Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing


True Detective: Prison Break'ing

Сообщений 1 страница 20 из 123

1

Участники: Sheyena Teipa, Guido Montanelli;
Livia Andreoli, Frank Altieri,
and others...
Место: Сакраменто
Погодные условия: -
О флештайме:
Реакция на смену коменданта тюрьмы - по ту и эту сторону решётки.

+2

2

Странный вечер, хотя его и предвещали события последних дней, но Шейенне казалось, что все таки она что-то упустила, а что и будет ли возможность сказать – не известно. Девушка жила от ресторана «Маленькая Сицилия» в двеннадцати кварталах по вечернему городу. Ее маленькая квартира больше напоминала склад, чем живое помещение. Вещи так и были распакованы наполовину, стоял диван, стол и пару стульев, а кухня была в углу этой самой комнате. Но даже среди пары коробок, висевших на вешалке двери ее вещей, вокруг была чистота. Такое одинокое логово. Тейпа так и не смогла за годы жизни в Сакраменто привыкнуть к этим бетонным прямоугольникам, стоящим по ровной линии, образуя улицы. Толи дело в ее деревне. Каждый дом имел свое положение, повернут согласно закону природы к солнцу дверью. Дорожки меж ними витиевато петляли, огибая священные камни, что стояли в форме охранного кольца от злых духов. На окраине виднелся вигвам шамана и место сбора старейшин с кострищем, которое всегда, в любое время года, дымилось. И если тебе плохо, или тревожно, подойдешь, проведешь руками по дымку, будто набрасывая на себя молочный туман, и чувствуешь как твой дух становится сильнее, как ты просыпаешься от серости мыслей, и смотришь на все, что творится с тобой, в ином смысле, понимая и видя решение проблем.
Странно, но все же предсказуемо. Шейенна остановилась на светофоре, засунув руки в карманы брюк, смотрела, как красный человечек отсчитывает секунды до своего исчезновения. Ее толкнули, заставив обернуться. Тейпа заметила, как молодой мужчина отвел взгляд, пойманный на месте преступления наблюдения за женщиной. Ожидаемо, но почему-то понадеялась, что он не станет так делать. Резко свернув налево, пробираясь сквозь толпу, скопившуюся в ожидании светофора, Шейенна пошла совершенно в другую сторону от дома. Конечно, и мужчина и она понимали, что раскрыты, и теперь пошла игра, кто кого заведет в тупик. Шейенна торопилась добраться до парка, что был недалеко от этого места. Среди бетонных джунглей она прятаться не умела, а вот стоит попасть в природу, то этот парнишка останется ни с чем. Гвидо мог узнать ее адрес и иначе. Тейпа торопилась. Скорость ее передвижения со знанием цели были в выигрыше перед просто едва не бегущем за ней парнем. Ворвавшись в ворота парка, девушка нырнула в заросли дикорастущей розы, обходя его с другой стороны. Послышалось шелест листьев раздвигаемых веток.
- Черт, - едва слышимый голос произнес, и тут же за спиной молодого человека возникла Шейенна.
- Будем считать, что ты меня упустил. Придумай, что скажешь боссу, - приподняла руку, и поворачивающийся мужчина шеей уперся в ее ладонь. – Нет, не стоит оглядываться.
Девушка зацепилась пальцами за ремень его брюк, чуть дернув на себя, услышала, как в карманах штанов звякнули ключи. Перебирая пальцами по его нижнему белью, вытащила резинку тех из штанов и потянула так, что парень зарычал от боли в паху, а еще и другая рука Шейенны сдавливала пульсирующую артерию, что в его глазах вероятно уже мутнело.
- Не люблю хвосты, я не ящерица. Поэтому ты полежишь тут чуть, и пойдешь своей дорогой.
Выставив чуть вперед ногу, коленом упираясь под его, надавила и повалила того на землю, при этом не ослабляя нигде силы своих рук. Он хотел дернуться, но Тейпа не дала шанса. Он затих, и девушка выбралась из кустов, поспешила прочь.
На столе лежали два листа бумаги, испещрённые ее мелким подчерком, изрисованные планами и стрелками. Шейенна пыталась придумать, как передать Нери информацию, не привлекая к рисункам внимания, даже если это у него отберут. Сейчас при подвешенном состоянии власти в колонии, могло возникнуть любое столкновение, и все кресла под такими как Джо могли закачаться сильно. Нельзя этого допустить. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Девушка не заметила, как уснула лежа на столе, и под утро у нее затекла шея так, что пришлось минут пятнадцать пытаться свернуть себе шею, лишь бы посмотреть справа налево, и, не двигая телом как циркуль, а головой. Времени было предостаточно, и Тейпа растянулась на полу, смотря в одну точку, пытаясь успокоить себя. Как нервозно было на душе, не спокойно. Да, предстояло сделать много и быстро. И с помощью Гвидо все получится. Шейенна прищурилась, вспоминая его глаза. Казалось, даже при самых серьезных, касающихся вынесению приговора для кого-то, Монтанелли улыбался. Глазами. Побурчав на себя, что не легла спать на кровать, Шейенна перекатилась через голову, стала собираться на встречу.

Внешний вид

http://music-volna.ru/uploads/images/ramshatjn_ramshtajn_rok_nad_volgoj_2013.jpg

У Тейпа нет привычки носить часы. Она просто чувствовала время, и поэтому идя к ресторану, просто шла, уверенная в том, что ни на минуту не опаздывает. Остановившись, чтобы перейти дорогу, чуть повернула голову в сторону, посмотрела на бок большой машины, скользя взглядом по ней. Как в замедленной съемке. Ее глаза встречаются с сидевшим внутри автомобиля Гвидо. Она замирает, он исчезает из поля зрения Шейенны. Зеленый. Шаг. Другой. И вот девушка показывается из-за угла в тот момент, когда сеньор Монтанелли выходит из машины. Она остановилась возле входа.
- Доброго вам дня. Я надеюсь ночь была продуктивна на размышления. У меня четыре часа до звонка.

+3

3

Ранний подъём у "деловых людей" никогда не был в чести. Ночь - время больших свершений; её тишина способствует ясному мышлению, в её темноте - можно скрыть следы, как и укрыться самому. Большинство решений мафии было принято именно в ночной темноте или в вечерних сумерках, не говоря уже о её приговорах... Наверное, ещё с сицилийских времён считается, что с рассветом встают только крестьяне, слуги и простолюдины - дворянам и их приближённым, значимым людям, некуда спешить, уж тем более не пристало толкаться среди крестьян, следующих на поля, дыша с ними одним воздухом и пачкая свои платья о их рабочие лохмотья - для них день начинается где-то около полудня, когда Солнце уже высоко. Для них не существует "работы" - у них есть их дела; которые больше никого не касаются - это и отличает человека важного от простолюдина. А не желая посвящать Гвидо в свои "дела" прошлым вечером, Шейенна таким образом словно заявила о собственной значимости... тот же способ, которым она ушла от слежки, ещё раз сказал о том, что костюм официантки - не та шкура, которая она привыкла носить. Не то, чтобы Монтанелли это очень уж сильно удивило - скорее услышав о том, что стало с тем парнем, которого отправили проследить её путь, он заинтересовался ещё сильнее. Не её физическими данными - а тем, что она хотела скрыть... Любопытство - это тоже чисто человеческая природа. Но в их деле, так же, как и привести к опасности - оно в определённый момент может и спасти чью-то жизнь; в этом случае её чаще называют уже предусмотрительностью.
Гвидо остаток вечера и часть ночи провёл не без пользы, из ресторана отправившись прямиком в свой офис на комбинате - скорее уж "контора", чем "офис", кабинет его, дверь которого со стороны коридора выглядела ничем не примечательно, внутри напоминал целую жилую комнату, со шкафом, раздвижным диваном, микроволновкой и даже небольшим телевизором, в трудные времена здесь можно было бы жить несколько дней - чтобы начать оформлять документы, необходимые для будущего трудоустройства Тейпа, попутно отвечая на телефонные звонки - собирая по крупицам информацию о ней, и находясь в курсе того движения, что запустил нарисованный ей "план" - "точки", что она начертила на бумаге несколько часов назад, меняли своё положение наяву; кое-кто этой спокойной с виду ночью даже пострадал - сильнее, чем неудачливый "хвост" Шейенны, пришедший в себя уже после того, как Сакраменто окутали мягкие летние сумерки. К утру город слегка изменился... Но едва ли кто-то из простолюдинов-горожан что-либо заметил. А к тому моменту, как столицы Калифорнии коснулись первые солнечные лучи, босс мафии уже спал в своей постели.
Поднялся на ноги Гвидо около часа назад - как раз хватило времени собраться и, поцеловав дочку на прощание, снова покинуть своё жилище в сопровождении телохранителя. Секрет того, чтобы везде успевать - не в том, чтобы носиться, как угорелый, а в правильном расчёте своего времени. Не опаздывает тот, кто никуда не спешит; если суметь рассчитать своё время так, чтобы не пришлось никуда торопиться - сумеешь сделать куда больше, не утомившись при этом. Любуясь полупустыми улицами города, Монтанелли опустил дверное стекло, пуская в автомобиль немного свежего воздуха, собираясь было расслабиться, откинувшись на спинку пассажирского кресла, как его внимание зацепилось за женскую фигуру в тёмной одежде, стоявшую у пешеходного перехода. Женщина подняла взгляд, и на пару секунд их взгляды пересекаются; но затем Хаммер плавно проезжает мимо, оставляя возможность посмотреть в глаза Шейенны только в отражении зеркала заднего вида - или из её небольшой плохенькой черно-белой фотографии на папке, что лежала на его коленях... и Уйти от наблюдения вчера, чтобы случайно попасться в поле зрения сегодня, за три минуты до назначенной встречи - значит, в этом коренная американка его не обманывала, она действительно была заинтересована в этой встрече. Вопрос в целях. Алекс вчера вечером предположил, что Тейпа вполне могла сменить значок тюремного офицера на значок полицейский - или просто записаться в осведомители, к ребятам даже и покруче, чем полиция... с одной стороны - предположение бредовое; с другой - в ФБР тоже не дураки работают, над одним только вариантом прикрытия работает, поди, не один человек...
- Здравствуй. - хлопают тяжёлые двери, с другой стороны автомобиля появляется уже знакомый девушке Джип - молчаливо кивая ей в знак приветствия. Его взгляд стал немного по-другому заинтересованным - о случившемся с парнем телохранитель Гвидо уже тоже наслышан... - Четыре часа - это довольно много времени. - в соотношении двух недель, которые у них есть до появления на горизонте Кросса, и тем более - за четыре часа можно многое успеть. Позавтракать? Это тоже немаловажно. Джип придержал дверь, пуская девушку и своего босса в зал ресторана.
- Chiao всем! - коротко поздоровался с присутствующими; для "Маленькой Сицилии" рабочее время тоже только начиналось, в помещении почти не было людей. Повёл свободной рукой, приглашая Шейенну разместиться за одним из столиков; тонкая папка с парой листов внутри - "досье" явно было бы слишком сильным словом - легла перед ними. - Для человека, говорившего о доверии мне, ты хранишь довольно много тайн, Шейенна. - усмехнулся Гвидо. Безо всякой злобы - нет, он не рассержен и не расстроен тем, что она вырубила одного из его людей, тут не было, что называется, ничего личного. Пусть считается, что это было своего рода "проверкой"... Теперь он - и вот Джип - знали, что Тейпа способна "отключить" того, кто полезет её обыскивать в следующий раз...

