Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Терпи, мой мертвый друг


Терпи, мой мертвый друг

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Walter Wilkins & Jeffrey Mcleod
О флештайме: говорят, что фотография оставляет в себе отпечаток человеческой души. За идеальный снимок порой не жалко отдать целую жизнь.

0

2

Фотография для него всегда была больше, чем просто способом заработать. Он восхвалял и обожествлял образы, создаваемые им на бумаге. Честнее, чем живопись, ощутимее, чем музыка, интимнее, чем литература. Фотография - это сама жизнь, возведённая в ранг искусства. 
Но в последнее время что-то было не так. Он чувствовал происходящие в голове изменения, словно неизвестная человечеству зараза распространялась в его сознании. Все эти годы он был носителем ложных убеждений, недостойных для истинного Творца.
От весёлого и энергичного мужчины остались лишь слабые отголоски. Джеффри мало спал и почти всегда был в плохом расположении духа. Его больше не удовлетворяли собственные работы, развешенные почти на всех стенах квартиры и студии. Такие светлые и яркие, люди на них казались, будто сделанными из мрамора. Безжизненными. «Нет, это не оно.  Не то, что я хотел бы изобразить».
Но вина лежит не только на фотографе, модели также причастны ко всем его неудачам. Быть моделью – это не встать в красивую позу и не улыбнуться в объектив, это значит отдать человеку, который держит камеру, частичку себя, так он считал. И он собирается взять у них эту частицу души, даже силой.
Но Маклауд продолжал пробовать. Приглашал новых людей, выдвигал жёсткие требования, срывался на ругань с ними. И каждый раз рвал новые фотографии, как ненужный мусор. Они были красивы, но бесполезны.
Через неделю состоялась скучная выставка очередного бездарного фотографа, Джеффри не хотел на неё идти. Со снимками здесь обращались, как с бездушным инструментом, неспособным рассказать свою историю самостоятельно. Но друзья старательно делали вид, что беспокоятся о нём, говорили, что он сам не свой, и практически потащили за собой в эту обитель невежества.
Однако именно здесь случилось то, чего Маклауд никак предугадать не мог. Где-то вдалеке ему на мгновение почудился лик Гения. Его красоту нельзя было назвать «чистой», но парень определённо имел какой-то необъяснимый шарм. Он был именно тем, кто нужен Джеффри. Фотограф мог бы помчаться за ним через весь выставочный зал, но испугался, что это была всего лишь бесплотная галлюцинация. Больное воображение, которое способно в одночасье погубить.
Маклауд выбрался из круга знакомых и медленно побрёл к своей цели, не останавливаясь. Некоторые пришедшие узнавали его, пытались поздороваться и завести беседу, но фотограф их даже не заметил.
Когда он подошёл совсем близко, тот самый человек обернулся и взглянул на него. На секунду Джеффри показалось, что кто-то вновь вдохнул в него жизнь. Дыхание успокоилось, мышцы расслабились, ум очистился от пугающих мыслей. На лице заиграла нежная улыбка, которую в приличном обществе не принято показывать незнакомцам. Он твёрдо решил, что запечатлеет этого юношу на своих работах, даже если тот окажется обычным посетителем, а не моделью. Он точно добьётся этого.
-Здравствуйте, - с неприкрытым восхищением в голосе проговорил Джеффри.  – Вы знаете, что вы идеальны?

