Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Литературный клуб


Литературный клуб

Сообщений 1 страница 20 из 49

1

Кроме литературы, чем и дышать, опускаясь на дно морское?
Чем и внушать себе, что после дна - еще одно, и земля не шар?
Чем утешаться, слыша, как год от года пуще грозится кое-
кто досадить по первое нам число, вгоняя в озноб и жар?..
        Первое! А нынче уж вон какое. Кошмар!
Михаил Щербаков

http://sh.uploads.ru/GL4f9.jpg

Участники:  Sebastian Underwood, Jeffrey Mcleod, Johan Eklund,  Joseph Mann, Diana Volkova, Yun Sun, Hanna R. Larkin, Sophie Briol etc. (см. посты)

Место: уютное кафе на одной из тихих улиц Сакраменто
Время: миг между прошлым и будущим
Время суток: один прекрасный вечер
Погодные условия:   в воздухе пахнет кофе
О флештайме: Литературный клуб - и этим все сказано.

Правила (находятся на стадии разработки и тестирования):
Здесь поднимаются темы, связанные с литературным творчеством: наши собственные стихи и проза, мысли по поводу творческого процесса, рассказы о любимых писателях и поэтах. Тот, кто хочет что-нибудь рассказать/прочитать, выступает, другие на это реагируют; затем выступает следующий.  Какие могут быть реакции на чужое творчество? Вопросы, безоценочные суждения, свободные ассоциации, похвалы, развитие высказанной мысли. Критика, во всяком случае вслух, не приветствуется: все мы здесь любители, а не профессионалы.
В реальности клуб собирается периодически, раз в неделю или две, но для простоты мы попробуем ограничиться одной темой - пусть это будет, как безумное чаепитие в «Алисе в стране чудес»; тихое кафе, в которое можно заглянуть в любой момент. Как островок эскапизма вне бушующего времени.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-05-01 01:03:09)

+6

2

Я возвращался с работы пешком, лениво думая, как скоротать свободный вечер, что выдался из-за внезапно отменившегося свидания. Чем меня поманило это скромное кафе с неразборчивой вывеской, почти скрытой густыми листьями платана? Может быть, тем, что оно совсем не напоминало американские сетевые заведения. Как будто на углу этой тихой улицы открылся портал в Европу  - в Прагу, например, а может быть, Париж 1920х – тот самый Праздник, который всегда с тобой, о котором вспоминал Хемингуэй.  А может, чем черт не шутит, звякнувшая колокольчиком дверь ведет еще дальше – туда, где не властны земные измерения.
Неярко горят лампы с диковинными лоскутными абажурами. На стенах – полки с разными интересными безделушками. Звучит тихая музыка: старый джаз, который словно сливается воедино с запахом хорошего кофе.
Несколько столов сдвинуто вместе под самой яркой оранжевой лампы. За ними – пестрая компания. Уж не справляют ли они вместе какой-нибудь праздник, забронировав зал на вечер? Но, увидев, что я мешкаю на пороге, кто-то из общества, обернувшись, приветливо машет рукой: «Заходите, вас-то мы и ждали».
- Добро пожаловать в наш литературный клуб, - слышу я, заняв место за столом.

+6

3

Переезжать всегда тяжело, когда твой дом остается за спиной, когда все родные и любимые в тысячах километрах от тебя, а ты совсем один и вроде бы нужно ехать, а так хочется остаться где был, в любимой и такой милой компании, с теми, кто тебя любит. Так сложно переезжать, не просто в другой город - в другую страну, пересекать океан с миллионами тысяч соленых капель, переноситься в мир, совершенно отличающийся от того, к чему ты привык. Но знаете, люди привыкают ко всему, так и молодой художник, швед, покинувший свою родную страну больше полугода назад привыкнет и к этому, новому для него городу. В Сакраменто нет моря и совсем скоро он поймет, как сильно скучает по соленому бризу, по шуму прибоя и легкому ознобу в ночной зимний час. Но до зимы совсем далеко и есть лишь здесь и сейчас и этот непривычный и слишком жаркий для него город. Сакраменто, что его ждёт здесь? Кто его ждёт?
На исходе первый день его знакомства с Сакраменто и молодой человек не спеша бредет по неожиданно маленькой и тихой улочке, не спешит возвращаться в отель, что бы завтра встретиться с заказчиком, ради которого он собственно и приехал сюда. А сегодня у него есть ещё несколько часов, что бы понять этот город, что бы решить - примет ли он предложение о работе или вернется в Канаду.
Небольшое кафе встретило его многообещающим запахом кофе и небольшой компанией людей, сидящих под мягким светом желтых ламп. Они о чем-то говорили, беседа их казалась такой непринужденной и в то же время захватывающей, что Йохан лишние пару мгновений смотрел на них, а после получил широкую улыбку одной из девушек и приглашение присоединяться.
- Добро пожаловать, присоединяйся! - сказала все та же улыбчивая девушка, после чего добавила, - Это литературный клуб, чего стоишь?
Знаете как бывает - моментная симпатия, если не к человеку, но к месту и ситуации. Именно такое и подтолкнуло художника в сторону небольшой и очень разной компании. Взял стоящий неподалеку стул, молодой человек присоединился к компании, те доброжелательно пододвинулись, уступая ему место.

