Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мармеладные зайцы в шоколадном сиропе


Мармеладные зайцы в шоколадном сиропе

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://cs621924.vk.me/v621924607/2f3d0/h7GZjBFGH_M.jpg
Участники: Walter Wilkins vs Jeffrey Mcleod
Место: Великобритания, Лондон.
Время: лето 2004 года.
Погодные условия: туманный Альбион никогда не славился хорошей погодой.
О флештайме: ежегодные битвы университетов. Вечная битва технарей и гуманитариев разгорается с новой силой.

0

2

Солнце ярко не светило, несмотря на летнее время года, что несказанно радовало Уолтера и его чувствительные к свету глаза. «Идеальный день для того, чтобы показать насколько ты крут», - думал парень, стараясь сдержать улыбку. И это была не самонадеянность, а попытка подбодрить себя.
Возможно, что тут его могут заметить потенциальные работодатели, а значит близок момент, когда он станет абсолютно самостоятельным, и не придется брать подработки, которые настолько скучны, что чуть ли не лучше висеть на шее у родителей. Поэтому лучше ему еще раз перечитать свою научную работу, чтобы вспомнить основные моменты. Предстояло выступать перед публикой, а это занятие не из приятных. Зато после можно послушать остальных, забившись куда-нибудь в угол. Он надеялся на то, что и у других будут интересные ему темы, хотя это же финал. Тут будут выступать люди с разными направлениями, а призы получат лишь десять человек независимо от области, которую затрагивают работы.
Приятной неожиданностью было то, что Уилкинса вообще взяли на этот конкурс. Сверхспособностями он не отличался, учился как все нормальные студенты, а именно спустя рукава, лишь иногда собираясь перед сдачей экзаменов. Но что-то щелкнуло у него в голове, и он решил изъявить инициативу. Тем более он узнал, что призы победителям очень даже хороши. Красивая сумма была на напечатана на блестящей листовке, которую он нашел на стенде с другой бесполезной макулатурой. Подбив друга на то, чтобы и тот поучаствовал Уолтер за полгода сделал больше, чем за все пять с половиной года своего обучения. Друг, конечно, забил, поэтому парень доделал все сам. Преподаватель, курирующий его, был приятно удивлен и даже помог с оформлением. Заявка была принята, и его пригласили в Лондон. Как раз в городе проходил стажировку.
Выступать финалисты должны в главном здании Лондонского университета. Огромное здание предстало перед студентом, когда он вышел на нужную улицу. До университета еще несколько кварталов, а он уже видел его вершину. Чем ближе он подходил, тем более людей встречалось на пути. Около самого университета стояла целая толпа. В основном это были люди от 20 до 25 лет. Это и понятно, не многим хотелось бесцельно бродить по зданию в ожидании чуда. Лучше посидеть с друзьями на лавочке и дождаться пока все соберутся. Но наш герой не таков. Он зашел в здание, зарегистрировался и отыскал своего куратора, дабы тот «наставил его на путь истинный». После не сильно вдохновляющей напутственной речи, он встал около большого подоконника, кинул туда рюкзак, а из рюкзака достал текст, и стал про себя его читать. Необычная прилежность и самого его пугала. Но может быть, это было от волнения?

Отредактировано Walter Wilkins (2015-07-02 17:34:19)

0

3

Удивительно, что в этот летний пасмурный день Джеффри оказался здесь, среди самых перспективных молодых людей Англии. А он-то думал, что преподаватели поставили на его личном деле большую печать с надписью "НЕГОДЕН" в ту же секунду, как он переступил порог своего университета. Но полгода назад ему в добровольно-принудительной основе порекомендовали подать заявку на этот конкурс в качестве представителя первого курса. Маклауд уже приготовился согнуться пополам в приступе дьявольского хохота и похвалить всех за такой оригинальный розыгрыш, но, посмотрев в глаза своего куратора, понял, в какую передрягу попал.
Впрочем, зря он так волновался. От первого курса не ждали больших прорывов, на него не возлагали больших надежд. Можно сказать, что он поехал в Лондон просто так, за компанию. Обычная летняя поездка, только фотографировать достопримечательности было некогда. Пришлось немного попотеть с заявкой и с самой работой, а также ловить на себе недовольные взгляды сокурсников, действительно мечтавших попасть сюда и отстаивать честь университета. Хотя всё это глупости, они просто надеялись внезапно обнаружить в кошелке немаленькую сумму, на которую можно беззаботно гулять следующие несколько лет.
С самого утра Джеффри чувствовал себя, как среднестатический неудачник, из провинции приехавший в большой город. Листок с речью был похож на использованную салфетку с расплывшимися на ней чернильными разводами. К самому выступлению Джеффри готовился мало, лишь наметив план того, о чём стоит упомянуть. Остальное - удел импровизации. Волнение отступило ещё вчера, когда он, расталкивая всех на своём пути, забежал в номер отеля и за раз выпил десять таблеток успокоительного.
В холле Лондонского университета толпилось много народу, все о чём-то переговаривались, некоторые переходили на шёпот, чтобы соперники не услышали. Кто-то уже начинал вытирать с лица слёзы. Маклауд без тени сомнения прорвался сквозь живую стену участников и пошёл к регистрационному столу. Обратный путь оказался не так прост, людей становилось всё больше, а места  - всё меньше. Все стремительно куда-то направлялись, заставляя Джеффри идти вместе с ними. Он сопротивлялся, как мог, пока наконец не выбрался из толпы, кое-как зацепившись за чью-то фигуру, стоявшую в стороне от сего действа.

0

4

До начала мероприятия оставалось еще около сорока пяти минут, и с каждой минутой все больше народу прибывало. Многие ехали из других городов, поэтому приехали так рано, боясь, что опоздают из-за пробок или поломки транспорта. Местные, скорее всего, придут за десять минут до начала. И Уолтеру от увеличивающийся концентрации людей было некомфортно. Шум мешал сосредоточиться на чтении, а всеобщая нервозность передалась и ему. Поэтому он сделал вид, что читает, а сам втихаря рассматривал других людей, пытаясь разобрать то, о чем они говорят, а заодно узнать побольше о данном мероприятии. На многих он смотрел с легким презрением, присущем большинству студентам. Почти каждый еще считал себя уникальным, неповторимым и вообще непризнанным гением. После университета такое взгляд на мир, обычно, проходит. Тем более он был «технарем». И в университете заразился мыслью о том, что именно за людьми с таким складом ума будущее, а значит науки типа философии, психология и другие подобные скоро исчезнут. Хотя сам парень не считал все гуманитарные науки бесполезные. Тем более перед всем, что требовало творческого мышления, он преклонялся. Например, писателем или музыкантом ему не стать никогда, но именно эти два направления приносили столько радости и счастья его мозгу.
Внезапно рядом нарисовалась личность, которую не сразу Уилкинс заметил. Это был парень с убитым в хлам листком. «И с этим он собирается выступать?» - вскинул брови парень, искоса смотря на помятую бумагу. «Поди какой-нибудь экономист-менеджер, умеющий нести всякую чепуху на ходу. Везет же таким, ничего делать не надо, только стой себе и говори указанное время. Какие вообще исследования и работы могут быть у таких?» - с некоторой завистью думал Уолтер. Он хотел было спросить у него на какую тему его работа, но передумал. Зачем такому гению, как он, заводить знакомство с каким-то бесполезным человеком? Хотя, о его специальности он еще не знал. Делать выводы о том, что он бесполезен было рано. Может быть, это его будущий работодатель, который внезапно станет обладателем какой-нибудь наикрутейшей компанией, которая досталась ему от отца или что-то вроде того. Да, фантазия у парня почему-то жутко разыгралась. Это все нервы, не дающие спокойно читать свою работу, и заучивать некоторые моменты. Стоило перед самим выступлением найти у кого-нибудь успокоительного и съесть. А то еще голос будет дрожать или что-нибудь вроде того.
Любопытство взяло верх.
- Добрый день. Не подскажите в какой аудитории будет происходить все? Я не успел посмотреть на входе, - с самым вежливым и учтивым тоном спросил парень, перебравшись поближе к человеку. После его ответа, Уолтер собирался спросить у него про тему работы, и после быстро сбежать, сославшись на то, что его ждет куратор.

+1

5

Поток людей, казалось, не собирался убывать. Не успел Джеффри схватиться за свой "спасательный круг" в лице неизвестного студента, как в нескольких метрах от него прошла группа из Ноттингема во главе с куратором их проекта. Пара человек заметила его, но и не подумала доложить об этом капитану. Вот так союзники оказались даже более коварными, чем соперники, которым невыгодное положение Джеффри было совершенно безразлично. Остаться в одиночестве в этом огромном здании - не самая радужная перспектива, но кричать через весь зал о том, что тут у них человек за бортом, было бы слишком глупо даже для него. Дураком Маклауд успеет себя выставить и после выступления, а сейчас лучше бы притвориться добропорядочным гражданином и найти путь к аудитории самостоятельно.
Пока он думал, как бы совершить марш-бросок через всё здание с наименьшими потерями и сохранить остатки гордости, рядом с ним внезапно раздался незнакомый голос. Его тон был вежливым настолько, что у Джеффри зазвенело в ушах и показалось, будто к нему только что обратилась сама королева Англии. Неважно, что говорил мужчина. Обернувшись на зов, ничего примечательного он не увидел - перед ним стоял обычный студент. Он выглядел чуть старше остальных в этом зале и, может быть, даже сошёл бы за молодого преподавателя, однако краем глаза Джеффри заметил листок у него в руках, из чего и сделал вывод - это очередной конкурсант. Парень выглядел немного обеспокоенным, но от него так и веяло едва заметным флёром снобизма, который совсем не сочетался с его простой внешностью. Он явно смотрел на первокурсника свысока, хоть и тщательно скрывал это за маской учтивости.
- Увы, я в таком же положении, как и вы, сэр, - глубоко вздохнув, с иронией признался Джеффри, подражая тону собеседника.  - Хотя стоит заметить, в отличие от вас, я и не знал, что на входе было что-то написано. Но я думаю, если мы пойдём за всеми остальными, то в итоге придём в место назначения.
Мероприятие совсем скоро должно начаться, но слишком уж любопытной показалась ему данная личность. Захотелось расспросить нового знакомого про конкурс, про его университет и про то, рассчитывает ли он победить или же принял участие только из-за "тяги к науке". В общем, механизм заработал, и Джеффри срочно надо было выплеснуть немного энергии.
- Это ваша работа? Дайте-ка взглянуть, - он как ни в чём не бывало нагнулся поближе, чтобы рассмотреть напечатанные символы, при этом загораживая обзор для автора,. Многие слова были ему непонятны, а часть текста вообще казалась бессмысленным набором букв и цифр. "Наверное, это что-то техническое", - догадался Маклауд. - "Это, конечно, очень здорово и интересно, но как это объяснить публике? Это вообще можно прочитать без запинок?" Он ещё несколько раз повертел лист, прежде чем окончательно убедился в своём непонимании.
- Удивительно, просто удивительно. Скажите, это собираетесь читать вы? Или за вас работу представит искусственный интеллект, который хоть что-то в этом разберёт? С первого взгляда и не скажешь, что всё написано на английском.

0

6

Уолтер совершенно не ожидал, что его новый знакомый не будет знать о том, в какой аудитории все будет происходить. Сам-то он, до того как прибыть, узнал, каким образом добраться на автобусе до университета, в какой аудитории будет выступать, на каком этаже она находится, и вообще, по каким лестницам и лифтам туда можно добраться. Непонятно, почему этот человек так спокойно ходит по университету даже не имея представления о том, куда ему идти? А время неумолимо приближалось к десяти утра, а именно в это время люди пойдут занимать места. Парню же не хотелось сидеть черт знает где. Поэтому хотя бы за десять минут нужно подняться и занять место поближе к сцене. Но теперь он не мог бросить этого конкурсанта, ведь завел с ним разговор. Иначе это было бы невежливо оставить его одного, не показав ему путь. Раз начал врать, то нужно доигрывать роль. Уилкинс хотел было предложить тому быстро сходить взглянуть на объявление для конкурсантов, где прямо на карте университета обведена красным кругом аудитория, но новый знакомый внезапно решил узнать, о чем его работа. Бедняга даже и слово молвить не успел, как тот навис над текстом, пробегая глазами по строчкам. Что ж, теперь у студента есть повод спросить на какую тему он собирается выступать.
- Моя работа, - опешив от такой неожиданности, ответил Уолтер, немного запинаясь.
Когда же новый знакомый вдоволь насмотрелся на текст, то стал что-то много и быстро говорить. Парню показалось, что собеседник говорил каким-то насмешливым тоном, пытаясь пошутить на счет сложности и непонятность его работы. «Ох, точно гуманитарий. Он хотя бы знает, что из себя представляет искусственный интеллект?» - скорчил недовольную гримасу студент, но вовремя опомнился, и попытался снова принять дружелюбный вид. Хотя получалось у него это из рук вон плохо. В нем проснулось желание ответить очень язвительно, и напомнить этому бездельнику о том, что как раз только его работа представляет ценность для общества. Но нельзя же такое говорить первому встречному? «К черту вежливость. Не могу промолчать, когда так неуважительно относятся к моему труду», - решил конкурсант.
- Конечно, сам. То, что вы не смогли разобрать, это еще не значит, что не существуют люди, способные понять мою работу, - важно начал Уолтер, - Тут все настолько просто, что даже школьник смог бы это понять, если бы присутствовал при моем выступлении. А же до вас? Позволите ли вы взглянуть на ваш доклад, если его так можно назвать? – Уилкинс с усмешкой указал на его помятый лист. Он мог бы ответить намного длиннее, но что-то все еще мешало ему разговориться. Разговор еще не превратился в спор.
Никогда еще себе парень не позволял такой дерзости в живую. В интернете он мог многое высказать, в реальности впервые. Это все из-за волнения и азарта, которые все больше на него накатывали. Ему почему-то теперь хотелось, чтобы спор продолжился.

0

7

Да уж, ради этого зрелища стоило промучиться несколько часов в душном автобусе. Первый раз в жизни Джеффри видел такую смесь негодования, обиды и злости на чьём-либо лице. "Сейчас он либо врежет мне, либо...нет, он точно меня ударит", - прокручивая все варианты развития событий, он склонялся к самым худшим. Ему стало совестно, ведь он не ожидал такой бурной реакции на какую-то глупую шутку. Стоило бы извиниться, сказать, что его работа очень даже хороша, раз уж это для него так важно. А потом они бы вместе нашли путь к месту проведения конкурса. С другой стороны, своего настоящего мнения Джеффри не поменял бы, даже если бы обидчивый студент вытащил из рюкзака гранату. В его работе всё равно чёрт ногу сломит.
- К сожалению, здесь мы вряд ли найдём школьника, готового подтвердить ваши слова. Но можете проверить на мне - я школу закончил не так уж давно, - Джеффри усмехнулся, понимая, что своими словами только усугубляет ситуацию. А как странно это, должно быть, выглядит - первогодка затеял конфликт со старшекурсником. Однако никто из проходящих мимо людей не вмешивался в их разговор, хотя некоторые бросали заинтересованные взгляды.
Спор приобретал какую-то азартность, как будто на кону стоит честь целой категории людей, стоявших под гордым знаменем гуманитариев. Но технарь не собирался сдавать позиции так просто, а, наоборот, перешёл из обороны в наступление.
- Вы об этом? - Маклауд неспешно достал из кармана брюк свой несчастный листок со словами, который уже начал рваться по линиям сгиба. Не самый презентабельный доклад, с этим трудно поспорить.
- Пф, это всего лишь небольшой набросок. Всё остальное должно быть здесь, - жестом парень указал на свой висок. - Могу процитировать вам любой отрывок из доклада. А если вы не помните большую часть своей работы, значит, это и не ваша работа вовсе. Может, за вас всё сделал куратор? Или у технарей недостаточно хорошая память? Стра-а-анно. Я был о вас лучшего мнения, - он начал тараторить, а интонация его голоса становилось всё более грубой. В конце Джеффри развёл руками в знак своего полнейшего разочарования. Атмосфера стремительно накалялась, и парень боялся, как бы студент-технарь действительно не заставил его что-либо цитировать, ибо с этим он сильно загнул. С таким напряжением проще вспомнить монолог Гамлета, чем собственноручно написанный текст.
Маклауд и не заметил, как за время их спора опустели коридоры. Более умные студенты не тратили время зря, пытаясь расправиться конкурентами, а просто пришли в аудиторию и заняли лучшие места. А ведь Джеффри так и не удосужился посмотреть, каким по счёту он выступает, возможно, даже первым. Внезапно накатившее волнение было подобно ведру с ледяной водой, которая тут же остудила его пыл. Где-то вдалеке послышались голоса, возвещавшие о том, что мероприятие вот-вот начнётся.

+1

8

Только парень собрался ответить и на этот выпад, как раздался голос, оповещающий о скором начале мероприятия. Не хотелось пропустить чужие выступления, ведь нужно узнать хотя бы примерно, как вести себя на сцене, но также не хотелось оставлять неоконченный диалог. Выход был найден Уолтером мгновенно. Во время перерыва они могут продолжить свою дискуссию, а пока можно было заключить перемирие на время первой части конкурса. Честь технарей не будет потеряна!
Насколько конкурсант помнил, в первой части он свою работу не отчитывает, а после перерыва, во второй части, выступать он должен третьим. Последняя часть конкурса была отведена на объявление итогов. Еще одна идея возникла в голове Уилкинса. Почему бы не поспорить с данной личностью раз он так уверен в собственной победе, что готов наизусть читать свою работу? Хотя парню казалось, что почти невозможно заучить целую научную работу. Всегда под рукой должны быть листы не только с основными моментами, но еще и полный текст, на случай, если кто-то заинтересуется более подробной информацией. 
- Нам пора, - почти с расстроенно констатировал факт парень, ведь ему понравилось с кем-то разговаривать в живую, хотя может это только из-за того, что кто-то посмел с ним не согласиться и, предвкушение от того момента, когда он окажется правым, перекрыло всю его обычную сдержанность, - Пойдемте за толпой, пока она не исчезла совсем. Но прежде, не хотите поспорить? Если в этом конкурсе побеждаю я, то вы признаете, что моя работа не только понятна, но и много лучше вашей, иначе тоже самое делаю я. Ответите мне, во время перерыва. Кстати, вы когда выступаете? Впрочем, неважно, я думаю, что будут объявлять следующего выступающего, и я вас на сцене узнаю, - быстро проговорил он и, не дожидаясь ответа нового знакомого, быстрым шагом направился к лестнице, догоняя большую группу людей.
Добраться до места проведения конкурса было проще простого. Теперь сложнейшей задачей оказалось найти свободное место где-нибудь поближе к сцене. К сцене близкого места не нашлось, зато нашелся его куратор. Но он сидел как раз по середине ряда. К нему добираться через человек десять Уолтеру очень не хотелось. Поэтому он сел на несколько рядов далее от него, но с краю. Куда делся его новый знакомый он не знал. Может быть, тот нашел свою группу, сел где-нибудь неподалеку, или даже стоит за спиной.
Несмотря на то, что уже как минут десять назад объявили о начале, все собрались только сейчас. И парня это раздражало. Почему никто не желает собираться вовремя? Медлительность организаторов его бесила до дрожи. Когда же заиграла торжественная музыка и ведущий подошел к микрофону, то Уолтер Уилкинс наконец расслабился, и с упоением стал слушать первого выступающего, который, по его мнению, нес абсолютную ахинею.

+1

9

Он отвлекся на чужие голоса и не сразу понял смысл слов оппонента, который за эти несколько минут успел перенять манеру говорить слишком быстро. Готовность Маклауда его явно не интересовала, он сделал свой ход - установил правила игры и поспешил удалиться.
- Эй, погодите-ка! - воскликнул Джеффри, не зная, радоваться ему или плакать. Им обоим была противна мысль заканчивать разговор на такой неприятной ноте, но время сегодня было по-настоящему безжалостным. Идея пари показалась ему очень даже заманчивой, особенно если заключать его с такими вот противоречивыми личностями, как этот технарь. Он заметил, с какой проворностью старшекурсник направляется к лестнице и побежал вслед за ним. - Если что, вы сами это предложили!
К большому разочарованию Джеффри, на входе им пришлось расстаться. Студент нырнул в аудиторию и растворился в толпе незнакомых лиц. Почти все места в зале были либо заняты, либо, что ещё хуже, забронированы для важных гостей. Попытаешься сесть на такое кресло, считай, что кровать в ближайшем отделении больницы тебе обеспечена, будь ты хоть деканом университета-победителя. Многие конкурсанты смирились со своим положением и просто стояли в проёмах между рядами, предвкушая свой выход на сцену. Он хотел слиться с этой серой массой и устроиться на одной из больших ступеней, однако краем глаза заметил грузную фигуру преподавателя, махавшего ему рукой. Порядком измотавшись ещё до начала основной программы, парень всем своим видом стремился показать куратору, что ему и здесь неплохо. Но мужчина активно подзывал Маклауда к себе и даже погрозил кулаком, так что оставалось лишь пожать плечами и поплестись к нему. Его группа расположилась чуть ли не в конце зала, что значительно затрудняло обзор. Взглядом Джеффри пытался найти своего нового знакомого, но все старания были тщетны. В любом случае выступления этого заносчивого сноба он точно не пропустит.
Первые несколько человек были из Кембриджа и, кажется, имели большие трудности с организацией своей деятельности. Один забыл назвать тему работы, другой сразу же принялся что-то доказывать, не объяснив суть проблемы. Третий был неплох и очень даже харизматичен, однако его доклад по количеству воды был сравним только с Мировым океаном. Джеффри нервно постукивал пальцами по креслу и мечтал о скором перерыве. Неожиданно он почувствовал, как куратор пихает в него локоть.
Кажется, объявили его выход.
- Ну, здравствуйте, что ли, - поднявшись на сцену, Маклауд замялся, а зрители внезапно затихли. Первый раз он представляет что-либо широкой публике. Совсем не похоже на репетиции, на которых разговаривать ему приходилось с собственным отражением или с незаинтересованным в этом сокурсником. Парень вновь достал салфетку с докладом и прочитал первые строки оттуда. Нужная информация сразу пронеслась в голове, но лишь отрывками, которых было недостаточно для раскрытия темы. Дальше, по его мнению, всё пошло, просто ужасно - говорить обо всём и ни о чём сразу Джеффри был горазд, эффекту добавляло и то, что парень постоянно находился в движении, ходил из одного конца сцены в другой, просил переключать слайды на экране. Но несмотря на это, многих аспектов доклада он так и не вспомнил, хоть и старательно не подавал виду. В завершении молодой человек поклонился и уже охрипшим голосом обратился ко всем сидящим в зале:
- Надеюсь, вы все поняли, о чём я говорил? Это очень просто, "даже школьник смог бы понять".
На лицах преподавателей отразилось недоумение, но этого он уже не увидел. Спустившись вниз, Маклауд предпочёл не возвращаться на своё место, а направиться в уборную, чтобы смыть с себя пот и напряжение. До конца перерыва парень так и не вернулся в аудиторию, обдумывая свой грандиозный провал. Ему оставалось лишь догадываться о том, каковы его шансы обыграть соперника.

0

10

- Следующий конкурсант прибыл из Ноттингемского университета. Джеффри Маклауд, просим на сцену, - объявил ведущий без особой заинтересованности в голосе. Кажется, что ему тоже не понравились предыдущие выступающие, от которых хотелось спать сильнее, нежели от снотворного. Уолтер тихо злорадствовал их неудаче, но это чувство старался в себе погасить, ведь радоваться из-за того, что кто-то плохо выступил это недопустимо для такого вежливого, каким он себя считал, человека, ибо скоро мог оказаться в таком же положении. Поэтому чувствовал себя немного неуютно, но ничего не мог поделать. Их ошибки значительно увеличивали шансы на его победу. Он молился всем богам, умоляя помочь не допустить подобных оплошностей. Да и облажаться после того как поспорил с этим невеждой никак нельзя. Иначе Уилкинс совсем потеряет веру в свои способности.
Джеффри Маклаудом оказался новый знакомый Уолтера. Даже пришлось приподнялся, чтобы убедиться в своей правоте и лучше разглядеть уже знакомую фигуру. Теперь он знает, откуда прибыл и как зовут того, с кем поспорил. Студент азартно потер руки, и стал внимательно слушать. Впервые ему хотелось разобраться в теме.
Джеффри говорил много, почти не запинаясь, активно жестикулировал и ходил из стороны в сторону. «Да, нашуметь он может за троих», - с улыбкой подумал парень. Несмотря на мелкие недочеты выступающий был хорош, но доклад показался немного не полным. Тема же Уилкинсу казалась все равно бредовой и ненужной. Тем более в юриспруденции он был абсолютным нубом, поэтому большую часть выступления он не понял. Хотя презентация была сделана очень красочно, и обилие текста не смущало. Только техническую часть смог в полной мере оценить студент.
Когда Маклауд упомянул школьников в своем последнем предложении, то Уолтер хотел рассмеяться. «Вот ведь черт. Запомнил про школьников. Знал бы он, что я понял только одну треть из всего, что он тут нагородил», - парень усмехнулся, и успокоился. Если он постарается, то у него есть маленький шанс победить, если заговор гуманитарием не помешает. Остальных претендентов на победу слушал он без интереса. Только в конце, когда вышел ученик их университета, он снова вслушивался в слова. Но был разочарован из-за того, что этот конкурсант говорил так скучно и однообразно, хотя область знаний, в которую он залез и попытался провести исследования, возможно заинтересовала судей. Такое предположение можно было сделать из-за того, что они стали о чем-то перешептываться в начале выступления молодого человека.
Как только объявили о перерыве, то Уолтер Уилкинс, перебросившись парой слов с куратором, пошел на поиски соперника. В аудитории того точно не было, ведь тот не возвращался. Пришлось медленно бродить по залам, высматривая парня.

+1

11

Когда зрители принялись один за другим покидать свои места на время перерыва, Джеффри всё ещё думал, куда себя деть. Цель вроде как намечена – нужно было добраться до мужского туалета и вылить на себя, по меньшей мере, ведро ледяной воды, чтобы забыть о своём провальном выступлении на сцене. Но вот найти туда дорогу не так просто – огромные коридоры всё никак не заканчивались, а из людей, готовых указать ему верный путь, была только старенькая вахтёрша, которая, кажись, тоже заплутала.
До сих пор перед глазами стояли десятки не воодушевлённых зрителей, мечтавших вовсе не об открытии нового слова в науке. И, казалось бы, весь год он не сильно заморачивался над этим проектом, не вкладывал много усилий и вообще не надеялся на победу. Благо, хотя бы выполнял все требования куратора и не доставлял преподавателям особых проблем. Зачем тогда расстраиваться? Но хандра такая хандра. Если бы он с самого начала знал, что злополучная поездка в столицу обернётся таким образом, Маклауд точно бы готовился тщательнее. Или хотя бы напечатал текст на нормальной бумаге. Правильно говорила его мать, когда на летних каникулах застала сына с коробкой игральных карт: азарт – это искушение дьявола. Наверно, из-за дьявола Джеффри теперь не может выбросить из головы слова того студента.
Наконец, парню удалось найти нужную дверь. Его приход сделал это место больше похожим на душевую. С волос медленно стекала холодная вода – результат того, что он решил «освежиться»: сначала просто умыл лицо, а потом внезапно засунул голову под кран. Рубашка слегка промокла и неприятно липла к телу. Можно, конечно, снять её, но вдруг кто увидит? Для него не будет большим удивлением, если за непотребства на конкурсе такой величины его не просто накажут, а дадут реальный срок или заставят пройти курс лечения у психотерапевта. Пару раз в помещение кто-то заходил, и Маклауду пришлось прятаться в ближайшей кабинке.
Но оставаться тут надолго – дело бесполезное. В лучшем случае его начнут искать сокурсники, а в худшем – вернуться в отель без него, оставив парня в незнакомых краях в одиночестве. Хотя есть и самый ужасный вариант: его отыщет не кто иной, как его Величество, Король технарей всея Великобритании, который обещал переговорить с ним во время перерыва. Уж лучше найти соперника первым, чтобы вся ситуация не выглядела так, будто Джеффри прячется от него.
Едва не поскользнувшись на мокром кафеле, парень зашагал обратно. Рядом с аудиторией встретил однокурсника. Попробовал описать ему нужного индивида, за что получил очередной неблагосклонный взгляд. Что ж, ладно. Перед входом студент также обнаружен не был.
Знакомая фигура бродила совсем неподалёку, медленно осматривая залы. «Неужто меня ищет?Выглядит именно так», – удивленно отметил про себя Джеффри, подкрадываясь к нему из-за спины.
- Ещё раз добрый день, уважаемый. Сегодня нам прямо-таки везёт на встречи, - произнёс он уже не так весело, как в первый раз. – Ну, как я вам на сцене?

+1

12

Проходил парень туда-сюда около пяти-семи минут, а после Джеффри нашел его сам, неожиданно подскочив со спины. Технарь развернулся на 180 градусов и попытался улыбнуться так, чтобы на его лице не было видно то, как завидует ему. Отстрелялся и может не беспокоиться о том, что облажается еще раз. Один раз выступил, причем относительно неплохо (в чем Уолтер никогда не признается), и может спокойно издеваться над всеми остальными, что сейчас и делает. По крайней мере так казалось Уилкинсу, но подойди к нему кто-либо другой и спроси, каков он был на выступлении, то парень принял бы и это за издевку, потому как ему только предстоит выступать. Вдруг забудет от страха слова? Или внезапно начнет заикаться? Маленький успех соперников заставляет его нервничать все сильнее. Хотя первых выступающих он в счет не брал, ибо рассказывали они ужасно.
- О, а вот и вы. Как раз искал вас, чтобы продолжить прерванный разговор, - Уолтер самодовольно сложил руки перед собой и выпрямил спину, - На сцене вы были не лучше других, но и не хуже, - уклончиво ответил он на вопрос и продолжил, - Но еще не выступал я. Поэтому ждите, что именно мое имя назовут, когда будут объявлять победителей. Кстати! – парень протянул руку сопернику, - Меня зовут Уолтер Уилкинс.
Представился студент затем, чтобы Джеффри сразу понял кто выходит на сцену, если проиграет спор. Парень хотел бы об этом сказать, но передумал. Пусть сам догадается. А если нет, то и не стоило об этом упоминать.
На вид студент оставался спокоен. Может из-за того, что обычно никогда не вступал в диалоги с незнакомцами, а если и вступал, то особой информативностью и распространенностью они не отличались. Вот и сейчас он сказал не все, что хотел, многое оставив при себе. Зачем этому незнакомцу знать все? Тем более, если он будет много говорить, то голос и эмоции точно выдадут волнение. А этого удовольствия доставить противнику он не желал.
Технарь никогда не участвовал в таких масштабных конкурсах, поэтому предвкушение победы совсем вскружило ему голову. Проще было бы промолчать и как обычно спокойно отсидеться в углу, мечтая о скором окончании мероприятия, а не вступать в словесные споры с его участниками. Но нет, еще не утихшие гормоны и надежды на светлое будущее подтолкнули его к новому знакомству. Причем с человеком, с которым они, скорее всего, когда-нибудь подерутся из-за интересов. А пока каждый просто хвастается перед друг другом своими знаниями и будущей нужность. В конечном итоге, оба будут разочарованы в реальной жизни. Но пока предаваться мечтам и отстаивать свои интересы так приятно, что невозможно не высказаться.

+1

13

«Ох уж эта улыбка! Да ею можно убивать города и сёла»,  - глаза Джеффри неприлично округлились, когда соперник повернулся к нему лицом. Он даже не догадывался, что безобидное движение губ можно резко сделать таким пугающим. Однако важнее, что он хотел выразить этим «невинным» жестом?
Казалось довольно странным, что новый знакомый не высказал каких-либо грубостей насчёт его выступления. Маклауд ожидал, что старшекурсник не упустит возможности задеть за живое и добить лежачего хотя бы одним колким словом, на которое он не смог бы дать внятного ответа. Однако парень откликнулся довольно сухо, явно утаивая основную мысль, что в данных обстоятельствах очень даже воодушевляло.
- Приятно познакомиться... Уолтер. Знаешь, у тебя очень смешная фамилия, - устало улыбнулся Джеффри и, немного смутившись, протянул ему свою влажную ладонь для рукопожатия. Он только сейчас понял, что не знал даже имени студента. В мыслях привык звать его просто «технарь», «сволочь», «сноб», «его Величество». При воспоминании о последнем рука невольно сжалась сильнее. - Моё имя ты, наверно, уже слышал. Но чисто для приличия – я Джеффри Маклауд. Значит ли это, что мы теперь переходим на ты, без всяких "уважаемых сэров"?
Тем более что эта шутка уже начала надоедать. Он редко дерзил кому-либо, но и пресмыкаться не желал, предпочитая сразу установить прямой контакт. Впрочем, по Уилкинсу до сих пор было не ясно, насколько близко к нему можно подойти без опасений нарваться на неприятности.
- Но тебе всё-таки стоит признать, что я был лучше остальных, - как гром среди ясного неба, заявил  парень. - Намного! Ты вообще видел их? Толпа идиотов! Уж не знаю, что там случится с твоим выходом, возможно, ты опозоришься даже больше, но этих я точно обскакал! 
Вот такая резкая смена настроений происходит в нём, стоит лишь дать повод. А Уолтер, сам того не зная, только подливал масла в огонь.
- Кстати, напомни ещё раз, когда там твой выход? – переместив руку тому на плечо, поинтересовался он более спокойно, с интонацией старого друга, подбадривающего товарища. Скорее всего, со стороны это так и выглядело. Джеффри уже задумался о новом плане действий, который включал в себя как можно более близкое расположение его к сцене. Например, в первом ряду, на лестнице. Нет, он не собирается совершать ничего противоправного, не попытается похитить драгоценный текст Уилкинса, не поставит ему подножку в самый ответственный момент. Единственное, что его интересовало сейчас – быть в центре событий. Видеть и слышать как можно отчётливей всё, что будет выдавать Уолтер, будь то полная чушь или же словесное произведение искусства.
Не то чтобы Маклауд проникся к нему какими-то особенно тёплыми чувствами, всего лишь хотел отдать должное его труду. И да, он действительно постарается понять тему того технического опуса, чтобы хоть как-то опровергнуть заблуждения о «тупых гуманитариях». Так недолго и факультет сменить!

0

14

Джеффри болтал без умолку, словно снова выступал с научным докладом. Как он еще не устал столько говорить? Уолтер бы обошелся двумя предложениями или даже одним. Все гуманитарии такие разговорчивые? Могут из ничего создать целое произведение искусства или бездарную работу, которая не имеет смысла. Никакой краткости, четкости и логичности. Зато много слов, которые по идее должны украшать выступление. На деле же, не всегда получается действительно красиво, наоборот речь получается загруженной, неинформативной и непонятной. Словно на мозг совершается DDoS-атака, и он не может обработать всю поступающую информацию, и уделить внимание каждому слову. Несмотря на относительно большое количество информации, парень понял, что хотел сказать его собеседник. Хотелось ответить на каждое предложение, но Маклауд делал слишком короткие паузы между репликами, поэтому вставить слово было сложно. Пришлось отвечать таким же мини-монологом. Из-за этого он, возможно, что-то упустил или недопонял. Жаль, что они не переписываются, так было бы намного легче ответить ему чуть ли не на каждое слово, а, может быть, найти какой-либо скрытый смысл в словах. Мысль про письма показалась технарю неплохой. Тем более ему понравилось спорить с гуманитарием. Если тот будет не против, то Уилкинс попросит адрес у парня.
- И я тоже рад услышать имя от вас, а не из уст ведущего, - усмехнулся студент, несколько удивленно глядел на руку, которую Джеффри поместил на его плечо, словно бы они были давно знакомы. Этот жест был воспринят тоже как издевку, но в этот раз он был более спокоен, и не выказал недовольства, - А теперь по порядку, пока я достаточно хорошо помню ваш монолог.
«Монолог сумасшедшего, если быть точным. Пора тренировать кратковременную память, чтобы отвечать эффективнее. Хотя мы после этого конкурса вряд ли встретимся», - чувствуя легкое раздражение, подумал Уолтер.
- Вы уже сами перешли на «ты», поэтому разрешать или запрещать смысла нет. Если так удобнее, то и я буду обращаться впредь так же. И признавать я ничего не собираюсь, пока не огласят результаты конкурса. А это будет после второго перерыва. Выступаю я, кажется, третьим во второй части мероприятия, которая начнется через 15 минут. Поэтому придется немного потерпеть. Так ты увидишь насколько мой доклад лучше и полезнее.
Ему хотелось рассказать про компьютеры, про то, какая это полезная вещь не только на предприятиях, но и дома, про интернет и про многое другое. Но в 15 минут перерыва он бы не уложился. Да и зачем загружать голову этому гуманитарному созданию? Все равно ведь не поймет. Даже алгоритм не смог разобрать, когда заглядывал в работу, что уж и говорить про все остальное? Но именно для таких вот и надо создать интуитивно понятные программы для упрощения работы.

+1

15

Уолтер, должно быть, и не понимает, каким забавным он становится, когда делает серьёзный вид и начинает говорить в духе «истинного англичанина». Неужели за всю жизнь ему даже не намекнули об этом?
- Уолти, к чему этот пафосный тон, - с наигранной обидой настаивал Джеффри, не планируя пока что отпускать плечо парня. – Как ты и сказал, твоё выступление ещё не скоро. Лучше побереги силы и улыбнись мне ещё раз.  Да-а-а, я буквально влюбился в твою потрясную улыбку, - задумчиво протянул он, наблюдая за бурной реакцией Уилкинса и еле сдерживая смех. 
Единственный инструмент, на котором Джеффри умеет играть – нервы других людей. Он всё никак не может разобраться, откуда в его новом знакомом столько занудства, раздражительности и какой-то совсем не подходящей ему желчи. Сначала лыбится, заманивая в свои сети показной дружелюбности, а затем, когда ты вроде бы тоже проникаешься к нему симпатией, резко отталкивает. Маклауд всегда думал, что такое поведение – оружие исключительно женское, оттого он, наверно, ничего и не смыcлит в подобной стратегии. Ему начинает казаться, что для нормального искреннего разговора "по душам" Уилкинса необходимо предварительно разозлить и довести до точки кипения, когда он уже не сможет себя контролировать.
- Эх, я уже не так уверен в своей победе. Но с другой стороны, если не я, то кто? Разве что ты. Но это вряд ли, ведь ты всё время будешь пялиться в свой листок, а жюри это не одобряет. И у тебя не только фамилия смешная, но и лицо. Ты весь какой-то смешной, когда злишься.
Да, что-то в таком духе, по его мнению, нужно Уолтеру, чтобы раскрепоститься.
- И, честно сказать, я жутко устал и хочу поскорее сесть. Если не хочешь тащить меня на руках, давай перенесём нашу увлекательную беседу в зал.
Не дожидаясь ответа, который его, в общем-то, не интересовал, Маклауд совершил очередной ловкий манёвр  и крепко схватил Уолтера за запястье, направляя за собой обратно в аудиторию, в которой, наконец, стало тихо. Даже если его компаньон и делал попытки вырвать руку из хватки, у него было мало шансов устоять перед напором гуманитария.
Несмотря на то, что в помещении  за двадцать минут перерыва прохладнее не стало, дышать всё равно было заметно легче, как будто из воздуха ушло напряжение конкурсантов.
Как гласит расхожее выражение: встал – место потерял.  Поэтому Джеффри, быстро пробежав между рядов, на этот раз безбоязненно сел на место прямо перед сценой, не обращая внимания на прикреплённую к ней бумажку с чьим-то чертовски важным именем. И, естественно, заставил Уолтера к нему присоединиться. Странно однако, что здесь сидения были намного удобнее, чем  кресла для студентов. Даже спать захотелось. Уже совсем скоро перерыв закончится, и их с технарём вновь разгонят по разным местам, тем более, зрители начинают прибывать.

+1

16

Уолтер медленно, но верно сходил с ума от злости, хотя понимал, что все это наглая провокация и вестись на нее нельзя. В приличном обществе такое поведение назвали бы неподобающим, но он не в таком обществе, и вообще всего лишь среднестатистический англичанин, которому довелось иметь педантичных родителей. Но от некоторых привычек, что были вбиты в детстве, избавиться сложно. Следуя заветам матери и отца, нужно аккуратно закончить разговор и уйти восвояси, но нет! Парню сложно удержать себя от того, чтобы высказать все, что думает об этом конченом гуманитарии. Хотелось унизить его морально, надавить на плохое знание математики, физики и техники, вспомнить все стереотипы, и напомнить про то, что из технаря можно сделать гуманитария, а наоборот нет. Но еще больше Уилкинс желал, чтобы тот не победил в конкурсе. Только это не зависит от него. Маклауд уже выступил. Практическая ценность его «исследования» непонятна, но на сцене держался тот очень хорошо. Как бы ему такую же способность получить?
Казалось, что еще немного и Джеффри лопнет от самодовольства и смеха. Ему было чертовски весело наблюдать за тем, как технарь пытается собраться с мыслями и ответить достойно, а не опуститься до простых оскорблений. От этого студент бесился еще больше, да так, что немного покраснели щеки. Если бы он был чайником, то свист был бы слышен в радиусе километра. А так можно только лицезреть всю палитру испытываемых эмоций на его лице. Губы плотно сжаты, ноздри немного расширены, а бровями можно было пугать маленьких детей.
- Будь у меня пистолет, я, не задумываясь бы, Вас сейчас застрелил. И в зал я идти не желаю раньше положенного времени! – без особой ненависти в голосе сказал студент и снова перешел на «вы», напоминая о том, что они не друзья, и знакомы всего ничего. Правда, кажется, что Джеффри не услышал его или просто проигнорировал, ибо схватил Уолтера и потащил за собой в аудиторию. Напористости этому парню было не занимать. Вырваться было практически невозможно. С чего бы Маклауд ведет себя так с ним? Прибыв обратно студент решил-таки высказать все, что хотел.
- Чем Вам не нравится моя фамилия? С таким же успехом, я могу сказать тоже самое. Маклауд? Звучит странно! – начал Уилкинс размахивая руками, - И кто сказал, что я буду пялиться в лист? Я его приготовил совсем на крайний случай. Никогда осторожность не помешает! В отличии от некоторых я тщательно готовлюсь к ответственным мероприятиям, а не наобум пишу на каком-то задрипаном листке план. Если честно, то сейчас я просто в ярости от вашей наглости! И мое лицо меня вполне устраивает! – совсем не в тему закончил парень, зато ему внезапно очень сильно полегчало.

+1

17

- Да нравится мне твоя фамилия, нравится! Сам бы хотел иметь такую! Джеффри Уилкинс, как тебе, а? – воскликнул Джеффри с, насколько это возможно, серьёзным лицом. Он правда хотел остановиться и успокоить студента, который уже чересчур разошёлся и начал переходить на истеричные нотки, но губы предательски расплывались в улыбке. На какое-то время он заткнулся и просто смотрел в чужие глаза, наполненные презрением и детской невыразимой обидой. Даже говорить тот стал снова на «вы», вот насколько он был зол. Не понимает человек шуток, кто бы знал. Но эмоции взяли своё, Маклауд не удержался и начал хохотать так, что с большой вероятностью его смех был слышен даже на улице. Иначе почему в дверь сразу заглянули особо любопытные студенты?
- Боже, Уилкинс, остынь. С тобой даже не пошутишь, такой ты зану-у-уда! - заворчал Джеффри, толкая парня в бок. Он всё ещё продолжал хихикать, утирая с глаз мелкие слезинки. Дальше излияния технаря он не слушал, сочтя это дело абсолютно бесполезным, и просто наблюдал за жестикуляцией парня. «Эксперимент» провалился. С треском. Значит, у технаря это в крови – быть таким холодным, скучным и совершенно невыносимым.
Вскоре по громкоговорителю объявили долгожданный конец перерыва. В зал один за другим заходили студенты и их преподаватели, все уже были значительно измотаны ожиданием. Джеффри увидел, как едва заметно переменилось выражение лица Уолтера.
- Да не парься ты. Давай пересядем на другие места. Отсюда нас всё равно скоро выгонят.
Он встал первым, выбравшись из узкого проёма между рядами, и дождался, пока то же самое сделает его подопечный. Тащить его за руку, конечно, было весело, но вот угрозы про пистолет, которые Джеффри слышал вполуха, не очень радовали. В конечном счете, им вдвоём удалось сесть немного дальше от сцены, но так, чтобы всё действо на ней хорошо просматривалось. Их места в первом ряду заняли какие-то недоброжелательные тётки, устроившие гомон от того, что именные листы на их креслах кто-то помял.
И конкурс как будто начался заново, не считая того, что зрителей в зале стало гораздо меньше. Возможно, кто-то не выдержал и сбежал раньше оглашения результатов. Или же этого несчастного увезли в больницу. В любом случае на сцену пригласили нового конкурсанта, который, кажется, тоже был технарём, причём до мозга костей. С виду ничем непримечательный парень читал свой доклад, как самый настоящий робот: без запинок, без пауз, без эмоций. Даже голос был такой, словно парень украл синтезатор речи у Стивена Хокинга. И Джеффри на секунду показалось, что он видит маленькие антенны, торчащие из ушей выступающего. Почему-то впечатление этот юноша производил пугающее.
- Следующий по списку участник, к сожалению, не сможет сегодня выступить. Поэтому на сцену приглашается Уолтер Уилкинс, студент Уорикского Университета, - сделал очередное объявление ведущий.
Маклауд почувствовал, как что-то рядом с ним начало трястись, и этим чем-то явно был Уилкинс.

Отредактировано Jeffrey Mcleod (2015-07-24 15:29:36)

+1

18

После того, как Уолтер высказался ему полегчало, но после почувствовал себя дураком, ибо выглядела эта сцена очень глупо. Неприлично резко высказываться в чью-то сторону, но поздно об этом уже жалеть, ведь еще не изобретена машина времени, а значит ничего не исправишь. Зря вообще начал реагировать на провокацию. Все из-за этого проклятого гуманитария и его умения всех раздражать. Жаль, что он не психолог, ведь ему так ловко удалось разозлить студента, оставаясь спокойным. Еще одной «приятной» частью его позора было то, что другие любопытные людишки решили взглянуть на разбушевавшегося технаря. Более такая возможность не будет никому предоставлена, пообещал он себе. Чувствуя легкий стыд за свои действия, парень молча прошел за недавним собеседником и сел рядом в ожидании начала мероприятия.
Ему предстояло скоро выступать, а он за последние полтора часа не взглянул на свой лист ни разу. С одной стороны, это неплохо, так как учи свою речь так долго, студент бы напрочь забыл все от перенапряжения, с другой стороны так он может забыть некоторые детали. Только он достал свои бумаги, как выключили свет, и объявили, что второй блок конкурса начинается. Уилкинс недовольно цыкнул и отложил листки на свободный стул.
Первый выступающий был даже по меркам технаря ужасно скучным. Хотелось уснуть прямо на неудобном стуле, поджав под себя ноги и откинувшись на спинку. Наверное, что тот не был заинтересован в своей работе. Зато тема у него была безусловно полезная. Если не победит Уолтер, то пусть хотя бы этот индивид получить свой приз. Не за харизматичность, так за труд. «Этим гуманитариям все дается легко, лишь бы фантазия была, да словарный запас побольше,» - будучи несколько взбудораженным думал он, не слушая конкурсанта. Но вот он закончил, и на сцене снова появился ведущий. Как только произнесли его фамилию, то он почувствовал будто бы на него вылили бочку холодной воды. Никак он не ожидал, что следующим будет он. Руки и колени предательски задрожали, и это кажется позабавило Маклауда. Взрослый парень, а до дрожи боится выступлений. Технарь попробовал взять себя в руки и успокоится, но это у него мало получилось, поэтому пришлось идти отчитывать свою работу в таком нервном состоянии.
Вобрав побольше в грудь воздуха и последний раз взглянув на первые строки доклада, Уилкинс начал свое выступление. Говорил он много и почти так же скучно, как предыдущий участник. Зато презентация была красочная и парень ни разу не запнулся, а говорил все четко и внятно. Страх того, что он забудет какие-то детали не оправдался, ибо сказано было все, что находилось на листке. Заучил он, как оказывается, его отлично. Техническая сторона была хороша, остальное же было ничуть не лучше, чем у предыдущего. Жестикулировать он не стал, голос не дрожал, да и вроде не было заметно, что он сильно волнуется. Скука медленно овладевала залом.
Поблагодарив за внимание, Уолтер спустился вниз и сел на свое место.
- А все-таки, у меня выступление организованнее будет.

+1

19

Чисто философский вопрос: подбодрить или пнуть под зад?
Можно долго рассуждать, что лучше, «братания с врагом» или высшая степень подлости и нож в спину. Заманчивая это всё-таки перспектива, сломить ещё до начала боя. Но, к сожалению, решение этой непростой задачки обошло его стороной – Уолтер убегает слишком быстро, не давая шанса что-либо сказать себе вслед. Даже вдохновляющую речь пропустил! Но Джеффри видит, как лихорадочно пальцы Уилкинса переминают клочок бумаги и как страшно ему идти туда, подниматься на обозрение десяткам неприветливых взглядов. Чем больше деталей подмечает Маклауд, тем сильнее сочувствует своему сопернику. А это уже совсем выходит за рамки спора.
Удивительное преображение из замученного волнением студента в отработанный механизм по выдаче информации заставляет Джеффри ошеломлённо затаить дыхание. И точно так же разочарованно выдохнуть.
Это такое странное чувство, будто смотришь типичную комедию с неудачливым парнем в главной роли. Ага, в щекотливую ситуацию попадает герой, а стыд накрывает тебя со всеми составляющими вроде холодного пота и покрасневшего лица. На протяжении всего выступления Джеффри смотрел на сцену сквозь пальцы, нервничая, наверно, даже больше, чем Уолтер в начале. Вот вроде бы всё хорошо: и текст доклада он помнит, что, кстати, ужасно удивило Маклауда, и голос уверенный, и тему он наверняка выбрал из разряда «это перевернёт ваш грёбаный мир через несколько лет». Однако почему-то по ощущениям больше похоже на пережаренный, чёрствый тост, которые еле как лезет в горло. И зрители давятся им, не понимая и половины из сказанного. Над ухом о чём-то своём шушукались студенты, со злорадством обсуждая конкурсантов. Маклауда ожидала другая участь - ему предстоит слушать эту тираду и делать безуспешные попытки вникать в суть. Фильм, в котором, сам того не зная, снимался Уилкинс, вышел слишком занудным.
Но всё хорошее и плохое когда-нибудь заканчивается. В мыслях звучат фанфары и барабанная дробь, под которую старшекурсник торжественно возвращается на место. На его лице облегчение, радость и какое-то таинственное спокойствие. У готового ко всему, но только не к этому Джеффри по телу пробегает дрожь.
- Ой, не зазнавайся, Уилкинс! – отзывается он и недовольно поджимает губы. – Ты вообще себя слышал? Человека скучнее тебя ещё поискать надо.
По этому техническому засранцу было видно, как он доволен собой. Буквально светится от счастья, потому что не опозорился. Или опозорился, но не так смертельно, как рассчитывал. Конечно, он-то небось и не видел, как на него реагировали жюри и остальные наблюдатели, до его слуха не доходили язвительные комментарии. Или же он старательно пропускал их мимо ушей. В любом случае Маклауд был на взводе и боролся с желанием рассказать технарю страшную правду. Борьба, к слову, оказалась недолгой.
- Ты молодец, что не оправдал моих ожиданий насчёт твоей короткой памяти. Правда, молодец! Но что с того, Уолти? Где твоя девственно чистая душа, где хотя бы намёк на эмоции? – Джеффри наигранно вздыхает, выражая свои глубочайшие сожаления. – Это полный провал, приятель.
Перегибать палку – это по нашей части. Маклауд предусмотрительно отодвигается от старшекурсника, зная, на что способен тот в гневе.  Или только догадываясь об этом.

+1

20

Парень готов был свалиться в обморок чуть ли не сразу после выступления, но спор и желание утереть нос гуманитарию не дали ему этого сделать, поэтому он так спокойно вел себя после. Помогло успокоить нервы еще то чувство, которое бывает, когда ты закончил что-то очень важное, и более делать тебе ничего не придется, очень похожее на чувство свободы. Именно похожее, ведь еще конкурс не завершился, и это все еще давило на беднягу технаря. Но продолжалось все не долго. Его сосед решил возобновить издевательства и начал игру сначала. Только несколько человек могли заставить Уолтера впасть в исступление: отец, мать и преподаватель по физике в старшей школе. Теперь к этому списку добавляется Джеффри Маклауд. Этот человек может испортить любое событие, извернуть любую фразу так, что после чувствуешь себя полнейшим идиотом.
Уилкинс заметил, что у его соперника была то ли привычка, то ли он специально так делал, когда собирался кого-то довести до белого каления, называть кого-либо сокращенными производными от имени. За это его «Уолти» хотелось ударить по лицу так, чтобы искры из глаз посыпались. Было бы под рукой что-то вроде кружки или книги, то студент бы точно запустил это в Маклауда. Но пока не закончился второй блок конкурса ничего сделать нельзя. Холодная ненависть изъедала мозг. Парень крепко сжал зубы, чтобы не ответить сразу на все его выпады. Да и за болтовню в зале им могут сделать замечание, а получить его от незнакомых людей было бы неприятно. Поэтому он молча выслушал все, что сказал Джеффри, да с таким лицом будто бы сейчас действительно достанет обещанный ранее пистолет и застрелит его. Чувствуя это, гуманитарий отодвигается чуть дальше. Технарь самодовольно скалится, замечая это.
- Поговорим после окончания выступления этого талантливого конкурсанта, - сквозь зубы говорит парень и откидывается на спинку стула, стараясь отвлечься от мыслей о мести.
Следующим представлял свою работу естественник. Вот он был безусловно хорош. Глаза искрились от счастья и интереса, когда он рассказывал про какую-то бактерию, которая поможет чуть ли не спасти мир от всех напастей. Но Уолтер не слушал его внимательно. Сейчас его занимала только ненависть и злоба. Его назвали скучнейшим человеком! Это был удар ниже пояса. Разве четкость и легкий перфекционизм – это скучно? К сожалению, он действительно не замечал, что отсутствие эмоций лишает слушателя большей части информации. Скука – враг докладчика. Нужно не только заучить все на отлично, как наш технарь, но и разнообразить все это красивыми речевыми оборотами, возможно даже шутками, как это делали или пытались делать большая часть конкурсантов, с гуманитарным складом ума.
Незаметно пролетела эта часть мероприятия за прослушиванием харизматичных и не очень людей.
- Объявляется тридцатиминутный перерыв для подведения итогов, - бодро сказал ведущий и удалился со сцены.
- Выйдем на свежий воздух, - Уилкинс поднимается со стула и твердым шагом идет к выходу. Щеки его даже немного покраснели из-за гнева, ведь он и правда собирался мстить за свое оскорбление, хотя это и был плохой поступок, по его мнению. Но выдержать еще хоть слово от этого выскочки он больше не мог. Простой перебранкой тут невозможно обойтись. Ранее была уже попытка как-то отразить нападки этого противного студента, но она полностью провалилась. Не подействовал даже переход на «Вы». Чтобы остудить свой пыл нужно было что-то посерьезнее.
Как только они оба оказываются за стенами вуза, технарь со всей силы ударяет несчастного Джеффри по лицу, попадая в скулу и немного задевая нос.
- Это был «намек на эмоции», - шипя от злости, сказал парень.

Отредактировано Walter Wilkins (2015-07-25 01:11:07)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мармеладные зайцы в шоколадном сиропе