+1

3

Вы когда-нибудь встречали людей, которые уверены в своей правоте даже тогда, когда им вроде все объяснили, показали и нарисовали по какой причине они ошибаются? Именно таким существом был Уолтер. Он совершенно не слушал других, пытаясь убедить их, что только его мнение правдиво. Из-за этого он раздражал друзей, родственников и даже незнакомых людей. Правда из-за наивности его было даже жаль, поэтому иногда ему помогали в чем-то, когда упрямец сильно доставал людей. У этого парня всегда была одна мечта, которую ему из-за своего характера и отсутствия таланта не суждено было осуществить. Он хотел стать знаменитым. В хорошем смысле этого слова. Но его стремления никто не поддерживал, да тот и не сильно расстраивался по этому поводу, делая все один.
Обычно у всех на слуху были какие-либо писатели, художники, артисты. Одним из них и мечтал стать бедолага. Ничего не получалось, но он не сдавался. Только никак не мог определиться с тем, что ему больше нравится. Все так интересно, но сложно. Конечно, упорства ему не занимать, но нормальных навыков у него не было ни в одной области, где он хотел оказаться. Поэтому решил выбрать то, что, по его мнению, было самым простым и легко изучаемым.
В последнее время большую популярность набирала фотография. Но с головой бросаться в этот омут Уилкинс не желал. Несмотря на твердолобость, капля ума у него присутствовала. Для начала он решил присмотреться к этому направлению в искусстве. В его представлении, чтобы делать красивые снимки, и после продавать их за огромные деньги, нужно не только накупить много дорогостоящей техники, научиться работать с графическими редакторами, но еще и иметь хороший вкус. Для приобретения такого Уолтер решил походить по выставкам известных и не очень фотографов. А после уже заняться другими организационными работами.
Уже пятую выставку посещал «начинающий фотограф» и откровенно недоумевал, что такого необычного во этих снимках? Никакого трепета или восторга они у него не вызывали. Другие же присутствующие о чем-то очень занудно говорили, рассуждая о цвете, композиции и других странных характеристиках фотографии. В их разговоры парень даже вникать не хотел. Во всем он пытался найти только пользу, а эстетическую сторону просто пропускал. Так для него фотографии природы имели один смысл - показать людям красивые места, чтобы они могли туда съездить и воочию насладиться их красотой.
Эта выставка была тоже не самой вдохновляющей. Он откровенно скучал, рассматривая фотографии красивых и не очень девушек и парней. Яркие или наоборот мрачные костюмы не делали их в его глазах особенными. Он думал, для того чтобы сделать «хорошее» фото, нужно одеть моделей во все вычурное, выбрать странный фон, наделать дюжину снимков, наложить столько же фильтров на самую глупую фотографию и можно сразу нести на выставку.
Размышления его прервал человек, неожиданно вставший за спиной. Уилкинс обернулся и увидел странного мужчину. Его фотографии он не раз видел в интернете. Он поздоровался с Уолтером и сказал, что тот идеален. Парень приподнял бровь в удивлении, приоткрыл рот, желая что-то сразу ответить, но не нашел никаких слов, кроме приветствия.
- Здравствуйте.

Отредактировано Walter Wilkins (2015-07-12 23:26:50)

+1

4

Настоящее искусство не подразумевает много слов. Оно должно не просто говорить, а показывать, дать прочувствовать себя изнутри. Поэтому столь лаконичный ответ его Гения не расстроил Джеффри, даже, наоборот, заинтересовал. Парень явно удивился столь неожиданному заявлению, но растерянным не казался, словно в глубине души и сам знал о своей исключительности. Фотограф от его холодного взора почувствовал лёгкую дрожь, грозившую перейти во что-то большее.
- Вы не ответили на вопрос. Вы знаете? – повторил он и ехидно улыбнулся этому недружелюбному юноше. Но Джеффри не станет тянуть с этой глупой шуткой, надо переходить к делу. - Меня зовут Джеффри Маклауд. Как и многие в этом зале, я фотограф. Вот только я не вопиющая бездарность, как большинство из них.
От его самоуверенного выпада некоторые особо впечатлительные «коллеги» начали перешёптываться и бросать полные ненависти взгляды. Что странно, их злоба не ограничивалась одной лишь фигурой Маклауда, они принялись с таким же презрением  поглядывать и на его невинного собеседника. Ну и пусть. Если эти погрязшие в праздности ничтожества смеют выставлять работы на всеобщее обозрение, то они должны быть готовы к критике. «Жаль, что за такие фотографии я не имею права отрезать им руки», -   он невольно вздохнул и решил накалить ситуацию ещё на несколько градусов.
- Скажите, вам нравятся снимки, вывешенные здесь? По-моему, ярко выраженная безвкусица.
И судя по скучающему выражению лица, Гений разделял его мнение. По крайней мере, немного сведённые к переносице брови и усталый взгляд  Джеффри посчитал знаком согласия.
Его охватило непреодолимое желание дотронуться до чужой руки. Ощутить что-то по-настоящему живое и заодно проверить, насколько у его Идеала мягкая кожа. Но Маклауд переборол себя, не желая преждевременно нарушать границы личного пространства. У него ещё будет на это время, когда процесс преображения коснётся и его модели.  В мечтах он уже чувствовал себя не только фотографом, но и скульптором, свободно изменяющим форму его творения. Джеффри с нетерпением ждал момента, когда отравит это существо своим чёрным ядом, струившимся уже по кончикам пальцев.
- Не хотите пройтись со мной для более уединённой беседы? Я не прочь узнать о вас побольше. И, возможно, кое-что предложить, -  он говорит мягко, что необычно для его болезненного состояния, и с несвойственной ему грациозностью указывает на выход из зала. Сейчас и чувственный аромат полуразложившегося трупа был бы для него милее, чем  броский запах одеколона, исходивший со всех сторон.  Однако в последнее время Джеффри испытывал стойкое отвращение ко всему чистому, в том числе и к свежему воздуху, который буквально разъедал его лёгкие похлеще любой сигареты. Необязательно идти на улицу, гораздо приятнее ограничиться коридором, туалетом, подсобкой или любым другим замкнутым помещением.  Где не будет посторонних глаз и можно будет легко выяснить, чего стоит этот парень на самом деле.
Но внутреннее ощущение подсказывало Маклауду, что с молодым человеком будет ещё много проблем.

+1

5

Парень рассматривал фотографа и все еще недоумевал, почему тот обратил внимание именно на него? Что ему требуется? Неужели посетитель выставки чем-то выдал свою неприязнь к работам, и этот человек хочет его таким странным образом унизить? Парень немного подумал, и пришел к выводу, что вряд ли его хотят так оскорбить. А если бы и хотели, то сделали это более изрщренным способом. Судя по возбужденному состоянию, тот скорее хочет показать ничтожность выставленных тут работ и их авторов. Но к чему вся эта показуха и главное: для кого? Если бы на месте Уолтера была девушка, то можно было подумать, что собеседник хочет впечатлить прекрасную особу. Только никого подобного поблизости не было, и мужчина разговаривает именно с ним, а не с особью женского пола. Значит дело в чем-то другом. Но догадливость на этот раз решила покинуть «будущую знаменитость».
- До вас не знал об этом, - все-таки ответил парень на поставленный вопрос, - И мне ваше имя знакомо, господин Маклауд. Я Уолтер Уилкинс. Рад знакомству, - с усмешкой ответил он, но про «бездарности» тактично промолчал, хотя был полностью солидарен с ним. Лучше он скажет об этом чуть позже, ведь на них косились недовольные посетители. Но Джеффри почему-то не унимался. Ему, возможно, нравилось злить всех вокруг своими дерзкими высказываниями. Но даже из-за этого парень не чувствовал себя неуютно. Было даже забавно наблюдать за тем, как кривятся в тихой злобе лица стоящих рядом. Лучше бы сделали селфи, пока выражают хоть какие-то эмоции и разместили эти фото, вместо тех, что висят на стенах, тогда выставка выглядела хотя бы забавной. Пользы больше, пафоса меньше.
«Ага! Так все же ему что-то от меня надо! Ради этого предложения был организован такой спектакль? Я уже согласен почти на все, что он предложит» - думал парень, слушая сладкие речи фотографа. Не согласиться он не мог. Раз такой важный человек хочет что-то предложить, то отказываться ни в коем случае нельзя. Может быть, Маклауд поможет ему в дальнейшем стать таким же известным, как и он сам. Если возьмет в ученики, то будет совсем хорошо, иначе тоже неплохо. Любая совместная деятельность с Джеффри Маклаудом может привести и к большим деньгам, и к славе, а именно это так страстно желает получить наш герой.
В ответ Уолтер кивнул головой и для большей уверенности, что его поняли, подтвердил свой ответ еще и в слух.
- Я никоем образом не против, - ответил Уилкинс и взглянул туда, куда указывал мужчина, - Пройтись действительно неплохая идея, - после он медленным шагом направился к выходу.

+1

6

Его забавляла эта резкая смена настроения между ними. От холодного недоверия до пылающих искр в карих глазах, стоило только намекнуть на выгодное предложение. Джеффри мог бы подумать, что нашёл некий механизм воздействия, но не хотел быть слишком самонадеянным.  Всё не может быть так просто, даже если сейчас он видит, как Уолтер легко срывается с места и покорно идёт к выходу. Его персональное божество вело себя более податливо, чем он мог ожидать, и оказалось гораздо более осведомлённым. Это волновало.
Уже не обращая внимания на косые взгляды, Маклауд последовал за молодым человеком, который шёл так неспешно, будто намеренно замедляя их движение. Фотограф уже считал секунды, отмерял каждый шаг, изнывая от потраченного зря времени, когда они, наконец, достигли двери. Коридор встретил их потоком прохладного воздуха, освобождённого от чужого дыхания и омерзительного запаха одеколона. Здесь  нет ярких прожекторов, освещающих стенды, оттого помещение кажется тёмным и мрачным, возможно, даже более уютным.
Однако даже здесь нельзя было полностью исчезнуть из виду. Джеффри неодобрительно посмотрел в объектив камеры, мигающий в полутьме своим красным глазом. Он до последнего искал в этом пространстве место,  которое не просматривалось бы наблюдателями.  Осторожность в этом деле не повредит, но его подопечного эта щепетильность, кажется, не впечатлила.
- Я хочу вас сфотографировать, - без лишних прелюдий заявил Джеффри,  как только укромное место было найдено. Хватит уже этой показушной вежливости. Он навис над Уолтером, вынуждая его прислониться спиной к холодной стене. Одну руку фотограф будто бы невзначай опустил на плечо юноши, невесомо перебирая ткань пальцами. Нет, конечно, он ведь дал себе установку не прикасаться к нему своими грязными руками до начала работы. Но разве это  маленькое исключение считается? – Естественно, не здесь и не сейчас, но в ближайшее время.
Внезапно он ловит себя на мысли, что ему нравится проверять свою модель на прочность. Задавать неожиданные вопросы, приближаться слишком близко, смотреть прямо в глаза. Оттолкнут ли его? Или же парень примет столь двусмысленную ситуацию как должное? Если из импровизации рождается настоящий талант,  то у Уолтера определённо есть потенциал.
- Так вы согласны? Вы не подумайте, ваш труд будет высоко оценён и оплачен. Я дам ровно столько, сколько вы попросите, - с самым искренним выражением лица уверял Маклауд, сам удивляясь, как его угораздило произнести такое. На самом деле не такой уж он и богатый, этот Джеффри Маклауд. Будем честны, снимки, которые он лелеял и так бережно развешивал в подобных галереях, в глазах ценителей стоили ровным счётом ничего и потому не пользовались особым спросом. Остаётся загадкой, как его имя проникло в  Сеть и кто тот незнакомый человек, распространивший его творения за пределы тошнотворных выставок. Однако он решил играть ва-банк, поставить на кон всё, лишь бы сделать этого необычного Уолтера Уилкинса венцом своей коллекции. Продать квартиру, заложить всё ценное – это лишь малая часть того, на что фотограф готов пойти.

+1

7

Уолтеру показалось странным то, что фотограф ищет укромное место. Зачем? Чтобы ограбить его? Парень улыбнулся, посчитав эту мысль абсурдной. Просто у творцов странные думы, идеи, страхи, которым они так любят потакать. Может быть, из-за этого маленького безумия они и оказались в этом закутке. Вечерняя темнота придавала еще больше загадочности человеку, стоявшему напротив. В глазах играл легкий огонек, делающий его похожим на колдуна из какой-нибудь старой средневековой истории. Был бы на месте этого недалекого паренька кто-нибудь поумнее, то эта загадочность могла быть воспринята как опасность. Но сейчас им владело только любопытство и тщеславие, поэтому никакого подвоха он не ждал. Да и разве может обмануть такой человек?
И ведь не обманывает, предлагая съемку. Это совсем не то, чего ожила Уилкинс. О том, чтобы быть моделью он не задумывался, считая эту профессию просто глупой и ненужной. Кривляться на камеру ради пары снимков, смысла нет. Так ведь может каждый дурак и умник, лишь бы наружность была приятна. Да и лицом он не вышел, чтобы его хоть куда-нибудь взяли на этом поприще. Но вот Маклауд, кажется, так не думает. Раз художник что-то заметил, то перечить ему бессмысленно. В любом случае парень и на это тоже согласен. Чем черт не шутит? Вдруг получится, а если и так, то эти снимки будут где-нибудь вывешены, следовательно, его заметят и, хотя бы на короткое время это сделает беднягу знаменитым. Отличный план. Вот тогда-то все его родственники и друзья позавидуют. Деньги же его интересовали пока чуть меньше чем известность. Сначала надо утереть нос всем, кто в него не верил.
Будущая модель кивнул головой, и, стараясь не выдать свое слишком большое счастье по этому поводу, сдержанно улыбнулся.
- Я согласен на ваше предложение. Но у меня нет в этом деле совершенно никакого опыта. Вас это не смущает, господин Маклауд?
Стоило об этом его предупредить, чтобы потом не было никаких претензий. Уолтер не хотел потерять этот шанс, но небольшой страх того, что не справится, заставил его сказать об отсутствии опыта. Максимум что он мог, так это работать в офисе и никому не мешать. Хотя и тут, по его мнению, ему не придется слишком сложно. Джеффри Маклауд просто будет говорить где ему и как встать, и на этом вся его работа закончится. Он получит деньги, причем столько, сколько потребует, а после спокойно может ждать славы. Главное с суммой не продешевить. Посмотреть в интернете сколько платят за съемку и выбрать среднюю цену. «Неужели он так богат? Эти фотографы деньги лопатой гребут. Лучше б меня научил так же фотографировать» - с некоторой завистью подумал Уилкинс.

0

8

Чувствовалась взаимная подозрительность, охватившая обоих. Мистер Уилкинс наверняка сомневался в способностях фотографа, а Джеффри, в свою очередь, задумался о том, какими судьбами его чистое вдохновение забрело сюда. Он не модель, сам в этом признался, но и не увлеченный ценитель фотографии - слишком скучающим был его взгляд, скользивший по галерее. Фотограф? "Нет, - тут же перебивает себя Маклауд. - Таких я бы издалека заметил”.
- Не смущает нисколько.
Легкость, с которой он согласился, смущает Джеффри гораздо сильнее. Маклауда не волновало то, что называют у моделей опытом. Хватит уже однообразности, как если бы каждое движение было выучено заранее. Уолтер, этот обворожительный юноша, должен стать чем-то новым, не испробованным ранее. Пусть с трудом двигается, будет неловким и измученным, лишь бы сохранилось то впечатление, которое он произвел на Джеффри сегодня. Талант - вот что важно.
Из-за категоричного ответа лицо напротив приобретало все более обеспокоенное выражение, что едва не ускользнуло от внимания Маклауда. Нет, пора заканчивать с этим. Иначе все рискует пойти по иному сценарию и рухнуть. Тревожные предчувствия вынуждают резко прервать их уединенную беседу.
- Я дам вам свой телефон, обговорим детали позже. Вы собираетесь возвращаться? - уже спокойнее произнес он. Судя по амбициозности, которая в этом человеке имела явный оттенок корысти, Уолтеру действительно стоило вернуться на выставку. Он пришел сюда ради выгоды, не так ли? Что ж, ему крайне повезло. - Я предпочту уйти, но мы с вами не прощаемся.
Джеффри с трудом сделал шаг назад и уже был готов покинуть ненавистное помещение. Осталось только обменяться номерами и изречь последние фразы, чтобы диалог не выглядел неоконченным. Далее Маклауд развернулся и направился к выходу, оставляя Уилкинса со своими мыслями.
Вечер смягчит странность внезапного ухода, даже если ему предшествовали такие события. Ни минуты более не оставаться здесь, дойти до дома, закрыть окна и двери и отсчитывать секунды - единственное вразумительное желание, посетившее его больную голову. Полупустое пространство квартиры встретит его, как обычно, своими холодными объятиями, в которых приятно растворить надежды и сомнения. А сомнения у него, конечно же, были.
***
Сложнее было назначить повторное свидание. В тот проклятый вечер фотограф не додумался узнать что-то, кроме имени Музы, о чем сейчас сильно жалел. Что представяет собой Уолтер Уилкинс? И есть ли у него время именно в эту конкретную минуту, когда Джеффри, наконец, завершил приготовления? На экране высветилось многозначительное W.W., из динамиков послышался знакомый голос. К счастью, по телефону Уолтер оказался таким же сговорчивым. Обозначили дату, условились встретиться сразу в квартире Маклауда. О подробностях фотограф всё так же молчал.
В один из дней, когда ожидание уже было невыносимым, в его дверь, наконец, постучались. Джеффри открыл её, впуская мистера Уилкинса в своё ободранное жилище, которое точно не знало, что фотографы получают деньги. Маклауд предполагал, что обстановка его комнат не впечатлит долгожданного гостя. Отошедшие обои и мебель, срок службы которой сравним с возрастом владельца, не добавляют уверенности в их сотрудничестве. Только фотоаппарат, как темное глянцевое пятно, выбивался из композиции.
- Готовы раздеться?
Затруднительный момент, расскажи о котором раньше, Уолтер ни за что бы так просто не попался на крючок. Теперь же все пути к отступлению перекрыты, Джеффри приветственно пожимает юноше руку  и думает, что готов сломать её, если будет необходимость. Опасная ситуация. Сколько неуместных ассоциаций может возникнуть от такой просьбы, а ведь обнаженная натура - дело обычное, если не сказать обыденное.  Почувствовав, как учащается пульс, Маклауд сжал ладонь чуть сильнее и поспешил добавить:
- Вы смущены, не нужно этого. Снимать одежду будете не здесь и не прямо сейчас. Нам с вами еще нужно дойти до студии.
Для непривыкшего слуха последнее слово навевает более приятные образы. То, что назвал студией Джеффри,  таковой уже давно не являлась.

0

9

игрок удален. в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Терпи, мой мертвый друг