Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Best served cold


Best served cold

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Будет дико иронично, если Анжело застанет меня с рожей в чьих-то пышных буферах, капитально пьяного, да ещё со спущенными штанами. Скажут, он погиб красиво, при исполнении. Потянуло смеяться, через мгновение я вспомнил, что Дэнни ошивается у парадного входа в компании Поли. Его бы сюда четвёртым, было бы кому лезть вместо меня на амбразуру из фривольно одетых женщин. Тем более, он джентльмен, сам сказал. Я же пытался рассуждать в духе того, что кто-то один из нас постоянно должен быть на стрёме на случай форс-мажора. Это же Нью-Йорк - сплошной форс-мажор. Начиная от Кулака в естественной среде обитая при не очень естественной гамме, заканчивая тем фактом, что после важнейших переговоров мы оттягиваемся на хате кошерного четырёхлистника. Он как лепрекон, только вместо золотых монет в шляпе наркота и девки. Вечеринка всё больше захватывает. Минуту назад я думал о том, как буду палить в Сальвиатти, сейчас уже больше тянет в шутку поинтересоваться у Мейсона, обрезал ли он свой поршень. И если таки да, то полностью или наполовину. В голове каша. Попутно в сознание въелась мысль о Книге. Чёрт, я не рассматривал исход войны под таким углом. Майкл прав, верно подметил. Нет худа без добра, да, дядя?
- Спасибо, Майк, я очень ценю это, -  киваю, натянув новую маску ответственности на лицо, получается откровенно не лучшим образом. Не подведу, он знает. Ещё больше задрал кадык, словно меня завтра же и посветят. Гордость распирает. Фак, появился дополнительным повод обмыть сие событие. Авансом, так скажем.
- Сейчас-сейчас, ан-момент, - обещаю на автопилоте по мере того, как боевой настрой окончательно грозит сбиться, трансформироваться в вариант "типичный Ал на тусовке". Со всех сторон осадили, Тони подключился к процессу спаивания. Ситуация до боли напоминала весёлую сходку по случаю моего возвращения из правительства, в том смысле что тогда я тоже поначалу строил из себя интеллигента, а в итоге напился со всеми. С непривычки виски превратили глотку в выжженную землю. Ощущал себя огнедышащим драконом. Точнее дымящимся стволом. Метафора лучше характеризует настроение. - Давай сюда. Узнаем! - в руке появляется японское пиво. Не помню, чтобы я когда-либо пил нечто подобное. - Хорошо, посмотрим, что будет, - запоздалый ответ Майки про лояльность. Ладно, ему виднее. Поверим Джимми. Паранойя никого не доводила до добра. Два-три слизняка от Крусанти - нормально, справимся. Окей, потом продолжим. Ринальди-старший совершил лихой поворот и отчалил в сторону бара, я тем временем решил заценить бухло самураев. Не знаю, с чем и сравнить. Делаю ещё один глотоек. - Колоритная хрень. За нас, парни! - ого, нифига себе, я уже тосты поднимаю. События развивались слишком быстро. - Иди ты, - со смехом качнулся в сторону бара, чтобы присоединиться к Майку. Внутреннее сопротивление сломано окончательно, я быстро вхожу в раж. Налетели бесценные кадры молодости. - Помнишь, как я впервые реально упился в хлам? Где это было? - детали успели размыться, так что надеюсь на более прозорливого Майка, сам точно также скручиваю банкноту, чтобы через миг пододвинуть журнал VS и вдохнуть порошок с задницы Кэндис на развороте. Жаль, что её нет рядом. Местные тоже ничё такие. Смотрю на них свежим взглядом. Сначала я вообще ничего не почувствовал, затем начал замечать приятную сладость во рту. Несколько раз шмыгнул носом. Запил пивом. Виски - на потом. Буду как на спортивной тачке передачи переключать по очереди. Пока что засекаю голос Фрэнка.
- Релакс, всё будет в лучшем виде, - пальба отошла на второй план, поэтому больше озабочен тем, что устраиваю мысленный кастинг моделям. Респект за отсутствие фальшивых сисек. Я давно голосую за натурпродукт. - Ты не знаешь, о чём говоришь, Фрэнки, - хмыкнув, демонстративно отхлебнул новый глоток, поймал кайф. Правильно заметили: узкоглазые первоклассное бухло делают - ясно теперь, чего они так долго не пускали на острова белых, не хотели, что те прознали про секрет крутого алкоголя. - Чёртова демократия, - мой способ признать, что Альтиери прав. Сдаюсь. Как бы Тони не решил, что мы мутные типы из-за моей "правильности". А пофигу. Бухаю дальше. Не в церкви же.
Девочки налетели быстро. Сразу видно хватку. Парни собрались во всю "продюсировать", меня определили в актёра. Давай сразу "Оскар", чего мелочиться. Ламберто осветителем будет.
- Начинающий актёр. Как Винсент Чейз, итальянская версия, только тачка покруче, - и не ношу гейских рубашек, ну это итак ясно. Подмигиваю Кэти, подношу к губам её руку, ладонь переместилась на бедро девушки. Вообще, я был тем ещё бабником до того, как меня схватили. - За Голливуд! И во славу революции! - поднял бокал со всеми. Брат ДиКаприо покатит, лишь бы дали в конце кого-нибудь грохнуть. Одна из девочек из одежды готова выпрыгнуть, чтобы узнать про женские роли. Резонный вопрос. Приобнимая блондинку, отвечаю троим сразу: - Да. Как раз подбирают роль моей спутницы. Роковая женщина, фэм-фаталь. Важна "химия" в кадре. Могу прорепетировать с каждой по очереди, чтобы понять, с кем сцепка лучше. Или одновременно, - да, даже так... бля, зачем я это сказал? Впрочем это не рекорд. Дерзайте, девочки. Всё в ваших руках.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-07-20 14:10:15)

