Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Деньги.Фокус.Упс, не вышло с:


Деньги.Фокус.Упс, не вышло с:

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/YLCd.png

Участники: Erika Langford & Jino Klemente
Место: улицы Сакраменто
Время: апрель 2015
Время суток: вечер
Погодные условия: тучи, собирается накрапывать дождь
О флештайме: забавно, но этой девочке чертовски не везет с семьей Клементе

Отредактировано Jino Klemente (2015-07-02 23:30:07)

+2

2

в н е ш н и й в и д
Fall Out Boy - Fourth Of July

Погода установилась серая и дождливая, для некоторых всё намного проще и одним словом — «мерзкая». Для апреля в Сакраменто тут действительно чересчур сыро и сизо, однако местные, не отчаиваясь (а не которые все-таки отчаиваясь), точно знают, что такая погода простоит еще около недели или, быть может, около пяти дней. Синоптики не дают точных прогнозов, но каждое утро приводят своих зрителей в уныние и тоску. Опять же, практически всех. Но Эрике Лэнгфорд совершенно не до этой сырости и слякоти; летом, зимой, осенью и каждой такой весной она находится в одном настрое, не обращая внимания ни на жару, ни на сущий холод, ни уж тем более на дожди, которым, как и всему, свойственно заканчиваться, так стоит ли расстраиваться из-за двадцати минутного дождя, который только освежит бегущих домой или наоборот — на работу. В сущности, Эрике от дождя ни жарко, ни холодно.
Улица. Она любит улицы, в особенности тогда, когда включаются, на взгляд Лэнгфорд, огромные фонари, а вывески на витринах даже весной напоминают Рождественские красоты и придают не менее праздничное настроение. Не смотря на, кажется, позднее время, люди все равно куда-то бегут, постоянно оборачиваясь; пробки, в которых раздраженные люди молятся неизвестным богам о «побыстрее добраться домой» или попросту матерят стоящих позади. Всё это чертовски забавно и даже заставляет улыбаться. Искренне и во все тридцать два. Вероятно, и сама Эрика во время своей работы заставляет других улыбаться так же широко и радостно, как улыбается сама. Им нравится то, что она делает, а ей нравится то же самое, но никак не то, что она веселит всех и каждого. Нет-нет, она любит людей и жизнь, каждый человек для нее прекрасен, но больше всего этого она любит то, чем занимается. Для Лэнгфорд всё это не только представление и заработок, для нее это та же маленькая жизнь, которой она радуется каждый день; благодаря которой она счастлива. О, сколько же споров было из-за той деятельности, с которой она делит свою жизнь. Сколько неодобрения было от отца, от знакомых семьи, от некоторых друзей из университета, от многих. И, знаете, Рика никогда, никогда не пыталась переубедить говорящих, потому что точно знала — ей это ни к чему. Это ведь их мнение, а это — её жизнь. Самым главным для нее всегда было и есть только то, что мама одобряет практически каждый её шаг (о котором она знает, соответственно), а на остальное и остальных — плевать.
Когда-то, года четыре назад, Лэнгфорд начинала с самого обычного и банального. Неоднократно показывала фокус с якобы согнутой ложкой, якобы силой разума. На деле же одна сломанная ложка попросту лежала в заднем кармане потертых джинс. Были и те, кто строил из себя самых умных и показывал то, как делался фокус, а были и есть те, кто просто получает от этого удовольствие. Кто-то молчит, но знает все секреты подобного, а кто-то и в самом деле считает показанное за самую настоящую магию и вдохновляется этим так, как не вдохновлялся ни один ученый, ни один поэт, ни один автор.

