vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing


True Detective: Prison Break'ing

Сообщений 41 страница 60 из 123

41

- А готовишь сегодня ты? - улыбнулась дону, памятуя о его превосходных кулинарных способностях. Аппетит у Ливии был всегда здоровый (если не вспоминать о зиме, когда она питалась только графинами с алкоголесодержащим), и отказываться от еды, как и любой человек, в ком течет итальянская кровь, не привыкла. - Давно ты меня на ужины не приглашал, - сказала с игривым укором и опустилась за стол напротив босса и его спутницы. - Я успела соскучиться по твоей стряпне. - С этой войной вообще все кувырком пошло. Все прятались по каким-то укрытиям, дома почти не появлялись, звонили друг другу с чужих сим-карт, сумасшествие какое-то. Слава богу, что все это позади, и впервые за долгое время можно вот так встретить утро без спешки, как заметил Монтанелли, в дружеской приятной компании. Впрочем, с последним выводом торопиться не стоило, а то, кажись, сглазила.
Ливия аж повернулась, чтобы убедиться, что не ослышалась. Но нет, к ним действительно собственной персоной шагал андербосс. Интересно, что еще за дела могли собрать их здесь вместе? Хоть не передел Парадиза? Бордель был единственным, что их с Фрэнком связывало, да и то звеньями в денежной цепочке они были не соседними.
- Привет, - даже и не думала вставать, но щеку подставила (для поцелуя, а не для пощечины, пусть не перепутает). - Оно? Ты про личную жизнь? - отшутилась, с легкой улыбкой вскинув брови. Вести себя тихо и неприметно Андреоли не умела, что уж тут поделать. Да и к чему рассказывать ему про ремонт в Парадизе, когда он наверняка и сам все уже знает от того же Майка -  рабочую бригаду ведь их строительная компания выделила. - Насыщенно, почти как у тебя, - она сейчас про ребенка, если что, а не про его похождения налево, но конкретизировать она не любила, ему это должно быть хорошо известно. - Как там сын? Радует? - имени она его не помнила, но ей наверное простительно, да?
Фамилия незнакомки вот тоже ни о чем Ливии не сказала, но тем не менее, слабую дежурную улыбку Андреоли ей все же подарила и облокотилась о стол, скрестив руки. О да, про Пиноккио Нери она в свое время слышала. Действительно, именно Энтворт ведь ему эту кличку и дала. Он там, кажется, сказки какие-то любил заливать, вместо того, чтобы доставлять девушке удовольствие. Впрочем, мало кто заботился об удовольствии партнерши, приходя в Парадиз. Мужчины здесь удовлетворяли свои потребности в первую очередь. А кому-то вот не только секс был нужен, но еще и свободные уши.
- Тут был еще один стул, - с широкой ухмылкой глянула на Фрэнка, забирая из-под него свою сумочку от Prada, которую он только что чуть не примял. Но если он хотел сесть именно рядом с ней, то ради бога, конечно. Ей не сложно переместить свои вещи. Вслух она свою провокационную догадку не высказала, но многозначительный взгляд на пару с ехидной улыбкой в его сторону отправила, после чего перевела внимание на подошедшего официанта. Заказав кофе и канолли (не зря же ресторан "Маленькой Сицилией" зовется?) хозяйка Парадиза принялась слушать вступившую в беседу Шайну... или как там ее правильно? Гвидо произнес слишком быстро. От нее же и научился, судя по всему, потому как дальше информация с уст новой знакомой посыпалась с такой скоростью, что успевай только записывать и бери на домашнее изучение. А если взять в расчет еще и раннее утро, то говорить о том, чтобы с ходу во всем разобраться, не могло идти и речи. Слушая вполуха, Ливия даже не заметила, как улетела примерно на третьем предложении, переключив внимание на разглядывание необычной внешности новой знакомой, на цвет рубашки Гвидо, который его заметно старил, и на приятный запах одеколона от кого-то из мужчин. Включиться в беседу ее заставила лишь прозвучавшая вскользь и будто бы очевидная новость о смерти Лиззи.
- Что? - негромко перебила Тейпу. - Как это произошло? - она видела ведь ее совсем недавно. Буквально вот месяц назад. - Неужели наркотики? - на ее лице отразилось какое-то разочарование и горечь. Все-таки эту девчонку Лив знала с самого первого дня, как получила права хозяйки Парадиза. Может она и считала ее дурной, но смерти та определенно не заслуживала.
- Хм, не совсем понимаю, какое я имею ко всему этому отношение? - задала резонный вопрос, когда вроде бы поток информации себя исчерпал. Ни с одним из озвученных людей знакома она не была, в тюрьме связей не водила, к наркобизнесу причастности не имела... в чем суть ее помощи?
Вместо ответа будто бы по звонку появился Алекс, который протянул ей какие-то документы. Молча развернув конверт, то и дело поглядывая на Гвидо, Ливия извлекла из него удостоверение личности Элизабет Энтворт. И вроде бы удивлять ничего не должно... если бы не вклеенная туда фотография итальянки. Во взгляде Ливии, обращенном к дону, застыл немой вопрос. Ну и как это понимать?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-22 03:35:32)

+3

42

- Я про твое заведение, Лив, - покачав головой, ответил на очередную колкость со стороны хозяйки Парадиза. Тоже улыбнулся ей, но немного натянуто. Знать с кем Андреоли трахается – а в чем еще заключалась ее личная жизнь? Не в воспитании же енота, которого ей подарил Майкл? – андербосс совершенно не хотел, ему, признаться, поднадоели ни к чему не приводящие игры с ней, пора было уже на какой-то другой уровень в отношениях переходить, исключающий всю ту херню, которую они друг другу говорили, не стесняясь присутствия боссов и совершенно посторонних им людей, таких как эта загадочная особа, сидевшая за столом напротив. – Марк? – уточнил, о каком именно сыне зашла речь, и удивился, что Ливия в принципе о нем справилась, это не очень на нее походило. Но раз уж спросила, ответил, качнув головой, – радует. Сама о детях не думаешь? – К ее возрасту, женщины обычно начинали сильно нервничать на этот счет, что ни говори, а материнский инстинкт заложен в них природой, и Фрэнк не исключал, что Ливию далеко не все устраивало в ее жизни, возможно, она даже жалела о том, что взяла в руки яд. Каким бы Марчелло не был, у них была семья, и был у нее мужчина, на которого можно было опереться. А что у нее теперь? Бордель со шлюхами и постоянные попытки затащить ее в постель теми, кто не так уж и сильно отличался от ее суженого. Растить ребенка в такой обстановке будет не просто, конечно. – Ты не видела его? Напомни, я тебе фотки покажу, если интересно. – После того как закончат здесь с делами. Вчера буквально фотографировал Марка на камеру своего айфона, пока тот с погремушкой игрался.
Надо рассаживаться, действительно. Поговорят о личной жизни потом. Сейчас у них другая тема на повестке.
- Тут и столов, знаешь, не мало, - усевшись-таки, попытался скопировать ее ухмылку. Получилось менее обворожительно, но уж чем богаты, что называется. – Если что-то не устраивает, - обвел жестом зал, - можешь пересесть. Прошу прощения, - откашлявшись, переключил внимание на Гвидо и его знакомую, извинился он перед ними, разумеется, а не перед Ливией, которая сама приложила руку к тому, чтобы андербосс сорвался на грубости.
- Мне - то же самое, - сказал официанту, не придумав ничего оригинальнее того, что заказала Андреоли, хотя и пытался, зависнув под вопросительным взглядом на пару секунд. – С молоком.
Когда их вновь оставили одних, Гвидо представил, наконец, сидевшую в их обществе незнакомку. Шейенна? Довольно оригинально…. Впрочем, Нери всегда тянуло на экзотику. Старый пень даже в тюряге подружку себе нашел, за что нельзя не отдать ему должное. Еще и симпотная вполне. Радуясь в душе за дядюшку, он ухмыльнулся и кивнул ей головой в знак приветствия.
- А Джо не промах. И как он там? – спросил было, и получил тут же записку от индеанки. Написана она была на итальянском, который Фрэнк как раз знал не особо. Решил конфиденциальность соблюсти? Это в стиле дядюшки, да, мастер придумывать шарады. Невдомек старику о существовании гугл транслейта, которым девушка наверняка воспользовалась, чтобы перевести это послание. Общий смысл Альтиери, однако, понял и без переводчиков, благо иметь дело с итальянцами приходилось много. Старое поколение особенно любило слова и фразы на итальянском вставлять, некоторые из молодых старались им подражать в этом.
Что ж послушать он мог, это не сложно.
Хотя нет, с тем что «не сложно» это он поспешил. От количества информации, подаваемой не самым удобоваримым способом, Фрэнк и сам едва не поехал. Из всей той кучи информации, которую девушка со странным именем вывалила на них, он понял не многое. В частности:
- Погоди, - попытался притормозить Шейенну, хотя и было это не просто, - поток наркотиков? – тут уже глянул на Гвидо, который вроде как не поддерживал такой способ заработка денег. – И давно вы с ним эти дела мутите? – вновь обратился к индеанке. Значит Джо со своей подружкой еще и торговлю наркотиками в тюряге под свой контроль взял. Альтиери не переставал поражаться хватке этого мастодонта. Не загреми он за решетку, наверняка и не Гвидо бы сейчас Семьей рулил. Что не нравилось Фрэнку во всей этой истории, так это то, что до сего дня об этом бизнесе своего дядюшки он ни слухом, ни духом был. Но ничего, теперь возьмет причитающуюся ему долю…
- А поговорить с этими охранниками не пробовали? – Вон, Джипа бы отправили или Алекса – Фрэнк поздоровался с ним, когда тот появился – и убедили бы их, через кого в тюрьме следует продавать наркотики. – Или… - Сделав многозначительную паузу, сложил пальцы наподобие пистолета, предлагая попросту грохнуть всех неугодных. – Чем не вариант? Пускай и крайний. И Кросса заодно, - туда же – на тот свет. У Джо, как он понял, проблем с деньгами не было, и за определенный процент Фрэнк готов был помочь любимому дядюшке. Тот его тоже обдирал дай боже, так что в обиде быть не должен. Просто бизнес.
- Большие у вас объемы были? О каких суммах вообще речь? – Жуя канноли, начал прицениваться.
Какое отношение к этому Ливия имела, ему и самому интересно было. Мескана кажется и тот в теме был в отличие от андербосса. Фрэнк покосился на документы, которые он принес для хозяйки Парадиза. Решили ее вместо Шейенны вертухаем в Сан-Квентин отправить? Тем более что бордель до сих пор не работал. Зэки были бы в восторге.

+3

43

Если Кросс возглавит Сан-Квентин, перемены наверняка начнутся именно с травли итальянцев, что сидят внутри - коих, скажем честно, и так там не большинство по сравнению с остальными; и если даже черномазые из разномастных в стенах тюрем и колоний объединяются между собой, чтобы противостоять всем остальным фракциям, то для мафиози, оказавшихся оторванными от своего привычного образа жизни, и вовсе не стоило бы устраивать внутри тюрьмы разборки между собой на тему кто из какой Семьи, чьей команды; есть вопросы поважней. Наверное, там, как больше нигде, вспоминают о том, что Коза Ностра - всё-таки единая организация... наверное. Гвидо не мог сказать этого наверняка - Джозеф Нери, Куинтон Гуидони, Ксандр Романо, вот они могли: они существовали за решёткой, и лучше них никто не расскажет, как ситуации на свободе вроде той, что возникла между Торелли и Сальвиатти, влияет на тех их ребят, кто остаётся внутри... Наверняка, впрочем, не настолько сильно, как если кресло коменданта их тюрьмы в один прекрасный день займёт Бенито Муссолини. В какой-то степени, Монтанелли даже понимал его, конечно; а кто бы не стал одержим местью, оказавшись в подобном... виде? Но речь шла и о их людях, в том числе; и о возможности получить поддержку - как Нери сказал, на них надеются, и это не только итальянцы - если кто-то из них, не дай Бог, присоединится к Джо и Гийвата за решёткой. Зарекаться, как известно, не стоит...
- Это ещё можно исправить. - насчёт ужинов. - А пока что - давай довольствоваться хотя бы завтраком... - мягко улыбнулся Монтанелли в ответ Ливии. Он сегодня и впрямь кое-что готовит, но с едой это никак не связана, эта кухня касается совсем другого; и то, что получится, может и не будет так вкусно, как то, что подают в "Маленькой Сицилии", но зато полезно - для всех... и Андреоли он не заставит помогать просто Нери, Шейенне и себе самому за просто так, разумеется.
- Ну что, закончили?.. - спросил Монтанелли, когда Ливия и Фрэнк обменялись ставшими уже традиционными "любезностями", переждав, пока взаимные потоки желчи иссякнут. Раньше его подобная их манера общаться друг с другом раздражала, но со временем он всё-таки сделал себе одолжение - свыкся; по сравнению с тем, что было раньше, было уже неплохо, никто никого больше не бил и даже прямых оскорблений или угроз не слышно. Сейчас, после всего, что они пережили, это было уже даже забавно. Как слушать ворчание двух старых друзей друг на друга... Собрались они, впрочем, не для того, чтобы вдоволь побрюзжать, всего хорошо в меру. Теперь о деле...
- Да. Лиззи мертва. - кивнул Монтанелли, коснувшись рукой спины Шейенны: то-то вот и оно, что пока только они с Гвидо знали о том, что Лиззи уже нет среди живых; не далее как вчера её и саму эта новость шокировала, к тому же - или больше удивило то, каким образом с ней поступили уже после смерти?.. Не столь важно, впрочем. - Именно. Передоз... - удивлён ли Гвидо? Учитывая, какую информацию он получил от самой Лив - ни на секунду; к тому всё и стремилось, к такому всё и стремится в заведениях, политика которых схожа с политикой "Лихорадки" - ещё одна причина, по которой он не хотел связываться с наркотиками: слишком много смертей, вызывающих вопросы... ну и как делают так, чтобы их никто не задавал.
Монтанелли качнул головой, слегка разведя ладонями - не поддерживал, так Нери и без его поддержки, как Фрэнк сам видит, справлялся в тюрьме неплохо... до этого момента. Запретить ему Гвидо, конечно, мог попробовать - вопрос в том, как далеко его послали бы в ответ с таким запретом те Торелли, для кого в тюрьме это было бы чуть не единственным стабильным способом выживания? Такой власти Гвидо и Фрэнк в тюрьме попросту и не имели - Нери там всем заправлял. Он и решал, что хорошо для его "бизнеса", что нет... не так уж много способов в тюрьме заработать "материальную" наличку в достойном количестве.
- Это то, что я и собираюсь сделать - поговорить с ними. Пока что - поговорить... Может, ещё удастся избежать крайнего варианта. - убрать сразу троих... слишком рискованный вариант - то, что два охранника одной тюрьмы погибнут почти в одно и то же время, уже трудно назвать просто совпадением; приплюсовать к этому смерть человека, который готовился занять пост коменданта тюрьмы, и наркооборот, в котором были замешаны надзиратели, который скоро тайной тоже быть наверняка перестанет; недавнее увольнение ещё одного из офицеров по тому же пункту... будет громкое расследование - и до РИКО тут тоже рукой подать. Гвидо собирался попробовать сначала поговорить - но любые переговоры нуждаются в подготовке... - Привет, Алекс. - пожал Мескане ладонь. После того, как всех поприветствовал, телохранитель ушёл вглубь заведения, сев за один из столиков, чтобы не мешать разговору. - Поэтому, Лив... Нужно чтобы ты изобразила жену этого Спейси. Судя по информации от Джо, он большая шишка среди зэков "Ручья"; может подсказать рычаги давления на Кросса - чем больше, тем лучше, сейчас всё пригодится. Я прошу тебя... - хотя может и не имеет права просить о таком. Идя к этому психу, совершившему массовое убийство семь лет назад, притворяясь его женой, Лив сильнее всех рискует - Гвидо это понимает... и та доля, на которую она сможет за эту аферу рассчитывать, вовсе не превысит доходов "Парадиза"; с другой стороны - поддержка зэков, что "Ручьёв", что Сан-Квентин, не повредит и ей - некоторые из них всё-таки имеют свойство доживать до конца своих сроков. Делать добро выгодно... хоть и опасно. - ...но если откажешься - пойму. - вопрос только в том, кого отправить вместо Ливии? Агата - всё ещё в Мексике, Шейенне светиться возле тюрем небезопасно; Ирен, племянница Майкла? Даже если у неё хватит смелости, на ней словно написано "Куба" - для нациста Спейси это будет почти как красная тряпка для быка, не стоит рассчитывать, что он снизойдёт до того, чтобы иметь какое-то общее дело с ней.
- Фрэнк, от тебя мне надо, чтобы вы вместе с Шейенной навестили Джо и её брата. Сообщите, что Ростверс уже не конкурент - Рокки уже позаботился, чтобы из его старых знакомых никто не продал. - и сейчас отсыпается после бессонной ночи, вряд ли для него последней на этой неделе. Осталось нейтрализовать Хлою - вот тогда поговорить с ними можно хоть разом с обоими.