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-04 12:17:46)

+2

4

Она находилась под пристальным вниманием взглядов вышедших из машины мужчин. Казалось бы, чего Шейенне переживать. В тюрьме и не так смотрели, а то и сопровождали пояснением ее части тела, изъявляли желание видеть ее в гостях в камере, что девушка если в первый год во взрослой территории дергалась, переживала, то после было настолько все равно, она сама ощущала себя глухой, но глухой избирательно. А изучающе-пристальный взгляд Гвидо, того, кто ее досматривал вчера вызывала нервную дрожь, что бежала по спине, и хотелось, как кошке потереться об угол стены, лишь бы это прекратилось. Тейпа была воспитанной девушкой, и как бы она храбрилась сама себе, трусила перед всей честной компанией, кивнула на молчаливое приветствие Джипа.
- Иногда это очень мало. Иногда хватает на завоевание мира. Смотря как повернется к нам карта. Спасибо, - поблагодарила молодого человека, вошла в ресторан вслед за Гвидо. Кто присутствовал там, обернулись. Шейенна почувствовала, как кончики ее тонких пальцев пронзили иголочки. Она попыталась расслабиться. Ну, смотрят и смотрят. Не на тебя же. Перед тобой вон какая стена стоит в лице Монтанелли. Не помогало. Они прошли к столику. Сегодня ей предоставлено место не на краю, а полноценно сидеть напротив итальянца, что позволяло смотреть открыто в лицо ему, а не пытаться, как вчера, урвать изменение мимики. Глаза это зеркало. И как бы ты не улыбался, смеялся, шутил, все д*****, что в душе будет отражаться во взгляде. – Для каждой тайны есть своя минута быть открытой. Я и так вчера вам поведала многое. Вот ваш парень не узнал одну из. Прошу прощения, если с ним что-то произошло по моей вине. Старалась не причинить вреда. Но сами понимаете, защита утопающих есть дело рук самих утопающих. И если вам есть на кого положиться, то мне только на себя. И как бы не сложилось, хорошо или плохо, вина или удача будут только моими.
Подошел тот самый официант. Ему судьба обслуживать меня. Девушка подождала, когда Гвидо первый закажет завтрак.
- Тройной кофе без сахара, и если есть три кусочка тростникового сахара, неочищенного.
Если уж и пользоваться положением «гостьи», то почему бы и не заказать весьма экзотическое. Шейенна посмотрела на тонкую папку, на которой лежала рука Гвидо, улыбнулась уголками губ, понимая, что там может быть. Раз отправили за ней слежку, то уж размер обуви ее он точно знает.
- Кросса женщинами не взять. Утку к нему не посадить. Информация получена не из его истории, а из слухов. Поэтому, чтобы не проколоться, я бы предпочла это не использовать.
Видя слегка приподнятые брови Гвидо и Джипа, помедлила, будто врач сообщает родственникам пациента…:
- Фаринелли Карло. Итальянский певец. Великий голос. Так вот Кросса постигла его участь. За исключением ситуации. Но опять же. Это слухи. Но с другой стороны, они состоят на малую долю, но из правды. Кто-то старательно не выпускает это в народ. Но все равно это знают.
Принесли кофе, и Шейенна предпочла не портить завтрак, а насладится изысканным ароматом, который тонкой струйкой взметался вверх от чашки. Прожарка зерен была восхитительна. И молчание, которое можно было сравнить с игрой нервов, не так нависало над столом. Прошло всего ничего времени, но Шейенна уж лучше бы пробыла рядом с таксофоном. Чтобы уж наверняка.
- «Серебряные ручьи» тюрьма строго режима. И чтобы нам попасть туда, нужно за восемь дней подать прошение на свидание. Я не знаю, кто нам нужен там, это скажет Нери сегодня. Сеньор Монтанелли не думайте, что я знаю больше чем вы. Я так же «слепа». И что делать не знаю.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-07-04 20:51:56)

+2

5

В своём одиночестве, стремлении быть сильной и независимой, Шейенна выглядела словно потерянной, заблудшей - коей она и являлась, пожалуй, оторванной от своих корней, вырванной из привычного образа жизни - будь то быт индейской резервации, территорию которую она покинула, или территория колонии, где она работала, неважно: справедливо сказать, что уже на момент знакомства с ним Тейпа - потеряла свои корни дважды. Гвидо знал, что случается с тем, кто переживает что-то подобное - в определённые моменты своей жизни будучи по-настоящему близок к тому, чтобы лишиться самого важного в своей жизни, он прекрасно помнил, что чувствовал в такие моменты. Отчаяние. По счастью, за всю свою жизнь он так и не перешагнул ту черту, за которой это отчаяние могло бы править безгранично - но знал других людей, которым не посчастливилось... и видел, во что способно их превратить собственное отчаяние. Как заканчивали те, кто потерял свою веру, лишившись того, ради чего жил. В итоге это научило его кое-чему очень важному - не терять корней, не упускать того, что было важно, всегда, каждую секунду своей жизни держаться чего-то, что поможет пережить любые беды и трудности. То, чего держался он, называлось Семьёй. То, чего придерживалась Тейпа, имело даже больше прав называться этим словом... В этом они были схожи, пожалуй. И Гвидо не хотел бы, чтобы эта "схожесть" исчезла по той причине, что Шейенна окончательно потеряла бы свою связь с братом - просто по-человечески не хотел бы. Потому что дальше - пустота...
Есть мнение, что между индейцами одного племени существует своего рода связь - хотя, вообще-то, не только про индейцев так говорят, а про всех родственников, кровную связь - в каждой или почти каждой религии есть такой момент; разве что в отношении "коренных американцев" это выражается как-то более явно... Конечно, Гвидо, как прагматик и скептик, в эту телепатию не верил. А если и мог допустить её существование, как человек веры - то явно это работало не настолько просто, раз уж Шейенне было недостаточно "духовной" связи со своим братом... чтобы помочь ему.
- Уверен, что самое страшное, что он испытывает сейчас - досаду. - сродни той, что испытывает сам Монтанелли - что индейке удалось так запросто его переиграть. Гвидо усмехнулся. Проиграть женщине в схватке - это унизительно, конечно, но да ладно, это  парнишка как-нибудь уж переживёт; хорошо, что Тейпа не усердствовала со своими приёмчиками - неважно, из какой школы, тюремных надзирателей или американских индейцев, она их вынесла... хорошо, что в ход не пошёл нож. Индейцы - хорошие охотники. Вот чего не отнять... Если бы пострадало что-нибудь более "осязаемое", нежели гордость - это была бы уже проблема.
Гвидо кивнул официанту, когда тот посмотрел на него, подтверждая заказ Шейенны. Тростниковый сахар - тоже часть чего-то "индейского", или же?.. Вроде бы, ничего обычного Тейпа сейчас и не сказала - многие любят именно такой сахар, он и такой уж экзотикой может считаться уже вряд ли, но почему-то теперь, после сделанного ею заказа, было интересно понаблюдать за дальнейшими действиями Шейенны.
- Фари-кто? - переспросил Джип; и затем два итальянца недоуменно переглянулись между собой. Ни Джузеппе, ни даже Гвидо, не были людьми настолько образованными, чтобы вот так сходу понять ту загадку, которую им загадала Тейпа - сложно сказать, была ли виной тяга Шейенны к самообразованию, или где-то она случайно услышала про Фаринелли, может быть, он стал частью тех кроссвордов, что они передавали друг другу с Нери - да и не столь важно это, пожалуй; Монтанелли попросту не понял связи Кросса и какого-то певца...
- В Википедию залезь. - посоветовал Гвидо, не желая прерывать беседу и завтрак, пока телохранитель, вытащив смартфон, восполняет пробелы в их знаниях. Всё-таки как-то даже неловко было, не знать чего-то о своих соотечественниках... И ещё более неловко - из-за того, что Шейенна, какая-то там индианка, не сумевшая даже на работе удержатся - вдруг оказалась умнее их, "хозяев" города...
- Как я и сказал, четыре часа - это куча времени.
- ответил Гвидо, отправив в рот кусок омлета и начав пережёвывать. Он как раз представлял, что делать. Не насчёт Кросса - пока что - но насчёт того, какое место мисс Тейпа займёт в ближайшее время; четыре часа пройдут без пользы, если они просто проведут их под телефоном в ожидании. У них есть ещё кое-что, что необходимо сделать... - Если ты согласна на работу, которую я тебе предлагаю - всё, что осталось нам сделать, это оформить пропуск. Нужна фотография... - и не такая, как на "досье", с позволения сказать - отдельная тема о том, каким образом Монтанелли получил это в распоряжение... скажем так, у него были знакомые в сфере здравоохранения - после того, как Сольферини погиб, связи ослабли, конечно, но - не исчезли.
- Хм... Босс!.. - Джип прокашлялся, прикрыв рот кулаком, и пододвинул телефон ближе к Монтанелли, чтобы и тот мог ознакомиться с предоставленной Интернетом информацией. После нескольких секунд прочтения брови Гвидо полезли наверх...
- Бенджамин Кросс... кастрат? - понизил голос до громкого шёпота на последнем слове. Да чёрт с ним, с Карло - интересовало-то сейчас их отнюдь не искусство. У коменданта одной из самых строгих и жестоких тюрем Штатов... нет яиц. Звучит как шутка, но почему-то совсем не смешно.

+2

6

- Сложно оценить противника, когда ты не на своей территории. Если бы не парк, я не смогла бы оторваться. Природа и индейцы это одно целое. Вы привыкли к металлу, бетону, асфальту. Вы пьете хлорированную воду, и кофе или чай на родниковой для вас едва ли не отрава. Городские люди настолько привыкли жить в обозначенных рамках, что теряются, если пропадает светофор, указатель улицы или дома. Но все таки, урбанизация дает работу таким как я, агломерация позволяет привести в упадок деревни, что находятся далеко от крупных городов и дать вам в руки все веревочки жизни, едва не каждого, а на местах тех заброшенных мест строить развлекательные зоны. Я не умничаю. Просто кроссворды и стараюсь говорить на вашем языке. Да и в тюрьме по ночам делать было нечего. Подопечные спят, ты читаешь.
Шейенна улыбнулась уголками губ, пригубляя кофе, смотрела на мужчин. Ну не говорить это в открытую. И чуть не щелкнула пальцами, когда Монтанелли отправил своего охранника в интернет. Шейенна внимательно слушала Гвидо, кивая в знак, что поняла его.
- У меня нет выбора. В тюрьму мне не вернуться. А так хоть краем уха буду слышать что у брата и как. Дебоширам запрещают частые свидания. Хотя может он и изменится. И вас не волнуют мои навыки? Знание компьютера? Вот так просто? Конечно, я соглашусь, - но услышав про фотографию, пожала плечами, - у меня ее нет. Последнее отдала при устройстве в..
Последние слова девушка не договорила уже чашке, в задумчивости отпивая кофе. Вероятно, Джип нашел информацию, подтолкнул телефон к боссу. И вот тут Шейенна готова была рассмеяться. Такое забавное выражение лица было у обоих. Не произвольно, будто они на уроке строгого учителя, она приложила палец к губам, стреляя глазами по сторонам, чтобы убедиться, что даже тихий голос не потревожил сидевших посетителей. С такой новостью не надо быть оратором. Как правило, все, что диковинно, даже из мыслей вылетает с шумом ракеты.
- Не знаю. Это слухи. Я понятия не имею, как и у кого выспросить об этом.
Когда ты знаешь о чем-то наполовину, считай не знаешь ничего. Шейенна была из разряда таких людей, которые будут рыть носом землю, но информацию получит железную. Подставлять себя может лишь ленивый, отмахнувшись и покатившись на русском «авось». Шейенна посмотрела на руку Гвидо, на которой были часы. Вновь нервозность. Извинившись, девушка скрылась в уборной, где посмотрев на потолок и окно, открыла люки. Она редко прибегала к такому методу успокоения, как сигарета, но бывало, что если не покуришь, то готов срываться и кидаться на всех, а то и до истерики с кулаками не далеко. Но сейчас гложил страх за брата. Прислонившись к отверстию, выдыхала густой дым, облизывая губы. Как быстро у них все получится? Ведь все будет зависеть от слов Джо. Бросит ли Гвидо это все, так заинтересованный вчера, и так… Шейенна не поняла его настроения. В дверь постучали. Затянувшись еще пару раз, затушила сигарету, спуская ее в туалете. Прополоскав рот, закинула туда пару пластинок мятной жвачки. Вернувшись к столику, приглядываясь к Гвидо и Джипу.

P.S.

