В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Наливайте, это полиция!


Наливайте, это полиция!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Amelia O'Dwyer, Deirdre Burns
Место: один из шумных баров Сакраменто
Время: 13 февраля 2014 года
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: облака пьяного угара, возможны осадки в виде опрокинутых стаканов
О флештайме: накануне дня, когда в барах невозможно будет посидеть, не лицезрея зажимающиеся по углам парочки, Дей решила зайти в одно из тех заведений, что располагается по дороге домой с работы, чтобы после тяжелого трудового дня пропустить стаканчик-два пива. Вокруг - много людей, но Дейдре, да и ее давняя знакомая наверняка не могли предположить своей сегодняшней встречи...

http://static.tumblr.com/d5743aef4584b8e9e39f7d934f84182b/awpnjep/Ghymf7fe0/tumblr_static_hole-in-the-wall-bar-2.jpg

+1

2

Look что-то похожее на это

- Все короче, я домой, - Лея, ещё даже не отдышавшаяся, взяла в руки бутылку с холодной водой, - чет я сегодня устала, - болели абсолютно все мышцы. И не удивительно, после такой физической нагрузки. Завтра она вообще вряд ли с кровати поднимется. По всему телу разбегутся синяки и кровоподтеки от железной хватки напарника.
- А ты как хотела? Мы уже здесь шестой час развлекаемся, - Тим поднялся с мата, куда его совсем недавно уложила Амелия. Он синхронно с ней неловко потянулся, забрал у неё бутылку с водой, а ей в руки кинул рубашку, - когда я следующий раз соглашусь идти в спортзал с тобой, скажи, что я идиот.
- Непременно. И вообще, че ты жалуешься? Я из-за тебя завтра по дому буду перемещаться исключительно ползком, - Лея перекинула рубашку через плечо, - сейчас бы до него вообще доползти, - она печально вздохнула и поплелась в сторону душевых. Амелия уже бы с удовольствием исключила из своей жизни регулярные тренировки, но работа в офисе на пользу ей явно не шла. Нужно было поддерживать форму, на всякий случай. Дергать на различные операции её ещё не перестали, да и вряд ли когда-нибудь перестанут. Покой ей только снится. А посему…
Амелия вышла из здания, когда на небе уже стали видны первые звезды. Работа с каждым днем отнимала все больше и больше времени. Но она не жаловалась. Ей даже нравилось то, что времени на глупости не оставалось. Правда, его не оставалось даже не банальное подумать о себе. В голове вечно крутились обрывки каких-то отчетов, всевозможных допросов и тому подобное. А ночь периодически посвящалась разбору чужих полетов. И тогда она скорее называлась «тысяча и одно убийство». С этой работой Лея забывала все. Дату, месяц, год и поесть. Вот и сегодня она бы не вспомнила, что завтра четырнадцатое февраля, если бы не наткнулась по дороге на одно из многочисленных кафе, разукрашенных приторно-милыми цветочками, сердечками и купидончиками.
- превратили все в какой-то цирк, - пробурчала Амелия, косясь на здание. Не сказать, что ирландка не любила этот нежный праздник, но и особой радости от него не испытывала. Её раздражали эти розовые цвета на каждом углу, нелепые мужчины в костюмах ангелочков и парочки, что целовались на каждой остановке. Раздражали так же эти феечки на автомобилях, из-за которых постоянно случались аварии и синонимом к ним пробки. Одним словом, этот праздник она скорее не любила, чем любила. На завтрашний день радовала только одна перспектива – выходной. Можно с чистой совестью засесть в квартире и никуда не выходить до наступления темноты. Как раз до того времени, пока не исчезнут с глаз купидончики, пироги в виде сердечек и вездесущие влюбленные. Нужно было только купить домой еды. Но скорее всего уже вся выпечка превратилась в ненавистно милые валентинки. И это нифига не круто. Меньше всего хотелось есть такой сладкий шедевр. Зайдя в первый попавшийся супермаркет и убедившись в своей правоте, Лея бросила идею принести домой что-то съедобное. Ладно, с голоду вроде умереть не должна.
Ирландка тащилась в сторону дома. Первый километр она проклинала ту минуту, когда решила не брать машину. Но потом вроде расходилась и перестала бурчать. Причин быть такой недовольной не было. Довольно теплый вечер, повсюду светомузыка. Горят цветные вывески магазинов, казино, клубов и баров. Горят и манят в свои объятия, призывая потратить остатки зарплаты. Обычно Амелия просто проходила мимо. Но сегодня она слишком устала, чтобы просто уйти домой. Можно было приткнуться куда-нибудь на лавочку и вызвать такси. Однако это слишком просто. Тем более она уже так давно не отдыхала. Действительно отдыхала, а не умирала на диване от избытка информации в голове. Амелия уже было решила, что попробует-таки доползти домой, когда внезапно оказалась у одного из знакомых баров. Он всегда славился хорошим, качественным алкоголем и нормальной музыкой, от которой не шла кровь из ушей. И сейчас в нем играло что-то очень даже не плохое, но жутко испорченное местной группой. Мелодия показалась девушке знакомой, но она её в упор не узнавала. «Черт с ней, с музыкой». Сняв с себя блестящий полицейский значок и засунув его в карман, Амелия зашла в здание. Снаружи музыка казалась тише и не такой ужасно испорченной. Везде, абсолютно везде был народ. Но, слава богу, не было этих влюбленных парочек, что демонстрировали всем свою любовь. Привыкнув к освещению и табачному дыму, Лея попыталась протиснуться к барной стойке. Местного бармена она знала, веселый был парень. Шутки у него, правда, были смешные через раз, но Амелия бывала тут так редко, что они очень даже были в тему.
- Привет, Джо, - Лея улыбнулась бармену. Ей удалось пробиться без ощутимых увечий. Да и народ как-то сам по себе циркулировал, создавая небольшие лазейки. Сделав морду тяпкой и кинув куртку на якобы спинку стула, Лея заняла единственное свободное место рядом с какой-то девушкой, - у вас сегодня нет отбоя от клиентов.
- Завтра праздник. Все ловят момент, - Джо успевал вести разговоры сразу с несколькими людьми, заодно примечая пустые стаканы.
- И я воспользуюсь моментом. Двойной виски, - к черту всякие слабые напитки, именуемые дамскими. Для человека, который предпринимал попытку спиться, виски вообще нихрена не проблема. У Леи ещё и образовалась какая-то устойчивость к алкоголю. Внезапно. Но ей нравилось. Пока Джо исполнял заказ, она оглядывала разнообразный народ, вдруг кто-нибудь окажется знакомым. Но пока ни одного знакомого лица она не видела. Хотя девушка, сидящая рядом, чем-то её зацепила.
- Спасибо, - она поймала пущенный по стойке стакан. Её взгляд невольно возвращался к девушке. Что-то было в ней смутно знакомое. Лея напрягала мозги, но те  упорно отказывались работать. Хваленая память на лица тоже посылала её далеко и надолго. Но упрямая от природы Амелия все равно брала свою собственную голову штурмом. А потом сдалась.
- Простите, мы случайно не встречались раньше? Ваше лицо мне кажется таким знакомым, - Лея задумчиво посмотрела на девушку. Прошлась по ассоциациям. И переключатель в голове сработал. Она её узнала. «Дей? Ну, нафиг, я в это не верю. Столько лет прошло. Но… Блять, все дороги ведут в Рим, то есть в Сакраменто», - Вас ведь зовут Дейдре, не так ли? – может она и узнала Бёрнс, но узнает ли та её? Все-таки прошло пятнадцать лет. Не маленький срок, как ни крути.

+1

3

loooook

- Сэр, я замужем. - и в следующий миг перед носом любопытного мужчины средних лет, очень настойчиво интересующегося, почему такая дама сидит в баре в одиночестве, появилась изящная рука этой самой дамы, Дейдре Бёрнс, да еще и с кольцом на безымянном пальце. Вообще этот фокус с переодеванием кольца с одного палец на другой был очень полезным и на мужчин действовал получше внезапного появления кролика в шляпе для детишек.
Вот и этот любопытствующий в следующий же миг соскочил с барного стула рядом с Дей и ушел  куда-то вглубь зала, даже нормально не попрощавшись. А как здоровался, как здоровался!..
Дей усмехнулась глупому мужчинке, покачивая в руках бокал вишневого пива. Пиво было не очень, но чего она ждала от обычного пара? Это ведь тебе не паб с ее любимым Бель-Вью Криком (да простят ее ирландцы за любовь к вишневому бельгийскому), а обычный бар, где наличие вишневого пива - уже сама по себе приятная неожиданность. Ну, не будь вишневого - Дей взяла бы темное. Еслибы не было темного - светлое. А если у них вообще бы никакого пива в розлив не оказалось - что ж, с таким дерьмовым настроением даже Бад считался бы нормальным вариантом.
Дейдре поводила пальцем по краю пивного бокала, а затем принялась катать туда-сюда по барной стойке выделенную ей для пива соломку. На кой черт пить пиво через соломку - Дей не понимала никогда, если пьешь - пей, хочешь пососать - иди соси мохито или что-нибудь другое, но не пиво - напиток богов. Что за ущемление вообще? Кто вообще решил, что пиво - неблагородный напиток? Бёрнс допивала уже вторую кружку, поэтому теперь ее волновали и такие вопросы.
Как раз в это время на место того мужика подсел кто-то другой и Дей мельком глянула на, как оказалось, посетительницу: ею оказалась девушка примерно на пару лет Дейдре моложе ("Блять, с каких это пор я думаю о людях не "младше", а "моложе"?.."), заказавшая себе двойной виски. Бармен изящно направил ей бокал прямо по стойке и Дей еле удержалась, чтобы не сбить напиток на пути... Но все-таки не позволила себе этого сделать. Зачем привлекать к себе лишнее внимание, если можно наконец просто посидеть и рассла...
- А? - переспросила Дей, медленно повернувшись к девушке и все так же катая соломку по барной стойке, - Вы мне?.. - переспросила, чтобы не возникло никаких недопониманий. Хотя вряд ли в этом баре была еще одна Дейдре, нет, серьезно, очень вряд ли, - А вы?.. - вопросительно начала Бёрнс, не признавая того, она это или нет. В конце концов, вдруг это действительно какая-то ее знакомая, которую она не очень-то хотела бы видеть - тогда можно было бы сбежать.
Дей вглядывалась в лицо незнакомки и пыталась вспомнить знакомых девушек на пару лет помладше, да и вообще прикинуть, кого могла вообще здесь встретить. Эта девушка была либо из университета, либо с работы? Нет, с работы вряд ли, с работы Дейдре помнила почти всех, потому что часто контактирует с большинством сотрудником, в универе таких мордашек тоже не было, неужели откуда-то из детства? Черт подери, если это какая-то девчонка из Города, то Дей тем более сейчас бросит бабки за пиво и свалит к херам! Не хватало еще, чтобы прошлое настигло ее так внезапно. Она потянулась за сумочкой, готовая стартовать в любой момент, когда в ее памяти вдруг всплыло одно лицо, которое... Нет, блять, нет, быть этого не могло.
- Девчонка? - протянула Дейдре тихо, понимая, что этим словом перечеркнула все планы по побегу, - Твою мать... - из уст Дей теперь матерные слова можно было услышать намного-намного реже, даже более того - почти никогда, но этот случай был исключением из правил, - Первые леди Города... - сказала она первое, что всплыло в памяти, связанное с Амелией О'Двайер.

+1

4

Музыканты на минуту замолчали. Услада для ушей. Но тишина длилась не долго. Они вновь начали мучить очередную популярную песню. Кажется, что-то из репертуара Майкла Джексона, в таком исполнении точно сказать было невозможно. «Господи, это издевательство над музыкой». Вслух Амелия ничего говорить не стала, зачем зря нарываться. Тем более с последнего раза у ребят явный прогресс. Это даже достойно похвалы. А серьезно, пора искать какое-то другое место, подальше от работы и дома, где плюсом к тому, что её никто не знает, хорошая музыка и отличный алкоголь. Лея никогда не афишировала свою профессию, но сюда сия информация уже как-то просочилась. Исчезла загадочность вместе с возможностью посидеть и просто поразглядывать людей, не вызывая у них панику. Можно сказать, что Лею лишили её любимого занятия.
Амелия развернулась на стуле лицом к Дей. Сомнений, что это Бёрнс, у неё уже не осталось. Долгие вечера, проведенные на детской площадке, один за другим всплывали в памяти. Всплыл и тот, когда парни их пробросили, и они даже смогли найти какой-то общий язык. Лея ухмыльнулась и принялась водить пальцем по стакану, что ещё был полный. Она смотрела на реакцию Дей. Та пыталась вспомнить, пыталась узнать. Амелия осознавала, что изменилась. Как минимум, повзрослела. Не было больше той пятнадцатилетней девчонки, которая осталась в памяти у людей. Она исчезла, как тень или призрак. Она осталась далеко в прошлом, что Лея старательно отодвигала от себя уже много-много лет. Ирландка никогда и не верила, что вновь столкнется со своим прошлым, тем более здесь, в Сакраменто. Но как оказалось, она ошиблась.
Что-то начало проясняться. Лея не торопила Дей. Пусть подумает, повспоминает. Велик тот шанс, что она вообще не вспомнит. Да и с чего бы ей вообще помнить девочку, что таскалась за ними несколько лет к ряду? Они никогда не были закадычными подругами, да и просто подругами. С любым из компании отношения у Леи были лучше, чем с Дей. Сейчас уже ирландка знала, почему так сложилось, ну или хотя бы предполагала. Она знала, что заняла в компании место младшего брата Дей, которого, вроде как, убили. Темная история, которую полиция предпочла оставить темной. Девяностые, криминальный район. Кому нужно выяснять одно из ряда убийств? Никому, у полиции и так слишком много дел, чтобы обращать внимания на подростков из Города. Лея бы залезла в это дело, попыталась что-то выяснить, но к Бостону она больше не имеет никакого отношения. Как и к компании. Она даже не знает, что с ними со всеми происходило, потому что не интересовалась. Потому что сама постоянно попадала в какие-то переплеты, требующие внимания. Или потому что научилась великолепно придумывать себе оправдание. Оправдание тому, почему оставила их всех в прошлом.
- Верно, - ответила Лея, точно так же протягивая слово, как и Дей. Она не специально скопировала её манеру. Это была дурная привычка, от которой девушка все никак не могла избавиться. «Девчонка». Иначе Дей её и не называла. Редко обращалась по фамилии и ещё реже по имени. Лея уже и отвыкла от этого своеобразного обращения. Оно осталось там же, в прошлом, вместе с ней пятнадцатилетней, - дааа, - короткий смех, - Поздний вечер в апреле девяносто девятого, - ирландка в очередной раз ухмыльнулась. Она помнит такие подробности. Ужас какой. Как оказалось, её мозг способен сохранять не только материалы дел, что ведет, но и детали собственной жизни, - я думала, что ты меня не вспомнишь, - честно призналась Лея. Она бы подсказала. Но чуть позже, когда бы окончательно убедилась в том, что Дей её не узнает самостоятельно, - как ты, Дей? Как сложилась твоя жизнь? – Лею и, правда, интересовало это. Можно было догадаться, что все сложилось неплохо. Те, у кого «плохо» до сих пор болтаются либо в Городе, либо за решеткой. Из криминальных районов редко выходят в нормальные люди. В основном, дети повторяют жизнь своих родителей или же создают ещё больший кошмар, который таковым совсем не считают. Лею от криминала уберегли родители, они заставили её обратить внимание на учебу и забыть компанию, что стала для неё частью жизни. Они, разумеется, не пришли бы к такому результату, если бы со сцены не ушел Джек. Но он ушел, а она осталась. И все-таки смогла построить свою жизнь. Хоть как-то. Пусть и попыталась неоднократно разрушить все до основания.
- Ты давно здесь, в Сакраменто? – Лея отпила глоток виски. Не тот старый добрый ирландский виски, что обычно она пила, но все равно очень даже хороший. «Зачем я это спрашиваю? Зачем я возвращаю прошлое в свою жизнь? Почему я просто не ушла домой? Как же я люблю добавлять разнообразие в свою жизнь…»

+1

5

"Я тоже думала, что тебя не вспомню..." - мысленно ответила Дейдре девчонке, которую теперь девчонкой было назвать сложно. Решено было переименовать ее в О'Двайер и так и называть, потому что имя, сказать по правде, Дей теперь и вспомнить не могла. Никогда ее по имени не называя, она запомнила лишь фамилию и то потому, что она была с приставкой "О'", Бёрнс тогда она показалась необычной и забавно схожей с фамилией О'Рейли.
Дейдре потерла переносицу, слушая вопросы О'Двайер и думая о том, что той ответить. Выкладывать на блюдечке всю свою биографию не представлялось интересным, намного любопытнее было то, какого черта они встретились именно здесь? Это ведь, на минуточку, другой город! Что за карма сработала так, что они встретились?!
- Господи, не говори о девяносто девятом, это же было в прошлом веке! - Дей взглянула на все-таки девчонку, - Я чувствую себя старой, - сказала тише хрипло и рассмеялась, покачивая в руках стакан с пивом, - Как видишь, сижу побухиваю в канун дня Святого Валентина в средненьком пабе Сакраменто, как думаешь, как сложилась? - Дейдре смотрела теперь на стакан в своих руках, но говорила не грустно, а скорее просто спокойно, - На самом деле все нормально.
Все нормально. Дей часто успокаивала себя именно так. Все нормально, все в порядке, все как у всех - были ее любимые фразы в моменты депрессии и мыслей о том, что жизнь - гавно. Иногда хотелось сорваться, найти хорошей травы, кокса, чего угодно - и забыться, забыться так, чтобы не было вокруг больше всей этой серости и очень медленно растущей цифры на счете в банке, отложенной на добротную старость. В такие моменты хотелось снять все честно скопленные деньги и потратить на кутёж или что угодно, что могло бы хотя бы немного разнообразить ее теперешнюю, нынешнюю жизнь.
- А твоя? Ты как-то внезапно свалила, мы тогда это даже заметили. - эта формулировка могла показаться со стороны странной, но действительно обычно всё, что происходило с девчонкой, не особо волновало Своих, но ее отъезд оказался заметным событием. Может быть потому, что тогда все начали постепенно разъезжаться и расходиться по своим путям и каждая потеря члена компании была все более заметна, - Понятное дело, мы совсем не волновали тебя в отсутствии Джека, но можно же было и сказать, че как куда. - окей, не  настолько им тогда было интересно, куда пропала О'Двайер, но сейчас можно было говорить что угодно, прошло ведь уже около 15 лет и сейчас никак не узнаешь, что думал каждый о ее пропаже.
- Да не так, чтобы... Недавно. - все-таки Дей не хотела выдавать девчонке  всю информацию о себе, это было бы лишним, - После универа посоветовали сюда на работу. Да-да, после университета. Я дипломированный специалист. - Дейдре даже кивнула в подтверждение своим словам и затем залпом допила оставшиеся полстакана пива, - Еще один, пожалуйста, - обратилась к бармену, а затем вновь перевела взгляд на О'Двайер - Сама не знаю, как так сложилось. Тебе, наверное, интересно, что с остальными? - Дейдре прощупывала почву, чтобы наконец понять, связывает ли что-нибудь теперь девчонку с остальными участниками банды, что она про них знает, верит ли до сих пор в свою любовь к Джеку после того, что произошло на его проводах в армию... Дей даже нахмурилась на мгновение, вспомнив ту ночь, но затем вернула лицу его привычное спокойное выражение.
И пиво оказалось прямо перед ней.

+1

6

- Да здесь все посетители старые, - Лея рассмеялась. Она уже тоже могла отнести себя к разряду старых. Каждый раз волосы дыбом вставали, когда она вспоминала, что ей уже не восемнадцать. И даже не двадцать. Да и родители не забывали об этом напомнить. Они все мечтали увидеть внуков, у них были какие-то своим планы. Не совпадающие с планами Леи. Наверное, именно поэтому девушка старалась ограничиваться звонками и очень, очень редкими наездами в родной город.
- Вот и я думаю, что все нормально. Во всяком случае, ты сейчас не за решеткой и не на панели, - «как большинство детей Города». Дей крупно повезло. Она вытащила купон на нормальную жизнь. Тяжело выпутаться из того, что нравится. Тяжело оставить то, что было жизнью. Амелия знала это по себе. Она была мастером ломать что-то старое и эпически возводить новое. Постоянные депрессии, желание вернуться и чертова сентиментальность, поджидающая на каждом шагу. Вот так проходит строительство. И никак иначе. Даже если там, в прошлом, было плохо, даже если было невыносимо больно. Нужно обладать удивительным характером, чтобы легко и просто сжечь мосты. У Амелии такого характера не было. Иначе она бы тогда не лечилась годами от тяжелейших депрессий, да и сейчас бы не сидела плотненько на успокоительных в целях вылечить нервы, что никогда-то не были особенно здоровыми.
- Я и сама не заметила, как стала сама по себе, а вы сами по себе, - Лея пожала плечами. Получилось так, что постепенно, она забросила их, как ненужную игрушку. Она выросла. А их оставила в своем детстве, пусть тогда уже и не была ребёнком, каким видели её они. Сменились цели, сменились приоритеты. На первое место встала учеба. Выпускные классы, экзамены, - я думаю, что я вас тоже мало интересовала, - скорее всего, это была правда. Им всем взаимно было неинтересно. Может и было, когда мучила ностальгия или одолевали воспоминания. Но не более того. Это сейчас, спустя пятнадцать лет, появился здоровый интерес, что да как сложилось. Любопытство. Лея пыталась что-то найти, какие-то ниточки, ведущие к ним, к людям, которые долгое время были её друзьями. Но ни Лос-Анджелес, ни Сакраменто, это не Бостон. Да и она не всемогущий представитель закона. Не вся информация ей доступна. И одного желания явно будет маловато, если хочешь найти  что-то о людях, которых не видел и не слышал так много лет.
- Да ты крута. А я вот забила на университеты, - дипломированный специалист. Дей достала действительно хороший купон, не какую-то там липу. Амелия никогда не сомневалась, что мозгами Бёрнс не обделили, а теперь и вовсе уверует в то, что их, мозгов, очень даже приличное количество. Про себя Лея, кроме маленького факта об отсутствии высшего образования, ничего говорить не стала. Да и что было говорить? Что после школы она собиралась уйти в армию, но так до неё и не дошла? Что дважды пыталась покончить жизнь самоубийство и теперь носит рубашки с длинным рукавом, чтобы прикрыть шрамы? Что несколько лет скиталась по стране, пытаясь сбежать от прошлого и от себя самой? Или что стала полицейским после того, как вырулила из депрессии и отказалась от алкоголя и наркотиков? Что тут было рассказывать? Совершенно нечего. Её жизнь сложилась совершенно не радостно, хвастаться тут было нечем, а разводить печаль Лея терпеть не могла. Она не плачет ночами в подушку и не пытается изменить то, что изменить нельзя. Каждому своя дорога, каждому своя жизнь. Вот её тропинка запетляла и несколько раз запуталась, что тут поделать.
- Конечно, интересно. Я пыталась найти информацию хоть о ком-нибудь, но зашла в тупик и бросила эту гиблую затею, - тупик Лея придумала сама. Бросила она потому, что в какой-то момент просто не захотела знать, что с ними со всеми стало. А после того, как нашла заброшенное дело убийства брата Дей, и вовсе передумала что-либо делать и что-либо искать. Пока она не знает, что с ними, автоматически считается, что все хорошо. Даже если это и вовсе не так, - А ты? Ты поддерживаешь с ними связь? – наверняка, да. Они ведь действительно были командой. Одним целым. Они должны интересоваться друг другом. Это ведь только Амелия любит сжигать мосты полностью. Как с Джеком. Он исчез, и даром ей стало не надо. Первое время было тяжело, но потом Лея вроде как забыла о нем, переболела. Во всяком случае, пятнадцать прошедших лет точно вернули ей здравый смысл и голову на место. Любовь любовью, а жить нужно продолжать.
Воспоминания о Джеке были вообще не к месту. Как бы там ни было, это все ещё была больная тема. Лея допила виски и попросила повторить. Пришла она пешком, живет недалеко, можно и позволить себе чуточку лишнего. Даже полицейским, что являются полицейскими двадцать четыре часа в сутки, нужно отдыхать.
- Правду говорят, мир тесен. Не успела я сюда переехать, как встретила тебя. Не город, а сплошной сюрприз.

+1

7

Дей аж чуть не подавилась от слов девчонки, благо успела проглотить пиво, иначе вся барная стойка была бы в вишневом:
- Вот это ты неплохо рассудила, - проговорила она, промокая губы салфеткой и смотря О'Двайер. Девчонка, похоже, и правда выросла, мелкая она такого бы не сказала, - Только мы уже не в Бостоне, тут критерии определения "нормально - не нормально" чуток другие. Здесь это определяется по количеству вечеринок, наркоты и секса - положительными параметрами, а не отрицательными. Ну то есть "нормально" определяется не по отношению к худшему из возможных положений вещей,  а к лучшему, врубаешься? - монолог Дейдре сопровождался паузами и покачиванием стакана пива в руках.
"Ты просто никогда не видела мою мамашу-шлюху,  - отвечала Дей мысленно, - Тогда уж точно поняла бы, что я лучше сдохну, чем на панель." - чего только стоили те случаи, когда клиенты ее мамки не могли отвести проститутку куда-нибудь к себе на хату, и  они вваливались в дом Бёрнс. Жутковатое зрелище для девочки-подростка, которое никак не волновало мамашку.
- Ну, ты вижу и без университета тоже нормально устроилась. А для меня это было одним из немногих шансов почувствовать себя человеком... - Дей вздохнула, вспоминая те тяжелые времена, и поглядела на О'Двайер,  - Я свалила из Города после того, как компания начала рушиться, и училась в универе, ночью работая чтобы оплатить учебу. Мне почему-то тогда казалось, что образование - это именно то, чего не хватало мне для замечательной жизни. Теперь перебираю бумажки в одной айтишной компании, но зато стабильность! - подняла бокал выше, будто бы "стабильность" - это тост такой и сделала еще пару глотков пива, - Так а ты теперь где? Повар? Воспитательница в детском саду? Может профессиональный футбольный судья  или, прости Господи, коп? - Дей рассмеялась и затем медленно попила еще пива.
- Ну, не особо поддерживаю. Несколько ребят как ушли в армию - так и не слышно, моего бывшего упекли за решетку, а потом еще раз, Мачиавелли, когда я последний раз про него слышала, занимался танцами, про О'Рейли - не знаю вообще ничего. Он вернулся, но что он и где он - понятия не имею. Слышала он где-то здесь в Сакраменто, кстати. Че нам тут всем, медом намазано? - Дей пожала плечами и оглядела посетителей бара, - Сделаем из этого города наш Город?.. - шутка показалась Дейдре очень смешной и она даже улыбнулась, - Соберем своих, ограбим пару бухих цыпочек, спешащих из клуба в клуб... Тряхнем стариной, а, О'Двайер? - Бёрнс как-то очень развеселилась, даже музыка вокруг ей показалась уже не такой идиотской, как поначалу, да и обнимающиеся парочки - это мило. Пусть обнимаются, если им так хочется! Дей ведь даже и не нужны были все эти милости и нежности, так чего лишний раз беситься? Нервные клетки не восстанавливаются, это надо помнить всегда!
- Мне то же, что у этой девушки! - сказала Дейдре бармену, хотя у нее оставалось еще почти пол бокала пива. Ну, алкоголя много не бывает. Гулять - так гулять, - Тебе тут понравится. Никогда не знаешь, кого встретишь на улице.

+1

8

Амелия с трудом усваивала информацию, что выдавала Дей, пусть и выдавала она с чувством, с толком, с расстановкой. Изнасилованный бумагами и физической нагрузкой мозг очень сильно тормозил. Виски тоже как-то совершенно не помогал. А приятный шум под такт музыки и вовсе успокаивал и отвлекал. Но как бы там ни было, мозг сдался и принял информацию. И даже сделал это без боя, как обычно бывает.
- Эм, да, врубаюсь, - протянула О'Двайер, водя пальчиком по рисунку на барной стойке. Смысл до неё дошёл, уже неплохо. Мог и он не дойти. Лея начинала настраиваться на волну Бёрнс. В детстве у неё это не получалось, ну или не хотелось. А сейчас и хотелось, и получалось. То ли возраст сыграл свое, то ли время, то ли алкоголь. Разбираться в причинах Амелия вовсе не собиралась. Зря энергию только тратить.
- Ты сделала свою жизнь, ты молодец, - что это? Радость? Или даже немного гордости за то, что кто-то смог выбиться, как это называется, в "люди"? Наверное, и то, и другое. Лея улыбалась, впервые за много лет. Нормально улыбалась, а не рисовала на лице дежурную улыбку, как всегда. Улыбалась, а потом перестала. Вопрос, который она ждала. Но все равно поперхнулась, когда его услышала. Поперхнулась, закашлялась. "Именно, прости Господи, коп. И это не смешно. Думаю, смеяться ты сейчас перестанешь очень быстро". Лея закусила нижнюю губу, пережидая смех Дей. Нельзя такой информацией ошарашивать человека, который ничего не подозревает! А вдруг у неё случится сердечный приступ или что-нибудь подобное? Даром такого не надо. Откачивать придется, медиков вызывать, шорох наводить. Ну, уж нет.
- Все, перестала смеяться? Теперь допивай пиво и больше пока не пей, ваще убери стакан из рук. А то вдруг ещё захлебнешься  или поранишься, спасай тебя ещё, - маленькая прелюдия. Готовься, Дей, сейчас весело не будет, - Я тот самый, прости Господи, коп. Полиция Сакраменто, сержант О'Двайер, отдел по расследованию убийств. Вы задержаны по подозрению... Ну и далее по тексту, - Лея отпила виски. Вряд ли Бёрнс ожидала такого поворота. Жители Города, обитатели Города, не становятся копами. Не становятся. И все. Но у Леи однажды просто перемкнуло в голове. Понимаете, перемкнуло в голове, которая и без того-то, не очень адекватная. Она, девчонка, которая так пренебрежительно отзывалась о представителях закона, стала им сама. Докатилась. Человек,  что ненавидел копов за то, что именно они отбирали детей у родителей, сам стал свидетелем этого действа, а иногда и не пренебрегал званием главного актера. Коп, кому скажи, не поверят. Но значку нельзя не верить. Он сверкает на солнце и привлекает чужие взгляды. Пока же лежит в кармане куртки, ожидая, когда ему позволят вернуться обратно на рубашку.
- Я не хотела становиться копом. Я хотела в войска нашей любимой Родины, но се ля ви. Из-за определенных обстоятельств, все пришлось переиграть, - и переиграть очень круто. Рассказывать об этих самых обстоятельствах не тянуло. Совершенно. Они давно похоронены в памяти, и пусть там и остаются, - лучше бы стала воспитательницей в детском саду, да? - а вот Лее было смешно. Ну, а что, ей её работа нравилась. Ей нравилось общение с людьми, которых она в чем-то подозревала. Ну, как в чем-то, в убийстве. Или сокрытии этого убийства. Из всей работы, ей не нравились только бумаги, но и их можно было пережить.
- Зов крови, нафиг, - той, что ирландская, той, что бостонская. Амелия нахмурилась. Да, неужели половина их Города стеклась сюда? Что это вообще за фигня? Лучше бы Лея сидела и дальше в своем Лос-Анджелесе, но нет, ей, видите ли, надоел большой город! Бежала от прошлого, да не убежала. В руки прямо ему прыгнула. Сама. Спасибо, что сегодня так неожиданно встретила Дей, а не Джека, свою первую огромную пламенную любовь. Она не готова его видеть, просто не готова. Страшно за свое душевное спокойствие и психическое здоровье. Но Сакраменто - большая деревня, мать её за ногу, рано или поздно, Лея встретит и его. Это будет удар по голове. Почти как сегодня, только куда как шикарней. Все-таки с Дей её не связывала подростковая любовь, тут как-то было проще, что ли.
- Непременно. Возьмем райончик, переименуем его в Чарльзтаун и заживем, ага. Займемся мелким криминалом, начнем курить травку, - Лея и сейчас. Но крайне редко. Когда успокоительное не помогает прийти в себя. Когда жизнь превращается в семь кругов ада, - и покупать героин, кокаин. Меня уволят, я снова стану балластом на вашей шее. Вааще будет здорово, старые добрые времена моего детства, - Амелия развеселилась вместе с Дей. Ей было смешно просто до слез. Более или менее успокоившись, она оттерла слезы со щек. В глазах запрыгали чертята, веселые такие, заводные. Исчезли оттуда тени, сомнительные страхи. Удачный вечер. А ведь Лея так хотела домой, вовремя свернула.
- Не халтурь, Джо! Да и убери ты свой лед вместе с колой с глаз моих, это же сплошное фу, - только алкоголь зря портить. Добро переводить. Когда Лея была здесь первый раз, Джо умудрился разбавить ей виски в пропорции 1:4 колой. Больше колы, меньше виски. У Леи так быстро взметнулись брови вверх и вытянулось лицо, что больше он так не делал. Запомнил, раз и навсегда. Ну, терпеть она не может все эти разбавления, добавления и тому подобное. Это все оскорбляет её ирландские корни, которыми она даже, черт побери, гордиться. Ну, а почему бы и не да? Надо же хоть чем-то гордиться. Не Родиной же (настоящей, фактической) в самом деле.
- Да я уже просекла, что Сакраменто - одна большая деревня. Все друг друга знают. И все друг с другом повязаны какой-то паутиной. Здесь, если не хочешь встретить знакомого, лучше ваще не жить. Или загнуться дома от одинокой и голодной жизни. Вот.

+1

9

- Только не подумай, что это я так хвастаюсь. - Дей правда не хвасталась, особо нечем было. Прикидывая свое нынешнее положение, Бёрнс вообще понимала, что прожгла свою жизнь к чертям собачьим еще в двадцать, а дальше из пепла сложно что-то вменяемое снова состряпать - не феникс, да и вообще не в сказке живем.
Дейдре решила послушаться девчонки и допила остатки пива, тем более, что бармен уже готов был вручить ей следующий стакан, теперь уже с виски. От Бель-Вью Крика Дей приятно захмелела и теперь даже общение с О'Двайер казалось ей вполне нормальным и ну и что, что они встретились в другом городе спустя более десяти лет? В жизни всякое бывает, а с вишневым пивом - так вообще...
- Че?.. - только и смогла ответить Дейдре, раскрыв рот. Девчонка - коп? Серьезно? Такое тоже в жизни бывает? Вот кто тут решил исправить ошибки прошлого по-настоящему. Связалась с плохой компанией, воровала кошельки и грабила магазины - стань копом. И как О'Двайер еще сама себя не посадила? Хотя это, конечно, абсурд. Хотя... Почему это абсурд? Пришла с повинной, мол, так и так, я, Бёрнс, Шинода, О'Рейли, Мачиавелли и еще вот эти три фамилии громили Город в конце лихих девяностых...
Дей потерла переносицу, предварительно захлопнув рот. Неслабо она захмелела, коль такие странные мысли в голову полезли. Вернуло ее в чувство только болтливость девчонки.
- Погоди-погоди,- Дей выставила вперед руки, прося хотя бы говорить помедленнее, - Не оправдывайся, ты чего, - поток слов О'Двайер и правда звучал так, будто она объясняет, почему пошла в копы и извиняется перед Дейдре, - Совсем, что ли? Коп - и коп. Вернее, полицейский, точно. Вы же так правильно называетесь? - лезть на девчонку с кулаками, орать "Да как ты могла?!" или хватать вещички и бежать из бара Дей показалось глупым и неуместным. Они уже настолько далеко друг от друга отошли, что кем теперь стала девчонка - было почти не важно. Хорошо, что не на панели. Не то, чтобы Дейдре за нее когда-нибудь в принципе переживала, да и мелкая была дикой занозой в заднице в детстве, но зла Бёрнс ей не желала. Коп - и коп, - А я тебе предлагала шайку организовать, смешно. Забудь, хорошо? Да и вообще я теперь ведь законопослушный гражданин, не как в одноименном фильме, а прям по-настоящему. Это не то, чтобы я боялась, что ты кого-нибудь засадишь. Все равно выросла среди Своих, правила знаешь.
Девчонка что-то говорила бармену в своем привычном стиле. В ее лексиконе и раньше были странные словечки, но со "сплошного фу" Дейдре просто рассмеялась и чуть не легла на барную стойку в приступе смеха.
- "Сплошное фу", О'Двайер? Ты может и стала легавым, но не изменилась... - Дей выпрямилась и вытерла выступившие от смеха слезки, - Но это мне похер, кем ты стала. Думаю, другим, если ты когда-то кого-то из них встретишь в Сакраменто, лучше не говорить о твоей кардинальной смене деятельности. Может быть опасно. - ведь главное правило "не предавать Своих" девчонка все-таки нарушила.

+1

10

- И не подумаю,  - думать? После виски думать вообще не положено. Ну, если только всякую херню обдумывать, что очень не вовремя лезет в голову. Но и сейчас она не лезла. В голове было удивительно пусто, как в пустыне. Иногда проскакивали какие-то обрывки мыслей, ударялись о стенки и бежали дальше по своим делам с забавным таким смехом. Лея думала о том, что неплохо было бы собрать эти обрывки в кучу, но потом отвлекалась и бросала это дело.
- Да не, ниче, - забавно было наблюдать за изменением выражения лица Дей. Столько эмоций за несколько секунд. Целый калейдоскоп. Но помочь Лея ничем не могла. Профессия - она и есть профессия. За пятнадцать лет многое поменялось. Да Лея и никогда особо не увлекалась криминалом. Она была чиста перед законом, что тот малыш в коляске. Ни одного привода, ни одного намека на преступление черты. Вся такая ужасно положительная. И психически здоровая, не смотря на две попытки суицида. У неё даже справка есть. Возникло много вопросов, когда откопали её медицинскую карту. Там было, где разгуляться. То тут, то там одни сплошные вопросы, заметки и рецепты на таблетки. Но пара разговоров и скучных тестов решили все проблемы. Решили одним росчерком психиатра на маленькой, жесть какой важной, бумажке.
- Верно, полицейские. Но мне привычней "копы", все таки я выросла в вашей плохой компании, - привычней и короче. Лея только так и называла саму себя в своей голове. Полицейские. Господи, какое длинное и неудобное слово. Неудобней только "представители закона". О'Двайер никогда не задумывалась, как называть себя и своих коллег за пределами полицейского участка. Да и не было в этом нужды. Она была либо сержантом, жутко занудным и требующим соблюдения всех законов и формальностей, либо просто Амелией, обычным человеком. Сейчас была вторым вариантом. Но запросто могла вернуться к первому. Это она детективом была только с девяти до шести, а сержантом круглые сутки. Без зазрения совести соседи вытаскивали её ночью из кровати в целях предотвратить драку под окном; выламывали двери в шесть утра ради своего же спокойного сна. Иногда Амелия всерьез подумывала о том, что неплохо было бы переехать, но потом вспоминала, что за значок ей скосили половину суммы в чеке, и шла на помощь своим дорогим и любимым соседям по площадке.
- Я не восприняла это как серьезное предложение, - Лея пожала плечами, - так что, забуду.  Законопослушный гражданин, правда? А если покопаться? Ладно, своих я не сдаю. И не сдавала. И не сдам. Я действительно знаю правила. Отойти от них, не значит, что забыть, - она помнила о них. Каждый день помнила. А ирландская кровь не позволяла ей сделать то, что было бы правильным. Они - Свои, все равно, что семья. А семью не предают, даже если по какой-то причине перестают быть рядом с ней. Нельзя уйти из семьи. От семьи можно, но не из. Это что-то из разряда "можно уехать из Бостона, но Бостон не покинет тебя никогда". Ни Бостон, ни Чарльзтаун. Лея давно с этим смирилась. И просто приняла как данное.
- Да чем тебе фраза-то не угодила? - вон как вставило. Аж слезы потекли, - Я изменилась, но в других местах. Ещё я таки научилась говорить культурно. Меня заставили, - Лея до сих пор помнит эти пытки со словарем. Её, шестнадцатилетнюю девчонку, рвущуюся на улицу, усаживали за стол и заставляли зубрить слова, запоминать значение. Сколько криков было, сколько феерических скандалов. Только мама не сдалась. Ей нужен был культурный ребёнок, не употребляющий слова, что нахватал в приюте и позже в Городе. Сейчас Лея их почти не употребляет, воспитание, кажется, даже сработало. Бывает, что в порыве злости она сначала говорит, а потом думает, из-за чего, собственно, не фильтрует собственную речь. Но это случается не так уж и часто. Не так легко вывести её из себя, у неё огромные запасы терпения, прямо копи царя Соломона.
- Если ты не заметила, то я стараюсь не трепаться направо и налево о своей профессии. Это я тебе сказала, потому что в этом баре невозможно что-то скрыть. Ну и здесь меня сотню раз видели со значком и в форме. Здесь я никого не удивлю. А там на улице, я болтать не буду, если не при исполнении. При Своих же тем более. Не совсем же я больная, - это она мягко сказала "дура", - так. К черту мою работу. Я и так только что с нее. Она мне надоела. И все нервы вытрепала.
Оставив обсуждение работы, Лея  закатала рукава рубашки, ей стало жарко и уже все равно на то, увидит ли Дей шрамы или нет. Она крутила в руках стакан, что в свете лампочек искрился всеми цветами радуги. Музыка сменилась на что-то более приятное слуху. Стало в общем-то очень даже ничего. Весело.
- А ваще. Я была бы безумно рада, если бы ты называла меня Леей. А не по фамилии, как в детском саду или школе.

+1

11

- Даже если покопаться... - как-то немного с грустью перебила Дей девчонку. Да, нынешняя ее жизнь была намного скучнее той, что была много лет назад, когда наркотики и алкоголь лились рекой, секс был спонтанным, а время шло быстро-быстро, настолько что только успевай запоминать, что происхо... уже произошло. Зато теперь - красота: запоминать нечего, некого, но зато куча свободного времени, которое нужно хоть чем-то забивать. И забиваешь его не развлечениями, а скучными посиделками с самой собой и бутылкой вина дома или вот как сегодня в каком-то баре.
- Вот не надо... - Дейдре даже пальцем указательным покачала, чтобы усилить слова, - У тебя и раньше такие словечки проскальзывали, так что тебя не научили культурно говорить, а просто вытащили это наружу. У тебя, наверное, гены хорошие, - Бёрнс сделала глоток виски и продолжила, покачивая бокал руках, чтобы льдинки стукались друг о друга с соответствующим приятным звуком, - А может и нет. Но в любом случае по тебе видно было, что ты не такая пропащая, как мы, - О'Двайер напоминала Дей в юности кошку, брошенную в пруд. Она  рыпалась, шипела, всячески выражала  свои недовольства, но при этом никак не показывала, что чувствует себя не в своей тарелке. Может Дейдре и ошибалась на этот счет, но даже имя ее это сокращенное, как она просила себя называть, "Лея" - было больше похоже на имя кошки, чем на человеческое.
- Наверное, сложно быть копом... - протянула Дей, на деле вообще не представляя, как и чем эти копы живут. Ловить преступников должно быть весело, ну, всяких мелких преступников. Убийц Бернс слегка побаивалась и искать их никогда бы не решилась, за исключением лишь одного убийцы.
Кстати...
Нет, вряд ли. С чего бы? Дело было в Бостоне, они в Сакраменто, это же совсем другой город, другой участок или департамент или что там у них... Но может О'Двайер смогла бы найти хотя бы какую-нибудь информацию? Хотя бы поднять дело с архива и написать ходатайство о его возобновлении? Бред. Кто возьмется расследовать убийство уличного хулигана почти двадцатилетней давности? Абсурд. Невозможно. Не выйдет этого.
Но идею, засевшую в голове и подкрепленную алкоголем, уже не так просто из головы этой выкинуть.
- Леей? Давай хотя бы Амелией. - "В голове все равно будешь "девчонкой", как ни старайся" - Так вот, агент O'Двайер... - Дей сделала очень серьезное лицо, - Вы, получается, имеете доступ к общей базе преступлений по...штату? - улыбнулась и сделала глоток виски, - Или города. Или всей страны. Или вообще только по району? Как оно вообще? Изнутри страшнее кажется, чем снаружи?
Было много вещей, которые внутри оказывались не тем, чем кажутся со стороны. Например, жесткие диваны, которые со стороны кажутся самыми мягкими диванами в мире. Или губы вон той девушки за соседним столиком. Или сама Дейдре.

+1

12

- Это же хорошо, хоть и скучно, - Амелия пожала плечами. Она и сама жила слишком скучно, если можно назвать постоянный стресс на работе скукой. Стоило только расслабиться на пять минут, как что-нибудь случалось. Это, конечно, не было похоже на ее детство и раннюю юность, но адреналина все же хватало. Легкую травку и реки алкоголя сменили драки в спортзале или же на так называемом "поле". А непредсказуемость так и осталась непредсказуемостью. Ну, знаете, что-то вроде нежданных проблем на голову или случайных поворотов дороги.
Когда Дей заговорила про гены, которые якобы у О'Двайер хорошие, Ами аж поперхнулась и от неожиданности ударила стаканом по столешнице.
- У меня? Гены хорошие? Ты че, с дуба рухнула? Это ж надо было такой дури в голову прийти, - Амелия покачала головой. Что только люди не подумают. А ведь ей всегда казалось, что Дей достаточно хорошо ее знает. Хотя, может быть, она и права, кто теперь разберется, что там за гены были. Что не голубая кровь и ежу понятно. Ну, да и ничего хорошего там заваляться не должно было. Но это уже сугубо мнение самой ирландки, что не слишком-то ценит родных родителей. У неё на все свое мнение, и оно совсем не радужное. Как, собственно, вся её жизнь.
- просто за меня боролись, хотела я того или нет, вот и вся разница, - она в очередной раз пожала плечами. Не появись тогда на пороге приюта чета О'Двайер, возможно, и не вышло бы из нее ничего толкового. Дети из приюта редко становятся образцово-показательными гражданами. Они знают, что такое жестокость и видят ее везде, особенно если эта жестокость легла на детскую психику. Амелии повезло, просто повезло. А она, упрямая, до последнего пыталась сломать то, что ей давали. Пыталась, но слава богу, никто ей это сделать не позволил.
Амелия слушала Дей, попутно потягивая виски. Сложно ли быть копом? Работа есть работа. Поймать преступника лишь половина дела. Нужно еще доказать его вину, вот тут и начинается самое интересное и самое любимое. Мозговой штурм, который может затянуться на недели, а то и месяцы. Попадаются даже виртуозы своего дела, профессиональные киллеры, которых, казалось бы, сама судьба оберегает. С ними хоть и сложней, но интересней и опасней. Но опасности, на свою беду, Амелия никогда не боялась.
- тут уж на твой вкус и цвет, -  все равно. Каждый называл блондинку на свой лад, некоторые даже умудрялись пустить в ход второе имя, к которому она совершенно не привыкла. Но людям разве что докажешь? Особенно, если они такие же упрямые, как и она сама.
- Сержант, - по привычке исправила Амелия. Не агент, а сержант или детектив, смотря кто вам нужен, - доступ...- на минуту она замолчала, обдумывая, как лучше будет сказать, -  если очень нужно, ну например, дела повязаны, могу получить доступ куда угодно. С соответствующим оформлением официальных бумаг. Думаю, ты хорошо знаешь, что такое официальные вездесущие бумаги, - Амелия улыбнулась. Она поняла, куда клонит Бёрнс. Или ей это только показалось на пьяную головушку, что на самом деле, ещё почти что трезвая?
- Две разные картины, снаружи и изнутри. Все всегда оказывается не тем, чем кажется, - понять-то Амелия поняла интересующую Дейдре тему, но не знала, как прийти к этому разговору. Она копалась в том деле, да что там деле, там и дела-то и никакого не было. А теперь она должна сказать Дей, что всему департаменту полиции Бостона наплевать на то, кто убил ее брата, еще совсем подростка. Вот как?
- Я много лет хотела спросить тебя или еще кого-нибудь из компании, что же тогда произошло с твоим младшим братом, - Ами крутила в руках стакан, задумчиво глядя на отблески света, - Но случая не выдалось. При мне вы это никогда не обсуждали, видимо, считая, что мои уши не для этих разговор. Позже, точный год я тебе скажу, да оно и тебе не надо, я нашла то дело.  С трудом, но нашла. Оно давно лежит в архиве, похороненное под толстым слоем пыли. "Я бы попыталась что-нибудь сделать, но нужно ли ворошить прошлое?". Честно говоря, там нет и не было никакого дела. Его можно вытащить, отряхнуть и влезть в него. Но нужно ли оно тебе? Ответить сначала на этот вопрос, хотя бы ответь самой себе.

+1

13

- Ну, не знаю, мне вот живется очень весело... - Дей описала стаканом с виски странную траекторию в воздухе и сделала глоток.
Какое же наглое вранье. Вот прямо чистой воды неправда и обман. Очень весело жилось раньше, сейчас просто живется - и ладно.
- Да сколько можно уже ныть-то об этом... - проговорила она шепотом себе под нос, так что вряд ли это услышала девчонка, и встала с барного стула, - Прошу прощения великодушно, задница затекла. - объяснила Дейдре О'Двайер, сыграв интонацию великосветской дамы.
Дей почему-то именно в этот момент увидела, как сильно изменилась девчонка. То ли работа копом повлияла на нее, то ли прошедшие пятнадцать лет, то ли (а вдруг) какое-нибудь там замужество и семеро детей (Дейдре мельком глянула на руку девчонки, но кольца там не наблюдалось, и аж как-то от сердца отлегло), но О'Двайер, которую Дей вряд ли все-таки будет называть Амелией, стала намного серьезнее и как-то... Спокойнее, что ли. Если раньше она напоминала маленькую собачонку, тявкающую то на одного, то на другого и часто лезущую даже на слона, то теперь девчонка была больше похожа на всякое видавшую немецкую овчарку из какого-нибудь того же самого полицейского участка. Такая зрелая, уставшая от постоянных расследований, серьезная и лающая тоже часто, но только по делу, а с течением времени еще и лениво.
Бёрнс помотала головой, чтобы отбросить в сторону странные ассоциации. На что ее сегодня тянет? То кошки, то собаки. Вот правильно говорят, пьянству - бой! Лучше наркоты. Только где ее достать - Дей не особо догадывалась, а чтобы уточнять у легавого была еще не сильно пьяна.
- Да, точно, сержант. Сержааант! - протянула Дейдре тихо, переминаясь с ноги на ногу и попивая виски из уже почти опустевшего бокала, - Бумаги - это мои лучшие друзья. - согласилась она, - Если я нужна тебе - ищи меня в бумагах! - изобразила интонацию какого-то классного рэпера и рассмеялась.
Здесь должна была быть табличка "этой дамочке больше не наливать", но бармены такие люди, что подобные указатели игнорируют и лишь с большей охотой таким дамочкам наливают, а потому через минуту в руках Дей в замену былого уже пустого стакана появился новый и, конечно же, с замечательным виски, так мелодично стукающем внутри себя два кубика льда друг о друга.
И хорошо, что появилась новая порция алкоголя, потому что следующая тема для разговора была не из приятных.  Ну, Дейдре сама ее завела. Нужно было думать, прежде чем ворошить самое больное.
- Ах ты ж эгоистка... - протянула Дей, поставив одну руку на талию, а другой оперевшись на барную стойку и повернувшись к девчонке, - Думаешь, вокруг тебя мир вращается, что ли? Подумай еще раз, почему мы не обсуждали вслух смерть... Моего. Младшего. Брата. - Дейдре не то, чтобы разозлилась, просто поняла, что девчонка в чем-то оставалась все той же мелкой, какой и была раньше, немного бесила ее и последние слова этой фразы Дей произносила отдельно, с паузой и очень выделила их интонационно, хоть и говорила шепотом. Едким таким, шипящим шепотом, почти хриплым, которым говорят только о своих самых слабых местах, - Все еще думаешь, что из-за тебя? Или может быть просто потому, что это в принципе больно - обсуждать смерть своего младшего брата. Да я это принять не могла столько времени! Столько времени... - повторила Дейдре и постаралась успокоиться - убрала руки, снова оперлась локтями на барную стойку и взяла в руки виски, - Я столько времени тогда пропустила за своими нюнями. Мы по горячим следам столько всего могли наворотить, у нас были все возможности, Джек бы обязательно помог и остальные ребята. А из-за меня и моей девочковости мы всё проебали. Теперь-то понятное дело оно хранится под слоем пыли и бла-бла, и даже не заведено до конца - это все понятно. Но, знаешь, что. - резко повернулась снова к девчонке, - Им это так с рук не сойдет. И если ты не захочешь мне помогать, потому что, видите ли, тебе в детстве никто про эту историю подробности не рассказывал, то я найду другие способы. - "Чужая."

+1

14

- Да хоть пляши тут, мне пофиг, - Амелия только слегка изменила положение, встать она сейчас не могла. Все тело ломило так, будто её по полу катали, а не пару раз уронили на мягкий мат, смягчающий удары. Разленилась совсем с этой своей конторской работой, понравилось ей, видите ли, на стуле сидеть, дырку на форменных брюках протирать, - я, с вашего позволения, посижу, меня сегодня круто уработали, - что это? Жалоба? Или нытье на коллегу, что сам домой добирался, скорее всего, ползком? Не понятно. Амелия поставила стакан на стойку, чтобы освободить руки, на которых уже начали красоваться синяки на фоне длинных светлых шрамов. Несколько лет назад ирландка порывалась закрыть эти шрамы или просто избавиться от них, ведь медицина сейчас может все. Но потом решила оставить все, как есть. Тем более шрамы были аккуратные. Швы тогда накладывал молоденький врач, который все пытался добиться у неё, почему именно вдоль вены, а не поперек. Амелия до сих пор с улыбкой врача вспоминала, он ей не просто руки сохранил, он ещё и за красоту поборолся.
- Похороненная под кипой бумаг, - пробормотала ирландка, забирая в руки полный стакан. Джо уже давно косился на неё и Дей, но молчал, избегая неловких разговоров. Молчал и продолжать наливать, подсовывая в стаканы лед. Похоже, он решил споить их, ради мира на земле и тому подобной чуши. А может он просто предчувствовал тему, неприятную для Ами и больную для Дей. Если бы можно было, О’Двайер её бы все же избежала или поговорила где-нибудь в другом месте, не баре, пропахнувшем парами алкоголя и табаком. Но такой возможности Бёрнс ей не предоставила. Ладно, не все же говорить на обобщенные темы, разбирая по косточкам, что да как, да кого.
- Да понимала я все, че ты на меня наехала-то так, - Ами примирительно подняла руки вверх, - Знаю, что больно и всегда будет больно. Потому и не лезла никогда, ни к тебе, особенно к тебе, ни к кому-либо ещё, - она всегда молчала, держа язык за зубами. Амелия и узнала-то совершенно случайно, когда кто-то из парней, будучи изрядно набравшимся, проболтался. Но и то быстро заткнулся, понимая, какую затронул тему. У Амелии никогда не было ни братьев, ни сестер, она не знала, что значит, потерять кого-то настолько близкого. Родители – это было не то, это была совершенно другая тема. Но и её-то она никогда не обсуждала, оставляя где-то там, за границей дозволенного. Так что, да, она понимала, почему они никогда об этом не говорили, как не говорили о многом, например, о самих себе.
- Спокойно, спокойно, - Амелии совершенно не нужна была разъяренная Дейдре. Она помнит её, помнит, как они каждый раз пытались передраться, если их оставляли наедине «пообщаться». Но они больше не подростки, они якобы взрослые. Так почему бы и не поговорить, как взрослые? А Дей лучше больше не наливать или наоборот спаивать интенсивней.
- Просто прими на минуту то, что я не хочу делать тебе больно и ковыряться в твоих ранах. И больше, твою мать, я ничего не хочу, - она и правда не хотела. Лея не любила делать людям больно, могла, но не любила. И по возможности в разговорах старалась избегать неприятные темы.
- Так все, заткнись хоть на секунду, - Амелия знаком попросила Джо обновить, пока Дей её тут на кусочки не разобрала. А то она может, без сомнений. Инстинктивно девушка сложила руки крестом на груди, вроде как защищаясь непонятно от чего или от кого, - не про то я тебе совершенно говорила. Я помогу тебе всем, чем смогу. Могла бы даже и не просить об этом, это само собой разумеющееся, -  и правила тут совершенно не причем. Характер, привычка бороться за Своих, которые все равно, что семья, пусть они и разбежались по разным углам страны много лет назад, - Ты одна из тех, кто стал практически моей семьей, нравилась ты мне или нет, нравилась я тебе или нет. Семью и Своих не выбирают. А ещё не думают о том, помогать или нет, - Эми замолчала, что ещё сказать Дей? Что ей больше не пятнадцать и что она научилась ценить то, что есть вокруг неё? То, что повзрослела и многое из того, что не понимала в детстве, поняла? Да нечего ей сказать и соскакивать с темы не очень хорошо, особенно, если видно, как человеку больно.
- Я не буду говорить тебе о том, как все будет легко и просто, сама понимаешь, легко и просто не будет. Сакраменто – не Бостон. Это даже штат другой, - Амелия передернула плечами, - придешь ко мне в участок в понедельник, посмотрим, что можно будет сделать, хорошо? А пока давай закроем эту тему, - они слишком пьяны, чтобы гулять по больному. Это и в трезвом-то виде не лучшая идея, а в пьяном и тем более. Ирландка допила виски, отставляя стакан в сторону. Она смотрела на Дей и думала, о том, что все-таки Бёрнс невероятно красивая женщина, но, как видно, красота не самое главное в жизни. Она смотрела, цепляясь взглядом за мелкие детали, пока не зацепилась за кольцо, - ты замужем? «Может хоть в любви повезло?»

+1

15

Если честно, слушать утешения или какие-то другие слова, граничащие со словом "жалость", от девчонки не очень-то и хотелось. Поэтому Дей поморщилась, когда услышала краем уха начало подобных успокаивающих фраз, но совсем скоро уже снова пришла в себя, потому что О'Двайер тему решила свернуть.
Свернуть тему, пригласив Дейдре к себе в гости в полицейский участок.
"Как мило, - Дей сделала глоток и вздохнула, - Буду сидеть в окружении копов и попивать чаёк, всегда мечтала. А если вдруг скажут, что видели мою фамилию в одном из дел, связанных с бывшим - придется глупо хихикать и уверять, что однофамильцы. Ну, да." - решено было в полицейский участок в понедельник не идти или хотя бы попробовать уговорить девчонку на другое место встречи. Но у Дейдре уже так сильно разболелась голова от резко накатившей и так же быстро отступившей злости за брата, что хотелось перевести тему на что-нибудь другое. На что-то такое, знаете, терпкое, приятное, легкое...
Замужем?!
Дей поперхнулась и только что сделанный глоток виски пожелал выбраться обратно на волю преимущественно через нос. Девушка что-то приговаривала, тихонько ругалась на чистом английском и повыбирала с барной стойки из салфетницы штук пять салфеток. Когда последствия удивления были более-менее ликвидированы, она наконец перевела взгляд на девчонку, надеясь, что та не будет ржать, а то словит нехило, и заговорила тихо:
- С чего вообще ты это... - пока вытирала руки салфеткой зацепилась взглядом за кольцо на безымянном пальце. Точно. Она же как раз до прихода девчонки переодевала это гребанное кольцо, чтобы отвадить одного мужика... - Ааа... - протянула Дей и рассмеялась, переодевая колечко обратно на другую руку, - Ага, периодически замужем. Примерно раз или два в неделю, когда разношерстные ловеласы становятся о себя слишком высокого мнения. На твоем месте как раз такой и сидел, - Дейдре хмыкнула, припоминая сегодняшнего среднестатистического такого мужичка, который еле успел спрятать свое настоящее обручальное кольцо перед тем, как подойти к Бёрнс, - Нет, конечно, на кой оно мне нужно вообще. Ты представляешь меня в свадебном платье? Я вот не особо, - Дей сделала пару глотков виски и поглядела на девчонку через стенки бокала, - А ты? Замужем за работой? Или все ищешь своего единственного?
Дейдре никого не искала. Ну, из перспективных возлюбленных - никого. Оно как-то и не нужно было никогда, сложно было представить мужчину, который смог бы находиться рядом с ней, и еще сложнее - зачем этот мужчина вообще нужен был бы ей. В защите или восхищении она особо никогда не нуждалась, в поддержке - вряд ли неотесанный мужлан сможет понять ее лучше, чем бутылка хорошего красного вина, секс - ну, интрижки-то никто не отменял, но и такого дикого желания в последнее время у Дей не было. А зачем? Что это за мужчинки вокруг, которые дарят цветочки, устраивают свидания, чуть ли не лижут тебе задницу только для того, чтобы ты ему дала. Таких слабаков и подкаблучников Дейдре не признавала, а сильные и уверенные мужики попадались редко. По крайней мере не в баре их ловить. А где - не было известно.
- Если замужем быть - надо детей рожать. А я после своего детства, если честно, не хочу кого-то обрекать на такое гнилое существование, - она пожала плечами и поставила стакан на стойку. Все. На сегодня хватит. Уже даже и о детях заговорили.

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-16 17:35:52)

+1

16

Болтология. Вот чем они занимались. Да и можно ли было заниматься чем-либо ещё, если вы не виделись пятнадцать лет? Сложно было признать, что прошло так много времени, что они, вроде как, изменились. Особенно сложно было это признать, когда Эми видела знакомые повадки в поведении Дей. Знакомые жесты, знакомые фразы. Иногда складывалось ощущение, что прошло едва ли меньше недели с их последней встречи. Только за эту неделю они почему-то обе успели повзрослеть. Эми стала куда как серьезней, терпеливей и уравновешенней. Это раньше она мечтала слегка придушить Дей, теперь же и вовсе не знает, как к ней относится. Но против неё Амелия точно ничего не имеет. Наоборот, ей даже любопытно, какой Бёрнс стала. Теперь разница в возрасте стерлась, хотя скорее по привычке, О’Двайер все ещё чувствовала себя девчонкой рядом с такой взрослой Дей. Нужно было срочно что-то делать, нельзя и дальше ощущать себя ребёнком, это как-то…неправильно, что ли. Да, неправильно, вот.
Перевод темы сработал. Правда, Дей попыталась захлебнуться прямо на глазах удивленной  публики. Амелия тихо смеялась, прислушиваясь к ругательствам, которые ныне Дей наверняка вслух не употребляет, высшее образование не позволяет, и наблюдала за её попытками вытереть стойку. Надо было хоть салфетки ей дать, помочь. Хотя и сама справилась. А Эми пришлось срочно делать серьезное выражение лица, дабы не отхватить по первое число за смех.
- Кольцо, - ирландка показала на руку Дей. Просто так такое предположение у неё вряд ли бы в голове возникло. Мысль о замужестве – вообще последняя мысль,  что способна возникнуть. Не то чтобы Амелия его отрицает, просто никогда не принимает во внимание. У неё-то у самой талант к свободным отношениям. Ей не нужна вся эта романтическая лабуда, которую тащит за собой любовь. Лабуда – это, конечно, хорошо, но спасибо, пока переживет без неё.
- Все с тобой понятно, - периодически замужем. А это очень даже хорошая идея и, как видно, работает безотказно. Полицейский значок тоже работает, но всегда находятся граждане, которые начинают подкатывать как раз к нему, заходясь в щенячьем восторге. Ну и вечно быть сержантом мало приятного. Тем более в клубе сержантом не побудешь. Рискуешь остаться там один. А ещё ощутимый минус. Копу травку не продадут. Травка же с некоторых пор, единственная возможность уйти от реальности.
- Тебе бы пошел белый цвет, - усмехнулась Эми. Но на самом деле нет, она не представляла Дей замужем и с пятью детьми. Даже если бы это было так, эта информация не скоро уложилась бы в её голове. Дей и дети. Да ну, бред какой-то. Тоже самое можно сказать про всю их бывшую гоп-компанию.
- В точку. Я замужем за работой, правда она очень капризная, но что поделать, - ирландка развела руками. Бывает и так, - как ты сказала? Ищу своего единственного? Ага, как же. Прямо убилась вся, - все лыжи стерла в поисках. Она даже не думала об этом никогда. Зачем оно было нужно вообще? Эми считала себя не из тех, кто выходит замуж, рожает семерых детей и становится сварливой домохозяйкой. Ей слишком вольно жилось, чтобы связывать себя какими-то обязательствами. Да и мужчины по большей части оказывались вовсе не её мечтой. Хотя и мечты-то никакой не было. Не успели эти мечты возникнуть. Да и если бы и возникли, где их реализовывать? На работе или, может быть, здесь, в баре? Ага, конечно, сейчас только разгон побольше возьмет.
- Из тебя бы вышла неплохая мать, зря ты так, - плохих их сразу видно. О’Двайер на таких уже насмотрелась. Больше не хочет, но приходится, - а я просто морально не готова к тому, чтобы иметь детей. Если честно, такая ответственность меня до ужаса пугает, - а родители настаивают. Им кажется, что время уходит. Только вот куда оно уходит-то? Амелия не знает, куда, да и не стремится узнать. А дети. У детей должно быть детство, их нужно любить, холить и лелеять. Эми же кажется, что с такой многофункциональной задачей она не справится, просто сломается где-то на полпути. Походить же на тех мамаш, что побросали своих чад или просто запугали их до смерти, совершенно как-то не хочется.
- В какую степь мы с тобой завернули, ужас. Докатились, - Амелия поставила стакан на стойку и закрыла его рукой. Намек, почти озвученный вслух, Джо понял, - нам нельзя пить вместе. Хотя… для пущей уверенности надо попробовать ещё как-нибудь, - Амелия не так уж и часто заворачивает в бар, но, тем не менее, иметь верного собутыльника не помещает. А то ещё подумают, что она решила спиться. Она же вовсе нет, избавилась от пагубного пристрастия к алкоголю и наркотиков.
- А ваще, надо бы номерами обменяться, наверное. Сакраменто может и большая деревня, а потеряться здесь все же легко.

+1

17

- Мне ничто не мешает носить его в жизни, на будущее: если хочешь надеть что-то белое - вовсе не обязательно напяливать на себя свадебное платье,- Дей с видом знатока учила девчонку жизни, от кого она, глупенькая, всю правду-то о жизни узнает, как не от старушки Бёрнс? - А вот тебе бы может и не помешало найти этого вот, единственного. Ты же нормальная, только приструнить маленько нужно. Из нашей шайки, наверное, одна из немногих, кто правда мог бы быть с кем-то, а не один по жизни. - кроме девчонки таким представлялся только Шинода, который женился еще давным-давно, а что теперь было там с его женой?.. Может они и развелись уже? Дейдре попробовала вспомнить и даже приложила палец к губам, размышляя и пытаясь припомнить, что последнее слышала про Эррола, но безуспешно. Из остальных ребят кому там еще могла светить семейная жизнь? Да никому, - Так что ты б коней-то не гнала, нашла бы какого-нибудь копа, вместе бы на задания ходили, самооборону тренировали на работе и в постели... Весело было бы, ты подумай об этом. - Бёрнс не желала девчонке найти старика-копа с усами, в подтяжках и сигарой в зубах, скорее какого-нибудь среднестатистического паренька, который мог бы ей чуток скрасить жизнь. Нет, О'Двайер не выглядела потерянной или той, у кого много каких-то проблем, но мужик лишним не бывает.
- Лучше не продолжай... - то, что Дейдре была бы хорошей матерью, могло прийти в голову только бесстрашной девчонке. Нет, серьезно. Дей - хорошая мать? Да она детей ненавидит до потери пульса. Этих орущих, срущих, вопящих и неблагодарных маленьких исчадий ада, которые... Да на кой черт они вообще нужны? Пусть рожают те, кого это прет, есть такие дамочки, которые считают своим главным смыслом жизни рождение дитя - вот им удачи и дырявых презервативов. А Дейдре как-то обойдется и поглядит на такое со стороны. Ее аж дрожь пробрала от одного представления о том, как она бы держала на руках маленького... - Ох, нет. Нахер надо. - Дей вздохнула и поглядела на девчонку, - Да, можно, а сегодня - за последние пять минут я чуть на налетела на тебя с кулаками уже пару раз, так что наверное общения хватит. - Бёрнс улыбнулась, показывая, что не хотела обидеть О'Двайер своим предложением о завершении их внезапной встречи. Да и девчонка сама должна была понимать - они не лучшие подружки, чтобы трещать часами напролет, и даже виски не спасет ранее ненавидящих друг друга дамочек от недопониманий и споров.
- Давай диктуй, -  проговорила Дей, доставая мобильный и приготовилась записывать номер своей подружки-копа. Пиздец. Никогда бы не подумала.
"Потеряться легко говоришь..." - Бёрнс пока не была уверена в том, хотела ли она еще когда-нибудь "находить" О'Двайер, а потому, записав номер и сохранив его как "Девчонка-коп", она даже не кинула дозвона.
- Так, ага, а если что - в каком ты участке? Ну чтоб в понедельник-то прийти, - Дейдре потянулась за сумочкой, чтобы достать оттуда деньги за выпивку, - До встречи в понедельник тогда? - вопросительно-утвердительная фраза сопровождалась отдачей денег бармену и кивком девчонке, - Было интересно тебя вновь увидеть.
Дей не особо сама поняла, почему, но затем она торопливо пробралась через людей в баре, накинула пальто и выскочила на улицу, направившись домой, с одной только мыслью в голове:
"Сбежать."

+1

18

Сегодняшний вечер до ужаса напоминал сцену из плохонького фильма, которые обычно крутили по телевизору днем и которые смотрели все домохозяйки страны. У Амелии была аллергия на эти фильмы. От них у неё жутко болела голова, и хотелось расхреначить телевизор, который все это показывал. Именно поэтому она их не смотрела, а в  детстве старалась слинять куда-нибудь, пока показывали этот несомненный "шедевр". Сейчас слинять не было возможности, да и некрасиво это как-то. Все равно рано или поздно они распрощаются, попрячутся по домам и забудут об этой встрече, как о том самом злополучном плохоньком фильме, что показывали в пятницу вечером.
- Да, я в курсе, - пробормотала Эми. Она не любила белый цвет. Почему? Да просто так. Он её раздражал. Единственное, что Амелия терпела так это белую форменную рубашку, что якобы нужно было надевать в "праздничные" дни. В остальное время, она предпочитала что-нибудь темное, что-нибудь, в чем можно спрятаться от окружающего мира. Правильно, зачем ей сдался окружающий мир?
Амелия слегка зависла и пропустила мимо ушей начало речи Дейдре. "О чем она вообще? А все, догнала. И почему у всех такое маниакальное желание выдать меня замуж? Ещё одна вот... " Ирландка закатила глаза.
- Ты мне сейчас так родителей моих напомнила, - осталось ещё заговорить, что в её возрасте… А подождите, что с её возрастом не так? Ну, правда, что не так? Ей не так много лет, чтобы было пора думать о браке, муже, сидящим у телевизора, и детишках, что будут орать ночами и вставать в шесть утра. Лет через десять подумает. А пока она думает о том, как не размозжить голову напарника об стол ещё в самом начале рабочего дня.
- Они вот тоже постоянно намекают, что пора бы завязать серьезные отношения с хорошим мужчиной из хорошей семьи. Коп – ваще их идеал. Почему-то все вы к копам прицепились. Может быть, лет через пять я вспомню ваши советы и сделают так, как правильно. А пока, нет, - и дело не в том, что она упрямая, как тысяча китайцев. И не в желании делать все наоборот. А в банальной самостоятельности и независимости от окружающих. В общем да, в желании сделать все наоборот и упрямо стоять на своем. Меняться же и подстраивать себя под те рамки, что построили окружающие, Эми не собиралась. Вот и зря. Лет в шестьдесят она осознает свои ошибки, но это будет совсем другая история, история человека, что окончательно потерял голову.
- Ой, да, ваще молчу, - мало ли что там считала Амелия. Мысли лучше оставлять при себе, за семью печатями. Ирландка вообще сегодня что-то разговорчивая, она не привыкла так много говорить. У неё скорее была противоположная привычка – молчать и наблюдать со стороны. Виски снял некоторые оковы, но все же до конца не справился со своей задачей. И хорошо. Дей не обязательно знать все. Они и раньше-то никогда не были друзьями, зачем менять то, к чему уже обе привыкли? Тем более тема детей – и вовсе не лучшая тема для общения. Этой теме лучше оставаться на детских площадках, между мамочками, что катают колясочки и прикрикивают на карапузов, копающихся в песке. Таких мамочек Эми старалась избегать, вместе с их чадами. Ну, не любила она все эти няшества и мимишества, что поделать. Пусть мамочки и их чада остаются и дальше в не поля зрения ирландки.
- А ещё говорят, что я драчливая, - хмыкнула Амелия. Да она вообще получается уравновешенная и терпеливая. А то, что большинство её недругов отхватили по первое число, ровным счетом ничего не значит. Просто терпение у неё иногда очень неожиданно заканчивается, она и сама не замечает. Но сегодня Дей совсем его не испытывала. У Эми даже настроение не колебалось. Наверное, потому что она слишком сильно устала, да и неожиданность сыграла свою роль, - на будущее: никогда не кидайся на копа с кулаками. Во-первых, он лучше натренирован, а во-вторых, может быть и при исполнении, даже если в штатском, - почему Эми учит Дей? Обычно все наоборот. Но почему-то Эми посчитала нужным сказать это. На самом деле, она просто выросла из того времени, когда дралась. Да и нахер ей нужна драка с Дейдре. У неё и без того яркие образы от их прошлого общения: спор, драка, драка, спор, совместный ужин, пять минут спокойного разговора, потому что кто-то третий рядом, а потом снова спор и драка. В большей эмоциональной окраске они не нуждаются.
Амелия поделилась с Дей телефоном и даже рассказала, где находится участок, хотя отлично понимала, что Бёрнс не только в участок не придет, но и не позвонит. Да, в общем-то, это её проблемы. Эми и без неё поднимет дело её брата с архива. Зачем оно ей? Она и сама не знает. Но у неё есть теперь это в голове и от этого не избавится. Тем более от неё не убудет, если она на пять минут забудет о той кипе дел, что валяется на столе. А пока будет копаться в том, в чем не должна копаться, заодно в Бостон съездит, где не была уже черт знает сколько времени.
- Интересно и очень неожиданно, - вот и все. Прощание. Финальная сцена в плохоньком фильме подошла к концу. Эми проводила взглядом убегающую Дейдре. А затем сама расплатилась с Джо и натянула куртку, на которую вернула полицейский значок. "Поздно уже". Но для чего поздно, Амелия для себя не уточнила, оставив эту фразу там же, в прошлом, вместе с приевшейся ей мыслью о фильме.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Наливайте, это полиция!