Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you're free to do anything


you're free to do anything

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://38.media.tumblr.com/30f07459c3cf666bb5829d1453ad6f23/tumblr_no5efnWwf51u1jo8so5_250.gif
https://33.media.tumblr.com/ebdc8e9c12e223d701e348713c5da8fa/tumblr_nr4q2nhHvE1uo1c04o2_250.gif

Участники: Irene Casta, Martin Manzoni
Место: один из подпольных бойцовских клубов г. Сакраменто
Время: 11 июня 2015 года
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: облачно
О флештайме: кто-то хочет заработать, другой - просто развлечься, но и первого, и второго дороги приводят в один из бойцовских клубов большого города, и они проводят вечер, глазея на дерущихся на ринге парней и вспоминая один примечательный случай, связанный с выпивкой, кирпичными стенами и кладбищем.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-13 01:27:00)

+1

2

внешний вид
Боязно оставлять мотоцикл в районе, как этот, да и зачем он нужен, если можно пройти пару кварталов? Западная часть города отличалась разношерстными улицами; солидные жилые комплексы за каких-то пять-десять минут ходьбы, сменялись подозрительными закоулками, пролегающими между разнообразием баров и пабов. Кубинка хорошо знала эти места, ни капли не ощущая дискомфорта, присущего тем людям, кто оказывался здесь случайно, будь то туристический обход или напросто незнакомая местность, в которую завели друзья.
Нравилось, что местные не церемонятся, не косятся, не задают лишних вопросов. Между тем, сами плохо идут на контакт, если видят впервые. Ей, человеку отчужденному, нелюдимому, импонировало аналогичное поведение, вызывая противоположную реакцию в виде прямой заинтересованности. Тут она впервые ступила на темную дорожку, сопровождаемую длинными загулами, пробой запрещенных веществ, сомнительными приятелями. Казалось, нелицеприятные воспоминания должны отбить желание возвращаться, но врожденная непредсказуемость саму Касту порой ставила в неловкое положение. Научилась контролю, научилась выживать без задействованных жертв, а главное: старалась смотреть в прошлое, как в кривое зеркало, где больше смеха, нежели печали. Это, несомненно, давалось нелегко.
В газете напечатали свежий некролог. Она всегда с интересом читала эту рубрику, отчего-то каждый раз ожидая прочесть знакомое имя. Интуиция однажды не подвела. Относительно недавно наткнулась глазами на строки о найденном трупе, именуемом Сэмом Алессандро. В первое мгновение даже повеселело, а потом мысли сгустились. Помнится, ей известен один человек, которому много лет хотелось скрутить шею Сэму. Шутка ли, но она поддерживала брата в данном стремлении. Безусловно, у почившего имелось внушительное количество врагов, а у нее к нему не было претензий, как таковых. Просто, он в самом деле был ублюдком. Есть такие личности, в которых видишь дерьмо, даже если они улыбаются и невинно поедают мороженое. В каждой его фразе, в каждом жесте читалось омерзение. Она видела это и чувствовала, возрадовавшись тому дню, когда Сэм внезапно пропал с радаров. Рано или поздно его должен был кто-то пришить. А Каста знала, чьих это рук дело.
Скрутив утреннюю газету в плотную дугу, темноволосая девушка перешла через дорогу, присматриваясь к зданию, у которого ошивались маленькие компании. Измотанная, уставшая, - она была похожа на сплошной сгусток нервов, которому немедленно требовалась разрядка.
Оставались считанные дни/месяцы до открытия небезызвестного бойцовского клуба, о котором брат прожужжал все уши. Да, она чрезвычайно завидовала ему, борясь с порывом написать заявление об увольнении из европейского ресторана, где, в принципе, ей нравилось, но отсутствовала «душа». Сколько Ирэн себя помнит, ей никогда не везло с рабочими местами. В этом и ее вина тоже, но еще ни разу не подвернулось местечко, где всерьез хотелось остаться надолго. В последнее время, преследовала назойливая мысль: а почему бы не претендовать на клуб? Насколько известно, Алекс станет со-владельцем, а это большая удача. К тому же, за долгое-долгое время посещения подпольных боев, она с точностью знает, что надо делать.
Неужели это подвал, в сотый раз думала Каста, спускаясь по лестнице и слыша гул, становящийся громче. Ступив наконец-то на ровную поверхность, удовлетворенно растянула уголки губ, осматривая почти родные виды. Шлепнув на ходу знакомого парнишку, продвигалась ближе к так называемой «арене», как с любовью о ней отзывался главный заводила всех боевых сабантуев, Джим. Однажды, она поинтересовалась, какие бабки он делает на этом чуде и вполне осталась довольна ответом. Каста не раз способствовала поискам свежих бойцов для Джима, а он в свою очередь предупреждал об интригующих боях, не забывая регулярно приглашать.
- Черт возьми, Манцони, ты ли это? - Точно он, не перепутаешь. Кубинка задела краем газетной трубы его плечо, дождавшись, пока обернется, чтобы приветственно улыбнуться. В последний раз их случайная встреча закончилась на несколько непривычной ноте, мягко говоря. Вряд ли итальянец мог забыть о совместной приключении. Склонившись ближе, заговорила на пол тона ниже, не давая даже самым шумным соседям услышать лишнее. - В какой раз убеждаюсь, что в незапланированных встречах есть своя прелесть. В прошлый раз мы оказались на кладбище. Что же станется сегодня? - Неопределенно фыркнув, Ирэн коротко вздохнула, присев рядышком. Бесспорно, пересекались эти оба странным образом.

+1

3

внешний вид
- Аааа... Дерьмо! - выкрикнул Мартин, когда один из бойцов потерял сознание и зал взорвался овациями, поздравляя второго, того, который вышел победителем из боя. - Что за дерьмо... - повторил он, с силой ударив по столу, и полез в карман за деньгами. Если так пойдет и дальше, то он просрет на ставках всю свою зарплату за месяц. Вот весело-то будет, а!
- В следующий раз отыграюсь, - заверил Манцони управляющего, передавая ему толстенькую пачку пропахших сигаретами купюр. - Что там дальше по программе? - спросил он, закуривая, и потянулся за листком, служившим подставкой для уже пустого пивного бокала.
В нём было около десятка фамилий, всех и не упомнишь, но Мартин, весело хмыкнув, заприметил самую сложную, которая состояла из букв двадцати. Весело взглянув на управляющего, через минуту он уже оказался там, уже без сигареты, за своим столом, где и просидел уже весь вечер, и принялся ждать, когда бойцы выйдут на заляпанную кровью "арену", занимавшую большую часть помещения, в котором и расположился подпольный бойцовский клуб.
А зачем он, собственно, приходит сюда? Если не любит проигрывать. За зрелищем? Бросьте. Этот парень прошел Афганистан. Его не удивишь дерущимися чуть ли не на смерть мужиками. За легкими деньгами? Такие, как он, никогда не выигрывают на ставках. А зачем тогда? В чем же дело? Шпионит? Присматривается? Что-то вынюхивает? Все гораздо проще. Хочет драться. Но работа требует от него, чтобы он всегда был в себе и крепко стоял на ногах. А в бойцовских клубах редко когда дерутся до первой крови. Вообще, на самом деле, никогда. Вот Манцони и ходит, смотрит, разгоняет кровь, вводит себя в состояние бешенства, в котором он прибывал долгие семь лет, воюя, прежде чем вернулся в родной город, проигрывает и уходит, расстроенный, ни с чем, обещает себе завязать, но всегда возвращается, чтоб поглядеть на мужиков, убивающих друг друга. И чтобы отдохнуть, конечно, куда же без этого!..
Парень улыбнулся сам себе и, допив пиво, он взял бы чего-нибудь покрепче, но Фрэнк мог вызывать его в любой момент, купленное как раз в тот момент, когда была сделана следующая ставка, помахал управляющему опустевшим бокалом, требуя еще выпивки. На весьма разумный вопрос своего соседа по столу Мартин ответил просто: "Не слипнется", - и замолчал, отвернувшись. В помещении было полным полно пьяных, обижающихся на простое "Привет!", так что ему следовало следить за собой, чтоб случайно не ввязаться в драку. Кулаки-то чесались, стосковались по чужим зубам, но, нет, побереги-ка, Мартин, себя для какого-нибудь "семейного" задания.
Тем временем помещение загудело, и соседи Манцони по столу обратили все свое внимание на бойцов, огромных мужиков, один был с татуировками, другой просто - со шрамами, и заорали так, что Мартин вздрогнул и чуть было не выпустил из рук свой драгоценный бокал, полный пива, который ему все-таки принес управляющий. От греха подальше парень, встав со своего места, сделал пару шагов назад и смешался с толпой, с теми ребятами, которые были поспокойнее, видимо, ставили на бойцов долларов по пятьдесят, последние с зарплаты, и теперь теребили пуговки на своих помятых пиджаках, купленных в самых дешёвых магазинах, раздумывая о том, что же скажут их жены, когда они вернутся домой без, как говорится, гроша в карманах. До зарплаты же двадцать дней... Кому как ни Мартину судить их, да? Парню без опротивевшей женщины и детей от нее.
К слову о женщинах... За общими криками Мартин не сразу расслышал, как кто-то позвал его по фамилии. Сперва он подумал, что у него опять хотят забрать пивной стакан, снова опустевший, но управляющий болтал с тем самым бывшим соседом по столу, любителем глупо пошутить. Так что побеспокоившим его человеком был кто-то другой.
- Каста? Опять ты? - выпалил Манцони. Перед ним стояла женщина, высокая, весьма привлекательная, к слову, не будем скрывать, что он положил на нее глаз, одетая в майку и шорты, за что ее можно обозвать смелой, потому что только смелые в таком виде разгуливают по злачным местам, и приветливо ему улыбалась. Чему она, собственно, радуется? Ему ли? И радуется ли вообще? А вдруг просто смеется, вспомнив тот случай, когда они закапывали еще живого человека на местном кладбище? "А, точно...  Смотрите-ка, какой я догадливый", - похвалил себя Мартин и улыбнулся Касте, которая теперь сидела рядом с ним (для "простых" посетителей были поставлены в ряд деревянные стулья). Склонившись, она прошептала весьма провокационный вопрос на ухо Манцони, который был уже чуть-чуть пьян и не смог отшутиться в ответ. Так что он просто вообразил себе такое, о чем стыдно говорить вслух.
- Кстати, что с тем парнем-то? - спросил Мартин. - В прошлый раз ему здорово не повезло, - проговорил он и глупо хихикнул, вспомнив, что же произошло в тот вечер.
Тогда один из бывших Касты подкатил к ней в баре. Он был слишком пьян, чтобы отвалить после первого же отказа и потому проследовал за ней во двор, где его отличненько так приложили к красной кирпичной стенке. От бывшего-то Каста отделалась. А вот от трупа не успела. Потому что появился Мартин, коротавший вечер в том же баре, и предложил ей помощь. Ну как... Помощь... Он не придумал ничего лучше, как закопать парня на местном кладбище. "Какой дурак будет раскапывать свежую могилу?" - сказал он тогда своей подруге, и, запихав обидчика в багажник, они отправились за лопатами. Забавно, что ни до, ни после "похорон" Мартин не боялся, что его будет преследовать полиция. Он вообще чувствовал себя героем какого-то фильма, все спрашивал как бы в шутку у самой Касты, доведется ли ему сделать еще что-нибудь подобное, теперь же, увидевшись с ней вновь, знал, что ни одна их встреча мало того, что не пройдёт в "обычной" обстановке, так еще и точно не обойдётся без драк.
- Как он его, черт возьми! Браво! - прокричал Мартин, когда один боец, татуированный, видимо, тот, который с фамилией в двадцать букв, сломал второму челюсть. - Пиво, кстати, будешь? Или, может, что покрепче? Я угощаю, - обратился он к своей подруге, глядя на нее помутневшими глазами.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-17 17:16:18)

+1

4

Обстановка накалялась. Закинув ногу на ногу, девушка медленно втянула ноздрями запах, в котором смешалось все: драйв, напряжение, ярость, жадность, жажда крови и победы. Видит Бог, нигде она не чувствовала себя так, как на подобных мероприятиях. Возможно, тайна крылась в прошлом, где на первый взгляд жизнь складывалась хорошо, но самой Касте приносила определенный дискомфорт; да и никто никогда не пытался проявить упорство и показать ей что-то другое, кардинально отличающееся от тех увлечений, к которым привыкла. Люди вообще больше говорят, чем делают, за это их винить не стоит.
- Ему не повезло, что он уродился таким балбесом, - хмыкнула кубинка, пару раз хлопнув с энтузиазмом в ладони и не открывая взгляда от бойцов. Кстати, а что на самом деле произошло в тот поздний вечер? Она всего лишь хотела выпить пару порций виски, перед тем, как отправиться домой. А тут - на тебе - бывший парень, заядлый наркоман и алкоголик. Признаться, не стыдно, что связалась с «плохим парнем» - ей нравятся такие; стыдно, что кроме вредных привычек, этот человек не отличается здравым умом и адекватным восприятием мира. Уж что-что, а с этим у нее проблем не возникало, поэтому наблюдать, как бывший любовник ведет себя как шут гороховый - не очень-то лестно. Остановись он на приветствии - заработал бы толику уважения, а не кирпичную стену, о которую не хило так шлепнулся. Не без помощи, разумеется.
- Полагаю, дальше прозябает, мм, где-нибудь неподалеку. - Возможно, тот случай полностью стерся из памяти, благодаря алкоголю и сильному сотрясению. - Главное, чтобы он не встретился нам сегодня. - В голосе послышался сарказм. И о чем они только думали, когда решили спрятать тело? Ирэн на эмоциях даже предложила достать серную кислоту, вообразив, что так будет надежнее и проще. Но ничего не проще, если вдуматься. Просто, раньше ей не приходилось никого убивать, тем более - случайно. Нет, она не впала в истерику, не начала истошно кричать на всю улицу, но молниеносно вспомнила все, что слышала когда-либо об убийствах и алиби. Мартин даже не подозревал, как поддержал ее морально тогда. Они говорили мало, по делу, обменивались информацией, оставались максимально спокойными, но внутри у кубинки закипал вулкан. Она, по привычке, не призналась в том, что сильно переживает, да и никто бы не стал искать этого идиота, но наблюдая за Манцони, понимала, что все могло быть в разы хуже. Например, его могло не оказаться рядом в тот раз.
- А, да, не откажусь от чего покрепче, - кивнула, наконец-то посмотрев итальянцу в глаза. - Не пью пиво. А ты, смотрю, давненько здесь? Или запиваешь тяжелый день? - Мужчина был выпившим, и это стало понятно сразу. Она не та, кто будет судить за потребление алкоголя, поэтому с легкостью согласилась на предложение угостить. Как-то раньше у них не шибко получалось поболтать дольше сорока минут, а эта встреча, оставалось надеяться, не закончится поездкой на кладбище. - Эй, Джим! - Ирэн помахала крупному хозяину, и в ту же секунду ее отвлек подошедший другой знакомый, занимающийся ставками. - Как жизнь? А кто это такой? Впервые вижу.. Как? Авер.. Гопус? - Довольно необычная фамилия, даже буквы проглатываются. - Он грек? Ладно, хрен с ним, держи! - Кубинка с усмешкой хлопнула того по руке, оставляя в ладони несколько банкнот. - Мне он нравится. - Посмотрела на Манцони. - И не только мне.
Бой - это непрекращающееся психологическое давление. Зрители ненасытны, особенно те, кто делают ставки; они не хотят видеть нечто посредственное, не желают делать паузы. Им подавай настоящую кровавую бойню. Такое представление помогает свидетелям выпустить собственный пар, чтобы после уйти истощенными и расслабленными. Сегодня же, все ликовали, выкрикивая имя новенького грека, чье лицо она видела впервые. Только подумать, а ведь Каста была здесь в последний раз.. Даже не помнит. Наверно, давно.
- Как твои дела? - Воспользовавшись падением одного из неудачников, брюнетка повернулась в пол оборота, разглядывая лицо Манцони. О нем у нее сложилось положительное впечатление, даже придраться не к чему. Приятный в общении, привлекательный внешне, джентльмен, в меру серьезный, стабильная работа на Фрэнка Альтиери, к которому испытывала искреннее уважение. И в то же время, Мартин не казался идеальным, хотя бы потому, что все равно крутился в соответственных кругах. Она практически ничего о нем не знала, во всяком случае - о прошлом, где еще не было никакого Фрэнка и Торелли. - За встречу. - Кубинка улыбнулась, подумав, что подозрительно часто это делает, взмахнув стаканом с виски. И стоило сделать долгожданный глоток, как раздался буквально рев, которому в унисон закричали остальные. Чуть не поперхнувшись, Ирэн вскочила с места, ахнув. - Ты только посмотри.. О, боже! Только глянь, что он делает! - И не закричать тоже было невозможно. Татуированный грек успел сломать противнику нос, руку и несколько ребер, следом навалившись всем телом и выдавливая глаза.

Отредактировано Irene Casta (2015-07-02 23:08:30)

+1

5

- К сожалению, я забыл свою лопату, - усмехнулся Манцони.
В тот раз он купил лопату в торговом центре, работающем круглые сутки, в который заехал по дороге к кладбищу, и оставил ее у себя, так сказать, на память. Теперь она валялась в кладовке вместе со старыми ботинками и разными тряпками и, видимо, ждала своего часа, когда, к примеру, Мартин снова повстречается с Кастой. Он не виделся с ней около месяца и уже успел забыть про случай с тем парнем, которого она случайно "убила". Но теперь Манцони снова вспомнил его перепачканное кровью лицо и ему сделалось не по себе.
"Все-таки я надеюсь, что сегодняшняя наша встреча обойдется без сюрпризов", - подумал он и поглядел на Касту. Как бы она ни пыталась скрыть свои переживания в тот вечер, она точно никогда и никого не убивала. Все, с кем ему приходилось говорить, молодые солдаты, только-только попавшие на передовую, успевшие кого-то застрелить, или рыдали, или просто молчали, делая вид, что не сделали ничего такого, из-за чего можно было бы не находить себе места, но они лгали. Если не себе, то окружающим точно. С первыми, с теми, кто не сдерживал себя, Мартин обычно просто разговаривал. Со вторыми было сложнее, но их он понимал, как никто другой, потому что сам был таким же. Они выстраивали вокруг себя стену, через которую нельзя было пробиться. Кто-то думал, что его не поймут, другие просто не хотели показаться слабыми... Но шутка-то в том, что в такие моменты слаб любой человек; он отказывается от всего, во что верил, предает родителей, учителей, всех тех, кто учил его добру. Его заповеди обычно выражаются в двух словах: "Не убий".
- Да. Запиваю рабочий день, - по слогам проговорил Мартин. - Работа у меня не особо сложная, но... У меня и вправду мало свободного времени. Если я и выбираюсь куда, то только, вот, в клуб. И отдыхаю, и зарабатываю одновременно. Правда, сегодня мне не повезло. Но на грека я тоже поставил. Он хорош, поверь мне. Парень, ну, тот, который ставками занимается, говорит, что грека завезли сюда дней пятнадцать назад. За это время он ни разу не проиграл. Зверь, а не человек. Так драться-то!.. - улыбнулся он и посмотрел на грека с какой-то благодарной улыбкой. - Он принес мне две с лишним тысячи. Я ставил на него три раза... А ты отлично устроилась, хочу тебе сказать, - продолжил Мартин. - Частенько тут бываешь? По работе, - уточнил он. - Прости, если лезу не в свое дело.
Очень плохо Манцони знал Касту. Вернее, вообще не знал. Она родственница Майкла Ринальди. У нее есть брат. Поговаривают, она занимается чем-то незаконным, но Мартин не спрашивал, чем конкретно, ему было все равно, потому что сам он тоже не был законопослушным гражданином Соединенных Штатов Америки. И теперь - бойцовский клуб. Чем его подруга занимается тут? Дерется? Мало вероятно. Она, конечно, разобралась с тем парнем, но ее спокойствие, деланное, которое она пыталась сохранить, когда Мартин рыл могилу на местном кладбище, выдало ее с потрохами. Примерно с таким же выражением лица ходил он сам после того, как впервые застрелил человека. Какие же тогда остались варианты? Официантка? Барменша? Нет. Уборщица? Вряд ли. Управляющий и не поглядит в сторону тех, кто занимается (или занимался) такой работой в его заведении. А с Кастой он возится, как старый отец с любимой дочерью. Подбежал к ней, как только заметил, и сразу с программкой на вечер. За ним подоспел сам бармен, ему Манцони подал знак, помахав рукой, полминуты назад, с блокнотиком в руках, в который он записал, черт знает, зачем, к слову, заказ: "Еще один бокал пива и ваш самый лучший виски для моей собеседницы".
Да... Она определенно не была одним из бойцов. В этом Мартин убедился, когда заорала толпа, восхваляя грека, так сильно ударившего своего противника, что тот не удержался и рухнул, закашлявшись, и попытался перевести дыхание. Но только его колени коснулись пола, как грек, не долго думая, ударил местного, так зрители звали всех бойцов, родившихся в Америке, по голове, и он рухнул, взвыв от боли. Толпа возликовала, но бой еще не был окончен. Уже сейчас, правда, Мартин сомневался, что парень дотянет до конца. Еще сильнее он не был уверен в том, что сам пережил бы встречу с греком, что уж говорить про Касту... Если она и выстоит, что, кстати, тоже маловероятно, в уличной драке, все-таки девушка с такими ростом и телосложением производила впечатление достаточно сильной для того, чтобы не упасть после первого удара, то на ринге ее забьет даже тот парень, который родился в США.
- Дела... Мои дела... - простонал Манцони. - Ой! Позволь, я поухаживаю за тобой, - вскочил он и выхватил стакан с вискарем из рук бармена. - А то что же... Лопату я забыл. Трупов тоже, вроде, что-то не видно... - протянул Манцони и поглядел на бармена, после чего тот, видимо, его поразили лопата, трупы и слово "закапывать", закашлявшись, убежал. - Пока что...- перевел Манцони взгляд в сторону стонавшего парня из Америки. - А так хоть что-то приятное для тебя сделаю, - улыбнулся он и, как только стакан оказался в руках Касты, снова сел на свое место.
- У меня все по-прежнему. Есть работа. Есть деньги. Но нет времени. Ну... Ты знаешь... Вторая спальня. Никак не дойдут руки до ремонта... И я все еще не знаю, что хочу сделать. То ли кабинет, то ли детскую, - вздохнув, проговорил Мартин, и задумался, уставившись пьяными глазами на ринг.
Он часто спрашивал себя, зачем ему детская, если у него нет ни жены, ни детей, но, тем не менее, прикупил десятка два журналов и загнул в них те странички, на которых красовались разноцветные кроватки, стульчики и шкафчики, заставленные книгами для самых маленьких. Его работа вряд ли позволит ему когда-нибудь завести семью. Но, глядя на Фрэнка, у которого были и жена, и двое детей, Мартин верил, что, возможно, когда-нибудь ему все-таки повезет.
- А у тебя как... - захотел он было спросить Касту, но она вскочила со своего места и что-то громко закричала, как и другие зрители, греку.
Тот был уже не в себе. Бормотал что-то. Подвывал. Его лицо было мокрым от пота. Губы растянулись кривым коромыслом, уши дергались. Под глазом красовался синяк. Из ранок, покрывавших все его тело, хлестала кровь. Одним словом, он выглядел плохо, но не хуже, чем его противник. Тот вообще был похож на один сплошной кровоподтек. Он почти не двигался - парень с трудной фамилией уселся на него, коленями прижав его руки к телу, - только вопил от боли. У него уже не было пары зубов. Теперь не будет еще и глаз.
Но вдруг толпа за молчала. Грек встал. Затем - его противник с окровавленным лицом. Пошатываясь, он зашагал, вытянув руки вперед, сначала по кругу, потом - в сторону Мартина, из-за чего тот попятился назад, к выходу. Пускай у его земляка, парня из Америки, теперь не было глаз, но он смотрел, смотрел и плакал кровавыми слезами. Шаг, еще шаг. Он подходил все ближе. Теперь пятился не только Манцони. Но вот парень с трудной фамилией схватил своего противника за плечи, притянул к себе, приобняв одной рукой, и расхохотался, что-то выкрикнув на своем родном, что заставило толпу снова разразиться радостными криками, а Мартина - плюхнуться на стул. Он дрожал, и, кроме того, его мутило. То ли потому, что он просто слишком много выпил. То ли потому, что он перепугался.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-17 17:27:12)

+1

6

- Твоя правда, - задумчиво пробормотала кубинка, не сводя глаз с грека, сумевшего очаровать если не всех, то подавляющее большинство присутствующих. Мощь, с которой он подавал себя, оправдывала все средства разом, гипнотизируя любителей настоящей бойни, заставляя их опустошать карманы, и внушая безукоризненную надежду на победу. С каждой секундой, такая возможность увеличивалась в разы, но Каста прекрасно знала, что новички, взятые под крыло тех или иных клубов, в начале пути преисполнены энтузиазмом и жаждой крови, как один. Все они рвут и мечут, стремясь, как минимум, сделать врагов инвалидами; свежие, сильные, самоуверенные - восходящие звезды. Но рано или поздно, против них выставляют таких же, новеньких, и все начинается сначала. Сплошной замкнутый круг, состоящий из боли и крови. Безусловно, у Джима имелись бойцы, дерущиеся уже относительно давно, но в таком деле никогда нельзя быть на сто процентов уверенным.
- Это не работа. - Она откинулась назад, временно расслабившись и отчего-то не испытывая дискомфорта из-за вопросов в свой адрес. В них пока мало личного, да и итальянец вызывал положительные эмоции. Зачастую, она чувствует, что и кому можно говорить. - А хобби. Некоторые фарфоровых котят коллекционируют, а я хожу на подпольные бои. - Он ведь не подумал, что Каста сама дерется? Это было бы нелепо, учитывая строение ее тела и вес. Да, увлекается боксом, много времени тренируется, но не более того. - Часто хожу, - ухмыльнулась, поняв намек Мартина на близкое знакомство с хозяином. - Хороших клубов в Сакраменто мало, но в парочке бываю регулярно. Да и ребят иногда привожу... - Он ведь ничего о ней не знал? В первую встречу некогда было обмениваться страничками на фейсбуке и любимыми блюдами, да и если подумать, Ирэн всегда нелегко рассказывать о себе. Интересы не ладятся с популярными, в прошлом - сплошное дерьмо, неправильные поступки, череда ошибок и отсутствие самоконтроля. А работа входит в топ скучнейших, так как общение с людьми никогда не стояло на пьедестале ее целей.
Внезапное проявление внимания всполошило не только Касту, но и самого Манцони, вызвавшегося отобрать стакан у бармена, чтобы передать лично ей в руки. Девушка внимательно наблюдала за этими короткими мгновениями, после чего несдержанно рассмеялась, стараясь не сильно хохотать. Он и так был весьма обходительным и приятным, будучи трезвым, а выпивший вообще милашка. К сожалению (или к счастью), ей редко встречался такой тип мужчин. Сколько не вспоминай, попадались одни засранцы.
- Вторая спальня? - Переспросила, сначала не догоняя, о чем идет речь. Непонимающе нахмурившись, Ирэн вслушивалась в оборванные фразы, мысленно составляя паззл, который был весьма необходим, раз присутствовало желание понять итальянца и, наконец-то, узнать. При слове «детская», наступила минутная пауза, в течение которой она пыталась вникнуть в саму суть. Вроде, Мартин не женат, что уж говорить о детях? И, выходит, он хочет сделать комнату просто так? Типа, на будущее? Надо же, он совсем не похож ни на кого из его нынешнего окружения. Она ведь многих знает, в том числе - членов Семьи, а не только соучастников. Среди них женатых немного. Может, Мартин поглядывал на своего босса? У Альтиери большая и счастливая семья, насколько Каста запомнила.
- Планируешь обзавестись семьей? - Ирэн усмехнулась, склонив голову и делая большой глоток виски. Она думала о том, что он невероятно мил в этих своих житейских целях. Хотя, кто бы говорил... Глобальными она тоже все никак не обзаведется. Жить сегодняшним днем - что может быть проще? - Недавно, перекрасила стену в синий цвет. Одну стену. Уж очень захотелось. Интересно, что скажут арендаторы на сей счет... - Отпив еще, улыбнулась шире, чувствуя, как внутри стало душно. Да и настроение, чего таить, заметно улучшилось. На фоне непрекращающейся неопределенности, неудовлетворения и внешних раздражителей, эти изменения немало удивили саму Касту.
Вид надвигающегося бойца напугал даже ее. Поначалу, даже не обратила внимания, привыкшая к каким-то мелким выходкам, победному реву, поддержке в виде улюлюканий. А когда Манцони привстал и попятился назад, кубинка все-таки повернулась, увидав медленно шагающую безглазую рожу. В такие моменты, крайне важно сохранять какое-никакое спокойствие, потому что с подобных арен выходит немало контуженных и покалеченных, и иногда и вовсе - не выходят. Американец лишился глаз, но все остальное более-менее на месте - доктора разберутся и с рукой, и с ребрами.
- Ну и дела, - протянула брюнетка, не в силах отвести взгляда от него. Опомнилась, когда все опять радостно заверещали. - Видел? - Хмыкнув, повернула голову, как раз застав момент, когда Манцони плюхнулся обратно на место. Спроектировав в голове возможное развитие событий, придвинулась ближе, заглядывая в лицо. - Ты чего, испугался? - Наверно, такие вопросы не стоит задавать мужчинам, но все же. - Почти Восстание мертвецов, скажи? - Допив содержимое стакана, встряхнула плечи. - Иногда вызывают добровольцев. Не хочешь поучаствовать? Я бы поставила на тебя... Пару баксов. - Насмешливо рассмеявшись, похлопала Манцони по плечу, вновь выдерживая паузу. - А что ты знаешь о трупах? - Не то, чтобы она отличалась любовью к разговорам об убийствах, но в прошлый раз они в самом деле могли стать убийцами. Точнее, она могла, а он, как соучастник преступления. И ее несколько удивило, что он вообще не задумывался об этом, а просто предложил место для захоронения. Неспроста, верно? Казалось, явно больше - и на практике! - знает, что к чему. - Эй, можно еще? - Без виски тут не обойтись.

Отредактировано Irene Casta (2015-07-10 14:53:26)

+1

7

- Так вот чем увлекаются современные девушки? Подыскивают бойцов для подпольных клубов?.. - протянул он. - У тебя, должно быть, хороший вкус, раз управляющий так скачет вокруг тебя, - улыбнулся Мартин. Он не сомневался в ее способностях. Его знакомая была не из домашних, хорошо знала улицу, судя по всему, и, значит, и вправду: поставь перед ней десяток тамошних обитателей, и она выберет лучшего из них, который выдержит не один, не два, целых десять поединков, и принесет и управляющему, и самой Касте богатство, славу и признание, ну, в определенных кругах. Хм... А что Манцони еще знает о Касте? Ничего. Он не знает, сколько ей лет, как зовут (или звали) ее родителей, где она родилась, чем увлекается, что любит... Они общаются уже где-то около года, вроде, ну, периодически пересекаются, и Мартин только сейчас узнал о том, что она подыскивает бойцов для подпольных клубов. Что же будет дальше?..
- Чем лучше я узнаю тебя, тем сильнее ты нравишься мне... Ну, как человек, - запил он свои слова пивом и, поспешно отвернувшись, чтобы не встретиться глазами с Кастой, обругал себя: "Слишком рано, дурак!". Ему очень хотелось произвести правильное впечатление на свою знакомую, но он выпил слишком много для того, чтобы не сказать ничего лишнего.
- Эм... Да. Вторая. Я делаю ремонт в квартире, - уточнил Манцони. - На будущее. Да. Типа того. Я чувствую, что уже готов... Ну... К серьезным отношениям, - проговорил он и тут же покраснел. Вот это тоже было лишним. Только дураки заливают про серьезные отношения на первом свидании. Что? Какое свидание?.. Ох... Беда. Он, должно быть, много выпил, раз забыл, что совершенно случайно встретился с Кастой.
- В синий? И вот так? Не предупредив? Не думаю, что они будут рады, - посмеялся Мартин. - А почему, кстати, в синий? Тоскуешь по морю? - пошутил он. - Говорят, что синий цвет - это цвет спокойствия и умиротворенности... - проговорил Манцони, загадочно улыбнувшись: "Да-да, Мартин, все мы вбивали в поисковик "психология цвета". Так что заткнись", - обругал он себя и вжался в стул.
В помещении было мало того, что душно, так еще и воняло потом, кровью и пивом. Запах стоял такой, что Мартина, и не только его, то и дело подташнивало, и он все поглядывал в сторону уборных, но так и не решился сказать своей подруге, что ему не помешало бы отойти на пару минут. А лучше все-таки отошел бы, в этом нет ничего зазорного, когда Каста заорала слова поддержки парню с трудной фамилией. Не сидел бы тогда сейчас перед ней, как дурак, обмахиваясь салфеточкой. Вот попробуй теперь убеди свою подругу, что тебе не было страшно, и на стул ты плюхнулся только потому, что у тебя все поплыло перед глазами из-за большого количества выпитого пива.
- Нет. Что ты... Просто я выпил лишнего... - ботинком задвинув под стул свой полупустой бокал с пивом, пробормотал Мартин слабым голосом. Он пьет так много, когда приходит сюда. Такое впечатление создается, будто Манцони работает на стройке и еле-еле сводит концы с концами. А дома его ждут жена, которую он не любит, и пара орущих детишек. Но в действительности у него не такая уж плохая работа, чтобы Мартин только и делал, что пил в свободное время. Так что ему пора завязывать и чем-нибудь увлечься. К примеру, он мог бы записаться на курсы фотографии. Устроил бы тогда Касте бесплатную фотосессию. Всяко лучше, чем проводить вечера в обнимку с унитазом. Или поиграть за районную футбольную команду. Зря что ли Манцони пинал мяч все детство? Или подраться в бойцовском клубе, как ему предложила Каста.
- Вот спасибо... Утешила, - расхохотался Мартин. - Нет. Ты серьезно? Думаешь, я проиграл бы ему? - спросил он и взглянул на грека. Он был большим. Очень мускулистым. Только посмотришь на него и сразу подумаешь: "Вот она - сила!". Но он быстро выходил из себя. А это значило, что больше пяти боев парень с трудной фамилией не протянет. Потому как сильным следует быть не только физически, но и психически, контролировать себя, сохранять спокойствие, что у грека плохо получалось. Таким бешеным он был не только на ринге, но и за его пределами. Управляющий говорил, что он подрался со "старичками" из-за какого-то пустяка. Так можно и с ума сойти... "Уверен, что в следующий раз он броситься на зрителей", - подумал Манцони и решил не показываться в клубе через неделю. Лучше не заработать тысячу, чем лишиться глаз.
- О трупах? - переспросил Манцони. Почему-то вопрос Касты ввел его в замешательство и легкий ступор. Он посмотрел на нее с удивлением, видимо, пытался понять, в чем подвох, почему она так резко сменила тему, вообще решила спросить об этом. Только вспомнив ее бывшего с проломленной головой и поняв, что Каста просто все никак не может забыть про него, Мартин успокоился и ответил: "Вообще-то я воевал".
Вот сейчас ему не хватало только воспоминаний о войне!.. Тяжело вздохнув, Манцони тут же потянулся за полупустым стаканом и вспомнил все: взрывы, стрельбу, своих товарищей с их беспощадностью, злобу и жестокость врагов. Он такое видел, что старый дедушка позавидует его опыту, сам усадит его на крыльцо своего дома, принесет ему чай, кофе, что-нибудь покрепче и попросит его рассказать о товарищах и войне. И Мартин не откажется и расскажет о ней так, как будто он участвовал в съемках фильма и никогда не стрелял в людей, что-нибудь забавное, легкое, так, как его учили старшие по званию, чтобы вдохновить на подвиги внуков того дедушки. А все самое страшное он оставит для себя. Вот Мартин куда-то бежит, сжав оружие в руках, по полю. Вот прячется в окопе, и рядом лежат окровавленные тела его товарищей. Вот старший по званию бьет его, кричит на него. Вот Манцони видит что-то такое, чего не было, но очень страшное, и просыпается в холодном поту. Год назад он даже мучился от бессонницы, из-за чего обратился к психологу. Кошмары оставили его, но они всегда возвращаются, стоит ему только увидеть что-то такое, что очень похоже на то, с чем Мартин сталкивался, когда служил в ВС США. Дней четырнадцать он не мог прийти в себя после того вечера, когда рыл могилу для бывшего Касты, такими страшными были его сны. Что уж говорить о тех, которые ждут его сегодня.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-17 17:32:40)

+1

8

- А то. Я неплохо разбираюсь в людях, - хмыкнула Каста, не без гордости в голосе. Наверно, стоило уточнить, что речь идет не о всех, а о тех, кто способен драться, а также выстоять дольше десяти минут, но если откровенно - она действительно видела людей такими, какие они есть. Во всяком случае, в больше степени. Именно поэтому отказывалась контактировать с ними кроме как по необходимости. Подобное поведение редко принималось в обществе, более того - осуждалось, и как удачно сложилось, что по натуре своей она мало что принимает близко к сердцу.
- М-да? Ты тоже производишь хорошее впечатление, - шутливо подыграла, подтолкнув плечом итальянца. Так как кубинка выпила меньше, то замечала все эти оговорки, похожие то ли на обыкновенные последствия от алкоголя, то ли на флирт, не вяжущийся с заведением, в которое обоих сегодня занесло. Довольно забавно посмотреть на тех, кто приходит сюда на свидание. Такие вообще существуют? Ах, да, Каста бывала на боях с бывшими парнями, но ничего романтического в этих походах никогда не было и быть не могло. Впрочем, Мартин своими высказываниями весьма сильно выделялся на фоне общей атмосферы. Совершенно внезапно заговорил о ремонте, детской комнате, серьезных отношениях. Черт, а ведь она ничегошеньки не знала об отношениях между мужчиной и женщиной. Ну, нормальных отношениях. Люди встречаются по несколько лет, доверяют друг другу, остаются верны, женятся, заводят детей, собаку, посудомоечную машину; копят на отпуск всей семьей, приобретают всякие бытовые штуки, ссорятся, ходят к психологам, разводятся. Во всяком случае, все это показывают в телесериалах и кино. Приличных пар среди друзей у кубинки не было, поэтому сравнить не с чем. Даже дядя до сих пор ходит в холостяках, хотя человеку идет пятый десяток. С другой стороны, мужчинам не страшно, они в любой момент могут захотеть и сделать.
- А сколько тебе? - Задавать вопросы Каста любила прямо, пускай и редко. Просто, он так серьезно высказался, грех не спросить. - Что тут сложного, на самом деле? Женился, детей завел, дело сделано. - Ирэн пожала плечами. - А тебе еще легче, хорош собою. - Она усмехнулась, получив наконец-таки вторую порцию виски. Мужчины, по мнению Касты, не обязаны быть красивыми или смазливыми. Второе вообще мимо. Но Манцони, что скрывать, выделялся среди присутствующих представителей сильного пола. Небось, девушек полным-полно вокруг вьется. Стоит отдать ему должное - было на что вестись. А заметив, что он еще и скромностью обладает, кубинка сама немного смутилась, не показав, тем не менее, внешне. Ну правда, не приходилось ей раньше настолько смущать парней. Уж точно не разговорами о будущем. Поэтому, решив не особо заострять внимание, прокашлялась и взмахнула волосами, концентрируясь на других темах.
- Море... У меня никогда нет на это времени. Даже в Лос-Анджелес съездить, полежать на пляже, - с неким сожалением в голосе ответила Каста, подивившись самой себе. Редко она так открывалась, даже в мелочах. - Постоянно работаю. - А что касается синего цвета и умиротворенности, тут еще можно поспорить. Возможно, ей бы хотелось все это чувствовать в полной мере. - В ресторане, хостес, - сразу пояснила, предсказывая вопрос Мартина. Да, эта красивая, вежливая и приличная работа никак не вязалась с ее увлечениями, целями и привычками. Да даже с повседневным внешним видом. Как же круто носить майки, шорты, кроссовки!
- Конечно! - Каста от души расхохоталась, представляя, как Манцони выйдет против грека. Поистине, самое смешное и страшное зрелище обеспечено. Она и так корректно промолчала, касательно реакции на безглазого американца. Подумаешь, испугался немного, с кем не бывает? Ирэн вдоволь насмотрелась на покалеченных бойцов, ее мало чем удивишь в рамках клуба. Но стоило итальянцу кое-что пояснить на тему трупов, как кубинка удивленно уставилась на него, не понимая, отчего же он так реагирует на увечья.
- Правда? Где? - В чем же причина тогда? А, есть кое-какие догадки... Но как открыла рот, так и закрыла, мысленно ругая себя за бестактность. Что-то она сильно сегодня разошлась, позволив себе чесать языком по ерунде, и задавать чересчур личные вопросы собеседнику. Ирэн знакомо чувство, когда человек приятен и начинает интересовать больше, чем просто как знакомый на пять минут. И если честно, ничем хорошим это никогда не заканчивалось, потому что рано или поздно она или теряла интерес, или разочаровывалась. Исключением был и есть брат. - Ладно, это не самая лучшая тема, - без улыбки заключила Каста, прекрасно понимая, что на службе не может быть ничего позитивного. Вполне возможно, что у него отвратительные воспоминания, преследующие по сей день. И видеть, как кому-то выдавливают глаза - служит мерзким напоминанием.
В криминале часто крутились бывшие военные; в девяносто процентов они редко могли себя найти, кроме как в роли телохранителей, водителей, охраны. Вон в клубах по Сакраменто таких много, Каста даже знакома с некоторыми. Не удивительно, что и в мафию они попадают. Тут всегда нужны сильные, подготовленные парни. Такие, как Манцони. Он ведь не только водил Фрэнка.
- Судя по всему, кроме грека сюрпризов на сегодня не будет, - задумчиво протянула брюнетка, отхлебнув виски. - Эй, может пора домой? - Она посмотрела на мужчину, усмехнувшись. Он явно перебрал, но и винить его она не станет. Уж сколько раз это бывало с ней, не сосчитать. - Надеюсь, ты не за рулем? - Кубинка придвинулась ближе, всматриваясь пристально в лицо Марти. Ничего, со всеми бывает. Главное, что она не перешла грань дозволенного в своем неожиданно вспыхнувшем любопытстве по отношению к нему. Давно ли ее интересовало, что да как у того или иного человека? - Отличная куртка, кстати, - ухмыльнулась, вставая с места и массируя плечо, ноющее второй день после тренировки.

+1

9

То ли она прикалывалась над ним, то ли действительно отвечала на флирт По ее словам, он был не только симпатичным, но и производил хорошее впечатление. Что ж... Задание выполнено, сержант Манцони. Твоя подруга не только не сбежала, но и сделала тебе комплимент. Он был шуточным, но все-таки комплиментом, так что радуйся, Мартин.
Пускай Каста и не похожа на обычную девушку, но и про Манцони нельзя сказать, то он годится на роль отца. Он не знает, как воспитывать детей. Вот что Мартин скажет своему сыну, если тот спросит, почему ему нельзя побить мальчика, забившего камнями его собаку? Ответит, что так нельзя, потому что не по законам морали, или вообще не по законам? Что такими вопросами должны заниматься родители? Или полиция? Чертов лицемер. То есть ты будешь говорить ему, что бить людей нельзя, а сам вместе с Альтиери переедешь очередного предателя Семьи? Нет... Придумай что-нибудь другое. У тебя есть время. Но не надейся, что твои дети не будут задавать вопросы и сами все поймут.
Да... Парню не хватает уверенности в себе. Все чаще ему кажется, что ремонт он делает только для того, чтобы занять чем-то руки, но не потому, что мечтает о семье. Покраска стен, поклейка обоев и прочее отвлекают его всех тех мыслей, которыми полнится его голова. Если у него что-то и получится с Кастой, то в его квартире появится еще одна, такая же, как у него, и они потратят много времени, заучивая клички тараканов, обитающих в них. Нет. Так не пойдет. Или... Может... Стоит попробовать? Ведь сердцу не прикажешь. И люди меняются... Он знал одного человека, который воевал всю жизнь. Тот провел остаток дней рядом с женой и сыном на заднем дворе собственного дома. Нет, он скучал, конечно, по пустыням и джунглям, взрывам и стрельбе, но это уже другой разговор... Важно, что он жил и у него была семья. А кошмары... Так они есть у всех. Главное, не зацикливаться. И увлечься чем-нибудь. А не ходить по военным музеям.
- Мне тридцать один год, - пробормотал Мартин. - Пора бы уже, - - добавил он. Не то чтобы Манцони считал себя старым... Но ему всегда казалось, что время бежит слишком быстро, и если он не поторопится, то ничего не успеет. Вот сейчас ему тридцать один. А проснется Манцони завтра, и ему будет пятьдесят пять. И кто посмотрит на него, такого старого?.. Пока у него есть время, он должен думать о будущем. А будущее - в детях, верно? Что-то должно остаться после него, кроме воспоминаний.
- Так дела не делаются. По крайней мере, у меня. Я должен доверять человек. А доверие так быстро не заработаешь, - проговорил он. - Нет, может, кто-нибудь и женится вот так, сходу, но, как правило, такие браки недолговечны, - добавил Мартин. Он знал многих, кто женился слишком рано или после короткого знакомства. Что уж и говорить, если он сам был из таких! Еще в школьном возрасте он подцепил классную девчонку. Она была первой красавицей Старшей подготовительной школы Энсина. За пару дней до выпускного Мартин сбежал из дома. Он появился только на самом празднике вместе со своей подругой. На их безымянных пальцах красовались кольца. В съемной квартире влюбленные прожили где-то полтора года, при том что последние три месяца они только и делали, что ссорились, планируя свадьбу. Она слишком много училась. А он был слишком много времени проводил на тренировках. Все-таки звезда футбольной команды старшей школы... А потом и колледжа. Куда им семья и дети-то?.. После того как Манцони побил тренера, у него не осталось других вариантов, кроме как отправиться на службу. Его возлюбленная, видимо, только и ждала, когда рука дядюшки Сэма дотянется и до него. Она мечтала выйти замуж за миллионера. А Мартин переживал не лучшие времена. Он вылетел из колледжа. У него не было денег. Помощи от родителей ждать не приходилось. А его двоюродный брат только и делал, что пытался затащить его в криминал. Ему ничего не оставалось, кроме как отправиться в Армию (да-да, с большой буквы), о которой он никогда не грезил.
- Много где... - проговорил Мартин, но не стал развивать тему. Ему не очень хотелось рассказывать Касте о том, как он чуть было не погиб (как назло, заныли шрамы на животе) на одной из операций в Афганистане. Нечего ей знать об этом. - Да. Ты права. Не лучшая. Не обижайся, но мы не любим говорить об этом, - пробормотал он. Уж лучше поболтать о ней, о Касте, которая подбирает парней для подпольных бойцовских клубов, но работает в кафе. Что ж... Внешне она достаточно привлекательная. Подходит, в общем, для такой работы. Но удивительно, что ни Майкл, ни, к примеру, Сонни, ни кто-либо еще не предложили ей какое-нибудь местечко на предприятиях Семьи. У нее же много криминальных талантов! В чем Мартин был уверен...
Но он пока что не будет задавать лишних вопросов. Лучше, да, встанет и отправиться домой. Вот так, Манцони, только не упади... И, да, у тебя отличная куртка!..
- Да. Спасибо. Купил на распродаже, - посмеялся он. На самом деле, кожанка и вправду была фирменной, но купленной за копейки. 
Взяв свой выигрыш у управляющего, Мартин вышел на улицу. Свежий воздух, чтоб его! Наконец-то. Вдохнув полной грудью, Манцони взглянул на небо, ожидая увидеть звезды, но совсем забыл, что живет в таком городе, в котором и поздним вечером не бывает темно.
- Я пешком, да. Спасибо за беспокойство, - проговорил он, улыбаясь. - А ты? - спросил Мартин. Впрочем, уже неважно. Пускай Каста и выпила пару стаканов виски, но она крепко стояла на ногах... И смотрела на него такими глазами, что он захотел ее поцеловать, но не решился. Помахав ослабевшей рукой, Манцони круто развернулся на каблуках и, бросив тихое "Пока!", зашагал в сторону большой дороги. Он оглянулся только тогда, когда дошел до какого-то перекрестка, но Касты уже не было рядом с клубом. Зато где-то за поворотом заворчал ее мотоцикл. ...Она все поняла.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-18 00:28:19)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you're free to do anything