не ругайся сильно за такую "малышку"

+2

7

Шейенна во многом была права - не только даже про преимущества и недостатки технического прогресса, а про территорию, про образ жизни, который ведут люди. Может быть, в своём городе, на своей территории, в своём ресторане Монтанелли и чувствует себя хозяином; но за пределами Сакраменто, в других городах, и уж тем более - странах, его слово мало чего стоит, и мало кто знает его имя; несмотря даже на то, что из пределами Калифорнии - такие же светофоры или уличные знаки, как и в границах штата. Собственный опыт уже давал ему убедиться в том, что вне стен своего дома человек перестаёт быть хозяином своей жизни, чужой город, чужой язык, чужая культура - когда всё вокруг чужое, и сама жизнь - противник. В дикой же природе вовсе нету никаких имён... Те, кто не умеет разговаривать на её языке, скорее всего, не выживут, окажись у неё в гостях - а даже если и спасутся, за это им стоит быть благодарными самой природе за её благосклонность... Гвидо не отрицал, что индейцы в гораздо меньшей степени потеряли свою связь с природой, нежели белые люди; но что касаемо себя самого - он всю жизнь был больше именно городским жителем. И не в указателях дело, не в домах и автомобилях, просто Сакраменто был его домом; и остался бы таковым даже в том случае, если бы здесь исчезла бы телефонная связь или Интернет, перестал бы продаваться бензин, хоть войска бы в город ввели или он опустел, и всё поросло бы травой... он всё равно остался бы его домом, где он жил почти всю жизнь. Оказавшись в условиях дикой природы - Монтанелли вряд ли выжил бы в одиночку. Он умел только пользоваться её дарами. Нет ничего, впрочем, что не пришло бы со знаниями... Гвидо тихо улыбнулся в ответ. Тейпа не умничала - но, неосознанно, она дала ему ценный совет о том, как можно было бы получить преимущество над ней самой. Пожалуй, это можно считать ошибкой с её стороны; но продолжать разговор в таком духе - означало бы причислить себя к тем, кто зависит от технического прогресса, означало начать оправдываться... Гвидо этого делать не собирался - уж точно не за то, что является тем, кто он есть.
- Ты работала с заключёнными - значит, заполнить форму в состоянии. - пожал плечами Монтанелли на её вопрос о профессиональных навыков. Злые языки скажут, что будучи индейцем, или ещё кем, уже быть грамотным - это заслуга; при этом забывая о том, чьи именно языки сейчас "вымирают" - естественно, Тейпа защищает свой народ и свои корни, но это вовсе не означает, что она - дикарка, до этого жившая только в лесу. Или древняя бабулька, безнадёжно отставшая от настоящего времени. Компьютер? Что там понимать-то - даже Гвидо, в своём немолодом уже возрасте, давно уже освоился, первый Windows написали ещё в девяностых годах - вот когда это могло бы считаться новинкой... - Ни одной? - вот что могло бы считаться странным; Шейенна казалась ему женщиной красивой, и нет фотографий? Нет, допустимо, конечно, что у человека не может быть страницы в одной из социальных сетей (у Монтанелли самого вот не было - по вполне понятным причинам, он как раз не хотел, чтобы его нашёл кто-то, кого он ожидать не будет. Онлайн-переписка - как и телефонный разговор, штука ненадёжная.) - но чтобы не было фотографий?.. Впрочем, пропуск - это всё-таки документ, и вырезка из семейного фото сюда не подойдёт; даже в случае Гвидо, который мог бы допустить некоторые послабления. Но зачем? Чем более натурально и формально всё будет выглядеть, тем лучше.
- У кого-то, кто может их подтвердить... - Гвидо жил в таком мире, где не то, что слух - частенько и одно неосторожное слово становился причиной того, что кто-нибудь покалечится, а то и похуже, далеко не всегда информация подлежала проверки. Люди просто так болтать не станут... наверняка заключённые в "Серебрянном ручье" об этом слышали что-нибудь; для документального же подтверждения - неплохо бы увидеть медицинскую карту Кросса, или его страховку, счета за лечение - что угодно... но надо ли? "Официальное" подтверждение этой информации - рискованно, а результат - даст совсем немногое. Лишь то, что Тейпа уже сообщила. Искать нужно другое - способ воздействия, не причину... - Не думаю, что это будет так уж сложно. - это не выставишь напоказ, конечно, но, с другой стороны, ведь и не скроешь... так или иначе, все будут в курсе. Раз даже до сотрудников другой тюрьмы дошли такие слухи.
- Хорошо. И если ты закончила с кофе - когда вернёшься, направимся в фотосалон. - "фото за час" - итого, даже с учётом завтрака и времени на дорогу, у них ещё останется пара часов в запасе - плюс час на то, чтобы распечатали готовые снимки... вполне достаточно времени на то, чтобы заполнить остальные документы, трудовой договор, информация о технике безопасности, должностная инструкция... Пока Шейенна боролась со своей нервозностью в туалетной комнате, Гвидо и Джип неторопливо заканчивали свой завтрак.
- Готова? Тогда пойдём. Спасибо, Тео...
- приподнял ладонь, прощаясь с персоналом заведения, и покинул своё место, следуя на улицу вместе с Шейенной и Джипом - телохранитель открыл дверь Хаммера, предлагая женщине забраться внутрь на заднее сидение. Монтанелли забрался следом, и затем, попав в закрытое пространство, его чувствительное к подобного рода запахам обоняние некурящего уловило едва ощутимый запах сигаретного дыма и - чуть более явный - жевательной резинки... Наклонившись чуть ближе к индеанке, словно случайно, он втянул носом воздух, сделав заключение: - Природа и индейцы - одно целое, но технический прогресс и вас не стороной не обходит... - усмехнулся. Исторически индейцы ведь - именно те, кому остальной мир и обязан самой распространённой из пагубных привычек... Правда, во что превратилось табакокурение в настоящее время - вряд ли уже имеет что-то такое уж схожее с тем, что знали предки Шейенны, помимо своей основы. Бумага, фильтр, в начинке - едва ли чистый табак, для белых ставший слишком "острым", всё это уже не культура, а конвейер - вред сигареты заключается не в растении, а в химии. Той же самой, что и в жвачке...

+2

8

Когда человек не видит дверей, но имеет ключи к ним, он впадает в состояние гипнотической безысходности, это когда сознание зомбируется не на поиск выхода, а на разбор стены по кирпичику. Он застревает возле преграды. Сначала ломаются ключи как подручное средство расковырять цемент меж камнями или бетон, потом ломаются ногти, что не ощущаешь ничего, кроме желания пробиться сквозь. А потом наступает момент первой сознательной мысли – это конец. И человек впадает в состояние невесомости, как в сказке «Что воля, что неволя – все одно». Спастись от этого можно лишь тем, что понимая причины, не отпускаешь их, находишь порядок действий и выход. Шейенна потихоньку подходила в своей нервозности к первому ключу, который уже сжимала в кулаке, смотря на ровную стену. Но слова Нери глубоко и сильно держали ее в рамках разумного. И только присутствие в ее жизни Монтанелли, Джипа и других, кто хоть как-то мог ей помочь, не давали ей окунуться полностью в пропасть. Эта связь с братьями, впитанная с молоком матери ответственность, даже в какой-то степени вина, что они так заблудились в жизни, не давали индеанке покоя. Она готова была на все, лишь бы результат стал таким, в абсолюте, каким нужен ей, Гийвата и Нери. Кто вообще способен выдержать все это? Ходить по краю пропасти, улыбаться и жить? Не сумасшествие ли это? Нет. Обычная реакция.
- Да, я готова.
Оказавшись на улице, девушка хотела было повернуться и пойти, вот только куда? Почувствовала легкий толчок в спину в направлении машины, она дернула плечом, посмотрела на охранника. Он ее проверял на прочность? Или не дает покоя вчерашнее приключение напарника? Он толи улыбнулся, толи оскалился, открывая дверь. Шейенна легко забралась внутрь «танка» (иначе она назвать не могла), обвела взглядом салон.
- Когда есть деньги, ты позволяешь рукам касаться лучшего, глазам созерцать приятное.
Она восхитилась автомобилем, вспоминая свою умершую «старушку», так и оставленную ею на обочине дороги, что вела к другому племени. Шейенна дошла на совет туда пешком. В машинах она не сильна, но понять, что при наличии бензина, зарядки – мотор просто умер. На обратном пути ее уже не было. С тех пор она полноценный житель планеты Земля – пешеход.
Увидев в отражении стекла, как Гвидо наклонился к ней, а машина стояла, чтобы она могла списать это на толчок машины, обернулась на его слова, всматриваясь в лицо Монтанелли.
- Кinnikinic. Приятное сочетание трав. Но нельзя ее курить просто так…., - что она подразумевала под «просто так», девушка объяснять не стала. – а жвачка.. Как то смола мне поднадоела, признаюсь.
Они говорили, сидя каждый смотрел в свое окно. Ничего не значащие слова, темы столь незначимые для каждого, но разговор шёл сам по себе. Машина остановилась подле небольшого магазина, где, судя по вывеске, был фотосалон. И тут Шейенна понимает, что ее заплетенные волосы явно не подойдут к фото на пропуск. А хотя. Тейпа перестала теребить кончик косы, вылезла вслед за Гвидо из машины. Они не останавливаясь прошли внутрь. И тут подвязки. Так жить можно. И чего воюется им всем. Выбрав какое фото требуется, Шейенну усадили на стул. А Гвидо и Джип стояли и смотрели. Шейенна старалась смотреть в объектив, но не удержалась тихо засмеялась:
- А можно попросить, - показала пальцем круговое движение Гвидо и охраннику, чтобы отвернулись.
- Наклоните голову чуть вправо.
Тейпа ощутила себя скульптурой, у которой все время куда-то наклонялась голова. Девушка за пять минут, что ее пыталась сфотографировать, успела мысленно поругать нерасторопность фотографа, осмотреть помещение. И все не то.
- А не надо искусство проявлять. Вы мне просто фотографию проявите и все. Мне не портфолио на конкурс «Красота мира» выставлять. Пусть будет чуть красивее чем в паспорте.
- Вы не понимаете. Такая фактура!
Фотограф крутился вокруг нее, заставляя Шейенну крутить головой. Она потянулась к шнурку вспышки, который приведёт в действие систему фотоаппарата, как ее опять заставили выпрямиться.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-07-07 11:32:48)

+2

9

Неважно, чем ты пробиваешься сквозь стену; разрушить, проломить, расковырять или разобрать по камушку - важно не чем и как это сделать, а удастся ли это сделать вообще. И когда стена перестаёт быть преградой - это не может быть концом конец... это - всегда начало. Цемент же глупо ковырять ключами от дверей, если можно найти более подходящие для этого предметы; именно правильный расчёт сил, времени и средств является тем ключом, который способен открыть абсолютно любую дверь, разрушить стену, вырваться из любой клетки. Тот, кто в совершенстве умеет распоряжаться тем, что у него есть - владеет миром. Достичь совершенства, впрочем, вряд ли удастся хоть кому-нибудь из живших или ныне живущих на Земле; но что касается Шейенны - имея ключи в руках, она не торопилась ломать их о цемент, а искала двери, что они способны отпереть.
- Не совсем тот случай, да?.. - усмехнулся Монтанелли в ответ, скорее иронично над самим собой, но ничуть не желая возразить словам индеанки, и провёл пальцами по дверной обивке, рядом с кнопкой стеклоподъёмника. Возможно, некоторые считают, что босс мафии, уважаемый, вроде как, и безусловно - влиятельный, человек, должен передвигаться на чём-то более подобающем этому образу, чём-то более роскошном, вроде дорогущего лимузина, быть может... как некоторые "большие" политики. Немногие из них ездят на "Хаммерах", верно? Скорее такой автомобиль вписался бы, находясь среди их сопровождения, в колонне... Гвидо не очень-то тяготел к роскоши, он всегда был скорее прагматиком, считая, что в вещи главное - её функционал и надёжность. Его внедорожник не был красавцем, хоть и был внушительным и дорогим - но главное, он был способен спасти жизнь пассажиров... Даже ценой своей собственной автомобильной "жизни". Именно, танк, как он есть. И он мог бы многое сказать о вкусе самого Гвидо. И вообще-то, не всегда Хаммер был его автомобилем - он подарил его своей жене, когда она была ещё жива... теперь машина иногда напоминает ему о Маргарите. И о том вкусе прекрасного в своей жизни, которого он лишился вместе с ней. Её вкуса. Её точки зрения, её стиля... пожалуй, ему не хватало этого. Можно назвать это недостатком "в женской точки зрения" - это тоже будет верным в хорошей степени. Гвидо улыбнулся на ремарку о смоле, сочтя её такого рода шуткой. А остались ещё любители такого рода, с позволения сказать, "лакомства"?.. Даже если и есть такие ценители, в городе проще строительную смолу найти, чем жевательную. В любом случае, как ни жаль, Монтанелли вряд ли оценит - как некурящий, и как человек не и потенциальных потребителей жвачки - в любом из проявлений. Однако - не бывает значащих слов и незначимых разговоров, если двое людей вообще вступают в разговор между собой. Иначе человечеству вообще не стоило бы учиться говорить...
Ситуацию, в любом случае, не помешало бы разрядить, пожалуй, а то складывалось впечатление, что происходит ситуация, по работе знакомая скорее самой Шейенне - будто они с Джипом её попросту конвоируют куда-то, броня и глухость автомобиля так и ещё сильнее это впечатление усиливали, пожалуй... не хотелось бы, чтобы всё выглядело для Тейпа именно так - она пыталась стать их другом; не слугой, не тем, за кем требуется постоянный контроль. Потому их присутствие в комнате для съёмки, пожалуй, и впрямь, было бы немного "тяжёлым" - и если бы они отвернулись, стало бы только ещё хуже, пожалуй... они же не для эротического журнала съёмку проводят, и не для фотографии для полицейского дела. Усмехнувшись стеснению Шейенны, Монтанелли согласно кивнул, засобиравшись к выходу и потянув Джипа за собой за рукав его пиджака:
- Пошли, воздухом подышим...
Никуда она от них не денется - если бы хотела уйти, это проще было бы сделать через окно туалета в "Маленькой Сицилии", чем даже в фотостудии. А с тем, чтобы закончить с фотографией, Тейпа и без них вполне справится. Оказавшись на улице, Джип воспользовался моментом и закурил, прислонившись спиной к борту автомобиля, а Гвидо, сложив руки на его крыше, рассматривал противоположный тротуар улицы. Если до назначенного телефонного звонка доехать до комбината и закончить с оформлением всех бумаг, отдать фотографию, чтобы сделали пропуск - к концу разговора с Нери, Шейенна официально уже станет ассистентом "заместителя директора по вопросам безопасности хранения и транспортировки продукции" (или как-то так - Монтанелли и сам точно не помнил, как там точно звучала его формальная должность); понятно, что всё это - наполовину выдумка, для прикрытия, как понятно и что секретарь ему без необходимости - не настолько он занят... "Прямыми" своими обязанностями, во всяком случае - но сама должность даёт широкие возможности для передвижения; правом присутствия - по крайней мере, там, где вопросы касаются продукции их комбината. Как для него сейчас - так и для Тейпа... в скором будущем.
- Что-то слишком долго, нет? - Джип уже и докурить успел, не торопясь и с удовольствием, у Монтанелли руки начали привыкать к принятому ими положению, а Шейенна всё ещё не вышла из дверей салона. А время слишком дорого, чтобы им вот так разбрасываться. Гвидо снова пересёк порог салона, увидев, что женщина за всё это время, кажется, даже положения своего не поменяла - так и сидела на стуле.
- Мы вроде срочное фото на документы просили, а не фотосессию заказывали. Что происходит? - недобро глянул на фотографа; на него же обратил взор и Джип из-за спины Гвидо. Человек искусства начал и им что-то втирать про фактуру, но Монтанелли его прервал, не думая, что этим лишает Шейенну какого-то "шанса" - на продюсера фотомоделей парень, работавший в фотостудии, явно не тянул. - Берёшь в фокус, нажимаешь кнопку - чего проще? Или хочешь, чтобы я сам это сделал? - не желавший доверять технику в чужие руки, да и угрозу в воздухе почувствовав, фотограф, переменившись в лице, быстро произвёл необходимые манипуляции. А Гвидо...
Что ж, назойливый фотограф был прав - Шейенна и впрямь смотрелась довольно интересно, "фактурно" и необычно, и женщиной была довольно привлекательной, разве что до того, как парнишка начал приставать со своей камерой, у Гвидо не было особых шансов это оценить... не воспринималась она подобным образом раньше. Что ещё раз доказывает, не бывает слов, который сказаны просто так...

+2

10

Шейенна схватила за руку фотографа, который вновь приподнимал ее за подбородок. Времени осталось часа два с небольшим хвостиком. Что ему вообще нужно было от нее?
- А быстрее можно?
Фотограф что-то бормотал себе под нос, увлеченный своим делом, вот только девушке было все равно, что он в ней увидел. Себя она видела каждый день в зеркало, и ничего примечательного или сверх обычности не находила. В двери показался Гвидо и его тень, Джип. Тейпа выглянула из-за плеча парнишки, пожала плечами, будто оправдывалась, хотя ее ни в чем не обвиняли. Но вот стальные нотки, которые появились в голосе Гвидо вкупе с его взглядом, как мраморная плита давили, заставляя даже Шейенну спрятать в приподнятые плечи шею. Парнишка засуетился, но бурчать не переставал о том, что не понимают, не разбираются. Он был похож на гениального ученого, которому дали экземпляр (в данном случае им была девушка) для воплощения его идеи, но не дали времени. Тейпа попыталась отвлечься от всех мыслей, оказавшись без прикрытия спины фотогения, выпрямилась и дернула себя за кончики косичек, что те не так сильно оттопыривались на фотографии из-за густоты волос.
- Минут десять придется все же подождать.
Шейенна видя, что Гвидо и так потеряет вот-вот терпение, поднялась, поворачиваюсь к итальянцу спиной, закрывая от сурового взгляда парнишку:
- Пять минут. На два пинцета посадите, а я домахаю, высушу.
Тейпа не увидела принтера, который мог бы распечатать фотографии, и поэтому сразу предположила, что парень делает все по старинке. И не ошиблась.
В студии повисла тишина. Определенных слов друг для друга пока у них не было, а небольшое повышение страстей из-за задержки к пустопорожним разговорам не предрасполагает. Шейенна стала рассматривать висевшие художественные фотографии на стенах, понимая, что парень то талантлив, если конечно это все его рук дело.
На столе запищал компьютер, оповестив голосом о прибытии письма. Вспомнив о мелочи, Шейенна обернулась, взмахнув рукой, нахмурилась. Нет, это не стоит говорить. Да и если надо, то рановато. Из-за шторки выглянул фотограф, как приз вручил ей шесть фотографий, которые были закреплены зажимами. Она взяла и поняла, что деньги то в кармане брюк. Гвидо поняло ее замешательство, положил на стол двадцать долларов, чем удивил как девушку, так и своего охранника, пошел на улицу. Шейенна вышла второй, и за ней замыкающий Джип.
- Я думал, такие динозавры уже вымерли, - усмехнулся охранник, смотря, как девушка машет фотографиями. – Босс, на комбинат?
Тейпа поняла, что говорить про опоздание к телефону не стоит, Гвидо и сам все прекрасно понимает, вновь оказалась внутри комфортабельного «танка». Приоткрыв окно, чуть отодвинулась вглубь салона, подставила руки под ветер, и ее шесть мордашек заколыхались. Были бы живые, скорчились бы.
- Сеньор Гвидо, а не дорого ли обошлась вот эта бумажка глянцевая?
Она посмотрела на него через плечо. Шейенна не чувствовала утреннего напряжения, вероятно от того, что с ней «возятся». А она знала, что итальянцы своих не бросают, их слово крепче гранита.
Вновь разговор тихий и неспешный, что она не заметила, как подъехали к воротам комбината, которые тихо, без лязга разъехались, впуская машину Монтанелли на территорию. Что сказать про здание и все что с ним связано, когда им управляют люди с четким пониманием как и что нужно. Ни соринки, наверное, и асфальт, разуйся Шейенна и пройдись белыми носками по нему, оказаться идеально чистым. Двери и ручки, крыша и стоящие на ней антенны – все казалось нереальным. Слишком все правильно. Они прошли в здание, попадая в прохладное помещение. У меня бы голова отвертелась, если бы я кивала на все «Добрые день, сеньор Монтанелли». Куда мы шли не знаю, но предполагаю, что дорогу мне нужно запомнить однозначно. И Шейенна начала считать шаги, повороты. Как там, в тюрьме.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-07-08 16:21:02)

+2

11

В принципе, Гвидо мог бы сфотографировать Шейенну как угодно, хоть самостоятельно и в каком угодно виде - и у него хватило бы влияния, чтобы на пропуск попала бы такая фотография, а тот, кто будет заниматься оформлением, сделал бы так, чтобы всё было в лучшем виде; но только - зачем?.. Для них же самих будет лучше, если фотография будет сделана правильно и распечатана на нужном типе бумаги, чтобы после можно было запросто вклеить её в документ - и он, будучи вполне настоящим, не выглядел бы со стороны поддельным или неаккуратным, не привлекал бы к себе лишнего внимания. Запаса времени для того, чтобы всё сделать надлежащим образом, у них было вполне достаточно - так Монтанелли думал, по крайней мере, пока профессионализм, проявляемый фотографом, не начал заходить совершенно не в ту область... нет, парень, может, и был гением своего дела - но для проявления своей гениальности выбрал явно не лучшее время и не лучшее средство. "Минут десять" можно было бы подождать уже десять минут назад... Нет, задержка не так уж сильно на что-то повлияет, конечно - разве что потом Джипу вести автомобиль по улице в ускоренном темпе, чтобы успеть ответить на звонок вовремя. Всё-таки лучше, если немного времени в запасе имеется...
Впрочем, может, голосом недовольства в Гвидо сейчас заговорила банальная ревность?.. До того, как он привёз сюда Шейенну, он был пока единственным, кто её обхаживал, оказывая знаки внимания - хотя его знаки и не были восхищением, как в случае молодого человека с фотокамерой. Нет, может, это и глупо, конечно, но... Вроде ему и по статусу положено быть таким - собственником. Иными словами, только что Монтанелли поймал себя самого на мысли, что Тейпа ему привлекательна; и пытался понять, насколько эта мысль была правдива - человек никому так часто не врёт, как самому себе.
Шейенна взяла ситуацию под свой контроль, не давая шансов на потерю терпения; и хотя пять минут - и не такая уж большая потеря... времени тратить не стоило больше, верно. Тейпа, кажется, торопилась даже сильнее их - да что, впрочем, и понятно вполне, всё происходящее, и Кросс, и Нери, и работа, её вообще интересует по одной только причине - её брат, что остался в тюрьме без поддержки. И этот звонок - это первый шаг на пути к тому, чтобы ситуация хоть как-то выправилась; упустить его было бы катастрофой для них, нарушением ещё одной "цепочки"... ну и Гвидо подвёл бы дядю своего андербосса, соответственно - хотя его положение и было, наверное, более твёрдым, чем у Гийвата.
Гвидо расплатился за работу фотографа быстрее, чем Тейпа залезла бы в свой карман - может, его деньги она вчера и не взяла, но заплатить за неё он всё ещё был в праве, к тому же, и идея поездки в фотосалон, получения пропуска и, вообще, работы, принадлежала ему, а не Шейенне... всё по справедливости. Ну а что касается суммы, что он заплатил за всё это - стоило признать, парень своё дело знал. К тому же, деньги иногда сами за себя говорят - о том, что не стоит задавать лишних вопросов; или давать лишних ответов... Может, фотограф от удивления и интерес проявлять перестанет столь открыто.
- А ты не слышал, что настоящие профессионалы работают только на плёночной аппаратуре? - усмехнулся Монтанелли в ответ Джипу. Современная цифровая техника все манипуляции фотографа способна взять на себя, подобрав расстояние, цвет, включает и отключает вспышку, даже лица распознавать научилась, не говоря уже о том, что никто не ограничен 36 кадрами и не подвергается риску засветить плёнку... Разве что от плохих снимков так никто и не застрахован. И автоматика может сделать очень хороший снимок - но лучший снимок всё равно можно сделать только на плёнку, целиком и полностью доверяя только своим способностям, и техническим способностям камеры, объективу и линзам, вспышке - но не её "мозгам". - Да, на комбинат. - кивнул на вопрос о том, куда ехать - направлялись они сейчас на место будущее рабочее место Шейенны. Алекс, кстати, тоже должен бы скоро появиться там, мясокомбинат был и его прикрытием тоже.
- В будущем она принесёт гораздо больше. И твоему брату, и тебе, и мне... - ответил Монтанелли, качнув головой. В тюрьме тоже можно зарабатывать, и некоторые из его знакомых даже поднимали за решёткой столько, что сами могли бы помогать своим семьям, которые оставались на свободе - немногие, конечно, это могут; особенно - если им не помогает кто-то за пределами колонии. - Высохла? Давай. - коротко посмотрев на шесть одинаковых потретов Шейенны, Гвидо спрятал картонку в папку.
Джип остался у автомобиля; а Гвидо на территорию завода вошёл как хозяин, гордо, не торопясь, коротко отвечая на приветствия в свою сторону - миновав рабочий цех, они с Шейенной прошли в офисные помещения, остановившись у одной из дверей, с именем Монтанелли - и Гвидо достал из кармана ключи, отпирая её, пропуская спутницу внутрь. - Присаживайся. - обойдя свой стол, Гвидо расположился в кресле, а Шейенне показал ладонью на один из стульев напротив. Офис заместителя директора напоминал скорее адвокатскую или нотариальную контору, только в гораздо менее строгом облике, без напоминаний о законах и суде на каждом шагу; как будто предназначенный для жизни, а не для работы, кабинет Монтанелли был даже уютным - разве что, может, света тут было маловато. На стене у шкафа висел телевизор, стоял диван, на котором могло бы разместиться сразу несколько человек. Как будто комната находилась в загородном поместье, а не на мясном комбинате.
- Подпишись, где галочка. - Гвидо пододвинул к Шейенне небольшую стопку документов, что подготовил вчера вечером. Нудная и скучная бюрократия, по сути своей, не более - надуть Тейпа, надеясь на то, что она не будет читать, или мелкий шрифт не разберёт, он не планирует, но и обязанностей своих она из это прочтения вряд ли сумеет понять. И как только Шейенна поставила несколько подписей - в кабинет вошёл Алекс, который вчера распробовал приготовленное ей блюдо.
- Доброе утро! - поприветствовал обоих сразу, широко улыбнувшись.
- Benvenuto, Алекс. Можешь отнести это кадровикам?.. - Гвидо вытащил фотографии Шейенны, и приложил копию её зубной страховки, поверх которой ручкой дописал название её будущей должности - чтобы в отделе кадров знали, что нужно написать на пропуске. "Ассистент зам. директора по безопасности транспортировки и хранения готовой продукции и полуфабрикатов" - даже интересно, как это всё должно будет влезть на бейджик...

