Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing


True Detective: Prison Break'ing

Сообщений 61 страница 80 из 123

61

[NIC]Charlie Spacey[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/7BNJW.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/iBk9e.gif[/SGN]

Чарли, может быть, в своей жизни закончил только школу, да и ту - с трудом, но дураком не был, и уж точно таковым себя самого не считал; чтобы выжить в Ручьях, впрочем, одного только образования всё равно недостаточно, а стать лидером одной из тюремных банды можно и без диплома, но вот совсем без мозгов вряд ли получится, по крайней мере - надолго... как сказала Шейенна, иерархически он занимал здесь соответственное место, как Нери - в Сан-Квентин, только находился немного в других рядах - наколки, да и внешний вид Спейси сами за себя всё говорили, в Ручьях из убийцы шестерых мексиканцев он за несколько лет превратился до лидера местной нацисткой банды; для того реднека, каким он был "на гражданке", это можно назвать в каком-то смысле и повышением... Гением это всё его, впрочем, не делало. По изменившемуся выражению его вытянувшейся рожи стало тут же понятно, что, получив сообщение о том, что его пришла навестить супруга, и увидев вместо неё совсем другую женщину, Чарли известия о смерти жены отчего-то совершенно ни капельки не ожидал. Спейси оторвался от столешницы, выпрямив спину, глядя на Лив ошеломлённым взглядом с пару секунд:
- Как умерла?.. - затем попытался вернуть свою кривую усмешку, но мышцы лица странно дёрнулись пару раз, затем Чарли скривился, и вдруг откровенно всхлипнул, прикрыв глаза и нос ладонью, подавив рыдание; однако, точно так же неожиданно быстро и пришёл в себя, шумно втянув носом сопли, утерев брызнувшие слёзы и откинув башку кверху, а ладонь быстро вытерев о край того же стола, за которым они сидели, и снова вернувшись взглядом к Андреоли, снова шумно вдохнув - но теперь о произошедшем напоминали разве что слегка покрасневшие глаза. Несмотря на то, что Чарли о своей жене редко когда говорил без сопровождающих матюков, в глаза и за глаза, не стеснялся и руку на неё поднимать, притом позволил ей стать наркоманкой и проституткой, он... любил её, хоть и по-своему; ну или думал, что любил - только понял это слишком поздно, увидев на свидании женщину в чёрном платье. Хотя, так оно всегда и бывает, наверное?.. Разве что декольте к этому обычно не прилагается.
Что ж, хоть где-то повезло, нет худа без добра...
- Ну, моё-то имя тебе уже известно, хе... - Чарли откинулся на стуле, с третьей попытки всё-таки сумев показать зубы, вернув лицу выражение, вплотную похожее на то, что он продемонстрировал при своём появлении. - Если ты о похоронах - мне не на что, как видишь. - характерно развёл руками, вывернув карманы своих белых брюк наизнанку, демонстрируя своё материальное положение; на самом деле - всё было не так уж и плохо, достать наличных Чарли при желании смог бы, и вполне приличную сумму, а не те подачки, что платят за тюремный труд - но чёрта с два кто-то позволил бы этим деньгам уйти на чьи-то похороны. На то, что он мог бы пожертвовать, достойных похорон не выйдет... - Хотя с этим вы уже и сами справились, небось. А?.. - учитывая, что извещения он не получил, а Ливия - больше похожа на ту, что прикрывается именами мёртвых людей, чем на ту, кто приносит извещения о смерти родных, у Лиззи вряд ли есть могила... либо был бы шанс отправиться на небольшую прогулку за периметр тюрьмы - пусть даже ненадолго, в наручниках и под конвоем, если удалось бы добиться разрешения посетить похороны.
- Ох, ни х... В смысле, благослови Господи пищу нашу и кров наш, хе.
- ухмылка Чарли превратилась на какой-то момент в откровенную широченную лыбу, когда он заглянул в пакет, и жадно запустил туда пятерню, вытащив оттуда самый большой кусок курицы и жадно начав его общипывать зубами, довольно и звучно чавкая, глядя на Ливию - глаза если и блестели, то уже точно не от слёз, а известие о смерти Лиззи ему аппетит если и испортило, то ненадолго. - Вещай, время-то и для тебя тикает... - благосклонно кивнул хохлатой головой, продолжая жевать. Как мало, оказывается, человеку надо для счастья - достаточно отобрать - всё, и через какое-то время взамен дать - что-нибудь.
- О том, что у него?.. - с вопросом глянул на Лив; "пцыть" аппетитно сказала косточка, послушно разломившись под пальцами Чарли, лишившись части куриной мякотки, которая отправилась уголовнику в рот - он развернулся к Лив вполоборота, и слушая, и участвуя в разговоре, и с аппетитом трескать её передачу - прямо на все руки мастер. - Или о его секретной "игровой площадке" здесь?.. А мне-то что с этого? Ещё неделя, и Кросс - никто, для все-ех нас. Хе-хе... - Чарли сложил обломки кости на столик, вытер руку о пакет, туда же запустил её снова, доставая ещё кусок. Чуть было "игриво" не коснулся им кончика носа Ливии, мило улыбнувшись, услышав её предложение: - Не льсти себе, милашка. Что ты можешь? Это Ручьи. Отсюда раньше срока только в гробу выходят. - пожал плечами, облизнул губы. Ни да, ни нет - почувствовав, что важен, Чарли попросту набивал себе цену, причём даже и не пытался это скрывать. К тому же, кроме того, как зовут Ливию на самом деле, и что она проникла сюда по чужому имени, он и не знал ничего - а это как раз взаимоисключающие вещи, имя можно и придумать. - Да что я, грёбаный слон?.. Эй, цыпа! - облизав пальцы, Чарли вдруг присвистнул, чем обратил на себя внимание каждого в комнате. - Будешь цыпу? - схватив пакет, потряс им в воздухе, глядя на здорового парня через стол от них, к которому пришли пожилые мужчина и женщина - родители его, по всей видимости. Тот подошёл, забрав пакет, благодарно кивнув бритой наголо головой, и унёс обратно к себе. - Приятного аппетита!.. - кивнул Чарли, взяв яблоко и сочно его надкусив, глядя на Лив.

+3

62

- А в глазах едва не тоска от стальных прутьев на двери его камеры. Конечно, он актер хороший. А глаза обмануть трудно, как я не раз говорила – это зеркало души. Хоть черная она у вас, хоть светлая, все отразится. Лишь надо уметь понимать. Он однажды сказал, прикрикнув Прекрати читать меня. Его слова помогают ему самому не упасть духом. Все ломаются. На каком бы диване ты не спал, какое белье не касалось твоей щеки во сне, если это камера три на пять без мотивации изнутри не продержаться. А Нери хватало еще и молодых спасать от глупостей. Уверена, что скучает.
Шейенна смотрела себе под ноги, водя носком туфли по цементному полу, вспоминая Джо. Было приятно поговорить о нем с кем-то, потому что этот человек был для нее кем-то близким. Но ее прервал скрежет стальной двери, откуда вышел Френк, поправляя куртку. Процедура явно не была ему приятна, особенно учитывая, что тебя досматривает мужчина.
- Доброе утро, Тейпа. Какими судьбами?
- Привет и тебе, Брайн. Судьба у всех одна. Только ты ездишь в дом престарелых, а я сюда. А цель то одна.
Мужчина фыркнул. Они друг другу никогда не нравились, это чувствовалось в воздухе, в разговоре, словах, что едва не сочились ядом.
Раньше шаги по коридору ее не раздражали, не вызывали таких острых ощущений, пронизывающих до самого нутра, отдаваясь в сердце гулкими ударами. Поговорить с Френком не удалось, так как их вели в сторону здания, где находилась, как называли ее сами заключенные, «гостиная» для свиданий, на расстоянии трех шагов. Шептать не получилось бы, да и три охранника весьма неоднозначно смотрели на них.
В зале, не смотря на ранний час, было уже достаточно посетителей. Шейенне указали на ее стол, где предстояло ожидать Гийвата, шепнув Удачи, пошла в другую сторону от места, где расположился Фрэнк. Девушка старалась не смотреть на других, чтобы не подпитать себя эмоциями, которых ей за сутки хватило на свою жизнь, положила ладони на стол, рассматривая пальцы. Позади кто-то всхлипывал, прося быстрее выйти отсюда, кто-то тихо ругал нерадивого сына, что вместо головы у него тыква. Ах вот как так, тыква, между прочим, полезный продукт. Шейенна не заметила, как столу подошел брат, лишь по прикосновению его ладоней, она опомнилась, поднимая взгляд.
- Шей! – он сжал ее пальцы своими и быстро убрал. Условие свдианий – не касаться руками. Обнялись вначале, в конеце и хватит. – Я соскучился.
- А мне пока скучать не приходится, - кивнула в сторону сидевшего Фрэнка, а в дверях показался Джо. – Задачка не из простых. Ты меня в самое пекло отправил. Вернее вы с Джо.
- Знаю. Он переживает, как тебя там встретили. Но когда услышал голос в трубке, а потом еще какого-то мужика, то успокоился. Как мама?
- Ну хоть переживаете, уже радует. Не зачерствели, - Шейенна улыбнулась, аккуратно вытащив из рукава упаковку жвачки, показав кончик брату, - мама не знаю. Я не успела к ним съездить. Да и как? Как я посмотрю в глаза отцу, скажу Прости, но я потеряла работу? Куан вот проблема. Ты у него как Майкл Джоржан у начинающих баскетболистов – кумир. И ничего ему не втолкуешь. Твердит одно Мой старший брат крут. И как мне его вытащить? Тебя не удалось и итог? Так его это не пугает.
- Прости. Приведи его ко мне. Я поговорю.
- Ты думаешь, мне так легко сюда приходить? – она понизила голос, внимательно смотря в его черные глаза. – пока его дед сдерживает, как может. Но Куан влез в торговлю. Не успеваю я везде. Либо им заняться, либо вашей проблемой. Давай, по сути, и так на душе кошки грязными лапами топают. Что с движением частиц в природе?
- Двигали пару раз. И резко так, что мы не успели опомниться. Думаю эта, так как парень не в нашем блоке. Не знаю, может Нери что узнал. Ты уставшая. Не спала.
- Твои вопросы просто звучат как издевательство, - и она зевнула, прикрыв ладонью рот, - попробуем, хотя не знаю, дадут ли мне удостовериться в этом, но перекроем это русло. Скажем так, на чужом горе, счастья не построишь. Ты только никуда не лезь, иначе я не смогу приехать к тебе. Лишат свиданий. Я тоже соскучилась. Что ж мы все бедовые то такие. Ольянта передавал тебе привет, сказал, что у него все хорошо. Хотя хорошего ничего.
- Знаю, - Гийвата сжал кулаки, отвернулся. Младший брат был любимцем всех. – Ладно, решишь головоломку, станет легче. А с работой что?
- Гвидо меня устроил на комбинат к себе. Пока не понимаю, что я там буду делать, но хоть что-то. Все не сходить с ума.
К ним подошёл охранник, показал на часы.
- Хорошо. Спасибо Рик.
- Пять минут давай еще. Все понимаю. Я рядом.
Мужчина отошёл, и Шейенна ухватилась за руки брата, словно пыталась ему передать силы, взять у него уверенности. Прикрыв глаза, она распахнула их, всем существом потянулась к нему, стараясь коснуться его духа. Брат дернул рукой, больно сжав ее палец.
- Никогда, слышишь, никогда не пытайся так делать. Ты выворачиваешь меня наизнанку. Все будет хорошо. Главное решите проблему. Чего он там ест? А ты мне не привезла.
- Прости, у меня нет денег. Но как только появятся, я обязательно приеду не с пустыми руками. Пока вот, - она просунула ему в рукав маленькую упаковочку, прижимая ее напульсником. Гийвата усмехнулся, поцеловал, поднявшись, сестру в лоб и пошел в сторону двери, где ему надели наручники. Тяжело вздохнув, индеанка пошла на выход, улыбнувшись, издали Нери.
Ее задержало внутри неожиданная встреча с проходившим начальникмо тюрьмы. Никогда они не питали друг к другу теплых чувств. Он не мог ее просчитать, хотя и знал, она не давала ему поводов ее ловить. Обмен любезностями, и вот Шейенна вырвалась за пределы проходной, впервые почувствовала вкус свободы. Не придав значения его словам, какая в принципе разница, где сидеть, девушка села рядом с ним. Этот вопрос она задавала себе не раз. Да и другие тоже были удивлен таким везением. Услышав, как щелкнули замки в дверях, Шейенна напряглась.
- Начальник тюрьмы имел небольшой процент. Совсем малый. Ему не чужды наркотики. Сам грешен, и сын у него лечится в пансионате для наркоманов, тайно. Если узнают, ему не видать должности. Просто я когда-то дала ему понять, что в курсе его личных проблем. И представьте, огласка по такому делу – это проверок не оберешься, смена охраны, едва не на ключевых постах. Тусовка врачей, персонала. Он ловил меня три года. Почему раньше не подставили не знаю. Но вероятно, это не его инициатива. Все таки хотели занять нишу.
Шейенне посмотрела на Фрэнка, пристально:
- Вы не доверяете мне.

