Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » на перекрестке жизненных путей


на перекрестке жизненных путей

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/9gdW2.png

Marian Daniels  & Martin Manzoni
июль 14', утро/день, жарко
Прошлое на то и прошлое, чтобы оставаться позади. Но что, если оно неожиданно сбивает тебя на дороге? Спасаться бегством?

+1

2

Это было обычное утро, как множество других в моей жизни. До того уже обычное, что мне показалось, будто дни не меняются вообще. Я одиноко сидела на деревянном табурете в своей кухне и пила настолько горький кофе, что горести жизни по сравнению с ним и то слаще. По телевизору шли новости без звука, но не потому, что мне лень было вызвать мастера. Просто я хотела насладиться своим сегодняшним одиночеством. Губы девушки на экране монотонно шевелились, вещая об очередных событиях в мире, а я смотрела в окно, будто ожидая чего-то, будто ожидая, что вот сейчас всё-всё изменится. На улице падал мелкий дождь, но до того мелкий, что даже не нарушал мою божественную тишину.
Я улыбнулась в пустоту, когда чашка от утреннего напитка оказалась такой же наполненной, как мой рабочий график, которого у меня вообще не было. По телу медленно разлился недолговечный заряд энергии, но его должно было хватить на все сегодняшние дела, коих у меня было не так уже и много: просто отправить почту. Да, в двадцать первом столетии одни люди всё ещё отправляют настоящие посылки в настоящей картонной коробке, обёрнутой желтоватой бумагой, а другие безбожно радуются, когда получают их, делая вид, что происшествие это совсем неожиданное. Помнится, я тоже когда-то радовалась, словно слон, получая "живые" письма от отца, который часто бывал в командировках. А что сейчас? Сейчас мы даже созваниваемся не часто, ведь я всё ещё немного обижаюсь на его строгость, а он слишком гордый и, возможно, в какой-то степени таки прав в том, что делает. Но я, а гены у меня были папочкины, не могла признать этого факта в силу своей врожденной упертости.
Я снова выглянула в окно, на стекле которого уже высыхали последние капли недавнего дождя. Я аж почувствовала, какая на улице сейчас невыносимая жара и даже немного приуныла, представляя, что нужно будет идти этими бетонными джунглями уже через несколько минут. Но деваться было некуда, ведь я и так уже затянула со сроком отправки посылки. Я резко задвинула черные шторы и отвернулась. Комната погрузилась в пугающий полумрак, став сгустком темноты между царящей вокруг атмосферы лета и света. Я не была затворницей, не подумайте, и тем более не была вампиром, пугающимся дневного света, просто, мысля практично, понимала, что по моему возвращению здесь будет не так жарко из-за этой нехитрой манипуляции, и мне не придётся изнемогать от летнего зноя, лежа лицом к потолку и изучая все погрешности мастеров. Ну что, Мэриэн, в счастливый путь - я взглянула в зеркало, чтобы убедится, что не перепутала цвета в сочетании нынешнего лука и медленно, словно караван в пустыне, вышла из своей квартиры. Путь предстоял не близкий, велосипед я брать не хотела, в такси сейчас даже жарче, чем в моей квартире, а ещё эти потные водители-любители шансона, поэтому единственным выходом из ситуации было пройтись пешком. Я сделала вдох, и горячий пыльный воздух обжег мои легкие, от чего я надулась, будто мне на мгновение стало холодно, как на Аляске, но потом выдавила из себя улыбку, покрепче зажала под рукой картонную коробку и двинулась в далёкий путь. Чтобы сократить себе дорогу, я свернула в один из дворов и, надеясь, на свою прекраснейшую память, нашла тенистую алейку, которая должна была вывести меня к пункту назначения.
Вокруг было шумно: много людей, которые куда-то спешили; детей, которые на все плевать хотели и просто радовались солнцу, фонтанов, не спасающих от жары своими брызгами. И во всем этом хаосе я потеряла себя. Я даже не заметила, как закончилась моя горячо любимая дорожка в тени деревьев, и я оказалась на главной улице города с непрерывным движением туда-сюда, которое, честно, почему-то сегодня меня раздражало. Я осмотрелась по сторонам в поисках почты, но, видимо, мои способности к воспроизведению ранее увиденного сегодня хромали, ведь вокруг были одни магазины-магазины, офисные центры и снова много-много людей. Я любила людей, но не сегодня, когда из своего волшебного одиночества я вдруг оказалась на самой оживленной улице. Не сегодня, когда я хотела, чтобы мой день хоть чуточку отличался от таких же шумных предыдущих.
Ещё немного поразмышляв, я поняла, что нахожусь где-то на половине правильного пути, и снова свернула с главной улицы на какую-то боковую с небольшими опрятными домиками. Здесь, не смотря на то, что прошла я лишь каких-то пять минут, было на удивление тихо и малолюдно. Если честно, то никого живого вообще не было вокруг, и лишь их приглушенные голоса доносились из открытых окон. Естественно здесь мне было намного лучше и я, осмотревшись по сторонам, решила вспомнить детство и пройтись по дороге. Я сделала шаг-второй, но не успела я насладиться своей  непокорностью правилам, как вдруг услышала шум двигателя. Я была слишком увлеченной только что обретенным чувством свободы, чтобы убежать с дороги. Всё, что я успела сделать - это лишь повернуть голову, чтобы на мгновение пересечься взглядом с водителем, который показался мне до боли знакомым...Но тут я слышу свист тормозов...Пытаюсь отскочить в сторону...Цепляюсь и падаю на колено...К черту утреннюю неуклюжесть, сейчас я убью этого болвана!

+1

3

"Так, посмотрим... Хлеб, молоко, помидоры, огурцы..." - прочитал Мартин. Пару минут назад он вышел из торгового центра строительных материалов, в котором купил банку краски, и теперь сидел за рулем своей машины, одной из тысячи припаркованных на огромной стоянке, и держал в руках помятый листок со списком продуктов. На часах было одиннадцать утра, и ведущий местного радио рассказывал о происшествиях. На главной улице опять образовалась пробка, и там же столкнулись две машины. Бросив листок на соседнее сидение, Манцони вставил ключ в замок зажигания и дал назад, но, чуть не сбив женщину в широкой белой рубашке и голубых джинсах с ребенком в комбинезоне противного зеленого цвета, тут же затормозил, перепугавшись не на шутку. "Куда ты прешь?" - крикнула она и, показав своему обидчику средний палец, поспешила к своей машине, из которой вылез какой-то мужик, по своим размерам похожий на слона. "Только этого еще не хватало..." - подумал Мартин, когда тот двинулся в его сторону, и рванул к пропускному пункту, где его ждали суровый охранник и очень медленный шлагбаум.
Вообще парню не везет сегодня. В доме, в котором он живет, отключили горячую воду без предупреждения. В ванной комнате его квартиры перегорела лампочка, и у него не оказалось запасных. На кассе в торговом центре строительных материалов его обсчитали на пятнадцать долларов. А теперь он чуть было не переехал двух человек. Что же будет дальше? Походу, в квартире Мартина завелась черная кошка и бегает она только вокруг его кровати. "Очень жирная и наглая кошка", - пробормотал он и, поглядывая в зеркало заднего вида для того, чтобы убедиться, что никто не следует за ним, выехал, когда шлагбаум был поднят, на широкую дорогу, полную машин.
"Только бы не попасть в пробку", - подумал Манцони. У него не было лишних пары часов. Он планировал вынести старую мебель из квартиры и потом посмотреть телевизор. В семь часов по какому-то каналу покажут целых шесть серий сериала "Друзья", который Мартин просто обожал в детстве. Ему не хотелось бы пропустить его из-за пробок. Вот, кстати, еще одна, та самая, о которой рассказывал ведущий местного радио в программе о происшествиях в городе. "Черт!" - выругался Манцони и свернул вправо на какую-то не очень широкую дорогу. Тут машин почти не было, и мальчишки пинали мячик прямо на проезжей части, как и он когда-то в детстве. Но не время для воспоминаний! "С дороги! С дороги же!" - посигналил Мартин. Но никто, ни дети, ни их родители, почитывали ли они книжки, сидя на скамейках, или курили на балконах, не обратил внимания на него. "Что за странная улица?.." - спросил себя Манцони и, кое-как объехав детей, отправился дальше. Розовый дом. Зеленый дом. Голубой дом. Розовый дом. Зеленый дом. Голубой дом. Все повторялось. Вот только людей становилось все меньше. Еще сотня метров, и на дороге оказались только Манцони и девушка, которую он чуть было не сбил.
- Твою мать... - протянул Мартин и ударился лбом о руль. - Сраная кошка, а! - пробормотал он и вылез из машины.
На улице было очень душно. Пускай Мартин был в футболке и бриджах, но даже ему стало очень жарко. Тяжело дыша, он подошел к девушке. Та сидела на дороге и плакала над разбитой коленкой. Бросив быстрый взгляд на черные окна ближайших домов, Манцони подумал: "Надеюсь, никто не видел этого...", и обратился к пострадавшей:
- Простите... Простите меня... Вы так внезапно появились... - пробормотал он. - С вами все в порядке? Давайте, я помогу вам, - поинтересовался Мартин и помог девушке встать. Теперь он мог разглядеть ее очень красивое лицо. А оно, к слову, показалось ему жутко знакомым. Понадобилось буквально полминуты, чтобы Мартин понял, кто стоит перед ним. "Мэриэн Дэниэлс..." - протянул он и густо покраснел. С этой девушкой он встречался в свой последний месяц в школе. Она была младше него на три года, но очень быстро добилась его внимания. Очень симпатичная, умная, на какое-то время она заставила Мартина забыть о других его поклонницах. Он грустил и не мог ничем заниматься, если ее не было рядом с ним, и чувствовал себя самым счастливым человеком, когда она была рядом с ним. Все друзья смеялись над влюбленным Мартином. А он лишь отмахивался и говорил, что возьмет Дэниэлс в жены. Как бы не так... Как-то раз, вроде, за пару дней до выпускного, он сказал, что подарит ей звезды, и пропал, не появлялся ни в школе, ни дома. А потом пришел на выпускной с первой красавицей Старшей подготовительной школы Энсина. На безымянном пальчике девушки красовалось дешевенькое колечко. Так он поступал не раз. Молодой был. Дурак. Гулял, как мог, и не думал о последствиях. Ему и в голову не могло прийти, что он встретится с какой-то из своих школьных подружек во взрослой жизни. Вот кто она теперь? Чем занимается? "А похорошела-то как", - так, между делом, заметил Мартин.

внешний вид

Отредактировано Martin Manzoni (2015-07-21 20:03:57)

+1

4

Мне было больно. До того больно, что даже захотелось плакать. Слезы цепким кольцом сдавили мне горло, но я лишь тихонько всхлипнув, отползла на бордюр. Бросила взглядом вокруг себя в поисках зловещей картонной коробки из-за которой я сейчас в позе младенца корчилась на дороге. Вот она дорогая лежит совсем недалеко, будто только что не вываливалась из моих хрупких рук, целая и невредимая, в отличии от меня - раненой и взбалмошной. Я сидела молча и лишь тяжело дышала, пытаясь прочистить рану от грязи. Поднимать взгляд на виновника этого инцидента я почему-то боялась, как и боялась странного непонятного чувства, вдруг возникшего у меня внутри. Где-то в районе сердца предательски заныло, но я лишь усерднее наклонила голову, чтобы ещё более детально осмотреть своё ранение и оценить размер компенсации, которую я могла бы получить в итоге, если сказать, что нужно и кому нужно. На самом же деле я пыталась оттянуть "момент встречи" с незнакомцем, ведь с каждым мгновением меня всё больше и больше накрывала волна прошлого, которая больно разбивалась об эти глаза, увиденные несколько минут назад.  -С вами все в порядке? Давайте, я помогу вам, - этот парень явно ещё не понял, с кем имеет дело, раз так обходителен. Но энтузиазма во мне явно поубавилось, когда я услышала до боли знакомый голос... Или нет, я ошиблась, ведь такого не бывает. Люди не встречаются вот просто так среди улицы после стольких лет разлуки. Вообще редко что происходит просто так. Я не верила в судьбу, фатум, силы свыше. Всё это было для меня пустой выдумкой безнадежных романтиков, которые от безделья придумали теорию моментов, когда мы не можем ничего решить, и вмешивается большая повелительница жизнь. Все ложь. Мы всегда можем что-то изменить, если захотим и приложим усилий, когда самую малость, когда и дюжины мало будет. Но нет ситуаций, которые нам неподвластны, нет поворотов, на которых мы не можем отказаться свернуть. Есть только врожденная слабость перед обстоятельствами и боязнь принимать решения. Вот лично я сейчас приняла решение, что не отступлю перед этим самовлюбленным типом, который безнаказанно рассекает городом и сбивает людей. И никакие витки моей памяти не будут способны меня сбить с наставленного пути, ведь я решила...- Да, в этот раз не так больно.- спокойно сказала я с нескрываемой долей сарказма и закусила губу от нового приступа отчаяния. Попыталась выдавить ухмылку, да только присутствие парня действовало на меня совсем уж как-то обезоруживающе. Я была бессильной, и мне стоило это признать, пока не поздно, но я не хотела ни за что в  мире снова даже прикоснутся к нему, не то чтобы иметь какое-то общее дело в этот когда-то прекрасный летний день. Ни-за-что.
Мартин Манцони. Мой Мартин...Уже нет. Уже давно нет, ведь все давным давно кончено и у меня нету желания снова возвращаться на исходную. Когда-то нам было хорошо вместе и мы учили друг друга любить, как оно есть на самом деле. Это была уже не детская любовь, пропитанная невинностью и безобидными улыбками, но ещё и не та взрослая с дальнейшим созданием семьи и само собой разумеющейся ложью. Наша любовь была промежуточным этапом, но почему-то именно эту ступень в эволюции чувств люди запоминают больше всего. Мы учились чувствовать друг друга, учились отдавать себя полностью и во всем. Он был моим первым мужчиной, который показал мне новый горизонт отношений. Он был со мной нежным и сильным...Был, пока не всплыл, оставив меня наедине с разбушевавшимися чувствами, на обуздание которых у меня ушло слишком много времени. Сейчас я уже даже не хочу называть это любовью, потому что не сбегают ведь, когда что-то чувствуют, правда? Для него я была лишь очередной чертой юношеского максимализма, для меня он стал болезненным опытом, на страницу с которым я бы хотела не возвращаться. И вот тебя на посреди белого дня - встреча столетия. -Именно, Мартин. Та самая Мэри.- шиплю я, пытаясь показаться недовольной и строгой, но буквально чувствую, как к горлу подступает комок. - Я пойду. У меня нету времени на пустую болтовню. - я резко поднялась и почувствовала, что внутренний разум закружился, и у меня потемнело в глазах. Со мной всё хорошо - я наклонилась, чтобы понять коробку, но продолжала демонстративно избегать встретиться с парнем глазами. Сейчас моим решением было просто убежать, если это было вообще решение, а не страх снова почувствовать боль и обиду. Честно признаться, я боялась. До чертиков боялась, но всё уже в прошлом. Я никогда его не любила, не любила эти дьявольские глаза и ангельскую улыбку. Между нами не было ни грамма чувств, так почему же я должна сейчас испытывать неловкость. Всё отлично, кроме истерзанной души, пытающейся верить в самовнушение. -Деньги за моральный ущерб и лечение оставь себе на выпивку. - я скривилась от резкой боли в ноге, но, пытаясь не показывать Мартину свою слабость, через силу улыбнулась. Это была самая неискренняя улыбка в моей жизни, хотя каждый день мне приходилось сотню раз напрягать мышцы лица, дабы не обижать людей слишком безразличной реакцией на их слова. И лишь сейчас я поняла, насколько умею быть фальшивой, насколько сильный во мне пропадает талант актрисы всех времен и народов. Черт побери, вручите мне Оскар за самую правдивую неискренность в мире. И дайте мне немного таблеток от больной души. Я ненавидела Манцони так же, как когда-то думала, что любила. А первая любовь, обычно, самая сильная в жизни...Я ненавидела этого парня даже больше, чем понедельники на протяжении всей жизни, но угораздило же меня в последний момент пошатнуться и свалиться прямиком к нему в объятия.

+1

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » на перекрестке жизненных путей