+3

22

Быть гангстером – значит не только уметь быстро водить машину, палить из пушки и носить крокодиловые туфли и золотые цепи в килограмм весом. Следует также знать, как обнаруживать двойное дно в событиях и явлениях – и думать о своем, в то время как внешне предаешься веселью. Именно потому, пока Майкл поднимал тосты и стебался,  где-в уголочках мозга у него шевелился тревожная мысль – все-таки нью-йоркцы странные люди. При переговорах страхуются так, будто федералы вот-вот из собственной жопной дырки выпрыгнут – а устранение Сальвиатти-младшего решили устроить на людной квартире. Пусть здесь "все свои", кроме этих девочек – однако известно, сколько веры этим "своим", в нынешние-то дни. Если они, конечно, не "свои-свои". Особенно не нравился Ринальди хозяин в его пятисотдолларовой рубашке – тем, что торговал наркотиками и явно не скрывал при этом, что у него зелень из карманов так и сыплется. Такие обычно легко попадаются на удочку ФБР и потом всех сдают поголовно –а жидки вообще бывают жидковаты….  Ладно, если надо, разберутся, обговорят этот момент с Энтони – а пока потусим еще, куколки-то вот какие.
Налив себе полный стакан светлого пива, капореджиме прислушался к тому, как Фрэнк не хуже него вешает лапшу на уши моделькам-борделькам, упоминая звездные имена, все больше разрушавшие стены их сомнений.  Солидно покивав головой, Майки-бой ожесточенно  втер в ноздрю еще одну порцию волшебного порошка. - Главное, бумаги все подписать – а то Марти нам и тогда в Каннах обещал, насчет того сериала про Голландца Шульца – и что? Подыграл Франческо, cделал озабоченное лицо  - в душе лопаясь от смеха. -  Слушай, а с бюджетом что? Рыжеволосая Белла игриво провела ноготками по шее Майки, мурлыкнула, прищурила бирюзовые глаза. – Надеюсь, на нас в вашем бюджете места хватит?  Альберто, тем временем, повел себя молодцом, налег на кокаин с алкоголем – весь в дядю, одним словом. Приобняв его за плечи, капо, у которого, после эдакого коктейля,  бодрости все прибавлялось, вдруг залился смехом, поглядел на Альтиери. – Слышь, Фрэнки, ты в курсе, что его… это… на киностудии прошлой все Тони кликали? Этим негритосам нормальное итальянское имя выучить труднее,  чем нам  - на Марс слетать. А чего cложного в простеньком "Ал", скажите на милость? Как Капоне, вот и все тут. Когда же племянник задал старшему родичу вопрос,  когда он первый раз основательно напился, тот даже отставил пивко, задумавшись. – Не тогда ли, когда мы с Фрэнком отвели тебя в "Сосо Bongо"? Как тогда ту девчонку звали, что вечно за тобой шлялась? Да не про Ирен я, блять, не сестра – фигуристая такая, Челси, что ли? Черт, хорошее было время. Тогда Алу было под двадцать, а им с будущим андербоссом – едва за тридцать.  В помине еще не было никаких Донато, никакого Алессандро,  никакой отсидки Альберто, они кипели энергией - и все казалось таким радужным.  Тут две из их компаньонок отправились «подкраситься», а одна, Белла,  подошла к музыкальному центру, чтобы поставить что-то «поживее». Мобстеры на время остались одни. – Помните тот вечер, на Хэллоуин? Как мы набухались, а Джон нам потом готовил spaghetti сarbonara? В груди вдруг кольнуло, лицо Ринальди посерьезнело – он забыл и про этих барышень нетяжелого поведения, и про гулянку. Вспомнил о Большом Мора, надежном и преданном, как сенбернар, которого теперь не было с ними. Он никогда больше  не откроет в «Доллз» газету,  с идиотским выражением читая вслух  статьи, никогда не заговорит своим басовитым голосом, не замаячит в каске на строительной площадке. – За ушедших! Майкл почти залпом допил «асахи» и налил себе еще. Ладно, нечего об этом – тем более вернулись аппетитные красотки.
- Так сняться хотите, мм? Есть несколько ролей женских… На девушку Плачидо идет Кира Найтли, Лео после «Великого Гэтсби» ни с  кем не хочет больше… -  мафиози рассеянно поболтал ногой в кожаном мокасине, затем поднял вверх руки, успокаивая скорчивших огорченные гримаски телочек . -  Но вот на невесту Ала есть, да. И на  сестру  мэра и разбойника, и на роковую соблазнительницу – певицу оперы. Эту несусветную херь Ринальди выдумал почти мгновенно. Затем предостерегающе нахмурился. – Но у нас там масса сцен любовных, откровенных очень. У  вас с этим как?  В этот момент проказница Белла, протянув к Майку свой бокал белого вина, чтобы чокнуться, вдруг слегка провела ладонью по его щеке.  – А ты не думал, что это наши любимые сцены? Брюнетка Люси, все более прижимавшаяся к Фрэнку и весьма поощрительно относящаяся к его поглаживаниям, наклонилось,  словно случайно коснувшись своей упругой грудью его плеча – тут Майк заметил, что она, под тончайшей шелковой рубашкой,  не носит бюстгальтера. – Знаешь, этот Мейсон противный до чертиков, но хата у него классная. Говорят, в одной спальне -  шкуры тигров! Может, посмотрим попозже? Блондинка Кэти же продолжала заигрывать  с Алом – перехватила его руку, но, вместо того, чтобы отвести от своего бедра, прижала к себе и шаловливо застучала по нему пальчиками, как по барабану. -  Я не против порепетировать… только вот как у ВАС со сцепкой, мистер Молодой Актер? Внешность бывает обманчива, тут доказывать надо. При этих словах все три юных распутницы захихикали.
Все-таки кокаин – отменный афродизиак, Майк это понял не только по герлам, которые, понятно, приперлись сюда с прямой целью выпить да потрахаться, но и по себе – под джинсам уже словно горело. Сколько у них еще времени, интересно?  Многозначительно глянул на Фрэнка – может им и следует отжать у этого Луиса пару комнаток во временное пользование.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-20 16:00:52)

+2

23

Заливать они всегда умели, врали нагло и в лицо, это умение было необходимо каждому из них, кто хотел как можно дольше оставаться на плаву. Не только в полицейском участке, куда периодически загребали таких как они, но и дома, с родственниками, знакомыми или соседями им постоянно приходилось врать, выдавать себя за тех, кем они не являлись, либо являлись, но частично, как в случае с кинопродюсером – наглядный пример. Для Фрэнка это было чем-то естественным – врать без зазрения совести - и под кайфом его тем более несло. Начав эту тему как шутку с целью очаровать своих новых приятельниц, они так углубились в вопросы кинопроизводства, что им уже даже начинали верить. Впрочем, в этом им помогал кокаин, безусловно. Любимое развлечение киношников, гангстеров, и в принципе всех богатых людей, которые не знают, на что бы еще потратить свои денежки. Понимая, что кокс был очень даже не дурен – красок вокруг заметно прибавилось и языки развязались так, что заткнуть друзей было уже не реально – Альтиери втер в ноздрю еще одну дорожку, посчитав, что лишней она не будет, затем глянул на Ала, проделавшего то же самое. Молодец парень. Они с Майком растили из него настоящего крутого мужика, такого же, какими были сами, а не педика гребаного, мажорчика с золотой ложкой в жопе, привыкшего жить на готовенькое за счет мамы, папы или богатенького дядюшки.
- На «Парамаунт» обещали не скупиться, - с важным видом ответил на вопрос, касающийся бюджета, при этом лишь отдаленно имея представления о том, откуда берутся деньги на съемки фильмов. - И «Юниверсал» интерес проявили, хотят переманить нас. – А чего нет? Чем больше, тем лучше. – На ДиКаприо хватит короче, еще и сдача останется. Снежком запасемся, чтобы веселее съемочный процесс шел, ага? – хлопнул по спине Ринальди, когда тот прикладывался к порошку, так что друг весь нос им вымазал.
- Тони? – Увлекшись темой кино, Фрэнк не сразу допер, о какой киностудии шла речь, но когда мозг провел, наконец, параллель, все стало на свои места. Андербосс глянул на эту «кинозвезду» и рассмеялся, уверенный в том, что Алом теперь не скоро его назовет. – Нет, ну, я там был… работал в молодые годы, там могли и Бэтти какой-нибудь запросто обозвать, - особо смазливеньких. - Тони не самый плохой.. эмм «псевдоним».
- Ал звучит лучше, - мурлыкая, блондиночка погладила младшего Ринальди по коленке и, усмехнувшись, глянула на Ламберто, развлекавшегося в стороне от них в компании другой девицы и своего еврейского друга, - как Ал Пачино или Ал Капоне… - Словно прочитав мысли старшего, провела ту же параллель, что и он. – Ты ведь такой же горячий, как и он? И шрамы наверняка есть, - прозвучал видимо намек на буйный нрав знаменитого Ала и его прозвище. - Покажешь?
От атмосферы секса царившей вокруг у Фрэнка начинало уже сносить голову. Он промочил пивом горло, пока девочки ходили подкраситься и чуть пришел в себя, стоило Майку помянуть Большого Джона. Воспоминания о той вечеринке в Coco Bongo куда они водили зеленого еще совсем Ала невольно вызвали в памяти то как Мора откачивал их после бурных гулянок. Подняв бутылку с остатками «Асахи» Фрэнк выпил за память ушедших друзей и негромко обратился к ним, как будто те слышали. А они должны были слышать, Альтиери в это верил, - мы отомстим за вас, парни. Эта сука за всё ответит. – И сучонок его тоже. Фрэнк готов был вырезать всю эту блядскую семейку и начать рассчитывал с Анджело, отрезав его кудрявую бошку перочинным ножиком и отправив бандеролью в Лос-Анджелес его папаше.
Впрочем, от этих мыслей, тоже в своем роде возбуждающих, отвлекли вернувшиеся красотки, Майк тут же, как ни в чем ни бывало, вернулся к старой теме, а вот внимание Фрэнка удалось привлечь, разве что предложением посмотреть тигриные шкуры в одной из спален. И да, он тоже заметил, что Люси не носила нижнего белья. Быть может и под юбкой ничего? – Всегда мечтал увидеть тигриные шкуры. – Вернув руку на бедро, Фрэнк поднимал ее все выше, задирая край юбки, и вскоре коснулся аккуратного пушка, удостоверившись в том, что трусиков девушка также не носила.
Альтиери в общем-то и сам хотел уже уединиться с этой брюнеточкой в одной из комнат, со шкурами тигров или без, ему было без разницы. Ей, кажется, тоже пофиг было, лапать себя она позволяла вообще при всех, как и рыжая залезшая верхом на Майка, не дожидаясь того, как он уведет ее в спальню. – Ого, - озорным тоном протянула, почувствовав твердое под штанами. Небось, кольт из кармана так и не выложил? Надеясь на то, что Анджело в ближайшие минут пять-десять не объявится, Фрэнк тоже решил не отставать и лишь самую малость поколебавшись, ответил на многозначительный взгляд друга кивком.
- Мы пойдем… шкуры посмотрим, - ухмыляясь, поднял Люси с дивана и, нюхнув дорожку на дорожку, повел девушку в первую попавшуюся комнату, где бы им никто не мешал устраивать «кастинг». - Похлопочу, чтобы главная роль досталась тебе, а не Кире Найтли... - пообещал, стоило девушке взяться за его брюки.

+2

24

Меня понесло. Не могу судить, японское бухло с кокосом в одном флаконе так раскрепощает или сыграло роль напряжение. Буквально только что стрелка моих "Таг Хойер" стабильно показывала полшестого и вряд ли бы сдвинулась с места, пока мы радикально не превысим концентрацию свинца в теле Сальвиатти, прошло совсем ничего, и звезда я Голливуда, на полном серьёзе настраиваюсь на то, что возьму на себя Люси, Кэти и Беллу. Я их даже по именам помню. Амбиции зашкаливают. Был в этом некий элемент кармической справедливости. Парни отдалились с местными боссами в ходе беседы в парке, оставив меня пинать болты с Поли, коротать время, упражняться в стэнд-ап-камеди. Теперь я тоже оставлю не у дел Фрэнка с Майки-боем, оттянув девочек на себя. Не зря я намекнул блондинке, что трио далеко не предел в моей карьере. Проснулся азарт. Тут андербосс как раз подначивал, дескать, так ли я ещё хорош или нет. Вот и проверим. Проведём эпизод в стиле "Разрушителей легенд". От этой мысли я снова улыбнулся. Чёрт, неужели начинаю любить Нью-Йорк? Это невозможно.
- Канны вообще скатились в последнее время, призы дают фиг знает кому, - вношу свою скромную лепту в будущий блокбастер. Честно говоря, в связи с приливом грядущих сюжетов без цензуры я малость растерял нить разговора. Знаю только, что соберём кассу. Бюджет нам не столь важен, мы и любительской камерой из жизни наснимаем, как раньше выражались, километры эпохального кино. В Библиотеку Конгресса по-любому угодим. Правда, детям в школах такое показывать не стоит, естественно.
- Ха-ха, ты неполиткорректен, мы же в Большом Яблоке, - главный сценарист принялся заливать про мои похождения в павильоне для плохих актёров, с которыми нормальные режиссёры отказываются работать. Нельзя сказать, что там было особо приятно находиться: куча левых статистов, актёры класса Б, побитые жизнью и измотанные на работе, народ, чьи мечты переломала фабрика грёз, и кому вместо отпечатков ладоней на Аллее Славы удалось оставить их в другом месте, и не ладонями, а рожей. - Это они отыгрываются за века расизма и дискриминации. Что с них взять? - с этих ниггеров, которые обнаглели, конечно, в высшей мере. - И что я могу сказать? Во время забастовки Гильдии киноактёров пришлось посниматься... во всяком артхаусе. Экспериментальное кино, слышали? - интересуюсь у девочек, продолжая хозяйски поглаживать блонди по бедру. Но предупреждаю, вы вряд ли поймёте, это не для всех тема. - Некоторые вон кинулись сниматься в рекламе гелей для душа или "кельвинов", но мне и не предлагали даже. Потому что я этот... человек искусства, - медленно целую девушку в шею, практически романтично, - визионер, - заодно этим парировал едкую реплику Фрэнки про псевдонимы. Права человека шагают по Америке семимильными шагами. С момента молодости Альтиери в независимых киностудиях активно разрешается гормональная терапия, поэтому спрос и предложение претерпели существенные изменения. Сомневаюсь только, что местной публике будет любопытно слушать рассказы про нелёгкие будни независимых студий.
- Точно! - поток воспоминаний нахлынул внезапно, я даже временно девушку отпустил. Ладонью приложился ко лбу: твою мать, как я мог забыть?! Указал пальцем на дядю с благодарной ухмылкой. "Коко Бонго", это было нечто. - Челси та ещё бомба, - сколько же мне было тогда? Неважно. - Я ещё там чуть не подрался, помнишь? - или даже съездил кулаком кому-то, фак, не помню деталей, столько воды утекло, будто кадры из другой жизни. А Челси... да, мне потом девушки по первости письма писать пытались с фотками, пока администрация не стала их конфисковывать за распространение порнографических материалов, после чего я попросил не писать мне больше.
Стало тихо. Я поднял глаза на Майка с Фрэнком. Наши парни. Сколько бы их не полегло, они останутся невосполнимой утратой. Посвящённые или нет, мы были одна Семья. Буду помнить каждого. И тебя, Док. Как ты мне ювелирно бровь штопал из-за дурацкой драки, которых было слишком много на моей памяти, но швы ложились так гладко, что сейчас их и не видно. Как ты сказал взять себя в руки после того, как я сел за руль без прав, проехал три квартала, чтобы подобрать друга из клуба. Не знаю, что там ждёт на небесах, но уверен, существует особенное место для таких, как мы.
- За ушедших, - почтенно поднял бокал и на секунду склонил голову. - Это будет всем уроком, - мгновение траура органично перешло в охотничий азарт. Анжело лишь первый в списке. Припозднился говнюк. Зато девочки вернулись разгорячёнными.
- Лео выпендривается много, я ему это постоянно говорю, - произнёс так, словно вчера ел с ним лобстеров на яхте в окружении красоток с подиума. Без понятия, как Марти до сих пор терпит его капризы, ему надо пинок под жопу зарядить и сослать сниматься в лентах Вуди Аллена. Но не будем о нём. - Кто там хотел шрамы проинспектировать? - а я вас осмотрю. Колитесь, девочки, что скрываете - татуировки в неожиданных местах, пирсинг, художественные родинки?
Мистер сценарист успел малину подпортить, когда принялся оглашать роли. Получается, я теперь не могу брать на кастинг всех троих, потому что одна из них пробуется на роль сестры разбойника, то есть будет моей родственницей. Неудобно выходит. Но мы что-нибудь придумаем. Меж тем блонди стала наглеть. Ставки росли.
- Это мы посмотрим. Только учти, работать придётся усердно. Критики нынче требовательные как никогда. Придираются к каждой мелочи, - про себя отметил лишний раз, что правильно парни подсуетились с легендой, иначе я бы на волне алкоголя принялся рассказывать, что мне не понадобится пушка для устранения Анжело. Я его нокаутирую его же рукой как чувака в "Мальтийском соколе".

+2

25

Поняв, что пора переходить к более активным развлечениям, Майкл, прикончив остатки пива, и водрузив еще украшенный пеной стакан на барную стойку, подошел к хозяину, улыбнулся. – Слушай, Ленни…  Мейсон, уже пьяный в хлам, сосал через трубочку ром-колу и с трудом удерживался на коротких ножках. Он поднял на Ринальди мутноватые глаза, пытаясь сообразить, что происходит. Потом поправил. – Луи… Капитан южной стороны развел руками, ему однохуйственно было, как этого мутного типа зовут, в сущности – но, когда ты в гостях, надо соблюдать вежливость. – Пардон. Слушай, Луи, мы тут у тебя можем где-нибудь… отдохнуть от отдыха, так сказать? Повел бровями в сторону продолжающих любезничать с его друзьями девушек. Тут наркоторговец просиял и широким жестом указал в сторону скрывающих внутренние комнаты дверей. – Конечно, оккупируйте!  Вернувшись к своим, мафиози подмигнул им, негромко сказав. – Квартира в нашем распоряжении.
Плавно переходящий в ночь вечер становился все более горячим – блондиночка загорелась желанием изучить шрамы Майклова племянника.  – Погляди, погляди, может у него еще и татуировки на интересных местах. – хмыкнул капореджиме, кропотливо подбирая краями банкноты с Франклином  последний заряд бодрости – в рассыпчатой форме. Прищурившись, подколол младшего родича. – А кто знает, может, татуировки-то и поинтереснее… самих мест будут.  При теме о политкорректности и расизме только присвистнул, удрученно развел руками. – Чего нет – того нет. Зато уж ты у нас, я гляжу, прямо  Мартин Лютер, блять, Кинг. Не будь тут моделек, он бы нашутился вдоволь –  насчет того, что явно коррекционные офицеры и тюремные психологи здорово промыли башку Ринальди-младшего, если он начал нести эту херню о по гроб жизни обиженных неграх. Он всегда презирал тех гуталинов, которые пытались получить с Дяди Сэма сполна, козыряя некогда выпоротым плантатором прапрадедушкой. Однако острить на эту тему и не съехать с версии, что Альберто работал на киностудии, а не чалился в гостях у правительства, было трудновато. Да и Белла слишком уж отвлекала – проказница залезла Майку прямо на колени и теперь весьма оживилась, нащупав там что-то твердое – то ли ствол пистолета, то ли то, чего, собственно, и желала.  У тискающего попку женщины Майка вертелся в голове дурацкий анекдот о падре и прихожанке.
-  Баба в церкви сталкивается со священником и ощущает что-то твердое в районе своего живота. – Ого-го! – игриво восклицает она. На что падре сурово отвечает. – Это тебе не ого-го, дочь моя, а ключи от храма Господня!
Осознав, что теперь уже не может больше терпеть, гангстер поцеловал красотку за ушком, слегка прикусив мочку зубами, затем кивнул в сторону выхода из гостиной. – Пойдем, поболтаем о твоей будущей роли? Явно также разохотившаяся до любовных утех Белла с готовностью согласилась – и через минуту лжесценарист и будущая звезда экрана уже оказались в какой-то небольшой комнатке с  креслами, раскладным диваном и скабрезными картинами на стене. Но ни на предметы мебели, ни на всех этих пышнегрудых Гер и Афродит, они особо смотреть не стали – ибо после недолгой возни с диваном и презервативами,  лихорадочно кинулись снимать друг с друга одежду. А дальше все пошло как по маслу – через пару мгновений Майк уже брал стонущую от наслаждения рыжеволоску, параллельно лаская ее небольшую, но ладную грудь. Она, как и следовало ожидать по шальному взгляду зеленых глаз, оказалась той еще выдумщицей, и при этом очень страстной – позы они меняли несколько раз, а во время последнего их забега Белла расцарапала Ринальди спину и даже укусила его за плечо. Слегка отдышавшись,  Майкл решил сходить за холодными напитками – и потом вернуться к разнежившейся на постельном белье затейнице. Быстро оделся, вышел – но судьба  порой вносит коррективы в самые лучшие планы.
- Подъезжают! Будут скоро уже. – неожиданно протрезвевший Энтони Ламберто, рубашка которого была теперь расстегнута чуть ли не до пупа, волок за собой едва переставляющего стопы Мейсона. Взял его за плечи своими медвежьими лапищами, крепко встряхнул.
– Проснись ты, в рот компот!  Где у тебя второй выход на лестничную площадку, около кабинета? Луис механически покивал головой, лихорадочно пытаясь справиться с овладевшей им икотой. – Туда давайте – рыкнул будущий дон Иль Мелаграно, указывая рукой направление. Майки-бой последовал за ним – предварительно, правда, остановившись около раковины и подставив голову под тугую струю холодной воды. Не хватает еще, чтобы промазал, из-за порошка и спиртного.
Вскоре Майкл, Фрэнк и Альберто, вкупе с Кулаком, уже очутились в сердце пентхауса – огромном кабинете хозяина, обставленном так, будто здесь здесь обитал не банчила, а партнер солидной юридической фирмы. Вращающиеся кожаные кресла, широченный плазменный монитор, застекленные шкафы с книгами. И – два окна, одно из которых выводило на парковку возле здания, а второе – в странный тупик около соседнего недостроя. – Жаль будет попортить обстановочку, но тут в самый раз… Стволы с глушилками, музыка громкая.. . – хладнокровно рассуждал устроившийся за столом Ламберто. Параллельно он приводил свой внешний вид в порядок – неудобно, как-никак, встречать сына сильнейшего в Калифорнии босса и капитана Семьи Крусанти с голым пузом. Даже если собираешься его убить. – А вот и они. Поглядев в форточку, Ринальди отчетливо разглядел вылезающую из длинного черного автомобиля троицу.  При виде облаченного в дорогой костюм, ничуть не идущий его физиономии альпинского дикаря,  Анджело, мобстер ощутил, что его сердце забилось быстрее – неужели они его наконец возьмут за яйца? Вслед за лос-анджелесским капо показался невысокий мужчина  с суровым, словно высеченным из камня лицом, почти полностью седыми волосами и горбатым носом. Это был солдат Кармайн Лубриччио, которого многие считали мозгом Сальвиатти-младшего. Человек он был отважный и умный, давно был бы шкипером, если бы Большой Джек не определил бы ему роль няньки и цербера при сыночке – один из тех случаев, когда разумный парень работает на злобного мудака. А потом – потом с переднего сидения выбралась настоящая гора в людской оболочке. В сравнении  с этим детиной и Корди, и покойный Джек Мора показались бы младенцами в пеленках. С  наголо обритым черепом, в ярко-красной кожаной куртке и  темных очках, гигант тяжело ступал, шагая в сторону подъезда. – Брюс-Носорог. Брюс Ринс, один из самых страшных инфорсеров на службе у Анджи. Из-за своего происхождения никогда не сможет стать членом Семьи, да и силы больше чем мозгов – но на тот свет отправит кого угодно без всяких проблем. С таким телохранителем и в ад проехаться  не страшно, не то что в НЙ. – Давайте спрячемся, чтобы когда вошли, только Тона увидели? – предложил Майкл, устраиваясь около одного из шкафов и доставая пистолет. Затем задумчиво прикусил губу. – Их надо сразу завалить - ну или всех, кроме Анджело, а его обезоружить, если еще… поговорить с ним хотим. Давайте сразу определимся, кто кого берет на себя, чтобы не мешать друг другу? Я могу Кармайна снять. По идее можно было бы приставить к башкам пушки, разгрузить - и потом придушить без шума. Но Брюс с его мощью и тупостью точно без боя не сдастся - да и Лубриччио не позволит себя взять в плен, может выйти только хуже.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-23 16:03:29)

+2

26

Несмотря на возраст, а годилась грудастая Люсси гангстеру в дочери, девицей она оказалась опытной, знала, как доставить партнеру удовольствие. Фрэнк не сомневался, что через ее постель не один мужчина прошел, впрочем каких-либо проблем от осознания этого факта не испытывал, также не намереваясь продлевать их отношения более чем на одну ночь, на те десять минут даже, которые длился их перепихон с учетом всех прелюдий. Она, конечно, рассчитывала получить добавку и всячески на это намекала поглаживаниями и поцелуями, но, к их обоюдному сожалению, пришлось зачехляться, когда в комнату, извинившись, заглянул Ламберто и напомнил об их мужских делах, не требующих отлагательств.
- Детка, ты мне номер свой запиши, - попросил ее, спешно заправляя рубашку в джинсы. – И одевайся уже, - подобрав с пола юбку, бросил в руки обнаженной девчонки. Расставив ноги, как последняя шлюха, она надеялась, что мужчина не сдержится и вновь на нее набросится, но не тут-то было. – Иди, с подружками погуляй, не стоит здесь оставаться. – Роль в фильме с ДиКаприо он ей в благодарность за хороший вечер не устроит, конечно, но вот от лишних проблем уберечь может. Пистолет, который Фрэнк перед сексом незаметно прикрыл пиджаком, брошенным на кровать, добавил его словам убедительности. Сунув ствол за пояс прямо на глазах у девчонки, андербосс еще раз глянул на нее и на этот раз увидел, как та утвердительно кивнула головой и начала одеваться.
Трезвым в их компании не было никого, но может оно и к лучшему, тревога, которую они должны были чувствовать в эти минуты, напрочь отсутствовала, притупленная алкоголем и наркотиками, а энергия напротив так и била ключом.
- Дэнни, мать твою, вы там чем заняты? – набрал молодцам, оставленным снизу как раз затем, чтобы караулить приезд Анджело. Почему он их предупреждает о том, что Анджело подъехал? – Выплевывай хуй Фила изо рта и смотри за той тачкой, - указал на черный Линкольн, откуда вывалилась делегация гангстеров из Лос-Анджелеса.
- Ох, черт, прости Фрэнк, - поняв свой косяк, Росси извинился, и в трубке послышался щелчок затвора. – Сейчас мы с ними разберемся.
- Мы сами разберемся, не светитесь, вы смотрите, чтобы они обратно в машину не сели. – На случай если здесь, наверху, что-то пойдет не так. – Там остался кто-нибудь? – в автомобиле он имел в виду. - Проверьте и избавьтесь.
Они впятером собрались в представительном кабинете хозяина пентхауса, где Анджело со своей свитой должен был сейчас появиться. – О чем ты блять разговаривать с ним собрался? – хмыкнув, поинтересовался у Майки Боя, тот в голове уже четкий план успел нарисовать, как всё будет происходить, и даже жмуриков предложил заранее поделить, выбрав себе Кармайна. – Анджело мой, - поспешил «забить» Сальвиатти-младшего, пока не достался Носорог. Он был таким огромным, что казалось обычным 9 мм калибром его толстенную кожу не пробьешь, хотя если стрелять прямо в череп – как у Ала было с меткостью? – завалить его с одного выстрела все же реально было. Главное не промазать, а то выйти могло как с реальным носорогом, раненный он в ярости кидался на охотника, и достаточно было всего лишь одного удара, чтобы отправить своего обидчика на тот свет.
Когда Луис пошел встречать дорогих гостей, гангстеры как мыши попрятались по укромным местам и только Ламберто представительно остался сидеть за столом, чтобы лицом так сказать встретить младшего Сальвиатти и его свиту. Фрэнк тем временем встал в углу за дверью, вжавшись в стену, он прикрутил глушитель к пистолету и приготовился ждать. Как это часто и бывает в такие минуты, время тянулось катастрофически медленно. Анджело ведь не решит так же как и они выпить сперва, нюхнуть и потрахаться? Мейсону было велено вести делегацию из Лос-Анджелеса сразу в кабинет. Когда на пороге появилась его лысая голова, Альтиери едва не нажал на курок, перенервничав от ожидания. Забыв за эти пять минут все договоренности, кто кого должен был снять, пристрелить Фрэнк приготовился любого, кто войдет в двери.
- Эндж! – вскочив из-за стола, Ламберто широко развел свои огромные ручищи в приветственном жесте, готовый обнять всех разом, но в первую очередь Анджело разумеется. – А мы заждались! - пожал его руку и обнял, придержав за шею, да так и не отпустил, когда было пора, заставив этим младшего Сальвиатти изрядно понервничать. Комплекцией он был куда менее внушительной, чем Тони-Кулак и вырваться у него не получалось, как бы не старался. Еще больше он понервничал, когда Кармайн, его правая рука, дернувшийся было за пушкой, поняв, что это была засада, поймал пулю и упал на дорогое ковровое покрытие, оставив на нем неприглядный кровавый след. Навалившись спиной на дверь, Фрэнк захлопнул ее, не став дожидаться громилы Брюса, задержавшегося где-то по пути, и вскинув пушку упер ствол в голову кучерявого выродка, заставив того замереть.
- Прости, Эндж, парни тебя увидеть очень хотели, и я не смог им отказать, - отпустив Сальвиатти-младшего, Ламберто как бы извиняясь, развел руками, на лице его впрочем, даже тени сожаления не было.
- Суки, - выплюнул Анджело и улыбнулся вдруг, по всей видимости, не осознав еще, что его и в самом деле могли сейчас прикончить, а может, просто смирившись с этим, - вы хоть представляете, что вас ждет? Вы покойники, мать вашу! - Глянул на Фрэнка с Майком. Глаза его блестели каким-то не здоровым блеском, и состояние в целом напоминало истерику, как в тот раз, когда он угрожал андербоссу по телефону. Все они знали, что Анджело был припадочным, поэтому Большой Джек и не брал его никогда с собой на серьезные встречи. Ни на яхте этого недоумка не было, ни в Сан-Хосе. - Мой отец с вас шкуру живьем снимет, штопаный ты гандон, и скормит собакам у вас на глазах! Какую часть тела твоей любимой жене прислать на память? А? Хуй в коробочке? – продолжал плеваться ядом и, судя по всему, прекращать не собирался, пришлось помочь ему в этом. Потеряв терпение, Фрэнк засунул ему пистолет прямо в пасть, выбив пару передних зубов, - да заткнись ты, блять, - и нажал на курок три раза подряд, превратив его кучерявую голову в кровавое месево, и оставив на ковре еще один багряно-алый след.
Стоя спиной к двери, Фрэнк не слышал и не видел, как на пороге появился Брюс с графином водки…

+2

27

Блондинке сразу сказал, в жопу кровать, я не в настроении для миссионеров, будем проверять на прочность всю имеющуюся в распоряжении мебель. Я за грубую игру как футболист Гаттузо. Я на взводе. Снял с моделью несколько дублей подряд, вместо чёрной хлопушки на съёмочной площадке раскорячил её ножки. Роль она получила. Актриса оперы или кто там, не помню точно, но блокбастер намечался шикарный. Расстреляв боезапас, я понял, что как убить хочу курить. Поскольку сигарет не взял, идти клянчить у парней было в лом, пил шампанское из горла. За этим делом и застукал Ламберто. Петарда в зданице. Потребовалось время, чтобы сообразить, из-за чего сыр-бор. Кто подъезжают - ДиКаприо на кавалькаде? Японцы отгружают пиво? Ах да. Увлёкся. Меня будто током шарахнуло. Армейским способом напяливаю штаны, рубашку накидываю, беру с собой ствол. Про себя отметил, что Крусанти успели и здесь подгадить - когда их ждут, время тянут, шляются где-то, когда тянет на чиллаут с весёлой девушкой - они объявляются.
- Ты им красную ковровую дорожку стелить собрался? - не до конца выходя из образа спрашиваю у суетящегося Луиса. Тони тоже выглядел расторможенным, Майк с Фрэнком излучали доброе спокойствие, хотя, по логике вещей, должно быть совершенно наоборот. Ничего, очередные будни из жизни мафиози. Гостей принято встречать с помпой. Кулак мгновенно снял лишние вопросы, проявил инициативу и повёл в фешенебельный кабинет. Стоит сказать, к тому моменту изначальное недоверие к его персоне успешно улетучилось. Кокс в значительной степени смягчил мой нрав, пробив барьеры, так что теперь я готов хоть с самим дьяволом брататься. Без лишних фраз снял пушку с предохранителя, когда прильнул к окну вместе со всеми.
- На каждого по дружбану, - прищурился, глядя на три фигуры, вылезшие из тачки. Анжело на любом карнавале узнаю. Двух других пришлось вспоминать. Вражеская делегация не подкачала: следом за кудрявым показался Лубриччио, мне его нахваливали, когда я наводил справки на них контору. При появлении Носорога возникло два риторических вопроса - чем они его пичкают и как он, бля, влез в машину? Человека-скала грозно надвигался на подъезд. Он был выше и плотнее Рамзеса, что само по себе уже достижение. Но мне и достался. Ирония та ещё сука.
- Самого здорового решили отдать? - Фрэнки щедрая душа, забил Анжело, Тони по ходу дела забыл мне базуку выдать. Противотанковое ружьё нах. Наверное, зря тогда я замахнулся на трёх девочек одновременно, в итоге определили в пару мутанта. Проще на него краном сейф сбросить. Он выстоит, даже если Дэнни повторит ставший известным на всю Калифорнию коронный финт с машиной. Об этом я уже подумал, прячась за углом. Выслеживать жертву отдельный кайф. Они совершенно не ожидали подвоха, припёрлись радостные, думали, Иль Мелаграно закатят вечеринку в стиле "всё включено". Включены и пули в лобешник, и сюрпризы. Сомневаюсь, правда, что Анжело со свитой любят сюрпризы.
Пока Тони разыгрывал комедию, я переглянулся с парнями. Столько времени потратили на подготовку, обсуждали планы встречи с Сальвиатти, мечтали увидеть его самодовольную рожу на предсмертном одре, реально с энтузиазмом ждали этого момента, а в результате всё случилось очень быстро. Не успел хозяин отрекламировать выпивку, как Кармайн словил свинца в брюхо. Анжело ближе познакомился с "Кольтом" Альтиери, холодная сталь коснулась черепа.
- Засунь себе пафос в задницу, ты итак выиграл трофей "Мудак года", - лаконично комментирую пламенную тираду кудрявого. Из-за того, что я пристально следил за дверью, происходящее с "гвоздём программы" видел лишь периферическим зрением. Кончай его, Фрэнк! Носорог ввалился последним. Я нажал на курок. Метился в голову, попал в бычью шею. Кровь тонкой струйкой брызнула на плечо. По-сутенёрски красная куртка приняла бордовый оттенок. Ринс замер. Очки на лбу, в глазах пустота. Его парализовало. Ни один мускул не дрогнул на лице, только пальцы подёргивались. Тотчас я дважды шмальнул ему в грудину. Перед тем, как влететь в тело, одна из пуль разбила графин. Громила поташнулся. Я рванул к нему. Массивная рука схватила меня за шкирку, Носорог собирался меня поднять, но силы успели иссякнуть.
- ...Бродвей... говно... - Брюс не сумел придумать изречения красивее, прежде чем испустить дух. Намертво сжавшая мой воротник клешня обмякла, свободной рукой я забрал его ствол с аккуратным изображением носорога на рукояти. Повернул голову в сторону Анжело, то бишь что от него осталось. - Блядь, он и раньше был уродлив как атомная война, - еврейскому ирландцу придётся вызывать бригаду чистильщиков. Ковры жаль.

+2

28

Спрятавшись за шкафом, Майкл прикреплял к пистолету глушитель и, затаив дыхание, ждал, когда  делегация из  Города Ангелов наконец проберется через полные пьяного народа апартаменты и войдет в кабинет. Он понял, что отсчитывает секунды,  раздумывая о том, как быстро они дойдут до лифта, поднимутся на нем, когда нажмут на кнопку звонка. Но затем входная дверь скрипнула  - и подобравшийся, как готовый броситься на добычу леопард, Ринальди увидел, что  Тони Ламберто уже сжимает курчавого Сальвиатти-младшего в своих  крепких объятиях. Слишком уж крепких для дружеского приветствия.
- Эй! - послышался тревожный оклик  Лубриччио, и в это мгновение  Майки-бой выскочил из своего укрытия. Поглядел  в тревожно прищурившиеся стального оттенка глаза,  заметил быстро сунутую под куртку ладонь - и выпалил солдату Крусанти прямо в живот. - Привет, Карм. Потерявший дар речь от боли Кармайн завалился за бок, его "беретта" откатилась куда -то в сторону. Челюсть отвисла, а рот открылся в беззвучном крике.  - Пока, Карм. Пистолет еще раз  щелкнул  - и пуля милосердно пробила голову бьющегося в агонии  бандита, осыпав дорогой ковер на полу  осколками кости и брызгами мозга. Держа оружие наготове, капитан южной стороны повернулся к  Анджело,  злобно глядящему на приставившего ему пушку к башке Фрэнка, а затем разразившемуся длинной бранной тирадой. Вежливо дослушав ее до конца,  Майкл ухмыльнулся, а затем негромко и вкрадчиво сказал. - Слушай, помнишь, тогда в казино...  Ты сказал, что вот этот человек... Указал на Альтиери.  - Всегда выбирает самое лучшее? Ты прав вообще-то. Вот теперь нам понравился Лос-Анджелес.Во взгляде сынка Большого Джека тут мелькнула лютая ненависть - но ответить он ничего не успел, ибо андербосс сначала затолкал ствол ему в болтливый рот, а затем трижды пробил пустоголовую башку. - Пидорас, блять. - процедил Ринальди, брезгливо переступая через труп наследника самого грозного дона Калифорнии. А затем широко улыбнулся - его наполнили смесь радости с азартом, они наконец-то прикончили этого ублюдка. Чувство как на охоте в Камеруне, когда добыли здоровенного льва - но в сто раз сильнее. - Ты вообще терминатор!  Майк хлопнул  своего лучшего друга  по плечу  -   все-таки Фрэнк настоящий гангстер, и снаружи, и внутри.
В этот момент на пороге показался Ринс, с графином в руках.  Он не успел даже удивиться -  ибо Ал сначала  прострелил ему шею, а затем почти мгновенно всадил пару зарядов в грудь. Раздался звон стекла,  водка разлилась   - а  Ринальди-младший внезапно оказался прямо около умирающего громилы. Тот было успел ухватиться за него рукой - но  затем силы оставили его. Могучее тело содрогнулось - и довольно убогий дух вылетел из чрезмерно здоровой плоти. - Молодец! Не у всякого хватило бы яиц подойти так близко к Носорогу. -  с усмешкой сказал Ринальди, глядя на племянника. В эти минуты гордость распирала его - младший родственник был именно таким, каким он хотел бы видеть сына, хотел бы видеть младшего брата, хотел бы видеть соратника. Настоящим мужчиной, веселым на тусовке, храбрым в бою. Достойным продолжателем его дел. Надо сказать, что  и  Кулак смотрел теперь на коллег из Сакраменто с большим уважением. Нередко входя в  руководство мафии, мобстеры бронзовеют, начинают лениться, обрастают жирком, становятся скорее бизнесменами, чем "своими парнями" - и теряют авторитет. А лично и беспощадно устранив врагов, Майк с Фрэнком только что продемонстрировали Нью Йорку, какие у них острые клыки. Да и совместное убийство вообще сближает. - Ну, мужики, наведем мы с вами шороху в ЛА с Сан-Диего... - добродушно прогудел будущий босс Иль Мелаграно.
Тут в комнату вошли Дэнни, Поли, Фил и  еще какие-то два плохо выбритых молодчика, неся ножи, пилы и огромные черные пакеты для мусора. Почуяв  запахи смерти и увидев, во что превратилось помещение, Фортуно-младший пошатнулся и нервно схватился за горло, сдерживая рвоту. Энтони бросил на него чуть презрительный взгляд  - мол, и ты хотел со мной соревноваться за главное кресло? Затем деловито  произнес. - Сейчас парни их разделают, упакуют, спустят  в машину, потом избавятся .  А тут приберутся. Уже наплевав на испорченную навсегда одежду, Майк кивнул здоровяку Корди. - Слушай, дай тем девочкам.... ну ты видел... мой имейл. Затем потянулся, зевнул  - почувствовал внезапную усталость.  Нервотрепка, напряжение и обилие алкоголя сказались. - Я бы поел сейчас мороженого, блин. Как там говорится -  месть сервируют холодной?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-30 16:38:36)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Best served cold