+3

63

Просьбу приглядывать за Шейенной гангстер понял немного не так, как того должно быть хотел Джо, на этот счет у Фрэнка свое мнение имелось, и вместо слова «приглядывай» уместнее ему казалось «контролируй» и «будь бдителен». Альтиери уже давно не мальчиком на побегушках был, время шло, поколения сменяли друг друга, и вот уже не Нери с его приятелями, тем же Ники Спинелли, рулили на улицах, а их племянники, сыновья, теперь их черёд был принимать ответственные решения. Что касалось индеанки и всей этой запутанной истории с наркотрафиком идущим в тюрьму, андербоссу не казалось ответственным втягивать в неё своих ребят и уж подавно втягиваться самому, пока у него не будет полной уверенности в этой женщине. Вполне могло быть, конечно, что Гвидо уже её проверял, не стал бы ведь он вести за одним столом такие разговоры с человеком не проверенным, но перебдить тем не менее в таких вопросах Фрэнк лишним не считал. Сегодня нет микрофона, а завтра есть…
Слушая историю о том, как Тейпа избежала наказания, гангстер старательно пытался отыскать в ней изъяны, логические не состыковки, но не преуспел в этом, признав, что легенда убедительная. Впрочем, её она могла придумать и заранее, совместно с федералами причем, поэтому менее подозрительным андербосс не стал.
- Начальник тюрьмы употребляет наркотики? – не скрывая удивления, уточнил на всякий случай. – Любопытная история.… - Если такое вскроется, и у директора найдут дурь, грозить ему будет не только потеря должности, за хранение наркотических веществ и посадить могли, уж Фрэнк то это знал не понаслышке, по этой статье он и отсидел, благо распространение ему пришить не смогли, хотя и стращали поначалу. – Вот только верить тебе мне предстоит на слово, так? – Тронувшись с места, он сдал назад и, развернувшись, выехал с парковки на дорогу, уходившую на большой мост, прокинутый через пролив Сан-Франциско. – Говоришь, умеешь читать людей? Попробуй прочитать меня, представить себя на моём месте. – Предложил ей, хотя и не был уверен, что у индеанки получится, сложно поставить себя на место человека, о чьей жизни не знаешь совершенно ничего. Но всё же пусть попытается. – Вся эта история выглядит очень подозрительно. Ты занимаешься с моим дядей контрабандой наркотиков в тюрьме, за что в случае поимки тебе будет грозить лет двадцать, не меньше. Я прав? Это большой срок, наверняка ты перепугалась, когда тебя поймали за руку, пригрозили добиться максимального наказания. Ты же знаешь что такое тюрьма, и оказаться на месте Джо или своего брата вряд ли хочешь, тем более знаешь, что место у тебя похуже, чем у них будет. Бывший охранник. Вряд ли что-то хорошее тебя ждет по ту сторону решетки, к таким людям как ты там, мягко говоря, не очень относятся. – Глянул на нее коротко, на пару секунд отвлекшись от дороги. – Пользуясь этим, тебе предложили замять дело в обмен на сотрудничество с властями, быть может, и помощь твоему брату пообещав, и ты согласилась. Кому нужна охранница? А вот всю цепочку наркотрафика накрыть, да еще и связанных с Нери людей повязать, вот это уже обещает серьезный карьерный рост, если не награду правительственную. Скорее уж поэтому ты до сих пор на свободе, тебе так не кажется?
За этим разговором они пересекли залив отделявший тюрьму от материка и съехав с дороги у пригорода Ричмонда, Фрэнк остановился на небольшом пустыре рядом с ржавым экскаватором, брошенным здесь, черт знает когда. Вокруг никого не было, и в принципе можно было прямо здесь и пристрелить её, если найдется микрофон, конечно. Вряд ли кто-нибудь услышит выстрелы или её крики. Отстегнув ремень безопасности, Альтиери потянулся к бардачку, где лежал его револьвер, стараясь схватить его раньше, чем Шейенна долбанет его, вырвется и убежит, и когда ухватился за ствол, взвел курок и приставил к шее девушки.
- Только без глупостей. – Она ведь заметила, что он вспыльчивый и нервный? Вот и не стоило лишний раз судьбу испытывать. - Я буду доверять тебе, когда удостоверюсь, что микрофонов на тебе нет. Сиди и не шевелись, - велел ей, а сам тем временем выбрался из своего Кадиллака и обошел его, оказавшись по другую сторону от индеанки. – Теперь вылезай, - махнул перед ее носом стволом еще раз.
Это в тюрьмах, полиции или аэропортах обязательно работали женщины, чтобы себе подобный вид могли обыскивать, у них же с этим дело обстояло проще. Сексуальное домогательство – меньшее, в чем их могли обвинить. Поэтому ни к каким знакомым женщинам, чтобы раздеть ее и проверить, Альтиери не повез, вместо этого сам начал обыскивать, не постеснявшись и грудь, как следует пощупать. – Не дёргайся, а то раздеваться заставлю, - пригрозил ей, на случай если начнёт возмущаться. Какого-то эротического подтекста в этом всём не было совершенно, заставить раздеться Фрэнк с тем же успехом мог и мужика, цель у него стояла другая, нежели можно было подумать. – Небось, зажимали тебя в Сан-Квентине не раз? – усмехнулся, слабо представляя, как такая видная женщина могла избегать домогательств со стороны заключенных. – Не трону я тебя, я не из таких. – На всякий случай предупредил, что насиловать её не собирается. – С женщиной всё должно быть по взаимному согласию, верно я говорю? – Отвлекся он впрочем, ненадолго. Закончив ощупывать, гангстер вновь махнул перед ней револьвером и приказал, - обувь снимай.

+3

64

В мире, куда она попала несколько лет назад, нет доверия как такового к людям вообще. Все во всем всегда сомневаются, даже в близких людях, как бы не говорили о любви или дружбе. Шей не была прям вот доверчивым человеком, но Нери пришлось ей довериться, хотя было трудно, и оба как волки в одной клетке, затравленно смотрели друг на друга, покусывая, проверяли, сорвется или устоит, вцепится в глотку или просто оскалившись, ляжет рядом. Так и от Френка она ощущала недоверие, сомнения, будто она скала, а его волны о нее разбиваются. Но Шей была спокойна, будучи в неведении его мыслей, не зная разговора Джо с племянником. И ждать можно было что угодно, но только не того, что произошло дальше.
Они отъехали от тюрьмы, причем резкости в движениях Фрэнка не было, все плавно, без передергиваний, будто машина враз и перестала слушаться.
- Получается так. Только слова бывают разными, как и люди их произносящие, - Шейенна засунула руки в карманы куртки, смотрела вперед, как дорога исчезает под машиной, вырываясь позади ровной полосой асфальта. – А почему вы думаете, что я этого не сделала еще в ресторане? – пожала плечами, будто говорили они о книге, которую когда-то он советовал ей прочесть. – Меня не ловили, в том и дело. Просто нашли пакетики в шкафу, когда я была в блоке смертников, и вернулась спустя три часа. Поверьте, сеньор Альтиери, мне слишком много пришлось бы потерять, раскрой я рот. И я слишком много знаю при том, что всего на всего охранник. Если бы Джо был идиотом, то ничего не делалось бы с моим участием. Он слишком хорошо знает людей, их пороки и слабые места. Перепугалась, - девушка усмехнулась, посмотрев на мужчину, - перепугалась я еще раньше, когда брату выносили приговор, когда другой только начинал рваться по его стопам, а младший… едва не каждое утро боялись увидеть его бездыханное тело. Мне есть что терять. Когда знаешь где поставить капкан, как словом прижать человека к стене – шанс уйти есть всегда. И его мне опять же дал ваш дядя. Казалось бы, женщина, но он все правильно рассчитал – я буду молчать, потому что тогда Гийвата не выйдет оттуда. Семья превыше всего, не вам ли не знать об этом. – Кивает, потирая пальцами висок, - да, награда на лбу тиллак, потому что за стеной мне не выжить, вы правы, и я бы предпочла иное средство уйти к праотцам. Мне никогда ничего не кажется. Я либо не знаю, либо утверждаю.
За разговором, Шейенна отвлеклась от смены обстановки за стеклом машины, и только когда Фрэнк бесцеремонно толкнул ее, резко вытащив оружие, девушка поняла, что все гораздо хуже, чем она предполагала.
- Тогда мне проще общаться с вами голой, стоя под рентгеновскими лучами, - она прошептала, нервно сглатывая, чувствуя как ее кожи коснулся холодный ствол, - вдруг я что-то проглотила.
Какой там шевелиться? Внутри все сжалось. Ладони резко стали влажными, а липкий подлый страх пополз по спине, притягивая майку еще плотнее к коже, смачивая ее потом. Шейенна медленно вышла, не сводя взгляда вовсе не с наставленного на нее оружия, а с глаз племянника Джо. Едва его рука коснулась плеча Шейенны, девушка сразу расставила слегка ноги, чтобы не провоцировать лишних тычков с его стороны.
- Вы весьма профессионально это делаете. Часто приходится женщин осматривать? – так хотелось приложить его носом в капот, когда он по-хозяйски, буквально лапал ее, сжимая то там, то тут крепкими пальцами. – Да не проблема. Лишь бы вы не касались меня, я готова и раздеться. Только боюсь, удовольствия вам это не доставит. – Она следила за ним, водя глазами как тенью за его рукой, что продолжала шариться по ее телу. – Вы хотите испытать на себе последствия тех попыток?
Шейенна готова была ослепнуть, лишь бы не видеть всего этого. Но чтобы прекратить, надо показать и доказать, что ты чиста.
- Подождите! – она не стала выставлять вперед ладони, что могло спровоцировать Фрэнка на удар или еще какую реакцию, а слегка толкнула его в плечо своим, отошла от машины, сбрасывая туфли. – Согласию говорите. Моего вы не спросили, а вели себя как заправский охранник.
Куртка полетела на капот, туда же футболка. Тихий, едва заметный, звук расстёгивающейся молнии, и штаны упали к ее босым ногам, что она лишь переступила через них. Подняв на мужчину глаза, повернулась вокруг себя один раз.
- Надеюсь дальше убедительных фактов вам не надо, обойдемся этими? – ее голос был тихим, хотя казалось бы, другая на ее месте уже бы орала как резаная, истерила и пыталась выбить из рук мужчины оружие. – Приятный диалог получился?
Как выглядеть спокойной, когда ты стоишь едва не обнаженная перед мужчиной, который держит тебя на мушке? Думать о главном – Жизни, так как она нужна тебе, чтобы быть рядом с Семьей.
- Вы можете проверить мои косы, вдруг туда вплели что-то. Ну что же вы остановились. И доверие приходит, или все таки мысли о попытке зажать покоя не дают? – Шей взяла майку с машины, отвернувшись надела, выдыхая, пытаясь успокоиться.

+3

65

Театральная реакция Спейси на новость о смерти жены Ливию не впечатлила, скорее наоборот - только отвращения прибавила. На самом деле, печать со словом "отморозок" можно было у него на лбу ставить и без этих лживых рыданий, которые были вызваны скорее отсутствием денег на похороны, чем реальной скорбью по супруге. О могиле Лиззи, впрочем, и сама Андреоли не знала, поэтому вскользь брошенный вопрос об этом остался без ответа. Ему ведь и не так уж это было важно, разве нет? Сейчас его все равно интересовало только содержимое пакета, что лежал перед ним на столе.
- Обо всем, что может его скомпрометировать. Он стал мешать серьезным людям, - вдаваться в подробности, кому и по какой причине, Ливия, естественно, не собиралась. Наглость и развязность, с которой вел себя Спейси, не располагала ни к доверию, ни к желанию вообще продолжать с ним хоть малейший контакт, но она все же пересилила себя и даже ухмыльнулась. - В Сан-Квентине ему будет тяжко, он может и заскучать по старому дому. У него ведь здесь уже налажена система развлечений, - пыточная камера, свои люди, покрывающие все это безобразие... что еще? Спейси ведь знает больше нее? - С тобой он тоже "играл"? - спросила уже напрямую, но серьезно, без сарказма и издевок. Неужели человек, подвергшийся пыткам и унижениям, не захочет мести для своего мучителя? А Ливия ведь практически прямым текстом просила приложить руку к плану возмездия.
- В гробу отсюда выходят глупцы, которые не в состоянии пораскинуть мозгами. Но ты ведь не такой? - осторожно закинула удочку с наживкой в виде маленькой лести. Манера этого хмыря набивать себе цену Ливию, откровенно говоря, раздражала, но к чему-то подобному наверно и стоило себя готовить.
- Слушай, на тебе свет клином не сошелся, - вестись на его ухищрения, однако, она не собиралась. - Уверена, здесь каждый будет только рад сдать Кросса с потрохами и остаться анонимом. Тебе просто повезло, что ты оказался мужем Лиззи, и мы обратились к тебе как к самому очевидному варианту, - потребовались усилия, чтобы сдержать рвавшееся из нее пренебрежение к этому человеку. Андреоли действительно не считала, что Спейси был единственным, у которого они могли вызнать подобного рода информацию, и давать ему право из-за этого считать себя избранным она не хотела. - Подумай хорошенько, что ты теряешь? - сделав паузу, пожала плечами. - Ничего. Только выигрываешь - получаешь шанс выйти раньше, - приходилось импровизировать и придумывать наживки на ходу. Как кстати пришлась фотография бывшего одноклассника на стенде с руководством. Так что, она почти и не соврет.  - Итан Фрост - мой хороший знакомый. Я поговорю с ним о тебе, он отметит твое примерное поведение и поратует перед новым начальством за твое УДО, - конечно, ничего в итоге не выйдет, ведь просить за такого ублюдка, как Спейси, она на самом деле не собирается, но пусть Чарли потешит себя надеждой. Она ведь не заверяет, что его выпустят, просто обещает помочь, а там как повезет... -  Кроме того, материальные стимулы еще никто не отменял, - деньги ведь и в тюрьме нужны. Более того, с ними тут можно хорошенько подняться и в принципе вести сносное существование. Хотя, наблюдая за тем, как Чарли начинает устраивать цирк из ее визита, не прекращая выпендриваться, она пришла к выводу, что была слишком к нему добра и лояльна. Стоило наверно начать разговор с шантажа курицей и шоколадом, которые она принесла. Как можно было заметить, еда сейчас увлекала его куда больше шанса побыстрее выйти на свободу. Замолчав, Ливия плавно откинулась на спинку стула и терпеливо принялась ждать, когда Спейси закончит свое громкое представление с привлечением к ним внимания всей комнаты, чтобы можно было наконец продолжить разговор.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-08 13:44:40)