+3

44

Шейенна буквально боролась внутри себя с одолевающим ее сном, стараясь пить кофе мелкими глотками, но часто. Едва она закончила краткий экскурс Ливии и Френка во все перипетии предстоящих встреч и знакомств, почувствовала легкое першение в горле. Как на одном дыхании выпалила все, не остановившись даже, когда Френк попытался у нее уточнить. Сжимая кружку руками, индеанка слегка придвинулась к столу, ставя на него локти, рассматривала собравшихся поверх края кружки с кофе. То, что между ними были непростые отношения это понятно и невооруженным томиком психологии уму. Но даже такие поддевки не смогли обидеть Ливию, хотя как женщина она могла взбрыкнуть, ни Френка, в котором чувствовалась «рука власти», и которого так тонко задела женщина при всех, тоже мог вспылить, но удержался на краю, слегка перейдя черту выразительности своих чувств в грубой форме. Перед ней люди, которые не один год обжигали «горшки», вместе разминая глину, убирая ненужный и бракованный материал. Одним словом – Семья. Это слово для индейцев, как и для собравшихся представителей Аппенин, значило если не Все, то многое. И сейчас две Семьи переплелись судьбой именно теми двумя, кто остался за бетонной стеной тюрьмы, и нуждаются в помощи. И отделить помощь Джо от помощи Гийвате невозможно.
Шейенна почувствовала сквозь тонкий хлопок рубашки легкое прикосновение руки сидевшего рядом Гвидо к своей спине, что ее обдало и жаром, и почувствовала некое успокоение едва взметнувшемуся внутри нее чувству жалости к девушке, вспоминая, что с ней творилось вчера в машине. Она не стала ни отодвигаться, ни каким-либо иным способом показывать на этот жест Гвидо. Каждый решит в меру своих способностей как истолковать это. А может и не заметят. Шейенна перевела взгляд на сидевшего чуть в стороне Алекса, который едва заметно улыбнулся ей, показывая, что все наладится.
- Мутите? – переспросила индеанка, будто забыла переносное значение слова, а на самом деле ей просто надо было быстро посчитать примерное время дружбы с дядей Френка. – Около четырех с половиной лет, как только мой брат был переведен туда, и следом пришла я. У нас была своя система с Джо, лучше всех тюрьму изнутри знал лишь он, я и строители, которые возводили этот «рай». Ваш дядя одна сплошная загадка, и спрашивать меня о чем-то, касающегося его методов, воспоминаний о разговорах не стоит. Я так и не узнала его до конца, хотя того что знаю, мне хватает.
Шейенна медленно опустила кружку, только что не таращилась на Френка и его «конструктивное» предложение устранить троих.
- Нельзя. Да это проще. Но тогда я бы не сидела здесь, не пришла бы к Гвидо. А просто по совету Нери, нашла киллера, и дело было бы сделано уже неделю назад. Я доверяю Джо, как самой себе. И ни разу еще его советы не пропали даром. Скажу жестче – раз он так сказал сделать, так тому и быть. А по поводу сколько я понимала… Раз на раз не приходился. Удачная неделя до двух тысяч и чуть выше, неудачная до полутора.
Говорить, что ее ставка была фиксирована, и чтобы не произошло, Джо всегда ей давал ровно две тысячи. Но такое было всего на ее памяти раза два.
- Поговорить с теми, кто вашими методами говорит с заключенными? Я не знаю получится ли. Тим как человек весьма неуравновешен. И я не удивлюсь, если он начнет внутри дилерского круга силой выбивать себе дозы. Хлоя весьма спокойная натура. Но меня это настораживало. Ей многое сходило с рук, что другим охранникам грозило снятием премии, переводом в не столь комфортный блок. У системы для системы свои виды наказаний. Можно попросить, - она обратилась к Гвидо, повернувшись к нему, - узнать о Хлое чуть больше. Нет ли за ней кого посильнее? И не в курсе ли тот посильнее всего случившегося. А то после ликвидации ее, как бы не пришлось ликвидироваться мне. Ведь только обо мне известно как о пострадавшей стороне, причем по вине Хлои. И на мысль наводит моя месть ей. Но может у меня паранойя или я слишком мнительна, не знаю. Но подстраховаться не мешало бы.
Сейчас все зависело от решения Ливии, согласна ли она шагнуть в это болото добровольно. И если нет, то все оттянется еще дальше, а значит нудно вновь возвращаться в начало. Индеанка посмотрела на племянника Джо. Весьма странный, весьма открытый, и весьма неизвестный, не смотря на кое-какие личностные качества, что Шейенна знала от Джо. Кивнув тому, что поняла Гвидо, Тейпа забыла о руке Гвидо и прислонилась в спинке стула, прижимая собой ладонь мужчины.
- Извините.

+3

45

- Ах, ты про гостиницу? - откуда ж ей было знать, что он имеет в виду под своим загадочными "оно"? Мысли свои нужно правильно в речи выражать, определеннее что ли, тогда и не будет возможности бросить какой-нибудь очередной подкол. Он же, в конце концов, прекрасно знает, с кем ведет беседу - с той, которая не упустит возможности отыскать лазейку в разговоре и подтрунить над ним и над их отношениями в частности. - Ремонт движется к своему завершению. Кстати, спасибо за выделенную бригаду, ребята очень помогли... Жду тебя на открытии, - улыбнулась, поглядев на него с иронией и как бы в очередной раз подкалывая своим приглашением в бордель. Наверняка ведь не придет, придумав какую-нибудь причину. Андербосс ведь теперь старательно играл перед всеми (или только перед ней?) правильного мальчика, которого заботят погремушки с памперсами, и в ее заведении появляться не желал уже не первый месяц. Видать, правда староват стал и сентиментален. Предположить же, что он избегает ее, чтобы, например, в очередной раз не ссориться, Ливии даже в голову не приходило. Ей наоборот казалось, что он сам кайф получает от любой возможности над ней поиздеваться.
Бестактный вопрос о детях, заданный при всех с единственной целью поддеть ее в ответ, Андреоли, естественно, покоробил, но она все же сумела сохранить на лице полное хладнокровие:
- Думаю, - кивнула. - Раз в полгода точно. Когда отправляю чек в городской дом малютки, - улыбкой на сей раз эти слова не сопровождались, а взгляд она и вовсе отвела, дав понять, что болтать на эту тему не намерена. Прям вот так взяла и рассказала ему обо всем, что ее волнует, конечно. На приглашение посмотреть фотки Марка неоднозначно повела плечом. А чего он ожидал? Неужели восторга в ответ на свою попытку подразниться рассказами о счастливой семье? Дескать, посмотри, как хорошо живут жены, которые молчаливо сносят все унижения от своих супругов. Ты бы тоже так смогла, будь немного посмиреннее.
Она спросила его о сыне просто из вежливости, но Альтиери походу принял это за искреннее любопытство и решил продолжить тему, ожидая, видимо, что она ее с охотой поддержит, так? Что ей следовало спросить дальше? Поинтересоваться, на кого он больше похож? А потом, может, напроситься в гости на чай, чтобы поболтать с его супругой о том, как лучше печь пироги? На такой новый уровень должны были перейти их отношения?
- Остынь, - позабавилась его предложением пересесть. Ну прям как ребенок, ей богу. Альтиери, как всегда, заводился с полуоборота, чем, надо признать, вызывал у нее определенное удовольствие. Нравилось ей его дразнить. Да и сам он, стоит отметить, редко молчал в ответ и, вот как сейчас, ярко демонстрировал все свои бушевавшие эмоции. И с чего только так на нее взъелся? Она ведь сегодня сама любезность! В отличие от него - любителя, оказывается, ударить по больному.
- Извини, - подняла глаза на дона, среагировав на его замечание обоим. Ну что поделать, если их общение всегда развязывается так быстро? Жаль только, что случается оно обязательно в присутствии кого-то постороннего, отчего приходится его постоянно прекращать. Но так и быть, попытки препирательств с андербоссом отложены на потом, на столе стоит кофе с канолли, а она хочет сосредоточиться на том деле, ради которого они все сегодня и собрались.
Как выяснялось, загадочная дама занималась ни чем-нибудь, а барыжничала в тюрьме. В женской колонии, где провела два с половиной года Ливия, это называлось "мешаниной". Наркотики, сигареты, табак, - все это было под запретом и тем самым вызывало еще больший спрос у заключенных, порождая, естественно, желание нажиться на торговле этими товарами и поднимая цены на них до нереальных сумм. И если у тебя есть возможность достать что-то из запрещенного списка, ты автоматически приобретаешь власть, становишься лидером и собираешь вокруг себя преданную команду или, если говорить тюремным жаргоном, Семью. Да, не только Коза Ностра себя так величает. За решеткой тоже есть структура, с определенными правилами, званиями и законами. И если ты не принимаешь их и не следуешь им, твое пребывание в тюрьме может стать поистине невыносимым. Так что, совершенно не удивительно, что Нери удалось сориентироваться и там, придумав хитрые схемы по обходу тюремной охраны.
Впрочем, что требовалось от Фрэнка, Ливия за бурным потоком речи индеанки улавливала с трудом и не понимала, почему бы мешавших людей действительно просто не убрать с дороги. Но влезать не стала. Ей хватало волнений и за свою шкуру.
Как бы Монтанелли ни пытался помягче преподнести свой приказ, выдавая его за просьбу, глупо было предполагать, что ему можно ответить отказом, даже если само предложение сходить на свидание к зэку, выдав себя за его мертвую жену, звучит слегка абсурдно. Оставалось, что называется, только смириться и уточнить указания.
- А зачем мне изображать его жену? - подавила возмущение от услышанного и задала этот вопрос максимально спокойно. - Почему я не могу пойти туда под своим именем? - это было бы логичнее и менее рискованно. В конце концов, реакция этого самого Спейси может быть вполне непредсказуемой. О "Ручье" Ливия слышала только самые страшные вещи. Там сидели отпетые преступники, которые в основном ждали смертной казни. Вряд ли они отличаются выдержкой и хорошими манерами. В лучшем случае он плюнет ей в лицо и уйдет, в худшем воспользуется заточкой. За решеткой такие были почти у каждого, главное уметь их сделать из подручных материалов и надежно прятать до момента, когда потребуется себя защищать... или нападать, как скорее всего будет в случае с обманутым мужем.
Сейчас напряжение Ливии в общем-то должно было быть заметно невооруженным глазом. Во-первых, ей не казалось прекрасной сама перспектива наведаться в учреждение закрытого типа, воспоминания о подобном она пыталась стереть из своей памяти навсегда, а во-вторых, она не была уверенной, что вернется оттуда целой и невредимой. Буйность некоторых заключенных порой не удается сдержать и охранникам. А тому, кто приговорен к пожизненному или еще лучше к смертной казни, уже все равно. Они не думают о том, что надо себя примерно вести, чтобы им поскорее скостили срок и выпустили по УДО. Поэтому ничто не остановит напасть на нее, если такая идея вдруг родится в его голове. Днем в карцере меньше, днем больше - какая разница?
- За что сидит этот самый Спейси? - поочередно взглянула сначала на Гвидо, затем на Тейпу, решив уточнить и этот момент. Аппетит от новости дона как-то само собой пропал, и канолли оставались пока нетронутыми. - Какой срок ему дали? - в принципе, немного поразмыслив, Ливия, как человек, умевший быстро соображать, уже придумала, на какую удочку может поймать даже обреченного зэка, чтобы получить от него заветную информацию, но для этого ей самой нужно было знать о нем, как можно больше.

+3

46

- Да ерунда, мы ж друзья. Ты всегда на меня положиться можешь, - широким жестом отмахнулся от ее благодарности, все равно ведь забирает у нее часть прибыли, прибавит к этой сумме затраты на строителей, когда придет время забирать от Ливии конверт. С войной охватившей западное побережье этим летом восстановительные работы в Парадизе затянулись, конечно, и их красотке пришлось идти на разного рода ухищрения, чтобы не лишать себя доходов, идиотская история с евреями как раз была попыткой подзаработать, однако едва не обернулась разорением. И почему она к андербоссу не пришла посоветоваться, прежде чем принимать подобные решения? Нос воротила, чертовка? Да хотя бы к Майку могла за советом обратиться, знала ведь, что тот только рад будет хоть чем-то ей помочь, завалил в последнее время подарками и вниманием, что без определенных выводов обойтись не могло, наверное. Или же гордость ей не позволяла? Сильная независимая женщина сама должна решать все свои проблемы, Фрэнк усмехнулся этой мысли. Хоть бы раз испекла пирог – была ведь замужем и наверняка без советов Джулс знала, как такие штуки готовятся - и приехала к ним пообщаться, любила ведь их общество, к чему душой кривить. – И как скоро открытие все же? – Закончив мечтать, продолжил тем временем. Андреоли должна была понимать, они все также заинтересованы в том, чтобы Парадиз как можно скорее начинал работать, и дело было не в шлюхах вовсе, сейчас им особенно нужны были деньги, ведь почти три месяца они не зарабатывали ничего. – Лив, если какие проблемы нерешенные есть и чувствуешь, что затянется, - говорил так, чтобы люди несведущие понять, о чем шла речь, не могли, оттого возможно и казалось все чересчур загадочным даже для самой Ливии, - можно у тебя дома бизнес временно организовать, чтоб бабло не терять. – Это куда лучше, чем сдавать проституток в аренду не понятно кому. Хоромы, в которых жила Андреоли, тоже легко можно было бы «Парадизом» окрестить, и потеснят ее девчонки вряд ли, плюс в том, что на работу ездить никуда не придется. Все под рукой.
Ее неопределенный ответ на предложение посмотреть фотографии Марка Фрэнк расценил как согласие, и сделав в памяти пометку, не забыть похвастаться сыном, плавно перешел от детей к старикам, к дяде своему то бишь, который сидя в тюрьме умудрился кипишь поднять на весь город. Четыре с половиной года банчил дурью в тюремных стенах, и продолжал при этом с единственного племянника деньги брать якобы на взятки для охранников и начальника тюрьмы, чтобы те благосклоннее к нему относились. Куда ж он деньги девал те, которые с наркотиков получал? Небось, своей шалаве Лиззи их отдавал? Или кто там у него был последней любовью, Фрэнк уже и не помнил. Это было в его стиле, конечно. Что касалось баб, тут Нери всегда был излишне сентиментален. Да и не умел он женщин выбирать, стоило это признать. Потому и проходил всю жизнь в холостяках, предпочитая нормальным отношениям встречи в борделях.
- Та самая, к которой Джо таскался? – тоже удивился, услышав новость, что она была мертва. Еще и от передоза наркотиков. Не самая исключительная смерть для проститутки, впрочем. Но все равно неожиданно, дядя ведь хоть и толкал дурь, но к употреблению всегда резко негативно относился, даже кокаином не позволяя себе баловаться и племяннику запрещал (хотя тот никогда послушанием не отличался, стоит признать). – Я думал, она переехала… - Всегда становится немного грустно, когда знакомый тебе человек, пускай даже и самую малость знакомый, умирает. Это напоминает лишний раз о том, что никто не вечен и ты в том числе.
Вылив молоко в крепкий эспрессо, Альтиери помешал его ложечкой и сделал короткий глоток. Затем вернул внимание индеанке, сумевшей вызвать на его лице улыбку.
- И где бы ты его нашла? – киллера он имел в виду. – По объявлению в газете? – Никогда бы не подумал, что найти киллера представляется для людей далеких от криминальной деятельности, такой уж легкой задачей, обычно к ним и шли за этим. Хотя, учитывая четырехгодичную деятельность этой женщины, к криминалу она все же причастна была, и возможно через дилеров своих предполагала легко найти такого исполнителя. Она, конечно, несколько заблуждалась на этот счет. Не каждый барыга готов брать в руки оружие. И про охранников, готовых силой забирать у дилеров товар, казалось Фрэнку какой-то сомнительной информацией. – Вне стен тюрьмы эти люди никто, без обид, Шаина, - извинился перед Тоейпой, не специально произнеся ее имя с ошибкой (сложное было). Она ведь и сама была из их числа. Большим человеком Альтиери эту женщину не считал, отчасти из предрассудков, что индейцы - бездельники и нищеброды в большинстве своем, оттого с легкостью и перешел на «ты» в разговоре. - Не думаю, что они смогут свои правила и на улицах диктовать, у них даже значка полицейского нет.
Пока Фрэнк все также плохо понимал суть проблемы, складывалось впечатление, что они сами ее себе надумали. Надежда была на Гвидо, что он доступнее все разъяснит, они, итальянцы, лучше друг друга понимали.
- Только это сообщить и всё? – удивился. Требовалось от него и в самом деле не много, можно было и по телефону это передать. Впрочем, после всего, что Фрэнк сегодня узнал, обсудить с дядей хотелось гораздо больше вопросов, и без Тейпы он бы все равно наведался к нему в ближайшее время. – Так когда ехать собираетесь? – спросил у Гвидо и его знакомой.

+3

47

Всё-таки полезно иногда собрать всех за одним столом... чтобы убедиться, насколько всё изменилось - и пусть даже, на первый взгляд, не изменится совершенно ничего. Хотя, иногда если трудность превращается в привычку - это в какой-то степени уже означает, что она становится нормой; а если всё в норме - это и означает отсутствие проблем. Трудность - это общение Фрэнка и Ливии между собой, однако же, Франческо вроде и бригаду строителей ей выделил, и с украденной машиной ей тогда помогал, что характерно, без помощи Гвидо или кого-то другого, кто выступил бы в роли третьего - а такие вещи говорят об отсутствии вражды. Вывод - Андреоли и Альтиери перестали быть врагами, если и являлись такими некоторое время назад. Враги наносят реальный ущерб друг другу, а не играют в слова. Не совсем хорошо, что они это делали перед лицом мало знакомых пока друг другу людей, но это, впрочем, не так страшно - семейные ссоры тоже имеют обыкновение быть шумными и громкими... А среди горячих итальянцев и тем более - клише тоже не возникают из неоткуда.
- Таскался? - ну, если Фрэнк так говорит... Вообще-то, ему виднее, к кому там его дядя ходил - Гвидо не то, чтобы сильно вникал в это; была пара постоянных девочек, к которым он сам захаживал в те времена, но у Патологанатома и в те времена с личной жизнью было не так всё просто, на самом деле. И честно говоря, по поводу смерти Лиззи особых эмоций он не испытывал - но вот Джо это известие, наверняка, расстроит куда сильнее, чем его племянника. - Ну да, она самая, полагаю... - каждый когда-нибудь вот так вот "переезжает"... Если думать о себе, Монтанелли тюрьмы, наверное, боялся всё-таки больше, чем смерти - для людей вроде них нет Рая, каждый из них выбрал себе судьбу строить свой собственный, пока они живут на Земле... клетка - что-то сродни земному раю для них, таким образом. А каждый год, проведённый там, для члена Семьи - это потерянный год. По сравнению с Вечностью в Чистилище - пустяки. По сравнению с жизнью обычных людей - очень немало.
- Убрать их можно и в стенах тюрьмы - это было бы даже и проще сделать. Но давайте пока хотя бы попробуем менее летальные варианты... - усмехнулся Гвидо. Коррекционный офицер подвергся нападению заключённого и умер при исполнении своих служебных обязанностей - вариант, подозрений не вызывающий, найти такого "киллера" в тюрьме - гораздо проще, чем на свободе, и газет никаких не надо... это не значит, конечно, что старик Нери расправится с кем-то лично - но вот Куинтону, например, да или даже многим другим на пожизненном сроке, без гласной на конце фамилии, терять уж точно немного. С другой стороны - вне стен тюрьмы те, кто представляет закон на её территории, и впрямь - никто, и своей бляхой запугать смогут разве что дурака.
- То есть, ты считаешь, что эта Хлоя связана с кем-то влиятельным?.. - вот это уже интересно... а учитывая всё остальное, что сейчас происходит в Сан-Квентин и вокруг неё - уж не с самим ли Кроссом или кем-то из его тех заместителей? У офицеров охраны - вот прямо как у копов, пусть и власти у них таковой нет - своя атмосфера и свои как профессиональные, так и вне-профессиональные понятия, корпоративная этика; и официально наркотики в ней - табу, неофициально - всем и так понятно, что зарплата ниже, чем возможности. Гвидо убрал руку, когда Шейенна чуть не прищемила её, откинувшись на спинку стула; но при этом не подав виду, что произошло что-то - просто переместил ладонь на столешницу с невозмутимым видом.
- Потому же, почему нельзя отправить, например, Джипа - под своим именем ты ему никто. - тюрьма ведь не зоопарк (хотя местами и похоже), куда может купить билет любой желающий, заключённый должен и начальство информировать, кто к нему приходит - чего про Ливию он не может сделать, он с ней незнаком попросту. Можно было бы фотографию Шейенны на паспорт прилепить, конечно, Алекс даже предлагал этот вариант, благо и фотографию буквально вчера сделали, но тут риск не столько в реакции Спейси даже - какова вероятность того, что один из охранников ручья не окажется тем, кто сдавал с ней аттестацию лет пять назад?.. - Я не прошу о "супружеском" свидании... Лиззи с ним развода хотела - вот, что удалось получить вместе с паспортом. - Монтанелли вытащил из-под низа листок с заявлением на развод. - Запросишь разрешения на комнату для переговоров, вас там стол со стеклом разделять будет... или как там? - взглянул на Шейенну. В каждой тюрьме, вообще, по-своему лепят... даже классификация режимов - дело второе, каждый на своём месте хозяин. - Хочешь - Джипа возьми с собой, представишь его как своего адвоката. - внешне-то сойдёт. Особенно если рот открывать не будет. Для пущей важности - очки можно на него напялить... - Убил шестерых человек. Не помню, какой срок, но наверняка немаленький...
- Двадцать пять лет, с условием смягчающих обстоятельств. Двое из его жертв оружием торговали. Так бы дали пожизненное. - подсказал со своего места Алекс, уже умявший тарелку чего-то, и с шумом отставивший опустевшую посуду в сторону. О-о-очень обнадёживающая информация. - Вот... - поднявшись со своего места, Мескана дошёл до сих столика, положив перед Лив вырезку из старой газеты со статьёй о перестрелке на мексиканском рынке и прилагавшейся фотографией бородатого мужичка простецкой такой фермерской наружности.
- Конечно, нет - о Лиззи можешь сообщить, ну и... остальном. - Монтанелли пожал плечами; у Джо тоже наверняка будет чем поделиться в ответ - да и в конце концов, он ведь дядя Фрэнка, а не Гвидо, наверняка будет, что обсудить, по делу и не только... - Сегодня - я же не зря так рано всех собрал. И не мы собираемся, а вы с Шейенной собираетесь. Трое - это уже толпа. - Гвидо тем временем собирался разузнать как можно больше информации о Кроссе - или вот о его связях с Хлоей, проверить эту версию; сидеть в ресторане и бездельничать весь день он тоже не планировал. - Ну что, как ты насчёт навестить дядю? - может это шанс и внучатого ему показать, старик только рад будет; Гвидо возражать ни к чему, да и права он такого не имеет - только и дел, что домой заехать... самое сложное - это у Джулс, к такому повороту не готовой, его отвоевать. Так что может оно того и не стоит - в любом случае, Фрэнку решать...

Фотография Спейси из зала суда

+3

48

Шейенна ощущала себя как перед входом в лабиринт. Только у нее нет веревки, чтобы привязать у начала, а потом по ней вернуться. Но этим проводником обратно были эти люди, что сейчас тесным кругом сидели за столом, обсуждая как решить проблему, что она им принесла. «Воронье крыло», так звали Шейенну в племени за ее волосы. Но со временем, она поддалась моде менять оттенки, утратив смоль в цвете волос. Но бабушка всегда говорила Аккуратнее, ты сильная, не все смогут перенести это, если ты рядом. Но тогда, еще девчонкой, Тейпа смеялась. А в поверье шаманов других народов, те, кого так называют, приносят беды. Хотя ее дед очень много не договаривал. Кстати надо его проведать. Слишком у меня много вопросов к нему.
- Иначе свидания придется ждать недели две. А их у нас нет. Я понимаю, вы рискуете, и ничего из этого полезного не вынесете, но если надо, я поеду с вами. Но тогда, мне надо сменить цвет кожи. Спейси отреагирует сразу, если не успокоился в своей «любви» к «испачканным» людям. Там нет такого зала свидания, как в колонии, где работала я. Строгий режим не предполагает собирать в одном зале заколоченных и родственников тех, причем осужденные без наручников. Режим на единицу ниже. Почему на единицу. Это касается лишь тех, кому светит выйти на свободу, и то при условии, что их поведение не имеет нареканий. Смертники, как и в Ручье, сближенные свидание только за сутки до казни. А так через решётку со стеклом.
Если Ливия откажется, то Шейенна лишится шанса увидеть брата и Джо. Индеанка пристально смотрела на лицо женщины, ища хоть малейший намек, что та даст согласие на безумие, но так нужное им. Она очнулась, когда услышала, как ее имя в который раз в жизни было произнесено кверху не теми буквами.
- Какие могут быть обиды, если вы правы. Сейчас вы меня слушаете, потому что нужна помощь вашему дяде, вы теряете бизнес, и нужно восстановить утраченное. Но едва закончится все, все вернется на круги своя. И я стану тоже никто. Вот только «никто» может кому-то попортить очень многое. Скажите, а все дилеры бегут к вам с криками о помощи, если им угрожают вот такие, как Тим? Если тот предложит более хорошую цену? Все продавцы чисты и не скроют от вас свое хитрости? Я не знаю всего, и признаю это. Поэтому мои суждения могут быть ошибочными. А по поводу киллера. Поверьте, Нери и этот вариант видел. Пару выходов на ваших я имею. Но как сказал, сеньор Гвидо, надо попробовать уладить все менее «грязным» способом.
Объяснять все уже не было ни сил ни желания. Тейпа второй день как попугай, рассказывает одно и тоже, только слова в предложениях меняет местами. Но и в ее догадках рождаются все новые и новые предположения. Как она раньше не связала Хлою то?
- Я уже ничего не считаю, честно. Голова полна догадок, одна другой краше, - Шейенна посмотрела на Гвидо, оказавшись на неожиданно близком расстоянии от его лица, - и уж лучше молчать. А Джо прольет свет на все. Может ему удалось выудить информацию. Просто, мне показалось, что Хлоя слишком напориста в этом вопросе, будто ее прикрывают, у нее есть пути к отступлению в случае увольнения.
Шейенна знала сколько получил срока Спейси. Резонансное дело. По нему еще пытались новую теорию о психопатически х чего-то там вывести, на примере Чарли. Потом приписывали все это в разряду , куда когда-то отнесли Куклус-Клан. Дождавшись, когда Ливия сможет отдать ей вырезку, вгляделась в лицо этого Спейси. Ничего особенного, кроме испуганных, но в тоже время холодных глаз. Газета была монохромной печати, но даже тут видно его характерное косое подсматривание.
Ладно Гвидо спросил Ливию. Но Френка, который заинтересован как и она… Хотя она не знала какие отношения были у племянника и дяди. Но не пылают это точно.

+3

49

За советом к андербоссу она не ходила не потому, что нос воротила, а потому, что кроме издевок и словесных плевков в свою сторону, обычно от него ничего не получала. А единственный раз, имея неосторожность и наверное глупость согласиться на его помощь в истории с угнанной машиной, она потом с лихвой наслушалась укоров за то, что якобы в достаточной степени его, императора улиц, не отблагодарила. Именно поэтому впредь просить о чем-то Альтиери (в том числе о советах), Ливия больше и не хотела, даже несмотря на его весомые связи в криминальных кругах и безусловный ум. Может, он не знал итальянский с французским, вряд ли читал книги и не мог даже правильно произнести услышанное имя, но он совершенно точно знал, как делать деньги, а это качество в людях Ливия ценила всегда.
И когда андербосс начал выпытывать, когда же все-таки состоится открытие, она естественно поняла, что он опять же о деньгах волнуется, а не о шлюхах, но получив свою порцию колкостей и саркастичного заявления, что они - друзья, Андреоли уже не могла пойти вразрез с общей волной беседы.
- Так не терпится встретить старых знакомых? - хмыкнула, бросив в его сторону короткий взгляд. Уточнять, что под этими старыми знакомыми она имеет в виду своих доступных девочек, Ливия, конечно, при индеанке не стала. - Не переживай. Тебе приглашение вышлю первому. Проверяй почтовый ящик раньше жены, - решила, что на этом их пикировку можно и закруглить, но Фрэнк добавил очередную "остроту", предложив устроить из ее дома бордель, намекая наверняка и на ее доступность в том числе. Пришлось снова повернуться к нему, прищурившись в натянутой улыбке и наигранно изобразив, что шутка ее повеселила. Ах, как бы сейчас хотелось обхватить свою чашку с кофе, по которой медленно барабанили пальцы, выплеснуть горячий напиток прямо в его самодовольное лицо и с наслаждением смотреть, как он орет от боли. Поборов, однако, свои розовые мечты, она наконец отвела от него глаза и попыталась сосредоточиться на более важных вещах.
- Она к Кляйнеру переехала, - пояснила Фрэнку, в чем кроется причина неожиданной кончины Лиззи Энтворт. - Хотя дурью и баловалась всегда, этот еврей успел позаботиться о том, чтобы это увлечение переросло у нее в зависимость, - опустила глаза в свою чашку. Как бы Ливия ни отметала эту мысль, но все равно чувствовала себя косвенно виноватой в этой истории и, получается, в какой-то степени даже причастной к смерти этой девушки, которую передала в неправильные руки.
- Шейна ее зовут, а не Шаина, - с легким укором во взгляде поправила Альтиери, ошибившегося в имени их новой знакомой, которая, видимо, не решилась ему возразить. Ну Ливия-то, понятное дело, едва ли не единственной была, кто смел это делать, а подтвердить ее правоту в этом вопросе мог и сам дон, к которому следом в поисках поддержки и был обращен взгляд итальянки. Ну ведь она же права?
Честно говоря, вариант с "супружеским свиданием" Андреоли даже в голову не пришел, иначе возмущение тогда бы сдержать точно не удалось, поэтому эти пояснения Монтанелли вызвали на лице недоуменную ухмылку:
- Ну и на том спасибо, - взяла из рук Месканы протянутую газетную вырезку с фотографией Чарли Спейси и быстро ее проглядела. Информация, которой снабдил ее Гвидо на пару с индеанкой, казалась мало утешительной, но делать было нечего. Отказать дону в просьбе значило бы повлечь его разочарование в ней как в человеке, на которого можно положиться, а еще - проявить свою трусость, а о своих страхах Ливия не привыкла заявлять во всеуслышание.
- Нет, - возразила одновременно на предложение и Гвидо послать с ней Джипа, и Тейпы, которая выдвинула свою компанию. - Чем больше незнакомых людей приходят к тебе на свидания за решеткой, тем больше недоверия и страха они вызывают, - это она и по себе знает. Ни с чем не сравнимы секунды, когда перед тобой открывается дверь, и ты видишь скопление стервятников, жаждущих расколоть тебя или развести на какие-нибудь признания. - Кстати, я сейчас вспомнила... Лиззи на адрес "Парадиза" приходило недавно письмо с гербовыми печатями из тюрьмы. Я не стала вскрывать, но возможно, что она как раз запрашивала свидание с мужем, раз собиралась с ним разводиться. И если в конверте разрешение, то с ее документами отправиться туда, конечно, будет в разы проще и быстрее...
Подняв глаза на Гвидо и его новую подружку Ливия внезапно заметила, как их дон убирает ладошку со спины индеанки. Вроде бы не очень приметный жест, и для того же Алекса или Фрэнка он наверняка останется незамеченным, но женщины такие штучки подмечают обычно сразу. Касания никогда не происходят просто так, без желания сблизиться, а стало быть, Монтанелли положил глаз на эту экзотическую красотку. Хм, теперь понятно, почему он взялся руководить этим делом лично, а не поручил тому же Фрэнку, например.
- Ладно, - коротко вздохнула, впервые за их разговор прямо выразив свое согласие отправиться на эту авантюру. - Какого рода информацию вы хотите получить об этом вашем Кроссе? - должна же она знать, что выспрашивать у заключенного Спейси. Навыкам шпионажа ее, увы, не учили ни в школе, ни в университете, придется помогать и направлять.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-26 11:13:21)

+3

50

Жизнь Ливию не учила ничему, хотя казалось бы, из них двоих именно она должна была запомнить тот вечер, когда в стельку пьяный андербосс едва не отвез ее в лес за то, что та упомянула его жену в аналогичной прозвучавшей сейчас шуточке. Приходящий в бешенство от малейшей попытки запачкать его священный брак грязью, а ничем иным подобные шутки не были, итальянец посоветовал ей не упоминать никогда Джулс, и зря Андреоли не послушала, надавив ему в очередной раз на больную мозоль. Фрэнк резко замолчал и внутренне напрягся, борясь с искушением устроить разборки прямо здесь, за столом, и этим разрушить веру дона в то, что никакой вражды между ними не было. Чередуя глубокий вдох с таким же глубоким выдохом, он мысленно сосчитал до десяти и, отвернувшись, сосредоточился на кофе и том, что говорил им Гвидо. Уговаривать королеву шлюх сделать из своего дома бордель (идею эту он считал хорошей без всяких шуток) андербосс больше не стал, решив отыграться на ней потом, когда придет время забирать свою долю.
- Она сделала свой выбор, - недолго печалясь о судьбе умершей от передоза проститутки, Фрэнк пожал плечами, сочтя такой итог, в общем-то, закономерным. Силой, таким как Лиззи героин обычно не вкалывали, просто делали его доступным, сперва угощали, так чтобы появилась зависимость, а потом заставляли отрабатывать. Схеме этой лет сто уже было, еще Лаки Лучиано прибегал к подобным методам, и Кляйнер не сказать, что изобрел велосипед, взяв ее на вооружение. Интересно Фрэнку было другое, скольких, таких как Лиззи не досчиталась или не досчитается Ливия в итоге? Судя по ее реакции, о смерти Энтворт она узнала только что. Не проводила еще инвентаризацию своих шлюх? А не мешало бы. Как бы самой вкалывать не пришлось, чтобы расплатиться за строительную бригаду, которую Альтиери не на безвозмездной вовсе основе ей предоставил.
Фрэнк аж забыл, о чем говорил, когда Андреоли внезапно поправила его, указав на то, что он неправильно назвал индеанку по имени. – И что бы я без тебя делал? - Не без сарказма поблагодарил хозяйку «Парадиза», решившую выделиться на его фоне, и затем вернул внимание Шейне, отойдя немного от темы при этом, - необычное у вас очень имя… А что оно означает? – Наверняка что-нибудь на вроде «сияющая в небе звезда» или «бегущий через холм заяц», как принято у индейцев. У них, итальянцев, на самом деле похожая проблема была, поэтому Франческо и превратился во Фрэнка, а Джузеппе в Джипа, уж лучше так, чем постоянно поправлять собеседника. Здесь в Штатах не любили длинных имен и названий и сокращали всё подряд, даже название их страны и то аббревиатурой было.
- Так, о чем это мы? - Тряхнув головой, попытался вернуть нить разговора. Кажется, о дилерах. – Я с вашим Тимом не знаком, конечно, да и о каких дилерах речь идет, тоже представления пока не имею. – Не стал утверждать, что все продавцы чисты, было это не так, разумеется. Занимались распространением наркотиков люди пропащие в большинстве своем, те же ниггеры и латиносы из нищих кварталов, где ничем другим заработать не реально. – Так с кем вы работали? У кого товар брали? – Уж они-то могли повлиять на дилеров, пообещать им серьезные проблемы, если продолжат продавать дурь не тем людям. – Я пообщаюсь с ними, и с охранником этим хитрожопым. Есть контакты? Где его можно найти? Просто поговорю, - заверил, что не пойдет никого убивать. Не сразу во всяком случае.
Что же касалось той авантюры, в которую впутывали Ливию, не проявить к ней интереса было трудно. Особенно когда выяснялось, что сидел этот Спейси не за неуплату налогов, а за убийство шестерых человек. Впрочем, общаться с убийцами, Ливии было не привыкать. Сидевший с ней рядом Фрэнк убил в два раза больше людей, и это если считать тех, кого собственноручно отправил на тот свет. У Гвидо счетчик вряд ли был сильно скромнее.
- Ну, и обезьяна. - Глянул на изображение бородатого мужика и вернул вырезанную из газеты фотографию. – Ты подумай, такая возможность, может, и не стоит от супружеского свидания отказываться? – пошутил, с трудом пряча улыбку.
К серьезному разговору вернул Гвидо, спросив еще раз о том, поедет ли Фрэнк к дяде. Сегодня? С Шейенной? Глянул на нее. А впрочем, какая разница с кем именно. – Ты ж меня за этим и позвал, - пожал плечами, - чтобы я дядю навестил. Прокатимся до Сан-Квентина, значит, какие могут быть вопросы, - кивнул головой, соглашаясь.

+3

51

Недели две ждать свидания - на которое вполне могут и не дать разрешения, впрочем; зависит-то оно даже не только от решения самого Чарли Спейси с ними общаться (для чего, в принципе, тоже вроде бы нету особых причин), но и от того, даст ли добро начальство "Ручья", а собрались они здесь, к слову, поголовно персоны все неблагонадёжные... Спейси не делал заявлений о принадлежности к той или иной группировке, организации или сексте, потому его, может, и не оставили гнить пожизненно или в газовую камеру не снарядили, но всё же - когда член мафии навещает в тюрьме убийцу: для подозрений повода достаточно. Жёны же... жёны бывают даже у убийц - как выясняется, в наше странное время даже у проституток бывают мужья, Чарли и эта Лиззи явно друг друга стоили... Белые отбросы, одним словом. Как ниггеры, или даже как индейцы, раз на то пошло - только правительством не привилегированные, а оттого и более дикие; ещё и более гордые, к тому же. Честно сказать, Гвидо не удивился бы, если бы выяснилось, что Лиззи и Спейси - не только муж и жена, но и братом и сестрой друг другу приходятся, ну или другими какими родственниками... но их, впрочем, роднит и цвет кожи - а Шейенна с этой позиции недостаточно "чистая". С Чарли, как бы это не звучало, действовать надо деликатнее...
- Кстати, были мы там вчера. Тот ещё гадюшник... - хоть Кляйнер уже не при делах - над "Лихорадкой" ещё работать и работать, мало того, что там коксом и впрямь воняет так, словно им потолок белили, так ещё и местный персонал считает, что они в этом городе самые умные. Гвидо скосил на секунду взгляд на Джипа, прокурсировавшего из туалетной комнаты в кабинет управляющего. Кое-кто вчера отличился. Несколько раз... А по поводу Лиззи - Фрэнк был прав, выбор она сделала; выбор, который Гвидо, признаться, не понимал - но тут уже каждому своё. И опять вся негативная роль достаётся наркотикам. Зависимость человека всегда делает выбор за него. Ещё одна причина для самого Монтанелли бросить курить годы назад...
- Вообще-то, правильно - Шейенна. - внеся свою лепту, улыбнулся Гвидо, взглянув на индеанку. Не в первой ей, наверное, сталкиваться с подобным... Интересное имя; пожалуй, даже красивое - необычное ещё и тем, что пишется с одной "n", но звучит - особенно из уст самой Шейенны - по-особому, как будто там всё-таки идёт удвоение, но... словно и неполное. В английском языке так не бывает. Путаница с именами самого Монтанелли не слишком пугала, впрочем - у него и самого имя было не то, чтобы длинное и шибко сложное, но и простым его не назвать, вроде и сокращать некуда (но не дай бог Джо назовёт его "Гви" прилюдно) - вроде и полное сложновато. Ошибались, впрочем, редко - хотя и находились иногда такие, кто называл его на французский манер, ГвидО, с ударением на последний слог.
- Вполне логично. - согласился с рассуждениями Лив. К тому же, эффектная женщина априори привлекает внимание мужчины - особенно у того, у кого секс, в лучше случае, был... в общем понятно - в рамках тюремных отношений; судя по тем документам, где значились их с Лиззи имена - "супружеских" свиданий у него с женой тоже долгое уже время не было; если Чарли заинтересован будет достаточно - тревогу не поднимет... до тех пор, пока останется заинтересованным. - Этот конверт хранится у тебя? - отлично - вот и ещё один хороший элемент для алиби перед тюремным начальством, и повод подобраться к Чарли без подозрений... быстрее, чем писать ему письма - что, впрочем, тоже можно было бы сделать, но это заняло бы те же две недели, пожалуй, а в результате всё их сочинение отправилось бы в его парашу. - Любую, чем больше - тем лучше, пригодиться может всё... в частности, кстати, поговаривают, что во время одного из бунтов его инвалидом сделали - в сексуальном плане. Чик - и... ну вы поняли. - у самого очко сжимается при одной мысли о подобном, честно говоря; факт пикантный - требует проверки, слух о кастрации Кросса может быть сильно преувеличен... а может быть и использован как-то.
- Тогда договорились - займись Тимом, а я возьму на себя Хлою. Возможно, с ней и действительно не всё так просто...
- о Тиме и рассказать могут Нери и Гийвата - он же вроде как их блок и охраняет? А Хлоя - соседний; в стенах колонии им уже труднее будет проследить за её передвижениями. - Узнаю о ней так много, как смогу. Отлично - тогда разъезжаемся? Лив, не подбросишь нас с Джипом до комбината? Всё равно по пути... - и ехать до "Ручья" будет не очень близко. А у босса было ещё кое-что, о чём он хотел бы коротко переговорить с Андреоли между делом. - Я буду на связи - звоните, если будут новости. - обратился к Фрэнку и Шейенне.

- Джип, не возражаешь, если я?..
- А? О, прости, босс, привычка. - Джип отпустил ручку пассажирского сидения машины Ливии, вознамериваясь было усесться на переднее сидение, как обычно. Гвидо же перспектива общаться с Ливией посредством зеркала заднего вида не устраивала - Строзаторе мог вот и сзади спокойно посидеть, что-то чрезвычайно умное и важное всё равно вряд ли скажет. Расположившись, Монтанелли произнёс:
- После кончины Доктора и Люка, упокой Господь их души, снова встаёт вопрос о том, кто возглавит команду - а с учётом всего, что произошло, ты там осталась единственной, кто твёрдо стоит на ногах... Остальные в "Парадизе" в основном и собирались. - включая даже Рокки и Джипа - которые в итоге больше всё равно Гвидо подчинялись, чем своему капо. Полторашка - мёртв, Дино - давно уже мёртв, Куинтон в тюрьме, вся его компания развалилась; брат Сольферини показывает себя как доктора, но вряд ли как лидера - а больше Винса заменить, в плане продолжения его "политики", вроде и некому. - Так что хочу тебя спросить. Кого ты видишь в роли нового капитана?.. - Гвидо взглянул на Ливию. В условиях, на которые он уже обратил внимание, её совет был бы наиболее ценен...

+3

52

Вспоминая обстановку борделя, где они надеялись найти Лиззи, Шейенна будто отстраненная от разговора без конкретики прошептала:
- Разрушить и заново построить. Может аура поменяется.
Ей показалось, что в «Лихорадке» находили пристанище девушки, которых жизнь закинула далеко от общества, разучив находить выход из ситуации, приучив к легкому труду. Да, проституткой работать через силу невозможно. Зажатая в себе женщина, скованная обстоятельствами, не сможет полноценно работать в борделе, также обремененная детьми и бытовыми проблемами, не равнодушная к будущему своих чад. Это не позволит улыбнуться очередному незнакомцу так, что у того произойдет выброс ферамонов, на что она сама отреагирует. И чтобы не говорили, что проститутка это такая же работа как официантка, нет. Официантка работает также в обществе, но разница в том, что в ресторане существовал этикет вперед кодекса. А у проституток Кодекс вперед этикета. Некий негласный свод древнейших правил. И самое главное, что его никто не учит, но все понимают и принимают, переступая порог борделя, отдавая «паспорт» хозяйке. Из рассказов Джо, Шейенна поняла, что «Парадиз» элитного класса заведение, где не всякому «быдлу» доступны услуги. Увидев «Лихорадку» понимаешь, тут доступ всем. И как в подтверждение ее мыслей, прошел мимо Джип. Наверное, как и Джо нашел свое в «Лихорадке».
- Мое имя? «Сильная». Все просто. А распространенные сравнения имен с явлениями природы или животными даются после определенных лет жизни. Я привыкла. Для нас ваши имена весьма трудны, хотя буквенное написание проще.
Шейенна слишком нервничала, чтобы найти себя за столом. Да, потеряться можно и на стуле, когда мыслями ты далеко, а тебя возвращают. И ощущение, что ты вроде и сидишь, а не там. Она волновалась за брата. Слов Нери не достаточно, ей надо было увидеть Гийвата, увидеть Джо. Удастся ли за отведенное время поговорить, ведь право на Нери было у Френка, и претендовать на это Шейенна не стала бы. Но увидеть старика она была бы счастлива. Тейпа была ему обязана многому, а точнее тем, что он научил видеть невидимое, разбирать на кусочки ситуацию, отбрасывать хлам. И всегда одно и тоже наставление «Наблюдай, для этого у тебя глаза. Не только слышь, но и слушай. Сомневаешься, вернись в начало». И пока это ей помогало.
- Товар из резервации брала у своих людей, вернее людей брата. А белый порошок у Гнома. Ростом парень под два метра. Национальность не скажу. Свел опять же Джо. Гном не станет работать без подтверждения от Нери, и меня недели две водил по кругу, что искал, не знаю. Проверял, вероятно. У него стоянка подержанного авто, аренда и продажа в северной части города. Тим… - Шейенна полезла в карман за телефоном, - есть его телефон. Он часто просил подмениться, и дал когда-то свой номер. Живет не знаю где. Но машина у него «Subaru» тёмный беж, номер BLF 45G. Модификацию не скажу не разбираюсь. Мы никогда с ним не разъезжались с первого перекрестка после выезда с территории тюрьмы. На 5й авеню, он уходил вправо, я прямо. Вот такие наблюдения. Поможет это вам? Да, кстати машина Хлои «Pegeot». NKD 897U. А вот телефон она сменила. Есть старый.
Шейенна вскинула на Френка слегка испуганный взгляд. Честно, его утверждение «просто поговорю» так и веяло приставкой «Может быть». Уже поняла Тейпа, что племянник Джо вспыльчивый мужчина. Но он далеко не дурак, чтобы ломать тонкий лед, по которому они идут. Поэтому немного успокоилась. Да и совместная поездка с ним о многом скажет, как ему о ней, так и ей о нем. Оторвала кусочек газеты, попросила у Гвидо ручку и выписала информацию об охранниках, отдавая кусочки Френку и Гвидо. Будет ли ей жалко, если с лица земли исчезнут Хлоя и Тим? Как любая жизнь есть баланс в мире, нарушая который человечество лишает себя гармонии. Но Шейенна вряд ли будет знать об этом. Никто ставить ее в известность не станет. Проблема решена? А вот как это уже ее никак не касается. Тейпа знала к кому послал ее Джо. Поэтому подавая Гвидо пасту, она уже принимала негласно правила игры этого мира.
На связи с Гвидо она быть не могла в силу незнания его номера, так что отчет будет держать Френк. Попрощавшись, Шейенна встала, накидывая на голову капюшон куртки, вышла на улицу, опережая всех, давая возможность троим договорить без лишних ушей, то есть нее.
- Ну что, не выспалась? – Ничто не может пронять Джипа, стоящего возле машины.
- А ты смотрю бодр.
- Чего ты к ней пристаешь? – Алекс усмехался, смотря как Шейенна, прикрыв лицо руками, зевала откровенно, сдержаться не было возможности. Она полезла в куртку за сигаретой, как дверь открылась, и вышли все участники этого предприятия.
Индеанка проследила взглядом за Френком, смотря какая его машина, пошла следом, кутаясь в тонкую куртку. Сев на заднее сидение, поежилась. Салон приятно пах кожей, уютность сидений так и манил отдохнуть. Она прикрыла глаза, намереваясь поспать до тюрьмы. Ведь заводить разговор с Френком было не о чем, пока….
Вскоре движение замедлилось. Шейенна посмотрела на стоянку. Тим был на работе. Хлои машины нет. Постучав по спинке сидения ладонью, показала на машину Тима.
- Сейчас почти девять. Тим сегодня в день. А вот Хлоя скорее всего в ночь будет. Если не отсыпной у нее. Но Джо скажет. Я выйду, а вы найдите место. Встретимся у вон того входа, - показала пальцем на открывшуюся дверь, из-за которой вышли сменившиеся охранники.
Шейенна пошла чуть в стороне от стоянки транспорта сотрудников, чтобы не встречаться с бывшими коллегами, дабы избежать ненужных вопросов, легкой трусцой преодолела расстояние до первого рубежа охраны.
- Здравствуй, Джейк.
- Шейенна? Какими судьбами?
- К брату и Джозефу Нери приехал племянник.
- Нери племянник? Ты путаешь. Отродясь не было такого у него.
- Не навещал, не значит не было. Мало какие отношения. Может совесть заела парня.
Ну, давай, бумаги, журналы. Джейк возмущаясь о том, что дети не ценят родителей даже оступившихся, стал выкладывать перед Шейенной протокольные листы, журналы регистрации. В двери появился Френк, и Шейенна приложила палец к губам. Если итальянец слышал их разговор, то мог в своей манере (а это он очень явно показал в общении с Ливией) ответить, что крайне было им сейчас не на руку. Френк подошел ближе, и Тейпа прошептала:
- Давайте паспорт или права. Я быстро все заполню. Пусть бурчит, он просто сварливый. Не обращайте внимания.

+3

53

- Без меня? Скучал бы, - пожала плечами, с невинной улыбкой на лице взглянув на андербосса и подводя тем самым черту под всей той херней, что они в очередной раз высказали друг другу.
- Оу, да? - удивилась тому, что и сама немного ошиблась в имени Тейпы, но извиняться, как и Фрэнк, не поспешила, а вместо этого просто послушала краткий экскурс в обычаи наречения индейцев именами со значением. Вообще все эти традиции Ливии казались каким-то пережитком прошлого, и в ее голове, надо признать, с трудом укладывалось, что в современном мире еще существуют люди, которые верят в силу значения своего имени, а также амулетов и прочей магической чепухи.
Что касалось наркотиков и той проблемы, что стояла перед Фрэнком и Шейенной, Ливию волновало мало. Ей и своих забот хватало выше крыши. Она может внешне и не показывала этого, но на самом деле идти на свидание к убийце шестерых человек по расовому признаку (а значит с головой у него не все в порядке), было стремно, и особенно под видом его жены. А тут еще и Альтиери со своими шуточками...
- Конверт у меня, да, - ответила Монтанелли, игнорируя "шпильки" андербосса. - Но не с собой, естественно. Надо будет заехать в "Парадиз", - потянулась к сумочке, в которую стала складывать все полученные от Алекса документы на имя Энтворт. Услышанные сплетни насчет половой недееспособности Кросса заставили скептически приподнять брови. Интересно, и как этот факт, даже если он подтвердится, поможет им воспрепятствовать его переводу в Сан-Квентин? Оставалось надеяться, что следом от дона не поступит просьба встретиться еще и с Кроссом и лично проверить, на месте ли его достоинство, и как оно функционирует. Удивительно, как на этот счет до сих пор ничего не съязвил Альтиери.
- Разъезжаемся, - согласно кивнула дону, поднимаясь из-за стола. Заметив, что так и не притронулась к канолли, пододвинула тарелку Фрэнку, который свои уже уплел. - Угощайся, если хочешь, - слегка похлопала его по плечу и пожелала им с Шейенной удачи.
От внезапной просьбы Монтанелли подбросить их с Джиппом до комбината, Андреоли еще пуще напряглась. Неужели не все приятные новости на сегодня? Ясно же, что это попытка поговорить без присутствия посторонних, а значит еще не все карты их дон выложил сегодня на стол.
Оказавшись в машине, однако, Гвидо повел разговор в довольно неожиданное русло, совершенно не касавшееся той авантюры, в которую только что ее посвящали. Начал он в своей излюбленной манере - издалека. Потому слушала его Ливия молча и смиренно, не перебивая какими-нибудь согласными вздохами и не отвлекая сосредоточенного взора от дороги. Услышав наконец финальный вопрос, к которому и подводил Гвидо, она даже несколько растерялась, но виду, конечно, не подала. Неожиданно было узнать, что ее мнение, оказывается, играет для дона какую-то роль в этом вопросе. Хотя он ведь остался без консильери...
Ввиду вороха разнообразных мыслей, которые поднял у нее в голове Монтанелли своим внезапным вопросом, ответила ему Андреоли не сразу, потомив того задумчивым молчанием. Это было отнюдь не жеманство и не стремление потянуть интригу. Среди действующих солдат она действительно не видела того, на кого с уверенностью могла бы положиться. В последний год, как это ни странно, ее проблемами занимались Фредерик, чьи парни поймали ублюдка, кромсавшего ее девочек, андербосс, который, как ни крути, несмотря на скандал, помог ей прошлым летом и с бизнесом разобраться, а именно с наркотиками на ее территории, и с личным, когда решил вернуть ее тачку, и наконец Майк, так активно вызвавшийся помочь сейчас, в самый трудный, пожалуй, период, когда никому нет дела до чужой шкуры и чужих проблем. Но каждый из них уже занимал определенную позицию в администрации Семьи и априори не мог стать капитаном запада. Разве что подмять под себя еще дополнительных людей, но вряд ли Гвидо бы позволил власти сосредоточиться в чьих-то одних руках. Поэтому вопрос и казался весьма непростым.
- Знаешь... - наконец начала она после заметной паузы. - Ты верно заметил, что я сейчас - единственная на западе, кто более-менее крепко стоит на ногах, - пускай война и задела ее, даже пошатнула, но она не сомневалась, что сможет вернуть "Парадизу" былую выручку. - И я бы хотела, чтобы рядом со мной стояли такие же сильные и надежные люди, - снова сделала паузу, поглядев на босса, а затем вернула внимание дороге. - Признаться, я устала переходить от одного капитана к другому, пытаться наладить с ними контакт, а потом разочаровываться в их защите. Я хочу стабильности. А кто у нас сейчас самый стабильный из сторон? Правильно, юг. Должна признать, Фрэнк с Майком подняли свою команду до одной из самых влиятельных на территории города, - с ее строительством, грузоперевозками и активным участием в истребление Крусанти, перед южной командой открывались широчайшие горизонты по извлечению прибыли, и упасть или развалиться в ближайшее время она просто не могла. - Поэтому, раз уж ты спросил моего мнения, я бы хотела оказаться за спиной действительно сильных людей. А такие на сегодня сосредоточены преимущественно в южной команде. Но, - предупредила сразу, - с условием, что ты проконтролируешь денежный вопрос. Учитывая мои... непростые отношения с Фрэнком, я не хочу, чтобы он через Майкла стал на меня давить. За надежную и твердую защиту я готова делиться бОльшим, - с разумными требованиями она была согласна, - но чтобы это не превращалось в вымогательство, в котором так силен Альтиери. Он и сам не раз мне предлагал заняться "Парадизом" напрямую, но я бы предпочла, чтобы между нами все-таки был посредник, и Майк видится мне неплохой кандидатурой. Ты ведь еще не в курсе, что  он здорово помог мне в этой истории с Кляйнером? Да и к тому же, ладим мы вроде хорошо, - чего не скажешь о Фрэнке, едва ли не каждая встреча с которым заканчивается очередной ссорой. - Что скажешь? Это реально? - поймала в зеркале заднего вида немного обалдевший взгляд Джипа. Да, наверное для многих окажется удивительным ее желание перейти в бывшую команду андербосса, но этим шагом она надеялась и с ним отношения немного наладить. Он ведь обижался не только за то, что она с ним не переспала, но еще и за то, что от его защиты отказывалась, лишая тем самым хороших денег, верно?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-29 13:56:14)

+5

54

История о том, как Кросса лишили хозяйства, заставила поежиться и андербосса тоже. Кто угодно двинулся бы рассудком, случись с ним такое, потому очевидно и издевался над заключенными, возненавидев их всем разом. К доктору бы этому человеку совершенно точно не мешало обратиться, Фрэнк не сомневался, что для его случая существовал какой-то медицинский термин.
Он положил руку на запястье Ливии и придержал ее, чтобы та притормозила и послушала его. Альтиери ведь и в самом деле идиотом не был, пускай начитанностью и высокой эрудицией не отличался, но интеллект у него развит был и опыт житейский в наличии имелся.
- Кросс наверняка боится, что о его «хобби» узнают в верхах, а еще хуже, если это дойдет до общественности. Нарушение прав человека и всё такое. У нас политики любят о подобной херне поговорить, особенно перед выборами. – Глянул на Гвидо. Можно ведь и поискать среди их знакомых политиков, желающих попиариться в газетах и на телевидении. На первый взгляд заключенные – не лучший электорат, конечно, поэтому Фрэнк пояснил, – вспомните, какой резонанс был вокруг цру-шных тюрем, где применялись пытки в отношении заключенных. А Серебряный ручей – это обычная тюрьма штата, ни правительство, ни президент жопу Кроссу не прикроют, если вскроется информация о том, что по его указанию там представительство гестапо учредили. Узнай как можно больше деталей о том, что происходит в Ручье. Он психически не здоров, это очевидно, и причина – его «инвалидность». – Сам по себе факт кастрации не многое им даст, конечно, но для полноты картины, описания личности Кросса, это сыграет на руку. – Подключим журналистов, политиков, психиатра, который сделает заключение – и если после этого господин Кросс и попадет в Сан-Квентин, то только в его психиатрическое отделение. – Путь долгий, конечно, но они сами не захотели решить всё пулей. Альтиери предложил абсолютно законный метод расправы с больным на голову садистом, и надеялся, что помог хоть чем-то Ливии, ну или же дяде своему, что было ближе к истине.
- Хорошая у тебя память, - подивился тому, как Шейенна лихо назвала номера принадлежавших охранникам автомобилей. Не обладая такой же, он попросил повторить их и записал на одной из своих визиток, как и телефонный номер. По этой информации адрес узнать можно было без особых проблем. – Гном? – повторив за ней, кивнул головой и ухмыльнулся, вспоминая этого здоровенного канадца, на гнома похожего разве что густой растительностью на щеках и подбородке. – Не знал, что он приторговывать начал. - Как его величали на самом деле, Фрэнк никогда не знал, да ему и пофиг было. Когда-то приходилось с ним иметь дела, но уже давно не видел. Став сперва капитаном, а затем и андербоссом, с такими личностями Альтиери стал видеться значительно реже, деньги на улицах ходили собирать другие люди, ему же в целях безопасности не положено было лишний раз светиться и напрямую контактировать с такими как Гном. Значит, у их конкурентов был другой поставщик? Логично было сделать этот вывод исходя из услышанного. И найти его – еще одна задача, которая им предстояла.
Канноли, которую уходя, оставила ему Ливия, мужчина попросил переложить в коробочку и добавить к ней еще несколько штук. Передаст их дяде, раз уж собрался ехать в гости. Тем более что трубочки были отличными.
Не теряя времени, они с Шейенной выехали на шоссе и направились в Сан-Квентин, исправительное учреждение штата, с которым Фрэнк познакомился еще в двадцатилетнем возрасте, попавшись как раз с пакетиком героина. Чтобы не скучать, он пытался разговорить свою странную спутницу, начиная вопросами о том, из какого она племени, ее отношением к Колумбу, заканчивая, не вполне деликатным на первый взгляд:
- И насколько близкими были отношения у тебя и Джо? Он тебе доверяет, похоже, - глянул через зеркало заднего вида на сиденье, где расположилась индеанка. Нери был его дядей все же, и Фрэнку понятно дело было интересно послушать, как у того складывались дела за решеткой. Выйдя из машины, когда они приехали, андербосс придержал девушку, и чуть понизив тон, спросил.  – А что за товар из резервации, которым вы торгуете? – поинтересовался, так и не поняв, что имела в виду Тейпа. Под белым порошком что подразумевалось, было понятнее. Кокаин, конечно, вряд ли, слишком дорогое удовольствие для зэков, да и кайф кратковременный, скорее уж героин – в тюрьмах он всегда спросом пользовался. – Из чего он? Может и я у тебя куплю партию? – Предложил, предполагая, что у индейцев наркотики должны быть не синтетической дрянью, а чем-то природным, на травах каких-нибудь, и что самое главное не должны числиться в реестре запрещенных препаратов, раз у них названия даже нет. Что это значило? Это значило, что с юридической точки зрения наркотиками они не являлись и наказать за их распространение не могли.
Оказавшись в здании тюрьмы, Фрэнк сделал всё, что ему говорила Тейпа, даже промолчал, когда охранник заявил, что его отродясь тут не было. Хотел бы, чтобы это было правдой…. Он протянул ей водительские права и приготовился ждать дальше, пока не услышал:
- А в коробке что? – нахмурившийся Джек постучал по столу, требуя поставить ее перед ним и открыть.
- Канноли, попробуйте, офицер, - пригласил угоститься. Не подумает ведь, что отравлены? - Это сицилийский десерт со сладким творогом внутри, мой дядя очень их любит. Надеюсь, это не запрещено? – вопросительно посмотрел сперва на охранника, а после и на Тейпу. За двадцать лет многие порядки могли поменяться.

+3

55

Как Кросса после всего случившегося вообще не отправили в досрочную отставку и на полную пенсию, а позволили продолжить свою работу, Гвидо вообще было не очень понятно; видимо, в этом тоже демократы виноваты - инвалид с тяжёлой психологической травмой продолжает работать с людьми (а заключённые, как верно подмечено, даже в ЦРУшной тюрьме остаются людьми, что Конституцией подтверждено), да ещё и обрастает дополнительными привилегиями по ходу дела, превращаясь в своего рода героя своего труда, ударника и живую легенду... Храни Господь Америку, одним словом - иногда Монтанелли всерьёз начинает казаться, что Мафия, такие люди, как они с Фрэнком и Ливией, остаются единственной опорой для своей страны. Об этом, впрочем, стоит говорить отдельно...
- То-то вот и оно - представте, какой резонанс будет, если Кросса попросту убрать? - без журналистов, без политиков, без общественности; выглядеть это будет, как натуральная вендетта - и в какой-то степени, ей и будет являться, расследование начнётся такое, что зацепит не только Нери и тех, кто с ним рядом, но и тех, кто от него далеко - что-нибудь у кого-нибудь ещё, да вскроется, много людей слетят, ещё больше - вынуждены будут держаться за задницу двадцать четыре часа в сутки. - Надо сделать так, чтобы огласки был минимум, и в любом случае - раньше, чем он займёт пост коменданта Сан-Квентин, иначе не только "Ручьи" встряхнёт, но и там начнутся проверки. - заденет всех - от надзирателей высших и низших звеньев до рядовых зэков, и то, что Нери просто переселят в другую камеру, просто для того, чтобы "перемешать" блок, это меньшая из куч. А какая уж тут наркоторговля? Даже сигареты пронести будет проблемно. Если же Кросс предстанет в невыгодном свете - Сан-Квентин, наоборот, от него закроют тут же. - А на это у нас осталось дней двенадцать... - немало времени, но лучше, если иметь его с запасом - чем дальше от Сан-Квентин они остановят Кросса, тем лучше, и ещё неизвестно, что конкретно для этого придётся сделать в будущем. О подводных камнях можно догадаться, но поди определи точную их форму?
- Думаю, не совсем в той "ауре" там дело... - усмехнулся, услышав тихое замечание Шейенны. Внутренняя энергия там понятно, от чего зависит - и тут уж строй заново, не строй... всё зависит от людей. Да Гвидо с этим и сталкивался не раз - то вводя запреты на наркоту, то "налогами" её обкладывая, а определяет всё равно только тот, кому она попадает в руки. Таким, как этот Гном... Таким как Тим, Хлоя или Шейенна.
А память у Тейпа, и впрямь, была удивительной; тем более удивительной, что это свойство она продемонстрировала только что - ну или просто Гвидо только обратил на него внимание, потому что сделано это было настолько явно, с цифренными и буквенными наборами... Сколько же ещё сюрпризов скрывается в их новом друге? Воистину, человечеству не новые формы жизни надо искать в космосе, среди представителей населения планеты Земля тоже есть есть её различные формы, и не только прошлые, но и существующие цивилизации ещё изучать и изучать... Вот перед ними представитель таковой - и вроде бы, ничем от них, итало-американцев, белых людей с белыми понятиями, особо не отличается, но... Главное - не цвет кожи; а то, что в голове - вот что Монтанелли понял за годы своей жизни. Можно быть хоть негром, при этом исповедовать иудаизм - Гвидо слышал, и такие бывают, целыми общинами. А машины Хлои и Тима, да ещё и с номерными знаками - это уже здорово. По определённым каналам - можно даже ксерокопию их водительской лицензии получить, с фотографией, номером; даже нарушениями - это тоже может дать что-нибудь.
Гвидо не стал форсировать Ливию с ответом, понимая, что ей надо хорошо обдумать сказанное - тему он поднял не спроста, хотя и много времени на то, чтобы её обмусоливать, отводить не планировал, долгие обсуждения, как правило, тоже к хорошему не приводят - а кроме Лив, ему о ситуации в западной команде и спрашивать некому, по сути; ни Фрэнк, ни Майк, её не знают изнутри настолько же хорошо, Джип и уж тем более Рокки - они уже отдалились достаточно, да и их мнение стоило для Монтанелли, если честно, меньше, чем их мускулы.
- Вот как?.. - однако, ответ Андреоли его несколько изумил (вот почему "дамский дон" так себя окружил женщинами, быть может - они удивлять не перестают; а только контролируя непредсказуемость - и становишься королём мира... А если контролировать не под силу - так хотя бы новости узнаёшь первым.), учитывая их прошлое с Фрэнком... такое желание было, как минимум, странным. Но и не сказать, чтобы необоснованным... А Монтанелли ведь сейчас спрашивал с расчётом на капитанство запада - Лив, может, и не взяла бы на себя этот крест, но если бы кто-то из её друзей был бы капо - получил бы хорошего советника в её лице, да и гостиница её - штука надёжная. Нет, Гвидо был бы определённо её счастлив увидеть на месте капо запада, конечно - действительно считая, что она его заслуживала после всего; это шло вразрез с его зимними обещаниями остальным, конечно, так что про это следовало бы и с ними поговорить - но для начала с самой Ливией. Ей же, как выяснилось, больше нравилась перспектива прислуживать на Небесах, чем править в Аду. Что ж... это было, как минимум, по-христиански.
- А с Фиоре у тебя какие отношения? - Фрэнк и Майк, по очереди, сделали команду не просто сильной, а сильнейшей из команд; но оба они сейчас уже не контролировали её напрямую, поднявшись в Администрацию; для неё не менее важна дружба с Мэнни Фиоре и остальными - южная команда состоит из парней старой закалки, которые Ливию могут и не принять хорошо - вот за что Гвидо переживал... да и не только за это. - Не боишься, что это рассорит тебя с остальными на Западе? - даже с учётом того, что там остались немногие; даже один сильно обиженный человек способен причинить ущерб больший, чем купленная бригада - вспомнить хотя бы Ренато? Он, даже говоря о деньгах, не заработок имел в виду. - Я слышал что-то о об этом... - Гвидо кивнул; да и сложно было о Кляйнере не услышать, но это о их с Майклом дружбе хорошо говорит - а ситуация куда больше их двоих. - Реально, если ты это хорошо обдумала... мне стоит обсудить это с Майклом, Фрэнком и Мэнни? - повернулся к Ливии. Переход из одной команды в другую - возможный ход, конечно; но это не значит, что не серьёзный. С другой стороны - смена нескольких капитанов за несколько лет, тоже серьёзно ничуть не менее. - Подумай на этот счёт хорошенько. И если твоё мнение не изменится - улажу вопрос; но тогда за эту историю... - Монтанелли сделал круговое движение пальцем, имея в виду историю, что происходит сейчас - со Спейси, тюрьмой, и всё остальное. - ...будем в расчёте. - у всего есть своя цена, в конце концов.
- А для Чарли - возьми что-нибудь... не сильно деликатесное, (жирно ему, невелика птица) но серьёзное - курицу гриль, например; что-то, что не сразу протухнет, и что он сможет с сокамерниками разделить. - так и его задобрить выйдет, и его "корешей", наверняка у него они есть в тюрьме, и помощь их тоже может пригодиться. Гвидо выбрался из автомобиля, когда тот остановился, следом вылез и Джип, придержав дверцу. - И удачи там, Лив. Береги себя... - чмокнул в щёчку владелицу "Парадиза", прощаясь, и хлопнул по плечу Джипа, чтобы пошёл за ним - в гостиницу Гвидо заходить не планировал.

- Б**ть... Вся команда по п***е пошла. - сокрушённо выругался Джип, глядя вслед Андреоли. Спюнул на тротуар, и направился за боссом, доставая сигареты на ходу.

+5

56

Бюрократия везде. Это неотъемлемая часть любой системы. Казалось, убери это и рухнет весь мир. Человек это изобрел, пытается теперь избавиться от нее, но так и не получается этого. И все остается как многие десятилетия назад – журналы, бумаги, регистрация и ожидание одобрения. Шейенна обложилась всеми этими атрибутами, разносила
- Ты же знаешь, надо подождать. Теперь не с нами Тейпа, поэтому по всем правилам.
- Конечно, я все понимаю.
- Жаль, что так все вышло.
- Прошу, сделай все быстрее, - Шейенна подошла к окну комнаты, рассматривая стоянку, боясь упустить Хлою или Тима. Джейк исчез, оставляя ее и Френка одних. – Ваш дядя уникальный человек. Я однажды его спросила Хочет ли он выбраться отсюда? На что получила ответ Зачем? Тут я живу также как и на свободе, только вместо большого дома, у меня каморка три на четыре. Его ничего не может привести в упадническое состояние, - индеанка посмотрела на стоящего рядом мужчину, - вам повезло. И если бы мне предложили переиграть карты, изменить что-то в жизни, я бы отказалась. Из-за Нери. Вы не хуже меня знаете его и поймете. Не стану скрывать, мне бы хотелось с ним встретиться за одним столом сегодня, а не за разными, но не имею права отобрать у вас и минуты. Поэтому может потом приеду именно к нему. Передайте ему привет от меня.  А про партию… Мне надо съездить домой.
Именно сейчас она понимала, что осталась без нечто большего, того, кто всегда посмеется над ней и просто даст совет. А вспомнить то первое «свидание», когда Шейенна патрулировала периметр во время работ заключенных. Джо испачкал ей брюки, нечаянно бросив на конце лопаты мокрой земли. Тейпа хотела возмутиться, сжимая пальцами дубинку, но увидев как Нери неоднозначно показывает на комнату охранников, где когда-то хранился инвентарь, пошла вдоль забора в ту сторону. Джо зашел внутрь, а Шейенна осталась снаружи. Так они и проговорили с полчаса. Ну а потом все стало чаще и в один из дней, Джо предложил ей сверхурочные.
- Близкие, не поймите превратно. Но лучше него вам никто не ответит. Если вам интересно, сами можете спросить про его отношения с охранницей.
В открывшуюся дверь проходной зашел тот, кого они не ожидали увидеть.
- Тейпа? – Тим усмехнулся. Таким довольным она не видела его никогда. Видать у парня дела идут очень не плохо.
- Тим, - бегло прошлась по его одежде, подметила, что из-под рубашки виднелись весьма не дешевые часы. – Со смены?
- Да, задержали дела. А ты смотрю не одна. И к кому пришла брату или старичку затейнику?
- Я была рада тебя видеть. Удачи тебе в твоих начинаниях, - она улыбнулась так, что будто желала ему счастливого возвращения из путешествия.
Их прервал появившийся Джейк, протягивая каждому по пропуску, и в его сопровождении, Шейенна и Френк попали в комнату досмотра. Шейенна надеялась, что Френк успел по вот такому мимолетному диалогу, понять что есть из себя этот парень. Девушку отвели в соседнюю, оставляя итальянца одного. Шейенне было сложно оставаться невозмутимой на процедуру досмотра. Слух о ее «деятельности» в стенах тюрьмы расползся быстро, и судя по резким действиям Стоун, что сегодня была на смене, Шейенну рады были бы увидеть в стенах колонии в иной форме. Вывернув карманы, индеанка тут же лишилась своих сигарет, что упали в ведро, жевательной резинки со словами Еще пронесешь чего, почувствовала как по ее ногам прошлись руки охранницы.
- Жди в коридоре. Сейчас твоего дружка проверят и вас проводят в зал свиданий.
Гулкие шаги удалились прочь, оставляя Тейпа одну. Поежившись, девушка прислонилась к стене, смотря куда-то себе под ноги.

+3

57

Дружба-не дружба, а ребята южной команды были не такими уж призрачными для Андреоли. Случалось даже, что они ей как-то помогали. По указке Фрэнка, конечно, но тем не менее, ни одного из парней нельзя было обвинить в неуважении к ней. Поэтому сильно сомневаться в том, примут ли они ее в свою команду, Ливии не приходилось. В конце концов, она их капитану деньги будет приносить, причем весьма немалые, и в его же интересах станет ее защищать не только от внешних нападок, но также и от внутренних, если таковые вдруг появятся. Хотя лично сама Ливия не допускала мысли, что может кому-то откровенно не нравиться. По большей части она старалась быть со всеми дружелюбной и в меру любезной, как и подобает той, что держит одно из лучших развлекательных заведений города. А если кто вдруг и задевался ее периодическими шутками, то у тех просто явные проблемы с самоиронией. Впрочем, за ее улыбку и внимание ей должны были прощать и это.
- Почему ты спрашиваешь про Фьоре? Ты все-таки поднял Майка до своего советника? - об этой новости Ливия еще не знала, хотя определенные слухи о том, что дон бросил Ринальди заманчивое предложение, ходили еще до развязавшейся войны. Подумав немного, она пожала плечами. - Любой капитан будет рад заполучить доходы с "Парадиза". Не думаю, что Мэнни выскажет что-то против, - хотя, конечно, куда с большим желанием она бы вела дела с Майком. Не только потому, что они общались чаще, но еще и потому, что регулярной прибылью отблагодарила бы его за то, что он не первый раз уже делал для нее и ее бизнеса. Что ж, теперь, конечно, за историю с Кляйнером придется сказать ему "спасибо" уже отдельным конвертом, когда "Парадиз" снова станет приносить доход. В конце концов, часть заслуги в этом будет, безусловно, принадлежать Ринальди.
- Не боюсь, - решительно качнула головой и смело улыбнулась, отвечая на очередное сомнение Гвидо. В западной команде ей попросту некого уже бояться. Там осталось-то три калеки из посвященных, да и тем по сути сейчас выпадает выгодный шанс проявить как-то себя и выйти наконец из тени "Парадиза" как самого доходного бизнеса команды. - Потому что уверена, что меня будет, кому защитить, - заполучив возможность контролировать такие деньжищи вряд ли кто рискнет их потерять из-за какого-нибудь мужского шовинизма или чем там еще страдали друзья андербосса? - Обсуди. Я буду ждать результата, - хотя в том, что "святая троица" одобрит ее желание присоединиться, сильно сомневаться не приходилось. Жаль, Ливии не удастся увидеть их вытянувшиеся лица, когда Монтанелли сообщит им эту новость. Наверняка же глаза блеснут алчным восторгом в ту же самую секунду, как только они поймут, что это вовсе не шутка. - Хорошо, - она ухмыльнулась, услышав так называемую цену за свою просьбу. - Я постараюсь помочь в истории с Кроссом, - последует совету Фрэнка и попытается разузнать об этом чокнутом, как можно больше. Подключить к этому делу журналистов и предать дело огласке не казалось ей такой уж плохой идеей, и даже спорить в этом вопросе с Альтиери не захотелось.
Попрощавшись с Гвидо, Андреоли первым делом направилась в "Парадиз", где все еще пахло побелкой и лаком по дереву, но по крайней мере, косметический облик заведению уже был возвращен. Вскрыв письмо из тюрьмы, что лежало в шкафчике с почтой, она действительно обнаружила там разрешение на свидание с Чарли, выписанное на имя Энтворт, и решила времени зря не терять и отправиться в Серебряный Ручей сегодня же - время по выданной бумажке как раз позволяло это сделать. Жаль, одежды неприметнее в шкафу ее спальни в "Парадизе" не нашлось - тут в основном вечерние наряды хранились, - что вынудило отправиться на свидание со Спейси в том же платье, что и было на ней с утра.
Дорога до Серебряного Ручья заняла чуть больше двух часов, а если бы не пара кругов вокруг тюрьмы с попыткой отыскать въезд на парковку для посетителей, то было бы и того меньше. Выгрузив из машины пакет с курицей-гриль, шоколадом и свежими фруктами, которые она купила по дороге, Ливия двинулась в сторону входа. Признаться, одна только атмосфера высокого забора уже неприятно давила, а когда послышался лязг замков и скрежет тяжелых металлических засовов, появилось сильное желание развернуться и сбежать. Выйдя из подобного места три года назад, Андреоли надеялась, что больше никогда в своей жизни не услышит эти привычные для заключенных звуки. И никакой ностальгии они отнюдь не вызывали.
Передав свои посылки на досмотр охране, она протянула в указанное окошко свои документы, которые сделал для нее Мескана, и разрешение на имя Лиззи. Пока шла проверка, лицо ее оставалось абсолютно беспристрастным, а она старалась не дергаться. Хотя внутри все сворачивалось от какого-то дурацкого волнения. Не столько даже за предстоящее свидание со Спейси, сколько за одно только то, что она снова внутри этой гребанной системы учреждения закрытого типа.
Ни фальшивые документы, ни принесенные продукты (которые, как ее предупредили, должны быть съедены ее супругом за время свидания - все, что останется, просто выкинут, не допустив передачи Чарли с собой) нареканий никаких не вызвали, и Ливию пропустили дальше по коридору. В нос ударил знакомый спертый запах из смеси пота, хлорки и дешевого общепита, отчего к горлу ненавязчиво начала подкатывать тошнота. Путь до отсека свиданий показался каким-то невыносимо долгим, с кучей внушительных дверей по пути, возле каждой из которых приходилось останавливаться и проходить очередную короткую проверку документов и личный досмотр. Стараясь не смотреть по сторонам и не вспоминать свои два с половиной ужасных года за решеткой, Ливия шла быстро, устремив взгляд в одну точку перед собой, но все равно поймала себя на мысли, что считает собственные шаги. Дурацкая тюремная привычка, которой страдали почти все заключенные. Ровно девятнадцать шагов вдоль всей прогулочной площадки со снайпером на крыше. Тридцать четыре - от ее камеры до душевой, и сорок семь - до столовой. Едва заметно дернув головой, Ливия заставила себя прекратить считать и заодно перестать будоражить сознание гнетущими воспоминаниями.
Очутившись наконец у последней двери, отделявшей ее от комнаты свиданий, Ливия смиренно послушалась приказа ждать в коридоре, пока ее не вызовут. Благо, тут было, на что отвлечь внимание - на стене висел целый стенд с результатами творчества заключенных: рисунки, поделки, стихи, - все это было прочно закреплено под стеклом и должно было создавать положительную характеристику не только самим заключенным, но еще и тюремному руководству, которое это все якобы поощряло, а заодно красовалось тут же, на соседнем стенде, который представлял разом всех самых значимых сотрудников "Серебряного ручья". Фотография Бенджамина Кросса располагалась наверху, в самом центре. Внешне ничем не примечательный лысеющий худой мужчина с умными глазами. Вот так познакомишься с ним в каком-нибудь баре, поведешься на проницательный взгляд, а он потом окажется чокнутым садистом, да еще и неспособным. Впрочем, такие вещи всегда трудно предугадать. Марчелло, вон, вообще симпатягой был, но в очередном приступе бешенства все его обаяние куда-то резко исчезало.
Опустив взгляд ниже по стенду, Ливия внезапно удивленно выдохнула. Под табличкой "заместитель начальника" красовался отнюдь не безызвестный ей человек, по имени Итан Фрост. Когда-то в прошлой жизни они с ним заканчивали одну и ту же школу. Удивительно, куда только не заносит людей судьба. А ведь он был неплохим парнем, подавал надежды в спорте, кажется, у него даже были какие-то медали. И как только его занесло в это гнилое место, да еще под начальство больного ублюдка? Бедняга.
Дверь за спиной скрипнула, и, обернувшись, Ливия услышала свое "кодовое" имя из уст охранника, приглашавшего пройти в зал свиданий. Комната, в которой она очутилась мгновением позже, представляла собой небольшое, но светлое помещение с зарешеченными окнами и от силы пятью столами, за которыми уже расположились другие заключенные со своими посетителями. Последний оставшийся стол в углу комнаты заняла и сама Андреоли, поставив на него принесенные пакеты с едой. Оставалось только ждать, когда откроется дверь напротив, и из нее покажется человек, которого до сей поры она видела только на фотографии.

+4

58

[NIC]Charlie Spacey[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/7BNJW.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/iBk9e.gif[/SGN]

Жизнь в тюрьме уныла и однообразна, говорят. Брешут, как дышат! Попробуйте, придумайте, где может быть веселее, чем место, куда собрали столько уголовников с разных концов штата и парочки соседних - враньё, что тут скучно, тут просто времени нету, чтобы заскучать, постоянно что-нибудь да происходит. Месяц назад вот негритос по пути от своей камеры до часовни лишился ушной раковины; вот суматохи-то было, беготни, ору, шмон в соседних камерах устроили, врача в тюрьму вызвали - а уха в итоге так и не нашли. Куда вот дели? Небось, для своих же вуддистских-ниггерийских обрядов и оттяпали, сраные нехристи. А тот так и ходит теперь, с одним ухом, аж барабанной перепонкой светит... так и охота второе тоже оторвать - для этой, мать её... симметрии. Но не стоит пока что... все зэки с уходом Кросса стали тише воды, ниже травы, даже спорить друг с другом в голос опасаются - понимают же, если как только он уйдёт, начнутся беспорядки - то его перевод могут и отменить. А тут только-только задышали спокойно... хоть и ходят все, как при поносе, лишний раз боятся дёрнуться. Странная штука, конечно - общество: порой отсутствие главного больше способствует порядку, нежели его наличие.
Король Бенджамин, однако же, не при делах - да и часть его свиты, говорят, сваливает вслед за ним; у большей части охранников сейчас такой же трясун, новая метла - метёт по новому, а офицеры тут себе до хрена позволяли вслед за комендантом, и то, что для него перевод это вроде как и не наказание, а очень даже и наоборот, не означает, что если вскроются превышения должностных полномочий кого-то из охраны - он не уйдёт под суд и потом не окажется среди тех же, кого строил... а уж те за каждый испорченный день своих жизней ему воздадут. Ну а зэки - они, как и есть, люди подневольные. Разберутся сами между собой, при любом раскладе. Пока что только и остаётся, что ждать перемен - но это тоже, в принципе, занятие. Охранники, в конце концов, приходят, отрабатывают свои копейки, и уходят обратно домой; а они, заключённые, живут здесь - это их дом, они здесь настоящие хозяева. И после всего... не такой уж плохой дом. За ними ухаживают, кормят-одевают, за здоровьем следят; так что надзиратели - эти не более, чем слуги их, которые не то, что с ними за один стол - объедки вон их доедают, что на свиданиях не доели, или из того же котла в столовой, от дверей и до дверей провожают, ещё и охраняют. Так что и кандалы даже - это символ власти, их с гордостью носить надо - как корону...
- Не трожь меня своими грязными лапами, обезьяна черножопая, рубашку запачкаешь... хе... - чернокожий охранник только вторично подтолкнул Спейси в спину, сжав зубы, вводя его в зал для свиданий. Лет пятнадцать назад, ещё до того, как Чарли появился здесь - когда Кросс заступил на пост главы тюремного учреждения, цвет униформы тамошних заключённых вскоре сменили - на белый; отчего название "Серебряные ручьи" заиграло ещё интереснее - заключённые, возвращающееся с прогулки во дворе, или с работы, или ещё откуда, облачённые в белоснежные рубашки - словно покойники в саваны, или только идущие на смерть (одно от другого и недалеко), и впрямь, напоминали вяло текущие ручьи, особенно в солнечную погоду. По инерции сделав два спешных шага вперёд, Спейси вновь выровнял свою неспешную развязную походку и кривенько ухмыльнулся, обнажив верхний ряд довольно крупных, слегка кривоватых, зубов, оглядывая столы в поисках жёнушки - как же... за целый год ни одного свидания, ни письма, ни привета, оставила его топтать петухов - небось, на воле хоть отбавляй у неё трахалей, зачем ей зэк-муженёк? Припёрлась, наконец... А, нет, не припёрлась... Незанятым был только один стол, к которому его и подводили; но сидела за ним не Лиззи, хотя и пообещали ему жену. Это кто? Во взгляде уголовника мелькнула заинтересованность, неуверенность его выразилась разве что в том, как он сбавил шаг, чуть было не получив ещё один тычок в спину.
А женщина была эффектной... Нет, Лиззи когда-то была очень даже ничего, но здесь - просто нечто, даже остальные засмотрелись, и не только в белых рубашках. Ещё и платье надела - словно на танцы пришла, а не в колонию строгого режима; Спейки непроизвольно облизнулся, и его неприятная ухмылка затем стала ещё заинтересованнее, но это скорее чтобы скрыть внутреннюю неловкость - бабы-то давно не было... как и неуставной хавки. В воздухе ещё и запечённой курицей запахло. Может, он просто двинулся окончательно в тюрьме, или просто спит, и всё это - просто такой странный сон?
- Ай-яй-яй, я удивлён... Ты сильно изменилась за это время, жёнушка... - голос Чарли был неприятен, мало того, что имея ярко выраженный южный акцент, так ещё и нарочито развязный; в довершении, говорил он почти сквозь зубы, старательно растягивая лыбу - отчего казалось, что он немного шевелявит и катает что-то во рту, вот-вот собираясь сплюнуть. Иными словами, Спейси производил впечатление обыкновенного хилбилли, туповатого и недалёкого, что, впрочем, было явно не так уж верно - учитывая, что он уже понял, что Лив от него что-то хочет, и успел подыграть... - Выглядишь просто отлично... - слегка приподнялся, уперевшись ладонями, пытаясь заглянуть в декольте под другим углом. - Ты только поговорить? Могли бы и комнаты для супругов добиться. Я вроде не так плохо себя вёл в последнее время... - хмыкнул, теперь наклонив голову ниже - глядя на Ливию снизу вверх.

Внешний вид

+3

59

- Что, прям так и сказал? – усмехнулся. – И не скучает совсем по нам? - Дядя Джо был тем еще пройдохой, но он умел очаровывать людей. Приветливый и дружелюбный, он легко располагал к себе, чего не скажешь о Фрэнке, втирался в доверие, и с возрастом ему это стало делать только проще. Пенсионеры редко вызывают подозрения. Кто, глядя на седого старика, подумает, что он гангстер? А хватка, тем не менее, у него как была бульдожьей, так и оставалась. Заманив человека в свои силки, уже так просто не отпускал, и, кажется, Тейпа как раз угодила в них. Слушая, что она рассказывала про Нери, якобы не парившегося совершенно о том, что его заперли в тюряге, Фрэнк не сомневался в том, что дядя ей просто ездил по ушам всё это время, профессионально, как он это умел. Его ведь и за мошенничество тоже посадили. Альтиери помнил как в зале суда тот и не думал признавать себя виновным, до последнего верил в то, что ему удастся избежать срока. Какой нормальный человек, любивший хорошо и вкусно поесть, выпить, развлечься, согласится променять свободу со всеми ее благами, друзьями, родственниками на клетку в этом грёбаном зверинце? Нет, их Семья в те времена, когда к власти пришли Донато и похерили многолетние традиции благородного общества, конечно, тоже от зверинца отличалась не сильно, это Нери сам говорил, но власти у него тогда на улицах было достаточно, чтобы чувствовать себя уверенно, и вряд ли тюрьму он видел тем же домом, который только в размерах стен отличался. В общем, не поверил Фрэнк, что дядя его был искренен, когда говорил это, но сомнения свои озвучивать не стал. – Конечно, - согласился передать привет, - наверняка и он бы с тобой хотел поговорить. - Было довольно странно видеть такую привязанность к своему дяде, даже приревновал немного, вспомнив, что когда-то Джо также был близок с ним как с сыном, учил его многому, помогал советами. Возможно, поэтому и думал, что Нери её просто использовал.
- Может и съездим вместе, когда здесь со всеми делами закончим? – не унимался, загоревшись идеей посмотреть, что же за товар был у индейцев в резервации.
Но как на зло договориться им помешал появившийся в дверях Тим. Тот самый? Фрэнк внимательно всмотрелся в его лицо, стараясь запомнить. Примечательного в нем было не много: средних лет, совсем не намного старше Тейпы, не высокого роста, поджарый. Взгляд у него был довольно наглым, явно из того типа охранников, которые чувствовали себя в тюремных стенах очень важными персонами, было заметно, что и среди коллег он пользовался определенным авторитетом, не только среди заключенных.
Услышав, как этот тип назвал Нери, Фрэнк возмущенно приподнял бровь и встретился в этот момент с ним взглядом. Вообще, конечно, любопытно было почему Шейенну после того как она попалась на контрабанде наркотиков не только в тюрьму не упекли, но и продолжали разрешать ей встречи с заключенными. Ни у кого ее появление даже удивления не вызвало. Неужто это дело замяли, не став предавать огласке? В обмен на микрофон, возможно? Решив разузнать об этом потом, Фрэнк взял пропуск и прошел в комнату досмотра, где также выпотрошил все карманы.
Наконец после всей этой бюрократической волокиты его допустили в зал свиданий, где помимо него и Тейпы за столиками сидели прочие посетители, пришедшие навестить своих друзей и родственников. Молодая девушка с заплаканным видом разговаривала о чем-то с парнем в оранжевой тюремной робе, не далеко от них черная девочка лет пяти радостно обнимала отца, здесь же мать говорила с сыном, о чем-то явно не веселом. Фрэнк занял столик рядом и приготовился ждать.
Джо привели спустя двадцать минут и перед тем как передать его племяннику, сняли наручники. Выглядел он постаревшим, морщины стали глубже, цвет лица бледнее, было видно, что со здоровьем у него не все в порядке – седьмой десяток как-никак. Обнявшись и поприветствовав друг друга, они сели за стол, и Фрэнк пододвинул ему коробочку с канноли. – Слыхал про «Маленькую Сицилию»? От Гвидо тебе гостинчик, держи.
- Из Майами что ли?
Увидев это замешательство во взгляде, Фрэнк ухмыльнулся и пояснил:
- Нет, перевез оттуда оборудование и открыл у нас в Сакраменто с тем же названием.
- Да? Ну, хоть что-то толковое сделал, я уж думал, не выберется со своей скотобойни.
- А у нас с Майком стрип-клуб. – Технически у Майка, конечно, он там заправлял, но Фрэнк его также своим считал, вложился в него финансово, и часть прибыли получал, еще и тусовался там постоянно. Решил похвастаться, в общем, не только ведь Монтанелли молодец?
Взяв одну из трубочек, Нери посмотрел поверх нее на племянника и не сильно заинтересовавшись, хмыкнул:
- Кроме как на сиськобар, оно и понятно, фантазии у вас хватить не могло.
- Лучший сиськобар в городе, на минуточку, - поправил андербосс и, намекнув на его проблемы в тюрьме, добавил с невозмутимым лицом, - а вот у тебя я слышал дела тут не очень? 
- Да и у вас я слышал не фонтан, устроили, бля, Дикий Запад, - понизив голос, произнес. Разговаривали они не через стекло и поэтому могли себе позволить вести приватную беседу, в рамках разумного, конечно, и не крича на весь зал свиданий. Коротко глянув по сторонам, Альтиери равнодушно пожал плечами и продолжил рассматривать собственные ногти. В новостях ведь обо всём рассказали? Посвящать в детали своего дядю Фрэнк всё равно не собирался, слишком долго, во-первых, и слишком рискованно, во-вторых. Находясь в стенах тюрьмы, на откровенные разговоры тянуло не очень. Поняв это, Джо дожевал надкусанную канноли и затем переменил тему, перейдя к той, ради которой племянник приехал. – Девчонка рассказала вам, какие у меня сложности? – глянул на нее, заметив среди прочих посетителей. Напускное равнодушие, которым он одаривал своего родственника, исчезло. Зато вот последний продолжал его демонстрировать.
Закончив выскребать грязь из-под ногтя, Альтиери сделал паузу и наклонился поближе к дяде, жестом он показал ему сделать то же самое. – Я всё улажу, Джо, но за это ты мне будешь должен. Хочу тридцать процентов от прибыли.
- Десять.
- Двадцать пять, и мимо тебя не пройдет ни одна поставка с той стороны стены. Это больше, чем ты имеешь сейчас.
Как он долго этого ждал, что не дядя ставил ему теперь условия, а наоборот, и выбора у того по сути немного оставалось. Кому как не племяннику он мог доверять? Шейенне наверно, но она не обладала столькими ресурсами и рычагами воздействия. После того как Джо утаивая занимался этим делом, стоило бы ему и больший процент назначить, но подумав, Фрэнк родного дядю грабить не решился. Уважением и авторитетом тот в его глазах по-прежнему обладал. Ему вон и с двадцатью пятью расстаться было не просто.
- И как тебя терпят? – косо глянул на племянника.
- Зарабатываю неплохо.
Поколебавшись, он все-таки принял условия, и далее мужчины переключились на обсуждение деталей. Задели и тему Кросса, Ливии, к которой обратились за помощью, вспомнили про Люси, одну из ее шлюх, и, конечно же, о семье поговорили. Стоило разговору зайти о матери (о том, как ездила в Париж она уже рассказала, как выяснилось, навещая брата куда чаще), Джулс и внуках, Нери мгновенно оттаивал. Он не раз говорил о том, что сожалел, что не женился и не завел детей, поэтому и Фрэнка подтолкнул к более решительным действиям, когда Джульетт забеременела. Время пролетело очень быстро и когда охранник, подойдя, показал им на часы, Альтиери попросил еще минуту. Едва не забыл он о данном Тейпе обещании. – Шаи-е…, - безуспешно пытался выговорить ее имя, - подружка твоя краснолицая короче просила тебе привет передать… Джо, ты точно уверен, что ей можно доверять?
- Я за ее братом тут приглядываю, Фрэнк. Шейенна хорошая девушка и полезная, приглядывай и ты за ней, - похлопал на прощанье по плечу.
Что ж, можно было возвращаться. Дождавшись, когда индеанка вернется, он сказал садиться ей на переднее сиденье автомобиля, и все же задал интересовавший его вопрос, после того как включил зажигание и закрыл все двери в салоне:
- А почему тебя не посадили за контрабанду? - как бы невзначай спросил.
Интересно, а Гвидо уже заставлял её раздеться?

+3

60

Скучать в тюрьме действительно не приходилось. Ливия не может вспомнить практически ни одного дня в колонии, чтобы тот прошел для нее без напряжения, спокойно и размеренно. Здесь постоянно надо было быть на чеку, уметь слушать и наблюдать, чтобы не стать жертвой какого-нибудь заговора или подставы. Женская калифорнийская тюрьма вызывает ужас и страх не только тем, что в отличие от мужских колоний здесь под одной крышей собраны абсолютно все преступницы штата, вне зависимости от тяжести совершенных ими преступлений, но еще и тем, что прекрасная половина человечества, как известно, особенно склонна к зависти, склокам и интригам, а разборки их порой отличаются такой жестокостью, что подивятся даже мужчины. Стоит ли упоминать, как сложно было в такой компании привлекательной женщине, вроде Ливии, которая резко отличалась от матерых преступниц не только внешним видом, но еще и поведением, заложенным в нее генами и хорошим воспитанием. Однако, как это ни странно, продержаться за решеткой два с половиной года и остаться почти не тронутой ей как раз и помог ее бэкграунд. Большинство осужденных попадали в исправительные учреждения еще с малолетства, и ни толкового образования, ни грамотности не имели. Поэтому перед ними вставала целая проблема, когда нужно было составить какое-нибудь ходатайство или жалобу, и тут на помощь приходили как раз такие, как Ливия, умеющие не только ручку меж пальцев зажимать, но еще и соображать, как и что лучше написать. Дальновидные представители авторитетных группировок быстро таких умников вычисляли и брали их под свое крыло, обеспечивая им защиту в обмен на помощь и содействие во всяческих бумажных делах. Вероятнее всего, без этого Ливия вряд ли бы отделалась парой драк. Случаи в женской колонии происходили воистину страшные: в серьезных заварушках от некоторых девушек оставалось просто самое настоящее кровавое месиво.
А в "Серебряном Ручье", судя по рассказам Шейенны и Гвидо, расправы и казни устраивали вовсе не заключенные, а само начальство в лице долбанутого Кросса. А значит, с дисциплиной тут должно было быть все-таки жестко. Как-никак, наказывать здесь умели по-особому. Именно этим Ливия себя и успокаивала всю дорогу, пока ехала в Ручей.
Не сказать, что внешний вид и поведение появившегося в комнате Чарли Спейси ее чем-то удивили. Примерно к такому отъявленному отморозку она себя и готовила. Присутствовал только страх, что он с порога кинется кричать, что это не его жена, и придется спешно ретироваться, но опасения, к счастью, не оправдались - он наоборот принялся ей подыгрывать. Отвечать шутками на его подколы вопреки собственной привычной манере Ливия не собиралась. В конце концов, ее задачей было не соблазнить его, а уговорить рассказать как можно больше о том, что творится в стенах "Ручья", и предложить она должна была нечто большее, чем свою улыбку. Поэтому начать разговор она решила с самой шокирующей новости, чтобы сбить эту ненужную атмосферу тюремных шуточек и настроить Спейси на серьезный разговор.
- Лиззи умерла, - сообщила ровным тоном, не сводя глаз с реакции Чарли. - Наркотики. Получить разрешение на свидание с тобой ей удалось всего за пару дней до смерти, - голос был достаточно тихим, чтобы никто за соседними столиками их не услышал. Рассказывать Чарли о задуманном женой разводе Андреоли не планировала. Зачем вызывать в нем гнев? Пусть помянет супругу добрым словом, а не обругает трехэтажным матом. Все равно, если уж они еще и встретятся, то теперь уж только на том свете.
- Твоя жена на меня работала. Я - Ливия Андреоли, - вполне возможно, что Чарли уже о ней слышал, а если нет, то пора это исправлять. - Хотела бы с тобой переговорить по одному делу, - ходить вокруг да около в данном случае, она решила, будет не лучшей тактикой. Могла бы конечно соврать, что является какой-нибудь подружкой его жены, и исподволь пытаться расспросить его об обстановке в тюрьме, но, учитывая ограниченное время свиданий, это было не лучшей идеей. Да и потом, впечатление идиота Чарли не производил, и рано или поздно до него должно было дойти, что она вошла сюда по поддельным документам, а ради бестолковых бесед о жизни никто на фальсификацию не идет, и у сидящей напротив него женщины есть определенные цели визита. - Я тут принесла тебе кое-что, - пододвинула ему пакет с курицей, порезанной на мелкие куски, чтобы можно было справляться с ней без приборов. - У тебя всего пара часов, чтобы все это съесть, не теряй время, - судя по тому, что жена собиралась с ним разводиться, заботливыми передачками в последнее время она баловала его не часто, так что Спейси должен прийти в восторг от мини-пикника.
- О вашем "Ручье"... - она придвинулась ближе, наклонившись к столу и еще сильнее сбавив громкость, - ...и его начальстве ходят довольно интересные слухи. Мне важно знать, насколько они правдивы, - прикрыла ладонью пакет с едой, чтобы Спейси наконец отвлекся от гостинцев и точно услышал ее слова. - Расскажешь, и я помогу тебе выйти отсюда раньше намеченного срока, - соврала, не моргнув и глазом, постаравшись, чтобы ее заявление прозвучало как можно более уверенно.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-05 00:18:59)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing