vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Enjoy The Ride


Enjoy The Ride

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://www.modersohn-magazin.de/wp-content/uploads/2009/01/skyline1.gif
[audio]http://prostopleer.com/tracks/10282350k6a5[/audio]
Участники:
Dietrich Danziger & Payton Carter
Место:
летим в Берлин
Время:
декабрь 2011 года
Время суток:
будет меняться в ходе игры
Погодные условия:
довольно таки прохладно, возможно выпадет уже не первый снег
О флештайме:
Рождество - семейный праздник и Тони с Дитрихом решили наведаться к родне на далекой родине немца, где живет его младшая сестра уже какое-то время.

+2

2

Эта история началась самым обычным днем, перед рождественскими праздниками - Дитрих как раз планировал как можно скорее закончить все свои неотложные дела и затем смыться в Сан-Хосе. Там его с нетерпением ждали любимая женщина и маленький сын, с которыми не было возможности увидется уже несколько дней подряд, из-за очередной рабочей оказии. Этим утром, Данцигер пришел в свой кабинет с твердым намерением основательно добить все финансовые отчеты так чтобы комар носу не подточил - но едва он уселся за стол и открыл свой ноутбук, как раздался звонок его мобильника. Увидев на экране имя любимой сестры, Дитрих по привычке ощутил легкую волну беспокойства... наверное, он никогда не сумеет привыкнуть к тому, что Лин уже давным-давно взрослая и самостоятельная женщина и ей не нужна опека?
-Привет, дорогая, -улыбнулся немец, услышав хорошо знакомый голос. -Что-нибудь случилось? Нам в последнее время не удавалось поговорить...
-И по чьей вине, скажи на милость, нам не удавалось пообщаться? -Лин рассмеялась. -Знаешь, Дит, я даже подсчитала, сколько раз я тебе звонила, а ты меня вежливо посылал, говоря что занят и позвонишь позже - хочешь услышать эту невеселую статистику? Нормально со мной разговаривает только Тони...
-Лин, ты же знаешь, что у меня полно важных встреч... что тут поделаешь? -Данцигер сдержался, чтобы не пожать плечами, ведь сестра сейчас все равно не могла его видеть. -Я порой верчусь как белка в колесе, а ты всегда звонишь именно когда мне нужно поговорить с очередным нужным для бизнеса человеком. Но это вовсе не значит, что я не хочу разговаривать с тобой...
-Неужели?? А я бы сказала, что твоя чертова работа для тебя важнее родной сестры и матери твоего ребенка... сколько ты уже обещаешь приехать? -Каролина обиженно фыркнула. -Короче, хватит - я придумала что делать и как заставить тебя наконец-то вспомнить о себе и о Тони. И только попробуй придумать очередную отмазку!
-То есть, мне уже следует бояться? И чертова работа не важнее тебя и Тони... ты прекрасно это знаешь...
-В общем, вот мой гениальный план и отказы с твоей стороны не принимаются, дорогой мой братец, -торжественно начала Каролина, проигнорировав замечание Дитриха. -Ты, Пейтон и Ноа приедете ко мне в гости на все праздники. У моего мужа нарисовались срочные съемки и я не собираюсь куковать возле елочки одна и без любимой родни. Сегодня же, ты забронируешь билеты на ближайший берлинский рейс, заберешь Тони и малыша из Сан-Хосе и прилетишь без каких-либо возражений. Я ужасно соскучилась по вам обоим и хочу посмотреть наконец вживую на своего племянника - так что бросай работу, собирайтесь и прилетайте. И вот еще что - я сама расскажу Пейтон про поездку и что ты уже согласился.
-По-моему, у меня просто не остается иного выбора? -усмехнулся Дитрих, выслушав сестру. -Лин, я и не подумал бы отказаться, зря ты так плохо обо мне думаешь... и Тони будет рада приехать - я в этом уверен.
-Я нисколько не сомневаюсь в Тони, а вот ты тот еще фрукт... одни отговорки. В общем, если ты посмеешь не приехать, то я очень обижусь. Что надо мне ответить на это, Дит?
-Увидимся в Берлине? -не сдержавшись, Данцигер рассмеялся и когда сбросил звонок, то подумал, что поездка в Германию не такая плохая идея. Пейтон сейчас приходится все свое время посвящать маленькому ребенку, так что путешествие ее очень даже порадует? Она ведь терпеть не может сидеть на одном месте, так что уже грозилась пару раз немцу, что обязательно выйдет на работу, когда сын еще немножко подрастет.
Ладно... сейчас добью отчет и поеду домой собираться.., -мысленно сказал самому себе немец и с удвоенным рвением принялся за работу. Оставлять важные дела на потом он не любил, так что уже к обеду справился с отчетностью и отправил все бумаги в финансовый отдел для дополнительной проверки и затем поехал к себе на квартиру. После недолгих сборов, наконец можно было рвануть в Сан-Хосе и постараться проделать двухчасовой путь за меньшее время. Уже на выезде, Дитрих как и обычно позвонил своей пассии и предупредил, что уже скоро будет - и судя по тому как хорошо было слышно Ноа, Тони держала его на руках в момент разговора.
-Я дома! -с удовольствием произнес Данцигер, когда его тойота наконец-то благополучно пролетела расстояние от Сакраменто до старого доброго Сан-Хосе. Зайдя в детскую, немец нашел там свою ненаглядную и не мог прямо с порога не заценить ее новую, поистине сногсшибательную прическу из множества веселых кудряшек. Судя по всему, Ноа очень понравилось изменение маминого имиджа - он то и дело тянулся к волосам Тони, стараясь ухватить маленькими пальчиками непослушный локон. -Как и обещал, успел закончить все пораньше и сразу же примчался. Эта красота предназначена мне в качестве рождественского подарка?
Кинув свой пиджак на диван в детской, Дитрих присел рядом с Тони на мягком ковре и подхватив на руки Ноа, поцеловал ее. И пока мальчишка занялся отцовским галстуком можно было поинтересоваться, рассказала ли Каролина о своих грандиознейших планах лучшей подруге.
-Милая... мне тут звонила Лин и пригласила нас приехать к ней на Рождество. Она еще собиралась тебе сама звонить.., -немец коснулся губами виска любимого сына и посмотрел на свою ненаглядную и единственную. -Что скажешь на такой план? Если мы не приедем, Каролина торжественно поклялась, что очень обидится.

+1

3

Теперь у радости Тони было имя – Ноа. Маленький миг, короткое мгновение, но … зато весомый поворот в жизни. И пусть звучит коротко, но максимально красноречиво и для нее, и для Дитриха, а остальное было не так уж и важно. Главное, что имело сейчас значение – улыбка на лице сына, которую могла прочитать даже во взгляде больших карих глаз ребенка, которыми он смотрел на нее, прежде чем просияет в широкой, но пока еще не белозубой улыбке. А еще у женщины были маленькие ручки, что жаждали обнять ее, ухватиться за новые непослушные кудряшки, коими Пейтон решила разнообразить свой досуг на кануне зимних праздников.
Удивительно, как одно маленькое создание способно изменить устоявшийся мир и привычки, от множества которых пришлось либо отказаться, либо изменить на более полезные. Ей пришлось все-таки отказаться еще задолго до рождения сына от курения, как того хотелось Дитриху. А еще ей пришлось на время оставить работу и жить за счет немца, утверждая подруг, что это Лидия ей помогает, а также социальные службы и сбережения, не говоря уже об отце ребенка. И к счастью, никто не пытался копнуть глубже. Удивительно, как много счастья может принести маленькое создание, появления на свет которого ожидала долгих девять месяцев, которые сопровождались перепадами настроения, изменением вкусовых рецепторов и дальнейшей борьбой женщины с лишним весом, который похоже никогда не покинет ее, несмотря на то, что с тех пор прошло больше года.
Пейтон готовила ужин этим днем заранее, пока Ноа сладко спал в своей кроватке, чтобы после провести с сыном все оставшееся время до появления на пороге их нового дома Дитриха. Собиралась не только удивить мужчину новой прической, но и показать, как много пропустил немец, пока трудился в Сакраменто, а ведь за последние дни у ребенка вырос аж целый зубчик, что не давал сынишке, а заодно и его матери спать целых три ночи к ряду. В кастрюльке грелось жаркое, с мясом – специально для немца, поскольку мужчине необходимо было питаться более плотно, чем ей. К слову, себе уже приготовила некое подобие тушенных овощей, что должны были быть полезными и матери, и ребенку, несмотря на то, что Тони пыталась уже добрых полгода отлучить свою радость от груди. Именно в этот момент прозвучал звонок мобильного телефона, из-за которого женщина оставила жаркое, и умчалась на поиски трезвонящей техники, чтобы та не разбудила сладко спящего ребенка. Все-таки после того, как вырос зубчик, Ноа следовало основательно отоспаться и набраться сил, чтобы меньше капризничать и больше веселиться, тем более ребенка ожидали полноценные каникулы с отцом.
Обнаружила Тони телефон там же, где и оставила его, а точнее совершенно позабыла о нем в детской, когда убаюкивала там Ноа. Так что, прежде чем опять присыпать сына, женщине пришлось снять трубку и ответить на звонок.
- Да, я слушаю, - тихо произнесла Пейтон в трубку, тихо покачивая колыбель сына. – Лин! Как я рада тебя слышать, правда, я совсем не узнала тебя, - также тихо продолжила Тони, но поспешила сразу же оправдаться перед сестрой ее избранника, что теперь обосновалась на своей далекой родине. – Извини, я тут просто пытаюсь приспать Ноа – забыла телефон в детской, теперь он его разбудил. А у нас лез очередной зубчик на этой неделе, так что ему обязательно нужно поспать… - пожалуй, Каролина была единственным человеком на земном шаре, которому не нужно было врать о том, что Ноа – сын Дитриха, в точности, как и о возобновлении их отношений. Пейтон всегда с радостью болтала с младшей сестрой немца, как это бывало и раньше в школе за ланчем или уже после того, как Тони стала работать в закусочной; даже после того, как они с Дитрихом разбежались кто куда, но до того времени, как Пейтон решила выйти замуж… Обычно они могли говорить часами, так что поняв намерения Ноа больше не спать по тому, как он потянулся к ней ручками, требовательно озвучив «Мама!», женщина исполнила желание сына и, продолжая удерживать телефон плечом, убежала на кухню, где уже доходило жаркое, едва не убежав на плиту.
- Кстати, Хизер! Я совершенно забыла, что звоню тебе не просто так! – радостно возгласила по ту сторону трубки Каролина, чем тут же удивила Тони. – Я звонила своему ужасно упрямому брату и смогла его уговорить, чтобы он привез вас с Ноа ко мне! А это значит, что тебе понадобятся теплые вещи, потому что тут у нас мороз и вчера выпала новая порция снега! – так же радостно продолжила Лин, чем очень удивила свою собеседницу, у которой просто не было слов.
- Снег? Боже, у вас там, что Аляска? – хихикнула Тони, что вряд ли видела снег вживую. Нет, все-таки не видела она в Калифорнии снега, пусть и пыталась хорошенько порыться в своей памяти, но так и не обнаружила ничего подобного. – Мы с Ноа уже хотим к вам, но нам пора кормиться, так что … созвонимся чуть позже? Мне наверняка понадобится совет, когда я буду собирать нам вещи.
Собственно, закончив разговор, Тони занялась ребенком, что требовал полного ее внимания. Хорошенько покушав, щекастый мальчишка сразу же требовал забав, которыми и обеспечила его мать до появления его отца на пороге детской. О своем приходе мужчина огласил еще у двери, но сам он куда быстрее дошел до комнаты, чем Пейтон с Ноа собрались ему на встречу, тем более маленький озорник решительно шагал без помощи матери.
- И не только эта красота, Дит, но все остальное будет немного позже, - улыбнувшись белозубой улыбкой, Тони ответила мужчине, пока Ноа все же ухватился за один из непослушных локонов своей матери и потянул к себе в полном восторге от этой маленькой шалости. Естественно, при таких условиях, не просто сохранять выражение лица этакой искусительницы, но … освободив локон из плена маленьких пальчиков, женщина могла продолжить, подарив Дитриху ответный поцелуй.
- Да, Лин мне звонила, и мы с ней проговорили около часа, - радостно ответила Тони на слова немца. – Я думаю, что мне и Ноа уже пора увидеть снег собственными глазами, так что … я уже ответила Каролине, что мы согласны. Правда, нам придется найти теплые вещи, а то там мороз и снег… - уже более вдумчиво продолжила женщина, устроившись рядом с мужчиной и сыном. - Кстати, у нас еще есть новости - у Ноа вырос новый зубчик, а еще мы научились говорить новое слово. Так ведь, Ноа?

+1

4

Так уж устроена наша жизнь, что секретов в ней не избежать... значимые и не очень, маленькие и большие, тайны, так или иначе присутствуют рядом с каждым человеком. Важной тайной немца была его семья — Пейтон и Ноа, безопасность которых всегда была и будет для него на первом месте. И если ради достижения этой цели (пока что) придется врать, то значит так тому и быть. Никто и никогда не причинит вреда самой прекрасной на этом свете женщине и чудесному мальчишке, что сейчас довольно курлыкал что-то на своем языке, улыбаясь непутевому папаше и демонстрируя свой «новенький» зуб о котором с гордостью упомянула Тони.
-Вы двое просто молодцы, -улыбнулся Дитрих, аккуратно вытянув свой галстук из маленьких пальчиков сына. -И что же это за новое слово? Ты мне его скажешь, Ноа?
-Дядя! -выдал щекастый мальчишка, посмотрев на Пейтон и снова потянувшись к ее объемной прическе. Переведя взгляд на Данцигера, Ноа засмеялся и решил повторить снова, видимо для особо непонятливых. -Дя-дя!
-Что еще за дядя? -улыбнулся немец, обняв маленького озорника и прижав его к себе. -Стоит мне задержаться лишний день на работе и ты, получается, уже забыл кто я такой? Хорошо что на праздники я смогу побыть с тобой куда больше времени чем обычно...
Ноа внимательно выслушал все что ему было сказано, после чего после чего легонько дотронулся пальчиком до носа Дитриха и снова улыбнулся, довольно курлыкнув при этом. Аккуратно придержав сынишку, когда тому захотелось немножко попрыгать на руках, Данцигер поймал его руку и на пару минут прижал маленькую ладошку Ноа к своей щеке.
-Давай, скажи-ка папа? Я же знаю, что ты можешь, ты же у нас умница.
-Дядя! -выдал мальчик, после чего слез с отцовских рук, отвлекшись на одну из ярких игрушек на ковре. Дитрих лишь покачал головой, но зато получил возможность притянуть к себе поближе Тони и тоже не удержался от соблазна легонько дернуть за один из ее длинных локонов.
-Ну что, давай собираться? Сейчас займемся подбором теплых вещей — думаю что сейчас можно обойтись самым необходимым, остальное уже купим в Берлине. Первым делом нужен хороший комбинезон для нашего парня... посмотрим что предлагает ассортимент интернет-магазина?
Что может быть интереснее и веселее сборов в поездку на праздники? Смотря на довольную и веселую Пейтон, Дитрих подумал о том, что его сестра великолепно придумала с этой семейной встречей на Рождество. Всеобщая суматоха в квартире, понравилась и малышу Ноа — он даже попытался забраться в чемодан на колесиках и был очень удивлен, когда родители принялись мерить на него новенький комбинезон, весьма оперативно привезенный службой доставки вместе с теплой курткой и остальными вещами для Тони.
Теперь оставалось лишь приобрести билеты для долгого и достаточно утомительного рейса на Берлин — и как оказалось, ближайший самолет вылетал рано утром. Значит есть время проверить, ничего ли не забыто, поставить обе свои сумки возле входной двери... и затем, уложив спать любимого маленького непоседу, побыть немного вдвоем.
-Знаешь... я не буду возражать, если ты всегда будешь моим подарком — вне зависимости от того какой праздник, -рассмеялся Данцигер, когда Ноа сладко уснул и можно было обнять свою любимую женщину. -Уверен что тебе очень понравятся эти каникулы в Германии... к тому же, нам необязательно проводить Рождество в Берлине. Я бы предложил тебе смотаться в Дрезден... но боюсь, что Лин не захочет туда ехать — а ей ведь хотелось побыть с нами. Но в любом случае, я сумею придумать что-нибудь интересное для нас двоих.
Как и все хорошее в этой жизни, прекрасная во всех отношениях ночь промелькнула даже как-то слишком быстро — и вскоре уже надо было вставать и мчаться в аэропорт, чтобы не опоздать на регистрацию берлинского рейса. Оказавшись в самолете, малыш Ноа с любопытством оглядывался по сторонам, изучая новую для себя обстановку — не боялся, ведь родители были рядом.
-Ну что, мой хороший, тебе здесь нравится? -поинтересовался Дитрих у своего сына, пока тот успел раз десять уже (не меньше) перелезть с его рук к Тони и обратно. -Лететь нам долго, так что придется потерпеть.

+1

5

За то все время, которое они с Дитрихом провели врозь, Пейтон казалось, что в их с Ноа неторопливой, а в некотором роде даже размеренной жизни, произошло полным-полно событий, которые пропустил немец, пока был занят обычными своими заботами и работой в Сакраменто. А ведь это значило что? Именно, нашего папашу обязательно нужно было ввести в курс дела, желательно - как можно скорее. Поэтому Пейтон и не стала оттягивать с хорошими новостями и понадеялась на то, что Ноа хорошенько запомнил то самое слово, которому его терпеливо учила мама. Однако, весь план женщины провалился, при этом с треском, когда сынишка решительно назвал своего отца дядей.
Ну, и что тут поделаешь? Тони лишь тихо вздохнула, покачав головой на это внезапное заявление. А ведь никто ребенка не учил этому слову, так что это была, по всей видимости, лишь внезапная провокация с его стороны. Иначе, как еще бы назвать нечто подобное? В прочем, Пейтон прекрасно было известно то, что бы на все это поведала ее старшая сестрица, которой по счастью не пришлось наблюдать за этой картиной. Да, Лидия не воздержалась от сарказма и иронии, наверняка, заявив, что отцу Ноа хватит дурить и мучить своего сына вместе с его матерью, которой он и так испортил жизнь... - да, Тони даже живо представляла себе Тон голоса свое сестры, когда она мысленно комментировала всю эту ситуацию. А что же сама Тони? Что же, женщина попросту надеялась на то, что ребенок передумает упрямится. Хотя, разве можно заставить маленького озорника сделать или сказать, если он не хочет?
- Думаю, нашему Ноа нужна небольшая репетиция и он все скажет, - произнесла Петон, когда мужчина притянул ее к себе. обнимая, так что она сразу же устроила голову у мужчины на плече, слушая его слов. А Дитрих не стал откладывать в долги ящик планирование сборов и их путешествие в Европу. Нет, мужчина уже высказал все то, что предстояло им сделать в течении ближайшего времени этим же вечером, пока Тони внимательно слушала и удивлялась тому, какой крутой поворот в жизни должен случиться, пусть даже у них с Ноа будет недолгая поездка на далекую родину его отца.
На самом деле, да. Им предстоял длительный перелет из Сакраменто в Берлин, при этом с двумя пересадками, а это значило лишь одно - необходимо было запастись не только тепло одеждой, но и терпением. Ведь кто сказал, что шестнадцать часов полета это просто для взрослого человека? А для ребенка? Да, все не просто, но никакие трудности перелета не пугали женщину. Более того, ей уже давно хотелось разнообразить свою жизнь, а эта поездка будет весьма кстати.
- Да, давай посмотрим, что мы можем заказать, чтобы мы не замерзли во время перелета, - согласилась с мужчиной Пейтон, продолжая наблюдать за тем, как Ноа играет со своей игрушкой, пытается сам встать и сделать несколько шагов вперед к другой более желанной игрушке. Да, еще недавно они могли сидеть с Дитрихом вот так, как сейчас и радоваться его первым неуверенным шагам, которые теперь маленький озорник делал намного увереннее. Пожалуй, еще немного и мальчишка заявит, что раз ходить он умеет, то уже и не нужна помощь отца или матери? Но, любые начинания рано или поздно сопровождаются взрослением и осознанием собственной самостоятельности, тогда как родителям беспокойного чада остается лишь уповать на благоразумие своего маленького чада, что в отличии от них обязан обойти их собственные грабли и ошибки.
Суматоха перед отъездом завладела целой квартирой, а Пейтон была вне себя от радости. Они достали из кладовой чемодан на колесиках, что был весьма внушительных размеров, куда даже успел забраться Ноа, прежде чем Пейтон стала укладывать туда свои и детские вещи, которые могли пригодиться им в Берлине. Она нарочно оставила в чемодане место на случай, если в Германии придется что-нибудь прикупить, а в том, что это будет именно так не приходило сомневаться - там ведь снег, мороз и вообще другая часть мира! Женщина то и дело шутила, смеялась и просто улыбалась своему любимому немцу, пока длились все сборы. На удивление быстро сработала служба доставки, доставив заказанные по интернету вещи, хотя тут Тони подозревала немца в том, что он лишь ощутимо доплатил им за расторопность.
- Какой смешной комбинезон, а в нем Ноа, как пингвин, - выдала свой вердикт женщина, пока Ноа примерял при помощи обоих своих родителей свой новенький комбинезон. - Думаешь, он точно в нем не замерзнет? - спросила Тони у мужчины, прежде чем стянуть теплую одежду с сына. Конечно, как и любая другая заботливая мать, женщина беспокоилась о своем чаде, а поэтому для нее было важно, чтобы сын не замерз случайно из-за того, что она не достаточно позаботилась о теплых вещах. Но, раз муж говорит, что ребенку этого будет достаточно, значит не стоит беспокоиться?
- Вообще-то, Рождество еще не наступило, так что еще рано говорить о подарках, - улыбнулась Пейтон в ответ на многозначительный комплимент со стороны Дитриха. Конечно, такой прически у нее еще не было, разве только в далеком детстве еще задолго до их встречи и непосредственного знакомства в маркете, а поэтому женщина была весьма довольна тем, что не прогадала с завивкой и покраской волос. - Я буду рада побывать и в Берлине, и в Дрездене, и вообще где-угодно, - ответила женщина мужчине, когда он обрисовал ей свои намерения относительно их каникул в Германии. - Для меня эти каникулы будут настоящим подарком, любимый, - добавила она, приподнявшись на носочках для того, чтобы коснуться губ мужчины своими в легком поцелуе. - Поэтому строй смело планы относительно нас, мне будет все интересно, - уверила она Дитриха, прежде чем мужчина сумел заполучить куда менее скромный поцелуй, чем до этого.
Следующим утром, Пейтон проснулась при помощи будильника, который они не забыли наставить на ранее утро. Ноа, как и Дитрих еще крепко спали, когда женщина открыла глаза и попыталась достать будильник, чтобы его выключить ко всем чертям. Но, вспомнив об их поездке и раннем перелете, Тони пришлось тормошить Данцигера, а также быстро собираться самой и одевать сонного Ноа. Естественно, она не стала одевать ребенка сразу же в приобретенный комбинезон, решив, что сделает это попозже - возможно, во время пересадки или как-нибудь еще, когда выпадет такая возможность, поэтому теплая одежда была максимально тесно упакована в ручную сумку, которую они взяли с собой в салон самолета. Конечно, к тому моменту, когда они уже заняли свои места, выспавшийся ребенок уже успел окончательно проснуться, а поэтому никак не мог найти себе места, переходя с рук на руки от матери к отцу и обратно.
- Видимо, поспать в самолете нам не придется, - высказала вслух свои размышления Тони, прежде чем стюардесса попросила всех пристегнуть ремни безопасности, поскольку они готовились к взлету. - Ну, вот и летим... - прежде чем шасси самолета оторвалось от взлетной полосы, женщина успела припомнить все молитвы, которым учили ее в детстве мама с бабушкой, но так и не припомнив полной версии хоть одной из них, попросту перекрестилась. - Никогда не думала, что буду так волноваться, - а ведь это было совершенно не удивительно, поскольку женщина за все свои тридцать с хвостиком лет ни разу не летала через Атлантику.
- Может быть, вам чего-нибудь принести? - обратилась к Дитриху и Тони бортпроводница, улыбнувшись своей почти что модельной белозубой улыбкой. - Чай? Кофе? Может быть закуски? У нас, между прочим, найдется даже что-то для вашего малыша, если хотите, - сообщила девушка, подмигнув маленькому озорнику, на что тот отреагировал мгновенно, спрятавшись на плече у своего отца.
- Па-па, папа... - тихо произнес ребенок, определенно испугавшись того, что красивая девушка решит забрать его у родителей.
- Если можно, принесите нашему озорнику печенье, а мы сейчас подумаем, что заказать, - неловко улыбнулась в ответ Пейтон, прежде чем стюардесса отойдет выполнять их заказ, после чего у Тони появился шанс обратиться к сыну: - Ну, ты чего? Испугался тети?

+1

6

-Волноваться совершенно незачем, -улыбнулся Дитрих, после того как самолет начал набирать нужную высоту. -Знаешь, когда я первый раз летел в Америку, то эпично проспал большую часть полета - так меня укачало с непривычки. Даже Лин не было так нехорошо как мне, а наша мать реально не знала что делать.
Тем временем, боинг выровнялся и можно было отстегнуть ремни безопасности. Стюардессы занялись своими привычными обязанностями, предлагая и разнося напитки - и одна из них умудрилась напугать Ноа, который подумал, что девушка в форме не чай принесет, а его заберет куда-то от родителей. Данцигер лишь улыбнулся, ощутив как сын вцепился маленькими пальчиками в воротник его рубашки... а затем услышал наконец одно очень важное слово, которое маленький озорник наотрез отказался сказать накануне вечером.
-Ну-ка, повтори что ты сказал, Ноа? -подождав пока мальчик посмотрит на него, немец коснулся губами его лобика. -Я знал, что ты просто вредничаешь.
-Дядя? -тут же выдал Ноа, оглядевшись по сторонам и убедившись, что опасность миновала. -Дя-дя-дя!
-Эх ты.., -покачал головой Дитрих. -Значит когда ты испугался что тетя тебя заберет, я был папой - а когда она ушла, опять значит дядя?
Ноа в ответ на это лишь хихикнул и выдал что-то уже на своем языке, довольно курлыкая и сбежав на руки к любимой маме. Данцигер лишь покачал головой, смотря как сынишка, балуясь, сделал попытку немножко попрыгать, а затем и слезть на пол, что ему конечно же не удалось.
-Мне явно нужен переводчик, -немец улыбнулся в очередной раз, наблюдая за сыном. -И куда это ты собрался? А как же та тетя, что хотела тебя украсть?
Умный ребенок после этого замечания своего непутевого папаши, быстро огляделся по сторонам и увидев, что незнакомые тетки не обращают на него внимания, принялся за свое любимое занятие - мигом запустил свои ручки в мамино декольте. Тогда Тони попыталась аккуратно убрать их и переключить внимание сына на одну из его игрушек, но куда уж там? Угрожающе захныкав, Ноа продолжил попытки добраться до своего любимого лакомства.
-Мне кажется, что тебе придется ему уступить, -заметил Дитрих, когда его любимый сын всерьез собрался зареветь на весь салон. -Одно могу сказать - он уже знает как надо обращаться с красивой женщиной. Первым делом раздеть и плевать на то, что кто-то может увидеть. Мы с тобой частенько практиковали это в нашей буйной молодости.
Поняв, что мама не намерена идти у него на поводу, Ноа недолго думая начал уже капитально реветь, так что Пейтон пришлось смирится и ненадолго отойти до ближайшего по проходу WC. Обратно возмутитель спокойствия вернулся довольным, сытым и сонным - и в порыве благосклонности снова назвал Дитриха папой, когда тот взял его на руки, чтобы малыш немного поспал.
-Давай-ка отдохни немного. Лететь еще долго... мы ведь даже не добрались до нашей первой посадки.

Когда этот перелет наконец-то закончился, немец вздохнул с облегчением - по правде говоря, сидеть на одном месте было уже просто невыносимо. Пришлось даже пару раз пройтись по салону, вместе с Ноа на руках, когда малыш изволил как следует выспаться. Но вот наконец можно было готовится к посадке в Берлине и значит пора было достать купленные заранее теплые вещи и нарядить сынишку в купленный комбинезон и теплую шапку. Мальчишка не упустил возможности похныкать, когда Тони одевала его - оно и понятно, ведь в Сан-Хосе его редко когда кутали как капусту со множеством одежек.
-Ну что, вы готовы увидеть настоящую зиму? -рассмеялся Данцигер, после того как паспортный контроль был пройден и вещи получены. -Сейчас дождемся Каролину и поедем к ней - она что-то задерживается и это на нее непохоже.
Передав сына на руки Тони и взяв сумки, немец направился к выходу из здания аэропорта, где вся компания и столкнулась с Лин - как оказалось ей позвонили с работы как раз в тот момент, когда уже надо было бежать и встречать любимую родню.
-Простите, я не хотела опаздывать! -выдала Каролина пулей вылетев из такси. -Но арт-директору выставки в которой я участвую очень не вовремя захотелось обсудить концепцию оформления... так и хотелось послать его ко всем чертям. Ну да ладно - скорее дайте мне подержать ваше чудо!
-Папа.., -тут же выдал Ноа, как только оказался на руках у Лин и обернулся на своего отца. -Папа... папа...
-Я снова стал папой, -засмеялся Дитрих, забрав свое драгоценное чадо у сестры. -Поехали домой, Лин? Мы чертовски устали и вы еще успеете познакомится.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-19 21:46:30)

+1

7

Пейтон знала, что волноваться в самолете не слишком разумно – да, бывает, случается что-то непредвиденное, но это обычно исключения из правил, о которых не принято считать. Крушения самолетов, если верить статистике, случаются намного реже крушений автомобилей, не говоря уже о наездах на пешеходов. Однако, натура человека такова, что он боится именно того, что так редко происходит в его жизни – первый, да еще трансатлантический перелет, шутка ли? Но, адаптацию также никто не отменял, поэтому женщина нисколько не паникует. Да и разве когда-либо впадала в панику? Ну, быть может в детстве еще, когда была совсем маленькой, кто-то из родителей пытался научить ее плавать. Только разве это считается? Нет, нет, нет… к тому же, маленький озорник просто нуждается сейчас в своей матери, так что для паники или дальнейших волнений не остается времени.
- Ну, вот. Я же говорила, нужна практика, - улыбнулась Пейтон после того, как бортпроводница отошла от них на определенное расстояние и счастливый отец мог обрадоваться тому, как назвал буквально только что его озорник. Естественно, маленький непоседа торопится снова оказаться на руках у своей матери – ему так весело переходить с рук на руки, купаясь во внимании обоих родителей, что даже и не поворачивается язык запретить ему. Да и как сделать это? Малышу всего полтора года, у него полным-полно сил и желания играть, а не сидеть на месте. – Не волнуйся, совсем немного времени и по этим отрывкам звуков ты будешь угадывать слова, - засмеялась Тони, когда Ноа произнес что-то, казалось бы, на своем языке. Но, нет. Мама прекрасно все поняла, а потому постаралась перехватить маленькую ручонку, что намеревалась залезть ей в декольте.
Со дня рождения Ноа уже прошло почти два года. Два года будет в феврале, а это уже через два месяца, тогда как отлучить окончательно от грудного питания Пейтон не может. И ведь, как только не пробовала? Уговорами, просьбами, по совету подруг пыталась отвадить сына при помощи горчицы – все равно, никак и ничто не помогало.
Когда Ноа все-таки опустил свою маленькую ручку на грудь Тони, женщина с серьезным выражением лица, по которому он должен был определенно понять, что этого ему нельзя, отвела его руку в сторону, сын не отступился. Да и разве чего-то подобного женщина ожидала? Ноа не сдается так просто. Такой же упрямый, как его отец. Или даже не упрямый, а слишком настойчивый? Как бы там ни было, а маленький немец нахмурился и повторил свой не слишком приличный в общественных местах заход на свое лакомство, но вновь получил отпор. И так ровно до тех пор, пока он не прибежал к самому серьезному аргументу, с которым нужно было считаться – к слезам.
- Ну, да. Сыночек весь пошел в своего отца, - иронично ответила Тони мужчине, которого по всей видимости забавляла наблюдаемая им эта сцена. Конечно же, самой Пейтон было не до смеху – не хватало еще, чтобы Ноа заревел на весь самолет, обращая на них внимание и мешая другим пассажирам, которые потом будут тыкать на нее пальцами, мол не умеет смотреть за своим ребенком.
К тому времени, улыбчивая стюардесса принесла немного печенья, которое Пейтон сразу же постаралась подсунуть сыну. Однако, Ноа тут же скривился и спрятался, обняв свою маму за шею, а когда Тони не стала настаивать на печенье, кусочек от которого откусила сама, ребенок снова попытался сделать заход, который делал раньше, при этом хныкнул куда громче. Так сказать, дал понять, что другие варианты его не интересуют. Посмотрев, что это еще не подействовало, Ноа прибавил звука, не оставляя своей матери никаких других шансов, кроме …
- Ну, ладно… - все-таки согласилась уступить сыну Пейтон, прежде чем подняться с кресла. К тому же, предстояло наградить Дитриха также суровым взглядом, чтобы не потешался. – Ноа, только не здесь. Подожди немного? Ты ведь умеешь быть послушным мальчиком, зачем тебе вредничать сейчас, – тихим шепотом попросила она у ребенка, на что тот лишь нахмурился, но не стал делать больше попыток заплакать или захныкать. Так что, не имея больше никаких шансов на спасение, Пейтон решительно направилась в сторону уборной, где собиралась выполнить фактически террористическое требование сына. К счастью, никакой очереди в ближайший WC не было, а потому Ноа уже скоро получил то, чего ему так хотелось.
Конечно, во время своего обеда, Ноа чуть не задремал, так что по возвращению на их места, ребенок быстро задремал уже на руках у своего отца.
- Чувствую, это будет не простой перелет… - тихо вздохнула Пейтон, прежде чем приклонить голову к плечу мужчины. Ей не хотелось пока еще спать, однако набраться терпения и сил было необходимо – Ноа будет спать не долго, а со времени вылета даже час не прошел. Однако, их совместные каникулы, разве не стоят такой небольшой жертвы?
Действительно, перелет в Берлин был не таким простым, как могло показаться, тем более Ноа основательно погонял своих родителей. Конечно, перед выходом из самолета все его пассажиры предусмотрительно надели свои теплые куртки. Лишь немногие решили рискнуть и выйти на мороз в тонких свитерах, которые накинули так, ради приличия что ли? Однако, Пейтон не желала мерзнуть сама, да и сына тепло одела, пусть ему была не по нраву ни его шапчонка, ни его зимний комбинезон, в котором он был похож на настоящего снеговика или пингвина – ходить в нем было не слишком удобно.
- Ничего страшного, Ноа, - уговаривала сына, когда тот попытался стащить с головы свою шапку, но та не поддавалась, поскольку Тони уже успела завязать ее на подбородке красивым бантом. – Это не на долго: нас встретит твоя тетя Каролина, а потом мы поедем к ней домой и снимем с тебя и этот комбинезон, и эту шапку. Только не снимай ее пока еще, пожалуйста, - забрав маленькую ручку сына от шапки, произнесла женщина, после чего надела на себя куртку. Конечно, увидев пример родителей, ребенок немного смирился с тем, что нужно было надеть эту неудобную одежду, а тогда уже можно было выйти на свежий воздух?
- Уже не терпится увидеть этот снег, - улыбнулась Пейтон на слова Дитриха, когда они прошли паспортный контроль и прошли к главному залу ожиданий, предварительно забрав свой багаж. Хорошо, что не потеряли в пути? К подобной мысли подталкивает сюжет какого-то кинофильма, после чего отпуск молодой пары находит целую чреду непредвиденных событий. Однако у них все будет тихо и спокойно? Ну, на сколько можно это себе позволить с маленьким озорником. – Так, а Каролина не говорила, где будет ждать нас? – поинтересовалась она у немца, оглянувшись по сторонам. Взяв Ноа на руки, Пейтон последовала за Дитрихом к выходу, все еще пытаясь найти Лин взглядом, но … вот она впереди?
- Лин, как же ты изменилась! Твоя новая прическа тебе очень идет, - поцеловав в щеку сестру любимого мужчины, Тони не удержалась от такого правдивого комментария. Пусть, сказанного несколько с опозданием?
- На самом деле, я уже давненько постриглась и подчеркнула свои светлые волосы, но спасибо! Вижу и у тебя что-то новенькое? – вежливо вернула комплимент Каролина, также широко улыбнувшись, как и когда-то, когда они общались в Сан-Хосе. Тогда же маленький озорник был награжден вниманием своей тети, которой Тони и передала сына по ее просьбе.
Однако, разве это понравилось маленькому чуду?
- Ничего страшного, он немного привыкнет и даже будет называть тебя по имени. Он просто Дитриха мучает и иногда дразнит дядей вместо папы, - Пейтон сразу же ввела в курс дела Каролину, пока они усаживались в такси.

+1

8

-Мне просто не верится, что я наконец-то уговорила ваше семейство приехать и повидать меня, -рассмеялась Лин, когда вся веселая компания погрузилась в такси. Ноа все еще немного побаивался незнакомой тети, так что вцепился в Пейтон, сразу как только оказался у нее на руках и даже сделал попытку похныкать, когда Каролина легонько коснулась губами его щеки. -Маленький трусишка, никто тебя не заберет у мамы и папы - или дяди, как ты его называешь. Я купила для тебя огроменного мишку, на котором можно даже спать. А еще у нас будет самая красивая елка во всем Берлине - я специально не стала ее украшать ддо вашего приезда.
-Мама..., -Ноа тихонько вздохнул и тут вспомнил о неудобной шерстяной шапке и сделал попытку ее стянуть, а когда это не удалось, то хитренько посмотрел на любимую маму и выдал следующую свою фразу. -Ням?
-Сынок, "ням" будет дома у тети Лин, -улыбнулся Дитрих, оглянувшись с переднего сиденья и заценив как неугомонный мальчишка тихонько похлопал ладошками в теплых рукавицах по новой куртке Тони. Забраться к ней в декольте было весьма проблематично, так что Ноа снова жалобно захныкал, оглянувшись на немца. -Хватит уже безобразничать и раздевать маму при всех.
-Ноа, ну не плачь, малыш? -постаралась отвлечь мальчика Лин, но увидев как она протянула к нему руки, Ноа тихонько пискнув, ткнулся в шею матери. Каролина лишь вздохнула, но по крайней мере ей удалось хотя бы на какое-то время отвлечь племянника. -Сейчас ты увидишь самую знаменитую улицу Берлина - правда весной и летом она куда красивее, но и зимой тоже есть на что посмотреть. Это Унтер-ден-Линден и мы уже почти приехали.
-Неужели ты переехала на липовую аллею? -Данцигер обернулся к младшей сестре. -Замечательно, значит мы сможем показать Ноа Большой Тиргартен. Посмотри, Тони - тут рядом самый большой городской парк, так что наша Лин неплохо устроилась.
-Последняя картина, на которой я работала вместе с мужем, была очень удачной, -рассмеялась Лин. -Правда тебе такой фильм точно бы не понравился, Дит - ты ведь терпеть не можешь артхауз.
-Я не люблю фильмы в которых пережевываются дурацкие проблемы, -Дитрих пожал плечами и как только таксист остановился возле нужного дома, расплатился с ним и пошел доставать сумки и чемоданы из багажника. -Кино должно развлекать, а не заставлять людей ломать голову на какой-то ерундой.
-Вообще... я могла бы с тобой поспорить и переубедить, но не буду, -Каролина лишь покачала головой, прежде чем выйти из машины следом за Пейтон и Ноа. -Ты слишком упрям и доказывать тебе, что у всех людей разные вкусы совершенно бесполезная трата времени - но я надеюсь, что хотя бы на выставку, в которой я участвую, ты заглянешь вместе с Хизер?
-Конечно - ты же знаешь как я люблю твои картины, -согласно кивнул немец, после чего перенес весь багаж в дом младшей сестры. По правде говоря, Дитрих рассчитывал обнаружить внутри этакий хай-тековский рай - плавные обводы и металлический блеск. Что еще могли придумать две творческие личности? Однако, интерьер дома скорее напоминал... -Лин, у меня есть ощущение дежа вю... твоя гостиная очень похожа на ту что была в нашем старом доме. Помнишь, в Дрездене?
-Конечно помню, -Каролина вновь улыбнулась. -Мы когда-то были там очень счастливы... вот мне и захотелось внести хотя бы одну знакомую нотку. Но не волнуйся, я ограничилась только лишь гостиной и тебе не придется шарахаться от остальных комнат. Там все просто и удобно - вечно прекрасный и лаконичный английский стиль: темный дуб и ощущение тепла. Пойдем, я покажу тебе и Пейтон вашу комнату? А еще того огромного мишку, с помощью которого я все-таки надеюсь понравится моему племяннику.
Ноа, посмотрев на свою тетю сонно зевнул, но тут вспомнил о том, что так и не добился от Тони своего любимого лакомства и принялся за "старое".
-Думаю что наш парень оценит твой подарок, после того как основательно помучает любимую маму. Давай мы немного отдохнем с дороги и потом уже примемся за предрождественские хлопоты - елку и все остальное?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-19 21:45:01)

+1

9

Настоящее Рождество со снегом и далеко-далеко от того солнечного края, что видел все их жизненные неприятности, взлеты и падения. Оставить позади все хорошее и плохое, но не для того, чтобы начать что-нибудь сначала, ведь прекрасно знали, что их жизнь все равно остается в Калифорнии, а именно родном и таком разностороннем Сан-Хосе. Это был словно побег от реальности или какой-то кинофильм, героями которого они могли стать сами - ничто им не помешает отпраздновать этот семейный праздник как-то иначе, чем они сами того захотят и уж тут никакая работа не сможет повлиять на всю развлекательную программу. Ну, разве только у Каролины появятся какие-то неотложные дела?
Пейтон не успела замерзнуть или ощутить холод по-настоящему, пока они направлялись к автомобилю, что должен был доставить их к дому Линн. Естественно, прохладный воздух быстро дал о себе знать, начав пощипывать привыкшую к теплу и жаре кожу на лице, поскольку руки Тони предусмотрительно спрятала пускай и в тонкие, но перчатки. Женщина немного поежилась, когда прохладный ветер подул в ее сторону. Она прижала к себе сильнее сына, чтобы ему часом не было холодно, хотя маленький озорник с интересом оглядывался по сторонам, ведь для него абсолютно все было ново и интересно. Конечно, тепло в салоне автомобиля, в который они сели было ощутимым и приятным, так что Пейтон даже подумала относительно того, чтобы расстегнуть куртку себе и малышу, но ... так и не сделала этого, поскольку Ноа уже потребовал от своей матери любимого лакомства, которого ему уж точно было не получить пока они не приедут к Каролине домой.
- Нет уж, Ноа, на этот раз ты не получишь, чего хочешь - будешь кушать кашку, - помотала говой женщина сыну, на что тот хныкнул что-то в ответ. Малыш наверняка хотел было потребовать еще раз, но протянутые руки тети Линн к ребенку заставили любимую мамину радость смутиться и спрятаться, словно маленький пугливый котенок где-то на шее у любимой защитницы. - Ну же, Ноа, не будь таким стеснительным. Да и тетя Каролина не заберет тебя никуда, - улыбнулась Пейтон, обнаружив у своего ребенка такую черту, как застенчивость. А ведь, никогда не могла подумать о том, что нечто подобное было возможно? Она ведь прекрасно помнила себя, свою решительность, которая нисколько не мешала ей в детстве поступать так, как ей хотелось за что матери и бабушке приходилось часто приписывать карательные меры, которые внушительно влияли на Тони лишь до поры и до времени. Но, получается, далеко не во всем дети могут быть похожими на своих родителей? Их маленькие копии в чем-то совершенствуются, а в чем-то являются полными их противоположностями.
Женщина не стала вмешиваться в разговор Дитриха с сестрой, она лишь посмотрела в окно, за которым было видно лишь какую-то часть какого-то совершенно неизвестного ей пространства. Дитрих назвал это пространство липовой аллеей, так что Тони лишь внимательней посмотрела на те деревья, которые можно было счесть за эту ... липу. На верхушках деревьев не было ни одного листья, за то их ветки были украшены специальной подсветкой, что скорей всего была устойчивой к холодам и влаге, даря ощущение красоты и приятного внутреннего тепла гуляющим по этой аллее вечерами. Пейтон постаралась даже представить себе, как они с Дитрихом выйдут на вечернюю прогулку этой аллеей, взяв с собой Ноа - в точности, как вот какая-то молодая семья, за которую уцепился ее взгляд на какое-то мгновение - они приобретут что-то согревающее, а Ноа получит такой же гелиевый шарик, что будет норовить сбежать далеко в небеса. Женщина улыбнулась, прежде чем такси остановилось напротив какого-то дома, построенного наверняка в позапрошлом веке? В этот самый момент Каролина спорила о чем-то со своим братом, тогда как Тони получила очередной шанс оглянуться по сторонам и оценить все, что попадалось ей.
- А здесь здорово! Совсем не так, как у нас в Калифорнии, - выдала она, прежде чем хозяйка дома не пригласила их пройти во внутрь, где все отдавало некой старинкой, которую сразу же заметил и Дитрих. Правда, Тони даже не могла предположить, что этот особенный стиль был по-особенному дорог им двоим. - Как уютно и даже камин есть? - это был не совсем вопрос, скорее удивление, которому не было границ, ведь все, что видела Пейтон отличалось в корне от того, к чему она привыкла.
Тони согласно кивнула на слова Каролины, когда та решила показать приготовленную для них с Дитрихом и Ноа комнату, после чего прижала к себе сонного сына, с которого наверняка уже пора было снимать этот неудобный комбинезон и укладывать спать. Собственно, поднявшись на второй этаж дома Пейтон уже скоро смогла увидеть ту самую комнату, что станет для них целым миром в Германии на время их небольших каникул.
- Ух ты! Я уже говорила, но здесь очень классно, - улыбнулась Тони, прежде чем уложить на кровать сонного Ноа, с которого следовало снять хотя бы теплый комбинезон. - Ну вот, кто-то устал мучить маму и решил поспать прежде чем продолжить, - тихо добавила женщина улыбнувшись.
- Как на счет небольшого чаепития? Я могу приготовить грог даже, не хотите попробовать? Будет вкусно, обещаю. Заодно расскажете о том, какие у вас планы помимо прогулок липовой аллеей и Большого Тиргартена, - бодро произнесла Каролина, улыбнувшись своим гостям.
- Ну, мы еще собирались точно на твою выставку, - добавила Пейтон, стянув с себя куртку, после чего вместе с Дитрихом направилась на кухню, где полностью всем заправляла Линн. - Кстати, а какое рождественское меню тут?
- Тут у нас все намного проще - никакой индейки, Хизер. Но не волнуйся, я обязательно потребую помощи от тебя, - рассмеялась Каролина свой привычной милой и такой знакомой улыбкой от которой всегда становилось тепло, особенно сейчас, когда на улице уже начинал понемногу тихо опускаться снег.

+1

10

-Мне кажется, что традиционное рождественское меню тебе не очень понравится, любимая, -рассмеялся Данцигер, когда уселся рядом с Тони и сестрой за стол в уютной кухне. -Свинина с квашеной капустой, пшенная каша на молоке, обязательный пирог из сухофруктов... в общем, я предлагаю сделать свое меню. Можно конечно обойтись без индейки, но приготовить какое-нибудь другое жаркое - только давайте, бога ради забудем о шарлотках и штруделях?
-Я как раз собиралась приготовить огромный яблочный пирог и угостить им тебя, -хитро улыбнулась Каролина. -Мне всегда доставляло удовольствие смотреть как тебе приходилось его есть в гостях у тетушки Марты - отказаться было нельзя, иначе бы она очень обиделась. Но это было так забавно!
-Это было очень жестоко, -вздохнул Дитрих, отпив глоток горячего чая. -Ты прекрасно знаешь, что я не любитель сладкого. В общем... я предлагаю сварганить наш рождественский стол всем тем что нравится и забыть о традициях. И надо бы успеть купить все необходимое, прежде чем магазины закроются на праздники. А еще - мы обязательно должны сходить погулять на ярмарку - от порции хорошего горячего "глювайна" я точно не откажусь.
Пожалуй можно однозначно утверждать, что Рождество в Германии по праву считается самым любимым семейным праздником. Его с нетерпением ожидают и взрослые и дети, забывая обо всем на свете и ожидая каких-либо чудес и перемен к лучшему. Для Дитриха этот праздник можно было назвать в какой-то мере возвращением в прошлое - когда его семья еще не знала бед и дружно жила в Дрездене...
Можно назвать это ностальгией или тем самым дежа вю, о котором уже упомянул немец - но ему очень хотелось показать Тони город своего детства, пусть даже он порой и вызывал грустные воспоминания. Однако, по прошествии многих лет обычно вспоминается только хорошее... и ведь его было немало даже после того как произошла та дурацкая авария.
Вот только, удастся ли уговорить Лин поехать в Дрезден?
Вечером после чаепития, Дитрих подошел к окошку в гостевой комнате и пару минут просто смотрел как медленно кружатся снежинки в свете праздничных огней, которыми была щедро украшена знаменитая липовая аллея. Возможно, он никогда бы не решился приехать снова в Германию, если бы не Лин и Тони? Потом, когда подрастет Ноа, они обязательно привезут его в Берлин и покажут все самое интересное и важное - а пока что надо не забыть про заранее приготовленную елку и украшения, которые еще предстоит развесить и конечно же про рождественскую провизию.
Следующее утро началось с того что первым проснулся Ноа и встав в кроватке, которую для него приготовила предусмотрительная тетушка Лин, постарался разбудить своих родителей и напомнить им, что пора срочно заняться единственным и любимым ребенком.
-Папа! -хихикнул Ноа, когда Дитриху пришлось заставить себя вылезти из-под теплого одеяла и взять сынишку на руки. Первым делом немец глянул в окно - как оказалось, ночью снегопад усилился и теперь вся улица Унтер-ден-Линден встречала новый день в совершенно рождественском и праздничном виде.
-Посмотри как красиво? -улыбнулся Дитрих, показав маленькому озорнику как за окошком белым-бело, но похоже что Ноа в этот самый момент вспомнил, что вчера ему так и не удалось добится желаемого от любимой мамы и он начал хныкать. -Ну вот... опять начинается? Будем будить нашу маму?
Пользуясь тем, что сын не успел еще капитально разревется, Данцигер отнес его на кровать к Тони - правда спящую красавицу еще пришлось разбудить самым верным и траддиционным способом. Ноа вновь довольно хихикнул, оказавшись между родителями и внес свою лепту, подергав маму за один из ее веселых локонов, добавив что-то при этом на своем языке.
-Тони, вставай.., -еле сдерживая смех, тихонько сказал Дитрих, не отказав себе в удовольствии поцеловать свою ненаглядную. -Кое-кто отлично выспался и желает тебя капитально помучить. И сегодня нам придется рано встать, чтобы успеть смотаться в маркет и все купить - Лин грозила, что не потерпит деликатесов из ресторана, так что надо будет все готовить самим.
-Мама! -Ноа тем временем решил, что мама достаточно выспалась и оставив в покое ее волосы, решил забраться под одеяло, чтобы наверняка ее разбудить. Наблюдать за этим было очень смешно, так что немец не стал мешать своему сынишке.

+1

11

Чем славится Рождество, как и любое другое празднество, собирающее за своим столом всю семью? Пожалуй, именно традиционными блюдами, которые готовятся по случаю того же Рождества или дня Благодарения в Америке. Так, например, далеко не каждая хозяйка соберется печь тыквенный пирог, разве только не на день Благодарения, символом которого стала тыква. В точности, как и индейка была на столе в этот чудесный день, а также к Рождественскому столу, пускай и рецептура приготовления этой прекрасной птицы несколько отличалась. Поэтому Пейтон несколько удивилась категоричному отказу своего любимого немца – она ведь хотела попробовать что-то такое, что было близко ему и его далекой родине, раз уж ей повезло оказаться здесь.
- И все-таки, ты меня не напугаешь чем-то подобным, Дитрих. Я обязательно хочу что-то традиционное, что можно приготовить и попробовать только в Германии, - несколько фанатично прозвучало, но чего можно было ожидать еще от женщины, которой так много всего нравится вокруг, а еще больше вызывает интереса. – Ну, мы можем обойтись, думаю, без шарлотки и яблочного пирога, Лин, правда? – улыбнулась женщина сестре Дитриха, выслушав их обоих. – Но, я все равно требую чего-то традиционного, так что тебе придется, Дит, одобрить хоть что-нибудь из традиционных блюд, - нет, на этот раз Тони не просит, а скорее требует у своего любимого немца. И несмотря на то, что часто шла на уступки мужчине, на этот раз она вряд ли так быстро отступится.
- Ну, мы можем пожарить каштаны, как когда-то и испечь шоколадно-имбирный торт, если я найду рецепт, - вдумчиво произнесла Каролина в ответ на слова. Видимо, не только Дитриху куда ближе по духу была многокультурная американская кухня, предоставляющая широкий выбор в выборе блюд, начиная от итальянских и заканчивая, пожалуй, восточными блюдами из редких сортов рыбы, что были весьма популярными среди богемы, но и его младшей сестрице. А ведь это было совершенно не удивительно, ведь большую часть своей сознательной жизни Линн провела именно в Калифорнии, где среди ее теплых лучей солнца ей удалось победить болезнь, что мучила ее многие годы после той автокатастрофы, без которой, как ни странно, даже Пейтон была лишена возможности познакомиться со своим любимым и единственным мужчиной.
Тем временем закипевший чайник свистком оповестил всех об этом, так что Каролина сразу же залила кипятком заготовленную заварку в каждой кружке, что приятно пахла мятой и барбарисом.
- Какой необычный чай, - вдохнув аромат, доносящийся из кружки, похвала Тони чай, который для них приготовила Линн, после чего сдув, поднимающийся над кружкой пар, женщина сделала осторожный глоток горячего чая. – И очень вкусный, - добавила она, поставив кружку вновь на стол. – Давай составим список того, что нам понадобится? До Рождества осталось всего два дня, так что завтра придется хорошенько потрудиться, - предложила Пейтон, так что младшей сестрице Дитриха пришлось достать из тумбочки чистый лист бумаги, где и начали составлять их праздничное меню, из которого они все же исключили нелюбимые одним американским немцем продукты, оставив только то, что нравилось всем больше всего. Но, и не забыв о традиционных блюдах. Естественно, чтобы облегчить себе завтрашний день, женщины решили не только готовить самим, но и купить некоторые блюда в маркете или заказать в ресторане – будет нисколько не хуже, зато больше всего успеется. Тем более, кто-то собирался пойти на рождественскую ярмарку!
Горячий чай и тепло уютного дома, быстро заставили Пейтон вспомнить о том, что им пришлось лететь долгих шестнадцать часов, а также сменить кардинально пояса. Так что, поднявшись на второй этаж дома, женщина с удовольствием избавилась от одежды (не без помощи Данцигера), после чего, сменив ее на более подходящую для сна, устроилась рядом с любимым немцем спать. И, наверное, если бы не Дитрих и Ноа, Тони проспала еще несколько часов, если не дольше – и спрашивается, кто бы приступил к готовке заветных рождественских блюд?
- О, вы уже проснулись, - пробормотала женщина, сладко потягиваясь под теплым одеялом. Ладонью спрятав зевок, немного приподнялась, чтобы взять поудобней свою маленькую кроху на руки, после чего ее наградили сразу же нежным поцелуем. И вот, если бы только каждое утро могло начинаться именно так? Мечты… Интересно было бы загадать подобное желание к Рождеству - исполнилось бы? Возможно, когда-то Пейтон нагрешила слишком сильно, чтобы теперь надеяться на подобные чудеса, но … часть ее надеялась всегда и никогда не унывала.
- Не потерпит говоришь? А я вчера вписала парочку… но не деликатесов, а лишь некоторые блюда, чтобы облегчить нам с ней работу, - тихо ответила женщина, устроив на руках сынишку, что уже звонко обращался к своей маме, а маленькие ручки определенно требовали не кашки или пюре, а именно того самого любимого лакомства, которое ребенок полюбил еще с первых часов своей жизни. – Тогда наш день будет полностью привязан у кухни, необходимо ведь столько всего приготовить – надо быстро подниматься и собираться в супермаркет, - скомандовала Пейтон, но скорее это было адресовано себе самой, нежели ее любимым мужчинам, что окружали ее этим утром. – Так что, маленький обжора, давай быстро кушай, пока тебе перепало, а то потом уже не получится, - обратилась уже к Ноа, что решил, видимо, на этот раз растянуть удовольствие на дольше, поняв, что в этой чужой стране ему могут и отказать в подобной радости. – Кстати, который час? Мне кажется, что я весь день проспала…

+1

12

-Я уверен, что Лин будет рада внести любые изменения в меню - помнишь, она ведь сказала что не собирается устраивать чисто немецкое торжество, -улыбнулся Дитрих, наблюдая за тем как его любимый сынишка добился желаемого. И как-то вспомнилось совсем другое Рождество, много лет назад - еще в Дрездене, когда семейство Данцигер встречало самый любимый праздник всех времен еще в полном своем составе. Отец был жив и здоров, а Лин в первый раз смотрела на то как любимая мама наряжает елку с помощью старшего братца. Прошлого не вернешь, оно обычно приходит к нам во сне или теплых воспоминаниях о былом... и в данный момент, немец подумал о том, что очень хотел бы показать своим родителям Ноа - самый лучший подарок, который только могла подарить ему обожаемая дама треф.
-Сейчас еще рано - наше чудо поднялось не свет не заря и разбудило меня. Есть время спокойно собраться и позавтракать на кухне, перед походом в маркет, -ответил Дитрих на вопрос Тони, после того как забрал к себе на руки довольного и немножко сонного сынишку. -Кстати - заодно прогуляемся с Ноа и посмотрим на рождественскую распродажу. Думаю что ему очень понравится.
Быстро собравшись и одев любимого озорника, Данцигер и Тони появились в кухне как раз к готовому завтраку, который успела приготовить Лин. Она уже успела позвонить своему мужу на съемки и составить список всего необходимого для праздничного ужина с любимыми родственниками. Ноа, увидев свою тетушку, уже не стал стесняться и позволил взять себя на руки, чему Каролина конечно же очень обрадовалась.
-Вчера я не успела тебе подарить того огромного мишку, но сегодня ты с мамой и папой вернешься с прогулки, обязательно подарю, -улыбнулась Лин, нежно коснувшись губами пухлой щечки мальчика. -А еще вечером мы обязательно нарядим елку все вместе и повесим красивые лампочки, которые тебе очень-очень понравятся. Кстати говоря, у меня еще есть для тебя подарки.
Ноа довольно курлыкнул, слушая свою тетю и поглядывая в сторону родителей - похоже что программа развлечений на вечер, предложенная Лин пришлась мальчишке по вкусу и особенно обязательный пункт с подарками. Дитрих лишь улыбнулся, слушая как младшая сестра болтает со своим единственным и неповторимым племянником и отметил про себя, что надо бы приезжать в Берлин чаще, раз уж Каролина не хочет возвращаться в Штаты.
-Так, если ты все записала, Лин, то мы пойдем затариваться продуктами, пока народ не набежал - к тому же, на праздники магазины должны закрыться, -поднялся из-за стола Данцигер, после того как успешно справился со своей порцией вкуснейшей яичницы с ветчиной. -Любимая, собирайся, а я пока одену Ноа. И наверное стоит взять с собой рюкзак Пауля, чтобы не таскаться с мешками.
Пока Тони вернулась в спальню за своим теплым свитером, немец успел одеть в гостиной сынишку и приготовить новенький пуховик своей ненаглядной. Ходить придется долго, так что следует одеться потеплее - ведь калифорнийские гости совершенно не привыкли к зиме, пусть даже в Германии она не была такой уж суровой.
Подав Пейтон куртку и шарф, Дитрих закинул на плечо рюкзак своего деверя и взял на руки полностью готового сына. Правда Ноа тут же попытался скинуть варежки и развязать тесемки на своей новой вязаной шапке; когда это не удалось, мальчишка было захныкал, но отвлекся как только оказался на улице. Поход за провизией очень понравился малышу, тем более что возле продуктовых магазинов была просто чертова уйма различных сувенирных лавчонок, глядя на ассартимент которых просто глаза разбегались. Однако, Ноа заинтересовала одна-единственная игрушка, к которой он и протянул свои ручки. Это был традиционный немецкий Щелкунчик - герой волшебной сказки и весьма эффективное приспособление для колки орехов. У того что выбрал маленький озорник был темно-синий мундир с золотым позументом и даже небольшая, искусно выструганная сабелька на ленточке через плечо. Хозяин лавчонки весьма охотно протянул игрушку Ноа, пояснив по-немецки Дитриху, что собственноручно делает все-все сувениры, которые продает. Если же говорить о Щелкунчике, то подобные игрушки делал еще дед достойного резчика по дереву и он конечно же в миллион раз лучше тех, что продаются в магазине.
-Видите ли, каждая игрушка получается уникальной - словно бы у нее есть свой характер, -улыбнулся продавец, добавив уже по-английски, видя что эффектная супруга потенциального покупателя не понимает немецкий язык. -Раз уж вашему мальчику так он нравится, то я готов скинуть часть цены в честь праздника.
-Хорошо, идет, -кивнул Данцигер, смотря как Ноа крепко вцепился в новую игрушку. -Большое вам спасибо и счастливого Рождества.
Начав "пробег" по всем продуктовым магазинам, Дитрих передал сына Тони и где-то спустя часа полтора рюкзак старины Пауля был набит доверху всем что только удалось найти из праздничного списка. Малыш Ноа уже начал клевать носом на руках у любимой мамы, однако свою новую игрушку из рук не выпустил и временно положить ее в один из пакетов (без них все же не обошлось), не согласился.
-Так, вроде все есть... осталось только купить пару гирлянд - забежим на рождественскую ярмарку и двинем к дому?

+1

13

Традиционный немецкий завтрак уже стоял на столе, когда Пейтон спустилась на кухню вместе с Дитрихом и Ноа. Маленький озорник, уже порядочно подкрепившись с самого утра, без особого труда позволил себя одеть во все, что только сочли нужным его родители, после чего они последовали навстречу вкусному аромату завтрака, приготовленного тетушкой Линн. Темнокожая женщина лишь улыбнулась тому, как младшая сестренка ловко справляется с некоторыми приготовлениями к празднику на кухне. Кажется, еще недавно она видела Каролину совершенно другой – скромной и тихой девочкой, настолько нерешительной, что за ланчем в школе она садилась отдельно от всех до тех пор, пока Тони вместе с Лорелеей не стали постоянно садиться рядом с ней. Тогда еще они с Дитрихом были далеко не так близко знакомы, хотя и знали о существовании друг друга, но от части близкое знакомство с Каролиной помогало обычно без особенных трудностей и хитростей узнавать информацию о ее старшем брате. Ну, а после того, как они начали встречаться – Каролина продолжала спонсировать информацией Тони о том, как живется Дитриху в Сакраменто, хотя в этом и не было критичной необходимости, поскольку немец часто звонил даме своего сердца. Но, вот, глядя сейчас на счастливое выражение лица Линн, кажется, что все те трудности, выпавшие на ее долю, не о ней вовсе. Однако, чем не пример упорства и храбрости? Доказать умным врачам, что их дипломы могут спрятаться перед ее упорным желанием жить полной и нормальной жизнью – ведь если очень сильно захотеть и упорно идти к желанной цели, можно отнюдь не просто прыгнуть выше головы, можно горы свернуть.
Тони передала сына на руки Каролине, когда она протянула племяннику свои руки, после чего села за стол, чтобы позавтракать. Женщина улыбнулась сыну, когда он посмотрел на нее, все еще находясь на руках у тети, которая поведала мальчишке о тех подарках, которые она ему приготовила – карие глаза маленького озорника светились от счастья, что не могло не радовать обоих его родителей и тем более тетю. Но, вскоре пришло время натягивать поверх свитеров теплые курточки, прежде чем выходить на мороз, ведь погода в Германии была куда более суровой, чем даже в Северной Калифорнии, где изредка выпадал снег. Однако, снег и мороз весьма удачно подчеркивали праздничное настроение, чему подтверждением была масса улыбок на лицах незнакомцев в супермаркете, на ярмарке и просто на улице.
В теплой куртке и варежках на руках, при этом в постоянном движении, Пейтон быстро забыла о холоде, к которому не привыкла. Не говоря уже о снеге, что окружал их буквально повсюду, пусть и небольшими кучками и вскоре уже не разил глаза. К тому же, хорошим согревающим средством послужил глинтвейн, которым можно было угоститься на ярмарке, куда заглянули американцы. Естественно, на руках у матери или отца Ноа чувствовал себя уверенно, не смотря на непривычную обстановку. А поход в небольшой сувенирный магазинчик ему уж очень сильно понравился. Более того, даже Тони заинтересовалась сувенирными игрушками на продажу, которых она точно не видела в Калифорнии. К сожалению, она совершенно не понимала немецкий, поэтому вся покупка полностью была на плечах Дитриха, который позже наверняка расскажет своей женщине о том, насколько особенной была приобретенная ими игрушка.
К моменту возращения домой, Ноа порядочно устал. Так что, обняв свою маму на шею, уложив при этом ей на плечо голову, мальчишка уснул, прежде чем они добрались домой.
- Кажется, наш львенок сдался, - констатировала факт Пейтон, когда заметила, что сын уже успел уснуть, не дождавшись их возвращения домой к тетушке Каролине, у которой подготовка к праздничному ужину уже была в самом разгаре.
- Вот и вы! – радостно встретила Линн своих родственников, прежде чем заметила приложенный к устам Пейтон палец. – Уснул? – уже шепотом обратилась женщина к Тони, после чего получила согласный кивок от нее. Но, прежде чем избавиться от зимней одежды, Пейтон подождала на Дитриха, которому и передала спящего сына, чтобы он уже отнес его в комнату, пока они вместе с Каролиной будут заняты готовкой. Времени-то нисколько не прибавилось?

+1

14

Покупая все необходимое для самого веселого и доброго праздника, Дитрих подумал в очередной раз, что последний раз по-настоящему праздновал его, когда еще жил в Сан-Хосе, вместе с матерью и сестрицей. Данцигеру всегда казалось, что их семья словно раскололась после гибели отца в той злосчастной аварии... однако Аннелиза сделала все чтобы ничего подобного не произошло и всегда говорила своим детям, что никогда нельзя сдаваться и опускать руки. И совершенно неважно, что пришлось переехать в другую страну и оставить свой прежний дом - потому как его всегда можно "отстроить" заново, было бы желание?
Обнимая своего сладко уснувшего сынишку, Данцигер подумал о том, что его дом теперь  всегда будет только там где Тони и Ноа. Судьба не раз испытывала их отношения на прочность, даже заставив на какое-то время расстаться, чтобы потом вновь столкнуть, доказав тем самым, что в шутку разложенный много лет назад пасьянс вовсе не соврал. И теперь, стоило приложить все усилия для того чтобы сделать своих родных и любимых счастливыми - ведь по сути, кроме Тони, Ноа и Лин у Дитриха больше никого не было. Дальняя родня со стороны родителей явно не в счет, потому как с ними семейство Данцигер не общалось еще до своего эпического переезда в Соединенные Штаты.
-Спи, малыш, -тихо сказал Дитрих, постаравшись очень осторожно вынуть сына из теплого комбинезона, что делал его похожим на маленького косолапого медвежонка. -Выспишься и увидишь, сколько подарков тебе приготовила твоя тетя Лин. Правда я не слишком понимаю, зачем их было прятать в кладовке... можно подумать, один маленький озорник побежит их искать.
Переодев мальчика в пижаму, Данцигер аккуратно уложил его в кровать и укрыв потеплее, вышел из комнаты, оставив открытой дверь и на всякий случай подключив радио-няню. После этого можно было присоединится к веселой готовке праздничного ужина, благо теперь продуктов для него должно было хватить с лихвой.
-Так, мне необходимо чуткое руководство, чтобы я ничего не испортил ненароком, -пошутил немец, заявившись на кухню. -Тони знает, что я умею делать только горячие бутерброды - думаю, что Ноа их оценит когда подрастет и надо будет делать ему полдник для школы. Но в нашем случае, мое кулинарное умение навряд ли пригодится?
-Ничего страшного, мы быстро найдем чем тебя можно занять, -насмешливо фыркнула Каролина. -Думаю, что порезать овощи для салата ты сумеешь? Раз уж тебе так хотелось разнообразить немецкий рождественский стол.
-Что поделать, если я терпеть не могу квашеную капусту? -рассмеялся Дитрих, принявшись за нарезку чистых овощей. -И вообще, чем мучится самим, мы могли бы заказать отличный ужин в ресторане... хоть утку с яблоками, хоть по-пекински - это было бы куда быстрее и не так напряжно.
-Один раз в году, можешь и напрячься, правда, Тони? -хихикнула Лин. -Наверняка ведь ничего не делаешь по дому - мы с мамой, в свое время, тебя совершенно избаловали, позволяя валяться на диване в свое удовольствие. И теперь твоей бедной жене тоже приходится с тобой нянчится.
Конечно же, все вышесказанное было произнесено в шутку, хотя доля правды в ней безусловно была. Ведь в данный момент, Дитрих жил по сути на два дома - одна квартира в Сакраменто, другая в Сан-Хосе, где жили сейчас Пейтон и Ноа. В своем холостяцком жилище немцу крайне редко приходилось убирать, а уж про готовку и вовсе стоит промолчать. По сути это место сложно было назвать домом... туда Данцигер приезжал после работы, чтобы завалится на кровать и как следует выспаться. В квартире, которую немец снял для Тони, все было совершенно по-другому и туда хотелось возвращаться снова и снова... опять же, если бы не работа, Дитрих давно бы так и сделал.
Жаль только что будет очень сложно объяснить Каролине истинную причину того, почему кое-кто до сих пор еще не оформил отношения с матерью своего ребенка официально. По счастью, в жизни Лин сейчас все было куда проще и понятнее...
-Между прочим, моя главная обязанность - добывать деньги, с чем я весьма успешно справляюсь, -в тон Каролине ответил Дитрих, закончив наконец с овощами и стряхнув их в салатник с разделочной доски. -И раз уж вы хотите чтобы я как следует поработал, то придумайте мне еще какое-нибудь простое поручение. Такое, чтобы не испортить ненароком какое-нибудь важное блюдо.

+1

15

Проводив взглядом темно-карих глаз Дитриха, что уносил на руках их маленького сладко спящего медвежонка в выделенную для них комнату, Пейтон не могла скрыть улыбки на лице. Глядя на заботливого и столь бережно относившегося к своему единственному сыну мужчину, женское сердце попросту не могло оставаться безразличным к подобной картине. В прочем, Дитрих всегда относился к их сыну так, словно бы он был центром вселенной, что давало ей сил каждый раз позволять ему уезжать в Сакраменто и дожидаться очередного его возвращения, если только дела не задержат его в столице штата. Однако, темнокожая женщина определенно точно уже отметила про себя, что жизнь в Германии для них троих была бы значительно проще. И в этом своем небольшом убеждении-открытии она убеждалась с каждым днем своего пребывания здесь все больше и больше. Да, действительно, сменить место жительства с Америки на Европу, бросить друзей, работу и просто все то, что с детства тебя окружало и к чему ты привык – это ли не достойная цена того, что значит жить счастливой семейной жизнью? Настоящей семьей, а не на выходных или, как получится, но обязательно в тайне от всего мира. И Тони определенно точно могла хоть сейчас высказать свое короткое и утвердительное да, если бы только ее мужчина предложил ей столь внезапный переезд в Германию или любую другую точку на планете Земля. Только этого не будет… По крайней мере, пока. Он не мог бросить друга, он не мог бросить свою работу и те обязанности, которые держали его в Сакраменто, о которых сама Пейтон могла только строить догадки, порой очень даже страшные догадки.
- Ну, пойдем на кухню? – предложила тем временем Каролина, заметив задумчивый взгляд на лице Тони. Она так и не решилась расспрашивать женщину о причине ее серьезного выражения, тем более им предстояло не так уж и мало сделать.
- Да, конечно, - кивнула в знак согласия Пейтон, попутно улыбнувшись сестре своего возлюбленного, последовав за ней на кухню, где они быстро начали разбирать все продукты, которые они с Дитрихом и малышом Ноа прикупили сегодня. Мясо необходимо было замариновать, прежде чем отправлять в духовку запекаться, чем собственно и занялась Тони, пока Каролина сверялась с общим их меню и списком дел, которые необходимо было сделать в первую очередь.
Тем временем на кухне появился Дитрих, которому женщина сразу же адресовала свою улыбку, однако так и не отвлеклась от своего занятия, дабы не пропустить чего-то ненароком – особенный вкус рождественских блюд ведь заключается не только в приподнятом праздничном настроении. Он сохраняется в первую очередь благодаря богатой рецептуре, что подразумевает особенные способы приготовления того или иного блюда. Даже самое обычное мясо может обрести непревзойденный вкус, если прибавить щепотку особых специй, которые сейчас и были в расположении Пейтон. Немного гвоздики, шалфей, кориандр, пара зернышек горчицы, веточка свежего базилика… пахнет уже сейчас просто невероятно? А как будет пахнуть, когда оно настоится и вберет в себя все эти приятные ароматы?! А вкус!
Тони внимательно следила за диалогом своего немца и его сестры. Дитрих так уверенно сказал о том далеком будущем, в котором Ноа будут ждать школьные будни и ежедневные походы в школу… Внутри нее высоко вверх подняла голову надежда, надежда именно на совместное будущее, а не короткие дни выходных дней. И она в очередной раз улыбнулась – вокруг мир может меняться, рушиться и отстраиваться заново, но отношения между Дитрихом и Каролиной всегда будут такими же, как когда-то тогда, в Сан-Хосе, когда она однажды постучалась в дверь квартиры миссис Данцигер с тыквенным пирогом.
- Я прекрасно помню, как пришла к вам в гости впервые, - женщина не смогла более оставаться в стороне, и решила вмешаться в разговор Лин и Дитриха. – Кто-то тогда отсыпался, пока женщины готовили все блюда ко дню благодарения, - то было весьма интересное воспоминание, с какой стороны было не посмотреть. Оно же было любимым и самым постыдным для Тони в виду того, как много и часто ей приходилось врать своей матери, чтобы иметь возможность сбежать к своему немцу, пока тот не уехал в свой колледж. – Я определенно знала, что за фрукт наш Дитрих, а поэтому нисколько не могу жаловаться, но Дит очень часто берется мне помогать – в силу своих возможностей, - добавила она, решив не обращать внимание на то, как легко и быстро их не принуждающая ни к чему беседа коснулась работы и денег. Вообще, Тони не хотелось бы вообще вспоминать сейчас о работе своего мужчины…
- О, значит, Дитрих не такой уж и лентяй? – хитро отметила про себя Каролина, но достаточно громко, чтобы это ее умозаключение дошло до ушей самого виновника этого внезапного обсуждения, как и его почти супруги. – Хм, даже не знаю, что тебе поручить, - пожала плечами Каролина. – Может начистишь картофеля? А мы с Хизер пока займемся более сложными вещами… - решительно сообщила Лин, прежде чем самостоятельно придаться нарезке сыра и прочих продуктов необходимых к подаче на рождественский стол.
Но, вот уже спустя часа два, когда малыш Ноа тихо захныкал в своей кроватке, о чем и оповестила его родителей радио-няня, у Каролины и Пейтон не без помощи Дитриха был уже накрыт стол, подарки спрятаны под ёлкой, как и полагается доброй рождественской традиции. Естественно, тут не был забыт никто – Тони с Дитрихом также прихватили подарки, приобретенные еще в Штатах, не только для любимого сынишки, но и для Лины и Пауля. Конечно, кое-кому придется дожидаться своего особенного подарка уже ближе к ночи, когда все погрузятся в мир сладких сновидений, пока Пейтон попытается удивить своего безумно любимого мужчину. Ну, а пока оставалось только радоваться тому, как после сытного семейного ужина, Ноа с интересом пытался сорвать праздничную обертку со своего очередного подарка от тети Линн.
- Нашей тете Линн надо наверняка запретить впредь столько дарить подарков, - тихо проговорила Тони, что не могла не услышать Каролина.
- Вот вы приезжайте почаще, тогда и будет поменьше подарков. Подумаешь мне, приехали раз в пятилетку, - театрально вздохнула Линн, заставив лишь улыбнуться своего брата и саму Тони. Что же… была бы их воля, они бы куда чаще наведывались в далекую Германию, где можно чувствовать себя так свободно и легко, словно бы им нечего было скрывать. А в прочем, разве было?
- Говорят, что все загаданные в рождественскую ночь желания сбываются, - сообщила Каролина, потушив верхний свет в комнате, позволив гирляндам освещать своим светом все вокруг. – А вы загадали свое желание? – обняв Пауля за шею, спросила у Тони и Дитриха она.
- Да, я свое желание загадала, - кивнула в знак согласия темнокожая женщина, пока мужчина обнимал ее за талию, а сын продолжал раскладывать подарки на полу перед ёлкой. Губы Дитриха были близко к ее уху, а его дыхание щекотало шею, когда она думала о своем желании… «И как бы все-таки хорошо было бы всегда оставаться вместе, никуда не прятаться и не разъезжаться…» - женщина тихо вздохнула, когда Ноа подбежал к ней и ухватился своими маленькими ручонками за ноги, требуя взять и его на руки к себе, что собственно и сделала женщина. Это было одно единственное желание, которым только могло наградить ее небо. Так может быть, когда-нибудь, спустя год, два или даже пять она дождется того момента, когда звезды сойдутся и более не придется прощаться до следующих выходных? Что же, Пейтон порой могла удивлять всех своей терпеливостью, а на этот раз ей понадобится недюжинная доля оной. Но, чего не сделаешь, когда любишь и для тех, кого любишь?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Enjoy The Ride