Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ой, да не вечер;


Ой, да не вечер;

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m6a9lmd7Vw1qia6ffo3_250.gif

http://i.imgur.com/GP3wg.gif

Участники: Helen Hamming и Robin Evans;
Место: квартира Хелен планировка ;
Время: 7 июня 2015 год, вечер;
О флештайме: Когда тебе привалило счастье...подумай хорошенько: счастье ли?

Отредактировано Helen Hamming (2015-07-02 13:43:20)

+1

2

Уже порядком стемнело, когда такси остановилось возле дома, в котором жила Хелен. Расплатившись с водителем, Робин вышла из машины, не забывая прихватить с собой специально купленную по этому случаю бутылку вина. Хоть сегодня было и воскресенье, но ей пришлось несколько часов провести на работе, чтобы завершить последние приготовления. В сущности, их было не так много. Нужно было лишь созвониться (в который раз) с оставшимся руководством благотворительного фонда и напомнить им о скорой смене их ушедшего в свободное плавание президента. До сего момента пост за ним был закреплен лишь формально. Об этом, разумеется, никому не разглашалось, да и не должно было. Исключительная инициатива мэра оставалась таковой.
И нет, это не было хорошо продуманным и спланированным планом Робин. Она предпочла связать одно с другим гораздо позже, и это вышло на удивление легко и просто. Личность Хэмминг во многом послужила на неё толчком к тому самому вдохновению, с которым и необходимо было решать некоторые, не самые легкие, а очень даже спорные ситуации. Разговор с мэром Стоуном об этом был начат всего раз и прошел за закрытыми дверьми, за которыми же он дал свое согласие после некоторых колебаний, хоть и понимал, что это хорошая возможность.  Примерно месяц прошел с того самого разговора и вот теперь последние формальности были улажены, чтобы сообщить об этом самой Хелен. Еще вчера, на приеме, Робин упомянула о готовности мэра сделать для Хелен выгодное предложение, дабы отметить её организаторские заслуги, ну а теперь, наконец, и настал этот момент, когда нужно было передать Хелен дела.
Жестокой и бессердечной Робин не была и, что не собиралась делать, так это подставлять Хелен, разрисовывая ей радужные перспективы и безоблачные светлые начинания на поприще президента фонда. Хотя и не в жестокости дело – каждый знал, что деловые отношения и дружеские вещь трудносовместимая. И совершенно не совместимая, если речь шла о политике и власти. Здесь не могло быть друзей и приятелей, как и безвозмездных благодетелей.  Каждое знакомство – продумано. Робин знала это, но ей думалось, что для Хелен эти интриги точно будут лишними. Хотя кто знает, чем она занималась в свое время в Нью-Йорке, раз работала в таком крупном фонде. Ей вполне могли быть знакомы различные варианты развития событий и то, как видные госслужащие желали отхватить себе сытный кусок, а потом давились им как костью, вставшей поперек горла.
Тем не менее, на ее плечи, как помощника мэра, ложилась участь быть тем, кто сделает из подарка, сулящего достаточно проблем, то, что будет достойно внимания такой женщины как Хэмминг. Это нужно было сделать, потому что, будь они даже трижды подругами детства, факт того, что за ее старания ей отплатят чем-то ее не достойным будет слишком бросаться в глаза. И она будет иметь полное право отказаться и потребовать чего-то другого. 
Неся в одной руке бутылку красного полусладкого, а другой сжимая ручку портфеля, в котором хранились все необходимые документы, Робин поднялась на лифте  на нужный этаж, заранее проговаривая про себя то, что вообще стоит сегодня сказать и каким образом.
Нужно было взять две бутылки, - прикинула про себя девушка, разрывая успевшую поднадоесть цепочку “быть президентом фонда это охренительное счастье и ты должна сказать спасибо, что тебе так крупно повезло” стучась в дверь квартиры и памятуя о том, что этого объема хватает всего на четыре бокала.
- Надеюсь, я не помешала, - произнесла девушка, после того как дверь перед ее носом отворилась. Говорить о том, кому и в чем она помешало было лишним. Ясно было, что вечер воскресенья Хелен могла хотеть  провести совсем ни с ней, а с кем-то другим.

+2

3

*внешний вид*

После лишнего шампанского вчера - сегодня немного болела голова и весь день Хелен как неприкаянная провела дома, в объятии сна и ленивой неги, которая бывает только в заслуженный выходной. Благотворительный вечер остался позади и прошел он на удивление без казусов. Те маленькие шалости гостей остались незамеченными в общей массе. Ну...кроме выходки с вертолетом. Такое не заметить просто невозможно и, скорее всего, именно это событие будут обсуждать еще долгие месяцы.
Конец вчерашнего вечера, а после ночь и утро Хели провела вместе с Мэлором. После того как они покинули "ярмарку тщеславия" он задал ей тот самый вопрос, который, она могла поспорить, мучил его с того самого момента, когда он понял, что Гвидо Монтанелли бывший ее любовник. Заверения, что это не способ отомстить вкупе с уверенным тоном сделали свое дело - он, кажется, удовлетворился ответом. Собственно, Хелен и не врала - она не собиралась поступать так с Мэлом.
Где-то к полудню Мэлор собрался и уехал в "Маленькую Москву". С того момента он звонил ей всего один раз, когда и сообщил, что сегодня, скорее всего не приедет, а если и явится, то довольно поздно. Хелен хотела было расстроиться, а потом поняла - зачем? Можно прекрасно провести время, уделив его только себе. Принять горячую ванную, сделать несколько масок, приготовить что-то вкусное и полакомиться сладким яблочным пирогом, только что подошедшим в духовке.
Собственно, начать было решено с ванной. Ароматная пена медленно начала таять уже минут через тридцать, пока полностью не растворилась в воде. Хел смыла очередную маску с лица и промокнула его мягким банным полотенцем, откинувшись головой на подставку.
В тот момент, когда прием состоялся - с ее плеч упал груз, весом в несколько тонн. Только сейчас она могла почувствовать себя полностью расслабленной. И в тот момент, когда, казалось, она достигла настоящего "дзен" в голове зазвонил тревожный звоночек: "и что теперь?". Действительно, что теперь? Но решив не спешить и подождать хотя бы понедельника она загнала эту мысль в дальний угол сознания. Робин должна будет ей позвонить. Вопрос с оплатой оставался открытым.
Она уже никого сегодня не ждала.
И когда Хели вылезла из уже прохладной воды, и надела на себя пижаму, в дверь позвонили. Накидывая на плечи черный шелковый халат она завязала пояс на талии, пока преодолевала пространство от ванной в своей комнате до входной двери. Камера домофона показала задумчивое лицо Робин, стоящей под дверью и явно ожидающей, что ей откроют.
Замотанное на голове чалмой банное полотенце белого цвета, удивленный взгляд. Хел открывает дверь пошире и улыбается Робин.
- Привет. Нет, не помешала, - Хели на мгновение застыла, а после спохватилась, отступая на шаг, что бы впустить Робин в квартиру, - заходи, пожалуйста, не стой в дверях, - улыбается она и закрывает дверь за помощником мэра, как только та заходит в квартиру.
В гостиной горит приглушенный свет и тихо работает телевизор на CNN. Барак Обама со своей лошадиной мордой вещает что-то о том, как прекрасен мир, в котором равноправие будет пиком развития.
"Конечно, гомосексуалисты, которым может узаконить свои отношения и усыновить ребенка - верх равноправия и чудесности," - скептически подумала Хел, кинув беглый взгляд на телевизор.
- А что будем отмечать? - возвращается она к Робин, которая оставила свой портфель на небольшом столике у входа.
По ее растерянному взгляду и легкому напряжению, можно было понять, что разговор будет делового свойства.
- Я как раз испекла яблочный пай, - довольно протянула Хэмминг, забирая протянутую ей бутылку вина. - Пошли на кухню, поговорим. И ты мне заодно расскажешь почему так напряжена, - Хел кивает Робин и проводит ее через гостиную в кухню. 

Отредактировано Helen Hamming (2015-07-03 00:15:00)

+2

4

Вот же черт, - подумала про себя Робин, сохраняя внешнюю невозмутимость. Она, действительно, забыла позвонить и предупредить Хелен о своем визите? Да быть такого не может, - тут же начала усиленно соображать девушка, припоминая всё произошедшее за сегодняшний день. Было много звонков и, неужели, ни один из них не был адресован Хелен? Робин готова была заявить свое решительное нет, но её глаза не могли врать – в приоткрывшейся двери показалась Хелен и выглядела она очень… по-домашнему. Нет, разумеется, она и не ждала, что блондинка предстанет перед ней в деловом костюме или вечернем наряде, но уж точно не ожидала увидеть ее в шелковом халате и с полотенцем на голове.
Вот ведь неудачно получилось, - оставалось признаться в собственном беспамятстве, которое, вроде как, раньше Робин почти не посещало. Ключевое слово “почти”, потому что она прекрасно знала об этой своей не самой приятной способности закрутиться на работе и начинать забывать о чем-то личном. А она думала, что успешно расправилась с этой чертой стоило только ступить на калифорнийскую землю. Ибо глаза не врали – Хелен об ее приходи явно не подозревала. И невинный вопрос о собственном визите теперь казался настолько неуместным, что впору было перемотать время назад и подавить в себе желание вообще его произнести. Конечно же она помешала. Не исключено, что женщина была сейчас не одна.
Конечно, оставался еще один вариант. Хелен действительно встречала её в таком виде. И вот Робин приперлась к ее дверям с бутылкой вина, а на Хелен в этот момент под халатом сокрыто какое-нибудь милое шелковое белье, которое она…
Пришлось мгновенно скукожить мысли и улыбнуться как ни в чем не бывало, пока про себя переводила дыхание, радуясь, что она всё-таки не помешала. Если бы помешала, её бы вряд ли так просто пустили за порог, хотя, чего уж греха таить, Робин опасливо посмотрела по сторонам, проверяя квартиру на наличие посторонних. На первый взгляд, все было чисто.
- Хорошее завершение благотворительного вечера, - ответила девушка, выпустив из рук бутылку. Прежде чем пройти вслед за Хелен, она вытащила из портфеля небольшую пачку документов со всей имеющейся по фонду информацией. Точнее, не так. Со всей информации, которая должна быть доступная для Хелен и всех остальных. Разумеется, никакого компромата или прямых фактов о провальности проекта. Да, Хэмминг сложит одно с другим в уме и, вполне возможно, будет близка к истине, но это будет лишь ее предположением, в которое она может свято верить. В команде такого человека как мэр Стоун были люди, умеющие подбирать за собой следы и делать некоторые вещи абсолютно… стерильными. Вот и фонд был таким. Концов не найдешь без должного доступа к другим, строго конфиденциальным, документам.
Кухня была просторной и здесь действительно пахло яблоками и тестом. Пахло вкусно. Робин невольно вспомнила, когда сама последний раз что-то выпекала и память ей, к сожалению, ничего путного не подкидывала. К десертам у нее всегда было особое отношение. Они просто не получались.
- Я явилась без звонка, хотя была уверенна, что сообщила тебе о своем визите. Это весьма неловко, - подметила она, ухватившись за эту мысль. Не признаваться же в самом деле, что она на краткий миг побоялась увидеть чью-то голую задницу, уносящуюся в дверном проеме уборной. О другом поводе для напряжения и речи не шло – если Хелен начинала ее уже в чем-то подозревать, то пора было срочно менять поле деятельности и уходить с работы туда, где не страшно будет выражать на лице то, что скрыто на душе.
Кассиром в закусочную 24-часа, - невесело подумала она, живо представляя себе это. Вот уж точно – вот продвижение по карьерной лестнице затылком об бетонные ступени.
- Как ты, возможно, уже догадалась речь пойдет непосредственно о твоем вознаграждении. Разумеется, это то, что касается не денежной части, которая будет выплачена тебе сполна без всяких удержаний. У мистера Стоуна появилось дополнительное предложение для тебя от которого, впрочем, ты можешь отказаться. Это не повлечет за собой никаких последствий, - Робин мягко улыбнулась. – Есть один довольно крупный и весьма перспективный благотворительный фонд, который нуждается в компетентном руководители. Иными словами, если ты, конечно же, захочешь, ты можешь возглавить фонд, став, непосредственно, его президентом. Без какого-либо ограничения твоих полномочий со стороны как мистера Стоуна, так и кого-либо из муниципалитета, - Робин пододвинула к Хелен папку, в которой она могла бы увидеть всю основную информацию и фото. - Что скажешь?
Девушка сделала паузу, отбирая из рук Хелен бутылку и, срывая обертку, деловито вкрутила в пробку штопор, не забывая при этом поглядывать на блондинку, которая в данный момент переваривала полученную информацию.

Отредактировано Robin Evans (2015-07-07 17:15:27)

+1

5

Они зашли на кухню и Хелен достала из ящика под индукционной плитой хромированный штопор, тут же отобранный Робин, которая так по-свойски стала открывать бутылку, которую сама же принесла. Хели ничего не оставалось как опустить взгляд на папку, которая лежала так удачно на столе и манила к себе. Этого ли она ждала? Определенно чего-то похожего. Не выказывая пока ни радости, ни любых других эмоций, Хэмминг уселась на стул с желтой обивкой и придвинула к себе папку, открывая ту и заглядывая в первый же документ.
Быстро пробегаясь взглядом по однообразным строкам она зацепилась за фразу: "некоммерческая организация, созданная в 1993 году комитетом торговой палаты Калифорнии по делам бездомных и занимающаяся постройкой и управлением доступного жилья для лиц с низкими доходами."
- Благотворительный фонд, который занимается строительством? - светлая бровь вопросительно изогнулась.
В голову тут же пришли несколько мыслей - почему тогда мэр сам не начнет курировать этот проект? И почему столь крупную рыбку отдают первому встречному. Что-то здесь было не чисто. И Хелен отчетливо поняла это. По почти радостной улыбке Робин, можно было предположить многое. Самое тривиальное - она рада за новую знакомую, почти подругу.
Приподняв следующую скрепленную пару листов (баланс) она пробежалась взглядом по строкам. Казалось, что все в порядке. Или же просто вычищено было так, что бы не подкопаться с первого взгляда. В глазах Хэмминг появилась сосредоточенность. Она не хотела поддаваться веселью и кричать: "Да, да, да!!! Где подписать?!" Выглядело бы странно. Закрыв папку она поднялась с места и достала два высоких пухлых винных бокала.
- Робин, ты ведь понимаешь, что я не подпишу ничего не посоветовавшись со своим юристом, - Хелен говорила вполне серьезно.
Никто другой так хорошо ей в этом не поможет, как Отто Хольцман - кузен. Он ли столько раз вытаскивал ее из передряг и прочего? Разберется и в этом, она была уверена. Ставя на полированную столешницу фужеры она заглянула в глаза подруге, после чего улыбнулась.
- Но думаю, когда эта маленькая формальность будет улажена, а я обещаю, что завтра же свяжусь с юристом, то мы сразу же подпишем все документы. - Дружба-дружбой, а бизнес по расписанию.
Пока Робин наливала в бокалы вино, Хелен отправилась к духовке, прихватив с собой толстые перчатки, что бы не обжечь руки. Когда она открыла духовой шкаф из него в кухню потянулся аромат свежей выпечки. Вкусного сладкого теста на яйцах и сахаре и печеных яблок. Доставая противень, Хелен вернулась назад к столешнице и поставила на нее форму с пирогом.
- Надеюсь, ты любишь яблочный пирог, потому что я не была готова к столь неожиданному визиту, - Хел улыбается и ножом аккуратно подрезает края десерта, что бы удобней было раскрывать обод.
Не смотря на остальных своих друзей она любила неожиданных гостей. Хотя они, по большему счету, хуже пожара. С другой стороны, если бы не Робин, этот вечер она бы провела в одиночестве, от скуки просматривая мыльные оперы по телевизору. Ну или бы читала - в крайнем случае.
Нарезав пай на хорошие куски-треугольники, американка выложила его на большое блюдо и поставила на стол перед Робин. Тут же стояла ваза с фруктами.
- Так что можем выпить за хорошее окончание благотворительного вечера и скорое плодотворное сотрудничество, - улыбнулась Хелен, поднимая наполовину наполненный бокал.
Она отсалютовала и фужеры коснулись пузатыми боками друг-друга. Комнату наполнил звон стекла.
- Вот интересно, мне вчера показалось, или брат Мэла как-то странно тебя разглядывал? - улыбнулась Хелен, - мне даже на мгновение пришла в голову мысль, что это была искра, - подначивала Хэмминг, не зная, насколько близка к истине.
Она взяла из вазы клубнику и укусила спелую ягоду, пробуя ее на вкус.
 

+1

6

Хелен была не впечатлена. Это было ясно для Робин сразу же – все-таки разбираться в реакции людей для неё было умением немаловажным, а точнее, очень даже необходимым. Это было видно по тому, как она выказала что-то среднее между удивлением и легким таким скептицизмом. О да, благотворительный фонд занимающийся строительством. Робин понятия не имела, кому когда-то пришла в голову подобная идея – не исключено, что и мэра в легкую подставили,  разрисовывая ему на словах воздушные замки, а на деле он получил бездонную яму, требующую значительных финансовых вливаний, контактов со всевозможными организациями и управлениями. Если мэр на это согласился добровольно – он был очень рисковым человеком. Если его вынудили… Что ж, а если его вынудили, то это уже совсем другая история. И дело было скорее в том, что уж очень много в подобных вещах зависело от частных инвесторов. Конечно, если бы все получилось, мэр Стоун сделал бы себе отличный пиар, ну а не получилось… Пусть его участие будет самым минимальным. В конечном счете, все чиновники, чей пост так сильно зависит от настроений общественности, очень многое обещают в начале своей карьеры. Может быть, даже продвигать перед губернатором отмену смертной казни в Калифорнии.
Пока шарниры в голове Хэмминг быстро соображали, Робин продолжала вгонять  штопор в пробку, после чего потянула на себя, вытаскивая её.
- Разумеется. Это исключительно добровольное предложение, которое тебя ни к чему не обязывает, - спокойно проговорила Робин.  В самом деле, не собиралась же она достать из своей сумочки наручники, приковать Хелен к стулу, а затем начать пытать, всячески заставляя подписать гору бумажек, по которым она сразу же становилась президентом фонда, обязалась выплачивать дивиденды и взяла несколько кpедитов, три раза заложив свою квартиру.  Вот уж чего не было, так этого. Абсолютно добровольное согласие, основывающееся на  интересе и желании. Кто знает, вдруг об этом Хелен как раз и мечтала – попробовать свои силы в данной сфере. А при должном обращении и этот фонд действительно получит шанс возродиться из пепла. – Ты можешь встретиться непосредственно с советом фонда, обсудить с ними нынешнее положение дел, наметить вектор движения, чтобы быть в курсе. Если захочешь, то я устрою для тебя эту встречу.
К сожалению, оптимисткой Робин не была,  а потому умудрялась врать даже в собственных мыслях. Видимо, чтобы выражение лица смягченное радостью было правдоподобнее. Она покивала на слова о маленькой формальности, ничего не имея против. Ничего криминального, а так же компрометирующего там не было. Но вообще, она правда хотела верить в Хелен и в ее удачу.
- Еще раз прости за внезапный визит, - снова извинилась Робин, - Я думала, что точно успела сообщить тебе об этом. Выходит, если бы я сказала заранее, то ты приготовила что-то другое? – с лукавой улыбкой переспросила девушка. – Но я очень даже люблю яблочный пирог.
В самом деле, не  стала же блондинка выспрашивать бы у нее о кулинарных пристрастиях ради одного такого вечернего визита.
Сегодня ей пришлось уделить время еще и на то, чтобы прочесать интернет в поисках каких-либо известий о вчерашнем вечере. Писал ли кто-то про шедевральное появление сына мэра или это никого не волновало? Ничего такого Робин не заметила, но понимала, что появись упоминание этого происшествия, она не была бы слишком впечатлена. Она подозревала, что, так или иначе, они перейдут к обсуждению самого приема, но не думала, что так вот сразу Хелен задаст вопрос о Кирилле. Такое бывает.  И уж тем более не стоило думать, что никто не замечает чужого блеска в глазах и того, как ненароком взгляд проходится по остальным, чтобы снова вернуться к одному единственному человеку. И, как порой бывает, в этом взгляде гораздо больше интереса, чем следовало бы быть. Что Робин запомнила хорошо, так это то, что те, кто думают, что никому нет дела до их личной жизни, ошибаются. Всем и всегда есть дело.
Брат Мэла… Почему-то для неё прошла целое мгновение, прежде чем девушка поняла, что Хелен оценивает  с позиции своего мужчины. Повара Мэла, официанты Мэла, охрана Мэла… сын Мэла. Теперь вот брат Мэла. Прямо как у Шарля Перро. “Это поля маркиза де Карабаса. Это замок маркиза де Карабаса.  Это сад, а это женщина…”
В любом случае, Хелен заходила аккуратно, давая понять, что если и было что-то, то из вежливости она не будет тут же тыкать обличительными, но неловкими признаниями прямо в лицо.
- Насколько странно? – прищурившись, задала Робин вполне оправданный вопрос. – Как будто мы трахаемся?  Или еще страннее?

+1

7

Хелен поправила полотенце на голове, чадра из которого немного накренилась вбок. Она закрутила его сзади потуже и оперлась одним коленом о стул, нависая над бумагами, разложенными на столе. Странно это все. И она не могла избавиться от этого ощущения, буквально пробирающего изнутри.
- Да, я бы хотела встретиться с Советом. Это поможет мне разобраться во многом и заодно понять, до конца, с чем я буду иметь дело, - она внимательно переворачивает следующую страницу, пробегаясь взглядом по мелкому тексту. - Буду благодарна, если ты сделаешь именно так, - она поднимает взгляд на Робин и мягко ей улыбается.
Ведь рыжая пришла к ней с миром, да еще и с предложением. Правда вот время покажет, насколько хорошее это будет предложение - пока еще рано судить. Урожай по-осени собирают. Она усмехнулась. Как раз ко времени выборов.
Хел закрыла папку и отложила ее в сторону - решив, что разберется с содержимым после ухода мисс Эванс - не сейчас ведь сидеть и демонстративно перечитывать каждый документ. Опустив свою пятую точку на удобный стул она наблюдала за Робин.
- Если ты еще раз извинишься, я тебя точно отправлю домой. Честно, - Хел лениво следила за движениями рук женщины. - Не предупредила и ладно - бывает. Я не настолько страшная женщина, что выпроводила бы тебя от порога назад на улицу - позвонить и только потом подняться. К тому же ты удачно забежала - у меня свободный вечер, - Хелен пожимает плечами, затянутыми шелком черного халата.
- Ну я бы точно что-то приготовила, помимо пирога, - она повела рукой, раскачивая вино в бокале, давая ему подышать, потом поднесла его к носу и коротко вдохнула в себя аромат.
Кто-то любил виски, кому-то нравилось шампанское, а Хелен обожала вино. Не имеет значение - красное или белое. Ей нравились именно итальянские вина.
- Давай выпьем за прекрасное завершение этого благотворительного марафона, ну и за новое предложение, которое может стать большим начинанием для меня, - Хэмминг подносит свой бокал к ее и комнату заполняет звон.
Она делает небольшой глоток, наблюдая за Робин.
Следующая фраза подруги заставила не то, чтобы смутиться, но уж удивиться точно. Грубых слов от Эванс, Хелен не слышала ни разу за время их общения. Так что фраза "как будто мы трахаемся" резанула слух получше любого другого ответа, который ожидался. Блондинка приподняла в удивлении бровь и сделала еще один глоток, теперь побольше. Надо было переварить.
- Именно так, - она усмехнулась, - будто накануне вечера вы провели бурную ночь вместе, а на самом приеме пытались демонстративно всем показать, что не знакомы и что видите друг друга впервые,- Хел сузила свои зеленые глаза, пытаясь казаться как можно более серьезной, но не выдержала и расхохоталась.
- Но если я не права, можешь назвать меня извращенкой, - она отламывает вилкой кусок торта и отправляет его себе в рот, чувствуя как приятно хрустит засахаренная корочка и какой сладкой получилась яблочная начинка. - Слушай, ты должна это попробовать. Не люблю себя хвалить, но мне кажется, что я превзошла то, что делала в прошлый раз, - Хел улыбнулась.
Отложив вилку - сделала еще один глоток вина. Казалось бы - сегодняшний вечер должен стать самым счастливым в ее жизни. Она получила то, чего хотела, по сути. Но почему-то не хотелось веселиться. Даже улыбаться силы брались где-то...черт знает где. Хел постучала по столу ухоженными ноготками и сделала еще один глоток вина, отставив от себя бокал. Чтобы захмелеть ей надо было выпить куда больше. Но почти на пустой желудок - это становится похожим на лотерею. К тому же, вдруг к ночи все таки вернется Мэлор?
Мэл. Подумав о нем, Хели улыбнулась искренне. Перемены в настроении Хэмминг не могли остаться незамеченными.

+1

8

Пока Хелен вчитывалась в информацию на бумаге, Робин предпочитала просто смотреть по сторонам. По-хорошему, нужно было еще немного надавить на неё, переходя к недолгому размеренному рассказу того, что она читала. Это всегда было важно.  Сухие факты должны были быть сдобрены чьим-то субъективным мнением, которое бы задавало тон и настроение. Не поэтому ли в мире развелось так много рекламы? В рекламе никто и никогда не излагал сухих фактов, реклама была создана для того, чтобы приукрашивать и олицетворять нечто аморфное, то, к чему хотелось бы стремиться. Все эти гражданские обещания такая же реклама по своей сути. Как жаль, что понимали это далеко не все. Рекламщиком Робин точно не была и никакой речи у нее заготовлено не было заранее. Нет, разумеется, каркас всегда бывает один, а дальше следует импровизация. Что она могла бы сказать Хелен? Зависело то, чего хотела сама Хелен. Мужчины не всегда могут понять, что хотят женщины, но могут ли сами женщины понять друг друга? Хотя в делах было лучше всего ориентироваться на то пресловутое деление по поколениям, которое когда-то так старательно изучалось во времена учебы. Подъем, пробуждение, спад и кризис. Пророки, странники, герои, художники. Полный цикл, повторяющийся раз за разом. Рассвет и закат цивилизаций и люди, вынужденные приспосабливаться. Хелен казалась оптимистичным прагматиком. То время, когда ей приходилось присматривать за детьми, играя роль части семьи прошли. Теперь она искала чего-то другого. Она хотела развиваться, стремиться к чему-то большему. Она привыкла много работать для этого, столкнувшись с жизненными трудностями. Стремилась ли Хелен к совершенству? Было ясно, что она хотела большего. И теперь это перспективно большее приплыло к ней в руки, заставляя сомневаться.
Робин, в принципе, знала, что еще может сказать. Широкие перспективы для развития, новые возможности, новые связи. Это возможность самой иметь право решать, что будет дальше, выбирать, что и как будет лучше, рассчитывая на свои силы. Да, это еще и ответственность перед людьми, которые работали на неё и во имя её, но это та ответственность, которую способен нести человек, имея лидерские качества.
Отличная бы, наверное, получилась речь, - подумала про себя Робин, так и ничего не произнеся. Рекламщиком или пиарщиком она не была. Они всегда привирают, пусть и утверждают, что говорят правду. Ей же был близок стиль умалчивать некоторые подробности.
- Ты не походишь на страшную женщину. Скорее на радушную, - с искренней улыбкой призналась девушка. И она не врала. На самом деле, это дружеское общение расслабляло, привыкшую держать все в себе, Робин. Так просто, невольно, ей казалось, что у нее есть возможность поделиться с ней чем-то личным. Не обязательно она должна это делать или будет, но уже одно наличие такой возможности было чем-то… выдающимся? – Да я просто пророк, с первого раза угадала, что ты свободна,  - беззлобно, но иронично проговорила Робин. Она молча встретила тост женщины, а после, особо не размениваясь на смакование, сделала щедрый глоток.
Вот, к примеру, когда речь зашла о Кирилле, то она бы могла аккуратно выспросить что-нибудь о его личной жизни, пользуясь знакомством Хелен с его братом. Так уж выходило, что её все сильнее это заботило. Не так как в их первую встречу или в ночь, проведенную вместе в том отеле. Тогда все было иначе. Тогда он был просто мужчиной, который с тем же успехом мог стать очередным. Тогда он казался ей по-своему интересным, харизматичным и, в некоторой степени, не лишенным того самого шарма или обаяния, природу которого хочется разгадать, но уже позже. Кто знает, возможно, это та самая одновременно загадочная и в тоже время простая русская душа, о которой ходят легенды.
Как и она для него была – всего лишь очередная женщина, может быть его тип, а может просто понравившаяся внешность. Так часто бывало – после первой ночи не обещают новой встречи, самое большое – созвониться скоро. Раньше, у нее получалось жить по принципу – не требовать ничего от других. Такие вот у нее были взгляды на отношения. Мужчинам нужна была свобода, но нужна была свобода и ей самой. А в конечном счете порой все оборачивалось банальным расставанием даже не при встрече. Легко было сказать “прощай” без личной привязанности. Это оберегало от многих болезненных ошибок, но в этом, как поняла Робин, не было ничего хорошего. Но теперь она начинала привязываться, ждать звонка, самой делать первый шаг и о болезненных ошибках если и вспоминала, то уже без прежних чувств недоверия. Она все больше понимала это и переставала противиться.
- Пытались? Так ведь оно и было, - по серьезному тону можно было сделать вывод, что еще немного и она закроется, выставляя защиту, но это была всего лишь шутка. – Но раз уж ты все поняла, то ответить – кто выдал себя первым? – что уж там, в наметанный взгляд на такие вещи Хэмминг, Робин даже и не сомневалась.
- Ты выглядишь счастливой, - после небольшой паузы, за время которой девушка допила вино в бокале и напомнила бокал, подливая вина и Хелен. Именно, что счастливой – наполненной жизнью. Влюбленной. Даже сейчас, когда она вдруг улыбнулась той самой теплой улыбкой, которой, кажется, не было откуда взять. Немного мечтательности и чего-то еще, чего-то, чему сложно было дать название.  – Ты счастлива? – это был странный вопрос для Робин. Слишком прямой и слишком личный. Но его захотелось задать – здесь и сейчас.

Отредактировано Robin Evans (2015-07-14 00:51:48)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ой, да не вечер;