+3

66

- Еще как думаю. – И эта мысль покоя не давала, что девушка весь день писала их разговоры на диктофон, или же что хуже напрямую передавала сигнал своим приятелям из ФБР, которые должно быть следовали за ними попятам на своем неприметном фургончике. Глянув в зеркало заднего вида, Альтиери поискал такой, но к счастью для себя (и для Шейенны тоже) не обнаружил. Это, впрочем, не развеяло всех его подозрений, и он всё с тем же недоверием продолжал слушать то, о чем говорила ему индеанка, а говорила она не мало, стоило признать, умела мозги запудривать. – Давай без сеньоров, ради бога, мы же не в Италии, - поправил её между делом, просто потому что его это сильно раздражало. В Америке из уст отнюдь не итальянки это звучало смешно, а если она хотела, таким образом, уважение ему выразить, ей следовало знать следующее: - у сицилийцев принято обращение дон, и далее по имени, а не фамилии – Дон Франческо. – Усмехнулся, представляя, как будет забавно, когда в следующий раз девушка в присутствии Гвидо или Ливии (кого бы то ни было из их круга) обратится к нему в такой форме, наверняка произведет этим впечатление, но это конечно если живой сегодня остается.
Её рассказ о братьях, за которых она переживала и которых опекала, не тронул ни единую струнку души. Он уже из разговора с дядей понял о том, что один из них находился чуть ли не в заложниках у него, но опять-таки эта информация не исключала того, что Покахонтас могла играть по собственным правилам. Всё что был способен предложить ей Нери – это защиту брата в стенах тюрьмы. Правительство могло гораздо больше, вплоть до того, чтобы выпустить Гийвату - Или как там его? С произношением индейских имен у Альтиери явно не ладилось – за пределы этих самых стен.
Удовольствия от того что ему приходилось делать, а именно обыскивать девушку, тыча в нее стволом револьвера, Фрэнк как ни странно не испытывал. Со всеми своими подозрениями он не исключал и того, что они могли оказаться ложными, в общем, повлиять это могло на их отношения, а Тейпа немало старалась, не хотелось и оскорблять её.
- От осмотра мужчин это мало чем отличается, - ответил ей. Наличием груди разве что, а так технология одна. Практиковаться приходилось, работая на Джо, тот с годами тоже в параноика превратился, что, впрочем, не уберегло его от тюремной камеры. – Раньше довольно часто. Приходится, знаешь, заботиться о безопасности, когда федералы даже посрать спокойно не дают. А ты опасная, стало быть? – усмехнулся в ответ на её предложение испытать на себе последствия тюремных домогательств. – Потом как-нибудь продемонстрируешь, не забывай у кого из нас оружие, уж с двух метров я не промажу. – Удивительно, что в этой ситуации индеанка еще и угрожать умудрялась, не каждый на такое решится, обычно старались рот лишний раз не открывать, чтобы не дай бог не спровоцировать, а тут вдруг такая смелость, точнее даже выразиться, наглость.
Неожиданно женщина сама вызвалась раздеться, решив этим поставить все точки над i. Препятствовать ей гангстер, разумеется, не стал, приободрил напротив:
- Да ты тоже профессионал… Музыку включить не надо? – пошутил, наблюдая за действием. Эротики во всём этом было мало, конечно, и когда девушка закончила, оставшись перед ним в одном нижнем белье, Фрэнк, вздохнув, убрал револьвер под пиджак, не зная даже то ли радоваться, то ли огорчаться. Никаких микрофонов на ней не было. – Одевайся, - жестом показал ей натягивать своё шмотьё обратно, и пока она собиралась, вернулся в машину и достал сотовый, чтобы набрать Майку. Была у него к другу одна просьба.
- Хэй, Майки, здорова, - поприветствовал, услышав его голос. – Мне твоя помощь нужна, можешь выяснить адрес человека, кому принадлежат эти номера? – продиктовал номерной знак автомобиля, принадлежавшего Тиму. Для Ринальди, имевшего связи в полицейском участке это не должно было составить больших проблем. – Через сколько мне подъехать? Надо одного типа отыскать, детали расскажу лично. Окей, пока.
Закончив разговаривать по телефону, Фрэнк махнул рукой индеанке, чтобы та заскакивала в машину. Как-то неловко он себя чувствовал после всего, что произошло, и от молчания это чувство усиливалось.
– Заедем к моему другу сейчас, он нам поможет найти Тима, - глянул на Тейпу, которая, кажется, обижалась на него за всё, что произошло. – Слушай, я тебя не заставлял раздеваться, это лишним было. У меня ведь жена есть, я не извращенец какой, мне просто надо было удостовериться, что ты не работаешь на федералов. Джо ведь знаешь, из-за крысы сидит, - показания Алессандро ему немало сверху накинули, - был у нас один такой, кто с микрофоном ходил, теперь вот бдительность проявлять приходится. А твоего брата, кстати, за что взяли? Долго ему сидеть? – Пока ехали, предпринял попытку установить с женщиной контакт, вернее восстановить его. – Вот, держи, - сунул ей денег, четыре сотни, больше с собой не было. И пояснил за что, не за стриптиз, конечно, - это за помощь. Потом получишь еще после того как нашу проблему разрешим. Друзья Джо – мои друзья. – Пусть и она его другом считает, среди таких как они, деньги часто были её залогом.

+3

67

[NIC]Charlie Spacey[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/7BNJW.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/iBk9e.gif[/SGN]

Спейси совершил ещё одно выразительное жевательное движение, хрустя сочным яблоком, внимательно глядя в глаза Ливии, почти не моргая - прекрасно понимая, что не производит на неё благоприятное впечатление, он нарочито его усиливал, к тому, чтобы понравиться ей, даже и не прилагая никаких усилий; в какой-то степени, даже пытаясь эту неприязнью к себе пользоваться, если не оружием... то как преимуществом. Единственным своим реальным преимуществом при этом, пожалуй. "Хилбилли" и по ту сторону решётки у людей, вроде женщины, что сидела по другую сторону стола, положительных эмоций не вызывали, - да это и взаимно было, пожалуй, - чего уж говорить о том, кто мотает срок? Пусть даже и является главой одной из тамошних банд. Возможности свои Чарли оценивал достаточно трезво... Пусть он был отморозком и подонком - но дурачком не был.
- Серьё-ёзным лю-юдям, бу-у-у... - с усмешкой передразнил, чуть разведя руками в стороны и слегка встрхнув запястьями, изображая страх, но затем снова вернул прежнее выражение на лицо, кусая яблоко - но здесь он в своей актёрской игре слегка прокололся, его потерявшую былую остроту зубы в мякоть вонзились с каким-то остервенением, и во взгляде блеснуло что-то по-настоящему ледяное, не насмешливое. - И что это за люди такие?.. - которым нужна помощь уголовников вроде него, чтобы свалить Кросса - и насколько они "серьёзные", если не могут сделать это и самостоятельно?.. Он-то себя маловажным тоже не считал, всё-таки он был уважаемым человеком среди местных "обитателей", другие зэки к его мнению прислушивались; и естественно, любили его не все - но и это говорило о его авторитете. Уж точно он заслуживал того, чтобы знать, кто хочет с ним проворачивать что-либо. Кого Ливия представляет? Как там её фамилия?.. - В дорогих костюмах и итальянских туфлях, гнусавые такие и - вхллипцть... - издав неопределённый звук губами, схлебнув слюну, Чарли провёл по своему из без того уложенной стрижке, изображая, как кто-то волосы укладывает гелем назад. - Зализанные вечно, - эти которые?.. Угум. - понятливо кивнул, отхряпнув последний кусок яблока и положив огрызок к кучке куриных костей. Это, значит, мафии от него что-то надо - любопытно... будет что перетереть с корешами на прогулке - это помимо шикарных буферов их "представительницы" и работодательницы его жены в прошлом, они-то, ясное дело, песен достойны и всеобщего признания - а так вообще тема-то любопытная... и с макаронниками им вроде ссориться тоже не резон; хотя и дружить причин, вроде бы, раньше особых не было. В общем, Спейси был заинтересован происходящим. Не то, чтобы это означало, что он все карты откроет сразу, конечно...
- Со мной? Хех, нет... - на долю Чарли и жестокости местных охранников хватало, Лив и сама ведь видела, он не то, чтобы сильно большой и здоровый, хоть жилистый. Но кое-кто из его друзей действительно пострадал от рук Кросса - от методов, точнее, не от рук... и правду вполне могли бы рассказать. Только поверит-то кто? Преступный сговор, скажут. Как будто таких попыток раньше не предпринимали - как правило, хуже всего становилось в итоге тем самым, кто такие малявы и писал. Услышав следующий вопрос Чарли высоко приподнял брови, аж лоб наморщил, а голову - опустил, глядя на Ливию с ответным насмешливом скепсисом. А похож на глупца?.. Который позволил бы себя надурить пустым обещанием... и уж тем более попасться на старую, как мир уловку с симпатичной незнакомкой.
- Э, погоди-погоди-погоди, хе, хе... - засуетился вдруг, когда Ливия неожиданно решила пойти на попятную - потому что угроза её действительно была реальной, найти кого-то другого, кто будет согласен сдать Кросса, будет не такой уж большой проблемой - и не из арийцев, так из какой-нибудь другой тюремной фракции, а скорее даже не из банды вообще - одиночек всегда проще на такие вещи растрясти, группировка - это уже сила, какая-никакая... и какая-никакая ответственность для каждого, кто в ней состоит. - Я ведь не говорю "нет". - остаться в стороне, имея возможность навредить Кроссу? Если подумать, вот это действительно надо быть глупцом; а в Сан-Квентин, или ещё где, оказаться - пути Господни не только для начальников тюрем неисповедимы, и банды везде есть, и слухи распространяются - не только подельники, но и единомышленники, могут не оценить. А если он притом ещё и взаправду получит шанс выйти раньше срока... На лице Спейси проступил отпечаток его активной мозговой деятельности. По крайней мере, сейчас он казался серьёзным... Ливия показала, что не боится его, показала готовность вести дела. Вот только...
- А Фросту-то что за дело? Он тоже часть... всего этого?..
- Чарли не смог сложить два плюс два, хотя это было у него под носом: Фрост слетит вслед за Кроссом, если вскроется, что заместители покрывали своего начальника. И отчего-то совсем не думал, что прошение Итана об УДО не только не помогут ему в этой ситуации, но даже и наоборот, только усугубят положение. Но что-то подозрительное он всё-таки почувствовал. Что-то под замысловато выбритой черепной коробкой не сходилось... - Мне нужны гарантии. - важно заявил, сложив руки на груди. Что-нибудь покрепче куриных костей...

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-09 11:30:23)

+3

68

- Хорошо, тогда обойдемся «мистером», - вовсе выбрала иной вариант, Шейенна старательно отворачивала от стоящего мужчины левую стопу, пряча татуировку. Верования в ее народе были сильнее, нежели вера Фрэнка в его Иисуса, и поэтому показать суть себя постороннему, для Шейенны означало бы вывернуться наизнанку. Подпрыгнув, застегнула штаны, отряхнула ноги о траву. – Опасна я или нет – решать вам, но я понимаю вашу «старательность» обыска.
На улице не было ветра, а ее все равно чуть бил озноб от «рабочего стриптиза». Шейенна впервые была сама подвергнута данной процедуре столь досконально. Приятного мало, да что там, не было даже вообще равнодушного состояния.
- Вы могли бы напеть. Итальянцы же стояли у истоков оперного мира. – Девушка пыталась поправить растрепавшиеся волосы, стараясь не стоять спиной к Фрэнку. Он напоминал ей тигра, которой по своей природе нападает со спины, поэтому, когда на него охотятся, и чтобы не приведи, зверь выскочит со спины, носили на затылках маски. Тигр никогда не нападает лоб в лоб. – И мне еще жить хочется. Уверенность вашей руки внушает послушание. Но мне бы не хотелось в будущем демонстрации своих умений, как и испытывать ваши на себе. Сойдёмся на том, что мы поверили друг другу.
Пока итальянец говорил по телефону, сути разговора Шей даже не пыталась уловить, ей пришлось изрядно потрудиться, чтобы успокоить себя. Хвала Небу, что ее характер, столь вспыльчивый в юности, удалось укротить, а потом и вовсе словно залить в ледяную воду, сделать уравновешенным. Шей никогда не пустит в ход кулаки, стараясь обездвижить противника, и попытаться успокоить. Ну а если не выходит, то тогда можно и приложить. Но опять же, вспоминая посланного за ней охранника, Шейенне удобнее использовать свои знания человеческого тела и его точки. В этом индейцы очень похожи с китайцами. Кто-то называет это акупунктурой, что-то владением знания. Уловив боковым зрением жест Фрэнка, индеанка села в машину, будто сливалась с сидением, смотрела на капот автомобиля, на котором бликами играли солнечные лучи. Ремень щёлкнул в пазах крепления как молоточек по мозгам. Напряжённость как вторая кожа прилипла к обоим, кто сидел сейчас в машине. Казалось, дернись один из них и все заискрится. Шейенна не думала поворачиваться на голос Фрэнка, когда он обратился к ней, объясняя дальнейший план действий, как удивилась откровенности его слов, секунды и ее брови поползли вверх. Он оправдывается? Тейпа никак не ожидала такого поворота. «стряхнув» глупое выражение лица, посмотрела на мужчину:
- Не заставляли. Я сама это сделала, чем сократила время на препирания, рычания, тыканье стволом мне в лоб. И стало проще. Ведь я права? – Шейенна прогладила волосы, что лезли в глаза от ветра, что врывался в открытое окно. – Интересно, а вы когда ей, то есть жене своей, предложение делали, тоже обыскивали? – Поняв, что перегнула, а это нервы сдали, резко ухнув куда-то под коврик машины, открывая плацдарм для сарказма, что Шей приподняла руки в побежденном жесте, - прошу прощения, занесло. – Слегка нахмурившись, индеанка пыталась вспомнить рассказ Нери о прошлом, о приговоре и причине столь большого срока. – Старый жук, он не вынес сор из Семьи. Я не знала об этом. Значит, не доверял до конца. Но я уважаю Джо еще больше. А апелляцию не пробовали подать? «Поговорить» со стукачом? Или под программу защиты попал?
Разговор свернул в другое русло, что сейчас они говорили на одном языке, будто между ними стерлись границы, и стало даже легче дышать.
- Гийвата еще семь лет сидеть. Ему дали по максимуму для несовершеннолетнего. Было бы ему двадцать один, получил бы еще больше. Взяли? Догадаться не трудно. Наркотики. Глупо так попался.
Иногда кто-то нас подталкивает к воспоминаниям, которые мы заталкиваем подальше, чтобы внутри все раз за разом не переворачивалось. Но Фрэнк откопал своими вопросами в ней это. Шей отвернулась к окну, прикрыв глаза, а пальцы, сложив в замысловатой фигурке, попыталась успокоиться. Движение слева заставили ее вновь обернуться к мужчине.
- Что это? – держа купюры в руках, Шейенна как и тогда с Гвидо закипала внутри. – Я понимаю, что деньги, спасибо, но, не сделав работы, денег не возьму. Вдруг ничего не получится, и мне придется искать пути возврата в тюрьму. Лучше обеспечите потом адвокатами хорошими.
Открыв бардачок, положила деньги.
- Это не гордость… Я повторяюсь, уже говорила такие слова. Просто не люблю авансы. А вот предложение дружбы я приму. И не, потому что вы андербосс, а потому, что сделали все правильно, ваш палец не дрогнул, револьвер в кобуре, и вы дали нам шанс остаться хорошими знакомыми.
С нее будто волной схлынуло напряжение. Правда, полностью расслабляться рано, но сейчас Шей готова была сползти на сидении и улыбаться как умалишенная. Все начиналось остро, дошло до пика, и плавно сошло вниз.
- Я надеюсь, Тим останется в живых? – прошептала, смотря на здание, у которого остановилась машина.

+1

69

В серьезности их организации Ливия и сама после сегодняшнего задания усомнилась. Для чего понадобилось прибегать к такой сложной, рискованной и несколько даже абсурдной схеме устранения Кросса, ей было не понять. Не то чтобы она была ярым приверженцем насилия, но обстоятельства жизни, увы, вынуждали признавать, что иногда действительно лучше решать проблему, выдергивая ее с корнем, а не подрезая его. Сдать Кросса журналистам, подняв шумиху вокруг его "игровой площадки", как выразился Спейси, было делом все же непростым. Тот, кто сумел столько лет вести свою вопиющую деятельность безнаказанно, наверняка уже со всех сторон оброс нужными людьми, которые были готовы его покрывать, что бы ни случилось. Или у Монтанелли были какие-то еще идеи, как можно подкосить ноги начальнику Ручьев?
- Эти люди тебя волновать не должны, - выслушала фантазии насчет набриолиненных итальянцев с абсолютно беспристрастным лицом, совершенно никак не намереваясь его догадки комментировать. В современной жизни люди Коза Ностры прилично отличались от образа, созданного киношниками несколько десятилетий назад, но если Чарли удобно представлять их такими, пускай.
- Но ты и не говоришь "да", а время тикает, - уходят драгоценные минуты их свидания, которые Спейси тратит на театрализованные шоу, рассчитанные на то, чтобы повыпендриваться и поднять себе цену. Пусть обломится. Обещать этому хмырю запредельные суммы Ливия не собиралась ровно так же, как и платить их.
А вот Итана, вероятно, она упомянула не зря, хоть может и рановато. Но в любом случае, стоило расспросить о нем Спейси и выяснить, вовлечен ли он во всю эту канитель или является ничего не знающим звеном. Хотя оставаться абсолютно глухим и слепым, будучи вторым человеком в тюрьме, все-таки вряд ли возможно. Напротив, он наверняка знает гораздо больше, чем тот же сидящий перед ней бородатый сморчок, но как раз из-за положения зама, что он занимал, надежда на рассказы Итана была еще более призрачной.
- Фрост?..  Он не имеет никакого отношения к тем людям в дорогих костюмах, о которых ты вспомнил, - ухмыльнувшись, опустила глаза. - Мы просто спим вместе, - достаточно близкое общение мужчины и женщины, чтобы не сомневаться в ее влиянии на него? Возможно, это и не убедит Спейси выдать полезную информацию об Итане или Кроссе, но, может, вынудит хотя бы что-нибудь сболтнуть. Как можно заметить, человеком он был эмоциональным. - Он ведь не занимается всей этой дрянью, правда? - подтолкнула на откровения, состроив слега озабоченный этим вопросом вид. - И в общем... я могла бы попросить его за тебя... - Медленно подняла на мужчину свой взгляд, оттягивая последнюю фразу, которая внезапно пришла ей на ум. - ...Или против тебя... - Усложнить жизнь в тюрьме через заместителя начальника учреждения не такая уж и трудная задача. У Итана наверняка множество полезных знакомств в этой сфере, Спейси должен был это понимать. И если он не оценил "пряников", которые Андреоли ему предлагала, то пусть подумает и о возможном "кнуте". - Ты не в том положении, чтобы требовать каких-то гарантий, - держать себя в руках Ливия умела достаточно хорошо, чтобы сохранять сейчас хладнокровный вид и спокойный тон голоса, даже несмотря на то, как ее раздражал сидящий перед ней клоун. Угрозы, которые она ему только что подала, были произнесены хоть и твердо, но без лишнего давления и агрессии.
- Ну так что? Согласен помогать? - задала вопрос после небольшой паузы. - Тебе, должно быть, многое известно, ведь так? Например, где проводятся все эти "эксперименты"? - еще больше понизила голос, продолжая сверлить его глазами. Если они найдут журналиста, согласного рискнуть и выдать горячий материал, то последний должен быть основан не только на домыслах и слухах. Проверочная комиссия, если таковая соберется, когда поднимется шумиха, должна суметь быстро проникнуть в нужным места, которые Кросс наверняка попытается сразу же скрыть и замести следы. Какой бы психопат он ни был, о своей шкуре все равно, конечно же, заботился, иначе эту его "лавочку" давно бы прикрыли. - Что они из себя представляют, тоже наверняка знаешь? - если не на личном опыте, то от сокамерников уж слышать был должен.

+2

70

Нет, ну как это - не должны?.. Чарли состроил недовольную моську. Его тут пытаются раскрутить на серьёзный шаг, а работать с кем-то, не показывая своих лиц - это не по понятиям, не стиль итальянцев даже, скорее уж других любителей строгих костюмов - их извечных противников из Федерального Бюро. А попытки Ливии были скорее выглядели на вербовку, чем на заключение сотрудничества, так местных стукачей вербуют, да и не только здесь, в любых тюрьмах - и пахло это дерьмово, стукачом Спейси становиться не желал и не хотел, даже если речь идёт и о Кроссе... если только не будет предложен взамен что-нибудь получше отдельного, отгороженного от остальной части тюрьмы, блока - который надёжным укрытием всё равно не является, это он и на собственном опыте проверял. Но на федерального агента гостья не похожа была даже близко, недалёкий Спейси вряд ли мог даже выразить словами, почему именно, руководствуясь, как уже заметно, слишком явными признаками; всё, что было глубже - и отражалось где-то тоже в глубине его грязной преступной душонки; но и не очень сильно её раздражало, как ни странно - в голосе Ливии, в манере держаться, во взгляде, может... неуловимо угадывались какие-то нотки, сообщавшие уголовнику, что она если и не по его сторону баррикад, то в любом случае, ближе к нарам и параше, нежели к униформе и кокарде. Из его класса, если уж не из его семейства... Определиться с видом даже для него не так сложно, учитывая знакомство с его Лиззи... Однако сама Лив тоже не сказала ни "да", ни "нет".
- Вы - что?.. - переспросил Чарли, вроде как ослышавшись, даже голос понизив, наклонившись ближе. Затем опять откинулся на спинку стула, как ванька-встанька, отпустив очередной смачный комментарий - сопровождаемый хлопком в ладоши, звучный, но и не настолько, чтобы на них начали поворачивать головы: для тем, кто создаёт помехи для свиданий остальным заключённых, время могут и сократить до нуля, отправив обратно в камеру тут же. - Боже-боже, кто бы мог подумать!.. Хоть у кого-то в штанах не пусто, хе-хе-хе-хе-е-е... - нет, ему тут определённо ловить нечего - где Фрост, и где Спейси?.. оставалось только позавидовать. Выходило, что это ход самой Ливии, что ли - выяснить, чем тут занимается её любовник? Нет, ну, с другой стороны - глупо было бы подумать, конечно, что он держал её своим общественным положением. Однако, и Лив проболталась - вскользь вернувшись к теме итальянцев, отрицая связь Фроста с ними, она словно бы подтвердила свою. Выходило, что сам Итан не так уж и не причастен; хоть и сам не очень в курсе этого?.. Чарли стал чуть-чуть дружелюбнее - это не сделало его намного менее мерзким, конечно, но Ливии удалось запудрить ему мозги, слегка расположив к себе; в первую очередь это выразилось в его обращении:
- Оглянись вокруг, сестрёнка. Здесь каждый так или иначе занимается какой-нибудь дрянью... - раскинул руки в стороны, скривив губы. Просто правда жизни. Здесь ад, а в ад ангелы не попадают - там есть либо мученики, либо черти; и Фрост тоже был далекой не святошей, если она об этом. С такими людьми, какие живут в "Ручьях", одним словом наставления немногого добьёшься...
От следующей фразы Ливии спесь с Чарли посыпалась, как пыль со старого ковра после первого удара выбивалкой; он даже заметно вздрогнул от такой неожиданности, взглянув на Лив так, словно не поверил, будто не ослышался. Не понравился вкус шантажа, и угроза застряла где-то между зубов, коля дёсны. На этот раз Спейси вполне поверил в то, что она сказала... И пугала даже не сколько перспектива остаться здесь ещё лет на десяток, сколько всё-таки переступить порог "игровой площадки" Кросса; в то, что Фрост его способен дотуда довести ради забавы такой красотки, как Андреоли, Чарли вполне был готов поверить. Ошарашенный, словно его только что окатили из ведра с холодной водой (и ставший действительно немного влажным, от пота), выкатив глаза, Спейси уставился на неё. Дрогнул уголок губ, словно пытаясь вернуть на лицо привычную усмешку; но это уже было скорее нервное...
- Ага... - неуверенно протянул, но более утвердительно и поспешно - кивнул; сложив руки, только что размахивал, на столешнице, пригнувшись ближе. - Полагаю, ты хочешь услышать историю о пытках или издевательствах, о пыточной камере, ну вот это не совсем так, я бы не назвал это "экспериментами"... хотя и похоже. - затараторив было, Чарли вдруг замолк, когда надзиратель прошёл вдоль ряда; говорить о таких вещах здесь, в тех стенах, ближе всех к двери, выносящей многие секреты за пределы "Серебрянного Ручья", было опаснее всего. И он мог бы сам стать очередным "секретом", если бы кто-то его услышал... - Это происходит в подвале блока для психопатов. Тех, от кого ему было что-нибудь нужно, или просто требовалось усмирить, заводили внутрь... обычно попросту били, допрашивая; голодом морили - иногда держали там целыми днями, а пара человек и вовсе оттуда не вернулись... из отделения для сумасшедших, я имею в виду. - очевидно - те, кто не умел держать язык за зубами. Обкалывали их чем-нибудь, или просто объявляли сумасшедшими, в любом случае - показаниям психопата кто поверит?.. Чарли медленно отодвинулся, всё ещё ссутулившись, воровато и со страхом оглядываясь по сторонам - не услышал ли кто? "Цыпа", с которым он поделился? Надзиратель, что приглядывал за порядком?

[NIC]Charlie Spacey[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/7BNJW.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/iBk9e.gif[/SGN]

+1

71

Перед тем, как сделать Джулс предложение Фрэнк «обыскивал» её и не раз, по вечерам, ну, и бывало еще по утрам, знал каждый сантиметр её тела - всё-таки жили вместе. Носи она микрофон, он бы точно заметил. Впрочем, мыслей на этот счет у него, признаться, и не было даже. Это сейчас паранойя прогрессировать стала - приходится быть осторожным, являясь вторым лицом в организации. – Моя жена к таким делам никогда отношения не имела, так что надобности не было, - ответил, сохраняя спокойствие в голосе. Разве что взгляд похолодел, который он бросил на Шейенну. – И ты будь добра не втягивай ее, даже таким образом. Договорились? – Прозвучало как просьба, но настойчивая. Это с Андреоли он из себя выходил, зная, что та намеренно пыталась поддеть его через жену, Шейенне же пока сделал устное предупреждение, надеясь, что та его уловила. В отличие от Ливии членом организации она не была, и вступать в конфронтацию с андербоссом ей было куда опаснее. Впрочем, заострять внимание на этой шутке Альтиери не собирался, приняв от девушки извинения, он, молча, кивнул головой и переключил тему.
- Считаешь себя умнее других? – усмехнулся, услышав ее советы подать апелляцию и «поговорить» с Алессандро, той самой крысой, которая заложила Нери, да и не только его, если уж откровенно говорить. Племянник Майкла, к примеру, тоже под раздачу попал, куда на меньший срок, но тем не менее… Кстати не так давно вышел на свободу, отсидев в Сан-Квентине, Шейенна наверняка была с ним знакома, раз уж работала в тех стенах.  – Под программой защиты, конечно, - подтвердил ей, не став уточнять о том, что полгода назад им все же удалось добраться до этой падлы и прирезать как свинью. Нери, правда, на тот момент уже вынесли давно приговор, ему и без Алессандро насчитали не мало, так что убийство было лишь актом мести. Нарушивший закон молчания должен умереть – таковы их порядки, и срока давности тут не существовало. Соблюдая традиции, запевшему капо даже крысу дохлую в пасть засунули. Это показывали по телевизору.
Семь лет – в общем-то, не так уж и много, главное ни на чью заточку не нарваться, а выйдя, Гийавата – еще одно имя, заставившее андербосса содрогнуться – будет вполне еще молод. Моложе, чем тот же Пульсоне, к примеру, оказавшийся на свободе в сорок лет, да и тот умудрился не пропасть, а выбиться в люди. Честным путем зарабатывать уже, конечно, вряд ли получится. Никто не хочет брать на работу бывших заключенных. А вот попытаться воспользоваться приобретенными связями в тюрьме – это вполне.
- И многие в вашем племени... - Фрэнк не был уверен корректно ли определение для современных представителей коренного американского народа, поэтому запнулся на этом слове. Сделав небольшую паузу, он продолжил, - ...зарабатывают подобным образом? – То, что индейцы – лентяи, почище сицилийцев, знали многие. Последние все же вынуждены были работать, чтобы выживать, а вот первые получали от государства пособия и могли себе позволить бездельничать. Деньги пускай и не большие, но для этих полунищих бродяг много и не надо было, лишь бы на пиво хватало. Такого мнения о них были придерживалась большая часть американцев и Фрэнк исключением не был. – Наверное, дела не очень идут, верно? – предположил, возвращаясь к разговору, который завели до посещения тюрьмы. – Вам нужен тот, кто бы занялся организацией. Грамотный менеджер, если выражаться современным языком. – Под менеджером он подразумевал кого-нибудь из своих людей, разумеется. Дипломов по бизнес администрированию у них не было, но как делать деньги на улицах – даже Ливия это отмечала – они знали, и все ресурсы для этого у них имелись. – Мы могли бы сотрудничать. Вы обеспечиваете товаром, мы – защитой. – Выйти на улицы и начать торговать наркотиками не так уж и просто, рынок этот давно поделен, и конкуренции уличные дельцы не любят. Без поддержки, таких как Торелли, у индейцев едва ли получится зарабатывать. Судя по внешнему виду Шейенны (никаких тебе шуб леопардовых и золота), и не получалось.
- Возьми деньги, не оскорбляй меня, - настоял, едва ли не приказным тоном велев индеанке сделать так, как он говорил. Впрочем, через мгновение осекся, услышав из ее уст то, чего знать она никак не должна была. – Что ты сказала? – Глянул на нее удивленно и с трудом вернул взгляд обратно на дорогу. – Как меня назвала? – Андербосс? – Ты где это таких слов нахваталась? – Еще и значение знала? Но главное, откуда она вообще знать могла, что Альтиери им являлся? Или все-таки она была связана с федералами, или дядя впал в маразм, сообщая всем и каждому в тюрьме, кем являлся его племянник. Должно быть, так сильно скучал по нему, что рад был увидеть в соседней камере. – Понятия не имею, что оно значит. Не фантазируй лишнего, - опять-таки в повелительном тоне обратился к ней, надеясь, что больше слышать подобное ему не придется – никакой мафии, никаких андербоссов, максимум – дон Франческо, и то, как вежливая форма обращения у сицилийцев, не имевшая прямого отношения к организованной преступности.
- Не умрет, я же сказал. – Ответил на ее бормотание и заглушил двигатель автомобиля, когда они подъехали к зданию, в котором располагался ресторан «Брускетта», излюбленное место его лучшего друга. Кормили здесь и в самом деле отменно, Фрэнк оценил кухню во время празднования выхода Ала из тюрьмы, его дядя устроил фуршет на заднем дворе своего особняка, пригласив хозяина и шеф-повара «Брускетты», ответственного в тот вечер за стол. Кажется, все гости тогда остались в восторге. – Подожди меня здесь, я не надолго - велел девушке и, покинув автомобиль, направился в ресторан, где они договорились встретиться с Майклом. Заметив его, андербосс растянулся в улыбке и широким шагом направился к столику.
- Шикуешь, - усмехнулся, подсаживаясь к другу, перед этим поприветствовав его. Обычно в такие заведения ходили ужинать, приглашая с собой девушек, Майк же, не парясь, даже обедал. От меню, которое ему поднес официант, Альтиери жестом отказался и, оставшись наедине с Ринальди, спросил у того, - ну, как там с моей просьбой? Удалось найти информацию?

+2

72

- Все, как всегда, на высшем уровне, Джо! - отправив в рот очередной морской гребешок, Майкл Ринальди блаженно улыбнулся. За время их военных блужданий он соскучился по хорошей пище  - и особенно по обедам и ужинам в "Брускетте", ресторане своего университетского приятеля, Джозефа ДиМанны. И вот сегодня капитан южной стороны наконец смог вырваться - и теперь сидел в старомодного вида зале, с официантами во фраках и манишках, с накрахмаленными салфетками и живыми цветами на столах, огромной люстрой с зеркальцами и хрустальными подвесками на потолке. Перед ним была тарелка с феттучини под сливочным соусом с морепродуктам и хорошая кружка "Левенброй".
- Тигровые креветки для этого кушанья готовлю по семейному рецепту. Жарю их в особой подливке.  - маленький усатый ДиМанна, ухмыляясь по самые уши, поставил перед Майком высокую вазочку с десертом - вишнево-ванильным муссом с шоколадной
крошкой и толчеными лепестками роз в меду. - Принести тебе белого вина, оно с пастой идеально сочетается? Вот есть "Монраше" 2003 года... Полный энтузиазма шеф-повар уже было хотел метнуться в сторону кухни, откуда то и дело показывались красные распаренные лица его сыновей-помощников, но Ринальди остановил бывшего одногруппника. - Нет, нет, я пива хочу. После чего с наслаждением отхлебнул ледяного хмельного напитка и намотал на вилку очередную порцию макарон.  Он еще дожевывал, когда телефон в его кармане загудел, оповещая хозяина о том, что с ним кто-то хочет связаться. Вздохнув, поднял трубку, поднес к уху.
- Привет, Фрэнки! Вот, всегда Майк, пожрать, блин, не даете... - шутливо проворчал гангстер, услышав голос лучшего друга. Затем рассмеялся. - Да не вопрос, сделаю звоночек сейчас. Я в "Брускетте", подъезжай, когда сможешь. Тебе заказать что-то, нет? Закончив  разговор, немедленно начал набирать номер - благо, кулинар-виртуоз наконец ушел к другим гостям, подавая свежие канноли и какао каким-то высокомерным старушкам в бриллиантах. Офицер Моррисон, из Департамента транспортных средств, уже давно содействовал мафии в разных ее темных делах  - там, перебить номера машины, добыть на нее левые документы и тому подобное. Уж зайти в свою служебную базу данных на компьютере и найти кое-какую информацию емупроще простого - учитывая последнюю полученную  им сумму в конверте. - Халло, Бен! Слушай,  не в службу, а в дружбу, можешь один номерок глянуть, BLF 45G? Ну, адрес там...
Когда Альтиери вошел в едальню,  Ринальди уже приканчивал мусc, запивая его капучино c cахаром.  Нужная инфа  была успешно записана - и потому гангстеру можно было никуда не торопиться. Увидев лучшего друга, он приветственно помахал ему рукой, показывая, где именно находится.  Когда тот подошел, хотел было ему ответить - но первым к андербоссу обратился неугомонный в своем радушии Джоуи ДиМанна, выскочивший откуда-то, как черт из табакерки. Он бережно прижимал к груди накрытое тканью блюдо, а поверх жилетки и галстука на нем был белоснежный фартук. - Фрэнк! Как давно я тебе не видел. Что же вы с Джулс не захаживаете? Специально для твоей прекрасной жены я каждый день готовлю свежую панакотту - а вас все нет и нет. Огорченно поцокал языком, изобразив на своем живом лице бесконечную печаль. - А как ваш bambino? Когда у него появятся зубки, сделаю гурьевскую кашку - знаешь, что это такое? Детей надо приучать к такой еде, а они ее не особо любят - но с фруктами и медом пойдет куда лучше... Тут он убрал ткань с блюда - и выяснилось, что там лежали куски только что испеченной кассаты - нежного творожно-фруктового торта, который в Сицилии очень любят подавать на свадьбах. Выглядел он великолепно - слои бисквита, мороженого и рикотты,  покрытие из марципанов, зеленых и красных леденцев, многочисленных цукатов. - От заведения! Попробуй-ка и скажи мне честно, что думаешь, а то от янки толку не добьешься... мПонизил голос почти до шепота, пугливо оглядевшись по сторонам. - Между нами, я слегка поэкспериментировал - добавил немного бейлиса в основу, а среди  фруктов - не только наши традиционные цитрусовые, но и манго... Дед бы меня убил, но... Скажи, как тебе, в общем...
Когда мастер готовки удалился,  Майки-бой обнял Франческо, после чего откинулся на стуле, заложив ногу за ногу. В светло-сером твидовом пиджаке с закатанными рукавами, черной шелковой рубашке,  темных же джинсах и ботинках, с поблескивающим на правой руке золотым браслетам и традиционными перстнями на мизинцах, он играл мобильником, перекидывая его из ладони в ладонь. - Ну, как ты? Не хочешь кофе? Или пивка? Открыл записную книжку в сотовом - Вот адрес твоего чувака. 4409 Oak Hollow Drive, Sacramento, CA 95842. После чего пытливо поглядел в глаза подручному Гвидо. - А зачем этот... Тим тебе понадобился? Что стряслось-то?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-20 09:34:25)

+3

73

- Чтобы быть втянутой ей во что-то мной, надо иметь знакомство, а не предполагается оно. Вы помогаете мне, я как могу вам. У нас лишь общий интерес, не терпящий постороннего вмешательство. И наше дело не предмет для обсуждения за чашкой чая в знойный день. Я вас поняла, но и просьба – не тыкайте меня в болтовню. Повода не давала.
Каждый оберегает свое тщательно, и любое потрясение может привести к последствиям, которые разрушат несколько жизней. Любопытство сгубило кошку, а болтология сгубит двадцать кошек. Шей прекрасно понимала Фрэнка, так как сама оберегала своих родителей от всего, что творится за пределами резервации с их детьми. Мама, будучи сильной женщиной, с рождения Ольянта боялась потерять младшего сына, едва пережила арест старшего. И индеанка старалась, как могла, отгородить Куана от необдуманных шагов, хотя сам он считал, что все делает правильно. Отец лишь стал более замкнутый, винил себя в произошедшем, в том, что его дочь выбрала не путь истиной индеанки, отказавшись от будущего ради блага брата, которого посадили надолго. Лишь дед, знающий многое и молчащий, умиротворяюще успокаивал всех. И ему верили, поэтому вероятно все шло не так плохо. Только никто из родных не знал, что Шей поставляла наркотики в тюрьму, что ее уволили и теперь она непонятно кто и неизвестно где. Шей не раскрывала своего адреса в городе, чтобы избежать гостей. А они могли быть, так как девушка не была частым гостем дома, а теперь и вовсе не знала, как сказать, за что ее выгнали с работы.
- Да нет, просто размышляю. Умная женщина это головная боль для мужчины. А я как-то своему будущему мужу такого пожелать не хочу. – послушать со стороны, так двое в машине это свои люди, что на его колкости она отвечала тем же, и никто не хватался за горло собеседника, оружие и не пытался на ходу вытолкнуть из машины в порыве злости. – нет. Не многие. Пример моего брата показал весьма удачный «фильм» будущего. И теперь те кто промышлял этим, делают очень осторожно. Новых клиентов не находят – работают по старым связям. И приди вы в точку, зная, что там точно есть «витаминки», все равно ушли бы ни с чем. Вы незнакомец. Многие работают в сувенирных магазинчиках, которые правительство не облагает налогом, есть учителя, повара, плотники. Почему складывается впечатление, что индейцы пропащий народ, беспробудно пьющий? Да, есть племена, где слово вожака значит не больше чем жужжание мухи, но не у нас.
Шейенна ненавидела наркотики и все что с ними связано. Ее братья не употребляли, они развращали этим окружающих, наживаясь на горе людей. И сама много раз отказывалась от очередной партии, но ей умело напоминали про Гийвата, били ниже пояса, и девушка скрипя зубами касалась пакетиков. И сейчас, слыша предложение Фрэнка готова была крикнуть в его ухо Нет, это плохо. Но не сделала бы так, так как сама понимала, что он прав. Как бы паршиво она не чувствовала себя от всех его слов, он был прав.
- Никто на огромные партии не претендует. Учитывайте, что товар специфичен и мало распространен. Да и не сильно я интересуюсь доходами, - говорили, будто о капусте или макаронах. – Вы предлагаете свои услуги, не посмотрев товар? – пожала плечами, - я спрошу. Ведь это растительный товар, ничего синтетического, поэтому о масштабных объемах речи идти не может. – Потянулась к бардачку, - хорошо. Но это первый и последний раз. Договорились?
Ну если он условия ей ставит, то почему она не может. Никто сейчас никому ничем не обязан. Пока…
- Сказала, что услышали. Неужели вы думали, что я выходила на Монтанелли, не зная, кто вы. Мне было дано два имени. И были бы вы не высоки в положении, Джо вряд ли посоветовал к вам обратиться. Успокойтесь. Я уже забыла, а то начнете опять про федералов намеки бросать. Нахваталась. – улыбнулась, - будто заматерилась, а вы мой отец и ругаете. Интересно вышло.
Едва Фрэнк покинул машину, Шейенна облокотилась о панель, смотрела на вывеску ресторана, где итальянца ожидал его друг. Рядом примостился цветочный магазинчик, за ним что-то итальянское, но Шей уже не могла различить названия в расплывчатых буквах. А рядом с ее дверью оказался лоток с газетами и журналами. Вспомнился раз, когда девушка никогда не увлекающаяся кроссвордами, ломала голову, где их искать. И благодаря Нери узнала все точки, особенность каждого вида издания и сама втянулась в это дело. Вот и сейчас, она вышла из машины, благо два шага всего, иначе Фрэнк ее если не убьет, то порычит (а это он ой как умел делать), что вышла, быстро купила стопку свежих головоломок, вернулась к машине. Потянуло свежей выпечкой, что так захотелось кушать, Шей махнула проезжающему торговцу хот-догов.
- Один. Острый.
И уже через пять минут с наслаждением ела это незамысловатое блюдо. и вспомнив про деньги, что ей дал Фрэнк, аккуратно свернула трубочкой и вновь вернула в бардачок, аккуратно пряча за какими-то бумагами.

+4

74

Соврав про свою связь с Итаном Фростом, Ливия, конечно, рассчитывала на определенное удивление со стороны Спейси, но столь бурной реакции все-таки не ожидала - будто бы сообщила нечто априори невозможное. Может, за те долгие годы, что они не виделись, Фрост поменял ориентацию и нынче отдавал предпочтение мальчикам, в том числе и заключенным? Пришлось даже несколько стушеваться от мысли, что попала впросак со своей ложью. Однако следующая фраза Чарли развеяла зародившиеся опасения - оказывается, он удивлялся не тому, что у их заместителя есть любовница, а тому, что тот вообще на что-то способен. Тут уж не составило большого труда провести параллель с Кроссом и слухами вокруг его половой слабости.
- Значит, это правда? - ухватилась за сорвавшуюся с губ фразу Спейси и тоже приблизилась к нему, понизив голос. - История про то, что вашего начальника половым инвалидом сделали во время одного из бунтов, - уточнив, посмотрела вопросительно и настойчиво одновременно. Не исключено, что это не более, чем просто сплетни, но если начнется расследование всего того ужаса, что творится в "Ручье", то органы непременно поставят под сомнение психическое здоровье того, кто занимается человеческими пытками. Новость же о том, что у Кросса отбито хозяйство, подобные догадки только усилит, и быстрее приведет врачей к соответствующим выводам о его психической неуравновешенности. Да и тем же самым журналюгам помусолить данную тему будет вдвойне интереснее.
Смирение и появившаяся расторопность в речи Спейси, вызванные ее угрозой, Ливию откровенно порадовали. Признаться, она уже и не думала, что Чарли расколется и станет что-нибудь ей рассказывать - слишком незаинтересованным он выглядел. Как говорили в их кругах, добрым словом и пистолетом можно добиться куда больше, чем одним добрым словом. В случае со Спейси этим самым пистолетом стал Фрост, чьим именем Ливия ловко воспользовалась, заставив Чарли наконец раскрыть рот и заговорить.
Остаться привычно равнодушной к услышанному у Андреоли не получилось. Слишком диким казалось все то, что происходит в "Ручье". Учитывая, что Ливии и самой довелось побывать в стенах исправительного учреждения, она знала, что такое попасть в руки надсмотрщика, когда ему что-то от тебя надо, например информация о твоих сокамерницах или готовящихся стычках. После таких "свиданий" с администрацией девушки нередко выходили с синяками и кровоподтеками, и пожаловаться им было некуда. Кому поверят: преступнице или преданному служителю закона с чистой репутацией? Словом, в любой тюрьме можно отыскать случаи жестокого обращения с заключенными, но, видимо, ничего из того, что Ливии доводилось видеть в женском колонии, не идет в сравнение с тем, что творилось в "Серебряном Ручье". Полнейшее самоуправство и откровенный беспредел. Удивительно, что Спейси, с его бурным и развязным нравом, еще не довелось посетить те самые подвалы в блоке для психов, о которых он только что поведал.
- Жаловаться наверх не пробовали? - в таких громких делах, затрагивающих права человека, в их демократическом государстве можно до губернатора штата дойти, а то и до Президента. Но тут скорее проблема состояла в отсутствии смелости у заключенных, а не в крепких связях Кросса все же. Каждый наверняка попросту боялся не дожить до того момента, как их начальника упекут за решетку, ну или определят в психиатрическую клинику. Расправа с теми, кто поднимет бунт, придет гораздо быстрее - все это понимали, оттого, вероятно, и сохраняли многолетнее молчание.
- И все же... Итан принимал в этом участие? - спросила с беспокойством, не отходя от роли взволнованной любовницы и подспудно прокручивая уже в голове вариант общения с еще одним свидетелем, знающем о системе наказаний в "Ручье" побольше простого зэка, который в этих самых пыточных подвалах лично и не бывал даже. Кто знает, может, Итан только начальника своего шизанутого покрывал, а сам эту систему люто ненавидел. В жизни всякое случается. Люди порой попадаются на крючки посерьезнее, чем те, на которые клюнул сегодня Спейси, и на всю жизнь становятся заложниками чужой тайны и своего положения.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-21 21:23:25)

+3

75

Может, Чарли и стал вдруг несколько более сговорчивым - но не менее дёрганным и развязным, разве что развязность эта теперь не была так направлена на то, чтобы показать себя самого всему миру, напротив, он старался скрыть разговор... хотя на манеру разговаривать, произносить слова, это мало влияло, некую роль в этом играл и сильный южный акцент, отличавшийся от калифорнийского - а вкупе с семью годами, проведёнными среди уголовников, дававшего и вовсе отвратительное звучание. Даже и почти вполголоса... В тюрьме, как Спейси сказал, достаточно всякой "дряни" - жестокости, насилия, вранья, гомосексуализма, и, разумеется, бизнеса, в самой отвратительной его, почти первобытной, форме. И стукачества, разумеется. Этот разговор, который вели они с Ливией, мог бы быть расценен именно таким образом - фактически, Спейси сейчас доносил и на людей в форме, и про остальных заключённых рассказывал, и если бы кто-то услышал бы такой разговор - вряд ли остаток его жизни в "Ручьях" был бы очень долгим, но на всём его протяжении он мечтал бы о том, чтобы и тот закончился поскорее. Даже без отдельной камеры в блоке для умалишённых и "игрищ" Бенджамина Кросса - вряд ли бы понадобилось заводить его так далеко. Так что за яйца, выражаясь фигурально, Лив его взяла достаточно крепко, чтобы он почувствовал, как курица начала проситься назад. Желудок, впрочем, у него был покрепче, чем нервы...
- А?.. - при всём остальном, Чарли даже не понял, что она имела в виду: думал, что она уже и так была в курсе того, что Кросс был неполноценным, раз спала с его замом... как-то и не подумав уже о том, что Кросса и Фроста связывали всё-таки служебные отношения, а не личные; впрочем, одно другому и не мешает частенько. - Ну да. Чистой воды. - покивал, поозиравшись по сторонам. Не то, чтобы кому-то из надзирающих офицеров было прям так уж сильно не всё равно, но - повод поддразнить их в "Ручьях", давно уже существовал свой, особый - и разговоры между заключёнными на такую тему охранниками, естественно, не поощрялись - и дисциплину подрывали, и самих офицеров, находились ведь они у него в подчинении, оскорбляли. - Это же один из ваших сделал... из макаронников. - с тенью недоумения на деревенском лице, два и два сложить Спейси всё-таки не сумел. Даже не попробовал.
Про этот случай, да и про самого исполнителя, ходили легенды - как и многие вещи, впрочем, они из-за стен "Серебряного Ручья" никогда не выходили; сильно далеко, по крайней мере. Что-то было правдиво, что-то не очень, что-то и совсем нет; для кого-то он был героем, хотя в поступке и нету особо ничего геройского; но сейчас парня всё равно уже не было в живых стараниями Кросса - так что, так ли всё это было важно?.. Даже притом, что история вдруг получила сегодня продолжение, спустя столько лет - это не затем, чтобы очистить его имя. Так что и стоит ли его вообще упоминать?..
- А куда наверх? Кросс - есть "верх"... - пожал плечами Спейси. Комендант - на то ведь и комендант, чтобы все подобные жалобы проходили через него; и естественно, он бы не позволил, чтобы такие сочинения вышли бы за пределы его тюрьмы - какой там до губернатора?.. Адвоката же большинство из сидевших здесь позволить себе не могли; из тех же, кто требовал - мало кто добился чего-то большего, нежели места в том самом изоляторе для душевнобольных, а на свободу те, кто был в курсе, выходили редко - "жертв" себе Кросс тоже выбирал не просто так. Но если кто-то и выходил - даже у самого жестокого из убийц были и другие дела на свободе, нежели встречи с газетчиками или судьями... да и тех, кто готов будет не просто выслушать его заявление, но и поверить, и дать ему ход, немного найдётся людей. - Чёрт, да пробовали, конечно. Немного что вышло... - кое-что, впрочем, получилось, раз Кросса переводят... но скольких жизней - прерванных, или ещё сильнее загубленных - это стоило? Чарли откровенно радовался, что не попал в этот водоворот - каким бы крутым он не пытался было выглядеть, по сути своей, глава местной нацисткой банды был немногим больше, чем просто трусом, боявшимся за свою шкуру. Оказаться в спецкамере для утех Кросса ему не хотелось, получить в своём досье заметку о недееспособности - тоже не очень прельщало. Только ей-то что со всего этого? Итан со своего места зарплату получает, которая на неё тратится. - Боишься, что и тебя бить будет? Хе... - Чарли звучно шмыгнул носом, втягивая воздух. - Не, это вряд ли. Твой любовничек, он у Кросса так... на шухере стоит. - прикрывал начальника Итан, вместе с двумя другими его замами; "развлекаться" Бенджамин сам любил, в основном... в "Ручьях" содержались худшие из худших - потому и вопросов сверху никто особо не задавал. Возможно, кто-то наверху и действительно был в курсе... у Чарли не было ни достаточного желания, ни достаточной смелости, ни достаточного ума, чтобы в этом разбираться. - Но если ты хочешь накрыть их - лучше поторопись. Они уже заметают следы... - добавил Чарли шёпотом. Пару дней назад один такой из психиатрического отделения вперёд ногами выехал... Может, и не последний, кто знает?..
- Пять минут, Спейси. - объявил надзиратель.

[NIC]Charlie Spacey[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/7BNJW.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/iBk9e.gif[/SGN]

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-23 16:47:42)

+2

76

- Беспробудно пьющий? Ну, об этом я не говорил. – Подумал разве что. – Знаешь, о нас, итальянцах, тоже довольно предвзято судят. – И особенно о сицилийцах, едва ли этот регион не ассоциируется у кого-то с мафией, и, тем не менее, несмотря на то, что сам имел прямое отношение к этой структуре, Фрэнк порой с пеной у рта готов был доказывать, что среди представителей их нации огромное количество великих людей, не обязательно бандитов. Среди индейцев, кстати, он таковых не знал, из их числа и просто образованных людей не так уж и много было, сказывался их общинный уклад жизни. Даже учась в школе представителей коренного населения среди его одноклассников не было, и у своих детей в числе друзей Альтиери таковых не помнил. Учителями работали? Опять-таки слишком редко перед глазами мелькали, чтобы можно было сложить о них впечатление как об интеллигентных людях. – Вот ты сама только что сказала о том, что правительство не облагает ваши лавочки налогом, дело в этом, у вас много льгот, преимуществ перед остальными гражданами, те же казино, в Калифорнии их деятельность запрещена, а на территории резерваций – пожалуйста. Складывается впечатление, что индейцам для получения благ усилий прилагать много не надо, даже наличие образования не особо важно, государство позаботится итак…. Не то что бы я так считал и был со всем согласен, - постарался смягчить, - но в целом мнение такое есть. А вообще я говорил о другом, конкретно о «витаминах» ваших, доходов с их продажи. Не уверен, что вы способны самостоятельно вывести это дело на должный уровень. Без обид. – То, что Шейенна не особо заинтересована в деньгах, андербосс уже и сам понял, но хотелось верить, что другие люди из ее племени, будут другого мнения. Впрочем, сперва, конечно, необходимо было посмотреть товар, ну, и получить благословение их дона не мешало бы. – Продай мне пробную партию, я хочу оценить. – Любопытен был и состав и эффект, разумеется, а также последствия для организма. Если будет хороший спрос, возможности для промышленного производства они найдут, оборудуют теплицы, или что там нужно для выращивания этой чудо-травы.
- Два имени и только? – с сомнением уточнил у девушки, не зная уж, на кого ему грешить, на дядю – старик и впрямь должен был из ума выйти, чтобы рассказывать о таких вещах налево и направо - или же на проклятых журналистов, которые возможно уже не только Монтанелли упоминали в своих статейках, но и его ближайшее окружение. Кому-то из парней это внимание со стороны прессы и льстило, молодым в основном, а вот Фрэнку не особо, не хотел он на каверзные вопросы детей отвечать (хотя их итак хватало) и наблюдать, как его прохожие сторонятся. – Не знаю, где ты умудрилась такое услышать, но больше не произноси этого вслух, нигде и никогда. Тебе ясно? – глянул на нее. Не хватало еще, чтобы по всей округе разнесла, не зная о том, что такая информация разглашаться не должна.
Адербосс, дон – все это должно было оставаться внутри организации и не звучать в присутствии тех людей, кто отношения к ним не имели. Тайное общество на то и тайное. Так во всяком случае задумывалось… Размышляя об этом, Фрэнк не сразу заметил ДиМанну, не успел он толком поприветствовать лучшего друга как к нему подлетел этот радушный здоровяк.
- Привет, Джоуи, - улыбнувшись, поздоровался с ним, - извини, все никак вырваться не можем, то одно, то другое – лето жарким выдалось, - и в прямом и в переносном смысле. ДиМанна этого не знал, но ему радоваться следовало, что Альтиери летом в его ресторане не появлялся. Постигнуть его детище могла та же участь, что и Парадиз с Барракудой, где восстановительные работы только-только подошли к концу. Вряд ли гангстерские разборки прибавят популярности Брускетте, все-таки фигурами Фрэнк с Майклом и даже Гвидо, несмотря на бешенную популярность последнего в местной прессе, были не такими значительными как Пол Кастеллано, скажем. Его убийство возле ресторана «Спаркс» в Нью-Йорке наоборот подогрело интерес публики к этому месту. Подобная история случилась и с «Нова Вилла Таммаро», прославившимся тем, что там застрелили Джо Массерию. Стала бы Брускетта процветать после подобных событий, вопрос в общем открытый и рисковать, пожалуй, не стоило… - Пацан растет вовсю. – Поблагодарил за проявленное его семье внимание. – Гурьевская? – еле выговорив, попытался  повторить. -  Неа, понятия не имею. Думаешь, ему не рано будет по таким шикарным заведениям ходить? Еще и смокинг на него шить придется. – Что-то подсказывало, вырастет Марк куда более избалованным, нежели Алессия и Джуниор, у него уже сейчас было все самое лучшее. Рос в большом доме, в игрушках недостатка не испытывал. Папины друзья если заходили в гости, на подарки не скупились. Зная любовь Майкла к роскоши, Фрэнк не сомневался, что тот станет парню самым настоящим крестным-феей, исполняющим любые желания. У них и уровень доходов сейчас разительно отличался от того, который имели двадцать лет назад. – Мы обязательно придем, Джо, спасибо. – Продолжал улыбаться, но в то же время не знал уже как от него отделаться, чтобы поговорить с Майком, он-то не пообедать сюда пришел, а дела обсудить. Хотя, признаться, аппетит разыгрался, когда глянул на стол, за которым трапезничал его друг, и от кассаты гангстер отказываться не стал не только из вежливости. – Ммм, - протянул, отведав поданное ему ДиМанной угощение, - волшебно. Я говорил, что ты волшебник, Джо? Лучше тебя не готовит никто. Почему у тебя нет звезд Мишлен, а? Надо поговорить с этим Мишленом, чтобы присудил обязательно, - подмигнул шефу и, усмехнувшись, переглянулся с Майком, - да, кофе было бы замечательно. – Услышав это пожелание, ДиМанна удалился, наконец, оставив двух друзей наедине.
Чем был полезен Ринальди, связей у него разве что в Белом Доме не было, хотя и то не факт, прошло около часа, а то и меньше, и у него уже была нужная андербоссу информация. Поблагодарив за расторопность, Альтиери забил продиктованный адрес в свою записную книжку и, не делая от лучшего друга, партнера, советника и правой руки тайн, ответил:
- Надо помочь моему дяде. – Нери и для Майкла чужим не был, многое сделал для них. Как не помочь старику? – Этот Тим охранником в тюрьме работает… - Поймав на лице друга заинтересованный взгляд, он ухмыльнулся, - о, тут такая занимательная история. Даже не знаю с чего начать. Джо, ты представляешь, наркотой в тюрьме торгует, – понизил голос и машинально обернулся, удостовериться, что рядом никого нет, и никто их не подслушивает. - Ну, не сам конечно, ты знаешь, как это происходит. – Пускай в тюрьме Ринальди не сидел, на улицах все происходило точно также. – Контролирует, в общем. Одна из охранниц работает на него, проносит товар на территорию тюрьмы. Точнее выразиться, работала. Ее выперли из Сан-Квентина, поймав с дурью, а подстроил все этот самый Тим, если верить девчонке, Джо он соответственно нахер послал и сам теперь парадом руководит. Короче потолковать надо с этим типчиком. Мы разруливаем ситуацию – Джо делится с нами доходами. – Поблагодарив официанта за кофе, Фрэнк сделал глоток, и продолжил, - Монтанелли то оказывается, в курсе был тюремной халтурки моего дяди, ты прикинь? А строит из себя дона Корлеоне, мля, - усмехнулся.

+4

77

- Угу, почему это всяким мудакам в Сан-Франциско эти звезды дают, а о тебе ни сном, ни духом? Несправедливо! – улыбаясь, согласился  Ринальди с мнением лучшего друга, cчитающего "Брускетту" достойной мишленовской оценки. Более вкусную пищу, чем у Джоуи, действительно трудно было найти – а шеф-повар, с точки зрения Майка, заслуживал большого уважения. Как пример итальянца, добившегося успеха исключительно благодаря своему таланту и трудолюбию – и при этом не предавшего родную культуру, а, наоборот, отстоявшего ее. Не гамбургеры ведь жарит и не суши крутит, а дедовские кушанья – и янки с удовольствием их едят. – Да ладно...  – несколько смутился ДиМанна и, принеся две чашки ароматного кофе, убежал на кухню, чтобы лично принять руководство над приготовлением какого-то замысловатого супа с мидиями. Теперь можно было спокойно поговорить наедине.
- А что приключилось с Джо? – первое замечание Фрэнка заставило Майка нахмуриться. Он был за многое благодарен старику, жалел, что тот попал за решетку – и не хотел, чтобы с тем приключилась какая-то неприятность. Такого, впрочем, и не предвиделось -  Нери, как говорил, был среди заключенных в авторитете, сплотив вокруг себя группку итальянцев и став, фактически, смотрящим за делами Торелли  на территории тюрьмы. Так что тронуть его кому-то было себе дороже. -  Наркота? Да ладно? А кому он долю заносил с этого? – когда капитан южной стороны услышал эту ошеломляющую новость, градус его настроения тут же изменился – в сторону похолодания к пронырливому дядюшке Франческо. Нет, как человек, он его понимал - однако как без пяти минут консильери хотел бы, чтобы Администрация получала процент со всего, что делается в организации. – То есть Монтанелли с этого имел, а ты нет? Пиздец вообще. Отхлебнул капучино, обтер с губ сливочную пену, хмуро поболтал ложечкой в чашке. Если босс годами (сколько уже сидит Джозеф?) позволял седому хитрецу банчить дурью - на этом зарабатывал, возможно -а подручный об этом был ни сном, ни духом, это было сильно. Если босс же при этом еще всем внушал, как плохо и опасно заниматься таким бизнесом – это был просто атас. Впрочем, подобное лицемерие отнюдь не в новинку в Коза Ностра – доны неоднократно заявляли о запрете на наркотики, а сами же потом на этом наживались.  – Этот Тим, поди, через заключенных распространяет? Чего же Джо сам не прижмет этих додиков, поручил бы нашим парням, сидящим там? -  спросил капореджиме, допивая душистый напиток. Да и с самим охранником, по идее, мог решить проблему. Нанял бы какого-нибудь торчка, который бы его тюкнул по голове в укромном уголке – и все. – С нами – это с Семьей, в смысле? – понизив голос, осторожно поинтересовался  итальянец, когда Фрэнк упомянул, что, в благодарность за помощь,  преступный ветеран будет готов поделиться доходами. Затем попросил счет, расплатился несколькими новенькими купюрами  - после чего опять подошедший к столу владелец ресторана протянул ему небольшую синюю коробочку, завязанную шелковой лентой. – Как ты и хотел, c cобой, Майки. Домашние, с пылу- c жару! Попрощавшись с Джоуи, мужчина, не спеша, встал, поглядел на андербосса.  – Пошлем кого-то или сами проедемся? Эта...  компаньонка твоего дяди... с тобой, как я понял? Светить свои физиономии в делах, связанных с таким рискованным промыслом, всегда не лучшая идея. Однако, возможно, по каким-то причинам Альтиери решил лично этим заняться – вот Брауна они тоже вдвоем валили, никому не доверив. – Сiao, ребята! – когда мафиози выходили из заведения, его собственник высунулся из кухни, добродушно махая хорошим знакомым рукой– и Ринальди расхохотался. Лицо фанатика кулинарии было теперь все белым от муки, под цвет колпака и фартука.
Когда оказались на воздухе и около машины Франческо, капо сразу же заметил стоящую там женщину – и окинул ее изучающим взглядом.  Темные волосы, что-то разительно  неамериканское в облике,  необычные зеленые глаза. Что сразу подумалось – эта девушка явно не робкого десятка, способная стойко защищать то, что считает своим. – Доброго дня! Я – Майк. – поздоровался Ринальди, не торопясь делиться какими-то еще сведениями или задавать дополнительные вопросы. Затем ухмыльнулся,  помахал коробочкой. – Не хотите амаретти? Только из духовки.  Знаменитое миндальное печение, родом из Пьемонта,  ДиМанна стряпал божественно – добавляя туда, вопреки классическому рецепту, также изюм и кокосовую стружку.  Потому мобстер нередко покупал десерт себе к чаю – как и другие продукты существовавшей при "Брускетте" миникондитерской.

печенье амаретти

http://ru.geniuscook.com/wp-content/uploads/2011/08/pronti-amaretti.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-03 09:43:48)

+4

78

Слово "макаронники", обращенное к итальянцам, Ливию всегда не на шутку коробило. Она не считала, что сущность их нации, с испокон веков славившейся своей отчаянной храбростью и стремлением отвоевывать непокорное, можно сводить к одному лишь низменному инстинкту вкусно пожрать. Их народ писал великую историю на протяжении веков и создавал культуру, которой до сих пор восхищается огромное количество человек по всему миру. Туристы с разных точек света тратят невероятные деньги, чтобы ступить на их землю и хоть ненадолго прикоснуться к прекрасному - к великой архитектуре и живописи, созданными руками итальянских гениев. Но дело не только в прошлом. Сегодня Италия - это не просто культурное наследие, но еще и столица шоппинга. Да ни одна модница не может обойти стороной их бренды, с трепетом скупая тех же Дольче и Габбана, Гуччи, Донателлу Версаче, Джорджио Армани... Список этих громких имен можно продолжать бесконечно - у истоков мощнейшей империи моды стояли опять же они, итальянцы. И как после всего этого кто-то еще смел их высмеивать, одаривая их нацию этой унизительной кличкой - "макаронники"? Пусть подавятся пиццей и обожгут свой язык крепким эспрессо, завистливые неудачники.
Чарли, однако, Ливия ничего этого вслух не сказала, а только отправила за это в его сторону свой мрачный и тяжелый взгляд - не хотела тратить время на препирательства. Впрочем, надежды на то, что он смекнет, что именно ее задело, было не так уж и много. Сообразительностью Спейси, как можно было заметить, не блистал, иначе мог бы уже понять, что концы с концами в истории Ливии как-то не сходятся. Кто будет копать компрометирующую информацию на начальника своего же любовника, о котором якобы еще и беспокоится? Неподготовленная к роли шпионки, брошенная на амбразуру, Ливия и сама замечала собственные косяки и несостыковки, буквально на ходу подбирая рычаги давления на уголовника, но внешне оставалась абсолютно спокойной и уверенной, что, возможно, и дало ей в итоге выиграть, своими угрозами не оставив шанса Спейси что-либо сообразить.
- Кто-то из заключенных? На почве мести за жестокость или тут что-то еще? - попыталась уточнить эту историю причин половой недееспособности Кросса. - Могу представить, что стало с этим беднягой... - опустила глаза и немного помолчала, давая возможность Чарли самому закончить картину в ее воображении, рассказав про это подробнее. Если "игровую площадку" Кросса в ходе расследования отыскать все же не удастся, и он успеет замести следы, такая скандальная история о сживании со свету того героя, кто напал на него, тоже прилично ударит по репутации начальника тюрьмы.
- Пора, Спейси, - от голоса надзирателя, раздавшегося прямо над их столом, Ливия немного вздрогнула. Сосредоточенная на том, что рассказывал ей Чарли, она пыталась не упустить ни единого его слова, а потому и подошедшего чернокожего охранника заметила не сразу.
Она резко выпрямилась и, сокращая между собой и Спейси расстояние, откинулась обратно на спинку стула.
- Еще увидимся, - с легкой улыбкой многозначительно глянула на Чарли в последний раз. Свиданий она с ним больше не планировала - кавалер был не в ее вкусе. Более того, выйдя за пределы комнаты для свиданий, она даже забыла, что там ему наобещала насчет денег или еще какой помощи. Получив от него все, что могла, Андреоли попросту переключилась, считая, что даже если бородатый убийца когда-нибудь и выйдет на свободу, то не посмеет тягаться с итальянской Коза Ностра, требуя с них причитавшиеся долги. Такую призрачную перспективу Ливия решила даже не брать во внимание, уделив вместо этого время размышлениям об Итане Фросте, своем бывшем однокласснике, волею судьбы ставшим важным звеном в этой роковой цепочке.
- Привет, это я, - говорила в трубку Гвидо, когда уже гнала по трассе обратно в город, подальше от запаха тюрьмы и тех мрачных воспоминаний, которые нагнетали ее стены. - В общем, кое-что мне удалось вытянуть из этого Спейси... Но тут есть рыбка покрупнее... - улыбнулась, и по ее довольной интонации Гвидо наверняка это уловил. - Есть время встретиться сегодня вечером? - и пока они будут беседовать о том, стоит ли прощупывать Фроста, ее ребята из охраны, которые после того, как закончилась война, ничем, кроме протирания штанов, не занимались, последят за Итаном и попробуют навести о нем справки. Больше всего, конечно, ей будет полезна информация о том, где его можно отыскать в свободное от работы время. А дальше она уже разберется, как действовать. Интересно, он остался все таким же словоохотливым парнем, каким она его помнит? Если так, то задачу установить контакт это значительно облегчит.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-28 01:42:35)

+2

79

http://s020.radikal.ru/i712/1508/06/2a6290cfec12.png
Чарли Спейси

Сегодня не просто Италия, но и всё культурное наследие для Чарли Спейси, и такого, как он, роли не играет совершенно никакой; в искусстве он понимает чуть меньше, чем в моде, Гуччи и Версаче у него ассоциируются скорее с гомосексуалистами, чем с итальянцами или одеждой, да и "эспрессо" он вряд ли сумеет написать (да и выговорить) правильно. Всё, что интересует их - так это собственные крохотные земельные участки, у кого там трейлер стоит, у кого - что-нибудь более конкретное, но в тех местах, откуда родом Спейси - высшая степень обогащения, это иметь собственную ферму. Армани? Коровы! Но увы, Чарли и это едва ли светит когда-нибудь, скотина - всё-таки требует ухода и определённого знания, хотя бы - трудолюбия; а ему-то про это откуда знать? Так что всё, что у него есть сейчас - так это собственная камера, его небольшая банда, вне стен тюрьмы влияния не имеет уже абсолютного никакого - но и это всё он может с лёгкостью потерять в один момент. И культурному просвещению взяться попросту неоткуда, если приходится большую часть существования следить за тем, чтобы кто-нибудь не сделал его ещё более жалким... не то, чтобы это даже полностью его вина. Во всяком случае - сам Чарли наверняка считает именно так.
- Ну да, ага. - покивал Спейси бородатой головой на вопрос Ливии, распахнув глаза чуть пошире - словно считая, что так был бы более убидетельным. - Там вообще история запутанная, я даже не знаю всего... Вроде как, парень этот жену его трахал - Кросса, в смысле. Когда на свободе был ещё... Шустрый такой макаронник... Как его звали-то... - обратив взор к потолку и разведя руки чуть в стороны, Спейси чуть взмахнул ими, как цыплёнок крыльями, затем ещё раз, будто ожидая, что откуда-то сверху, с небес, быть может, или с пожелтевшей побелки, на его память придёт озарение. - Дж... - взмахнул ещё раз. Озарение не пришло. - Блин, да не помню я. - вернулся взглядом к Лив, слегка пристукнув по столу ладонями, но тут же слегка сполз ими, нервно уцепившись пальцами за край столешницы - то ли схватить его собираясь, то ли - оттолкнуться, упав назад со стулом вместе. - И вот этот шустрик его и... не знаю уж - за что; может, миссис Кросс от мужа тоже прилетало, не знаю. Хе-хе... - хмыкнул, снова втянул носом. - Я даже и представить не могу... Да и не хочу. Знаю, что жена от Кросса ушла потом. Угу... да и не удивительно, а? - взглянул на Ливию. Всё-таки, вот ведь бляди... Что миссис Кросс, что его Лиззи, упокой господь её душу, что и Андреоли эта со своим Итаном и своими угрозами!..
Чернокожий охранник, сообщив о том, что время вышло, словно разбудил что-то в Чарли: кажется, он, выложив последний свой козырь, всё-таки сумел ощутить вкус женского коварства, вспомнив о нём... слишком поздно. Когда уже был отравлен, и надзиратель поднимал его со стула.
- Ты пообещала. - ответил на её прощание, жёстко, серьёзно, без всяких ужимок, глядя ей в глаза и тыкнув пальцем, прежде, чем завести руку за спину.
- Ты пообещала!.. - вдруг взвизгнул, сорвавшись, когда охранник повёл его, уже закованного в наручники, обратно в блок, попытавшись развернуться. За что получил щедрый тычок в спину от охранника, скрываясь в дверном проёме за железной проволокой...

Гвидо Монтанелли

Пиликанье мобильника становится более отчётливым, когда Рокки вытаскивает его из-под полы своего костюма, и коротко вглядывается в дисплей, высветивший имя абонента.
- Босс? Лив. - Гвидо кивает, принимая вибрирующий телефон из его руки. Они с Бульдозером пешком удаляются от офиса "Управления исправительных учреждений" штата Калифорния, в руках у его телохранителя - небольшая папка с документами, вернее, их ксерокопиями, но, в принципе, и этого вполне хватает...
- Привет. Всё удачно? - не снижая темпа движения; Ливия наверняка слышит, как рядом, в трёх-четырёх метрах от телефона в руке Монтанелли, иногда проезжают автомобили. Слышна и некоторая тревога в голосе Гвидо - но уже сложно сказать, за кого он волновался больше, за Андреоли или за исход дела. В любом случае, эта тревога растворилась после хороших новостей. Сменившись заинтригованностью: - Покрупнее насколько?.. - щёлкнула дверца - Гвидо и Рокки дошли до "Хаммера", Монтанелли устраивался внутри, продолжая разговор и одновременно начиная листать полученную папку с личным делом Хлои Неверс...
- Можем встретиться и раньше... Я еду в "Маленькую Сицилию". Ты где сейчас?
- уж ланча за счёт его заведения Ливия сегодня точно заслужила, в процессе - можно и поговорить... хотелось бы надеяться, что общение с обитателями "Серебряного Ручья" аппетит ей не слишком подпортило. Не хотел бы Монтанелли там однажды оказаться, неважно, под началом ли кастрата или полноценного... - Приезжай. Рокки тебе привет передаёт... - усмехнулся, глядя на то, как дурачится Бульдозер, пока они ожидают окончания потока машин, чтобы выехать с парковки - послав воздушный поцелуй.
День уже клонился к вечеру... по ту эту сторону тюремных решёток было сделано немало работы.

+2

80

Ожидание худшее что может вынести человек. Даже если предложи выбор Шей сейчас – растянуть на дыбе ее или оставить ожидать, когда Фрэнк поговорит с другом – выбрала бы она дыбы. Ну, хоть какое-то изменение ситуации и тебя в ее плоскости. А тут… Шейенна была слишком напряжена всем происходящим, каждый ступор в решении ее проблемы казался непреодолимым барьером, который они сами воздвигают, а потом будут спешить. Но также понимала, что так надо, лишь подождать чуток. Но этот чуток ну долго. Она и поесть успела, заморить червячка, и купить у проходившего мимо продавца бутылку охлажденной воды, и пролистать купленные кроссворды, а всего то прошло минут десять. Вечность.
Положив руки на крышу машины, не замечая пыльность, что остается следами на рукавах, Шей гипнотизировала двери ресторана, за которыми скрылся племянник Джо. Барабаня пальцами по машине, попыталась отвлечься, рассматривая поток машин и людей вокруг себя. Вон на перекрестке у женщины лопнула корзина, и покатились фрукты под машины. Сумасшедшая стала едва не бросаться под колеса, подбирая. И хоть бы кто помог. Один умник вовсе пнул апельсин вероятно ногой подальше, видите ли, он мешал ему идти, подкатившись под ногу. Фыркнув, Шей отвернулась, болезненно в ней реагировала ее сущность на несправедливость. Лечить такое надо, погружением в среду унижения, иначе она сама загремит когда-нибудь куда-нибудь, если не успеет сама остановить себя.
Раздался крик, и Шей увидела убегающего парня, а за ним цветочника. Это кажется обычным во всех городах. Торопится на свидание, наверное,  улыбкой подумала Тейпа, не переставая отбывать пальцами чечетку по крыше Кадиллака. Прошедшие полицейские странно на нее посмотрели. Ну да, откуда у убогой индеанки деньги на такой автомобиль. Быстрее бы уже вышел он что ли?! Индейцы в этом районе Сакраменто редкость, вот и ощущала себя обезьянкой. А сидеть в машине и того хуже.
Фрэнк вышел не один. Шейенна медленно убрала руки с машины, пристально рассматривая второго итальянца. Уговора о «нагрузке» не было, поэтому девушка недоверчиво смотрела на мужчину, не сразу отвечая на его приветствие. Каждый не доверял друг другу, пытаясь составить первое впечатление о человеке с образа, и лишь потом, как сыщик собирать информацию дальше.
- Здравствуйте, - трямкнув пальцами по стеклу двери, ручку которой уже держала, чтобы открыть. – Даже боюсь представляться. Фрэнк едва язык не сломал о мое имя. Просто Шей. – Так хотелось в ответ тоже чем-то помахать, а нечем, - итальянские названия такие чудные, надеюсь, что и содержимое столь же необычно, и ам… Ну как вы их там назвали.
Уступая Майку переднее сидение рядом с Фрэнком, взяла протянутую коробочку, обратилась к Альтиери, - Я так понимаю, все удалось. Хотела бы снять свою кандидатуру с очной ставки. Мне поговорить вы не дадите, а смотреть на ваши методы, честно, не хочу. Да и светиться как-то мне не хотелось бы.
Зазвонил ее телефон, что было немного странно, мелодия на незнакомые номера. Садясь в машину, Шейенна ответила, на мгновение замолкая, слушая голос того, ну вот кто никак не мог знать ее номер.
- Хорошо, сеньор Гвидо. Я передам…. До встречи. – нажав отбой, она посмотрела на Фрэнка. – я все понимаю, вы можете что угодно достать, но чтобы номер сотового так быстро. Волшебник. Гвидо просил завести меня в «Маленькую Сицилию», там есть новости, и есть над чем подумать. Это возможно?
По дороге, Шей попробовала гостинец, понимая, что это божественно вкусно, что ты не успеваешь ухватить вкуса, как пенье буквально тает во рту, и ты готов запихать в рот три-четыре-пять штук, лишь бы этот вкус не кончался. Мужчины разговаривали о своем, предоставив Шей просто побыть со своими мыслями.
- Спасибо, и удачи вам, - Шей вышла из машины, не оглядываясь пошла к дверям ресторана, сжимая в ладонях коробочку. Оставить ее итальянцам почему то она не догадалась. Может это не только ей предназначалось? Ее встретил тот же администратор, пропуская внутрь, уже без слов, лишь молчаливым приветствием. Гвидо она увидела за столиком, что-то читающего.
- Добрый день.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-08-30 17:37:07)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing