Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сегодня не кончится никогда


сегодня не кончится никогда

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

milo & morrigan
november, 2014
http://funkyimg.com/i/VXMm.png
--------------------------------------------------
Flёur – Жертва
-----------------
стоим, молчанье прочнее стали скрепляя лёгким касаньем рук.
но только всё же пойму едва ли, а наша встреча — она к добру?

+1

2

Breathe the pressure
Come play my game I'll test ya
Psychosomatic addict insane

The Prodigy - Breathe

Ночь всегда была моей порой, и не потому что я являлся совой, или как там любят выражаться людишки, описывая свою систему биоритмов. Ночью у меня словно появлялось второе дыхание, я начинал чувствовать себя живым, как течет моя кровь по жилам, как нейроны перебегают с одной сетки на другую, в голове. Мне нравилось то как все бегут по домам, желая скрыться, но я и такие больные, подобные мне, лишь выходят с ухмылкой, на улицы любого города, и готовы бороться и столкнуться, с чем угодно. Главная битва, все таки происходила с собственным сознанием - если ты был в состоянии контролировать собственных демонов, то ты нормально возвращался домой, как ни в чем не бывало, и тебя ожидал новый день, полный отчаяния и дерьма, как и предыдщуий. Какие демоны и борьба у такого как я, спрашиваете вы? Хотя бы потому, что, я не желаю быть лучше, в отличии от вас всех, хотя порой меня очень пугают последствия моих безумств. Кажется, я просто уже смирился с фактом, что являюсь представителем темной силы. Хотел бы я быть позитивным героем и спасать этот мир от напастей? Даже не знаю, но истина была в вине и одной - Майло Драммонд - мелкая сошка, по любому, не буду этого скрывать, потому что я всегда гордился тем кем я являюсь, ничего не достиг ни в чем, родившийся в темноте, и так оставшийся в ней, даже не пожелая выходить. Но все таки, мне было не чуждо то, что есть у других людей, и так, даже у такого монстра как я, появились собственные привязанности.
Помните старую, добрую историю о ужасной обезьяне Кинг Конге? Наверное, будь бы я хоть немного понормальнее, вполне бы можно было привести параллель между мною и Морриган, и я бы подобрел как тот чокнутый примат. Но в нашей истории, счастливый финал, он и вовсе невозможен. Не буду вас обманывать, потому что ложь - это привилегия слабаков, но что-то я сомневаюсь, что для психов все хорошо кончается. А я просто самый настоящий псих, и все очень просто, а это все была просто обычная лапша на ушах.
Наша история началась тоже ночью, только тогда было тепло, и все было таки весело, поначалу. Просто так случилось и все, как бывает, встретились два абсолютно непохожих человека, и из этого, что-то да и вышло. Но все это, было тщетным, потому что, я из блестящего и страшного мира мертвых, чокнутых и ненормальных, а эту девочку, как бы не вертела судьба, все таки могло ждать большее будущее. Могло, но почему-то она избрала меня, а потом, по этой же причине, наверное, ей пришлось бежать. Даже психи и отморозки, могут понять логичные вещи, как видите. Другое дело, что не хотят исправлять.
Я поднимал руку на нее, и это случалось не один, и не два раза, а намного больше. Считал, да и до сих пор считаю ее своей собственностью, своей вещью. Однако, она всегда была рядом. Я чувствовал ее. Несмотря на всю свою грозную, порой циничную оболочку, моя Морри очень хороший и хрупкий человек, которую Майло систематически уничтожал. У меня в голове, кажется, навсегд останется та картина, как же она прячется от меня, и боиться от меня. Почему же я избивал ее? Ведь я никогда не влюблялся, и почти не притрагивался к женщинам, кроме конкретных потребностей, мне было все равно. Эта девушка стала моей одержимостью, я мог бы с легкостью найти ее, и мне так хотелось пожалеть ее, приласкать к себе, защитить от всех, и прежде всего от себя. Мне хотелось убить себя после произошедшего, потому что я знал, что все это повториться - в итоге она все равно будет избита мною. Извинения... не помогут, лишь только заново склеют уничтоженные кусочки, того живого, что в нас было, пока не превратяться в прах.
Я ждал около трех месяцев, пока Морри вернется сама. Дурак? Возможно. Разве жертва вернется в свою клетку, из которой так мечтала сбежать? Ведь до того как она ушла, она была несчастной со мной, только это я начинал понимать позже. Рядом с Майло Драммондом, невозможно быть счастливым. Если бы я был нормальным, я бы ее просто отпустил, потому что, я любил эту девочку, безумно, как никогда, никого в жизни. Я любил мать, и она отвергла это, только это было нечто иное. Но я не мог ее отпустить. Вместе с обидой и болью, внутри таилось какое-то безумие, невиданная злость, на самого себя и на нее, и если бы наша встреча заново состоялась, я не знаю как бы она закончилась. Сейчас, будучи в нормальном состоянии, я знал, что не смогу за себя отвечать. Это моя реалия, такова жизнь со мной, и Морриган наверное просто надоело это терпеть, раз она сбежала так как сбежала. И потому сейчас, я даже могу оправдать ее.
За окном дождь. Что за бред о теплой Калифорнии? Осень здесь как везде, а то и хуже, чем в Чикаго, там хотя бы, было достаточно мое деми-сезонное пальто, для осени и зимы. А может, это я просто такой псих, что мне казалось. Уже месяц, я живу здесь, пару недель назад вышел на точный след, моей сбежавшей любимой, в моей машине сломалось отопление, да и денег особых нет, так как работы в последнее время, все меньше и меньше, возможно идея вот так просто приехать к ней, напомнить о себе, была рискованной, в Чикаго я хотя бы всегда знал как и где пополнить запасы, кого грабануть, кого спросить, а вот здесь...
Это все шло мне на нервы, и сегодняшняя ночь тоже. Даже не знаю, почему я решил ее удивить своим присуствием именно сегодня. С своей чудесной работы (о,да, это особенная история, куда же моя девочка устроилась) она вернется наверняка под утро, усталая... может не стоило? Но тогда когда?
Ответы на все эти вопросы стали неважны, когда я увидел ее силуэт в этой унылой темноте, разбавляемой лишь дурацкими уличными фонарями. Привидение? Показалось? Я так не думаю...
И это действительно была она, направляющаяся тихим шагом в свое убежище, черноволосая худая девчонка, в пальто которое я ей когда-то подарил.

Отредактировано Milo Drummond (2015-07-07 04:06:26)

+2

3

https://31.media.tumblr.com/tumblr_m0gqcxLuw31qihsweo2_250.gif

you want me
well, come on and break the door down
fucking come on and break the door down
I'm ready

radiohead - talk show host

     По началу это было действительно сложно - какой бы тяжелой не казалась жизнь рядом с Майло, на удивление, она не стала менее простой и легкой без него. Вырвавшись из под его жесткого, тотального контроля, я буквально не знала куда приткнуться, в какой забиться угол, спрятаться и наконец дождаться этого блаженного, желаемого чувства безопасности и комфорта. Но страх поджидал меня на каждом повороте - еще только закрывая за собой двери нашей чикагской квартиры патологический ужас проник в мою душу, пробираясь в самые потаенные частички моего сердца - Майло мерещился мне везде. В том окне, на другой стороне улицы, на водительском сидении рейсового автобуса. Он не давал мне покоя даже во сне, превращая мою жизнь в сумасшедшее колесо, которое я бесконечно крутила, постоянно меняя свое местоположение. Сан-Францисско, Бостон, Нью-Йорк, затем маленькие города и фермы, где я пыталась привлекать к себе как можно меньше внимания. Затем, заблудившись окончательно, я прекратила следить за своими передвижениями на карте - города были одинаково чужими и далекими, близким был лишь один - не дающий мне покоя ни днем, ни ночью - его взгляд, глаза наполненные кровью, яростью, ненавистью ко мне виделись мне даже под закрытыми веками. Движение, сумасшедшая гонка по всей стране, гонка от самой себя и от своих страхов. Думаю, если бы тогда, в мае я не встретила Фокс, я бы до сих пор каталась по планете, не останавливаясь нигде более чем на три недели. Сакраменто внезапно стал моим первым долгим пристанищем, где я вдруг ощутила, что самое страшное для меня оказалось не возможность оказаться снова рядом с тем человеком, о нет. Самым ужасным для меня стало другое - открытие того, что без Драммонда, без его темного присутствия в моей жизни я совершенно не умела существовать. Свобода стала для меня новой, своеобразной клеткой - я игралась с ней, перекладывая из руки в руку, и не знала что с ней делать. Вакуум в голове, вакуум в сердце - тишина и бездействие поглощали меня, смысл жизни был утоплен на дне его темных глаз. Ноющее сердце, страдающее, кровоточащее рвалось обратно, в Чикаго, к своему властелину, и я, как жалкая героиновая наркоманка запиралась в комнате, лишая себя всех средств связи, чтобы не вернуться назад. К тому, от чего я так отчаянно пыталась сбежать.
     Мне стало спокойнее лишь спустя несколько месяцев - лишь в августе я научилась спокойно контактировать с другими людьми, позволила себе небольшие слабости в виде общения с родственниками, подругами, молодыми людьми. Вновь увиделась с Сиршей, с Лиамом, которые по воле случая оказались жителями того же солнечного города, что дал мне возможность начать все с чистого листа. Я даже смогла перебороть и пережить их холодный и скрытый негатив в свою сторону, их недоверие и вновь влиться в состав нашей странной, ирландской семьи. Я чаще разговаривала по телефону с родителями, мы даже договорились встреться на Рождество, чего не было уже долгих шесть лет. Временами казалось, что мое существование без Майло не такое уж и жалкое - у меня появились приятели, близкие, некие люди и слабое ощущение того, что в этом мире действительно есть люди, которым я не безразлична. Это ощущение было странным, непривычным, непонятным. Я слишком сильно сжилась с той мыслью, что любить меня, нуждаться во мне может лишь один человек. И я подсознательно до сих пор хранила ему верность.
     До сегодняшнего момента - ни одного свидания, ни одной романтической встречи с любым из мужчин моего окружения. Попытки были, предложения провести вечер вместе - но колючая и дикая Морриган резко отказывала каждому, кто подходил к ней на расстояние ближе двух метров. Исключением стал один единственный человек - и мне было дико стыдно даже думать о нем, вспоминать о той встрече, словно Майло почувствует мой стыд, услышит мои мысли, учует мой страх и найдет меня. Волнительные мурашки по коже.
     В общем, было трудно. Но холодный и дождливый ноябрь я встретила в весьма нормальном и адекватном состоянии. У меня была своя съемная квартира, две неплохие работы (единственные, где не спросили у меня документы и прописку), планы на получение образования и... надежды на светлое будущее. Я снова научилась улыбаться - мягкий полукруг улыбки и сейчас нежился на моих устах, одаривая своим сиянием случайных прохожих. Я возвращалась со смены - с ночной смены в крупном кинотеатре - по дороге зашла в магазин, чтобы заполнить холодильник необходимыми продуктами, и не спеша, не отвлекаясь на стуженый дождик пробиралась в сторону дома - рассчитывая на приятный и теплый вечер в объятиях шерстяного пледа и какого-нибудь глупого тв-шоу.
     Майло.
     Совершенно внезапно и неожиданного его имя и образ завоевали мой разум. Меня словно ударило молнией, ударило током, заставляя споткнуться о каменную мостовую, встать на месте и ошарашенно смотреть под ноги. Даже в каплях воды, что стекали к моим ногам с драматично-синего неба я видела его лицо. Страх и ужас, щенячья преданность и любовь - все смешалось воедино, колени подкосило от волнения, и я растерянно схватилась за виски, пытаясь прогнать прочь это безумное видение. Снова шаг, вперед и в сторону, но слабость и сумасшедшее вождение не позволяли мне сдвинуться с места. Словно кто-то смотрит на меня, следит, поглощая мой силуэт и образ жадным взглядом, буквально высасывая из меня все силы на сопротивление.
     Я поднимаю голову и сталкиваюсь с ним взглядом. Черные, бездонные глаза, с чертовщинкой - в них горели все костры адского пламени, и они горели в мою честь. Эта связь, наша с ним связь пугала меня до безумия, никогда в жизни я не встречала человека, чувствовать которого буду даже на расстоянии. Секунда, две, пятая. Время шло, а мы все так же занимаем свои позиции - я опираюсь спиной о железный столб, он сидит в машине, не движется. Из-за дождя мне сложно рассмотреть его лицо, увидеть на нем хоть какую-то эмоцию. Я не знаю что делать. Паника охватывает все мое тело, руки дрожат, пальцы сжимаются в кулаки, кожа на костяшках белее белого. И когда он открывает двери своего автомобиля - единственная мысль, что проявляется в моем затуманенном, завороженном сознание - БЕГИ.
     И я срываюсь с места, бросая сумки, чертов зонт - сталкивая прохожих, не оборачиваясь, не отвлекаясь ни на какие мелочи. Прочь, прочь от меня. Я стремительно неслась вперед, оставляя Майло, свой страх и ошарашенных прохожих позади. К черту, к черту все - я не готова вернуться к той жизни, я не хочу снова оказаться в железном капкане его любви. Из двух зол всегда выбирают меньшее. И я выбираю жизнь в страхе, с вечной бессонницей, с вечной гонкой. Давай, Морри. У тебя хватит сил, только беги. Беги. Не останавливайся.

+2

4

https://33.media.tumblr.com/48e51fb0daf12cba57e9f47e612d509b/tumblr_n7179iE9wU1ru64ono3_250.gif
--

Порой, я спрашивал себя, есть ли мне спасение. От этого образа жизни, который я сам для себя избрал, от собственного безумия. Иногда, когда я включал телевизор, я натыкался на эти дурацкие передачи, где богатеи рассказывали о том, как сумели справиться со своими демонами, и вернуться к нормальной жизни. Как думаете, есть ли у меня шанс для нормальной жизни, могу ли я свернуть с этой кривой дороги, и продолжить свою жизнь нормально, вместе с женщиной которой я люблю. И сейчас, как и раньше, в этот самый момент, я понял и отвечу вам - нет.
Мне никогда не светит жить в этом мире простых и спокойных. Я - это то, что как раз разрушает и делает мир невыносимым. Можно ли меня назвать чертом? Нет, мне кажеться, что я гораздо хуже. Черты хотя бы являются падшими ангелами, я же им никогда не был. Я просто влился в свое течение, и не желал его покидать.
Я делал много попыток в своей жизни для перемен. Переходить всякий раз через себя, сжимать кулаки до крови, лишь бы кого-то не ударить. Но невозможно убить насилие в себе. Невозможно если оно в крови. Моя мать, в итоге, полностью рассклеилась, после всего произошедшего в нашей жизни, вот она, тихо доживает свои дни в той же каморке, в пригороде Чикаго, видит сына раз в вечность, но я не думаю, что она является такой же как я; отца же я никогда не видел и не знал, так что, с легкостью можно все подозрения списать на него. Другое же дело, что мне все равно, что моменты сознания и здравого смысла у меня так редки, и спустя столько лет, это просто никому не нужно. И потому, пусть все остается как есть, потому что все равно - уже ничего не изменить. Когда-то, я все таки думал по другому. Встреча с Морриган, возможно, была шансом на исправление и мысли о другом. Наверное, и для нее тоже. И моя девочка пыталась, правда пыталась, она даже хотела иметь ребенка от меня, а я ее избил и она окончила в больнице с выкидышем. Это случилось два раза, и теперь вы понимаете, с кем вы разговариваете? В мире много убийц, но что-то я сомневаюсь, что много таких психопатов, что убили собственных детей. Насилие и разрушение всего нормального, вот о чем я лишь только знаю, вот чем я живу. Меня посещали и раньше мысли, что возможно, я просто не смог бы жить нормальной жизнью, никогда. Психопатам надо куда-то выплескивать эмоции, они просто не могут, не умеют по другому. А я даже хуже чем психопат.
Я никогда не пытал особых чувств к временам года. В отличии от большинства населения этой тупой планеты, я вообще не задумывался о таких дурацких мелочах. По мне, глупо обременять себя тем, что сейчас вот-вот придет зима, а значит, обязательно надо впасть в хандру и сказать, что ноябрь это месяц умирания. Вся жизнь это умирание, медленный путь к неизбежному, просто от каждого зависит, кто же находиться ближе а кто дальше. Тут конечно еще и другие критерии, но...
Я не обращал внимания на такие детали, но я отлично понимал, что наверное, этот фон просто идеален, для моей повторной встречи, с персональным безумием. Не для нас, дорогие рестораны и красивые парки, я никогда не встану перед ней на колени, вряд ли сделаю ей предложение, хоть Морриган и является моей единственной серьезной девушкой, если называть вещи такими буквальными именами. Мне не нравиться быть как все, потому что люди меня никогда не приняли, и не примут, а потому, я стараюсь бежать от всех и вся, мне куда уютнее, в своих дебрях безумия, нежели реальном мире. Мои чувства к ней, если это вообще можно назвать нормальными чувствами, скорее безумная любовь, метание между собой и нею, были единственным, что иногда вытаскивало меня на поверхность. Как жаль, что не получилось. Как жаль, что не получиться, ведь сколько раз, уже эта сцена повторялась вновь и вновь? Мы не в кино, у нас не будет идеального кадра, как бы не выжимали себя, вопрос лишь в том, когда одному из нас надоест, или же когда, один из нас не окончит как выжатый лимон, в мусорке.
Я всегда отдавал ей уважение, хотя бы тому, что она все это терпела. Когда-то, когда наши отношения, еще не были так запутанны и сложны, она могла меня успокоить. Меня всегда интересовало почему, но я бы никогда не задал этот вопрос. А сейчас, уже и вряд ли смогу. Потому что вот, моя девочка узнала меня и я снова почувствовал тот ледяной страх. Что-то внутри начало щелкать, а голос разума, который такой тихий, но сейчас, вы его все же слышали, начал утишаться, и я его слышал все меньше. К черту все эти размышления. Они никогда мне не приносили ничего хорошего, мне всегда было херовато, после этих разговоров. И потому, отбросив все эти мысли из своей головы, как можно подальше, я просто вышел, из своей холодной машины, и кажется даже не подумал о том, чтобы закрыть ее, и устремился в погоню за своей жертвой.
Если вернуться, немного назад, то порой меня пугали эти моменты. Насколько же холоднокровным я становился, когда, всякий раз, возвращал Морриган к себе, или же, она возвращалась. А потом... бум!... и спустя момент, я уже не знал, что со мной делалось. Хоть делай экзорцизм, только, и это бы вряд ли помогло.
Первое, что я помню на ней, что меня привлекло, так это глаза. Брюнетка с голубыми глазами - это по любому красивая комбинация, но ее глазки отличались от тех, что я виделк когда либо. Слегка сщуренные, красивый разрез, и тогда горящий огонек в них. Она пыталась обмануть меня, а ее раскусил, а окончилось тем, что она переехала ко мне, чуть ли не сразу, потому что негде было ночевать, а с ее хахалем я быстро расправился. Весело, да?
А сейчас, когда я следовал за своей жертвой, и ловил на себе ее взгляды, пока она оборачивалась, я не видел уже ничего. Лишь ледяной холод и безумный страх даже не жертвы, а зверька, что не знает как выбраться из ловушки. Мои шаги были быстрыми, но я словно знал, что она от меня никогда не уйдет, не прибавлял шагу. Не собирался бегать. Когда же мы таким образом, дошли до дороги, где неслись бешенным темпом машины, и Морри оказалась совсем недалеко от меня, я не удержался, и крикнул:
- Неужели ты думала, что сможешь сбежать? Глупая наивная девочка. Моя.
Страх и ненависть в ее взгляде стала еще больше, а в голове пронеслась лишь одна мысль - пора бежать.
За ней.
И не важно уже, зеленый или красный.

+2

5


     А раньше все было совершенно иначе. Казалось, сами небеса благословили на вечную любовь, на волшебную сказку. Мы были единым целом, не существовали по отдельности - купались в своем безумии, огромный мир пал к нашим ногам - властелины, повелители собственного счастья - не существовало ничего для нас неподвластного.
     Ты помнишь тот день? Тот безумный день, когда злодейка-судьба свела нас вместе? В буквальном смысле ударила лбами, заставляя глаза открыться шире, заставляя увидеть, рассмотреть, какими жалкими и ничтожными мы были в прошлой жизни. Моя непутевая жертва, мужчина, в интеллекте и навыках которого я усомнилась. Тогда мне казалось, что именно я буду ведущей личностью в нашем незатейливом сюжете - сощурю глазки, лукаво улыбнусь своей обаятельной лисьей улыбкой, элегантно качнув бедрами, задевая таким неловким жестом струны твоей души. Я умела быть желанной, умела пробуждать в мужчинах самые страстные и потаенные фантазии, умела убедить их в том, что сегодня, здесь и сейчас все мое естество, моя сущность принадлежит лишь ему одному. И вечером я буду распята под мощностью его необузданного темперамента. Сильная, вольная, свободная женщина. Ирландская ведьма, хитрила и играла чужими судьбами, ни на миг не задумываясь о расплате. Ты стал моим уроком, моей первой ошибкой, о которой я до сих пор не жалею.
     Твой взгляд - колючий, темный, тяжелый - он упал на мои плечи, заставляя задержать дыхание и ощутить это молниеносное чувство влюбленности. Я упала в колодец, свалилась на самое дно, утонула в печали твоих карих глаз. Я готова умереть за это снова, готова отдать все ценности, лишь бы снова вернуться в тот день, встретить тебя такого - настоящего. Без едких демонов, что пожирают тебя изнутри, без адского пламени, что мешает тебе жить нормальной жизнью. Мой персональный ад, мой Люцифер, мой проклятый принц, мое личное сумасшествие - лишь с тобой ощущала кожей присутствие мнимого счастья. С тобою жила, мечтала, планировала. И верила. Я, черт возьми, верила в светлое и безбедное будущее. Но подарив мне надежду, ты сам растоптал ее у меня на глазах. Жестокости твоей нет предела.
     Но мы были счастливы - ютились в маленькой, крохотной квартире, побираясь мелкими проделками на стороне. Улица - наша кормилица, предлагала нам множество шансов превратить шалаш в настоящий рай. Радовались мелочам, нежились на старом матрасе под тонкой простыней и теплыми лучами солнца. Ты целовал мои щеки, а я зарывалась пальцами в жесткие смольные волосы, обнимая тебя всем своим телом, растворяясь в улыбке, словах о любви, своем вселенском счастье. Каждый день проживала на одном дыхании, мне не нужен был никто - ты заменил мне всех. Стал моим любовником, моим мужем, моим лучшим другом, стал моей семьей. И тогда я никак не могла подумать о том, что буду бежать в обратную от тебя сторону.
     Дождь не унимался, сбивал меня с толку, сбивал путеводители, заставляя меня петлять по мокрому асфальту и врываться в личные пространства проходящих мимо людей. Все равно, суетный страх догонял меня, обнимал скользкими и липкими щупальцами, поглощая в мрак ветхий лучик надежды. Выхода нет, рассвет не поможет мне, наступление утра не рассеет этот кошмар - ты реален. Ты существуешь на самом деле, и через каждые пару поспешных шагов, я оборачиваюсь, чтобы убедить свое сознание в несокрушимости этого факта.
     Вырываюсь на проезжую полосу - гулкие автомобильные сигналы оглушают меня, я словно дичь загнанная в клетку - беспомощный, слабый олененок - под дождем, напуганная, потерянная, разворачиваюсь к тебе лицом, осознавая, что ты не отстаешь от меня ни на секунду.
     - Это невозможно. - потерянный шепот скрывается в толпе, а я в ступоре, опираюсь ладонями о желтый капот автомобильного такси, неумело, неловко пятюсь, не в силах оторвать от тебя взгляд. Я почти выбилась из сил, мне казалось, я неслась от тебя с невероятной скоростью, совершенно не замечая мелькающие картинки города по сторонам. Но ты здесь, и ты рядом, под гнетом иллюзорного страха я практически ощущаю аромат твоего тело в критичной для себя близости. И ты размыкаешь уста, твой голос доносится до меня, словно ты говоришь мне это на самое ушко.
     Твоя.
     Этот факт сразу находит отражение в безмолвной дрожи моего стройного тела. Осиновый лист - невозможно проигнорировать сильный порыв ветра, невозможно укрыться от него, избежать, спрятаться. Мои колени подкашиваются, и я комом сваливаюсь на асфальт, почти мгновенно пытаясь принять вертикальное положение.
     - Пошел к черту, Майло. Тебе не удастся снова достать меня. - Вранье. Откровенное, глупое, безрассудное. Я сама не верила в то, что говорю. Но я рвалась на волю, как загнанная птица, которая никогда не чувствовала свободных порывов воздуха. Я бежала вперед, игнорируя посторонние крики, визги тормозов, угрозы о вызове полиции - бежала, прекрасно осознавая, что эта гонка не сможет продолжаться вечно.
     Влажные волосы прилипли к лицу, вся одежда промокла насквозь, я задыхалась. Я никогда не могла похвастаться той же физической подготовкой, что и моя сестра - больная и слабая с детства я не выросла в крепкую и сильную женщину. А сейчас во мне сломан и дух - жалкая, растоптанная Морриган, что никак не может избавиться от своего прошлого. Я тяну этот груз за собоу из города в город, из переулка в переулок, смиренно дожидаясь момента, когда оно накроет меня со спины и утопит под гнетом своего величия.
     Ты появился из ниоткуда, очередной поворот оказался тупиком, что сиял передо мной алым кирпичным гнетом. Вот и все - паника сжала легкие до минимальных размеров - я не могла отдышаться, лишь вжалась спиной в стену, медленно съезжая вниз, наблюдая за твоим приближением.
     - Майло, так нельзя. Это неправильно, невозможно. - Отчетливо слышу каждый твой шаг - ты больше не бежишь, поступь тихая, но уверенная, жесткая, сильная, властная. Мурашки холода и отчаяния покорили мое тело - я зарываюсь в ладони лицом, в попытке скрыть от тебя свои постыдные слезы. Почему так? Почему наша святая любовь превратилась в это? Почему мы не можем отпустить друг друга, истязая себя иллюзорными страданиями. Слышать твое дыхание над своим - настоящая пытка. Я знаю, эта встреча не закончится ни чем хорошим - меня не ждут объятия с поцелуями, нежные слова о любви, трепетные прикосновения. - Зачем ты это делаешь? Не смог найти себе другую подушку для битья? Хватит, все! Я не вернусь к тебе больше. Я сбегу снова.
Лишь бы ты сам поверил в это, лишь бы ты услышал лживую уверенность в моих словах - струсил, отвернулся и ушел. Пожалуйста. У нас не будет больше счастья - ты задушил его своими собственными руками. Никто не сможет возродить его вновь.
    И в момент, когда ты наклоняешься надо мной, когда протягиваешь ко мне свои руки, я отчаянно отталкиваю тебя в сторону, сбиваю с ног резвым ударом, врезаясь в твою грудь плечом. Мы падаем, сталкиваемся с холодным, мокрым асфальтом - сковываем наши руки, сцепляем пальцы - я пытаюсь ударить тебя как можно сильнее, накапливая в себе все обиды, всю боль, что когда-то ты мне причинил. Получи за все - за мои разрушенные мечты, за мои разбитые надежды, за наших нерожденных детей:
    - Я ненавижу тебя! НЕНАВИЖУ!

+2

6

Когда-то, обязательно наступит момент, когда ты примешь собственное поражение, поймешь, все что произошло, и с этого начнеться что-то новое. Это первый шаг к спасению, ведь по логике вещей, чтобы все было хорошо, надо понять в чем же именно ошибся. И я отлично знал свои ошибки. Отлично понимал, что когда кого-то любишь, ты не относишься к нему как я Морриган. И она была абсолютно права, когда просила оставить ее в покое, это происходило постоянно, кажеться, я знаю наши ссоры назубок, и могу вам с точностью сказать, когда же наступит какая фаза. Сначала, Морри меня будет умолять отпустить, ее глаза будут потерянными, мокрыми, но она не расплачеться - эта девочка слишком гордая, даже с таким ублюдком как я, она могла быть такой; чтобы плакать перед всеми. Проведя с ней это время, что сначало возродило нас обоих заново, а в итоге поломало, как видеться сейчас, я мог заметить лишь одно - Флэнаган, на самом-то деле, была просто маленькой девчушкой, запечатанной в теле взрослой женщины. И как любая девчушка, как наверное любой нормальной женщине, ей просто хотелось быть счастливой, рядом с человеком, в котором она может быть уверенной. Я помню все наши счастливые моменты, как у нас все начиналось, тогда, мне еще казалось, что возможно, когда нибудь, я смогу стать тем которым она меня видела. Но не стал. Это не сказка и чудовища не превращаются в принцев. Это реальная жизнь, и удары и порезы в ней так велики, что шрамы не зацеливаються никогда. Остается лишь жить - кому-то на верху, а другому на пепелище, ведь каждый пожинает свои плоды, и терпит последствия. Даже я, такой неотесанный оболтус, для которого единственной школой была улица, а поддержкой насилие и оружие, это понимал. И потому, уже который год, я гордо несу свое знаменье, потому что знаю, что никогда не смогу исправиться. Самое главное же, однако, я не знаю, хочу ли. Только вот сейчас, в этот момент, когда холодный ветер безбожно хлестал лицо, я понял - так же как я не могу измениться - я не могу ее потерять. Чокнуто, очень чокнуто, потому что такая хрупкая девушка как она, и такой как я, действительно несовместимы. А жить на два света, еще никому не удавалось.
Мне просто было все равно, в тот момент когда я переходил улицу. Я часто так делал - плевал на все, и шел напролом. Мне нужно было ее остановить. Хотя бы попытаться наладить, чтобы потом, в независимости от того, как окончиться это все - либо она действительно сумеет отолкнуть меня от себя, что хоть и случалось, но очень редко, либо мы пойдем говорить а потом я разозлюсь и... дело как всегда окончиться побоими, но я ведь знал что по любому, какой бы не был расклад, я все равно в итоге напьюсь, и мне будет плохо. Пить то я умел, просто когда это превращается в бухание, и ваше горло не высыхает, да и уже все равно, как оно и что, то вылезать из этой дыры, очень сложно, очень неприятно. Хорошо, что я настолько чокнутый, что наркотики на меня не действует, употреблю в этом случае, одну из тех пословиц, которые так любят люди, но не люблю я - не было бы счастья, да несчастье помогло. Да, что уж поделать, нрав психа не отменить, так можно же попытаться в этом найти какие-то плюсы?
Только ее слова, всегда вызывали хоть какие-то эмоции. Только она причиняла мне боль - не ее в этом вина, влюбиться в психа, хоть я иногда и сомневался в ее чувствах ко мне, но отлично понимал, где-то в глубине разума, что моя ревность все лишь только усугубляла. И вместо того чтобы сейчас развернуться, уйти, сохранить достоинство, в этот момент пропасти я... Я приехал сюда и эта чертова ловушка продлиться снова и снова.
Мне больно, когда я это слышу. Она права, и от этого становиться куда неприятнее. Шлюха правда никогда не была на моей стороне, и я это принял уже давно, но то что я виноват в ее мучениях, действительно становилось не по себе. Особенно сейчас, когда я перебежал дорогу, когда ее дрожащее и родное мне когда-то тело было так рядом, не было миражом, а до него можно было дотронуться. Это сводило с ума.
Она злая, но больше испуганная. Причем очень. Я ее давно не видел, но так же, давно не видел такой. Помниться, как раз в момент перед нашим расставанием, мои психи действительно слишком обострились, и я почти не обращал внимания на нее. Этому есть объяснения, но вам они покажуться слишком ничтожными, слишком ненормальными - у меня были проблемы с деньгами. Разумеется, если бы я знал, как же это закончиться в тот раз, возможно, я бы не вел себя так. Впрочем, эта жизнь, меня уже настолько закалила, настолько испоганила, и убивала во мне все живое, что сделала и она, своим уходом, что вопрос, исправил бы я что-то, даже если бы смог. Иногда мне казалось, что я уже устал бороться.
Ирландка не двигается с места, а я и подавно. Я лишь просто стою, смотря ей прямо в глаза. Это, оказывается, куда тежялее, чем было раньше, и куда же начало деваться мое хладнокровие? Я вам уже говорил, что она меня сделала самым жестоким и самым чувствительным человеком одновременно и не считаю нужным повторяться, но этот момент меня действительно бесил.
- Можешь ненавидеть меня сколько угодно, ты абсолютно имеешь на это право, но знаешь что? Мне просто плохо без тебя. Своим уходом, ты сделала мне больно, как никто другой, но видимо это нормально, всегда бросать Майло, я абсолютно заслужил, ты во всем права,
- голос стал серьезным, обычно после этого я начинал злиться, но кажеться не в этот раз. Скорее, мои внутренности, заполняло чувство пустоты, обиды, но не злости. Я видел как ее руки все так же дрожали но взгляд, как будто смягчился, хоть она и начала сомневаться. Узнаю это все, с полусекунд, потому что проходили мы уже с ней через это миллион раз. Чертовы эмоциональные наркоманы.
- Дай мне еще один шанс, только один... - шепчу ей я, и подхожу к ней совсем близко, но боюсь прикоснуться, взять за руку, погладить по ее предям, хотя это то чего мне больше всего сейчас хочется. Чувствую, как во мне спустя долгое время оживает что-то, но так же, я обжигаюсь собственным ядом. Со стороны это выглядит таки достаточно нормально, насколько может выглядеть - странная пара выясняет свои отношения ночью, но мы то оба знаем, что это все правда когда нибудь нас доведет до психушки окончательно - ведь полиция и больница не раз интересовалась нашими отношениями, и я правда удивлен, как же они до сих пор не сумели разрушить эту больную связь - ведь у современных органов мира и порядка столько "чудесных" методов. Объяснение лишь одно - наше безумие куда сильнее, и может быть, лишь сойдя с ума окончательно, только тода мы станем счастливы?
Слишком странная ночь, что не принесет ничего хорошего продолжалась, и так просто не закончиться.

Отредактировано Milo Drummond (2015-07-15 02:06:00)

+2

7


RHCP – Don't forget me
http://funkyimg.com/i/Z95M.gif http://funkyimg.com/i/Z95N.gif
not alone, I'll be there
tell me when you want to go

     Напряжение охватывало нас с головой. Я не могла сказать ни слова, даже сделать слабый, спасительный глоток свежего воздуха сейчас казалось непосильной задачей. Ты сжимал меня, контролировал каждое мое движение одним лишь железным взглядом, сковывающем меня по рукам и ногам. Твоя личная кукла-марионетка, согласная, готова делать и поступать лишь так, как тебе будет удобно. Отравил меня своим ядом, своей ненормальной любовью, заставляя испытывать все те же самые чувства, что одолевают и твою душу. Я живу этим, дышу этим, подсознательно не желая, чтобы это закончилось.
     Холодная кирпичная стена - моя единственная опора. Смуглый свет уличных фонарей едва касался наших силуэтом - мы во тьме, тьма и мрак наше личное царство, где ты был господином, а я твой отчаянной, жалкой рабыней. Не подходи ближе, не делай шаг в мою сторону - я как гребаный наркоман, которого тянет вновь и вновь прикоснуться к заветной игле, но он знает, чем чреваты последствия. Я соскочила, я только оправилась, только научилась существовать без твоего присутствия, без наших пьяных драк и безумных признаний в любви. Мы больны, больны друг другом, и я не уверена, что медицине есть название нашему синдрому. Нет наслаждения в истязаниях, ни я, ни ты не испытываем от этого удовольствия. Единственная цель, которую мы извечно будем преследовать - примирение. Тихий покой в объятиях, робкий шепот - только в эти секунды мы могли почувствовать себя нормальными.
     - Я не слушаю тебя, нет, прекрати! - закрываю ладонями уши, сваливаясь с ног на мокрый асфальт - колени саднят, я промокла до нитки, но эти неудобства были ничтожными по сравнению с тем, в какой дискомфорт окунаешь меня ты. Дрожь по телу отражается громкими раскатами грома над нашими головами - вспышка молний, от чего твоя фигура, нависшая надо мной выглядит еще более ужасающей. Я не знаю что делать - складываюсь в ущемленный комок нервов - оголенные провода. Катализатор - дотронешься до меня и умрешь, не выдержав удара бесконечного электричества. Я буду бороться, за наше будущее, за себя, и за тебя тоже. Без меня ты сможешь справиться с этим - поверь, ты бы смог научиться жить нормальной жизнью. В твоей жизни были бы женщины, но их значимость никогда не превратила бы тебя снова в такое чудовище.
     Смотрю на твои сжатые от напряжения кулаки - я помню, ощущаю на теле их мощь, старые раны снова кровоточат, фантомная боль мучает меня еще больше - и я не верю тебе, не верю, что ты вернулся за мной только для того, чтобы снова попробовать.
- А мне было хорошо, Майло, понимаешь? Я в кой-то веки могла чувствовать себя человеком, личностью, безопасности которого ничего не угрожает. Никто не кидался на меня с оскорблениями и кулаками за каждую ничтожную ошибку - никто не будет потакать твоим капризам во всем. Никто не сможет быть достаточно идеальным и правильным для тебя. Хватит жить в мире иллюзий, я не твоя собственность, не твоя вещь. Ты должен просто оставить меня в покое. - Я срываюсь до крика, я не могу контролировать свой голос. Все так же обнимаю себя за голову, непроизвольно начинаясь покачиваться на месте в наступающей на горло истерике. Нет, не сейчас, успокойся. Слезы, панический страх никак не помогут тебе - лишь усугубят проблему - в потоке жалости к себе ты лишь утопишь здравый смысл и свою врожденную трезвость. Но ты опьянял меня, словами, любящим взглядом, в страхе протянутой рукой вперед, в мою сторону, словно ты хотел помочь подняться мне на ноги.
     Его слова трогали меня, я слышала их не первый раз, но все равно велась на ту же удочку. Гребаный манипулятор, когда наконец настанет тот день, когда все твои реплики будут отражаться от меня, не достигая сердца? Но сейчас я горю, полыхаю от мантры, что монотонно льется из твоих уст - заговариваешь меня, околдовываешь, и я поддаюсь твоим чарам, не в силах сопротивляться.
Глупая женщина, глупая и влюбленная. В детстве меня учили, что любовь это самое светлое и волшебное чувство на всем свете - оно открывает в человеке все его хорошие качества, делая его идеальным, прекрасным, светлым. Но почему моя любовь кардинально отличается от этих сказок? Почему каждое проявление нашей привязанности друг к другу заканчивается больницей? Снова тьма, мрак и тлен. Мы заперты на замок в этой жесточайшей ловушке, не в силах выбраться. А я все так же завороженно слушаю твой голос, чувствуя, как силы и отвага покидают меня.
     - Значит я сделала не достаточно больно, раз ты вернулся за мной.
Жестокость повязла на зубах, мой шепот звучит словно шипение уличной кошки. Я подтягиваю колени ближе к себе, глядя на тебя с вызовом, с отчаянием и глупым ожиданием. Что будет дальше, скажи мне?
     - Шанс? Шанс на что? Хочешь сказать, ты исправишься? Хочешь сказать, что после всего, что ты творил и позволял себе, ты сможешь отказаться от этого? Дороги назад нет, разбитую чашку не склеишь заново. Я устала, устала биться о твое упрямство, ты не поддаешься мне. Тебе просто удобно быть такой сволочью, ты еще ни черта не сделал для того, чтобы я поверила в твои слова.
Но ты ни разу не коснулся меня, ни разу не ударил, не оскорбил. Как только мои обвинения в твой адрес слетели с уст, я внезапно заткнулась, осознавая непривычность сложившейся ситуации. Ты стоишь надо мной, ты молчишь, ты как будто спокоен - но волнение и что-то еще блестят в твоих глазах. Словно ждешь, когда я успокоюсь.
Стало еще холоднее. Как долго мы терроризовали друг друга молчаливыми взглядами? Как много времени мне понадобилось, чтобы снова прийти в себя?
     Но я все же поднимаюсь, неуклюже, неловко - вода стекает с меня ручьями, словно я только что вынырнула из городского залива. Дождь прекращался, тучи рассеивались над нашими головами - звездное небо освещало разбитую дорожку за твоей спиной - дорожку к моему дому.
- Я не знаю, чего ты ждешь от меня. Мне нечего предложить тебе. Все кончено, понимаешь? - неуверенный голос, слабый, охрипший от недавней истерики. Я закашлялась, раздраженно хватаясь ладонями о ворот промокшей насквозь майки, отводя от тебя взгляд. - Шанс. - скептический смешок. Эта мысль действительно зарождала в груди забавные сомнения, смех крутился в легких, не решаясь вырваться наружу. Ты не любишь, когда над тобой смеются, а я не хотела терять этот слабый лучик надежды в виде твоего спокойного и рассудительного состояния. - И как это будет? Расскажи, как ты видишь в дальнейшем наше будущее, если я дам тебе этот гребаный шанс?

+3

8

http://funkyimg.com/i/Z95Q.gifhttp://funkyimg.com/i/Z95P.gif
I am the maniac, I am the ghoul (the ghoul)
I'm in the shadows in the corner of my room (my room)
This my new hideaway, this is my tomb (tomb)
This is my coffin, this is my place for unruliness
Kid Cudi - Maniac

Ненадолго перенесемся мысленно куда-то давно, не сейчас, в какой-то другой вселенной, в другом штате, но на похожих улицах, я сам сделал для себя этот вывод - лучше быть плохим, лучше быть монстром. Я верно следовал этому избранному моему принципу все эти годы, и мое новое terra incognita никогда меня не предало. Действительно, когда я делал все по этому плану, ничего не выходило извне. Тем более, я никогда не мог сказать, что из меня идеальный добрый самаритянин, быть плохим у меня получалось куда лучше. Я почти забыл о том, каково это, чувствовать боль или радость, смеятся (если речь идет не о побочных эффектах убийства или чьих-то мучений, ну или в крайнем случае, какой нибудь удачной сделки, читай: грабеж прошел как по маслу). Мои эмоции стали замороженными, оточенными, я мог полностью их контролировать. А потом... потом появилась она, и все покатилось вниз, весь мой уклад разрушился. Наверное, этот момент бы мог стать моей чудесной переменой, моим спасением, и я правда пытался принять его... но не стало. Все это время, все время наших отношений с Морриган, я глушил в себе этих монстров, с переменчивым успехом, если быть совсем искренним, хотя бы тут, сейчас, перед собой, в эту промозглую ночь. И если быть искренним до конца, то мне действительно надо было пойти на лечение. Я не раз ловил себя на мысли, после того как у меня случался "кризис", что вещи выходят из под контроля и если я хочу чтобы все окончилось нормально, то больше так продолжаться не может. Не могло, но все равно продолжалось. Мое темноволосое спасение и без того всегда была худышкой, но в последний год она исхудала, и я заметил это только сейчас, когда увидел как же на ней висит пальто, насколько же бледной она была. Кажется, она могла бы светиться в ночи. Я одновременно понимал и не понимал сейчас, что же происходит, почему она кинула меня? Причин для моего непонимания было много, потому что она могла бы найти кого-то за это время, четыре месяца, это не мало и все бы было абсолютно логичным. Но видимо не нашла. Она кричала, сорвалась на асфальт, и чуть ли не рыдала - где-то под ребрами, у меня что-то ныло, хоть я и не признавался в этом, и пока ничего не сказал, лишь пытался не смотреть в ее сторону - но не мог, сжимал кулаки до боли, и даже не обращал внимание. На самом то деле, все ее слова, записывались на внутреннюю пленку моей души, и как бы я не хотел, я ее слышал. Хотя дал бы все, чтобы это все было не так, чтобы было по другому, чтобы на самом деле, я не причинил ей столько боли и чтобы она не ненавидела меня. Но уже слишком поздно, изменить что либо и надо либо идти дальше, измениться, либо научиться жить с этим. Только я вот не мог, ни того, ни другого...
- Морри, встань пожалуйста отсюда, во первых тут очень холодно, во вторых грязно а еще проблем с копами или кем-то еще мне точно не нужно, понимаешь? Уж не знаю почему ты выбрала именно этот город чтобы сбежать, но поверь, копов тут немало, и мне это не нравится, - я звучал так странно, цинично, хотя не в этом странность, странность же заключалась в том что впервые за долгое время меня что-то тронуло, я вновь чувствовал теплую волну, что разливалась по телу, это чувство можно было сравнить с добрым английским пивом, оргазмом, когда срываешь куш и считаешь деньги... но нет, на самом то деле, даже это все было не сравнить с тем. Когда Морриган Флэнаган стала частью моей истории, у меня появилась надежда что я стану другим. И даже сейчас, что-то старнное и маленькое тлело в душе, но я знал, что это лишь иллюзия. Мне просто кажется, а когда-то я вообще перестану даже чувствовать. Я оторвал взгляд с темноты и смотрел в ее глаза, склонившись к ней, но как же больно и ощутимо между нами рвались те слабые ниточки в этот момент. Она не моя, я не ее, уже... и невозможно удержать ее. Слишком много всего, о чем не желается вспоминать? Но мое нутро не сдавалось, и я пробовал еще раз, снова и снова, хотя знал что все обречено на провал:
- А разве ты себе сейчас делаешь легче, что заставляешь снова и снова через это проходить, глупенькая?,
- несмотря на обращение с видной милостью, я не был нежен с ней, но это уже не было той шипящей и отвратительной интонацией, от которой хотелось провалиться сквоз землю, даже мне. - Говори что хочешь, думай что хочешь, но ты отлично знаешь что побегом от чувств не избавиться. И да, ты абсолютно права, я скотина, сволочь, урод, да даже хуже, да, все абсолютно так, но не моя вина в том что я такой... - теперь, с этими словами, мой тембр становился жестче. Потому что все это заставляло меня задумываться. Моих мыслей становилось слишком много, а мне этого так не хотелось. Мои мысли меня мучали.
Я вижу как она мысленно ломается. Вижу как ее глазки бегают, снова и снова пытаются укрыться сбежать, но ничего не сможет она с собой поделать - я не раз убеждался в том что эта девочка имеет куда больше любовь ко мне чем я к себе или даже она к себе. Ее слова, словно кипяток, ошпаривают, делают больно, заставляют задумываться в этот момент, но вопрос лишь в том, будет ли так в следующую секунду? Я непредсказуем, и я это знаю, и меня это очень пугает, ведь никогда не знаешь когда проснется животное. И именно поэтому, я оправдываю сейчас себя перед ней, но и больше всех злюсь на себя. Эх, Морри, знала бы ты как я себя ненавижу...
Она встает, смотрит на меня, и опять замирает. Я не хочу чтобы мою девочку охватывала смерть, когда она находится рядом со мной. Гребаный шанс, да, но неужели, даже я тот еще циник, верю в то что, все еще что-то можно вернуть? Ведь она абсолютно права, права как никто, во всем что сказала.
- Морри, я не буду больше ничего говорить и я все понимаю, но поверь, если есть вещь которую я хочу больше всего вернуть так это ты. Ты была единственной которая пыталась в меня вдохнуть нормальную жизнь, но к сожалению, я так поздно это понял, я просто элементарно сожалею и хочу сделать все возможное, чтобы тебе это доказать,
- не знаю, какой была моя интонация, это просто слетает автоматически с моих губ, я это или не я, я уже не знаю. Мое эго медленно утапливается во всей этой грязи, а я пытаюсь восстановить в себе себя. Что-то щелкает, в голове зловеще шумит, но я пытаюсь не обращать на это внимание, и продолжаю свое наступление:
- Хочешь куртку? Ты замерзнешь. А вроде Калифорния и теплые зимы... а холоднее даже Чикаго,
- нет, я не буду ее спрашивать ни о чем в этом городе, ни о работе, ни о личной жизни, потому что вряд ли это приведет к хорошему.
Но лучше декораций к этому всему придумать было и нельзя, потому что вид здесь гораздо унылее моего родного города, да еще и чужой. Совсем чужой, хоть я и надеялся что здесь есть хотя бы одна частица родного.

+2

9


     Этот ужас не отпускает меня уже долгое время, и если честно, я совершенно не знаю, остались ли еще у меня силы, чтобы бороться с ним. До конца изгнать из своего сердца этого темноглазого демона, что по сей день носит твое имя, и улыбается мне коронной безумной ухмылкой. Ты поработил меня, свел меня с ума, сделал своей, перекроил меня целиком и полностью, поставил на груди огненное клеймо; и как не стыдно это признавать, оно все-таки пришлось мне по вкусу. Знаешь, это короткое время без тебя - я отчаянно верила, что оно пойдет мне на пользу. Что я действительно справлюсь с самостоятельной и взрослой жизнью, я смогу быть той сильной и уверенной в себе женщиной, которую однажды ты встретил в том грязном пабе. Я нашла работу; нашла жалкое и дешевое жилье, включающее в себя лишь одну комнату с потертым матрасом и вечно дребезжащим радио. Я закрыла глаза на все свои давние потребности в комфортных условиях - я почти не ела, и вина в том не недостаток денежных средств, о нет. Виноват в этом ты, ибо эта свобода, эта мнимая воля, на которую я так отчаянно рвалась - оказалась мне не нужна.
Так смешно и глупо - здесь и сейчас, пока теплый свет уличных фонарей отражается в редких лужах. Когда рябь в них искажает наши с тобой отражения, когда на мое лицо вновь падает тень твоего силуэта из-за очередной вспышки ярких молний - единственное чувство, которое я должна испытывать - являлся бы страх, но его нет. На удивление, он отпустил меня, пропал, впуская в душу жадную, алчную пустоту, засасывающую меня изнутри.
     Облегчение. Я тяжело выдохнула, успокаиваю свою истерику, свою плачь, скрывая следы соленых слез под влажными, холодными ладонями. Мне стало легче, действительно легче от того, что эта постоянная, бесконечная гонка наконец дошла до своего финала. Мне некуда деться, я жалкий комок ущемленных нервов, зажатых в кирпичном тупике темных улиц этого мнимого солнечного города. Ерунда, Сакраменто не был светлым и ярким в моих глазах - лишь только вечные депрессии и апатию он смог подарить и привнести в мою жизнь. Быть может и тут проблема в тебе? Быть может я настолько смирилась с больной любовью в твою честь, что без тебя мое существование теперь кажется бессмысленным.
Я устала, устала метаться из угла в угол, устала бояться, тебя или себя - какое это имеет значение, когда судьба снова сводит нас и ударяет лоб ко лбу. Хотя нет, не стоит винить ее в этом, ведь ты сам сбился с ног, пытаясь отыскать меня в этой чертовой стране.
     Неожиданно для себя я начинаю смеяться - безумные смешки срываются с моих уст, заставляя тебя чуть шире открыть глаза в удивленном и ошарашенном взгляде. А я опираюсь затылком о кирпичную стену, прижимая колени к себе извергая из сердца накопленные эмоции. Это смешно! Черт возьми, насколько смешными пешками мы являемся в руках богов. Представляешь? Мы двое одержимых друг другом людей, и нам словно нравится трепать друг другу нервы, изматывать и истязать. Порой я думаю, кто из нас больше зависим - ты или я? Чья одержимость на грани безумия? Я не уверена в том, что хочу знать искренний и честный ответ на этот вопрос.
     Ты подаешь мне руку, и недолго погодя, раздумывая над этим требовательным предложением, я все же хватаюсь за твои пальцы, неуверенно поднимаясь на ноги. Твоя ладонь горячая, обжигает бледный вельвет моей тонкой кожи, и я мгновенно отпрянываю от твоего прикосновения. Не готова к телесным контактам в любых его проявлениях - это в очередной раз доказывает тот факт, как сильно я по тебе скучала. Может в моем побеге действительно кроется совершенно другое, по бабски эгоистичное желание - желание быть найденной. Снова стать пленником твоей жестокой любви.
    - А чья это вина? Моя? - я все еще выгляжу словно загнанная в угол жертва - заплаканные глаза, растрепанные волосы; разбитые в кровь коленки скрытые под темной тканью черных джинс. Майка висит на мне белыми волнами, открывая тонкие лямки кружевного белья - но я игнорирую эту неопрятность, пронзая тебя жестким взглядом.
     Действительно, чья? Кого ты хочешь обвинить в своем сумасшедшем темпераменте? Но ты смотришь на меня, и я принимаю все на свой счет. Горячий укол совести пронзает грудь сквозь ребра, заставляя задержать дыхание и от сожаления прикусить губу. Черт возьми, черт возьми, проклятье! Неужели в твоей неуравновешенность виновата я сама? Неужели я довела тебя до такого, превратила из сильного и уверенного мужчины в кровожадного монстра, который попросту разучился себя контролировать? И понимаю, что да... Не бывает черного и белого, никто из нас не имеет права утверждать в собственной безукоризненной невиновности. Я имею к этому дело, я не заметила во время, не помогла, лишь сильнее усугубляя твою одержимость. Теперь ты здесь, и я вместе с тобой - и мы оба уроды, мутанты, неудавшиеся эксперименты матушки земли. Мы не должны существовать на самом деле, именно поэтому наша жизнь полна дерьма и разочарования. - К черту это.
     Я не дожидаюсь ответа - просто отворачиваюсь в сторону, зябко обнимая себя за плечи и оглядываясь по сторонам - холод окутал меня своими поцелуями, заставляя кожу покрыться гусиными мурашками. Ты предлагаешь мне куртку, и я лишь нервно киваю головой в знак согласия, принимая тепло твоей кожи на свое тело. Родной запах дурманит меня, пробираясь в ноздри, щекочет легкие, заставляя зарыться с лицом в высокий воротник твоего пальто - казалось, меня согревал лишь он один - родной аромат твоего присутствия - но взгляд мой в твою стороны оставался таким же диким и неудержимым. Ведьминским.
      - Что дальше? - единственный вопрос, на который ты в силах ответить, но я снова включаю свой скверный характер, чуть отталкивая тебя плечом, освобождая себе дорогу. Я хочу домой, хочу в душ, хочу... не знаю, продолжения разговора? Хочу прийти хоть к какому то исходу, решению, выходу из этой странной ситуации. - Пойдем. - Просто уйдем от сюда - скроемся от дождя, от грома и молний, и постараемся поговорить? - Если ты тронешь меня хоть пальцем - я позвоню в полицию. - несколько шагов в сторону моего дома, затем снова останавливаюсь, глядя на тебя через плечо. - На этот раз я не блефую. - На этот раз у меня действительно хватит сил сдержать свое обещание. Потому что если ты хочешь начать все сначала, пообещай мне не повторять старых ошибок.

+1

10

- нет игры месяц, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сегодня не кончится никогда