+2

12

Шейенна привыкшая подмечать мелочи, странности, неуместности, как например, стоящая в стороне женщина с сером юбочном костюме, замерла с занесенной рукой над бумагами, смотрела на проходивших мимо Монтанелли и Тейпа. Девушка лишь заметила странное поведение сотрудника, ставя галочку присмотреться позже. Шейенна не могла отвыкнуть от постоянного наблюдения. Это как в крови, как инстинкт. Пропустишь деталь – механизм даст сбой. Далее шли отдельные площадки, где стояли паллеты, минипогрузчики для перемещения продукции в машины. В отдалении пару столов с компьютерами и всей оргтехникой, что опять же экономило время экспедиторов и тех, кто формирует заказы, сидя у себя в офисах. Вот только где? У многих из карманов торчали антенки раций, периодически поскрипывали их динамики. Кто явно был не на своем месте, как например эта женщина, те были одеты в фартуки и нарукавники, остальные в форме. Все четко и предусмотрено. Дальше они прошли в отделение офисных работников. Жужжали факсы, принтеры, что-то отрывали и скрепляли степлерами. Этакая симфония технических миниатюр, сопровождающая всю жизни товара. Ах да, еще звук печатей. Шейенне напоминал он щелчок наручников. Ловкое движение и печать поставлена, или руки скованы. Сменившиеся двери, двери… что характерно. На каждой стороне в противоположную они стояли не дверь в дверь, а в шахматном порядке. При узких коридорах это оптимальное расположение на случай пожара. Чем уже коридор, тем дальше двери друг от друга. Чтобы избежать столкновения ошалевших от страха людей.
Шейенна прошептала «Montanelli», рассматривая дверь. Как замаскировали. Все казалось настолько контрастным в отношении реальной работы Гвидо, что в пору ежиться, а не расправлять плечи и быть готовой к работе, к непонятной работе. Обойдя мужчину, девушка остановилась посреди кабинета. Уютно однозначно. Офис теряет свое определение, приобретая «Комната, что поругалась с домом и сбежала сюда». Стол небольшой и немаленький, диван уютный и мягкий, в углу шкаф-карандаш, вероятно с личными вещами, раз дверь не стеклянная. Тон «под дерево» располагал к приятной работе. Плюс в копилку вкуса Гвидо Шейенна уронила.
- Спасибо, - словно опомнилась, села на стул. И опять разглядывать, что стоит на столе. Ее взгляд периодически цеплялся за руки Гвидо, которые писали что-то, ровными движениями оставляя красивые буквы на бумаге, как небрежно он держал ручку, при этом имея подчерк как у каллиграфиста. Девушка не подняла взгляда, все рассматривала его руки. Сильные пальцы, развитые ладони, крепкое запястье. Шейенна подумала, что Гвидо раньше очень часто работал руками, так как от держания ручки таких кистей не бывает. Кем же вы были в молодости, загадочный Дон Сакраменто?
Тейпа взяла ручку, что стояла на подставке, одна из двух, и бегло просматривая бумаги, ставила свою витиеватую роспись, с одной лишь английской буквой, все остальное имело буквенность ее народа. Половину не поняла она, но главное не кpедит, а остальное ерунда. Девушка подняла взгляд на открывшуюся дверь. Охранник был доволен как малое дитя, светился лучами.
- Наа, - непроизвольно поздоровалась на своем языке. И вернулась к бумагам. Закончив, подвинула к Гвидо. – Ассистент? Какое размытое понятие. Побегушки?
Шейенна вытянула под столом ноги, положив ладони на стол, слегка постукивая пальцами. Сегодня день ожиданий. То решения Гвидо, то фотографий, теперь документов, потом звонка, потом опять решений. Ожидание худшее из всего, что может человек испытывать или делать. Чтобы немного абстрагироваться от мыслей и счета времени, девушка сложила пальцы в замысловатой фигурке, смотрела в одну точку, которой была дощечка на противоположной стене. Разум очистился быстро, ее дыхание стало ровным. Но в кабинет вновь кто-то зашел. Она подтянула ноги, села ровно, стараясь не отрываться от своей медитации, но женский голос, явно адресовал вопрос по ее душу.
- Сеньор Гвидо, надо подписать два контракта. Я хотела посылать к вам домой курьера, но раз вы тут, - индеанка посмотрела на стол, по которому сновали бумаги, двигаемые пальцами Монтанелли и этой сотрудницей. – А это…?
Шейенна подняла взор. Это была та женщина, которая провожала их взглядом. Ну и где Алекс этот?

Перевод Доброе утро

(латинская транскрипция – Наа)

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-07-08 22:43:26)

+1

13

Грубыми, "рабочими" руками, пожалуй, никого и не удивишь на производственном предприятии - а Гвидо, и впрямь, не всю свою жизнь за столами просиживал; когда-то и он тоже был одним из тех, кто работал в цеху, разделывая животные туши, да и на сегодняшний день тоже иногда мог спуститься, чтобы стать у конвейера - пусть и ненадолго, пусть и фартук и перчатки ложились поверх дорогого костюма, основные функции его всё-таки давно заключались уже не в этом, но "профессию" свою Монтанелли помнил - пару лет назад даже и полноценно вернулся в мясной цех, когда судом были назначены исправительные работы. "Профессиональная" деятельность его, как мясника, впрочем, комбинатом не ограничивалась - для этого тоже требовались твёрдая рука, верный глаз... прочный желудок и крепкие нервы. Но о ней знали немногие из тех, кто работал в стенах этого предприятия, остальные же - могли лишь догадываться, если читали криминальные сводки; присутствие мафии, впрочем, сложно не заметить, так что только дурак не понимал, откуда ноги растут - и лишний раз Монтанелли и его ставленникам, таким, как Алекс Мескана, дорогу старались не переходить. Это было не так уж и сложно, учитывая, что сам Гвидо появлялся здесь не так часто, а формальной власти у него не было - на своей громкой должности, и придуманной как раз для того, чтобы закрепить свои позиции на комбинате и особенно - в профсоюзе, официальной власти Гвидо тут не имел - большая часть деятельности его и была связана с профсоюзами, не с производством. Касательно самого комбината - здесь он решал вопросы о хранении продукции, распоряжался затратами на содержание холодильных камер для хранения, и выявлял брак - "пострадавшее" из-за ошибок в хранении или перевозке, мясо могло пройти мимо кассы, оставив Монтанелли неплохой навар. Иногда Гвидо выступал и в роли консультанта и посредника, сотрудничая с фирмой, которая и занималась продажей и обслуживанием холодильных систем, используемых на комбинате, тоже получая с этого свой процент - это уже было вполне легальный вид заработка, порой только не совсем легальными были способы, которым он "продвигал" товар фирмы, но... это уже другая история. Та, которую Шейенне знать тоже не стоит, пожалуй - а только догадываться.
Алекс на непонятное приветствие выдал слегка недоуменную мину, не разобрав, был ли этот звук ответом на его слова, или Тейпа просто так зевнула, оторвавшись от бумаг; но не стал вдаваться в подробности - просто забрал документы, направившись в отдел кадров, чтобы выполнить просьбу Гвидо. Официально Мескана тут выполнял функции администратора в отделе куриной продукции - это позволяло Монтанелли видеть чуть шире, имея глаза в разных местах предприятия; помимо Алекса, было ещё двое таких же "помощников" из числа администраторов, и ещё несколько - тех, кто официально работал в качестве рядовых сотрудников, но имел "второй" доход, работая на Семью. Фактически, Шейенна и сама оказывалась в подобной ситуации...
- Мне больше нравится термин "присутствие в нужном месте", но - если нравится называть это так, пусть будут "побегушки".
- усмехнулся Монтанелли, пожимая плечами. - А тебя это смущает? - во всяком случае, в этих побегушках нету необходимости постоянного присутствия в пределах досягаемости всякого рода уголовников-рецидивистов, насильников с педофилами, грабителей, и всего прочего цвета интересных личностей, который Шейенна наблюдала в тюрьме... Здесь, конечно, тоже дела не совсем "чистые", но угроза жизни определённо не так сильна. - Не только это, конечно. Но если надо будет переместиться куда-то, то... Ты ведь умеешь водить? Машину тебе выделят, доверенность подпишешь вместе с пропуском. - покивал. Личного водителя не обещал, конечно, но выделить автомобиль для "рабочей необходимости" - тоже не противозаконно (пусть и странно, может быть, со стороны, что секретарша профсоюзного деятеля получает машину в распоряжение, но не противозаконно). Машина, соответственно, не её, даже и не Гвидо принадлежит, а комбинату - но главное то, что она ездит; и "побегушки" способна ускорить.
Монтанелли уже собирался было уходить - если уж и тратить на ожидание время, то всё же лучше - под телефоном; начал приподниматься из-за стола, как в кабинет снова заглянули - и к сожалению, это не Алекс вернулся... Вот чем голову он себе не хотел забивать сейчас - так это этими контрактами, о которых уже высказался ранее.
- Если это опять Финнесы, ничего подписывать не буду. Сказал же, Мэрилин, не надо ничего у них ничего покупать. Халтурщики. - попытался откреститься Монтанелли; документы, однако же, всё-таки легли на стол. Речь, впрочем, шла не об оборудовании, а о продукции - новая ферма присоединилась к числу поставщиков комбината, разорвав контракты со старыми покупателями. Пробежавшись по тексту глазами, Гвидо поставил подпись напротив своего имени. - Шейенна. Мой новый секретарь. А это Мэрилин Декарт, заместитель директора по управлению ресурсами. - улыбнулся Монтанелли, представив женщин друг другу, а затем - передал Тейпа документы и пододвинул печать ближе к ней, словно в подтверждение своих слов: - Шлёпни.
- Зачем тебе понадобился секретарь, Гвидо? - недоумевала Мэрилин, глядя на то, как Монтанелли поднимается со стула, собираясь уходить из кабинета вместе с Шейенной.
- Чтобы не было необходимости посылать курьеров, например?.. Извини нас, у нас ещё есть несколько незавершённых дела.
- кивнул Гвидо, выходя из-за стола и направляясь к двери, увлекая тем самым и женщин к выходу. Уже оказавшись по ту сторону офиса, Монтанелли, вытащив из двери ключ, посмотрев на связку, по пути обратно к автомобилю снял с неё один - идентичный тому, которым пользовался, закрывая дверь - и протянул его индеанке. - Это чтобы тебе не пришлось искать Алекса или ещё кого-нибудь, если меня нет на месте.

+1

14

Шейенна слушала краем уха о каких-то непонятных ей поставщиках или уже потерявших интерес для комбината фирмах и концернах. Вот чему чему, а экономике и прочим делам девушка не тяготела, и если ей предстояло во всем разобраться, то понадобится время. И ни день, ни неделя. Она не тугодум, но вникать во все с наскока чревато ошибками, проверками и в конечном итоге изменение мнения Гвидо на ее счет. Хотя она и так для него пока темная лошадка, и с первого взгляда можно определить лишь ее физические возможности, о которых он уже знал, и сделать ее охранником или экспедитором, и поэтому ей придется потрудиться. Пугало ли такое? Нет. Работа на Монтанелли давала ей возможность быть в курсе событий брата. Обременять, конечно, проблемами, которые мог он себе сотворить в колонии, Шейенна не станет больше. Решая проблему Кросса, она вынесет все полезные знания, знакомства, места. И потом, если получится встретиться с Нери, то с его помощью она вольется глубже в эту систему. Пользоваться безграничной помощью Гвидо она не хотела. Он был непредсказуем, один его голос и взгляд чего стоили, и ей вовсе не хотелось стать причиной, на которую он бы так посмотрел. Принцип «подальше от начальства, поближе к кухне» был на руку. И если она будет работать помощником Гвидо, то постарается все решать сама, без обращения к боссу. Есть этот Алекс и другие, вот с ними и наладит она контакт. Значит, у него никогда не было секретаря, а тут в один миг появился. Тоже странно для знающих Гвидо сотрудников, и вопрос был уместным от этой Мэрилин. Шейенна кивнула в знак приветствия, посмотрела на документы, что вновь ей подвинул итальянец. Шлёпни. Индеанка чуть не рассмеялась на то, как это прозвучало. Если работа ее состоит в том, чтобы «шлёпать» печати и получать за это деньги, то она попала в сказку ленивого дровосека, за которого по волшебному слову, топор сам рубил хворост. Они вышли из кабинета, направляясь обратно к выходу из концерна, а женщина шла рядом и Шейенна готова поклясться, что ее она осмотрела с головы до пяток. Тейпа была ниже Гвидо, примерно на две трети головы, а вот эта Мэрилин с учетом каблуков, ровнялась с боссом макушками. Возможно индеанка слишком сильно углубилась в странную тему, что не видела иной причины такого интереса к себе. Хотя ее назначение весьма странно могло выглядеть. А был ли секретарь? Шейенне как-то не было дела мужчин, и своей семьи, которой бы пора обзавестись. Времени и времени на проявление интереса последние года просто не появлялось, поглощая все мыслями о Гийвата и младшими братьями. Между сменами она металась в резервацию, то по врачам возила Ольянта, проводя с ним все выходные. То бывала в полицейских участках, вытаскивая среднего брата. Всегда водоворот, и не успеваешь сделать вдох, как тебя вновь утягивает на дно омут Семья.
- Умею я водить машину, - девушка шла рядом с Гвидо, прищуриваясь по мере приближения к большим выходным воротам, - иначе я бы постоянно опаздывала на работу. Общественный транспорт это такой «друг», что дружи не дружи, тебя он подставит всегда. То ему бензина не хватило, то дорога запружена. Мне машина не нужна, есть своя.
Она прицепила ключ, который Гвидо дал ей на свою связку, на которой болтался ненужный уже ключ от шкафчика в раздевалке колонии. Отстегнув, Шейенна остановилась. Так хотелось избавиться от него сейчас, не сходя с этого места. Она посмотрела по сторонам, выбрав место, где было не так далеко до забора, замахнулась, отправляя свое прошлое подальше. Возможно кто-то обратил внимание на нее в этот момент, но Тейпа было все равно. Она оторвала этот листок.
- Ты спортом занялась? – Джип как всегда в своем остроумном великолепии, стоял облокотившись о капот, курил.
- Можно я вам потом отвечу, мистер ассистент Бенни Хилла.
Он хмыкнул:
- Угу, - Джип открыл дверь ей и Гвидо, - а куда ехать?
- Пересечение 8й авеню и 11й. свернуть на восток по 8й. там есть место для парковки. Я его забронировала. Проблем не будет. К телефону подойду сама. Не думаю, что может что-то угрожать. Вы можете меня подкинуть и вернуться в ресторан. Я как поговорю, присоединюсь к вам.
Шейенна посмотрела на Гвидо в ожидании ответа. Но судя по его задумчивости, вероятности, что они оставят ее, нет, он вообще ее слышал?
Джипу надо отдать должное. Выруливал в таких углах, что машина казалась не «танком», а Daewoo matiz, обтекавшая всех, пролезающая везде. Добрались вовремя. Шейенна вышла, опустив жетон в кассу, что на месте стоянки, опустилась преграда. Кивнув Джупу, отошла в сторону. Девушка бросила взгляд на таксофон. На высотном здании висели часы. Двадцать пять. Двадцать шесть. И не став дожидаться, выйдет ли Гвидо из машины, быстро огляделась, побежала через дорогу. Телефон был занят. Оставалось минут десять до назначенного времени. Шейенна подошла к мужчине, постучав того по спине, смотря в пол.
- Чего надо?
- Через десять минут мне сюда будут звонить. Я прошу вас или перейти на другой автомат, либо… - Тейпа подняла взгляд, что мужчина прищурился. – Перейти на другой автомат.
- Погоди, Билл, у меня тут интересный разговор намечается, повиси.
- Я попрошу вас по-хорошему. Вот десять долларов. Думаю, вам хватит для возмещения прерванного разговора и морального удовлетворения?
Ну почему она так преображается, когда ее хотят лишить цели, становясь жесткой и чеканящей слова. Куда девается та Шейенна, которая может быть обычной, женственной, да и просто – женщиной.

+1

15

Охранник - не видит абсолютно ничего за пределами своей территории, пусть её и изучит лучше, чем свои пять пальцев, экспедитор - скован рамками своего маршрута, сильно отклониться от которого не может, должность же "ассистента" расплывчата достаточно, чтобы Шейенна могла бы объяснить своё присутствие где угодно и по какой угодно причине - просто тем, что это надо было Монтанелли; не комбинату или профсоюзу даже - а ему лично. На это она и есть его ассистентка... Гвидо ведь, даже с учётом всех должностей, что занимал, человек деловой, и завязан вовсе не только на мясокомбинате или профсоюзной деятельности, так что, по сути, человеку его уровня и впрямь не помешал бы кто-то, кто приводил бы дела на его столе в порядок время от времени, останавливал его разве только тот факт, что не все из этих дел были законными - но и контролировать всё самостоятельно было тяжело, Гвидо пытался, после того, как Маргариты не стало - потому и старался сейчас доверять всё больше дел другим, Ринальди продвинул до консильери, восполнив этот пробел в Администрации. Быть отцом-одиночкой и быть главой криминального семейства - и по отдельности вещи довольно непростые, Монтанелли же пытался их сочетать в себе - а получалось это, будем честны, с успехом попеременным. Как Гвидо выразился о Кроссе вчера - нельзя удержать всех вещей в одной руке. Пример того же Сальвиатти, войны с Лос-Анджелесом, это прекрасно доказал - вот кто собирался контролировать и свою семью, и свою организацию... уже и сведя то и другое воедино.
Так что, нет, ставить печати - далеко не единственная будущая обязанность Тейпа; хотя, за столь мизерный оклад, сравнимый как раз с заработком того же охранника, она должна бы именно этим и заниматься - вот пусть Мэрилин и остальные думают, что дела так и обстоят, назначить ей бОльшую зарплату официально Гвидо бы не смог, та же самая заместитель директора по распределению ресурсов первая бы заметила, что средства расходуются нецелесообразно. Впрочем, Шейенне ведь неважно, что вносить в декларацию, верно? И каким образом получать деньги на то, чтобы её брат лечился. Не один Гвидо озабочен тем, что происходит в собственной семье. У него, слава Господу, все здоровы, но что такое тяжёлая болезнь близкого - он хорошо понимал. Это и было той причиной, пожалуй, что он оказался там, где находился сейчас - когда-то давно, пытаясь заработать для своей матери деньги на дорогостоящую операцию, он тоже был в положении Шейенны... и на этом же самом комбинате. Можно ли сказать, что Гвидо, таким образом, обязан своей маме за то, что не только ввязался в криминал, но однажды стал боссом Семьи? Возможно, отчасти... но о своём выборе Монтанелли в любом случае не жалел ни дня в своей жизни.
Но это всё - дело прошлого... как и для этого ключика, что блеснул на солнце, отправляясь в заросли высокой травы. Гвидо давно уже переступил через прошлое - даже если и оглядывается иногда назад... нельзя время от времени не оглядываться. Наше прошлое - это опыт, это то, что формирует нас. А опыт, который приобрела Тейпа, работая в тюрьме - немалый и полезный, и не только в плане физического развития, разумеется. И его можно применить и на другом поприще. Гвидо из-за спины Шейенны поморщился на шутку Джипа, так, чтобы тот увидел. Что бы этот жест не означал - в принципе, не их это дело, может, это какого-то рода обычай - ну а кто их разберёт, индейцев этих? Монтанелли вот до знакомства с Шейенной с ними дел как-то немного имел, чтобы вникать в культуру. Вот про шоу Бенни Хилла, оказывается, "краснокожие" слышали... А это кого Шейенна подколола сейчас - "ассистирует"-то Джип как раз ему, вообще-то.
- Нет, я хочу услышать голос Джо. Он ведь и мой друг тоже. - тихо возразил Гвидо, дёрнув плечами. Пусть даже они не так уж часто и виделись или слышали друг друга, пожилой Нери всё равно оставался частью организации, и одним из тех людей, которые оказались в беде, работая на эту организацию - его обязанностью, как дона, было если и не помогать им лично - то создавать такие условия, при которых они не стали бы нуждаться. К тому же, Монтанелли хотел, чтобы Нери и голосом подтвердил то, что написал в письме - хотя бы в целях безопасности. - Поехали уже, Джип. - кивнул Гвидо, заметив, что Джузеппе ожидает подтверждения босса, не спеша выводить автомобиль со стоянки. Адрес-то назван. Да и время тикает... Так что, вырулив на дорогу, вёл машину телохранитель уже "с ветерком" - и чувствовал её неплохо, надо сказать, особенно учитывая, что Гвидо он возил всего пару месяцев как - сменив другого бодигарда, Джеки Кардини.
- Ну и куда она рванула?.. - да ещё на такой неожиданной скорости; Гвидо только головой успел мотнуть - надо было вылезать из машины одновременно с ней, пока была возможность. Кто вообще в настоящее время ещё пользуется телефонными автоматами? Как оказалось, нужны они до сих пор не только сидящим в тюрьме и мафиози, боящимся прослушки своих домашних и сотовых, и конечно же, парень выбрал именно тот телефон, на который собирался позвонить из тюрьмы Джозеф. Да уж, досадно было бы успеть вовремя, и заставить старика услышать в трубке короткие гудки... Увидев сцену, Монтанелли сам заторопился к телефонам - следом поспешил и Джип... Ситуация стояла так, что не то, что десять долларов - если бы мужчину необходимо было бы приложить чем-нибудь и оттащить за угол полежать на полчаса - Строзаторе бы это сделал, а Гвидо разрешил бы.
- Он Вам перезвонит. - коротким движением вырвав трубку из рук парня, спокойным тоном сказал в неё Монтанелли, и тут же опустил на рычаг, взглянув на парня мрачным взглядом - его движение по направлению обратно к телефонному аппарату сдержал Джип, молча "выросший" между ним и боссом, и тоже поглядев на говорившего как бы сверху вниз, чуть запрокинув голову.
- Да вы кто такие-то, эй?
- парень, возмущённый поведением троицы, сделал ещё одно движение в сторону того же автомата, но Джип слегка оттолкнул его, упершись руками в его плечи, заставив сделать шаг назад.
- Телефонная компания. Ну что, десятку возьмёшь - или будем по-плохому? - набычился Гвидо. Взяв купюры из руки Шейенны, смяв их в ладони, парень неуверенно попятился, затем пошёл к самому дальнему автомату, пару раз оглянувшись...

+1

16

- Просто уйдите и все. Это не сложно, - ее голос становился тише, пальцы сжимали пластиковый навес над таксофоном, что послышался скрип. Сейчас была важна каждая минута, и Шейенна была готова на все, лишь бы отвадить этого любителя поболтать отсюда. Она даже не заметила, как позади нее оказался Гвидо и его телохранитель. Лишь легкое касание ее плеча, когда Монтанелли вырвал трубку из рук уперевшегося не в тот автомат человека, четко произнес, что он кому-то там перезвонит. Девушка перестала вникать в разговор мужчин, отгороженная высоким Джипом от незадачливого звонившего, чувствуя как плечом касается плеча стоящего чуть позади нее Гвидо, ощущая некую защиту с его стороны, что она могла успокоиться, гипнотизировала автомат. Ее рука чуть дёрнулась, из ладони вырвали десять несчастных долларов. Часы показывали без двух минут до момента, когда на другом конце, на территории колонии Нери, прогонит любопытных «подлизал», спокойно наберет номер этого телефона, и Шейенна услышит голос человека, который там, за стеной, стал ее если не другом, то очень хорошим знакомым. Джо научил ее многому, старался показать все подводные камни тюремной жизни не только заключённого, но и охранника. Почему он так отнесся к ней? О! вопрос ею был задан не раз старику, но тот улыбался, пожимал плечами и задумчиво подкидывал ей очередную головоломку, мол, помогай, я сам не справлюсь. Научил ее «видеть» то, что другие вовсе пропустили бы из внимания. А она умела пользоваться каждой мелочью. Индейцы народ, который умеет заметать следы. Шейенну Нери научил их делать ложными. Для людей.
Часы на высотном здании электронными цифрами отсчитывали секунды. Рука ее медленно сползала по прозрачному пластику, оставляя грязные разводы пыли от ее мокрой ладони, след ожидания. Звонок как раскат грома прозвучал в ее голове. Шейенна замерла. Джип оглянулся, смотря на таксофон. Шейенна сняла трубку:
- Здравствуй, Джо. В жизни никогда столько не ждала звонка. Умеешь ты в драму втягивать.
- Ты всегда переживаешь. А зря. Нервы то дороже. Как ты? Все сделала, что надо?
- Да. я передала нужному человеку информацию, - Шейенна повернулась, посмотрев на Гвидо. – скажи, как Гийвата? Как ты сам? Вас еще не трясет?
- Что станется с твоим братом? Если ты все сделаешь как надо, и у него будет как лучше. Вскрыли сундучок одной принцессы мы. Трудно, но смогли. Ты была права. А твой ящик был с дубликатом ключей. Марко вычислил.
- Я знала! – девушка хлопнула по таксофону ладонью, - а на счет другого?
- Погоди, не трещи без умолку. Слушай внимательно. В борделе «Парадиз» есть милашка одна, Лиззи Энворт. Ну это ее псевдоним. У нее есть информация о ее муже, что из Ручья. Найди ее и поговори. Скажи «Я пришла от Пиноккио», - Шейенна засмеялась тихо, - прекрати смеяться, - старик сам хмыкнул, вспоминая свое прозвище, которым Лиззи однажды его наградила. – Запомнила?
- Да. Пиноккио, - прикрыв ладонью глаза, пыталась совладать собой. Нервы цеплялись за любую остроту, лишь раскрутиться чуть. Оттуда и смех. – Остров сокровищ рассекретили. Осталось найти пару корабликов, ну ты понял, что к гавани хотят причалить.
- Один осталось. Один уже вовсю сгружает товары.
Шейенна нахмурилась. Значит поток наркотиков все же пошёл в колонию. Значит Хлоя достигла цели.
- А дорого ли стоит нынче?
- В два раза. Такое не потянуть тут многим. Найди ее источник. Ту крысу, что переметнулась и не подумала на кого. А парнишка затих. Есть смысл искать там, где ты.
- Я поняла. Когда ты позвонишь? Вдруг мне нужна будет еще информация, или я не пойму, а ты подскажешь?
- Нет, девочка моя. Теперь ты сама. Ты все умеешь.
- Спасибо. Тут кое-кто хочет с тобой переговорить. До свидания, Джо. Будьте осторожны. – она протянула трубку Гвидо, по взгляду которого поняла, он тоже не прочь потолковать с Нери. Она отошла в сторону, обдумывая все услышанное. Вывод один – Лиззи. И как только она скажет, все что требуется, то и решение станет более четким.

+1

17

Гвидо хорошо помнил Джозефа Нери ещё в те времена, когда тот был не заключённым колонии, а человеком свободным и влиятельным в этом городе, капореджиме, под чьим началом ходили многие из тех, кто находился сейчас на вершине власти в Семье - и его племянник, Фрэнк Альтиери, нынче был андербоссом клана, и Майкл Ринальди, занявший позицию консильери, и Мэнни Фиоре, кто занял позицию капореджиме после его "продвижения", Фредерико Клементе, нынешний капо той команды, пусть она и поменяла свой состав очень значительно; покойный Джованни Риккарди, кто и "унаследовал" команду после Нери, а позже был и боссом всей Семьи, пусть и относительно недолгое время - кто мог бы считаться лучшим другом Монтанелли, он тоже находился в подчинении Джозефа какое-то время, Джоуи Терзи, Санто Ферерро, погибший не так давно, защищая Фредо... Продолжать можно долго. В Семье - все так или иначе взаимосвязаны друг с другом. Джозеф многому научил тех, кто у власти организации - и многих пережил, что в тюрьме, что на свободе, в своём немолодом уже возрасте и в тюрьме сумев освоиться, поддерживая своих. Он никогда не был доном Мафии; но если бы не он... вполне возможно, сейчас всё было бы по-другому - и организацию держали бы другие люди. Монтанелли искренне хочется надеяться, что всё-таки увидит дядю Альтиери свободным человеком однажды - пусть даже тот и будет к тому моменту совсем уже дряхлым стариком. К тому времени, впрочем... Гвидо и сам наверняка от него будет не так уж далёк в этом плане.
Джип стоял спиной к ним, следя за обстановкой вокруг, в том числе и за тем говорящим, которого они потревожили, охраняя сейчас их, всех троих - и Шейенну, и Гвидо, и Нери, - от новых посягательств со стороны "внешнего" мира: в той связи, что образовалась в этот момент, и впрямь было нечто "шаманское", пожалуй, только безо всякой магии - Джозеф Нери даже из-за решётки мог влиять на ситуацию на воле. Но, как и любой обряд, нарушить его можно было бы очень просто... вмешательством кого-то, что со стороны Джозефа, что здесь, разрывом проводов, потерей связи. Все чудеса на этом свете приходится делать своими руками... и каждый несёт ответственность за каждое "чудо", что сотворил. Гвидо склонился к телефонной трубке в руках Шейенны, пытаясь расслышать, что говорил Нери... Двое воротил криминального мира были спокойны; но девушка явно нервничала. Впрочем, сложно её винить в этом - всегда непросто быть ключевым звеном любого ритуала. Даже не шаманского. А Нери сделал её таковым, своими глазами и ушами на свободе... Гвидо поморщился, слегка вздрогнув, когда Шейенна, потеряв на секунду хладнокровие, ударила по автомату ладонью. Кажется, впервые за время их знакомства индеанка вышла из себя... увы, Монтанелли так и не сумел расслышать, из-за чего именно; Нери говорил слишком долго, чтобы что-то разобрать - для слушающего разговор с тыльной стороны трубки (разве только тот не обладал особо развитым слухом - но это не про Гвидо) слова сливались в один сплошной поток. Впрочем, скорее всего, речь шла о том же самом, что и у ворот комбината - о том ключе, что она выбросила... трудно не ненавидеть кого-то, кто уничтожил привычный для тебя образ жизни, ничего не дав за это взамен. Даже если этот образ жизни и не был пределом мечтаний. Даже Данте, который устроил так, чтобы Монтанелли стал боссом (тоже при посредничестве Нери, наверняка) - не сказать, чтобы Гвидо когда-либо испытывал признательность ему за это.
Пиноккио... из уст куртизанки такое прозвище звучит особенно забавно, пожалуй; впрочем, неважно, насколько смешны их коды, если они действительно работают - загадки Нери немногие способны были разгадать, в этом и крылся секрет его власти по ту сторону решётки. И в том, что пока он загадывал свои - его друзья могли разгадать шарады остальных. Гвидо коротко кивнул Шейенне, взяв трубку.
- Рад снова плыть с тобой в одной лодке, Джозеф. - почтительно улыбнулся, хоть Нери и не смог бы увидеть этой улыбки. Если до этого момента и оставались какие-то сомнения в том, что игра Шейенны правдива, то после того, как он своим ушами услышит голос Нери - последние кирпичи в стене недоверия рассыпятся пылью.
- Просто смотри за дорогой, Гви. - пожелал Нери в ответ, снова чуть не заставив Гвидо вздрогнуть... прошли годы с тех пор, как его имя кто-либо сокращал таким образом. Именно эту фразу Джозеф сказал ему однажды, когда они оба были лет на тридцать моложе. Никаких загадок, в тот раз молодой Монтанелл действительно сидел за баранкой автомобиля.
- А ты хорошенько пригляди там за младшим, пока я приглядываю за старшей. - если младший Тейпа пострадает в тюрьме - его старшая сестра помогать им уже не будет. И это понимают не только они с Нери, но и те, кто раньше носил одну униформу с Шейенной - сейчас преимущество перед Хлоей и Тимом в том, что они не знают, где она сейчас и кому помогает. Но скоро догадаются, и вот тогда - Гийвата может оказаться в опасности. Исходящей не от сокамерников...
- С этим проблем не будет. На вас тут многие рассчитывают. - намёк на Кросса - никто не хотел бы иметь перспективу сидеть в карцере, поджав ноги под задницу... да и персоналу такая смена начальства тюрьмы наверняка тоже может прийтись не по вкусу. Две недели, чтобы остановить этот процесс - и время уже идёт... - Мне пора. Передавай привет семье. - из уст таких людей, как они, это слово всегда звучит несколько двусмысленно, но друг друга они всегда прекрасно понимают.
- Передам. Пока, Джо. - Гвидо повесил трубку и ещё пару секунд смотрел на телефонный аппарат, вернувший себе своё безмолвие. Чтобы подобраться к проблеме Кросса, нужно решить все остальные проблемы - с потоком веществ за пределы решётки, в том числе; один "корабль" пойдёт к новым гаваням за грузом, другой же... уже загружен? Нужно наведаться в его трюм. Но это то, чем должны заниматься ребята Гвидо, а не Шейенна.
- В "Парадиз"? - Шейенна упоминала это место ранее. Кажется, Нери только что сообщил, как именно подобраться к той девушке?..

+1

18

Шейенна стояла спиной к говорившему по телефону итальянцу, смотря по сторонам, обдумывая то, что узнала. Значит надо найти Хлою, навестить какую-то девушку по имени Лиззи. А дальше откроется новое, что им надо проверить, дабы усмирить едва начинающуюся бурю. Когда она услышала щелчок повешенной трубки, то просто повернула голову через плечо.
- Да, в «Парадиз».
Теперь перейти дорогу в неположенном месте, когда ты стал более наблюдателен, твои мысли очистились от тревожности, представляло еще то зрелище.
- Может на переход? Тут такой плотный поток.
Они молча пошли среди спешащих куда-то людей, напоминающих Броуновское движение, толкаясь и стараясь быстрее дойти до двуглазого проводника. Если Джип шел и крутил головой на триста шестьдесят, то Гвидо и Шейенна пребывали каждый в своем. В один вечер их на какой-то момент связали обстоятельства. У каждого было свое дело, свой человек, которого надо спасти, сделать так, чтобы было все по-прежнему, обезопасить всех, начиная от тех, кто за стеной и тех, кто перед ней.
- Сеньор Гвидо, - Шейенна чуть наклонилась к нему, - я надеюсь, у нас все получится, мы найдем всех, узнаем все и… - она сложила руки на груди, замолчав. Легче от разговора с Нери почему-то не стало. Он своими загадками запутал еще сильнее. Напоминает, пойди туда – не знаю куда, найди того – не знаю кого. Хотя она понимала, что напрямую говорить о событиях, бросаться именами не принято. Как бы ты не сидел в засаде, тебя все равно вычислят. А пока они сидят там, что противник знает о чем-то, но не догадывается, кто вообще может начать наступление и главное, в каком направлении. А у Гвидо и Шейенны этих направлений уж очень много, вот только чтобы контролировать самим все, надо разорваться. Поэтому все постепенно, шаг за шагом.
Сев в машину, девушка вздохнула слышно, откидываясь на сидение. Теперь они могли спокойно поговорить, сообщить, кто и что узнал, хотя разговор Нери и Гвидо ее мало интересовал, и если Монтанелли посчитает нужным ей сообщить, то он это сделает.
- Девушку зовут Лиззи Энворт. Она когда-то была его постоянной девочкой в «Парадизе». Он сказал, что ее муж сидит в Ручьях на том же кресле, что и сам Джо. Лиззи поможет нам с ним связаться. В Ручьи могут не пустить никого, нужна легенда. Могла бы и я пойти, но это вызовет подозрения, а я очень боюсь любого срыва нашей кампании.
Послышалось покашливание с водительского сидения.
- Я прошу прощения, босс, но «Пиноккио», - Джип усмехнулся. – Это что?
- Это мой друг, страсть Джо Нери к сказкам, шарадам и страстной любви к женщинам. Насколько я поняла из его рассказа, в один из вееров, когда Джо был уставшим после очередной переделки, Лиззи делала ему массаж, а он рассказал ей сказку про этого деревянного мальчика. С тех пор он так и представлялся. И если ей произнести от кого мы именно в этом контексте, проблем не будет. Она сделает все, чтобы помочь своему сказочнику. Я только сейчас понимать начала ее, почему так она тянулась к Нери. Трудно работая в борделе, найти клиента, который разглядит в тебе не средство снятия стресса, а человека. Нери умел это делать. Видеть не то что показывают, а то что за кадром.
Сколько ехать до места Шейенна не знала, и приятная мягкость сидения, плавное движение автомобиля в умелых руках Джипа сделали свое дело, она прикрыла глаза, находя в этом успокоение.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-07-11 21:30:43)

+3

19

Нери страховался. Он мог бы сообщить Шейенне всю необходимую информацию, ещё когда она работала в стенах колонии, но не стал этого делать; становилось понятно, что телефонный звонок - гарант безопасности, того, что Шейенна сумела найти правильный путь за пределами тюрьмы, найти Гвидо, заинтересовать его - чтобы сегодня они оба могли бы приехать сюда и поднять трубку, а Тейпа не привела бы вместо него под телефон детектива из полиции или шерифа; пока она завоёвывала доверие Монтанелли снаружи - у него были шансы проверить правдивость её слов, что были внутри, на его территории, убедившись в том, что её действительно подставили. Правильное распоряжение имеющейся информацией столь же важно, как равномерное использование личных ресурсов - оказавшись за решёткой, лучше всего понимаешь, что информация - такой же ресурс, поскольку чем-то кроме иногда попросту и не располагаешь... Теперь Нери убедился в том, что Тейпа не врала ему насчёт собственной подставы, что её увольнение не было частью "легенды", и что пришла она к правильному человеку... Возможно, специально не отправив к своему племяннику, зная, что Гвидо с большей вероятностью её выслушает (и был прав, пожалуй - трюка с переодеванием в официантку Альтиери едва ли оценил бы), а может - потому что Монтанелли он мог бы попросту пустить вместе с ней по ложному следу, чувствуя меньше угрызений совести, нежели подставив своего племянника; впрочем, сейчас уже неважно... В их мире, доверие - стандарт двойственный.
Однако, Нери раскрыл свои карты, и теперь мог сделать немногое, кроме того, чтобы сидеть, ожидая перемен - наступил черёд действовать для Шейенны - при поддержке Гвидо. Как он и сказал, теперь она всё знала и всё умела сама... Монтанелли кивнул на предложение дойти до перехода. Что-то пять минут назад, когда она бросилась из его машины к телефонам, плотный поток автомобилей её не беспокоил - а ведь было бы куда как обиднее, если бы у них всё сорвалось из-за автомобильной аварии.
- Это зависит от тебя настолько же, насколько и от меня. - сказал Гвидо, чуть склонив голову ей навстречу в ответном движении. Не зря же Нери доверил весь процесс именно ей... Шейенне есть, кого терять в этой тюрьме. А Монтанелли не хочется терять её - то, что она делает ради своих братьев, кажется ему чем-то настоящим; может быть, и не совсем разумным, но самые правильные вещи этого мира всегда идут от сердца, а не от разума. Впрочем, если делаются они без помощи разума - чаще всего оказываются попросту незавершёнными, оттого и бесполезными: одним лишь биением сердец они не смогут ни одолеть Кросса, ни даже разрешить ситуацию с новыми "поставщиками". Но с ними Гвидо уже представлял, что необходимо сделать, а вот с проблемой смены начальства тюрьмы они так и не продвинулись пока ни на шаг. А сумеет ли Лиззи подвести их ближе к цели? Связь с одним из зэков в тюрьме, из которой Кросса вот-вот переведут, это немного... впрочем - хотя бы уже кое-что. Гвидо вольготно устроился на сидении автомобиля, впитывая информацию, что подавала Шейенна, внимательно и серьёзно вглядываясь в её глаза. Словно пытаясь найти в них ответ на вопрос - как далеко она готова зайти ради брата?.. сделали они пока не так уж много. Всё по-настоящему важное - впереди.
- Это тебе Нери сам рассказал? И про массаж тоже? - удивлённо переспросил Джип с водительского сидения, взглянув в зеркало заднего вида. Вообще-то он прав, а оценит ли сам Джо, что Тейпа делится с ними такими подробностями его личной жизни? Не обо всём стоит рассказывать...
- Работая в тюрьме, наверное, ещё труднее найти заключённого, кто увидел бы в тебе личность? - а не средство... сложно сказать, что именно видел Джозеф в Шейенне - то, что она потянулась к нему, именно что говорит о его заслугах, ну и может - о её легкомыслии; Джо ведь использовал её, что там, что даже и сейчас - впрочем, выбор у него был небольшой. С другой стороны, это не значит, что при этом он относился плохо к ней и её брату. Просто каждый делал свою работу... Нери хорошо знал людей. Это позволяло быть и хорошим манипулятором, и благодарным человеком одновременно. Окажись Гвидо на его месте - едва ли осмелился бы сблизиться с охранником. И уж тем более, расположить бы его к себе...
Впрочем, слава Богу, он не на его месте сейчас. Монтанелли достал телефон, отыскав имя Лив в списке контактов. Ещё одна загвоздка в том, что и в "Парадиз" они наверняка не попадут - заведение до сих пор на ремонте после июньской перестрелки; впрочем, это не значит, что девочки Ливии простаивают вместе с гостиницей - судя по тем же самым конвертам, что засылает вновь оставшаяся без главы команда; "недостача" могла бы быть куда более серьёзной, учитывая, что и то, что контролировал Сольферини, теперь пошло вразброд - не факт, что там вообще удастся восстановить прежний порядок.
- Ciao, Ливия! Как дела? - нет, после разрыва с Хелен, Монтанелли подозревал, что скоро обратиться к ней за услугами её работниц, но никак не думал, что одна из куртизанок "Парадиза" понадобится ему по такому поводу... - Меня интересует одна из твоих девочек. Лиззи Энворт. Где я могу найти её сейчас?..

+2

20

- Гвидо? Привет, - отозвалась она привычным ровным тоном на звонок босса, не откладывая в сторону ремонтную смету, которую сверяла с уже понесенными фактическими расходами. Дела у хозяйки "Парадиза" шли не особенно гладко. Впрочем, кто из Семьи мог похвастаться обратным этим летом?
Мало того, что после перестрелки ее гостиница нуждалась в серьезном ремонте, а заварившееся следствие заставило на какое-то время свернуть все подпольные делишки в виде шлюх и азартных игр, так еще и разгорелся конфликт со старым оборзевшим евреем, который решил, что, раз она носит юбку, ее можно запросто надурить. И речь шла не только о сомнительном размере прибыли, которую они делили между собой с тех девочек, что она перекинула ему в бордель в восточном районе города, но главным образом о том, что этих самых девочек он стал пичкать наркотиками, чтобы те впоследствии не возжелали (учитывая болезненную привязанность к дозе) возвращаться обратно в "Парадиз", когда он заново откроется. Конфликт этот хоть и удалось уладить с помощью Ринальди-старшего, но неприятный осадок остался, и в тот момент, как Гвидо произнес имя Лиззи, воспоминания об этом инциденте сразу возбудили в хозяйке приступ легкого раздражения.
- Энворт у меня больше не работает, - обрубила она, считая, что Лиззи понадобилась Монтанелли для плотских утех (иначе для чего еще?). Девчонка эта осталась среди тех, кто плотно подсел на порошок, и к тому моменту, когда пора было забирать ее из лап Малышки Кляйнера (как его называли в своих кругах), блондиночка уже довольно глубоко увязла в "муке", а "бракованный товар" Ливии был не интересен. Наркотики в ее заведении всегда были под строжайшим запретом. Естественно, уследить за каждым передвижением девочек она не могла, но если о случаях употребления становилось ей известно, решала она это довольно жестко, ставя выбор ребром - или заканчиваешь с этим, или выметаешься на улицу. А терять нагретое место, где тебе хорошо платят и довольно прилично, по сравнению с другими борделями, обращаются, не хотел никто. - На кой тебе именно она? - пренебрежительно скривилась. Сказать по правде, Лиззи никогда Андреоли не нравилась. Слишком слабая, безвольная, обожающая время от времени поныть и пожаловаться на свою судьбу. Не удивительно, что кокс так быстро завладел ее организмом. - Хочешь, чтобы я отправила кого-нибудь к тебе домой? - предположила, понимая, что Гвидо прекрасно знает о том, что стены борделя еще не готовы принимать клиентов, а вот доставкой шлюх на дом ее заведение занималось давно и приносило, кстати, этим порой не меньше, чем в уютных номерах Парадиза. - Как тебе Элис? Помнишь? Настоящая красотка. Может ее? Не пожалеешь, - ничего странного, смешного или неуместного в подобном разговоре она не видела, и тон ее не выражал никаких особых эмоций, будто бы они перебирали сейчас с мужчиной варианты блюд в меню или марки машин с презентации. Ну и что, что дон сто лет не пользовался услугами ее заведения? Рано или поздно все равно приспичит, а продажный, ни к чему не обязывающий секс, она полагала, теперь, после неудачной связи с Хелен, должен был стать для босса предпочтительным вариантом отношений с противоположным полом. Никаких эмоций, никаких привязанностей и, как следствие, никаких больше разбитых сердец. К слову, вот уж о ком воистину неуместно было говорить, так это о Хэмминг, а потому эту тему Ливия с Монтанелли и не трогала с того самого благотворительного вечера, на котором их разрыв стал для всех очевиден. Она почему-то была уверена, что лучше сделать вид, что этого человека и не существовало вовсе. Подобным образом она поступала и с теми, кто сделал больно ей самой - вычеркивала. Тот же совет она бы с уверенностью дала и Гвидо, если бы он о нем, конечно, спросил. Впрочем, в способах "вычеркивания" людей их Патологоанатом, пожалуй, и сам мог преподать парочку уроков любому страждущему.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing