Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing


True Detective: Prison Break'ing

Сообщений 81 страница 100 из 123

81

- Когда у Джо возникли проблемы, он отправил своего человека, девчонку эту, работавшую охранницей, прямиком к Гвидо, а меня они ввели в курс дел уже позже. Думаешь, мог и не знать? Да хер его знает, но недовольства никакого по поводу дури не выражал. – Фрэнка на самом деле не сильно удивило бы, если б выяснилось, что дядя вообще никому не засылал. Хитрости ему всегда хватало, и в тюрьме помимо того он обосновался раньше, чем Монтанелли стал боссом. Вряд ли Нери нуждался в чьей-либо защите до сегодняшнего дня, мог и не ставить никого в известность, проносить наркотики в тюрьму одному ему известным способом, а остальных использовать как распространителей или потребителей. Он часто держал все в себе, полностью не раскрывая карт (поэтому и показалось не правдоподобным, что Джо мог рассказать об их иерархии чужому человеку, фактически признаваясь этим, что был частью мафии, преступной организации, членство в которой должно было оставаться тайной), опасался предательства, любой случайной утечки, и даже с племянником своим до конца не всегда был откровенен, в чем можно было убедиться на примере тех же «витаминов», наркотиках, о которых рассказала Шейенна.
- Вероятно, не все так просто, Майк, - ответил на вопрос, почему Джо и остальные их парни, сидевшие вместе, не разобрались самолично с конкурентами. – Там охранники замешаны, и этот Тим способен создать серьезные проблемы для наших парней. Уже создал, в общем-то. – Ринальди не был в таком месте как Сан-Квентин, а Фрэнк представление имел, мафия там была куда уязвимее, ведь большинство заключенных – это ниггеры, не имевшие никаких понятий, да и просто мозгов, которые бы отвечали за их задницы. А когда их прикрывал вертухай – это становилось тем более опасно. - Власть у таких людей, как Тим Ростверс, в тюремных стенах практически не ограничена, нужно их здесь, за пределами стен, за яйца брать. Я тоже подумал завалить его, но Гвидо запретил, а Джо сказал не спешить. Надо прижать Тима и объяснить ему через кого он должен работать, если хочет остаться целым и невредимым. У Джо больше нет канала, через который он может поставлять наркотики в тюрьму. Ростверс может им стать, если мы позаботимся. – Уплетая за обе щеки десерт, продолжал вводить друга в курс дел. – С нами – это с тобой и мной, мы же этим делом займемся. – По факту с их стороны не будет никакой наркоторговли, они лишь будут брать причитавшийся им «налог» и контролировать выполнение Ростверсом его обязательств. – Сами проедемся, ты ведь не занят? – Со стороны на то, чтобы Майкл занимался важными делами, не походило. Но кто ж его знает? Впрочем, Фрэнк в любом случае попросил бы отложить его все свои дела и проехаться с ним, прямо как в старые времена, когда они двое работали на Нери. Усмехнувшись этой мысли Альтиери пояснил уже менее весело, - чем меньше людей знает обо всем этом, - покрутил пальцем в воздухе, - тем лучше, дело-то деликатное, да и лишней вони не хочу на тему того, что одним можно заниматься наркотиками, а другим нет, тут же мой дядя замешан, сам понимаешь. – Проблем возникнуть не должно, так, по крайней мере, казалось андербоссу. Это точно проще, чем Сальвиатти замочить или Хонга, чем этим летом занималась их администрация. А что поделать? Численностью их клан был не таким уж большим, и особо ответственные дела брать приходилось на себя. Благо все они еще молодые были, и даже Гвидо по мафиозным меркам доном стал в довольно раннем возрасте.
- Ciao, Джоуи! – попрощался с жизнерадостным шефом, вручившим им на дорожку коробку с ароматным печеньем, и направился к выходу из ресторана, продолжая разговор с Майком. – Компаньонка… со мной, да. Она индеанка, прикинь? У тебя есть знакомые индеанки? И ничего такая внешне, уж не знаю, насколько близкими были отношения у нее и Джо, но я бы на его месте не устоял, - в тюрьме-то. Когда они подошли к машине, где их ждала Шей, Фрэнк прекратил лыбиться и позволил Майку поприветствовать девушку.
- Эти индейские имена такие сложные, - ответил в свое оправдание. Ее ответная реакция вызывала улыбку – чудная девчонка – но Альтиери терпеливо пояснил, как будто разговаривая с ребенком. – Амаретти, это от итальянского «amaro» - «горький». – Такое же пекла его мать. - Печенье из горького миндаля, как и ликер Амаретто. Не уж то не пробовала? – Может еще скажет, что и эспрессо не пила? – Оно сладкое, несмотря на название, ты не бойся, угощайся.
Что там девушка несла про очную ставку, Фрэнк так и не понял, брать он ее с собой итак не собирался, планировал отвезти домой (или куда ей надо было), после чего отправиться с Майком по делам. С Тимом они без нее управятся, группа поддержки им не нужна.
- В Маленькую Сицилию? А меня не просил заехать? Ну, ладно, не вопрос, - пожав плечами, согласился и, выехав задним ходом с парковки, взял курс к ресторанчику Гвидо. – Ага, и тебе удачи, - махнул ей рукой, высаживая у места назначения, куда они подъехали уже через десять минут, и только когда девушка вышла, заметил, что та в руках несла коробку с печеньем. – А ты ей всё отдал? – удивленно спросил у друга. – Мля, надо проверить, не утащила ли еще чего, эти индейцы как цыгане, - добавил уже в шутку и взглядом обвел салон автомобиля на предмет пропаж. Хорошо хоть револьвер оставил у себя в кармане. Кстати, о револьверах и огнестрельном в целом…. – У тебя ствол с собой? – спросил на всякий случай у Майкла. – Надо этого Ростверса припугнуть хорошенько.

оффтоп: Майк, доедешь до Тима и Мартина? Чтобы мне событиями не перегружать.

+3

82

- Да вряд ли не знал, все-таки, чтобы вести свои дела с размахом, Нери бы нужна была поддержка организации, разве нет? – лицо Майкла явственно выражало сомнение относительно того, что Джозеф мог наладить широкую торговлю наркотиками без ведома босса. Ведь сидящие в тюрьме мафиози  были сильны именно в силу своих многочисленных связей на свободе, способности повлиять на события за решеткой извне. Без этого многократно превосходящие  итальянцев численностью негры и латиносы никогда не отдали бы в их руки такой выгодный промысел. А опираться на подобные рычаги дядюшка Фрэнка мог только вводя в курс дела иных членов Семьи. Его люди и точки давно перешли под ведение Альтиери и Ринальди, а их он не информировал– значит, Джо с воли поддерживал кто-то еще.  Уж не сам ли Монтанелли? Бог его знает. – Да убивать-то не стоит, думаю, мы ж обычно не валим людей в форме. Имелись в виду  федералы, копы, прокурорские и прочие субъекты такого рода – а коррекционный офицер, хотя и был мелкой сошкой, все же являлся частью системы охраны правопорядка. Некоторые видели в этом мафиозном принципе что-то романтичное – мол, вы по одну сторону баррикад, мы по другую, мы нам враги, но мы признаем, что вы честно делаете свою работу, как и мы. Однако на самом деле все было проще и практичнее – гангстеры не желали, чтобы ревностно относящееся к  покушениям на жизни и здоровье своих слуг государство начинало против них глобальную войну, как это было в Италии и Колумбии.  Даже и трогать такого вот фрукта Ринальди бы поостерегся, если бы тот уже не был замешан в распространении дури. А раз испачкал рыльце в пушку – то становится законной добычей, пожаловаться не может. – Пошли, съездим, я не занят. От возможности заработать, отщипнув процент от доходов Нери, капитан южной стороны отказываться не собирался. Когда-то они ему заносили, теперь он им будет, все по-честному.
Когда шли по парковке возле ресторана,  Майки-бой кивнул в сторону своего тюнингованного "РэйнджРовера". - Заскочим потом назад, за моей машиной? Ехать целым кортежем было ни к чему – да и светить новый джип Ринальди не хотелось. И так уже с прошлым его "мерином" могли изрядно спалиться, когда кончали Алессандро. Потом приветливо покивал головой, знакомясь с девушкой возле тачки Фрэнка. – Попробуйте, это вкусно.  – заверил он Шей (так, оказывается, звали бывшую охранницу, помогавшую Джо за решеткой). Развязал ленточки, cнял фольгу – и сам с наслаждением вдохнул аромат свежей горячей выпечки. В свое время такое печенье отлично готовила мама Альтиери – и его очень приятно было запивать какао или капучино.- Ну, какие у нас там методы, о чем вы? Я просто бизнесмен и предпочитаю решать все вопросы по-деловому. Всего вам хорошего.– –усмехнувшись, шкипер попрощался с решившей отбыть собеседницей – и затем с удивлением прищурился, глядя, как женщина утаскивает с собой всю коробочку сладостей. – Madonna, вы ее что, голодом морили, чтобы убедить сотрудничать? Не собирался я отдавать. Устроился поудобнее на кожаном сидении, «Эскалейд» Франческо всегда ему нравился своей вместимостью – не то что эти михрютки, где и ног толком не вытянешь. – Нет, знаешь, с индейцами особо не сталкивался – хотя, когда мне было шесть лет, помню, какой-то апачи стянул у бати часы... И какое же у нее племенное имя, интересно, вождь Большая Ложка? Пошутив, мобстер выглянул в окно  - машин было сегодня не так много, они имели полную возможность добраться до нужной точки, не задерживаясь в пробках. - Ствол при мне. За время этой заварушки просто, бля, продолжением руки уже стал. Пушка была в кармане пиджака – однако Майкл надеялся, что оружие не понадобится, а Ростверс окажется человеком либо достаточно разумным, либо достаточно трусливым, чтобы не доводить их до крайностей. – Ну, а как вообще Джо? Слышал, как мы с тобой поднялись? При всем уважении, которое Майк искренне испытывал к  старику, мысль о том, что они, некогда выполнявшие его поручения, теперь cмогли добраться до куда более высоких уровней, все же несколько грела. Интересно, сколько этот хитрый жук таки наварил на наркоте за эти годы? И ведь Фрэнку не переставал гнать, что нуждается в бабках, на медицинские процедуры и прочие радости. Что ни говори, cвоего Нери не упускал никогда. – Как ты в Италию съездил? Джулс хорошо отдохнула?  Не расспрашивала тебя о том, что у нас тут происходило? В принципе, связать дважды два было не так cложно – последнее время подробности цепочки убийств, произошедшей в Лос-Анджелесе и Сакраменто, не сходили со страниц газет. Особенно много журналисты говорили о так называемом "Побоище на Окраине", как они окрестили акт устранения Сальвиатти и его ближайших помощников. Фотографии обугленных останков бывшего дона в полусожженном лимузине и плавающих в кровавых реках трупов в соседнем доме будоражили воображение, вызывали бесконечные пересуды, все новые версии. В основном, пока что большинство склонялось к тому, что причиной был передел рынка наркотиков. ФБР  и полиция в ЛА помалкивали, ограничившись значительным заявлением, что расследованием гибели Большого Джека будет заниматься особая группа и что дело у них "на контроле". – Надо будет быть осторожнее, в ближайшие месяцы, мы ведь здорово нашумели. Ведя разговор, друзья постепенно доехали до Оак Холлоу Драйв и бетонной коробки, в которой обитал доблестный тюремщик. Выскочив из машины, Майк неспешно двинулся в сторону входа – и тут неожиданно произошло непредвиденное. Недалеко от стеклянной двери о чем-то толковали двое мужчин. Судя по реакции Фрэнка, стало понятно, что он одного из них знает -  однако этот человек явно не проявлял никого желания вступать в новые контакты. Резко сунув какой-то пакетик в руки стоящему около него кенту, он вскочил на мотоцикл, который рычал рядом заведенным мотором, и  рванул с места, прежде чем мафиози успели даже шевельнуться.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-03 11:44:11)

+5

83

Сердцем Фрэнк был итальянцем и, конечно же, мечтал о дорогом спорткаре, одном из тех, чьи имена ласкали слух: Феррари, Ламборджини, Мазератти. Однако будучи душой американцем, выросшим в этой стране и имевшим соответствующий менталитет, от огромных внедорожников он отказываться вовсе не думал. Комфорт, безопасность на дороге, возможность уместить внутри автомобиля всю семью и при этом не чувствовать себя селедкой в бочке, в конечном счете делали выбор в пользу такого гиганта как Эскалейд. Кожаный салон, дерево и алюминий в отделке, куча электроники, usb-порты и полноценная розетка, отдельная мультимедийная система для каждого ряда кресел – все это создавало эффект самолета бизнес-класса и никакого янки, будь его предки родом с Сицилии или Зимбабве, оставить равнодушным не могло. Возвышаясь в общем потоке трафика над обычными легковушками, они, следуя указаниям встроенного в бортовый компьютер навигатора, двигались в направлении адреса, который раздобыл Майкл.
- Джо? – отозвался, сделав радио чуть тише. – Да хули с ним будет? Помяни мое слово, нас всех переживет... Я ж ему еще и денег подгонял, ты только представь, – нервно усмехнулся, возвращаясь к больной теме, не дававшей покоя с самого утра. – Его доля, все как положено, и даже в мыслях не было ни разу швырнуть его, он меня просил – я переводил на счет какой скажет, может и телке этой, поди уж казино где-нибудь в пустыне построил на заработанное. Слышал, конечно, - кивнул, отвечая про осведомленность дяди касательно текущего положения дел в Семье. Племянник его занимал пост андербосса уже более года, за это время он навещал его в тюрьме несколько раз, но как ни странно новость эту Нери узнал не от него, на момент встречи он был уже в курсе, удивился, что не нашлось никого другого, бабы двадцатилетней или легавого, как у них последние годы было принято в Семье, потом конечно признал что шутит и вроде даже порадовался за воспитанника своего. – Про тебя я ему тоже рассказал, - предупредил вопрос, который мог возникнуть у честолюбивого друга, - просил передать тебе поздравления и в гости звал. – Сомнительного рода приглашение, конечно, но дяде это показалось забавным. Не хорошо так думать, конечно, но Фрэнк себя ловил на мысли, что рад тому, что Нери сидел в тюрьме. Когда его не стало рядом, он перестал командовать, Фрэнк с Майклом развернулись, наконец, на полную.
Переехав мост, разделявший город на западную и восточные части, Альтиери перестроился в крайнюю левую и притопил педаль газа, резво обгоняя караван из нескольких фур.
- Дыра та еще, знаешь, - усмехнувшись, ответил про свой небольшой отпуск в Италии. Впрочем, Майкл как раз должен был знать, рассказывал о своих путешествиях по этой священной для многих итало-американцев стране. – Не намного чище, чем в Камеруне, я понимаю, почему наши предки оттуда свалили. И пицца у Марино вкуснее. Ты, кстати, знал, что Неаполь – родина пиццы? – В общем, в восторге от посещения Фрэнк не остался и в фаворитах мест для отдыха по-прежнему числились Майами с Вегасом. – Джулс замужем за мной двадцать лет, она знает, какие вопросы мне можно задавать, а какие нет. – Дважды два она, конечно же, связала, но лезть с расспросами, как и подобает жене гангстера, не стала. Что касалось дел мужа, она получала только ту информацию, которую он сам считал нужным до нее донести. – То чем мы занимаемся для нее давно не секрет, Майкл. Она умеет помалкивать, когда это надо. – Вспомнить хотя бы братьев Виции, случайным свидетелем убийства которых Джульетт стала. Как у любой женщины у нее был шок, конечно, но сейчас спустя почти год, она едва ли вспоминала о тех двоих, кому муж с лучшим другом вышибли мозги. В тот день она окончательно приняла то, кем являлся мужчина, с которым она связала свою жизнь. И Фрэнк ей был благодарен за то, что, она оставалась с ним рядом. Несмотря ни на что. Не каждая женщина была на это способна.
Район куда они приехали, фешенебельным назвать было нельзя. Серые однотипные многоэтажки тянулись вдоль улицы, и на фоне столь же невзрачных автомобилей припаркованных и проезжавших рядом, Кадиллак Фрэнка выглядел разительно иначе.
- В синей рубашке – это он, - заметив Тима Ростверса, надзирателя работавшего в тюрьме Сен-Квентин, кивнул другу и сам прибавил ходу, видя, что тот собирается удрать. – Вы бумажник обронили! – попытался обратить его внимание так чтобы не спугнуть, но рев двигателя заглушил сказанное гангстером. Что ж, придется брать второго. Глянув на того что помоложе – в пирсингах и татуировках – Фрэнк вновь кивнул другу, мол, берем этого, и притормозил паренька:
- Эй, ты, постой-ка, - жестом ему показал задержаться и опустил взгляд на пакетик, который Тим сунул в руки разукрашенному. – Знакомы с тем человеком? Куда это он так спешит?

+5

84

Не любил Мартин эти гребанные неблагополучные районы, очень не любил. Но что поделать? Приходилось тащиться, потому что Тим достаточно часто отоваривался, а на данный момент времени покупателей у барыги было – на пальцах пересчитать. На пальцах одной руки. Совершенно печальная картина, но Юль с этим разбирался понемногу, восстанавливал старые связи, искал новых покупателей.

Дилер оставил Корвет чуть подальше и слегка прогулялся до дома Тима. Тот, как оказалось, ждал его уже на крыльце, в какой-то нелепой синей рубахе и как-то странно улыбался. Мартину уже не первый раз казалось, что этот чувак слегка не в себе. Да и похрен, главное, что тот сразу расплачивался. Никаких долгов, обещаний, «запиши на меня», «позвони моей бабушке» и прочей хуйни. Они обменялись приветствиями, и Тим сразу принялся выискивать деньги в кармане, будто Юль явился к нему внезапно и тот совсем не его здесь ждал.

- Держи, - мужик сунул Мартину бабки, которые дилер пересчитал и сразу пихнул в задний карман штанов и вместо этого отдал ему пакетик. – Тороплюсь, созвонимся. Заезжай еще на неделе.
Мартин кивнул, выискивая ключи в карманах, и перевел взгляд на приближающийся Кадиллак.
Дальше все происходило довольно быстро – Тим сунул пакетик с джанком обратно ему в руку и сорвался с места в сторону заведенного уже мотоцикла. Юль в это время был больше сосредоточен на подъехавшей тачке. До своей ему было не успеть, так какой смысл рыпаться? Сейчас все скинет и пусть пытаются пришить.

Появившиеся из ниоткуда практически, люди, совершенно не были похожи на копов. Определенно, ничего, что указывало бы на это. Среагировали они без энтузиазма, тогда, как легавые уже давно бы разделились и один рванул бы за байкером. Мартин даже слегка успокоился. Как оказалось зря, потому что окликнули теперь его, что было не удивительно.

Мартин мало, что знал об этом чуваке, о Тиме. Они не тусовались вместе нигде, не общались особо. Хотя, Тим мало был похож на торчка, контакты с которыми дилер в последнее время сводил к минимуму. В плане какого-то человеческого общения, а не передачи товара-денег, конечно. Единственное, что дилер знал о нем из коротких разговоров – тот работал охранником в тюрьме, его адрес, имя, номер телефона, который тот на кой-то хуй периодически менял. Все это Юля никак не касалось. Тим о нем, например, знал и того меньше.

Да он, вообще-то, итак стоял на месте, с интересом глядя на объявившихся незнакомцев. Нет, это явно были не копы, иначе он бы уже лежал мордой в землю. Дилер, как ни в чем не бывало, все еще протирал пакетик с первым краем майки и наблюдал за тем, как к нему приближаются эти двое.
- Понятия не имею, кто это такой, - невозмутимо отозвался Юль, пристально глядя то на одного, то на другого. – Хотел спросить, как до центра добраться, а он убежал.
Пакетик с дрянью совершенно ненавязчивым движением перекочевал обратно в карман еще до того, как Юль договорил последнюю фразу, так что теперь Мартин выжидающе смотрел на мужчин.
- Может, вы подскажете?

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-03 23:18:18)

+5

85

- Ты вел себя правильно, по чести и по родственному. За то тебя и ценят, ребята, Фрэнк - ты всегда поступаешь со своими по-правильному. - сказал Ринальди лучшему другу, явно переживавшему из-за того, что снабжал деньгами своего дядю, который, тем временем, морочил ему голову и зарабатывал на наркотиках. Однако это было уже на совести Нери - и они исправят такую несправедливость, поставив его на процент. - Не пойму, зачем ему бабла столько? Заключение у него пожизненное, семьи  нет...  Или рассчитывает выйти по условно-досрочному и потом начать шиковать? Подобное желание было бы чересчур оптимистичным, ведь Джо и так уже весьма немолод,  а если отсидит даже свои изначальные двадцать лет - то и вовсе станет глубоким старцем.
- Пицца у Марино вкуснее, чем в Неаполе? Забудь об этом! - одновременно удивился и возмутился гангстер, услышав, как Альтиери утверждает, будто культовая еда их сакраментянского производства лучше, чем, как он сам сказал, на ее родине. Майклу не приходилось бывать в Неаполе и пробовать там пиццу -  однако он, в своем итальянском патриотизме, был уверен, что того, что сказал Фрэнки, не может быть, потому что такого не может быть никогда. - Ты наверное ел в туристических местах - вот и подали дерьмо какое. - обвинил он андербосса, пытаясь найти логическое обоснование его возмутительному заявлению. На минуту задумался. - У тебя же там родственники остались, нет? Неужели домашней не угостили? Надо будет потом допросить Джулс, чтобы выяснить, согласна ли она с мнением мужа - женщина ведь больше времени там отдыхала и могла найти и распробовать настоящую пиццу. - Итальянская пища - лучшая. - уверенно заключил Майк.
Упоминание о супруге Фрэнка навело Ринальди на невеселые мысли.- Мда, наверное даже хорошо, что я не женат, знаешь. При нашем бизнесе... Каково сейчас семьям наших ребят, которых положили - да и бойцов Сальвиатти... Посмотрел в окно -перед ними был очередной спальный район, скучные квадратики домов, универсальный магазин на углу, какая-то в меру обшарпанная заправка. Ничего интересного. -  Был вот недавно у Спинелли. Все в шоке, разумеется, но Ники-младший взял все на себя, молодец... Стал старшим. Задумался о том, что проблема вдов и детей умерших гангстеров всегда стояла остро в их среде. По идее, их следует поддерживать и мафия никогда не отказывается от этого теоретического принципа - однако на практике возникали ситуации, ибо  отрывать от себя жалко всем. А если не отрывать - то исчезнет круговая порука. И тогда обиженные родичи покойного собрата могут, в том числе, подложить свинью, слив некую информацию властям. Чаще всего их будет сдерживать страх, но все же. То же (и даже в большой степени) относится и к сидящим за решеткой - по идее, Семья им должна помогать, но опять же случались недопонимания. Впрочем, тот же Гвидо, надо отдать должное, никогда не манкировал таким вот долгом, выделяя из своей доли даже что-то вроде общака. - Никки говорит, что хочет отомстить. Найти тех, кто завалил его отца. Дальнейший разговор мобстерам пришлось отложить - ибо они доехали до нужного места и стали свидетелями эффектной сцены с побегом тюремного служителя.
- Шустрый, говнюк … - проворчал Майкл, глядя как мотоцикл исчезает за поворотом. Бежать назад к машине им смысла особого не было, по нескольким причинам. Во-первых, прежде чем они достигли бы джипа, проворный охранник бы давно уже скрылся – они отошли от "Эскалейда" на слишком большое расстояние. Во-вторых, Ростверса гангстеры найдут все равно – он ведь не знал их в лицо и сбежал от них, видимо, предположив, что они могут быть копами или просто не желая, чтобы у наркосделки были свидетели. В-третьих, он оставил им кое-что, вернее, кое-кого – вот этого татуированного фрукта, которого можно будет допросить и выяснить что-то интересное. С тонкой улыбкой, Ринальди подошел поближе к таинственному собеседнику Тима, окинул его внимательным взглядом.
- Спросил дорогу, да? - ухмыльнулся Майк. Он не сводил глаз с пакетика, который держал в руке парень – впрочем, тот вскоре отправился к нему в карман. – Приятно видеть новую традицию нашего города – дарить незнакомцам, спрашивающим у тебя, как добраться до центра, небольшие необременительные подарки… Тип, с которым капитан южной стороны, беседовал - был явно искусным лжецом, из тех, что способны врать с самым искренним и простодушным выражением лица, без "синдрома бегающих глазок" и других проколов. Если бы Ринальди только что лично не видел, как жуликоватый коррекционный офицер передал столь неудачно заблудившемуся молодому человеку некий предмет, он ему, может, и поверил бы. Хотя вряд ли. Шкипер столько времени провел в теневом бизнесе, что научился неплохо различать людей, принадлежащих к преступным кругам – а от этого господина прямо-таки шибало нехорошими делишками. - Тебе не трудно будет нам показать врученный сувенир? Может, мы тоже захотим такие же. Вроде бы попросил, почти промурлыкал – но в голосе послышались едва заметные металлические оттенки. Разговаривая, будто бы невзначай, стянул с пальцем свои перстни – массивный, в виде черепа, c указательного и небольшие, украшенные желтыми бриллиантами, с обоих мизинцев. Ссыпал их в карман – если начнется потасовка, c применением физических мер, то, нанося удар кулаком в кольцах, рискуешь заработать травму. Или повредить дорогое украшение, что также неприятно. – Да мы не только подскажем, но и подвезем, верно? Поглядел на Фрэнка, затем небрежно указал на сверкающий "Кадиллак" - все-таки классная была у Альтиери машина, не просто дорогая, но истинно мужская, внушающая уважение к своим размерам и мощи. – Добровольное такси – бесплатно, за счет средств муниципалитета! Хмыкнув, подмигнул лучшему другу. Затем опять поглядел на подозрительную личность – и искорки смеха исчезли из его глаз. - Садись в тачку,говорю. Заодно пообщаемся. Слегка распахнул свой пиджак, так, чтобы стала видна хромированная рукоятка пистолета. Всегда лучше, когда человек понимает, какие существуют расклады, это предотвращает лишнее насилие и непонятки. В  гангстерских кругах вот кровь часто проливается потому, что кто-то когда-то неправильно расценил свои или чужие силы -  залупнулся на родственника не того человека, ограбил грузовик, ходящий по маршрутам какой-нибудь большой птицы.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-05 09:13:39)

+3

86

По телефону Ливия решила ничего Монтанелли не сообщать, а потянуть интригу вплоть до личной встречи. К слову, проголодалась она к этой минуте уже прилично, и приглашение в "Маленькую Сицилию" от их дона было более чем уместно. Приехала она, правда, не так уж и быстро - дорога от "Серебряного ручья" заняла чуть более двух часов, но чувство неловкости за задержку Ливию совсем не мучило. В конце концов, она предупредила Гвидо, что появится в его ресторане не так быстро, как он бы того желал.
В итоге она добралась до места встречи в районе пяти вечера и, выйдя из машины, сразу же натолкнулась на Рокки, который мог наконец передать свой пламенный привет уже ей лично. И если бы не голод, возможно игра улыбками с ним продлилась бы чуть дольше. Когда настроение позволяло, Андреоли не жалела времени на безобидный флирт с мужчинами, чье внимание всегда поднимало ее, надо признать, и без того нескромное ЧСВ. Но поскольку сейчас все ее мысли занимал аппетитный сочный стейк с кровью, который она обязательно попросит приготовить у повара Монтанелли, то Рокки досталось минимум ее времени, и она без лишнего сожаления оставила его на улице, отворив дверь ресторана. Их босс сидел в дальнем углу зала и о чем-то беседовал все с той же экзотической красоткой, чья потенциальная компания Ливию в восторг не привела. Они тут не о погоде собрались беседовать, а о делах, причем весьма серьезных, и посвящение в них малознакомых людей в планы Андреоли не входило. В отличие от Гвидо, у которого, небось, просто в очередной раз при виде симпатичной мордашки зашевелилось в штанах, у Ливии не было причин слепо доверять этой индеанке, а потому ее присутствие она восприняла весьма настороженно.
- У меня ощущение дежавю, - с натянутой ухмылкой оповестила о своем присутствии, подойдя к их столику. Действительно, такую же компанию она уже видела сегодня утром. Не хватало разве что Фрэнка со своим извечным настроением большого закипающего чайника. - А я думала, у нас будет интимный ланч для нас двоих, - в свойственной ей заигрывающей манере вкрадчивым голосом намекнула Монтанелли на свое опасение говорить при чужачке. - Или ты заскучал и решил подыскать замену моей компании? Какие же вы мужчины переменчивые - с лукавым укором посмотрев на Гвидо, она отодвинула стул и присела рядом с индеанкой.
- Ваш этот Спейси - та еще мерзость, - заявила усталым тоном, без лишних эмоциональных окрасов и, жеманно вздохнув, плавным движением руки завела волосы за плечи. Всем своим видом она пыталась показать, что никакого труда ей эта поездка в тюремные стены и не доставила вовсе, разве что только время отняла, а развести Чарли на признания было проще простого. Внутри, тем не менее, грело приятное ощущение маленькой, но значимой победы - она все-таки смогла добиться от него кое-каких откровений и не подвела надежд босса. Кроме того, она уже предвкушала, как преподнесет Гвидо новость о том, что, оказывается, знакома с замом Кросса, и более того, готова пойти на очередной риск и попытаться выудить что-то и у него. Порой быть женщиной тоже оказывается полезно, вопреки всем сексистским рассуждениям. Главное их оружие в том, что они умеют казаться глупыми и безобидными, когда это выгодно, и этим часто усыпляют бдительность мужчин, неизменно считающих себя умнее. - Он подтвердил все, что вы говорили про издевательства над заключенными. Пытки свои он проводит в блоке для особо буйных, и были случаи, когда парней оттуда увозили прямиком в морг, - оглянувшись на официанта, которого уже по идее стоило запомнить по имени, она торопливым жестом подозвала его к столику и попросила принести ей стейк с овощным салатом и бокалом красного вина. Садиться за руль после такой смешной дозы алкоголя Андреоли совершенно не боялась и, поскольку контролировать себя умела прекрасно, ни о каких дурных последствиях даже не задумывалась.
- Журналистам тут будет, о чем написать, - вернулась к теме, когда официант, запомнив заказ, удалился. - По Кроссу самому после такого скандала решетка заплачет, - надо только найти того смельчака, который не побоится раздуть сенсацию. Дело ведь нешуточное, а на громких статьях, как известно, можно равносильно как подняться, так и серьезно шлепнуться наземь. - У меня есть одна подруга... Я думаю, она поможет найти нам надежного человека, способного взяться за этот материал, - глянула на Монтанелли с уверенным кивком. Говорила она в данный момент о Рикардс - та проработала на телевидении столько лет, что наверняка должна была знать пару-тройку смелых репортеров и писак. - Или у тебя есть другие идеи, как использовать эту информацию? - ведь сама Ливия хоть и не хотела в этом активно признаваться, но согласилась с подсказкой Фрэнка о привлечении к этой теме прессы, однако, возможно, у дона были свои планы на этот счет, кто его знает.
- Какие новости у Нери? - впервые за разговор повернула голову в сторону индеанки, ненавязчиво собираясь развлечь себя сплетнями о дяде андербосса. Интересным тот был все-таки человеком: сказки, выходит, любил рассказывать не только проституткам, но еще и членам Семьи, скрывая от тех любопытную информацию о налаженной торговле наркотой в тюремных стенах. Андреоли могла себе представить, как, должно быть, это поразило жадного до денежного потока Фрэнка.
Новость про знакомство с крупной рыбкой по имени Итан Фрост, занимающей пост заместителя Кросса, Андреоли же пока предпочла попридержать, выжидая момента, когда сигнал к началу разговора даст сам Монтанелли, давая ему возможность решать самому, во что стоит посвящать Шейенну, а во что нет.

+4

87

Немного наличных тут, немного грубой силы там, чтобы получить желаемое - важно не сколько подобрать правильный ключ к двери, а найти правильную дверь; всё ещё проще в том случае, если дальнейшая судьба таких вот дверей беспокоит несильно... в лучшем случае, получаешь возможность пройти, приобретая по пути маленькое знакомство, которое в будущем может стать большим, а может - стать настолько маленьким, что перестанет быть значительным хоть сколько-то. В худшем - получишь проблему, конечно, но нерешаемых нет. Если парадные ворота кажутся неприступными - нужно найти лазейку. Главное - это смотреть за тем, чтобы у самого не появилось таких "лазеек", если уж сам сидишь в крепости. Им ли это не знать, впрочем?.. Да, их методы определённо нельзя назвать лицеприятными, но, отдавая им должное - они всё ещё работают. Один из немаловажных элементов их бизнеса - это иметь достаточно смелость для того, чтобы просто пойти и взять то, что тебе необходимо; Гвидо были нужны личные дела коррекционных офицеров - и он их получил, не слишком-то переплачивая, добровольно и не прибегая к воровству. Их контактные телефоны - это уже просто бонус... и никакого волшебства, да и шпионажа тоже немного. Можно было бы даже в резервацию Шей позвонить или родителям этой Хлои...
Пока было время - а его теперь у Гвидо было как раз вполне достаточно - он изучал полученные документы, заодно наслаждаясь временем, проведённым в своём заведении и пищей, которую там подавали, просто отложив телефон, закончив разговоры, и ожидая других новостей. Деловой человек всегда при деле - даже если не выглядит занятым. Или даже если и на самом деле ничего не делает в настоящий момент, чтобы именоваться "занятым"...
- Привет! - Лив потребуется некоторое время на обратную дорогу, о чём она и сказала по телефону, так что и неудивительно, что Шейенна надолго её опередила, тем более, что её подвозили Фрэнк и Майкл - кто и действительно чем-то занялись, не имея времени рассиживать по ресторанным заведениям слишком долго. - Садись... Будешь что-нибудь? - дружелюбно, но бесцеремонно, как-то по-простому указал ладонью на соседний стул. И тут же обратил внимание на синюю коробочку у неё в ладонях: - Что это у тебя такое?.. - сняв крышку и увидев содержимое, тут же безошибочно угадал название итальянских печенюшек, улыбнувшись: - О, амаретти! Это Фрэнк передал?.. - или подарок от Нери - какая-то очередная его загадка?.. Что ж, вынужденные временами искать иные способы общаться, нежели прямыми словами, они не имели другого выбора, кроме как начать играть в шарады. Впрочем, откуда бы Джо в тюрьме взял такую прелесть... Гвидо подцепил пальцами одно из печений, начав его пережёвывать, запивая кофе. - А я тут тоже нашёл кое-что... Вот это - Хлоя? - развернул досье так, чтобы Шейенна могла рассмотреть фотографию своей бывшей коллеги...

- Хей, Лив. - когда в зале ресторанчика появилась Ливия, Гвидо себя повёл почти противоположно, поднявшись ей навстречу, церемонно коснувшись губами ещё щеки и приобняв - не выражая эмоций словами, всё больше жестами; и взглядом, в котором читалось и нетерпение (по поводу новостей), и некоторая доля тревоги - или как назвать, заботы?.. Какие бы там ни были новости, Андреоли сделала большую работу и преодолела немалый путь - и то, и другое, выматывает. Хотя, по её традиционному жеманству, пожалуй, даже и не сказать было. Тем, кто знал Лив не так уж хорошо... - Ну что ты, Ливия - тебя заменить невозможно. - улыбнулся Гвидо, возвращаясь за столик. Те счастливцы, кому всё-таки удалось разделить с ней интимный ланч для двоих - наверное, согласятся с ним; только знать бы, кто эти счастливцы, а то ведь и завидовать словно некому. Вокруг личной жизни Андреоли в основном только слухи и ходят, но ни один ведь так и не подтверждён толком. Вот о слухах, кстати...
- Принесите самое лучшее. - добавил Гвидо официанту после того, как Ливия сделала заказ. - А журналистам он то же самое готов подтвердить? - спросил затем. Всю эту историю ведь Чарли мог и просто выдумать, дабы привлечь к себе внимание или в обмен на что-то - и власти наверняка будут делать всё, чтобы именно в это большинство людей и поверили. И лучше всего будет найти не одного надёжного журналиста, а нескольких разных - чтобы скандал получился масштабнее, его должны осветить несколько изданий... или же это будет похоже попросту ни на что другое, как на жёлтую прессу, в которую немногие и верят. - Например, как... шантажировать его? - продемонстрировав, что они могут говорить при Шейенне открыто - об этом деле, во всяком случае, а не обо всех (Шей и сама ведь на руку далеко не чиста, и частью исправительной системы тоже ещё пару недель назад являлась), Гвидо пожал плечами, покачав головой - пожалуй, для этого будет поздновато, если к делу подключатся журналисты; да и шантаж означал бы, что Кросса они, пусть косвенно, пусть - в другой тюрьме, но будут покрывать... чего Монтанелли делать не чувствовал никакого желания. - Да, свяжись с подругой... а я подниму свои связи на студии - наверняка получится что-то сделать. - а кто-то ведь не верил в то, что деятельность Монтанелли в павильоне "Good morning, Sacramento!" может оказаться полезной для них однажды... - И подумаем, как организовать им встречу... - или как заинтересовать журналистов наверняка - тогда они и сами пролезть в "Ручьи" найдут способы.

+3

88

- Я бы тоже не поверил никогда, если бы сам не попробовал! – возразил насчет пиццы. – Но вот кофе отменный. - Как итальянцы, пускай даже родившиеся в Америке, они считали, что на их исторической родине все неизменно самое лучшее. Имея слишком завышенные ожидания, они и разочаровывались, приезжая туда. Не все, конечно, но Фрэнк точно, уж чего он не ждал от Неаполя, так это грязных улиц, облезлых зданий и наркоманов на каждом углу. Получив первую порцию разочарования по пути из аэропорта, надежда оставалась на кухню, но и она не сказать, чтобы удивила. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что сравнивать Альтиери приходилось не с «Пицца Хат», у старика Марино готовили далеко не самую худшую пиццу, для друзей сына он ингредиентов никогда не жалел, кладя все самое лучшее. К тому же изысканностью это блюдо никогда не отличалось, рецепт был довольно простым, и удивить там, можно было мало чем. – Дядя Лари разве что, других уже и не найти, - к вопросу о родственниках. Был он кузеном отца и сам в Неаполь только несколько лет назад перебрался после смерти жены. Майкл слышал о нем, конечно, и о том, что тот переехал жить в Италию, так что удивлений теперь у него должно было поуменьшиться.
- Ты это блять к чему? – глянул на Ринальди, который конечно не со зла, но задевал подобными рассуждениями женатого и давно друга. Искать всюду позитив это хорошо, конечно, но в данном случае лучше было бы подобные мысли оставить при себе, согласиться с ними Фрэнк не мог в принципе. – Хочешь, чтобы я пожалел о том, что семью завел? Меня может, и пристрелят когда-нибудь, - этого отрицать для людей их круга было нельзя, - но они останутся. Они – смысл жизни для меня, те ради кого я живу. – Хоронить родителей и вовсе обычная практика - тяжелое испытание, выпадающее на долю не только детям гангстеров. Не заводить детей из-за этого? Фрэнку это казалось глупостью, но спорить не хотелось, у них с Майком всегда на этот счет взгляды были разными, пытаться переубедить друг друга, делом было не благодарным, что они могли так это уважительно относиться к мнению и выбору другого. Это, в общем, и делали. 
- Ники-младший всегда мужиком был, жаль его отца, конечно, - кивнул, соглашаясь с Майком и этим же кивком одобряя желание поквитаться с убийцами отца, -  и мы тоже должны отомстить за него, нельзя чтобы кто-то думал, что убийство нашего друга может остаться безнаказанным. – Пускай даже Сальвиатти был уже мертв, оставались исполнители, которые также должны были понести ответственность по их законам.
Их законы – фундамент на которых вот уже более ста лет держится вся организация. За последние два десятка лет он пошатнулся значительно, а в их Семье и вовсе чуть было не обвалился, но организация по-прежнему продолжала существовать. Целью таких как Фрэнк и Майкл было восстановление прежнего влияния и в первую очередь они, конечно, занялись починкой фундамента. На нескромный взгляд андербосса справлялись они пока успешно, и контролировали уже едва ли не весь город. В Сан-Диего и тот успели лапу сунуть.
Впрочем, конечно, уследить за каждым дельцом, насколько бы сильна и влиятельна мафия не была, задачей было не простой. То и дело на улицах появлялись умники  желавшие заработать и не знавших установленных до них правил, а то и считавшие себя умнее остальных, искренне верящие, что сумеют переиграть и выйти победителями. Такие, как Тим Ростверс. Его раписной приятель тоже парнем казался не простым и хитрожопым, спрятав сунутый ему пакетик, в котором гангстеры тут же заподозрили наркотики, он, надеялся остаться не при делах. Не вышло.
- Понятия не имеешь? – удивился итальянец. – А, по-моему, ты тут дурь ему толкал… Или он тебе? – переглянулся с Майком, узнать не только ли ему это почудилось. Затем дилерам и нужна была крыша, не только чтобы разрешение на торговлю получать, но и для защиты, чтобы никто по голове не дал и товар не отобрал. Впрочем пока намерения у гангстеров были чуточку другими.
- Запрыгивай, если проблем не хочешь, - с настойчивостью повторил просьбу Ринальди и даже заднюю дверь перед ним услужливо распахнул. – Расскажешь нам про этого педика на мопеде и будешь свободен. Только порожняк гнать не надо. Ты нас за недоумков что ли держишь?
- оскорбленным тоном поинтересовался.

+3

89

Ох, не нравилась ему эта улыбка, да и вся ситуация в целом выходила какой-то дерьмовой. Юль, вообще-то, не имел привычки паниковать раньше времени, и сейчас все еще был достаточно спокоен, но. НО. Дилер ничем не ответил на едкое замечание по поводу сувениров и предпочел также промолчать на предложение вывернуть карманы. Нет, ну, вы серьезно, мужики? Хватают первого попавшегося на улице и вежливо просят вывернуть карманы. Странные методы и, походу, не ему о них рассуждать, но можно же было не развозить всю эту ахинею. Ко всему прочему, обращающийся к нему, принялся достаточно демонстративно снимать с руки кольца. Мартин чуть глаза не закатил, едва сдержался.
Ладно, я испугался.
- Окей, - дилер кивнул незнакомцу, который к нему обращался. – Но на сегодня акция закончилась и там ровно на двести баксов.

Да ему похуй, в принципе, кто отстегнет за джанк, раз уж он приперся в эту дыру, но просто, он же был уверен, что вытряхнув пакетик в руку кому-то из них, то распрощается и с товаром и с деньгами. Чем не повод зарядить наркоторговцу прямо сейчас, не зря же он старался и тратил время на то, чтобы убрать перстни в карман. Не то чтобы Юль шибко хотел получить по морде, но эти двое всем своим поведением показывали тягу к кардинальным разборкам, что собственно тут же подтвердил очередной жест щедрого таксиста, продемонстрировавшего наличие оружие.
Вот это поворот.

Тем не менее, второй тоже подключился к беседе и тоже настойчиво предложил сесть в машину. Да что им там, медом намазано что ли. Вон, какая на улице хорошая погода – солнце светит, небо голубое, птички поют.
- Слушайте, у меня тут тачка, в квартале отсюда. Ее же разденут в два счета, сами же видите, райончик располагает. Может, здесь поговорим и разойдемся?

За несколько месяцев, проведенных в Сакраменто, с момента его приезда, у Юля впервые были проблемы такого плана. О масштабах он пока не задумывался, не было веских причин, но то, что к нему не местная шпана подрулила, было видно прям невооруженным взглядом. Его это, кстати, слегка удивило. Если учесть относительно небольшие размеры этого города, было странно встретить здесь таких людей. Кажется, все шишки предпочитали оседать в городах покрупнее, потому что там хотя бы была не так заметна их деятельность. Короче, вся эта ситуация была неожиданной и он не имел никакого желания в это ввязываться, его устраивала спокойная жизнь.

- Бля, - тихо выдохнул Мартин, когда перед ним распахнулась задняя дверь Кадиллака, что говорило о том, что любые его отмазки сейчас улетают в воздух. Да ладно, он и не думал, что вся эта лажа сейчас прокатит. Пришлось садиться в машину, заранее зная, что ничем не поможет этим двоим, если им реально интересно было что-то услышать о Тиме, а не прижать его самого.

+3

90

- Тебе сейчас не о тачке надо беспокоиться. Cовсем не о тачке.– многозначительно проронил Ринальди,  когда они подошли к джипу. После чего залез в машину, оказываясь рядом с татуированным хитрецом. Когда двери были надежно закрыты, повернулся к нему, пристально поглядел в глаза – но заговорил не о Ростверсе, как тот мог бы ожидать. – Для начала – кто ты такой, откуда приехал и сколько уже в Сакраменто? Вопрос был задан не просто так.  – Значит, банчишь дурью. – а это уже было прямое утверждение, cделанное без тени сомнений. – А ты не в курсе, что, если хочешь торговать в этом городе, то следует делиться? Обычно Майки редко имел дело непосредственно с уличными дилерами  - ему было достаточно послать какого-нибудь мускулистого соучастника вроде Беппо Горлеоне, чтобы он собрал деньги с точек или же выбил пыль из непонятливого горе-бизнесмена. Иногда этим не заканчивалось – и кости  нарушившего установленные  правила или оказавшегося чересчур алчным пушера потом закапывались где-то в леске или на уединенной пустоши. – Согласись ведь, нельзя заходить в чужой дом, а потом, без разрешения хозяев, начинать там срать, иногда на ковры и диваны? – светским тоном продолжил капитан южной стороны, словно невзначай проведя рукой по спрятанному под пиджаком стволу. Приподнял бровь. – А когда хозяев расстраивают – они ведь могут всякое сделать…. Например, отрезать яйца или попросту прострелить башку… Гангстер слегка зевнул и выглянул в окно. Там, пришпиленный к стене здания, красовался огромный плакат кислотных оттенков, c которого глядел очкастый, c видом всезнайки, юноша, в мантии и магистерской шапочке. В одной руке старательный ученик держал Библию, а в другой какую-то книжку в узорчатых завитушках, видимо, Коран. Ниже бежали округлые черные буквы. Надпись гласила: "Universal Theology Courses. Intellect is a part of good faith"*.  Пренебрежительно скривившись, капо отвернулся от постера и посмотрел на Фрэнка – будто забыв про допрашиваемого молодого человека. – Знаешь, кто это сказал? Один обмудок-египтянин, читавший лекции в Лондоне, которого из   США выдворяли за финансирование ХАМАС… А потом вроде как вернули с извинениями – ну при сидящем нынче в Белом Доме ниггере все возможно, ни мозгов, ни яиц, одни выкаблучиванья. Правой рукой боремся с терроризмом, а левой поощряем исламистов с учеными степенями - что может быть логичнее?  – Вот гондоны либеральные… В чертовы пятидесятые тут были бы cкорее цитаты из  Писания. В голосе Майка звучало явное сожаление о тех прекрасных временах, когда мир еще не сошел с ума, а кругом царили красота и порядок. Нет, конечно, он не хотел бы переселиться в минувшие дни и жить без интернета и спутникового телевизора, но все же видел у той эпохи немало плюсов. И вести-то дела итальянской организации  шесть десятков лет назад, было куда проще. Cтремительно плодящиеся черножопые знали свое место, не было ни страшного закона РИКО, ни хитрых средств прослушивания. На попкорне в кинотеатрах было настоящее масло, кружка свежайшего рутбира стоила ровно дайм**, о СПИДе даже не слышали,  а люди имели понятие о чести и уважении. Так, по крайней мере, рассказывал дедушка Сильвио – а он своему внуку не врал.
Однако время для лирики быстро прошло – и Майк вернулся к разговору па практические темы. – Ладно, давай вернемся к твоему дружбану-мотоциклисту. Откуда ты знаешь этого хера Тима, много ли ему продавал и чего, знаешь ли, куда он мог уебать? Последний вопрос не слишком интересовал Ринальди, вряд ли  парняга сможет на него ответить – да и им и не нужно, они сами без особых проблем отыщут охранника. Но лишняя информация никогда не помешает – и разобраться в степени  связей между этими двумя субъектами следует. – Тебя самого кто снабжает?

* Курсы универсальной теологии. Интеллект  - это часть доброй веры.
** Дайм - десять центов

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-11 15:02:42)

+4

91

В Шейенне просыпался «командир», который хотел быть везде, чтобы видеть и быть уверенным, что проблема решается, что ничто не пойдет не так, что все будет в итоге так, как надо им. Но может не «командир», а беспокойство. На кону жизнь ее брата, которая зависит от Нери. И каков бы не был старик, сердобольным до чужих проблем, умеющий ввязывать это так, что и его выгода в этом мероприятии весьма многозначна, Нери пекся о себе. И Шей приходилось думать о двоих: Гийвате и Нери. Иногда это так давило на голову, что казалось, она взорвется, индеанка психанет, махнет на обоих рукой и вовсе исчезнет. Но Джо все рассчитал. Да и ее появление в тюрьме вслед за братом говорило о многом, на чем и играл гангстер, умело, с чувством толка и такта, не перегибая, но и не давая чувствовать Шей свободу на собственную инициативу, хотя и прислушивался к ней. А дать кому-то отстрелить брата как птицу – не позволит.
Опустившись на стул напротив Гвидо, девушка поставила на середину свою «добычу».
- Не откажусь. Хот-дог это, конечно круто, но как-то маловато относительно энергии, что трачу я, нервничая, - потянулась за меню. – А, это. Печенье, - не успела сказать, что не запомнила название, как Монтанелли сам его обозвал. – Да, точно, оно самое. Майк быстро так назвал, что не успела и пяти первых букв запомнить. Нет, кажется, я Фрэнка оставила без этой вкусности, захватив коробочку из машины. Надо будет вспомнить, где мы подобрали Майка, купить и отослать Фрэнку. Представляю, что они подумали. – Пожала плечами, уткнулась в меню, на которое сверху легло досье на Хлою. Фотография явно не свеженькая, так как Хло сейчас была далеко от того, что видела перед собой Шей. – Оказывается, в молодости она была очень даже привлекательная, - но, взглянув на год рождения бывшей напарницы, кашлянула. Хлоя была младше Шейенны на четыре года.
Подошел официант, готовый принять заказ, но Тейпа просто отодвинула от себя меню. Как можно выбрать то, чего не понимаешь. Она не была завсегдатаем итальянских ресторанов, чтобы понимать эти причудливые названия. Вероятно, Гвидо понял, что она ничего не поняла в роскошном меню (Шей не сомневалась, что составлено оно профессионалом), заказал что-то от себя ей. А девушка читала сведения о том человеке, с которым проработала бок об бок больше пяти лет, и как оказалось – Хлоя была хорошей актрисой. Кто не знал ее в жизни, читая досье подумал бы Какая замечательная девушка. Она даже психологов обвела вокруг пальцев. Вдаваться в подробности Шей не стала, скоро глава в этой истории с  названием «Хлоя», будет закрыта, с ней ей уже не сталкиваться, так пусть играет свою роль дальше. Только есть одно Но – ту надо было прижать так, чтобы и помыслить не смогла причинить вред ни самой Шей, ни тем, кого она защищает. Хотя, если знать Джо, то он терпит долго, а потом, когда человек отказывается понимать, принимать и вообще думать, пускают в ход заточку. При Шейенне было таких случаев два, в другом блоке. В первый – нашли и отпечатки, и заключенного кто это сделал, но, увы. Когда ворвались в сам блок, тот страдалец уже висел холодный в петле в собственной камере. А вот во втором случае туго пришлось почти всем. Ввели строгий режим для всех без исключения. Заключенных досматривали каждые три часа. Раз в неделю полный досмотр в медицинском кабинете. Но не нашли ни орудие убийства, ни исполнителя. Ничего не смогло развязать язык заключенным.
- Денег на новую партию она накопит не скоро, - как бы сама с собой разговаривая, Шей подняла взгляд.
Рядом стояла Ливия. Выглядела так, что вовсе не ездила, черти куда, а отдыхала. Слушая, что привезла из Ручьев женщина, Шей представляла себе шумиху, которую они поднимут, отдав журналистам информацию. Журналисты это стервятники, им всегда мало, и они начинают загребать в свою статьи тех, кто дает им эти интересные факты. Было такое уже. Едва заместитель их тюрьмы отмылся от сплетен.
- У меня тоже. И сейчас откроется дверь и войдет Фрэнк. – прошептала Шей, чувствуя себя лишней здесь. Она вообще не вписывалась с компанию манерных итальянцев ни своим внешним видом, ни жестами, которыми привыкла разговаривать. Усмехнувшись на отзыв о Спейси, кивнула, - судя по паре слов от Джо – Чарли и есть такой. Я могу отсесть, передадите заказ на тот, - показала ладонью на последний столик, - перенесут.
- Увы, с Нери я лишь переглянулась. С ним разговаривал Фрэнк. Но судя по Джо и его благоухающему виду – более чем хорошо. Он спокоен, делом занялись. Даже если провалимся, у него чуть меньше станет поток денег и влияния. Нери весьма трудно будет скинуть с его стула, найдет подход даже к Кроссу, только на это придется, потраться временем. Горе от его ума не будет. Он сломает этот стереотип.
Принесли горячее второе блюдо на большой изумрудной тарелке. И разглядывать Шейенне не позволил голод, что она словно оставила Гвидо и Ливию, поглотилась пищей. Когда ты знаешь, что такое голод, ты начинаешь ценить каждую каплю и крошку. А прожаренное мясо, окруженное овощами в оливковом масле - было божественно. Шей только что не урчала от удовольствия, аккуратно отрезая кусочки.

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-09-13 22:37:24)

+3

92

Когда Майк и их новый знакомый, чьего имени они до сих пор не знали, загрузились на заднее сиденье Кадиллака, Фрэнк занял место за рулем и нажатием кнопки на бортовой панели заблокировал задние двери, чтобы парень не смог от них убежать. Весь в татуировках (цветные узоры бросались в глаза на открытых участках кожи), бабских цацках в ушах и носу - этот торчок серьезного впечатления не производил. Как показывала практика, а Фрэнку ее хватало, подобные «гангста» были крутыми только первые пару минут, последующие они становились куда менее борзыми. Оно и верно, не шибко повыделываешься со сломанной челюстью или коленной чашечкой. Долгих разговоров итальянцы не любили, за это их и боялись. Избить, отрезать яйца, как сказал Майк, и даже убить человека - чем-то исключительным для них не было, так решались многие проблемы, и чем скорее парень это осознает, тем будет лучше для него.
- Показывай, что там за товар у тебя, - присоединился к Майку, когда тот начал рассказывать о порядках, установленных в их городе. – Да не ссы, мы не легавые, - пояснил, если вдруг не понятно до сих пор. Всех дилеров толкающих дурь в Сакраменто они с Ринадьди в лицо, конечно же, не знали, жизнь у тех зачастую была не такой уж продолжительной, чтобы о них успели услышать «наверху», но о наиболее крупных и тех, кто орудовали в южной части города, осведомлены были. Представший перед ними тип наверняка был птицей не высокого полета или же и в самом деле залетный гусь, как предположил Майкл, поскольку ничьим именем, которое было бы у гангстеров на слуху, он до сих пор не прикрылся. Ему же было хуже в таком случае.
Занятый происходившим внутри автомобиля, Фрэнк не сразу понял, о чем завел речь его лучший друг и причем тут ХАМАС. Проследив за его взглядом, он глянул в окно и увидел плакат, на котором был изображен некий юноша, держащий в руках Коран и Библию, и все встало на свои места. По правде сказать, Майк допекал его иногда своей набожностью, непонятно откуда взявшейся ведь при смерти он никогда не находился и за здоровье близких тоже не особо-то молился. Фрэнк помнил, мать его в церковь зачастила, когда отец в больнице лежал. Подшучивая над другом, Альтиери говорил, что тому нужно было стать священником, и предполагал, что невозможность носить Армани сыграло решающую роль в выборе жизненного пути Майка, любившего, как ни крути, роскошь превыше слова божия.
- Ницше? – предположил, кто бы это мог сказать (просто озвучил первое имя, пришедшее на ум). - Да я в душе не ебу. - И вытянулся в лице, когда услышал правильный ответ. Ринальди даже спустя тридцать лет знакомства не переставал удивлять, цитируя не только «Крестного отца» но и всяких «египтян-обмудков», о которых его другу раньше и слышать не приходилось. Порой он себя чувствовал рядом с ним идиотом, но что поделать, времени на чтение книг у него не было, то свободное, которое оставалось Фрэнк посвящал семье, и единственное что читал – это новости по утрам, зачастую успевая пробежаться взглядом только по спортивной колонке. – Ты что, на его проповеди ходил? – Удивился этим новым неожиданным увлечениям лучшего друга. Но вот что касалось райских пятидесятых, о которых Майкл завел речь дальше, тут было сложно не согласиться, жилось тогда хорошо не только гангстерам, послевоенные годы знаменовались небывалым экономическим ростом, жаль, что об этом времени им приходилось только слышать. – Да блять и не говори. А ты слышал, что в Японии мусульманство законом запрещено?  У них и не хуярит никто небоскребы. – Больная тема любого американца, с тех-то пор Фрэнк и испытывал к арабам лютую неприязнь, подогревалась она новостями из телевизора весьма активно, сперва войной с Аль-Каидой, теперь вот с ИГИЛом.
Но что-то они и в самом деле отвлеклись. О парне они не забыли, тот мог и не надеяться.
- Ты нам вроде как задолжал, получается, - обратился к нему, возвращаясь к теме его «нелегальной» торговли, не платил ведь «налоги» ни шиша, а с должниками они поступали жестко и на штрафные пени не скупились... – Так что давай, выкладывай все, что знаешь об этом гандоне, чтобы мы в расчете были. У тебя ведь есть его номер? Позвони, договорись с ним встретиться, узнай, чего тот засуетился. Ты помогаешь нам - мы прощаем твою халтурку.

+5

93

Видимо, эти двое решили, что вид оружия Юля нихрена не впечатлил, потому что, как только они втроем устроились в тачке, двери сразу же были заблокированы. Если уж совсем честно, без всяких там, то дилера впечатлил один только вид этих бравых мужиков, так что и тачка их, и оружие, только добавили солидности во всю эту картину. Ну, да, страха и трепета Мартин не ощутил, скорее, ему стало любопытно, чем все это закончится.

Конкретно в салоне машины, внешнее запугивание плавно перешло в словесное, но так как Юль уже подготовлен был к тому, чтобы внимательно слушать и анализировать, должного впечатления это уже не произвело. К тому же, угрозы посыпались еще до того, как он начал отвечать на вопросы, поэтому пришлось молча выслушать этот емкий монолог, адресованный ему.

В какой-то момент Мартину показалось, что речь была заранее отрепетирована и что вот-вот «добрый таксист», устроившийся рядом с ним на сидении, запнется, попросит прощения и достанет из кармана пиджака шпаргалку, а потом, подсмотрев, что следует говорить дальше, примет все тот же суровый вид. Нет, реально, дилер с такими субъектами сталкивался впервые. Тот же Конор, который всю его жизнь, загонял ему товар, был еще тем объебосом с подвешенным языком, не лишенным уличного жаргона. Хотя, тот себя мнил этакой шишкой в Сан-Франциско, а на деле был просто ушлым козлом и, возможно, тоже встречался вот с этими вот… любопытствующими, чтобы отстегивать им положенное.

- Из Сан-Франциско. Знаете, парни, у вас тут на углах объявления с телефонами не развешаны. Если надо платить, так куда я, блять, денусь, буду платить, как и все.  Я тут с середины апреля, - Юль отвлекся на того, что сидел за рулем и после короткой паузы вытащил из кармана тот самый пакетик, который еще недавно спрятал, отдав его. Судя по ситуации, это будет меньшей жертвой с его стороны, так что похуй.

Юль ждал какой-то реакции и на свою речь и на отданный добровольно товар, но его решили временно проигнорить, так что дилеру ничего не оставалось, как тоже повернуться в сторону ебаного плаката. О чем эти двое говорили, он не знал и знать не хотел. ХАМАС, египтяне, пятидесятые… Что за ебаная каша? Удивительно, но он был даже немного рад, когда к нему снова обратились и последовали новые вопросы.

- Тим, короче, сам на меня вышел, у меня тут есть пара знакомых. Они за него поручились и мы встретились. Берет, в основном, джанк, ну иногда траву. Но траву он походу себе, а вот первый берет серьезно, пару раз в неделю и каждый раз почти на две штуки. Мы с ним встречались два дня назад, а сегодня он снова позвонил, но попросил вот этот вот мизер. Хуй знает, что у него там поменялось, я, конечно, не интересуюсь, да и похуй мне. Берет много, платит сразу. Я о нем нихуя не знаю, парни. Он как-то ляпнул, что в охране работает, потом, что с зеками, меня же это не касается, - дилер посмотрел одного незнакомца, потом на второго. – Позвоню. Только понимаете же, что он на измене сейчас, раз зассал, как только вас увидел и не факт, что согласится теперь встретиться. Ну и вам виднее, наверное, какого хрена он сиганул.

Юль тихо усмехнулся, доставая мобилу из кармана и набирая номер Тима, ни на что не надеясь, в общем-то. Но тот взял трубку после пары длинных гудков, только вот сказать ничего не дал, кинул одну фразу и сразу скинул звонок. Мартин чуть озадаченно покосился на трубку и убрал ее обратно в карман.
- Сказал, что сам позвонит, когда нужно будет.

На этом бы разговор можно было закончить, если бы этих двоих не интересовала еще одна деталь. В принципе, Мартину скрывать было нечего. Для тех самых легавых, которых ему нужно было бояться он – всего лишь пешка, на таких почти не реагируют, а для этих двоих он сейчас только источник сомнительной информации.
- Я в Сан-Франциско катаюсь, затариваюсь у Конора. Бля… Его так называют, но на самом деле он ирландец, О'Коннор. Генри. Живет там в охуенной квартире, с молодой певичкой. Говорит, что сам с производителями дела имеет и, типа, никаких посредников, но я точно не знаю.

+4

94

- Да я по радио как-то слышал, что-то впаривали про этого придурка. Тарик Рамадан его звать. Раньше в Англии всем втирал, какая клевая религия мусульманство, а теперь к нам причапал. И стал давать бабло какой-то благотворительной организации, которая его потом террористам пересылала.-в подробности его учения Майки, конечно, не вникал и проповедей не посещал - он и в католической церкви бывал не так часто, скорее изредка. Хотя, если заходил, то молился истово, будто компенсируя сразу за все остальные прожитые в грехе дни и ночи.- Да ладно?  В Японии ислам запретили? - тут уже Фрэнк поразил капитана южной стороны своей эрудицией. - Слушай, может и педиков заодно запретят? Я тогда первый гражданство оформлю. Суши-бар открою, нах. Ринальди хмыкнул, показывая, что шутит. Вообще говоря, о  Стране Восходящего Cолнца он имел только самые смутные представления  - его поколение выросло еще до начала анимэмании. Потому в голове мафиози образ маленькой, но гордой империи являл собой изрядную кашу. Тут были самурайские мечи, веера и  пузатые борцы сумо, выпрыгнувшие из малобюджетных боевиков с налетом ориенталистики.  Разговоры о бомбежках Нагасаки и Хиросимах, бессознательно ассоциировавшиеся с хипповским движением, свободной любовью и расклеиваемыми на стенах зданий левацкими листовками с девизами вроде "Руки прочь от Кубы!". Ну и еще вспоминалась похабная статья  в "Плейбое". Там рассказывалось о том, что гейши в  борделях Токио отказывают клиентам из Европы и США - мол, у желтокожих варваров слишком большие аппараты. Ринальди тогда притащил журнальчик в "502", зачитывал вслух - ребята просто уписались. А потом начали похваляться  - мол, у них там, внизу, все так круто, что они бы прямо порвали этих сосок узкоглазых. Особенно яро выступал Маленький Джон ДиМарко, у которого в квартире потом капо случайно наткнулся на счет от уролога за лечение простатита.
- Из Фриско, значит...- почесав подбородок, Ринальди взял в руки пакетик и повертел его туда-сюда, никак не реагируя на этот жест доброй воли. Пока что, то, что наркоторговец говорил, ему нравилось, парень показывал полную готовность принять существующие в городе расклады - впрочем, кто бы не тут не проявил покладистость, под угрозой потери жизни или, того хуже, гениталий? - А ты там знаешь кого-нибудь? Кто мог бы, блять, сказать, чем ты дышишь? Слова "кого-нибудь" Майк выделил особой интонацией -  чтобы показать, что говорит отнюдь не об учителях средней школы или сексуальных цыпочках. Кто-то из структур организованной преступности, способный поведать об этом банчиле. Речь ведь идет о территориях босса Семьи Грациано, Сэла-Молотка, да и других группировок в Сан-Франциско имеется немало. Или татуированный и там вел дела на свой страх и риск, без крыши? Благосклонно покивал повествованию о сделках незнакомца с  Ростверсом  и его попыткам до того дозвониться. Комментировать же никак не стал -  что он должен был сказать, запретить и близко подходить к мудаку, перешедшим дорогу мафии? Нет смысла - они либо измордуют Тима так, что он сам уйдет из бизнеса, либо заставят впахивать на себя. И тогда пусть ему этот понаехавший господин продает, сколько хочет - а они будут за это брать и с дилера, и с Нери, за распространение в тюрьме. Одним махом двух побивахом. - Коннор? Ты слышал о таком?  - слегка нахмурившись, обратился к Фрэнку. Ирландцы эти обычно умом не блещут - но норовят в рай без мыла залезть. Потом сунул покрытому замысловатыми рисунками собеседнику обратно его дурь. - Да держи ты свой сувенир, мне-то он зачем? Не знаю, что там, и знать не хочу. Просто о твоей безопасности беспокоюсь, в наших краях всякое случается. Изрядная доля лицемерия тут не помешает, особенно с совершенно непроверенным чуваком. А в отношении наркотиков Коза Ностра всегда пыталась усидеть на двух стульев - и невинность соблюсти, и капитал приобрести. - Но нужные люди есть, точно говорю, они со тобой свяжутся наверняка cо временем. Как тебя звать-то? Прикинул, что пошлет кого-нибудь опекать этого субъекта  - если он, разумеется, не сольется из Сакраменто, после такого-то лихого разворота. - Они и объяснят все... Вроде того, что нельзя пихать эту дрянь детям или продавать в определенных заведениях, таких как принадлежащий Майку клуб "Доллз". - И как жопу прикрыть подскажут, и насчет легавых... Хотелось бы, чтобы молодой человек осознал -  в работе с сильной структурой есть ряд плюсов. Потом с усмешкой посмотрел на продувного гостя столицы (штата, разумеется). - А кто знает, вдруг и поставщиков найдешь новых тут... Охота тебя в ебеня какие-то мотаться? Если через него можно будет распространять и товар своих компаньонов  - выйдет неплохой гешефт. Вот эта индейская тема, о которой говорил Франческо - кто-то должен ее продвигать в массы? Зачем ограничиваться зеками? А та публика, что не за решеткой, взыскательна и капризна -  и потому нужны промоутеры.  Можно неплохо навариться - если, конечно, удастся убедить Монтанелли, что они должны принимать в полузапрещенном им промысле более активное участие. Затем, приподняв бровь, повернулся к Альтиери - тому еще что-то было нужно от пушера или, может, пора его отпустить?- Ладно, бывай. Еще встретимся, может, мир маленький. Кивнул на дверь - мол, свободен, можешь идти. Когда они остались с лучшим другом вдвоем,  Ринальди бросил взгляд на пятачок тротуара, где еще недавно стоял мотик проворного охранника. На его непритязательное жилище. И, слегка зевнув, заметил. - Слушай,  а, может, ребят подтянем все-таки? Рано или поздно он сюда вернется. Не дежурить же, в самом деле, андербоссу и шкиперу сильнейшей команд, тут, за углом, самим, в очередной раз. Тот же Пол Дамиани сейчас в их родном кабаке штаны просиживает, третью штуку баксов  в покер проигрывает. - Ну чего, погнали отсюда? - лучше пропустят по стаканчику другому - а им паразита в форме доставят прямо к десерту Когда внедорожник двинулся с места, в динамиках зазвучала культовая песня Криса Ри - и Ринальди бодро подтянул хрипловатому голосу исполнителя. - And the perverted fear of violence. Chokes the smile on every face. And common sense is ringing out the bell. This ain't no technological breakdown. Oh no, this is the road to hell...*

* Ложный страх перед насилием,
Стирает улыбки с наших лиц,
А здравый смысл кричит об опасности.
И это никакая ни мелкая поломка,
О, нет, это - дорога в ад...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-18 07:24:46)

+4

95

Про Японию Фрэнк также не многое знал, и ее жителей от китайцев сроду никогда не отличал. Все его познания ограничивались также самураями, гейшами, якудзами, спортивными тачками и Перл Харбором. Педики в этот список не входили. Но уж что он знал о них наверняка, Альтиери и посоветовал другу:
- Африканское гражданство оформляй, там пидоров казнят, - причем в тех странах, которые исповедовали ислам. В прошлом году много шума подняла инициатива главы католической церкви уравнять представителей, так сказать, нетрадиционной ориентации, в правах с остальными верующими. Папа вещал об отлучении членов мафии от церкви и то же время был готов распахнуть ее врата перед содомитами. Тема породила не одно жаркое обсуждение в стенах «502», к счастью инициативу эту тогда не одобрили большинством в Ватикане, но гей-лобби там существовало, что факт, и не исключено, что со временем либерализации подвергнется и церковь тоже, также как подвергся Конгресс, узаконив этим летом гомосексуальные браки. Мэнни, нагуглив, приводил тогда в пример страны, в которых предусмотрена была смертная казнь, все они были мусульманскими, так что как бы Аллаху и в самом деле молиться не начали. В случае если римско-католическая церковь узаконит-таки содомию, Майк, как они шутили в «502», возможно в числе первых отправится принимать ислам и получать гражданство Нигерии.
Фрэнк слышал о Джоне Конноре, но речь явно шла не о нем, так что в ответ на вопрос друга, андербосс лишь пожал плечами:
- Хуй его знает, не припомню. – Знакомых ирландцев во Фриско у него было не так уж и много, Фрэнк и местных то недолюбливал, предпочитая вести дела с итальянцами или на худой случай с евреями. – Надо через наших друзей справки навести. – Имел в виду Сэла, главу Семьи Грациано, с которой Торелли многие годы тесно сотрудничали, уж они должны были быть в курсе.
Задерживать далее парня Фрэнк смысла не видел, тот оказался достаточно толковым, чтобы рассказать о том, что знает, не было похоже, что Тима он пытался прикрывать, своя задница ему явно была дороже. Вернув за хорошее поведение товар, Альтиери разблокировал двери машины и перед тем как тот свалил, прояснил еще один момент:
- Будешь нашим ребятам отстегивать по две штуки в неделю, - посильно, если учитывать что один только Ростверс закупался еженедельно не менее чем на четыре тонны зелени, а он наверняка не единственным покупателем был. Впрочем, они еще скорректируют сумму, разумеется. – И можешь не волноваться, что тебя кто-то тронет, просто скажешь нам, и мы позаботимся. – За большую сумму, он может и о других услугах попросить, расширить территорию сбыта и увеличить объемы продаж, к примеру, но об этом позже, пожалуй. – Удачи. Да, и спасибо за помощь, - вспомнив, решил проявить вежливость, - если в ближайшее время вспомнишь еще какую информацию про Ростверса, позвони, а лучше подъезжай, - достал из внутреннего кармана пиджака рабочую визитку CA TransCargo, на которой помимо логотипа с грузовиком значился адрес компании и телефон офиса. – Перевезти ничего не надо? Если переезд затеешь или из друзей кто-то, можешь обращаться, сделаем скидку. – Надо же парня отблагодарить.
- Ага, поехали в «502», мне не улыбается ночевать здесь, - когда дилер покинул салон Кадиллака, Фрэнк кивнул, соглашаясь с Майком, что стоило подтянуть к делу кого-нибудь из парней, и под завывания лучшего друга, заглушавшего звуки радио, двинул в направлении их «убежища».
Как они и предполагали, возле входа стоял автомобиль Поли Дамиани, жены у него не было, так что гангстер сутками пропадал в кабаках. Сегодня он был в компании Джоуи Риччи, тоже любителя погудеть, ну и Доминика, их ходящей мумии, бессменно заведующей кухней на протяжении вот уже пятнадцати лет, а также паренька по имени Бенни, подрабатывавшего здесь барменом. Бэнни было всего лишь двадцать, но он уже не первый год отирался в обществе гангстеров и был свидетелем разного, в том числе и того, как Фрэнк в этом баре Ливию едва не пришиб. Коротко изложив суть дела парням, Альтиери отправил Поли с Джоуи на поиски Ростверса, а сам тем временем начал собирать бильярдные шары, чтобы сыграть партию с Майклом.
- Бенни, плесни мне виски с содовой! – Перекрикивая, работавший в баре телевизор, позвал паренька. – И пусть Доминик приготовит что-нибудь, я с утра кроме сраных печений ничего не жрал. Только каперсов, скажи ему, меньше добавлять, у меня изжога от них.
Ну, а пока заказ выполнялся, Фрэнк разбил шары. Передав ход Майку, он чиркнул зажигалкой и закурил сигарету.
- Так это… Чего там у тебя с Ливией? – с хитрой ухмылкой поинтересовался у Ринальди и далее с присущей ему прямотой продолжил, – столько времени с ней проводишь, трахнул ее уже или нет?

+4

96

Дилер чуть хмуро посмотрел на того, кто сидел рядом, когда раздался вопрос и неопределенно пожал плечами. На каких-то шишек, требующих своей доли он за весьма продолжительное время своего пребывания во Фриско так и не напоролся, как бы странно это ни было. Так что, получалось, что кроме все того же Конора, рассказать о нем, было некому. Ну, они же не будут слушать подобных ему или торчков. Блять. А набивать себе цену какими-то услышанными от ирландца именами было тупо. Все равно пробьют, эти по любому пробьют, тут даже гадать не нужно было.

- Конора и пару десятков торчков, - Юль тихо усмехнулся. Есть, конечно, особо ушлые, успевающие сорвать с торговцев, наверное, но вот до сих пор же отводило Мартина от всего этого. Короче, тут ему этих двоих порадовать было нечем, а на остальные реплики он либо просто кивал, либо отвечал односложно, типа «ага, понятно».

Пакетик с джанком ему тоже вернули. Хотя, откровенно говоря, даже на это не надеялся и как-то смирился, да и в целом все закончилось мирно. Ну, Юль всегда знал границы, просто иногда не хватало времени, чтобы их определить, но это уже детали практически несущественные.

- Мартин, - бросил он, между делом сунув злосчастный пакетик в карман, после того, как эти оба повертели его в руках, а потом слегка удивленно покосился в сторону второго, что сидел на водительском сидении. «Спасибо», «удачи», «заходите к нам еще». Юль взял визитку, бегло пробегаясь взглядом по названию компании, и убрал картонку в карман. – Ну, я пошел?
После одобрения и разблокировки дверей, Мартин вылез из машины и сразу пошел вдоль улицы, к тому месту, где оставил корвет. Как раз за углом.

Вообще-то, два куска это было по-человечески, если не учитывать, что сегодня он из-за них потерял одного из клиентов, причем не из последних. Тим его выручал в последнее время своими закупками, Мартин даже начал стабильно платить за квартиру и подкидывать Конору в учет старого долга.

Ясен хуй, у него долг остался, никто за него не работал, пока он в клинике прохлаждался, а напиздил он у ирландца по-крупному. К тому же О'Коннор не стал его ограничивать в сроках, отнесся с охуенным пониманием, строил из себя мать Терезу. Типа, «мы с тобой столько лет знакомы, что в какую бы жопу ты не залез, чтобы спрятаться, я тебя все равно оттуда выковыряю и заставлю долг отдать». Теперь придется поднапрячься еще о парочке клиентов и ждать, когда его навестят люди от новых знакомых.

+4

97

В "502" было накурено, во всю глотку орал телевизор, на одном из столиков стояли еще полные кружки пива и огромная лохань с чипсами, остатки пиршества отправившихся на охоту за охранником  Джоуи и Поли.  Висевшая недалеко от барной стойки мишень для дартс была вся утыкана дротиками – явно ребята зря времени не теряли. Улыбнувшись, Майкл скинул пиджак на один из стульев и с удовольствием потянулся – он любил это место, их штаб-квартиру, их убежище, их дом. С ним было связано много воспоминаний, много и прошедшего, и нынешнего. - А мне вина красного какого. Плесни в бокал – и принеси всю бутылку. – сделав свой заказ Бенни, капореджиме прошел вместе с Фрэнком к биллиарду,  взял кий, натер его наконечник мелком.  – С Ливией – да не было ж ничего. Один бизнес только.  Затем ухмыльнулся. – А хороша ведь, да? Какие ноги... Встал около бортика, прицелился – но затем отвлекся на деревянную бычью голову, прикрепленную к стене. Она была вырублена топором, а потом выпилена из большого пня – и, хотя грубая на первый взгляд,  смотрелась достаточно натуралистично. Рога зверя угрожающе изгибались,  широкие ноздри словно дышали гневом. – Четвертак на тюрьме делал. Золотые руки были  у мужика. -  воспоминания о погибшем друге и подчиненном заставили Ринальди вернуться к теме, которую они не смогли закончить тогда, в машине. О делах не слишком хотелось болтать – но следовало ее закрыть. – Слушай, помнишь, я тебе сказал, что Ники-младший хочет… в общем найти того, кто его деда грохнул?  Есть тут закавыка. Наконец ударил  - и шары опять с грохотом покатились  по потертому зеленому сукну,  после чего один из них, полностью лиловый, закатился в лунку. – Ты полосатыми играешь… Спасибо, парень… Шкипер взял у Бенни принесенный ему напиток, неспешно отхлебнул.  После чего подождал, пока Альтиери не сделает свой ход. – Я попросил разнюхать кое-кого…  Точно ли это  - неизвестно, но, возможно, этим делом заправлял Бепс. Замолчал, позволяя андербоссу переварить эту немаловажную информацию.  Беппо "Бепс" Фиппоне,  тот самый жизнерадостный круглоголовый солдат Крусанти, с которым Майки и Берн тусили на яхте у Гвендони.  Однако важно было не это – а то, что Бепс был женат на сестре нового дона Лос-Анджелеса, вовремя переметнулся на его сторону  и  получил команду покойного "Мамбо-Джамбо" Джамбини. Его тестюшка-босс так просто не отдаст -  и как бы не разгорелся новый конфликт между кланами, если Никколо попытается прикончить того, кто прикончил деда.  Прикончил в широком смысле – он сам, конечно, не сидел за рулем той фуры, что задавила старика. Но контракт вручили, скорее всего, именно Фиппоне и его исполнителей искал он.
- Фрэнк, Майки, будете спагетти болоньеза? Там вообще каперсов нету. – папаша Доминик высунулся из кухни,  держа в руках изрядных размеров половник. – А я как раз фарша свежего накрутил. Лично Ринальди был не против, он бы что угодно съел – лишь бы горячее да с мясом. Тем более, внимание капитана южной стороны неожиданно отвлек экран, на котором  замаячили государственные символы США и заиграла торжественно-печальная музыка.  Появился отутюженный диктор, едва ли не с напомаженными губами  - и началась  еженедельная программа «КраймПрайм», повествующая об ужасах преступного мира Калифорнии.  В очередной раз вещали о прошедшей мафиозной войне и задавались вопросом, когда же власти примут надлежащие меры. Приглашенный cпециалист–  какой-то старый хрыч из бывших дознавателей -  вещал, смотря в камеру.  – Торелли повезло. Избежав основных разгромных расследований двадцатого века,  они, как многие утверждают,  сохранили традиционные бастионы Коза Ностра – профсоюзы, а также  определенные коррупционные связи в политических кругах. В отличии многих скомпрометированных и находящихся под постоянным наблюдение их м коллег из более крупных городов… Им помогли даже собственные разброды  - известно, что окружение Фьерделиси и Донато находилось в тщательной разработке. Не  исключено, что, их устранение или уход со сцены оборвал концы,  дав новым руководителям выступить из  глубин… Подлив себе еще красненького,  Майкл лишь скептически скривил рот, однако глаз от ящика не оторвал. Иногда в подобных передачах, среди всякой хуйни, попадалось и что-то интересное.
– Однако им следует остерегаться того, что их территориями заинтересуются коллеги из Большого Яблока,  становящегося все менее комфортным для ведения криминальных дел… Ринальди покачал головой - когда  мафия Сакраменто приглашала Иль Мелаграно в свой штат, то было много сомнений, не значит ли это - пускать козла в огород? Но без такого шага они не справились бы с Джакомо – а в конечном счете сакраментяне обрели могучего союзника. Вернее, закрепили связи с уже существовавшим партнером. Как-никак Коза Ностра – одна организация, все друг от друга зависят.  Вслед за ушедшим на пенсию легавым появился очередной эксперт – правда, в виде силуэта с измененным компьютером голосом. Некто Джо Гримелли, бывший солдат Семьи Риччиери, а ныне федеральный свидетель и автор бестселлера «The Offer I could (and should have!) refused»*.   Тут Майки-бой недовольно выругался, едва не уронив стакан. – Да что этот хуесос крысиный о нас знает? Сам из НЙ ебучего и запел два года назад уже. Cостроивший капризную гримаску ведущий, тем временем, спрашивал. – Если за кровавой расправой над Алессандро, Сальвиатти, другими, стоят  именно Торелли – то зачем им это? Зачем привлекать к себе внимание? Комментатор категорически не нравился Ринальди – прежний,  Джефф Ларднер, был куда приличнее. Отставной коп старой закалки,  виртуозно владел уличным жаргоном -  и вообще,  в целом, знал, о  чем говорил. Уволили его, как говорили, за неодобрительные высказывания о гей-браках на одном из ток-шоу. Зато по этому новому субчику сразу видно – чтобы получить место, кому надо жопу подставил. – Понимаете, иногда это необходимость… В этом перевернутом мире, основанном на жестокости и насилии…   - забубнил Гримелли, видимо, тщательно стараясь подбирать «интеллигентные» слова.  От такого нелегкого труда упитанное рыло аж вспотело. - К тому же, это им и в плюс во многом, продемонстрировали всем, что они хладнокровные убийцы…   Увидев недоумение на физиономии не понявшего этого гангстерского комплимента пидорка, предатель решил объяснить.  – Ну, показали они, что ведут дела по-старому  и завалят, б...ть, любого, кто до них д...ся! Чтобы потом, б...ть, подумали, прежде чем связываться с Торелли… Заполошно звучали запикиванья, неприглядная рожа Гримелли стала вдохновенной, а пальцы непроизвольно сложились, приняв форму пистолета. Явно он на секунду забыл все, чему его учили юристы и психологи, но зато припомнил славные деньки, когда был лихим мобстером, а не притворялся исправившимся. Воробьиное личико ведущего же исказилось то ли от страха, то ли от отвращения – и  опомнившийся Джо начал что-то бубнить о живущих по законам джунглей социопатах.  Явно заученное по бумажке. Презрительно фыркнув, Ринальди  покачал головой – и вернулся к заведенному Франческо разговору о женщинах. – А как там твоя крошка Линн? Небось помогла… как там у них говорят… cнять фрустрацию, после херни всей этой? Майклу всегда казалось забавным, что camara Альтиери не только виртуозно снимает лифчик под музыку, но еще и является дипломированным психологом. – Она молодец вообще – одному клиенту в клубе что-то такое подсказала, что у него потом шишка опять стоять начала. В свое время, по просьбе лучшего друга, Ринальди пристроил девушку в "Доллз" - и в этом решении не разочаровался.

* "Предложение, от которого я мог (и должен был!) отказаться"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-24 13:54:57)

+4

98

Может кому-то «502» и показался бы притоном, но Фрэнк любил это место, в отличие от «Доллз» или «Плазы» это заведение было исключительно для своих, сюда не нужно было наряжаться - женщин здесь один черт не водилось - этакий мужской клуб, даже Ливия с Агатой старались обходить это место стороной, разве что по «нужде» заглядывали. Остальные и подавно не совались. Было как-то раз, что жена Маленького Джона, беременная, завалилась посреди ночи, когда они играли в карты, и устроила ему скандал, почему тот все еще не дома, однако случай тот был единичным. Уж что ДиМарко ей сказал в тот день, никто из них не знал, но больше она в баре не появлялась, а вот Джона до сих пор подкалывали, когда он засиживался, интересовались, а не будет ли его благоверная беспокоиться?
- Шикарна, я бы даже сказал, - подтвердил насчет Ливии. Отрицать это было бессмысленно, едва ли нашелся бы мужчина, которому она пришлась не по вкусу, Фрэнк не зря считал, что в Парадизе ей не место, она могла добиться большего, охмурить какую-нибудь знаменитость и купаться в роскоши, не зная никаких забот, которые то и дело сопровождали их «бизнес». – И ты не пытался даже? Это как-то не похоже на тебя, - усмехнувшись, подколол друга. Впрочем, Альтиери не понаслышке знал, как не просто затащить Ливию в постель, у него так и не вышло, несмотря на то что слухи определенные на этот счет все же ходили. – Представляешь, а если она эта…. Ну, женщины ей нравятся, - усмехнувшись, предположил, сам не исключая того, что это могло быть правдой, ему даже нравилась эта теория – она многое объясняла. – Сам посуди, неудачный брак, психологическая травма. – Не на здоровую же голову она ему яд в еду подсыпала. - Поговаривают, Марчелло даже бил ее. Черт ее знает, как она теперь к мужчинам относится.
Когда очередь бить вновь перешла к нему, Фрэнк положил на пепельницу дымящую сигарету, взял в руки кий и прицелился. Было не просто каждый раз вспоминать их погибших друзей, тем более что многое вокруг по-прежнему о них напоминало, как эта бычья морда, попавшаяся на глаза Ринальди. Как и Ники-младший Фрэнк хотел отомстить, и ему плевать было, что названный человек являлся родственником нынешнего босса Семьи Крусанти, авторитетом тот, к слову, для него был не большим. – Надо узнать точно, Майк, он это был или нет, источник насколько надежный? – Альтиери ударил по шару и тот закатился точно в лузу, возле которой стоял, после чего поднял взгляд на друга. – Ники я придержу, чтобы сам не лез и шум не поднимал, сделаем все по-тихому. Наймем кого-нибудь, не связанного с нами, не из Сакраменто, разумеется. Чтобы никто нам ничего предъявить не смог, в том числе и Гвидо. Пускай в дочки-матери свои играет или чем он там обычно занимается, а нашими делами мы займемся сами. За старика надо отомстить. – Под дочками Фрэнк подразумевал не только Сабрину и Витторию, даже не столько их, сколько многочисленных «подружек» их босса годившихся ему в дочери, чьими проблема он то и дело занимался. Уверенности, что дон одобрит это убийство, у Фрэнка не было, поэтому он предпочел и вовсе этой темы с Монтанелли не поднимать. Считая себя умнее и способнее, ощущая за своей спиной серьезную поддержку, андербосс становился все более склонным к тому, чтобы самостоятельно принимать подобные решения. Закатив еще пару шаров в лузы и оплошав с третьим, Альтиери уступил место у бильярдного стола другу.
- Не-не, оставь. - Крикнул Бенни, готовому уже переключить канал на что-нибудь более веселое, нежели «КраймПрайм», и с любопытством уставился в экран, стоило диктору произнести «Торелли». Фрэнк иногда смотрел эту передачу, и если раньше рассказы в основном велись про Крипов и Бладов, латиносов и просто психопатов, любивших пострелять в школах, торговых центрах и кинотеатрах, то последние несколько месяцев сюжеты часто строились вокруг разборок итало-американцев.
- Спасибо, учтем, - усмехнувшись, ответил репортеру с экрана телевизора, решившему предупредить Торелли об опасности, надвигавшейся с востока, нью-йоркских Семьях то бишь. В ближайшее время именно такое впечатление и будет складываться, когда Иль Мелаграно начнут брать под контроль территории принадлежавшие ранее Крусанти. Слово взял еще один «эксперт», бывший сотрудник прокуратуры, занявшийся на пенсии журналистикой и публицистикой:
- Есть сведения, что Торелли в войне с Лос-Анджелесом активно поддерживала одна из нью-йоркских Семей, Иль Мелаграно, чей босс, Джеймс Фортуно, - показали старые кадры Настройщика из зала суда, - как известно, приходится родственником боссу Семьи Торелли, Гвидо Монтанелли, - на экране появилось изображение и их дона тоже - фотография, сделанная на улице возле разгрузочных ворот мясокомбината. В кадр попал и Алекс Мескана, стоявший боком к объективу, однако имя его названо не было. – Об этом говорит и труп Анджело Сальвиатти, найденный на пустыре возле Нью-Джерси среди груд строительного мусора. Можно таким образом оценить масштабы новой мафиозной войны, накрывшей не только Калифорнию, но и всю страну, от востока до запада. Я вам скажу - правительство поспешило с заявлениями о том, что мафии положен конец, то, что происходит сейчас, напоминает мне тридцатые годы прошлого века, когда убийц посылали из одного города в другой и расправы совершались посреди дня прямо на улицах. Более чем уверен, на этом все не закончится, передел территорий может вестись еще в течение года или даже дольше, и это будут не обязательно отголоски…
- Аа, да пошел ты, - показав средний палец «эксперту», Фрэнк махнул рукой Бенни, чтобы тот выключил этого хуесоса, и вернулся к более непринужденным темам, которые велись друзьями чуть ранее. На этот раз Майк решил разузнать о том, как поживала Линн, девчонка, с которой Альтиери то разбегался, то сходился вновь на протяжении последних лет четырех.
- Я ее последний раз видел еще до сафари, - закинул ногу на ногу, сидя на диванчике рядом с бильярдным столом. – С каким-то пацаном была и сказала мне проваливать. Так что ты лучше должен знать как она, - все-таки работала Линн в заведении Майка, и тот уж точно фрустрацию там снимал, Фрэнк, к примеру, только на днях в Сакраменто вернулся, предпочтя провести время с семьей, а не с любовницей.
- Болты поднимать она одним взглядом умеет, - когда на сцене танцует и раздевается, уж ему ли не знать. – А что за клиент? – спросил о том мужике, внезапно для самого себя, почувствовав укол ревности, хотя и кучу раз советовал ей найти какого-нибудь парня, который бы всегда с ней был рядом. – Ты в «Доллз» кабинет психотерапии открыл? – Фрэнк давно ей говорил, чтобы та завязывала с танцами – вечна эта карьера длиться не могла – напоминая ей о том, что у нее был диплом. Однако он немного не такую практику имел в виду, о которой говорил Майкл…

+2

99

- Пока я не вижу, что женщина готова – я не пытаюсь… -  лукаво произнес Ринальди,  следя за тем, как пущенный другом шарик катится точно в лузу.  – Ты же рыбак, ну? Знаешь, что пока не зацепишь – подсекать не следует. Когда же тот сделал смелую догадку о  лесбийских наклонностях Андреоли, то гангстер хохотнул, задумчиво почесал подбородок. – Ну, блин… Заводить мужчин-то она любит, а вот насчет остального… Поразмыслил о том, мог ли бы кого-нибудь, за последнее время, квалифицировать как любовника Ливии – и затем вскинул глаза на андербосса.  – Слушай, а ты Адама не спрашивал  - он-то с ней не трахался? Речь шла об их школьном приятеле, который, вроде, одно время ходил на свидания с хозяйкой суперборделя.  Даже вместе участвовали в  знаменитом пикнике у озера Тахо – тот самом, где блистала королева оперных залов и светская львица из страхового агентства, Хелен Хэмминг.  Позже покинувшая Гвидо ради вора в законе Датчанина – а  затем швырнувшая через колено и  самого русского.
Когда очередь перешла к Ринальди,  он прищурился,  крепко стиснул кий – при нанесении удара важна хватка.  Облажаться было нельзя  - Альтиери вон уже вышел на два очка вперед. -  Не самый надежный.  Со слов одной мелюзги, с которым Бепс вроде как разоткровенничался. Оставшиеся в живых члены команде Джамбини, понятное дело, держали рты на замке  Да и как теперь разберешься, кто несет финальную ответственность? Замочить Четвертака велел Сальвиатти, при этом либо присутствовал, либо нет, Роб, контракт спустили "Мамбо-Джамбо" - и тот уже, как капо, отрядил одного из своих солдат. Но даже тот не был непосредственным исполнителем.  – Здесь нужна осторожность. Если что-то случится с Фиппоне прямо сейчас – то  Гвендони потребует сходки, и Гвидо насядет на Ника.  Парень ведь не молчит о том, что отомстить собирается.  Ринальди сделал быстрое движение – и желтый кругляш, подпрыгивая, понесся по обтянутой тканью поверхности, а затем с грохотом залетел в лузу.  Следующей мишенью для Майки должен был стать шар травяных оттенков – но он лежал рядом с черным, забив который капитан южной стороны автоматически проиграл бы. Здесь требовалось железная рука в бархатной перчатке – как и при разрешении проблемы Спинелли. -  А что, если Ники-младшему пока помочь найти того пидораса, что за рулем сидел? Говорят, что он сбежал из  Сакраменто.  Будучи тем еще хитрым лисом,  привыкшим просчитывать все свои шаги, Ринальди испытывал по поводу этой ситуации смешанные чувства. С одной стороны,  вроде бы следовало отплатить за гибель умершего под колесами фуры соратника – пусть тот и был скорее старшим товарищем, принадлежащим к поколению Нери, чем близким другом, как Мэнни или Джон. Однако с другой,  нарушать только-только установившиеся порядок и мир не хотелось бы – тем более они сулили большие доходы.  А ведь, если они с Франческо засветятся, то на них обрушится, в первую очередь, собственный дон – и вопрос, как еще на это посмотрит Нью-Йорк? Тогда их двоица рискует потерять власть и влияние.
- Вашу ж мать, в Калифорнии походу уже каждая собака знает, что он босс! – вызванное непростой задачей раздражение Майкл выместил на телевизоре,  по которому показывали Монтанелли в любимом месте – около комбината. Продуктовый бизнес был вообще, по мнению капореджиме, единственным, в котором  крестный отец их клана разбирался на самом деле хорошо. Каждому свое. – Ты к нему на виллу и в ресторан ездить не боишься? Там, поди, все жучками уже облеплено. Замаячивший в экране упитанный бок Месканы (как же без верного мясника-паладина!) вызвал у  Ринальди очередную саркастичную ремарку. -  Ну давайте, Агату теперь покажите, c ее знаменитым ежиком. Наклонившись над столом так низко, что едва не коснулся его животом,  шкипер слегка тюкнул шарик – и почти сливавшаяся с цветом сукна цель влетела в одно из боковых отверстий. Но особенно приятным было то, что черный шар откатился в сторону, отскочил от бортика и встал аккурат возле нескольких Фрэнковых шаров, находящихся в опасной близости от лузы. Это заметно приподняло настроение итальянцу, как нередко с ним бывало при мелких удачах. И даже то, что он затем промазал, не было обидным – они ведь теперь шли с Франческо нос к носу.
- А вообще говоря,  нас с тобой ждут хорошие времена! -  уступив место Альтиери, мобстер с сибаритским видом потягивал вино.  Когда оно закончилось, вновь  взял бутылку и долил себе до краев – тут не до этикетов, не за дам тосты поднимают. Потянул носом – с кухни доносились аппетитные запахи и пение скворчащего масла на сковородках.  – Сам знаешь, старик в денежных вопросах не Эйнштейн… Ринальди ухмыльнулся -  с его точки зрения, при своем положении  Гвидо мог бы зарабатывать куда больше. Однако его, казалось, более интересовали другие вопросы  - те же самые дочки-матери, как это охарактеризовал подручный. – Так что мы, если все сделаем правильно, сможем стать в этой Семье мультимиллионерами! Один Сан-Диего чего стоил – по территории он заметно превышал  Сакраменто, а функционировавший в нем морской порт был настоящей золотой жилой. – Надо только расставить своих людей на ключевые позиции.  Чтобы без наc, блять, никто и пукнуть не смел. И тогда мы всем городом владеть будем. Загнул один из украшенных перстнями пальцев, потом прибавил к нему еще два. – Смотри – я скоро стану "конси", так? Мэнни заместо меня.  А кто Винса сменит? Там же и "Парадиз", и речка… Имелся ввиду речной порт, который пусть  и уступал по размерам тому, что существовал в СД, однако все равно мог приносить существенную прибыль. – Вот ДиМарко бы продвинуть – но  его нельзя от профсоюзов отлучать…  А те  - в свою очередь – от южной команды, которая напрямую была связана со строительной темой и где влияние парочки Альтиери-Ринальди было крепко.  Иными словами, негоже отправлять организовывать колонию на другом континенте того, кто управляет твоей столицей.
-  Зная тебя, удивляюсь, что тому пацану потом долбаный дантист не понадобился!*-  комментарий Ринальди относился к рассказу Франческо о его последней встрече с Линн. Он вспомнил историю о том, как Альтиери как-то отделал ухажера Джульетт , какого-то там врача. Cначала отделал, а потом стал разбираться – действительно ли ухажер. - Клиент? Кажется, Хэнк зовут или Джейк. Лет шестидесяти.  Богат – в Вегасе  какие-то магазины. Там же и жена, с которой то съезжается, то разъезжается…  Так подробно Ринальди рассказывал, потому что интересно было ему увидеть реакцию  Фрэнка. Было до конца непонятно, распространяются ли его собственнические чувства на стриптизершу-психологиню – или же нет. Большинство ребят не были готовы с кем-то делить своих постоянных девочек – однако, когда таковой является  танцовщица в эротическом клубе... Даже если она не "увольняется" (что встречается) и не танцует лэп-дансы, во время которых каждый ощупывает ее прелести своими потными ручонками (чего не бывает почти никогда) – то каждый день на формы девахи пялятся десятки отпускающих сальные шуточки мужиков.  – Говорит, ищет себе молодую и понимающую любовницу. Но в основном только смотрит, как перед ним сиськами трясут. По поводу кабинета же будущий советник только развел руками - мол, Линн, если захочет, сама устроит на месте консультацию, при этом не забывая брать чаевые.

* Звучало в оригинале примерно как "Knowin' ya, I am suprised the kid did not need a fucking dentist!" xд

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-24 14:36:04)

+3

100

- Ломаться и цену набивать она любит, - ухмыльнулся, соглашаясь с другом, как видно не терявшим надежды завладеть таким ценным трофеем, как Ливия Андреоли, женщиной, чьей красотой восхищались абсолютно все мужчины, даже семидесятилетний (или сколько там ему было) Ники Спинелли, земля ему пухом, признавался, что не отказался бы ее трахнуть. - Смотри, не проморгай поклевку, а то уплывет твоя рыбка к другому рыбаку. – Ну, что с крючка Альтиери она сорвалась, он не отрицал, однако это не мешало ему подкалывать забросившего следом удочку Ринальди. - Или того хуже, начнет тебя воспринимать как друга… Нет, как брата. И превратишься в Монтанелли – мутируешь, бля, - заржал, подразумевая привычку последнего проводить время в обществе дам. О том, что с кем-то из них у Гвидо дело заканчивалось интимом, Фрэнк не слышал, разве что Марго исключением была, в случае с ней наверняка Ди Верди трахнула его, устав ждать решительных действий, никак не наоборот. – Я с ним давно не общался. – Андербосс пожал плечами, сожалея о том, что не сможет удовлетворить любопытство друга, как и свое, впрочем. Проще, наверное, у Андреоли спросить, было ли у них, что с Адамом… – А ты его когда последний раз видел? Собирались всё на рыбалку съездить, да так и не сложилось. – Не последняя вина в этом была их с Майком, конечно, точнее тех обстоятельств, в которых им приходилось жить последние несколько месяцев. Кто знает, когда они теперь соберутся съездить куда-нибудь. Возможно, еще лет пять пройдет, или больше? С большинством школьных приятелей они общались и того реже, зачастую случайно встречаясь на улице, перекидывались парой слов о работе и семьях и вновь пропадали из жизни друг друга. Такие как они с Майком жили в своем обособленном мире, кому-то извне попасть в него было очень трудно, да и они приживались не особо где-то еще. Фрэнк до сих пор с содроганием вспоминал тот вечер в опере, кажется, и Джульетт чувствовала себя не в своей тарелке. Она хоть и не была впутана в дела мужа, общество гангстеров и их родственников, с кем приходилось отмечать все дни рождения, рождество, пасху, ходя к ним на ужины и приглашая к себе в гости, было ей наверняка куда привычнее и роднее, нежели светские вечера и разговоры о поэзии.
- Ты прав, подождем, - Альтиери явно колебался, но все же согласился с рассуждениями лучшего друга насчет Ники-младшего и Беппса. – А кто за рулем сидел? Я поговорю с Ником, чтобы вел себя тише, пускай все уляжется, а через несколько месяцев завалим гниду. Если это сделаем в ЭлЭй, к нам не придут, - продолжал настаивать на своем, уверенный, что они сумеют организовать все так, что ни у Роба, ни у Гвидо вопросов к ним не возникнет. Главное обрубить концы между собой и исполнителем убийства, можно даже отправив последнего на дно Сакраменто-ривер. – Ты же не думаешь, что Ники послушает нас, если мы скажем ему не рыпаться? – Зная его достаточно давно, предположить это было наивно, скорее они доверие и уважение в его глазах потеряют. Достаточно было представить себя на его месте.
Фрэнк допил свой виски с содовой и жестом подозвал Бенни, чтобы тот унес пустой стакан и принес полный. А на бильярдном столе тем временем Майк создал не простую ситуацию, поставив черный шар в опасной близости от лузы. Обойдя по периметру стол, андербосс решил пока не трогать эту «проблему» и прицелился в противоположную лузу, красиво загнав туда шар в синюю полоску.
- Да я уже с ним за руку здороваться боюсь, - произнес в ответ на опасения Ринальди, что за их доном ведется слежка. – Как думаешь, у них уже и наши фотографии есть? – Впрочем, хорошо если только фотографии.… У Фрэнка еще свежи были воспоминания о том, как они с ДиМарко встряли по обвинению в мошенничестве и вымогательстве. Сперва вышли на Джона, а следом и на него. Пришлось тогда серьезно потратиться на адвокатов, и Майку попотеть, вытаскивая друзей из задницы. - Твои фараоны прикормленные ничего не говорят? – Обычно если начиналась движуха, то есть появлялся материал для дела, те сообщали капитану южной стороны, но это если за дело не брались федералы, конечно…. От них получить информацию было куда сложнее.
- За успех. – В ответ на торжественную речь о перспективах грядущих, Альтиери растянулся в улыбке и отсалютовал стаканом, который минутой раньше вложил в его руку Бенни. – А ты думаешь, его еще по какой-то причине боссом сделали? Чистильщика? – Усмехнулся, вспоминая те дни, когда им нужно было определиться с тем, кто возглавит их Семью. Желающих подставлять свою задницу было не шибко много, и против Гвидо возражать никто не стал, Фрэнк в том числе, он считал Монтанелли тем, на кого можно оказывать влияние. Склонный к компромиссам, не жадный, не амбициозный, достаточно лояльный, чтобы остальные могли вольготно вести бизнес и чувствовать боссами в своей части города себя, а не кого-то еще. В общем, при нем и в самом деле можно было стричь купоны и не париться особо, что у тебя их отберут, на одном только строительстве они с Майком могли перевести на свои счета миллионы.
- А что насчет Дэнни скажешь? - предложил в кандидаты кузена своей жены, с которым они многие годы работали вместе. – Убедим Гвидо отдать команду ему, больше то один хер некого, не Джипа ведь? – Фрэнк считал его хорошим исполнителем, кулаки и яйца у него были крепкими, но вот с мозгами повезло менее, поэтому и организатор вряд ли получится.
- Он слинял быстрее, чем я успел, - пацан оказался понятливее, нежели ухажер Джулс, которому перед этим пришлось пару зубов выбить. Что касалось жены, тут он считал, у него было полное право не только отделать, но и убить любого кто вознамерится затащить ее в постель. Застань он их за менее безобидным занятием, Фрэнк бы Стивена не к дантисту, а к гробовщику отправил, и нисколько бы не сожалел об этом. С Линн дело обстояло несколько иначе, по крайней мере, последний год, хотя, откровенно говоря, и сейчас было мало приятного в том, чтобы делить девушку с кем-то. Особенно бесил факт того, что он ей помог приобрести жилье, а она трахалась там с кем-то другим… Тяжело вздохнув, Фрэнк попытался объяснить другу, - я не хочу потерять Джулс. Если она узнает, что у меня есть любовница, а ей уже пытался об этом кто-то сообщить, - напомнил о письме «счастья», которое в прошлом году прислали его жене, - она не простит. Второй раз она мне не поверит. Линн – хорошая девушка, молодая, у нее еще может быть нормальная жизнь, семья, дети, - хотя она и утверждала, что все это ей нахрен не сдалось, - ей нужен нормальный мужик кто бы о ней заботился. Понимаешь? – Фрэнку и самому казалось, что он несет какой-то бред, но это будет лучше для всех, и для него, и для нее. Шестидесятилетний старик-импотент на эту роль не походил понятное дело, пускай он и был богатый.
- Пошли, поужинаем, потом доиграем, - предложил отложить на время кий, заметив, что Доминик накрыл на стол. – В субботу придешь к нам на обед? Обещал Джуниору гамбургеров пожарить, говорит, от макарон уже тошнит, - целое лето в Италии дали о себе знать. – Посмотришь фотки из Неаполя, мы на вулкан поднимались.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » True Detective: Prison Break'ing