Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » нет деленья на чуждых


нет деленья на чуждых

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

STARRING:
Eleanor Salinger and Sebastian Underwood
20/05/2015

STORY:

Люди встречают друг друга на пути по разным причинам: знакомятся на работе, воют за последнее место в автобусе, поют вместе песню в караоке-баре, перекрикивая остальных... А иногда - просто заходят в парфюмерный магазин. Там-то и вершится история.
http://funkyimg.com/i/YWwT.gif http://funkyimg.com/i/YWwU.gif

+2

2

Я стою посреди магазина природной парфюмерии и глазею по сторонам. Я совершенно случайно набрел в Сакраменто на это странное место. Название какое-то необычное, типа «Чистые запахи», надо будет на выходе рассмотреть повнимательнее.
Обычной парфюмерией я не интересуюсь, хотя мне пару раз дарили одеколоны. Основной запах от них быстро выветривается, и его сменяет запах какой-то не очень вонючей, но навязчивой химии, который меня бесит.
А вот с эфирными маслами таких эффектов не наблюдается. И с продукцией некоторых парфюмерных фирм тоже, вспомнить хотя бы «Лаш». Или сандаловое масло, что продается в индийских лавочках... Да, я не чужд таких импульсивных покупок. Но из антикварных лавок, например, я приношу странные вещи, от которых вообще никакой пользы, даже обонятельной. А, каждый развлекается, как может.

Интерьер магазина оформлен с фантазией. Белые стены, белые полки.
И везде, куда хватает взгляд – пробники, пробники, пробники. Мелкие пробирки с разнообразными ароматами.
А продавцов, наоборот, в зоне видимости нет. Наверно, они, в противоположность своим настырным коллегам из торговых центров, хотят оставить покупателей наедине с их впечатлениями. Может быть, считают, что достаточно аккуратных табличек с надписями «Роза»; «Жимолость»; «Ветивер» - и под каждой из них штук по двадцать пробирок. А на стене над всем рядом полок – более крупная надпись «Монопарфюмерия».

Но я в магазине не один - замечаю я. Однако, девушка, разглядывающая ряды флаконов неподалеку от меня, но на продавщицу не похожа. Ведь продавщицы в таком месте должны носить что-то вроде униформы – а она одета просто в джинсы и футболку, такая одежда не сосредоточивает на себе взгляд и побуждает обратить больше внимания на лицо.

На лице у нее – какое-то странное украшение. Я приглядываюсь повнимательнее. Это, наверное, из-за выражения глаз, полных интереса к окружающему миру, и из-за решительной грации движений я ассоциировал пластиковые трубки, пересекающие лицо девушки, сначала с современной бижутерией, а уж потом с медициной. Хотя второе, если задуматься, более правдоподобно – достаточно посмотреть несколько серий «Доктора Хауса», чтобы опознать аппаратуру, которая каким-то образом облегчает дыхание. Как именно, и насколько тяжелые проблемы с этим связаны – не знаю. При взгляде на людей с очевидными хроническими заболеваниями чувствуешь какую-то неловкость. То ли оттого, что тебе повезло больше; то ли оттого, что не знаешь точно их возможностей и боишься попасть впросак в общении. Но вид и манеры этой девушки сводят это ощущение до минимума. Предполагаю, что ей за свою короткую жизнь довелось столкнуться с куда более серьезными испытаниями, чем мне. Те грустные переживания, которые на мою долю выпали, были, в общем, типичны для мятущегося гуманитария со склонностью к зависимостям. А здоровье никогда не доставляло мне проблем; я его просто не замечал. 

Я  разглядываю девушку, она разглядывает меня. Это ощущается как-то естественно. Так же
- Вы не знаете, что такое ветивер? Это не что-то типа кожи или бензина? Я пытаюсь выбрать, что мне нюхать, - объясняю я. - Потому что все подряд здесь перебирать – это явно не вариант.

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-07-11 17:56:07)

+2

3

внешний вид

Куда нужно идти, когда начинает казаться, что этот мир сереет и слабнет?
Я не знаю. Я не из тех, кто умеет искать места, оживляющие немного омертвевшую душу. Мои друзья выбирают яркие паркие с пушистыми деревьями, знаковые улочки и скамейки, площади и молодежные магазины; они вплетаются в беспокойную жизнь сотни тысяч незнакомцев и вынуждают их обратить на себя внимание. Они кричат не словами, но жестами и поступками: увидь меня, заметь, познакомься, возьми за руку и не отпускай, даже если ты будешь мне не любовником, а простым знакомым: и случайное прикосновение неособенного человека воскрешает из пепла. Если ты улавливаешь пульсацию повседневных дел, впитываешь движение всего движущегося, то вытравливаешь из хрупкой грудной коробки тоску и отчаяние. И малодушные мысли о несчастии любого вида ослабевают хватку.
У меня не было причин грустить. Точнее, я не видела смысла печалиться из-за давно пережитых мною трагедий: из-за смерти отца, из-за рака, из-за отсутствия возможности дышать или прочих сомнительных бонусов, подаренных мне рукою Бога не без особого смысла. Уже отстрадалась, уже отпустила; портить мне настроение могли только события, происходящие в настоящем времени. Но и они не портили! Понимаете, я просто проснулась утром, подошла к зеркалу и поняла, что… всё. Ничего жутко важного не произошло, а какая-то я не такая, не веселая и не шебутная, и улыбаться совсем не хочется. Со всеми рано или поздно происходит. Главное – не поддаваться. Искать, заглядывать за углы и вдохновляться чужими улыбками. Хотя улыбающихся людей на улочках Сакраменто редко когда получается встретить.

Я два часа бродила по центральному парку, наезжая колесиками тележки на ступни зевак. Они шипели, взвизгивали и с горящими взглядами поворачивали голову на меня, но почему-то спустя секунду начинали извиняться за несуществующий проступок. Это грустно. Наверное, для разрядки мне бы не помешало выслушать пару ласковых и столкнуться с жестокостью некоторых индивидуумов, потому что жалость и классический «спуск на тормоза» внушили мне, что большинство американцев (и граждан других стран, с коими я когда-то пересекалась) – душки и зайки. Простите, что называю их зайками, но я не могу придумать слова милее. В общем, все люди – солнышки и цветочки, и самое страшное, что в какой-то степени так и есть. Но я должна сталкиваться и с плохими. Как иначе натренировать себя на искрометные ответы и понять суть разнообразия?
Скучно и грустно. Почему – никто не знает, даже шутливый гороскоп мне сегодня сказал: вы в растерянности. Всё не так и всё не то, хотя моя девушка не больна. По словам Цоя, только болезнь второй половины может перевернуть день с ног на голову, поэтому ориентируюсь на него. Выбора не имеется. Я поправляю трубки, делаю глубокий вдох и бреду дальше по улице, пока не натыкаюсь взглядом на витрину парфюмерного магазина.

И вдруг мне думается: запахи тоже умеют лечить всякую несанкционированную хворь! Я решаюсь на посещение лавки молниеносно. Плевать, что мои легкие от цветастого амбре окажутся в паническом состоянии. Я давно ничего не нюхала, кроме проспиртованных больничных палат и искусственного кислорода из баллона. Я ощущаю, разумеется, какие-то уличные запахи, различаю их по яркости и приятности, однако не в полную силу. Надоело. Хочу духи! Хочу на секунду снять трубки! Хочу, хочу, хочу!
Разноцветные скляночки манят меня, словно игрушки ребенка в специализированном магазине. Я дотрагиваюсь мягкими подушечками пальцев до холодных стекляшек, вкладываю их в руку, брызгаю на бумажную полоску и, выдернув на секунду канюли, втягиваю носом насыщенный аромат. Вот это покупает моя мама. Этими когда-то пользовалась медсестра, с которой я недавно успела познакомиться на одной из внеплановых проверок. Последние выбирал отец…
– М-м-м? – откликаюсь комичным мычанием, сначала подумав, что внезапный собеседник обращается не ко мне. Пусть мы и разглядывали друг друга в молчаливом диалоге. Пусть. – Ой, вы это мне? – по-детски искренне и честно распахиваю глаза и, неловко улыбнувшись, ставлю на полку терпкие духи, которые не пришлись мне по вкусу. Для пущего удобства делаю несколько мелких шагов вперед и приближаюсь к незнакомцу без страха. Чего его, собственно, бояться? – Так, ветивер… По-моему, знаю. Запах у него сухой и теплый, с заметными лесными и дымчато-землистыми оттенками, – случайности не случайны. И я оказалась также неслучайной девочкой с обширными знаниями из разных областей. Отец действительно когда-то давал мне оценить эфирное масло ветивера. С тех пор забыть не могу.

Пальцами порхаю по скляночкам, придирчиво изучаю надписи на этикетках. В конце концов, подхватив одну из, открываю. Капаю на запястье и подношу к носу.
– Не это ли?
И на секунду замолкаю, жестом предлагая распробовать вкус амбре. Я рассматриваю мужчину открыто и свободно, с задором в глазах, без социофобной боязливости. Мне интересно и, кажется, почти не грустно.
– Меня зовут Элли, – представляюсь вежливо между делом. – Для девушки выбираете?

+3

4

Девушка, похоже, удивилась моему вопросу. Как будто что-то отгораживало нас друг от друга, и ей было странно, что я ее заметил. Конечно, ее белая футболка здорово сливается с белыми стенами магазина, но это не делает ее невидимой.
Когда она шагнула ко мне, я заметил, что пластиковые трубки тянутся к металлическому газовому баллону, который выглядывает из тележки наподобие тех, в которых возят клюшки для гольфа.  Я никогда раньше такого не видел. Надо же, а на вид она совсем здорова. Как будто она просто путешественница с иной планеты, вроде как Дэвид Боуи в фильме "Человек, который упал со звезды", и захватила с собой немного родной атмосферы.
В жизни я такого не видел. Кислородный баллон ассоциируется скорее с палатой интенсивной терапии, чем с шоппингом... Но выглядела девушка совершенно здоровой.
- Как вы ловко описываете запах! Понятнее не становится, но звучит очень красиво.
Она взмахивает рукой, и я наклоняю голову, чтобы уловить расплывающийся в воздухе след аромата.
- Да, теперь я, кажется, лучше понимаю, что значит сухой и теплый запах. Ветивер как-то умиротворяет.
Для девушки? Я посмотрел на нее с удивлением, потом улыбнулся.
В личной жизни у меня даже не то что полоса невезения, а уже наступило время, когда пора признать: все дело во мне.
Совершенно разные люди просто не могли сговориться, чтобы вдруг вместе исчезнуть, раствориться в эфире. Наши знакомства происходили в разных обстоятельствах, все шло по-разному, и это не может быть простым совпадением. Судьба упорно напоминает мне, что надо быть самодостаточным, я ее упорно игнорирую. Получается экзистенциальное противостояние в духе Альбера Камю. Точнее, того персонажа этого писателя, который настолько зациклился на сочинении любовного романа, что не заметил, как переболел чумой в эпидемию. В жизни любовный роман себе невозможно сочинить единолично, если ты не потенциальный клиент большой психиатрии. Мои знакомства вспыхивают-гаснут, вспыхивают-гаснут, словно то, что я бросаю на костер чувств – всего лишь исписанная бумага, а не еловые поленья. Когда никто не отвечает мне по телефону, я  отправляюсь на поиски приключений, новых впечатлений, точнее. Чтобы исписать ими новую кипу бумаги, надо полагать. Любой город богат на цвета, звуки и запахи, которые не имеют к тебе отношения, но внимание захватывают. Чувство одиночества надо просто переждать, и в большом городе ожидание обычно недолго. Когда звуки сливаются в фоновый шум, а цвета кажутся менее яркими, просто благословение – такое место, где ориентируешься на нюх, и можешь услышать голос в тишине.

Вообще-то, Элли выдвинула  очень милое предположение. Ни с одной из девушек у меня нет достаточно близких отношений, чтобы преподнести ей коробочку с духами, и она не посмотрела бы на меня странно. Но будем честны, достаточно много странных взглядом я ловлю на себе и так. Одним больше, одним меньше – это же не причина ограничивать себя в странных, но безобидных поступках.

- Приятно познакомиться, Элли. А я Себастьян. Вообще-то, просто забрел сюда из любопытства. Чтобы отвлечься... то есть, чтобы посмотреть, что здесь такое. Я здесь уже второй год живу, но приятно чувствовать себя туристом.

Я потянулся к полке, где флаконы светились яркими оттенками янтарного и оранжевого, словно в них были волшебные снадобья. А вот и жимолость... Я повторил манипуляции, которые Элли проделала с предыдущим флаконом. Да, вот он - веселый, нежный аромат кудрявого куста с желтыми цветочками, который растет у ограды парка.

- Надо же, жимолость как живая. По-моему, она поднимает настроение.

Интересно, не опасно ли отсоединяться от баллона, чтобы понюхать всякий ветивер? Но спрашивать об этом было бы не очень тактично. Наверняка Элли не первый день в таком положении, и может контролировать риск.

А ты ищешь что-нибудь конкретное, или тоже любопытствуешь?

0

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » нет деленья на чуждых