Сентябрь, 2010 год.
Осень, вероятно, грустила в очередной раз. По радио слишком громко звучит песня девяностых, которую Лэнгфорд, кажется, знает, потихоньку подпевая. Это очередная популярная радиостанция, на которой время от времени прерываются на рекламные объявления о установке дверей и о покупке билетов на концерт какой-то неизвестной Рике группы. Её мама чертовски любит музыку и каждый день, с девяти утра и до десяти вечера, в их доме играет или эта любимая ею радиоволна, либо диск с любимыми песнями Дейзи. Она постоянно пританцовывает, только начав готовить пирог на ужин. Не смотря на ежедневные ссоры с мужем, эта женщина все равно считает должным встречать его с ужином и целовать в щеку перед тем, как уйти спать.
Она не заставляет Эрику помогать — Дейзи прекрасно знает, куда с такими быстрыми темпами собирается её дочь на ночь глядя, но не ругает, как это сделала бы любая другая мать. Дей видит, что её дочь — это её копия. Именно такой она была двадцать лет назад и чертовски счастлива, что у неё такая дочь. Самая настоящая и, главное, её.
Лэнгфорд в свои семнадцать чувствует себя на тринадцать лет. Или, точнее говоря, ей об этом твердит отец. И от этого ей весело. Хватает рюкзак, забрасывает на плечо, целует в щеку маму и обещает, что обязательно вернется к полуночи. Сбегает по лестнице и уверенно направляется куда-то слишком далеко от родного дома. Будь дома отец, он обязательно бы выглянул в окно, прочел лекцию по сотовому на тему «Как нехорошо уходить далеко от дома в несовершеннолетнем возрасте» и попытался бы возмутиться.
Она слишком быстро добегает до того пункта, куда и хотелось.
Какой-то ресторанчик, располагающийся на воде. Именно там работает её друг и по совместительству, кажется, парень. Она не знает точно о том, кем же ей приходится Билл, но точно знает, что посетители этого заведения, где он работает, всегда рады любим фокусам и открыты для каждого веселящего события.
Билл махает ей рукой и лучезарно улыбается, а она повторяет эти же действия ему в ответ.
Дамы и господа! — слишком громко начинает Эрика, отчего все посетители ресторана оборачиваются; кто с яркими улыбками, а кто с непониманием в глазах. — Я будущий великий иллюзионист и, клянусь, отдам сто долларов любому, кто скажет мне то, как делается этот фокус! — говорить она любит и умеет; достает из кармана ложку и рассказывает о том, откуда она.
Зрители с интересом сопровождают действия Лэнгфорд взглядами.
А теперь, пожалуйста, смотрите очень, очень внимательно! Я собираюсь согнуть эту ложку силой разума.
И всем действительно кажется, что это правда. Кто-то хлопает, свистит, а есть один человек, который слишком резко подходит к Лэнгфорд, нарушая всякие понятия о личном и не личном пространстве.
Что тут у нас? Сломанная ложка? — все так же резко вытаскивает в действительности сломанный предмет кухонной утвари из кармана джинсов Лэнгфорд.
Кто-то кричит, что ты обещала сто долларов. И она отдает первую зарплату со вчерашнего выступления в захудалом клубе этому мужчине, который вслух отмечает о хорошем качестве ее бумажника. Самодовольно улыбается и направляется обратно к своему столику. Но Билл не расстроен за Эрику, он прекрасно знает, что ее быстрый уход из этого заведения означает только то, что она все-таки успела вернуть себе свои сто долларов, да еще и с верхом.
Мужчина поздно, слишком поздно замечает пропажу наручных часов и уже своего бумажника.

Наше время.
Народ. Много народа. И Эрика вновь самодовольно улыбается, закончив с одним фокусом и погрязнув в своих воспоминаниях. Она любит вспоминать свои провалы и успехи, это, верно, приносит ей только радость и счастье. А разве воспоминания могут принести боль? Она еще не знает того, что могут. В голове слишком много голосов тех, кто стоит вокруг нее, взирая на ловкие движения рук и исчезновение игральных карт, на щелчки пальцами и победную улыбку. Лэнгфорд и самой нравится своя улыбка, что же это скрывать.
Девушка вытягивает чуть вперед, за руку, первого попавшегося человека и внимательно смотрит на него, улыбаясь все ярче и ярче.
Я думаю, — её тон так и не изменился с того самого две тысячи десятого, — каждый не может представить свою жизнь без денег, но и ведь этими бумажками можно пользоваться не только тогда, когда вы что-то покупаете или забираете свою зарплату. Господин, — Эрика ненадолго останавливается, оглядывая всех присутствующих на этой улочке, — не одолжит для фокуса одну купюру? Вы же хотите этого, не так ли? — навряд ли хоть один человек откажет народу и фокуснику в одной невинной просьбе.
Она знает, чем закончится этот фокус. Ей слишком нужны деньги, да и никто не обеднеет на десять долларов.

+2

3

Steve Keller & Uli Reese – You Will Spot Me


Когда-то я вычитал довольно интересный и познавательный факт, который гласил, что больше всего денег человек в своей жизни тратит именно на пищу. Не на одежду, недвижимость или развлечения, а именно на еду. И знаете, каждый раз, когда я просматриваю чек из очередного ресторана, я в этом еще раз убеждаюсь. И нет, мне совсем не жалко потратить энную сумму денег на какой-то суп из морепродуктов или на изысканный десерт, рецепт которого уже сотни лет передается из поколения в поколение и пленяет своим вкусом каждого, кто его пробует. Нет, мне даже нравится иметь возможность попробовать блюдо из любой страницы ресторанного меню и не пугаться его цене. Но почему именно еда? Неужели мы так зависимы от нее, что нередко сознательно соглашаемся переплачивать? Нам-то для поддержания жизнедеятельности организма совсем не обязательно питаться только изысканными деликатесами, как, например, суп из жабьих лапок или рататуй. Ведь было бы совсем абсурдно считать, что питаясь дорогими блюдами и продуктами, наше тело будет получать больше, чем от обычных и недорогих по себестоимости. Неужели все дело в физическом и эмоциональном удовлетворении, которое мы получаем во время трапезы? Ведь в жизни человек также, например, может получить его и через секс, но почему-то не согласен платить за это, а пытается найти бесплатную альтернативу в виде брака или серьезных отношений. Так почему мы готовы платить за еду и нас вполне удовлетворяет, что "больше всего денег человек в своей жизни тратит на пищу"? Ведь согласитесь, прочитав этот факт, Вы просто сделаете удивленное выражение лица, но не перестанете ходить в магазин (элементарный пример) и каждый раз говорить себе: "вот черт, молоко опять поднялось в цене на доллар. Ну что поделаешь, я ведь так люблю эти цельно зерновые хлопья на завтрак". Хотя зачем Вам покупать молоко для хлопьев, ведь Вы прекрасно понимаете, что могли бы обойтись и любым другим блюдом? В этом и вся забавность ситуации. Разве нет? Человек настолько любит вкусно поесть, что в большинстве случаев даже не задумывается о цене вопроса.
Возможно, найдется тот человек, который скажет, что я слишком обобщаю и смотрю на это только с одной стороны. Стороны богатого человека, который никогда не знал нищеты, потребности в экономии и нередком ограничении в своих желаниях. И, возможно, он будет прав. Ведь, черт возьми, посмотрите сейчас на меня. Я сижу в дорогом ресторане итальянкой кухни и доедаю молочного поросенка за сто семьдесят долларов. Очень редко можно встретить человека, который готов отвалить такую сумму за маленький кусочек молодой свиньи с томатными шариками. Хотя, кажется, редко это еще слабо сказано.
Я доедаю свой деликатес и мне тут же приносят тирамису, который пропадает с тарелки за каких-то пять минут. Прошу счет и вдыхаю полной грудью, как делают в случах "как же я объелся". Рассчитываюсь карточкой и вальяжной походкой покидаю заведение.
На улице еще только начинают сгущаться сумерки, но темные тучи на небе делают вечер мрачным. Кажется, скоро пойдет дождь, но это нисколько меня не смущает, так как в руке у меня есть зонт. Я неспешно направляюсь вдоль улицы Сакраменто. Сегодня я решил отказаться от своего автомобиля в пользу прогулки на своих двух. Ведь иногда так хочется подышать свежим воздухом и никуда не спешить. А этот район города, как никакой другой подходил для этой цели, так как здесь не было офисных зданий, не было банков или каких-либо агентств. Нет, на этих улицах царила спокойная обстановка, где каждый себе мог найти что-то для души. Я, например, пришел сюда, так как здесь находится самый лучший ресторан итальянской кухни в городе. А вот этот мужчина в белой рубашке пришел показать своей маленькой дочери выступление местной молодой фокусницы.

[float=left]Волшебство — это реальный мир,
чьи границы детское воображение может сделать
бескрайними.
[/float] Я остановился рядом с ними и с нескрываемым любопытством стал наблюдать за действиями девушки. Я с детства любил магию. Помню, мой отец на каждое мое День рождения приглашал циркачей, но я не замечал ровным счетом никого в этой компании, кроме фокусников.
На свой тринадцатые именины я даже получил специальный набор с волшебной палочкой, колодой карт, мантией, платочками и белыми перчатками. Тогда я считал себя великим и непобедимым потомком Гудини.
С возрастом, конечно, мои игры приобрели немного иной характер и я стал мухлевать в азартных играх. Но в душе я всегда оставался все тем же мальчиков в шляпе и с колодой меченых карт.
И тут, неожиданно для самого себя я ловлю себя на мысли, что все окружающие откровенно пялятся на меня. Почему? Просто они ждут моей реакции на слова юной фокусницы, которая только что попросила у меня денег для трюка. И, конечно же, я не смог ей отказать, поэтому достаю из внутреннего кармана пиджака кожаный портмоне и даю девушке сто долларов.
- Ну удиви-ка меня, - с ехидной улыбкой проговариваю я, ожидая начало фокуса.


* внешний вид + зонт

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Деньги.Фокус.Упс, не вышло с: