать о нем Шарлотте. Но ее нет. Она пообещала быть здесь в назначенное время, не убегать и не игнорировать сложившуюся между ними проблему. Она обещала. И Пол снова позволил себе поверить ей, хоть рассудок твердил обратное.
Кофе в его чашке давно остыл, а зажигалка в руках так и манила выйти на улицу, чтобы затянуться никотином хотя бы пару раз. Но дверной колокольчик громко звякнул и мужчина увидел вошедшую Шарлотту, мгновенно встречаясь с ней взглядом издалека. Дальше время начало течь слишком медленно, непозволительно медленно, будто дразня и выводя из себя. Девушка не спеша подсела за занятый Хадсоном столик, заказала стакан воды и все время отводила глаза, стараясь не встречаться глазами с молодым человеком напротив.
- Привет, - он слегка улыбается, давая Шарлотте понять, что ей незачем переживать, хотя на самом деле сам весь на нервах. Решение, к которому он пришел за последние двенадцать часов, рисковало в любую секунду сорваться с языка, потому что Полу не терпелось высказать все и прийти наконец к общему итогу, прекращая обоюдные мучения. Он действительно мучился от этой неизвестности. Он совершенно не мог контролировать ситуацию и от этого внутри него все сжималось. - Давай не будем ходить вокруг да около, - произносит он, прочищая горло, давая себе возможность перевести дух, прежде, чем переходить к сути дела, из-за которой они здесь. - Я воспользовался временем, что ты мне дала, и подумал обо всем. - Пол все же заходит издалека, стараясь обрамить все в более мягкую форму, чтобы не пугать девушку. - И можешь считать меня сумасшедшим, но я остался при том же мнении, что и вчера. - Он пожимает плечами, якобы говоря "ну вот такой я дурак, что поделаешь". Он долго думал, размышлял, просчитывал последствия, но пришел лишь к выводу, что Шарлотта - первая девушка за долгое время, если не за всю его жизнь, с которой хочет представлять свое будущее, даже учитывая тот факт, что она совершенно непредсказуемая личность, и предсказать что либо с ее участием попросту невозможно. Тем не менее Хадсон готов попытаться, потому что она заставляла его сердце биться чаще, она будила в нем такие чувства, о которых он даже не подозревал; и сама мысль о том, чтобы расстаться с ней, причиняла почти физическую боль. - Меня не пугает твое положение. И я ведь не замуж тебя зову. Мы можем хотя бы попробовать, чтобы знать наверняка, сработает ли это. - Полу казалось это логичным. Никто не заставлял их прямо здесь и сейчас брать какие-то обязательства. Они могут продолжать встречаться, как сотни других пар, но только без пропасти недоговорок и лжи. - Но только если ты тоже этого хочешь. Надеюсь, ты тоже хорошо подумала обо всем. - Решение предстоит принять им обоим. И если Хадсон смирился с положением вещей, принимая условия, то Шарлотта сама еще может передумать ввязываться во все это.

+2

10

Уснуть в тот вечер ей так и не удалось. Мыслей в голове было слишком много, и каждая была страшнее предыдущей. Шарлотта то начинала жалеть, что рассказала Полу об Эмили, хотя могла бы просто солгать и сказать, что он просто не в её вкусе, то пыталась убедить себя, что завтрашняя их встреча не станет последней. Объяснить, почему она так цепляется за отношения, которые даже толком не были начаты и оказались основаны на её лжи и притворстве, француженка не могла, хотя в три часа, когда ей все ещё не удалось сомкнуть глаз, и эта мысль посетила её разум. Происходящее можно было уместить лишь в одно единственное слово — слишком. Слишком много вопросов, слишком мало ответов, слишком уж неопределённо и неуверенно чувствует себя Ширли, втайне надеясь, что Пол всё же не струсит, но в то же время и понимая, что если он изменит свое решение, то поступит правильно. Она и представить не могла, что всё сложится именно так, когда садилась в его машину в тот дождливый вечер, а теперь вся её дальнейшая жизнь зависит именного от одного такого же решения. Вот только в этом случае Пол должен будет всё взвесить, просчитать и обдумать, в то время как ей остается только лелеять свои надежды и принять его выбор, каким бы он ни был.
Рабочий день, последовавший за бессонной ночью, был абсолютно невыносим. Делать ничего не хотелось, да и не получалось: всё в буквальном смысле валилось из рук, ломалось на глазах и шло совсем не так, как было запланировано. Время тянулось столь  невыносимо медленно, что Ширли под конец уже перестала смотреть на часы, зная, что стрелка сдвинется не более чем на миллиметр. В этом и была её ошибка: она, не обратив внимание, что офис стал постепенно пустеть, и в редакции остались лишь самые отверженные работяги и трудоголики, продолжала стучать по клавишам и делая одну опечатку за другой. Её взгляд совершенно случайно соскользнул в угол монитора, где цифры сменялись в отсчёте минут, и француженке разом стало не по себе. Встреча, которая могла бы изменить всю её жизнь, должна была начаться добрых двадцать минут назад, а она, не имевшая привычки опаздывать, что не раз давала Полу понять, всё еще находилась в стенах редакции.
Последующие пять минут буквально выпали из ее жизни: Шарлотта уже и не вспомнит, как поспешно скидывала вещи в сумку, выключала компьютер и искала ключи, которые всё это время держала в руке. Её колотило и бросало то в жар, то в холод, а с каждым шагом, что она делала в сторону кафе, где они с Хадсоном договорились встретиться, дышать становилось лишь труднее. Девушка была готова прямо сейчас всё бросить и никуда не пойти, потому что была уверена: ждать её Пол не станет, придя к мысли, что она сделала выбор за них обоих. Лишь только когда освещенные ярко-жёлтым окна кафе показались на горизонте, брюнетка позволила себе сбавить шаг и выдохнуть. Если он её дождался, то пытка неизвестностью продолжится ещё добрых минут пять, если же нет — что же, возможно, так будет лучше для них обоих. Она вздыхает, одёргивая блузку, дрожащими от волнения пальцами убирает упавшие на лицо пряди волос за уши и толкает дверь, переступая порог кафе.
— Привет, — глухо отзывается француженка, опускаясь на стул. В горле будто застрял ком, не дающий выдавить ни слова, поэтому она решает ограничиться самым минимумом, не растрачиваясь на лишние вопросы, в которых нет совершенно никакого смысла. Прочитать что-либо на лице Пола сейчас становится задачкой, которая ей не под силу. Она может с лёгкостью засчитать легкую улыбку, играющую на его губах, как за знак, что ей не о чем беспокоиться, или же как его попытку сгладить углы в их расставании, на которое он всё же решился. Да, предсказуемо и вполне ожидаемо, но она хотела надеяться, что хотя бы раз, всего лишь один-единственный шанс, который ей предоставила судьба, окажется выигрышным, а не принесёт за собой лишь только ещё одно разочарование с привкусом горечи на губах. Этому вечеру лучше быстрее подойти к своему логическому завершению, чем бы оно ни обернулось; у француженки и так уже сдают нервы, стакан воды, принесённый официанткой, пошел бы ходуном в её руках, так что к нему она даже не притрагивается, боясь не столько расплескать содержимое, сколько показать свои ощущения, далёкие от отметки "спокойствие".
Шарлотта складывает руки на коленях, принимаясь нервно раскручивать кольцо на пальце. Обычно это помогало отвлечься, но сейчас даже влетевшая в витрину кафе на скорости машина не прогнала бы волнение, переполнявшее брюнетку. Она не поднимает на мужчину глаза, невидящим взглядом смотря на узор в уголках салфеток, украшавших центр стола — услышать отказ и пожелания на прощание ей сейчас было бы проще даже по телефону или в виде смс, но не так, когда они сидят на расстоянии вытянутой руки и теряют друг друга. Она согласно кивает в паузах, которые совершает Пол, но смысл его слов остается для неё всего лишь набором звуков. Шумом извне, но никак не обращением к ней. Она всё ещё ждет финальной фразы, решающих слов, на которые стоит обратить внимание. И когда француженка наконец слышит их, то не может поверить собственным ушам, поднимая глаза на мужчину и смотря на него так, словно видит впервые.
— Оу, — выдыхает Чарли, будучи не в состоянии подобрать других слов. Да, видимо, ей и правда везёт на мужчин, которым в голову приходят безумные идеи. Объяснить иначе решение Пола она не может, всё ещё считая его сумасшедшим, раз он и правда решился на столь ответственный шаг. Для неё это его действие говорит куда больше, чем все их свидания и прогулки, каждая минута которых была переполнена романтикой и ощущением сказки, но которые вовсе не походили на то, с чем им пришлось бы сталкиваться изо дня в день. — Хорошо, — она по-прежнему задумчиво тянет гласные, хмурясь и пытаясь привыкнуть к этой мысли, которая никак не укладывается в её голове. — Да, ты и правда сумасшедший, — с нервным смешком подытоживает она, качая головой. — И я тоже не изменила своего решения. Я всё ещё хочу этого, — ей казалось, что произнести эти слова будет куда труднее, но сейчас они сами срываются с её губ, будто так и должно быть. Может, дело в том, что так оно и есть? Должна же быть справедливость в этом мире, и на её долю тоже выпадет что-то простое и хорошее, не омраченное извечными проблемами Шарлотты ван Аллен. — Так что добро пожаловать в мой мир, — она пожимает плечами и растягивает губы в неловкой улыбке. — Теперь остается только познакомить тебя с Эмили. Будешь готов — дай знать. А сейчас прости, но мне нужно выпить, иначе я сойду с ума от всего этого.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-31 18:02:43)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What you don't know