Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » brand new cure for lonely


brand new cure for lonely

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Jacob Evans & Lydia Porter
20 марта 2015 | бар
http://funkyimg.com/i/US7E.png

+3

2

- Да харош заливать! - отмахивается Салливан и прихлебывает из кружки выдохшееся пиво. Несколько парней с лукавыми улыбками на лицах закатывают глаза в ответ на его реплику и с воодушевлением глядят на Эванса, ожидая продолжение рассказа. Среди коллег у парня репутация ловеласа, способного подцепить любую юбку, а байки о его похождениях - излюбленное развлечение копов после смены, учитывая, что большая часть из них давно и в основном счастливо женаты. Джейк с удовольствием делился подробностями, получая одобрительные возгласы коллег и хлопки по плечу, хотя никто и не догадывался, что половина его россказней чистейшая брехня, а точнее - приукрашенная правда о самых заурядных интрижках. Несмотря на отсутствие явных комплексов, у него все же есть моральные принципы, так что о своих реальных и стоящих романах Эванс предпочитает умалчивать, оставляя личное личным.
- И что прямо в кабинете? - с блестящим от нетерпения взглядом спрашивает Тимми, которому уже полчаса, как надо было быть дома, и он уже трижды приговаривал, что жена оторвет ему голову за опоздание к ужину. Джейкоб переводит на него взгляд, глядя из-под бровей, и звучно раскалывает напополам скорлупку фисташки, пока все ждут его ответа. Это его шоу, а он здесь главный герой; парню льстит быть в центре внимания, он получает от этого удовольствие. Быть душой компании - для него, как еще одна работа, на которой он выкладывается и прилагает усилия.
- Нет, конечно. За кого ты меня принимаешь? - выдержав паузу, фыркает брюнет и подбрасывает фисташку в воздух, чтобы поймать ее ртом. - В копировальной! Там жалюзи закрываются, - добавляет он и парни взрываются довольными криками, чокаются бокалами и смеются, нахваливая Эванса за очередной подвиг. На деле рассказанная история была куда более прозаичной: секретарша из офиса прокурора затащила его в комнату с ксероксом и они целовались там минут пять. Джейкоб сбежал оттуда, ссылаясь на дела, а потом еще долго оттирал слюни со своих щек. Девушка не стоила того риска, только зря прическу ему испортила, зарываясь в нее своими наманикюренными пальцами. Эванс сделал глоток пива, прикрывая то, как содрогнулся всем телом, вспоминая реальные события того дня. С его уст история получилась знатная; парни довольны, а он - снова герой дня, так что маленькая ложь никому не помешает.
Тимми одним глотком допивает свое пиво и бежит домой, сопровождаемый улюлюканьем коллег и криками "подкаблучник" в спину. Он красиво поднимает средний палец над головой и смешивается с толпой посетителей бара. Здесь сегодня очень людно, больше, чем обычно. Парни продолжают непринужденно болтать, обсуждая вчерашнюю баскетбольную игру, а Джейк думает о Тимми. Иногда он завидует этому засранцу, который каждый раз спешит домой. Ведь ему есть к кому спешить. Эванс получает толчок в бок и смешки. - Уже высмотрел новую жертву? - хохочет Салливан. При всем его скептическом недоверии к историям Джейкоба, всем хорошо известно, что он таким образом пытается выудить больше подробностей, это у него профессиональная привычка.
- Жертву? Мужик, тебе пора в отпуск, - хмыкает брюнет, опрокидывая в себя бокал с остатками пива на дне.
- Может, вон та? - мужчина кивает в сторону барной стойки, за которой сидит одинокая брюнетка. Симпатичная ли она, судить сложно, но фигура у нее отличная, по крайней мере со спины. - Или кишка тонка? - басовитый смех разносится по помещению, сливаясь с остальным шумом вокруг. Джейка запросто взять на слабо, все это знают и пользуются тем, что парень порой чересчур азартен, слишком помешан на своем превосходстве и не остановится, пока не докажет его, если кто-то бросает ему вызов.
- Смотри и учись, Салли! - самоуверенно бросает Эванс, со стуком ставя бокал на стол, и двигает к стойке. Он как бы случайно останавливается именно там, где сидит незнакомка, и делает знак бармену, который тут же ставит перед ним бутылку пива и щелкает открывалкой. Парень делает глоток, постукивая по гладкой поверхности стойки пальцами свободной руки. Бросает осторожный взгляд на девушку, отмечая, что она симпатичная не только сзади. - Не пришел? - произносит Джейк, пододвигаясь к ней, и получает вопросительный взгляд в ответ. - Я бы не стал заставлять такую девушку ждать, - пожимает он плечами и делает еще глоток. Это всего лишь предположение, что ее свидание здесь не удалось, зато вроде неплохой способ подкатить. Банальный, но всегда действует. - Может, я Вас угощу? - парень кивает на ее почти пустой бокал, в котором она болтает пластмассовой палочкой для коктейлей, и выдает очаровательную улыбку из своего арсенала.

+1

3

Душно, шумно, неуютно — Лидия упирается локтями в барную стойку, опускает ладонь на покрывшийся каплями прохладный бокал и оглядывается по сторонам в поиске знакомых лиц. Она знает, что вряд ли встретит здесь коллег с работы или друзей семьи, хоть и правильнее будет сказать, друзей Дика. Последних она терпеть не может, считая одну половину скучными до скрежета зубов снобами, а вторую — полнейшими идиотами, чье развитие остановилось еще в старшей школе. Своего мужа личностью интересной и незаурядной она тоже не считает, похоронив этот слепой восторг мужчиной на страницах истории. Любовь живет три года — так писал Бегбедер, в чьи слова она верить не хотела, но в правдивости которых теперь убедилась на собственном опыте. Весь их брак выстроен на взаимном уважении и доверии: первое тает с каждым днём, всё больше напоминая выдумку, а второе... Что ж, доверять ему она разучилась еще в ту ночь, когда он задержался на работе и пришел глубоко за полночь, пропахший алкоголем и чужим парфюмом. Отвратительным, к слову: Портер (хотя сейчас ей куда больше хотелось бы быть снова Мэрин) до сих пор содрогается, улавливая в людском потоке знакомые нотки кардамона, и чувствует, как к горлу подкатывает ком. Она, правда, до сих пор понять не может, отчего же чувствует тошноту, но решительно отказывается признавать свою ревность, списывая всё на вульгарность аромата. Никто не любит быть слабым, и она не исключение; Лидия снисходительно улыбается во все тридцать два, демонстрируя супругу белоснежную, почти голливудскую улыбку и заталкивает его рубашки в барабан стиральной машины, представляя порой, что и его неплохо было бы отстирать до безупречной чистоты и праведности, которые полюбила в нём когда-то и наличие некогда которых теперь ставила под вопрос.
Сегодня у него очередной вызов. Тот самый, которым он прикрывается каждый раз, когда забывает забрать её с работы или встречается с любовницей. В существовании последней Лидия не уверена (ну, на постоянной основе таковой у Дика нет уж точно), но проще признать, что твой муж увлечен кем-то еще, чем не увлечен тобой вовсе. Забавно, но ей всегда казалось, что если уж она и выйдет замуж, то за правильного человека. За того самого, единственного. И раньше Дик Портер полностью соответствовал всем необходимым параметрам, чего о нём уже сказать нельзя было. Лидия не понимала, как они дошли до такого, и порой украдкой смотрела псевдо-психологические передачи, запихивая в себя кусок пиццы; потом, когда на экране появлялась фигуристая модель и принималась рассказывать о важности женской привлекательности, девушка бросала пиццу, загоняла себя на тренажер и крутила педали до изнеможения; лишь во время рекламного блока она, глядя на несчастных домохозяек, прячущихся за горами посуды, понимала, что ни упругая задница, ни разговоры по душам не спасут их брак. Но какая-то наивная часть ее души все еще верила в счастливый исход.
Лидия опускает взгляд на свой бокал, лёд в котором уже давно растаял. Идти домой ей совершенно не хочется, слоняться бесцельно по улицам она не любит вовсе, а больше ей нигде нет места. Прелесть и очарование больших городов по-прежнему заставляют ее трепетать, но порой тоска по солнечной Алабаме и крохотному Шеффилду в частности накатывает на нее, ощутимо подчеркивая это расстояние между настоящим домом и местом, которое она лишь привыкла так называть. Она колеблется, не зная, как быть: то ли заказать еще один коктейль (а потом еще один и еще, чтобы уж совсем не расстраиваться, полностью расслабиться и очистить разум), то ли растянуть этот и дождаться какого-нибудь знака свыше. Звонок от Дика, к примеру, можно будет смело засчитать за чудо, а если он при этом скажет, что сейчас примчится и заберет ее, то и вовсе за первый признак надвигающегося апокалипсиса.
Ждать этого самого намека небесной канцелярии приходится недолго. Сначала один из стоявших рядом стульев со скрипом отодвигается, а затем и мужской голос раздается у Лидии над ухом, заставляя заинтересованно повернуть голову в сторону и оценивающим взглядом небрежно мазнуть по собеседнику. Происходящее напоминает ей сцену из романтической комедии, где главную героиню нелепо пытаются склеить в баре шаблонными фразами, а она, дура наивная, ведется, как школьница. Вот только Портер не глупа и на подобные подкаты старается реагировать с иронией, не воспринимая всерьез.
— И где же вы были раньше, мистер Пунктуальность? — сейчас можно с особым изяществом ввернуть фразу, мол, ждала она у алтаря, а прекрасный принц коня потерял на переправе, вот и пришлось выскочить за первого встречного. И сказала бы, да только слишком уж эта фраза походит не на издевку, а истинное, пусть и не лишенное иронии, положение дел. Она лишь неопределенно ведет плечом вверх и поджимает губы, продолжая вслушиваться в слова мужчины. — И что, это правда работает? — в ее голосе нет издевки, лишь чистое любопытство. Представить, что кто-то всерьез воспринимает подобного рода фразы, ей сложно.
Она говорит себе, что не поведется. Портер ведь умнее той стайки девиц по правую сторону, что только и могут громко хихикать в надежде, что им купят выпивку и не заделают ребенка под дешевыми простынями ближайшего мотеля. А вот извлечь свою, совершенно не меркантильную выгоду, поборов одиночество и развеяв тоску, она может, к тому же кандидат уже нашелся. И, если уж быть совершенно откровенной, то он хорош собой — хуже ведь в любом случае не будет.
— Тогда скотч. Эту дрянь, — Лидия пальцем указывает на свой опустевший бокал, — пить невозможно, — она знает, что если отравится этим вечером, то на утро будет плеваться розовым с блестками. — Кстати, я Лидия, — пока что рано называть это знакомство приятным.

+1

4

Бар - отличное место для поиска компании на вечер. Здесь подвыпившие парни, ищущие развлечений, и одинокие девушки на охоте, стреляют глазками, сканируют пространство в ожидании подходящего объекта, и каждая в глубине души надеется и верит, что вот таким нехитрым способом в виде вселенского исключения встретит своего принца на белом коне. На деле же все обычно заканчивается, едва начавшись, после пары стопок текилы и быстрого перепихона, и то, если повезет. Джейкоб не раз уходил из этого облюбованного копами ближайшего участка бара, забросив руку на плечи очередной красотки, которую знал пять минут. И он не считал это чем-то неправильным или аморальным, каждый развлекается как умеет.
Подходя к девушке, на которую указал Салливан, парень был почти уверен, что ему не придется изощряться или даже стараться, чтобы она мысленно поставила галочку в графе "обаятельный и очаровательный". Он был чересчур вдохновлен атмосферой всеобщего обожания и уровень его самоуверенности достиг своего апогея. Впрочем, девушке, сидящей в одиночестве у стойки, много и не нужно: всего-то пара комплиментов, удачная шутка и как бы случайное прикосновение; если конечно она не лесбиянка или ярая феминистка, с такими уже сложнее. Судя по тому, как незнакомка окинула его оценивающим взглядом, интерес к девочкам сразу отпадает. Джейк довольно ухмыляется; он прекрасно знает, что его внешность уже дает ему половину успеха. Повезло, что тут скажешь, спасибо маме с папой, тренажерному залу в участке и умелому парикмахеру.
- Давал Вашему ухажеру возможность исправиться, - без запинки парирует парень, подыгрывая брюнетке, - чтобы уровнять наши шансы. - Тактика наглости и самоуверенности - его любимая, и работает больше, чем в половине случаев. Даже если она рассмеется Джейку в лицо, дальше следует подключить чувство юмора и дело в шляпе. Он смотрит на девушку с налетом самодовольной улыбки, бродит взглядом по ее лицу, чуть задерживаясь на губах, сверкающих влажным соблазнительным блеском. Ее забавляющееся выражение лица сменяется на серьезное, на секунду сбивая Эванса с толку. Он поджимает губы, стараясь сохранить невозмутимость, и на мгновение опускает глаза. Девушка не так проста, как он считал, и оттого ему становится интереснее продолжить. Его подкат не был секретом, но и такой прямоты брюнет не ожидал.
- Работает? - старательно изображая невинность, переспрашивает брюнет, поднимая на девушку полные наигранной искренности глаза, - не понимаю, о чем Вы. Я ведь совершенно без задней мысли, - правая рука ложится на грудную клетку для усиления эффекта, но на лице Джейкоба медленно расплывается улыбка, которую он уже не в силах сдержать под таким серьезным и одновременно чуть насмешливым взглядом девушки. Кажется, ему пора сменить подход, придется импровизировать. Он уже готов выдать какую-нибудь заумную фразу о психологии по Фрейду, раскладывая по полочкам реакцию незнакомки, но она опережает его, перечеркивая надобность в этом. Эванс подзывает официанта; его тут все знают, так что одного жеста хватает.
- Скотч для дамы, - произносит он, глядя на девушку. Сегодня ему достался интересный экземпляр. Иногда полезно получить некоторое сопротивление, чтобы приложить больше усилий, оттого победа покажется еще более сладкой. Эта девушка не была глупышкой или напыщенной кокеткой, она держалась так, словно позволяет ему находиться рядом, но в любой момент готова отшить. Сам факт, что она еще не утонула в глубине его очарования, подстегивал и стимулировал Джейкоба. - Неожиданный выбор. Обычно девушки здесь предпочитают более... женские напитки, - он кивает на дальний конец стойки, где две блондинки потягивают космо из соломинок, улыбаясь двум дуралеям, которые по всей видимости заплатили за их коктейли. Эванс переводит взгляд на пустой бокал, что брюнетка минуту назад вертела в руках, и усмехается, - Но, видимо, Вам они по вкусу не пришлись. - Не лесбиянка, но слегка попахивает феминизмом, хотя это лечится.
Бармен ставит перед девушкой стакан с золотистой жидкостью, которая без лишних слов уже записана на счет Эванса. Да, у него здесь открыт счет, как и у большинства его коллег, они тут часто зависают. Парень благодарно кивает бармену и возвращает внимание брюнетке, услышав ее имя. Уголок его губ приподнимается и он машинально отвечает: - Дин. - Джейк привык использовать свое второе имя в ситуациях, когда нежелательно светить настоящим. Он приподнимает бутылку и слегка ударяет нею о стакан в руках Лидии, салютуя. - Итак, Лидия, что еще расскажешь о себе, помимо любви к крепкому алкоголю? - он игриво ведет бровью и бросает беглый взгляд на столик, за которым сидят его коллеги и наблюдают за ними. - Три вещи характеризующие тебя, м?

+1

5

Её новый знакомый, чьего имени она пока не знала, определенно был хорош собой. Быть может, даже слишком: сочетание приятных черт лица, не лишенного лоска стиля и вкрадчивого голоса наверняка не раз играло ему на руку, позволяя без особых усилий заинтересовать любую красотку из бара, чтобы провести с ней ночь. Сомневаться в этом даже и не приходилось, ведь он явно не привык к отказам; в его взгляде так и читается излишняя самоуверенность, которой можно позавидовать. И уж определенно точно он не подошёл к ней ради бесед об искусстве эпохи ренессанса или чтобы предложить партию в скрэббл — может, не стоит лишать его приятного вечера и сразу сказать, что ничего не выйдет, не с ней так уж точно? Но её мобильный телефон по прежнему молчит, на дисплее не высвечивается фотография мужа, который, наверное, сейчас проводит время куда лучшее неё, и потому Портер не спешит оставаться в гордом (читай — унизительном) одиночестве.
— Как благородно, — Лидия усмехается, слегка покачивая головой, но взгляда не отводит. — Как жаль, что он неисправим, — в ней просыпается банальное любопытство, которое не позволяет отступить; девушке интересно, каким будет следующий шаг мужчины. Всё это откровенно забавляет её, успевшую за несколько лет замужества позабыть, что такое флирт. Да и почувствовать себя не просто собой, а почти что Кэтрин Хэйгл, будет даже полезно для самооценки, что за этот вечер успела понизиться на несколько пунктов, спасибо Дику. Что же, дамы и господа, Лидия Мэрин возвращается в высшую лигу! Пусть только и на сегодня.
— Конечно же, — она искренне смеется, развеселённая наигранной смесью удивления и возмущения, что сейчас так отчетливо видны на лице мужчины. Ей нравится, что он не спешит сдаваться и ретироваться в сторону "лёгкой добычи" — мужчины, не ищущие простых путей, всегда привлекали её внимание. Да и кому не польстит столь очаровательная (да-да, к чему отрицать очевидное — он и правда знает, что делает) заинтересованность?
Играть в недотрогу Портер не собирается. С наигранной наивностью хлопать ресницами, кокетливо накручивать на палец локон тёмных волос и играть роль смазливой глупышки — тоже, уж слишком это не по ней. Ведомая своим любопытством, она внимательно разглядывает мужчину, припоминает всё те же набившие оскомину программы о психологии и романтические комедии и пытается предугадать, что же случится дальше. Она выстроила в своём сознании границы допустимого, которые пересекать сегодня себе не позволила бы, и потому прекрасно знает, когда остановиться. То же касается и выпивки: ей прекрасно известно, что всевозможных цветов коктейли, бокалы которых украшенны бумажными зонтиками и лимонными дольками, бьют в голову куда быстрее, чем традиционные крепкие напитки, и потому выбирает привычный скотч.
— Я предпочитаю хорошие напитки, — поправляет она, подняв палец, и обхватывает поставленный перед нею стакан с янтарной жидкостью, покрывшей кубики льда. Её взгляд на короткий миг застывает на обручальном кольце; Лидия не одергивает руку и не пытается незаметно снять украшение, чтобы спрятать его в карман. Если её собеседник и правда решительно настроен добиться поставленной цели, то эта мелочь (если её можно назвать таковой) должна лишь только подстегнуть его. Скептически настроенная и замужняя — разве это не большой куш?
Он называет своё имя, и Лидия вздрагивает от неожиданности. Эй, Вселенная, это не смешно! Всё как будто бы нарочно напоминало ей о муже, в то время как он сам не мог вспомнить о её существовании — это слишком иронично и несправедливо. Портер чувствует ощутимый укол обиды, который только укрепляет её желание остаться здесь. В ее голове бегущей строкой прокручивается мысль "Fuck you, Dick!" (в данный момент Портер рассуждает как обиженная женщина, которая раскается в подобном позднее), и она поднимает свой стакан, чокаясь им с бутылкой Дина.
— О господи, — Лидия смеётся, понимая, как же всё это глупо и еще глупее смотрится со стороны. Будь здесь кто-то из её знакомых, то обязательно бы щёлкнул языком в недовольстве со словами "и при живом-то муже", но вот общественное мнение её сейчас волнует мало. Всё ведь в рамках приличий, которые не нарушены, а вот можно ли сказать подобное о её благоверном? То-то и оно. — Мы ведь не станем играть в "Я никогда"? — она не любит рассказывать о себе по той простой причине, что ей нечего сказать. Даже если отбросить типичные, присущие всем женщинам, комплексы, то в ней всё равно нет ничего особенного. Ведь если бы было, то сейчас она в одиночестве не коротала бы пятничный вечер в баре.
Мужчина не отводит от неё взгляда, выразительно поведя бровью в ожидании ответа. Лидия задумчиво прищуривается, покачивая стаканом, зажатым в ладони, и подбирает правильные слова. Её жизнь — цифры, где всё точно и предельно ясно; слова уж точно не ее конёк.
— Ммм, так, — она со стуком опускает стакан на стойку, хлопает по ней ладошкой и смотрит Дину в глаза. — Я смотрю глупые телешоу, но терпеть их не могу — это первое. Второе: обожаю собак, но не решусь завести. И третье... Черт, это сложно, — Портер посмеивается, качая головой, а потом победно щёлкает пальцами. — Я не знакомлюсь в барах. Что насчет тебя, Дин? — она намеренно выделяет его имя, стараясь привыкнуть к нему и не перепутать последнюю букву. А то получится неловко. — Нет, подожди, дай я угадаю, — она чуть отстраняется назад, откинувшись на стуле, и внимательным взглядом изучает мужчину. Теперь её хотя бы не обвинить в откровенном разглядывании — это ведь часть игры. — У тебя открыт здесь счёт, значит ты частый клиент. Либо живёшь, либо работаешь рядом. Знакомишься, предлагая выпить, однако сам пьёшь пиво — забыться не пытаешься и просто ищешь развлечений, — Лидия выдерживает задумчивую паузу, стараясь придумать третий аргумент. Ей нравится запоминать и подмечать мелочи, ведь ткнуть пальцем в небо может каждый, а вот попасть в яблочко благодаря собственной внимательности и смекалке не так уж и легко. — И ты всё ещё здесь, когда мог бы уже давно затащить в постель её, — она кивает в сторону блондинки, которая уже добрых несколько минут пожирает мужчину развратным взглядом. Просто беспроигрышный вариант, ей даже такси на утро вызывать не нужно будет. — Значит азартен и целеустремлен. Я угадала?

+1

6

Наблюдать за реакциями на лице девушки было интересно. Она держалась весьма достойно, не опускаясь до уровня на все готовых профурсеток, и не корча из себя снежную королеву высшего сорта. За их короткое общение Джейк смог бы сказать, что она не обладает большим опытом подобных знакомств, но даже ее интуитивные действия разжигают в нем интерес. Было в ней что-то, чего парень пока не разгадал, но точно знал, что какая-та особенность кроется за ее грустными глазами и приятным смехом. Ему всегда нравились женщины, способные не только заинтересовать, но и поддерживать этот интерес. Найти девушку, готовую прыгнуть в постель, не сложно, но с глупыми пустышками даже секс становится скучным и пресным занятием. Глядя на Эванса, сложно сказать, что он из любителей "а, поговорить", да это по сути и не так, но все же его требования входит такая способность.
Он улыбается в ответ Лидии и делает глоток из бутылки. Взгляд цепляется за золотой ободок на ее безымянном пальце и его брови на секунду подскакивают вверх от удивления. Замужем. Такого он не предусмотрел. Это конечно меняет дело, но не уменьшает его интереса к девушке. Он ни за что бы не подумал, что перед ним эдакая отчаянная домохозяйка, хотя это, возможно, и облегчит ему задачу. Если она в поиске приключений из-за надоевшей семейной рутины и вечно отсутствующего мужа, или даже специально ищет разрядки на стороне, чувствуя от этого особенный кайф, словно совершая что-то запретное. Джейк в своем роде спец по запретным плодам, но это не то, чем он стал бы хвастаться, если быть до конца честным. В любом случае он готов помочь дамочке развеяться, раз уж так сложилось, тем более, что она очень даже способна развлечь и его.
Стоило Эвансу назваться, как по лицу брюнетки пробежала тень. Неужели так очевидно, что он только что соврал? На мгновение в голове парня мелькает мысль, что Лидия - не просто девушка из бара, на которую, как пальцем в небо, ткнул Салливан. Может быть, ребята решили подшутить над самоуверенным коллегой и специально подослали ему подсадную утку, осведомленную о нем и его приемах. Он оборачивается на столик, где сидят его приятели, чтобы прочесть на их лицах насмешку и объяснение, но нет, они все так же с интересом поглядывают и подмигивают ему, науськивая. Значит, он ошибся и ее минутное замешательство никак не связано конкретно с ним.
- Нет, конечно, - фыркает Джейкоб, убедительно глядя на девушку, - для этого мы еще слишком трезвы, - со смешком добавляет он после небольшой паузы. Если бы он и хотел поиграть с ней, то в несколько другие игры. Хотя ему пока нравилась и та, которую они уже ведут, передавая друг другу мяч по очереди. Он задает вопрос, она отвечает, и наоборот. Брюнет ожидал услышать от Лидии что-то нетипичное в ответ, ведь уже успел убедиться, что она отличается от большинства девушек, с которыми он знаком. Она не скажет о колледже, который дал ей путевку в жизнь, или о марке любимых духов, уже впитавших запах в ее кожу. Это банально, об этом говорят все девушки, стараясь произвести впечатление, и чаще промахиваются, ставя перед собой неправильную цель. А может просто Джейкоб слишком завышает планку и его совсем не легко впечатлить. Он внимательно выслушивает ее ответ и молча кивает головой, выдерживая паузу, словно подготавливает вердикт для вынесения. Склоняется ближе к лицу девушки и тихо произносит: - Ну, третье, думаю, уже можно вычеркнуть из этого списка, - он был прав, считая, что такие знакомства не типичны для Лидии, но не думал, что она признается. Такая открытая и одновременно таинственная, будоражит фантазию.
Джейк открывает рот, чтобы ляпнуть "а я знакомлюсь в барах!", но брюнетка снова опережает его, окидывая взглядом с ног до головы. Он ухмыляется и ждет продолжения. В его голове непрерывно идет рассуждение на ее счет, но было бы интересно послушать, что сама Лидия думает о нем. Эванс был уверен, что она снова удивит его, и не ошибся. Она подметила мелочи и сделала разумные выводы. Не обязательно быть психологом для этого, просто иметь наблюдательность. Будь Лидия мозгоправом, то уже просканировала бы каждый его даже необдуманно брошенный ответ, заметила бы, как он поглядывает в сторону столика с несколькими любопытными мужиками, и поставила бы ему неутешительный диагноз, одарив пощечиной на прощание.
- Неплохо, - выдает он, одобрительно кивая, и одновременно не подтверждая ничего из сказанного нею. Не для того, чтобы казаться таким таинственным и притягательным, а просто потому, что чем меньше подробностей она знает о нем, тем лучше. Это ведь просто игра. По крайней мере начиналось, как игра. Она продолжает высказывать свои наблюдения, указывая на какую-то девушку, с которой он якобы мог замутить вместо нее. Джейк бросает взгляд через плечо и встречается глазами с блондинкой, которая тут же машет ему пальчиками. - Привет, Венди, - бросает он и подмигивает ей, тут же возвращая внимание Лидии с довольной ухмылкой на лице. Могло сложиться впечатление, что он уже спал этой доступной, по ее мнению, блондинкой, и Эванс не станет ее переубеждать. Хотя на самом деле Венди - девочка по вызову, работающая в его районе, и они иногда пересекаются по своим делам, но брюнетке этого знать не обязательно. - Затащить? В постель? Как грубо, - насмешливо парирует Джейк, неодобрительно качая головой и прицокивая языком. Он смеется, хотя Лидия совершенно права. Он мог бы не тратить на нее свое время, поддавшись более простым радостям жизни, но он слишком упрям и тщеславен, чтобы отступить сейчас. Да и не хочется ему этого делать. Джейк выставляет ладони вперед, смеясь. - Виновен, - пожимает он плечами, сознаваясь в своих так точно названных Лидией пороках. - А ты наблюдательная, - озвучивает он очевидное и прищуривает глаза, - Ты случайно не коп? - внезапно выдает Джейкоб и в шутку, и чтобы убедиться.

+1

7

Происходящее откровенно забавляет Лидию, привыкшую коротать вечера либо перед телевизором с коробкой мороженого в руках и остывшим чаем на кофейном столике, либо в шумных компаниях друзей семьи, которые с радостью обсасывают каждую сплетню, как голодный пёс кость, и потешаются над чьими-то неудачами и промахами. Настоящих подруг, которые разделяют её увлечения и не раздражают своей постоянной глупой болтовнёй, у Портер нет: приехав в Сакраменто, она смогла обзавестись лишь парочкой хороших знакомых и найти общий язык с некоторыми из своих коллег, но никто из них не был подходящей компанией для распития алкоголя в баре и увлекательных бесед. Зато Дин прекрасно подходил на эту незамысловатую должность, сумев в считанные минуты привлечь ее внимание и заинтересовать незаурядностью собственной персоны. Лидия, конечно же, успела с первых же фраз повесить на него ярлык неисправимого ловеласа, ищущего развлечений на вечер и выискивающего лёгкую добычу, но немногим позднее лишила его этого нелестного звания, переведя в ранг просто интересных собеседников.
— И я всё же надеюсь таковой и оставаться, — девушка посмеивается, делая глоток из своего стакана, и убирает мешающие пряди волос за ухо, проверки ради как бы невзначай показывая мужчине на кольцо на ее пальце. Она не сомневается, что он уже его увидел, но убедиться в этом еще раз не будет лишним — ей не хочется давать ему ложных надежд, потому что всё, на что "Дин из бара", как она его про себя уже окрестила, может рассчитывать, так это на беседы по душам и один, максимум два, распитых стакана чистого скотча. Не больше. Портер уже сейчас пытается придумать, как лучше добраться до дома; наверное, проще и быстрее поймать такси, чтобы домчаться с ветерком и успеть застать всё еще пустую квартиру и одиночество комнат ("И еще раз fuck you, Dick!"). Впрочем, покидать бал еще рано, ведь до полуночи ой как много времени!
— Что ж, осталось купить щенка и полюбить шоу Опры. Тогда моя жизнь наполнится особым очарованием и смыслом, — она отшучивается, понимая, что единственный смысл её жизни на данный момент — это предстоящий ремонт, которым она вынесла мужу мозг, пока тот наконец не махнул рукой, давая ей добро на перекрашивание стен и замену паркета. Она думала, что может смена обстановки внесет в их жизнь какую-то новизну, но пока единственным изменением были лишь забившие кладовку до самого потолка банки краски и образцы их же, раскиданные по всем горизонтальным поверхностям. Да уж, что ни говори, а сказок в реальной жизни не бывает, так что после свадьбы не всегда ждет лишь "долго и счастливо".
Она делает предположения, затеяв эту маленькую игру в детектива чисто от скуки. Ей не столько хотелось проверить свои дедуктивные способности, сколько узнать, что же из себя представляет этот самый Дин, так непринужденно подхвативший разговор и не спешащий уходить. Портер выжидающе смотрит на него, ожидая вердикта, и перебирает пальцами по поверхности стойки. Он ограничивается ответом настолько расплывчатым и неопределенным, что трудно понять, сколько очков она заработала. Портер разочарованно закатывает глаза и позволяет себе небольшую вольность, шутливо ударяя мужчину в плечо кулачком.
— Ну давай, скажи, сколько попаданий в яблочко я совершила? — нетерпеливо проговаривает она, поднося стакан к губам и делая глоток, который тут же просится наружу после того, как Дин приветствует упомянутую ею ранее блондинку. Лидия, поперхнувшись от неожиданности, кашляет в кулак и поднимает на мужчину взгляд, чтобы поморщиться и покачать головой, мол, плохой у тебя вкус, дружище. — Отлично, значит кое-что я всё же угадала, — подытоживает она для себя, не собираясь уточнять, что же именно. Они ведь не закадычные друзья, да и вообще знакомы всего ничего, еще слишком рано упрекать его в неразборчивости и говорить,что на его месте обязательно сходила бы на прием к врачу — эта самая Венди совсем не производила впечатление скромницы из церковного хора.
— Ох, простите мне мою грубость, — Лидия прикладывает ладонь к груди, сокрушенно качая головой, и довольно улыбается. — Я хотела сказать "пригласить на вечерний променад в горизонтальной плоскости", — дружелюбно посмеиваясь, произносит она, и вдруг принимает задумчивый вид, приложив палец к губам. — Ладно, про плоскость забудь, но променад со счетов не списывай, — смутившись и залившись краской, добавляет она, решив, что мужчины, ищущие мимолетных связей, не всегда терпят аж до самой постели, облюбовав первую же встретившуюся на пути поверхность. Портер вновь берет в руки стакан, покручивая его и разглядывая почти растаявшие льдинки; долго смотреть в глаза своему новому знакомому она не решается, дабы он не счел это ненароком за флирт.
— Не-а, — на ее губах вновь появляется открытая улыбка, а в глазах появляются задорные огоньки. — Я из федералов, — отвечает она, беззаботно пожимая плечами, и изучает изменения в лице мужчины. — Шучу. Просто на рождественских каникулах сериал про Шерлока смотрела, — и это сущая правда. Она, конечно, могла бы именно сейчас ввернуть, что знакомые копы у нее все-таки есть и с одним из них она даже спит, но эту информацию лучше придержать при себе. И вовсе не потому, что звучит она несколько пошло, а потому что вспоминать об этом ей сейчас совершенно не хочется. — Работаю в мэрии, веду подсчеты и знаю назначение всех кнопок калькулятора, — Лидия усмехается, понимая, что никак иначе и не скажешь. Её работа ею хоть и любима, но напрочь лишена всякой романтики. — А ты? Но угадывать я больше не буду, так что признавайся.

+1

8

Общение с Лидией, а это было именно общение, потому что вышло за рамки традиционного подката уже после второй фразы, можно было назвать отличным окончанием не слишком хорошего дня. Джейк даже рад, что выбор Салливана пал именно на нее, может, он выставит ему пару пива за такую удачную случайность. То, что должно было быть просто попыткой подцепить одинокую цыпочку, превратилось в полноценную беседу с легким юмором, непринужденными разговорами и налетом флирта, куда же без него, раз он то целью и был. Никаких томных взглядов и пошлых подмигиваний, двусмысленных фразочек или предложений прямым текстом, оставим это для горе-пикаперов и наивных провинциалок, что попивая "секс на пляже", считают, что это делает их заведомо желанными.
Повезло же кому-то с женой, - пролетает в голове Эванса, а девушка, как будто прочтя его мысли, вновь светит обручальным кольцом у него перед носом, на случай, если парень вдруг раньше не заметил. Заметил, спасибо. Он принимается делать предположения и представлять, кто может быть мужем такой, как Лидия. Наверное, какой-нибудь безумно занятый бизнесмен или врач, пропадающий на двойных сменах в госпитале. В любом случае, по всей видимости, он не уделяет жене достаточно внимания, раз она сидит в баре одна и не пытается уйти от общения с незнакомцем, намерения которого, как она давно уже поняла, далеки от чистых. Джейкоб уже недолюбливает ее благоверного, хотя не знает о нем ровным счетом ничего.
- Оглянись, - со смешком произносит Эванс, склоняясь к девушке, чтобы их лица были на одном уровне, - ты в баре. Отсюда никто не уходит трезвым. - Он игриво дергает бровями и хитро улыбается. Нет, он не собирается споить Лидию и воспользоваться ее уязвимым положением, даже у такого засранца есть свои принципы и кодекс чести. Но в очередной раз подшутить над девушкой это ему не мешает, тем более, что увидеть ее выражение лица, стоило того. Джейк довольно смеется и облокачивается локтями о стойку, становясь к ней спиной. Весь бар, как на ладони. - Собака - это здорово, по-моему, - комментирует он. У него самого никогда не было питомца, но по правде говоря, Джейкоб тоже всегда хотел завести пса, но как-то не срослось. - А вот с просмотрами шоу ты завязывай, - он хохочет, искоса насмешливо глядя на Лидию. Он не скажет ей, что такие программы смотрят только домохозяйки, которым больше нечем заняться, ведь она вполне может быть одной из них и получится как-то некрасиво. Хотя в его голове все еще не увязывался образ Лидии в фартуке за белым заборчиком и минивеном в гараже. - Может, я как-нибудь свожу тебя в кино, - как бы невзначай бросает Эванс, смотря куда-то в толпу новоприбывших посетителей, толпящихся у входа, - Чтобы ты увидела что-то кроме рассуждений о борьбе с низкой самооценкой и методах похудения к пляжному сезону, - фразу завершил презрительный смешок. Он никогда не понимал, почему люди смотрят такое, или читают книги о самопознании. Либо он слишком умный для такого, либо наоборот.
А вот Лидия не только наблюдательная, но и любопытная. Ее не устраивает неопределенный ответ Джейкоба по поводу ее дедуктивных способностей, которыми она блеснула во всей красе, перечислив предположения по поводу фактов о личности парня. - Выходит среди нас не только я азартен, - с довольной улыбкой парирует он, глядя в блестящие от нетерпения глаза девушки. Конечно, ей больше интересно, насколько она права, чем правда ли это, что даже слегка задевает его. - Скажем так, - Эванс натягивает задумчивый вид, на деле стараясь ответить как можно более расплывчато, но удовлетворительно, - ты расстреляла яблочко вдребезги! Шерлок гордился бы тобой. - Он смеется, не заостряя внимание на том, что по сути так и не ответил на ее вопрос. Да и к чему? Ей ведь не требуется подтверждение тому, что он здесь ради развлечения, это и так ясно. И что-то подсказывает Джейку, что такую девушку не впечатлить полицейским значком, так что пусть и это останется небольшой тайной, не несущей никакой ценности в данный момент. Лидия же напротив без утайки рассказывает ему о себе, словно они знакомы не десять минут. Ее неопытность в подобных знакомствах даже кажется милой, хотя парень отмечает про себя, что ей стоило было бы быть более осторожной в том, что и кому она говорит. Эванс повидал множество таких случаев на работе, он не хотел бы, чтобы Лидия попала в подобные неприятности. Еще один минус в копилку ее супруга, оставившего жену совсем одну вечером, позволяя проводить время в баре без присмотра.
- Все? Ничего себе! - с восторгом отзывается Джейк, хотя на самом деле понятия не имеет, какие там на калькуляторе еще кнопки есть помимо набора цифр и плюса с минусом. Но видимо это реально круто, раз девушка посчитала это достойным хвастовства, пусть и в шутку. - И там вы устраиваете пром... ну эту штуку с "лимонадом", без горизонтальных поверхностей? - Тема поверхностей ему как раз более знакома, чем светская жизнь, но и с буднями мэрии он косвенно знаком. В этом городе как раз верхушка ворочает самыми мощными делами, тесно сотрудничая с полицейским департаментом, что собственно ни у кого никаких подозрений не вызывает, все продумано. Лидия конечно к этому отношения не имеет, стоит взглянуть на нее и это сразу ясно. - Я, ммм... - признание - это не то, к чему готов Эванс. Он бросает взгляд на все тот же столик, за которым восседают его коллеги, уже почти потерявшие интерес к его представлению. Парню не хотелось бы, чтобы они каким-то своим действием выдали его, но и признавать, что девушка его заинтересовала, тоже. Так что он видел только один выход. - Может уйдем отсюда? - вдруг предлагает он брюнетке. Даже, если между ними ничего не будет, он снова сможет сочинить яркую байку для Салливана, а они, увидев, как он уйдет вместе с Лидией, не станут сомневаться в его рассказе. - Просто уйдем, - добавляет он, как бы объясняя, что его предложение не имеет ничего общего с чем-то непристойным. Хотя там, как дальше пойдет.

+1

9

Лидия не нарушает правил и не знакомится в барах. Она, как и полагается замужним дамам, родившимся в Алабаме, может побаловать супруга теплой выпечкой, горячим супом и жарким сексом. Вот только ему это, кажется, совершенно не нужно, и потому миссис Портер сейчас перебирает ногтями по столешнице и с очаровательный улыбкой на губах смотрит на мужчину, чьи намерения ясны, как безоблачное небо. И даже тот факт, что он может прямо в эту минуту похоронить все свои надежды, ведь ничего из столь им желанного ему сегодня не достанется, не от нее так уж точно, не прибавляет морали ее образу, опороченному скотчем с двумя кубиками льда.
— Не надо приравнивать меня ко всем. Я знаю свою меру, — приподняв уголки губ, Лидия салютует мужчине стаканом и делает глоток обжигающего горло алкоголя. Недооценивать скотч просто непозволительно: просить бармена наполнить ее бокал вновь она уж точно не станет, разве что не потеряет здравый рассудок в течение последующих пяти минут и не решит заработать утреннее похмелье. Ей ведь еще домой добираться и строить из себя примерную женушку, что дожидается своего благоверного до последнего и не закатывает истерик, ведь он вновь "работал всю ночь". Ага, как же, если Дик и трудится в поте лица, то явно не над отчетами, а сексапильной красоткой. И обязательно голубоглазой блондинкой с ногами от ушей и грудью третьего размера — не будет же он выбирать себе любовницу по ее образу и подобию. Всё это, конечно, лишь только догадки, основанные на разговорах обманутых коллег и мыльных операх. Но внушить себе плохое, навесив на себя любимую ярлык великой мученицы и обиженной жертвы, почему-то проще, чем попытаться найти всему логичное оправдание.
— Здорово, да, — задумчиво протягивает Портер и потирает лоб, пытаясь вспомнить, почему же она до сих пор не обзавелась столь желанным питомцем. Ах да, конечно же, на это ведь совсем нет времени — кажется, именно так года два назад сказал Дик, одной лишь фразой пресекая все разговоры о детях, которые она с тех пор даже и не начинала. Сейчас может показаться, что она полная идиотка, если терпит и не собирает чемоданы, требуя развода. И, может, так оно и есть, но Лидия, большую часть своей осознанной жизни наблюдавшая за идеальным браком родителей, и мысли подобной допустить не могла и считала, что им просто нужно время. Как знать, может некогда полыхавшее между супругами пламя страсти вновь разгорится, должна же остаться между ними хоть какая-то искра. — Но хлопотно, — она и сама уже верит, что приобретение собаки обернется лишь новыми заботами, прибавившись к тем, что уже имеются. — Да, надо бы, пока мне не начала сниться Эллен, — голубоглазая блондинка, кстати. И плевать, что лесбиянка и в браке, Портеру же кольцо на пальце не мешает! Наверняка в глазах Дина она сейчас представляется эдакой скучающей домохозяйкой, чья жизнь настолько скучна и уныла, что приходится следить за чужой драмой на экране телевизора и обреченно вздыхать. Отчасти так оно и есть, но часть эта все же меньше, чем может казаться. Но какая разница, что подумает о ней парень из бара, с которым они никогда больше не увидятся?
Загвоздка лишь в том, что её и правда по каким-то необъяснимым причинам волнует его мнение. Быть может, все дело в том, что ей давно не было так легко с кем-то, а они ведь знакомы всего ничего. Или в том, что ей все же не хватает мужского внимания (fuck you, Dick, в третий раз), а сейчас она в нем купается, как Клеопатра в молоке. Отрицать приятную составляющую этого знакомство трудно. Еще труднее не признать, что Дин чертовски хорош. И не будь она замужем, зато чуточку доступнее, то не раздумывала бы ни минуты, соглашаясь на что угодно. И на "променад" в том числе. Хотя и кино тоже сойдет.
— Это что, новый тип волонтерства? Спасение жертв телевидения серьезным кинематографом? — знаете что, мистер как-вас-там, не вы один умеете давать неопределенные ответы. Она не соглашается, но и не отказывает, понимая, что это скорее всего лишь очередной подкат. Попытка привлечь ее внимание и растопить сердце. Хотя нет, скорее уж склеить. Этот разговор напоминает ей игру в пинг-понг: вопросы чередуются с ответами, легкое чувство азарта подогревает интерес, но борьбы за чемпионский кубок нет — они лишь наслаждаются моментом, который может продлиться как еще пять минут, так и пару часов.
— Меня вряд ли можно назвать азартной в полной мере этого слова. Так, скорее весьма заинтригована. А, ну и наблюдательна, конечно же, — ей льстит признание ее дедуктивных способностей. Да что там, ей льстит уже просто тот факт, что из всех легкодоступных женщин в этом баре его выбор пал на нее, и теперь они говорят на равных, а не как обольститель и жертва его фраз.
— Все до единой, — Лидия, изображая притворную гордость своей персоной, ведет плечом вверх и довольно усмехается, после чего коротко смеется. — О да, начальство любит эту "штуку с лимонадом", — Портер рисует в воздухе кавычки, — и пожестче. Имеет только так. Особенно в конце месяца, — друзья семьи-точнее-Дика непременно нашли бы эту фразу возмутительно пошлой. Конечно, куда столь изящному сравнению тягаться с каждый раз повторяющейся шуткой про вагину, которую человеку с количеством извилин больше одной уж точно не понять.
Лидия заинтересованно ожидает ответа на свой вопрос, пусть и маскирует это за изучением собственного телефона, оповестившего о новом сообщении. Огонек надежды загорается в ее глазах и тут же тухнет, когда на экране появляется сообщение от оператора, предлагающего подключить новую и совершенно бесполезную услугу. За этим мимолетным расстройством она и не замечает, что ее новый знакомый смотрит куда-то в сторону, и даже не слышит, как он уклоняется от ответа. Снова. До нее доходит лишь следующая его фраза, которая для такой расстроенной девушки, как Портер, по уровню возмутительности и недопустимости приравнивается к предложению подышать свежим воздухом. А завершенная фразой с упором на слово "просто" (то есть тем, что сразу развеивает все ее подозрения) и вовсе кажется не только безобидной, но и правильной.
— Да, пошли, — рассеяно бросает она, соскальзывая с высокого стула. То ли каблук подкосился, то ли все же скотч, смешанный с выпитым прежде коктейлем, дал о себе знать, но на какой-то момент горизонт начинает крениться набок, а Лидия рефлекторно хватается за руку мужчины. Этот тактильный контакт длится всего лишь секунду, но этого достаточно, чтобы по телу прошел разряд тока. Портер сжимает пальцы в кулачок и выпрямляется, растянув губы в извиняющейся улыбке. Она послушно движется вслед за мужчиной, на ходу накидывая пальто, и выходит за дверь бара. — Куда теперь? Ой, подожди, мне звонят, — она подносит телефон к уху и слышит голос мужа, что извиняющимся тоном просит не ждать. Как предсказуемо, аж противно! Она лопочет в трубку столь же ожидаемое и неоригинальное "да-да, конечно" и обрывает звонок, задумчиво прикусив губу. В ее голову приходит идея из разряда очень плохих, но, черт возьми, сегодня так распорядилась судьба. — Так что обычно происходит потом? Ну, когда она уже на все готова, вы идете в?... — Лидия дожидается честного ответа и пожимает плечами. — Тогда пошли. Надеюсь, тут недалеко. У меня руки замерзли.

+1

10

Честно говоря Джейкоб не думал, что девушка согласится, да еще и так быстро. Она вела себя так, словно не настроена на больше, чем просто болтовня за бокальчиком скотча с примесью легкого флирта, но вдруг резко изменилась в лице, бросив взгляд на телефон. Парень быстро скрыл удивление, отразившееся на его лице, заменив его выражением уверенности в своих действиях, что для него так же привычно, как дышать. Лидия изящно соскальзывает со стула и тут же теряет равновесие, хватаясь на его руку, чтобы не упасть. Эванс машинально подхватывает ее, удерживая на месте. Она не кажется пьяной, может, просто оступилась, бывает. Впрочем, этот телесный контакт не остался незамеченным, пропуская легкий разряд электричества по его телу.
- Все в порядке? - переспрашивает он, заглядывая девушке в лицо с высоты своего роста, и получив утвердительный ответ и смущенную улыбку, провожает Лидию к выходу, попутно застегивая курку. Джейк притормаживает у самого выхода, открывая перед брюнеткой дверь, не забыв бросить взгляд своим товарищам напоследок, салютуя им двумя пальцами от виска прежде, чем выйти на улицу вслед за девушкой. Нетипично холодная для их местности зима встретила молодых людей легким морозом, отчего изо рта моментально шел пар на выдохе. Парень останавливается практически на пороге заведения, на самом деле не зная, что делать дальше. Он хотел увести Лидию из бара, где за ними наблюдают его коллеги, но куда дальше, чтобы не спугнуть и не обидеть ее?
Девушка снова достает телефон и отвечает на звонок. По ее короткому разговору не ясно, с кем она говорила, но понятно одно - этот разговор не принес ей ничего приятного, на ее лице залегла тень, а в глазах поселилась еще более глубокая грусть. Джейкоб мог бы спросить ее, в чем причина, но они не друзья, даже не знакомые, к чему лезть в ее дела и забивать себе этим голову? Девушка переводит на него свой взгляд, наполненный теперь какой-то странной уверенностью. [float=left]http://savepic.net/6570636.gif[/float]Ее дальнейшие слова и вовсе заставляют брови Эванса взлететь вверх от удивления. Чем дальше, тем чудесатее, как говорится. Лидия определенно не из тех, кто практикует свидания на одну ночь. Если в начале он подумал, что она всего лишь скучающая женушка, ищущая острых ощущений в пресном браке, то после короткого общения парню стало ясно, что это не так. Она знает себе цену и имеет определенные границы, она не бросается в омут с головой. Но, видимо, сегодня она решила действовать иначе.
Джейк подходит ближе, останавливаясь в полушаге от брюнетки. Он не станет спрашивать, уверена ли она, рыбак ведь не спрашивает, хотела ли рыбка попасть на крючок. Ему хотелось воспользоваться этим ее вспыльчивым решением, хотя, скорее всего, позже она пожалеет о нем, но это уже будут не его проблемы. Всего лишь одна ночь с девушкой, с которой Джейк действительно хотел бы ее провести не из похотливых соображений и не ради еще одной зарубки на спинке своей кровати, а просто потому что она ему нравится. Он растягивает губы в полуулыбке, не планируя становится откровенным и рассказывать Лидии во всех красках каждый свой использованный ранее ход. - Идем, - просто говорит Эванс, не отвечая ни на один из поставленных вопросов. Берет девушку за руку, собственнически и не стесняясь этого; она уже толкнула его в этом направлении, так что чего уж теперь церемониться.
Как раз на днях один из приятелей Джейкоба по колледжу уехал на стажировку по работе, оставив ему ключи от квартиры на всякий случай. Удачное стечение обстоятельств. Парень не хотел вести Лидию в мотель, это пошло, ему не хотелось словно осквернять ее подобным действием, приведя туда, где возможно с час назад развлекались какой-то сексоголик и проститутка. А в его квартиру по понятным причинам вход тоже воспрещен. Так что он уверенно шагает в сторону дома приятеля, теребя ключи в кармане куртки.
- Проходи, - бросает он, отперев дверь и включив свет в прихожей. В квартире идеальный порядок, если бы Лидия знала Джейка ближе, то сразу бы догадалась, что это не его жилище, потому что его собственные "апартаменты" больше похожи на берлогу, куда он приходит помять подушку пару часов и почистить зубы. Он поворачивается, чтобы помочь девушке снять пальто. Она, наверное, считает, что он готов пойти на любые ухищрения, лишь бы трахнуть ее. Иначе с чего бы вдруг эти манеры и любезности. Может оно и так. Девушка застывает в коридоре, скорее всего ее уверенность пошатнулась. Эванс медленно подходит к ней со спины и убирает волосы с шеи, легко касаясь губами оголившейся кожи. Даже он почему-то волнуется. Он разворачивает Лидию лицом к себе, касаясь пальцами ее лица. - Ты красивая, - шепчет ей Джейк, лишь констатируя факт, и наклоняется, чтобы поцеловать ее в губы. Он быстро отрывается от нее, заглядывая в ее смущенные глаза. - Так почему ты тогда была в баре одна? - Эванс не собирался спрашивать. Он не хочет слушать истории о ее невнимательном муже, семейном психологе и ремонте кухни, для которой благоверный не потрудился даже выбрать цвет краски вместе с ней. Но этот вопрос не давал ему покоя. Как можно было оставить такую девушку в одиночестве?

+1

11

Принятое решение не было обдуманным, хорошо взвешенным и построенным на логичных основаниях. Лидия, вопреки своим привычным моделям поведения, совершала поступок, о котором рано или поздно обязательно пожалеет, но сейчас, охваченная справедливым чувством обиды и маниакальным желанием отыграться, она не думала о том, как низко падет в глазах Дина и, что куда важнее, в своих собственных. В справедливость жизни верить Портер перестала минуту назад, когда поняла, что все ее попытки быть идеальной женщиной для любимого мужчины имели смысл лишь для нее одной, в то время как ее супруг успешно увлекался кем и чем угодно, но только не ее персоной. И сейчас ей, не взиравшей на голос здравого смысла, хотелось одного — забыться.
Дин берет ее за руку, ведя за собой; Лидия послушно идет рядом, фокусируя мысли на тепле его ладони, и старается не думать о том, что она нарушает данную у алтаря клятву, делая каждый шаг, оставляющий бар позади и ведущий в сторону чужой квартиры. Девушка старается не думать о том, сколько таких же отчаявшихся, брошенных, наивных, глупых или просто страждущих развлечений женщин побывало там до нее. Она может оправдать свой поступок. Если уж не совсем, не совершенно и полностью, то хотя бы ровно настолько, чтобы приглушить голоса совести и здравого смысла хотя бы на эту ночь, чтобы согреться в чужих руках, затерявшись в простынях, купленных не ею, и не концентрировать свое внимание на гнетущем одиночестве, коим женщина ее положения довольствоваться не должна бы.
Ключ с легкостью проворачивается в дверном замке, что срабатывает с приглушенным щелчком, и дверь распахивается, впуская в коридор темной квартиры полоску света от лампочки, озарявшей лестничную клетку медово-желтым. Лидия колеблется, нервно покусывает губу и судорожно выдыхает; сомнения атакуют ее разум сильнее прежнего, давая шанс одуматься, прийти в себя и не натворить глупостей, совершая непоправимую ошибку. Счет идет на секунды. Еще не поздно изменить свое решение, извиниться перед Дином за ложные надежды, которые она дала ему своими словами и действиями, и поехать домой, потому что так будет правильно. Но в голове вновь звучит сухой тон супруга, отмахивающегося от нее, как от назойливой мухи, и это развеивает все сомнения — Портер перешагивает порог, цепляясь пальцами за узел пояса своего пальто, и окидывает коридор растерянным взглядом. Она ожидала увидеть нечто совсем иное. В ее представлениях подобные Дину парни разбрасывают свои вещи по всей квартире и убирают лишь оставленные своими пассиями трофеи; здесь же было чисто, как в операционной, и как-то уж слишком уютно. Она даже на какой-то момент почувствовала прилив гордости, сочтя себя особенной — вряд ли сюда приводят каждую девицу, готовую раздвинуть ноги перед первым встречным. Эта же мысль и согнала этот налет воодушевления, вернув ее в исходное паническое состояние.
Лидия подрагивающими руками расстегивает пуговицы пальто, вручая его мужчине, и замирает, не зная, как вести себя дальше. Всё бывает в первый раз, и эта ситуация как раз из рода таких, дебютных, оттого и волнительна. Глупая, глупая Лидия, ну вот зачем?! Надеяться на благочестие того, кого знаешь меньше часа, не просто наивно, а крайней глупо. Верить, что после всего сделанного, ей предложат ограничиться чашкой чаю, а после подвезут до дома, доставляя в лучшем виде, и вовсе было бы верхом идиотизма. Она же знала, на что шла, верно? Так почему же убедить себя в правильности выбора так сложно? Ей нужно выпить, чтобы унять тревогу. И лучше, если это будет не успокоительное, а что-то покрепче.
Дин неспешно подходит к ней сзади, касается губами ее шеи и посылает по телу разряды импульсов, от которых все ее тело напрягается, но вовсе не от скованности и неуверенности в своих действиях. Лидия прикрывает глаза и шумно выдыхает, отпуская все мысли, что сейчас лишь только мешают, стараясь пробить брешь в броне ее самовнушения. Она послушно разворачивается к мужчине лицом, смотрит в его глаза и облизывает пересохшие от волнения губы. Он, скорее всего, воспринимает это как призыв к действиям (а может лишь следует своим отточенным до совершенства приемам, зная, когда и в какую минуту накалять атмосферу), накрывая ее губы своими. Портер отвечает на этой поцелуй скорее машинально, пока еще не слишком понимая правил этой игры, но ее ладони опускаются ему на плечи, будто так и должно быть. Войти во вкус она так и не успевает, все еще растерянно глядя на мужчину, когда тот отстраняется. Она ждет, что сейчас он рассмеется. О да, его жалости ей как раз не хватало — наверняка он видит в ней существо настолько жалкое, что хочется чмокнуть в макушку и укрыть пледом. Но она ведь шла сюда совершенно не за этим! Давай, Лидия, соберись.
— Может, я искала кого-то вроде тебя, — произносит Портер, улыбнувшись, и подается вперед, целуя мужчину. Ее пальцы осторожно высвобождают пуговицы его рубашки из петель, а все волнение постепенно затихает, теряясь в ощущениях куда более приятных. И теперь она не думает даже о чувстве обиды, желании мести и уж тем более о муже.

+1

12

Планы Эванса набирали обороты прямо на глазах. Когда он шел по направлению к незнакомой пока брюнетке, одиноко потягивающей коктейль у стойки, то не думал, что закончится это все здесь, и так. Вопреки, скорее всего, сложившемуся у Лидии впечатлению, Джейк не тащит каждую девицу, с которой знакомится, в постель, даже если они сами вешаются ему на шею, особенно в этом случае. Парень по натуре охотник и его больше привлекает сам процесс, а конечный результат уже как приятный бонус, задумывавшийся целью. И Лидия не та девушка, с которой проводишь ночь и забываешь; она из тех, кого нужно холить и обожать, водить на свидания и покупать цветы, не потому что она того требует, а потому что достойна внимания. За всю жизнь Джейкоб лишь нескольким женщинам мог повесить такой ярлык качества, что по его меркам делает новую знакомую уже особенной. Но факт того, что девять шансов из десяти, что они больше никогда не увидятся, так и оставшись "Дином из бара" и "Лидией-замужней", подстрекал его поторопить события и не упускать возможности оставить на память более приятные воспоминания.
Парень смотрит брюнетке в глаза и видит свое отражение в ее расширенных от возбуждения зрачках. Она тяжело и учащенно дышит, все еще безмолвно решая, как ей поступить. Если бы Лидия сейчас заявила, что передумала, он не стал бы уговаривать ее и сам вызвал бы для нее такси. Но она кладет руки парню на плечи и в ее взгляде загорается прежняя уверенность, как там, на пороге бара. Джейк снисходительно улыбается в ответ на ее слова. Если бы он был хоть чуточку милосерднее, то сказал бы Лидии, что она совершает ошибку, что ей не стоит связываться с таким парнем, как он. А с другой стороны, может, она и права. Более идеального кандидата на роль мимолетного развлечения без обязательство и последствий ей не найти. Девушке, можно сказать, даже повезло, что к ней подкатил именно он, а не какой-нибудь аморальный тип без принципов и совести.
- Ну, вот и нашла, - успевает произнести Эванс прежде, чем губы Лидии обрушиваются на его рот. Он чувствует легкое касание ее пальцев у себя на груди, расстегивающих пуговицы рубашки, и парень быстро стягивает куртку с плеч, отбрасывая ее куда-то в сторону. Его руки обхватывают девушку за талию, напирая на нее, пока ее спина не упирается в стену так резко, что воздух рывком выбивается из ее легких, на мгновение разрывая их поцелуй, что становился все более страстным. Джейк успевает заглянуть в ее глаза и увидеть в них тот же огонь желания, что горит в нем самом. Одним движением он стягивает с Лидии тонкий свитер, растрепав ее длинные волосы, находящиеся теперь в сексуальном беспорядке. Он убирает один локон, упавший ей на лицо, и вновь прижимается губами к ее губам, проводя пальцами вдоль позвоночника, опускается ниже, оставляя дорожку влажных поцелуев на ее шее, пока девушка лишает его рубашки.
Это просто секс, но Джейкоб уже чувствует, что с ней все будет иначе, чем с другими. Скажи он это вслух, Лидия не поверила бы, сочтя, что он говорит такое каждой, но это чистая правда; она словно расширила спектр его ощущений и эмоций, раскрывая знакомые вещи с другой стороны. Он переплетает свои пальцы с ее и поднимает руки над головой, пригвоздив их к стене, продолжая целовать ее шею, опускаясь все ниже, к плечу и тонкой лямке бюстгальтера, попутно стягивая ее вниз. Скользит руками по ее талии, бедрам, слегка сжимая в ладонях аппетитный зад и резко приподнимая ее так, чтобы она обхватила его ногами.
- А теперь сыграем в "Я никогда.."? - часто дыша, спрашивает Лидию молодой человек, чуть отклонившись назад, чтобы видеть ее лицо. - Я никогда... - он наклоняется, целуя ее предплечье, - не делал этого в такой позе. - Эванс хитро улыбается, игриво подергивая бровью. - Или ты уже поменяла отношение к горизонтальным плоскостям? - Он не дожидается ответа девушки, удерживая ее навесу, толкает дверь в спальню. Наверное, спальню. Джейк не был в этой квартире уже давненько, так что успел позабыть планировку. Но он не ошибся и через пару метров уперся коленями в бок широкой кровати, аккуратно, как и все в этом доме, застеленной темным покрывалом. Парень опускает брюнетку на матрас, тут же сливаясь с ней в очередном поцелуе. Сегодня они оба получат то, что хотят, а завтра... завтра будет завтра.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » brand new cure for lonely