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-09 22:01:55)

+6

4

Сегодня был один из тех особенных вечеров, когда стыдно сидеть дома в одиночестве. Это была жизненная потребность выйти из дома в столь поздний час и прийти сюда. Маклауд всегда с нетерпением ждал момента, когда перед ним распахнуться двери этого маленького кафе, название которого он почему-то не мог удержать в памяти. Словно сознание подсказывало ему, что стоит узнать это место получше, и вся магическая атмосфера растворится в серости будней.
- Я был бы не прочь
Отдыхать весь день и всю ночь,
И в праздники, и в будни,
Чем дольше, тем безрассудней!

Джеффри стоит на маленькой импровизированной сцене и смеётся над своим стихом так, будто вместо воды какой-то добрый человек подлил ему виски в стакан. Его звонкий голос эхом разносится по уютному почти пустому залу. Он отнюдь не поэт и вряд ли когда-нибудь им станет, но разве это кого-то волнует? Здесь никто не назовёт его идиотом и не примется усаживать на место. Перед ним сидят его друзья, с большей частью из которых он, к сожалению, ещё не знаком. Однако Маклауд точно знал, что эти люди - его единомышленники, питающие к литературе только самые нежные чувства.
В этот раз он видит за столами много новых лиц и не упускает возможности улыбнуться им в знак приветствия.
-Ладно, ладно. Простите меня. Я мог бы продекламировать вам что-то более возвышенное, вроде Уайльда или Байрона. Но, видимо, уже не судьба. Может быть, этим хочет заняться следующий?

Отредактировано Jeffrey Mcleod (2015-07-09 22:18:21)

+4

5

Гуляли как-то с Юн вечером по улицам, бесцельно исследуя город на предмет хороших кофеен и почти случайно натолкнулись на эту дверь. Непримечательное объявление, наспех приклеенное к ней скотчем, гласило: «Завтра, в восемь вечера будет проводиться встреча литературного клуба. Приглашаются все желающие» и приписка от руки: «С собой брать хорошее настроение». Посмеялись, конечно.
Но на следующий день вернулись. Юн уговорила, почти убедительно доказывая, что в Сакраменто тоже могут встретится люди, которые оценят русскую поэзию. Да и потом, почему бы не пообщаться с людьми? Раз переехали сюда, то нужно и увлечения какие-то найти особенные, свои для этого города. Поддалась уговорам.
Компания в оказалась странной и очень уж разношерстной, Диана никогда бы и представить не могла, что у таких людей может найтись какой-то общий интерес. Однако атмосфера действительно была прекрасна. Мягкий, приглушенный свет, негромкий джаз, запах кофе, - все в самых лучших традициях любимых кофеен Дианы. Даже растрогалась.
Может и нет у этой компании ничего общего, но атмосфера определенно делает свое дело в сплочении людей.
- Доброго времени суток, - поздоровалась на русском, но тут же прибавила эту же фразу на английском. Просто не могла не привлечь внимания русской речью сразу, как появилась, не в ее это характере. Как будто пышного черного платья в стиле 50-х и ее татуировок не хватало. Почти на эмоциональном уровне словила усмешку Юн, которая видимо уже морально готовилась к выходкам Дианы. А вот и нет, ничего не выйдет, я буду сидеть сегодня тихо, пока ты будешь ждать подвоха, и не сделаю ничего лишнего, - подошла к стене и взяла для стула, для себя и Юн, подставила к столу и села.
Какой-то мужчина как раз закончил читать на импровизированной сцене несерьезный стишок и смеялся так, как многие люди, чей возраст неумолимо движется к 30, не стали бы. Разве что в тесной дружеской компании. Очень давно знакомой. Отсмеялся, сослался на то, что вполне мог бы процитировать Байрона. Улыбнулась ему широко, из серии тех улыбок, что достаются малознакомым людям, когда Диана прощупывает обстановку.
Может Юн была права и это не самая плохая идея, провести вечер в подобной компании. Можно было бы почитать им Бродского. Интересно, как бы американцы его восприняли? Были же у него стихи на английском.
- Господа, а вы слышали когда-нибудь о Бродском? – сама не поняла, зачем озвучила это вслух.

Отредактировано Diana Volkova (2015-07-09 23:10:12)

+4

6

Jeffrey Mcleod, Diana Volkova,

Улыбающаяся женщина в белом переднике поставила передо мной чашку с кофе и шепнула:
- Молочник на столе, пирожные можете выбрать в витрине, кремовых тортов не держим.
Стоило мне задуматься об этой предосторожности – неужели посетители литературного клуба не прочь продолжить традиции старых комедий? – как она отвернулась и направила многозначительный взгляд вглубь зала.
Помещение оказалось больше, чем я думал сначала. В нем была даже импровизированная эстрада.
Как раз сейчас на нее решительно взошел долговязый человек в элегантном, хотя и старомодном костюме, и, как выразились бы скандинавы, сказал свою вису.
Стих, как мне показалось, был в полном соответствии с его наружностью, разве что не длинный, а короткий. К тому же, он был жизнерадостным и выражал мечту всей моей жизни, которую приходилось процентов на сорок проводить в офисе редакции.
Эти слова прекрасно легли бы на жизнерадостную джазовую мелодию двадцатых годов!
К тому же, они были произнесены с британским акцентом, который заставил меня более пристально заинтересоваться поэтом, возможно, приехавшим из тех же краев, что и я.
Итак, в этом коротком выступлении было все, чтобы привести меня в восторг, и я разразился оглушительными аплодисментами.

Далее слово взяла яркая девушка с балетной осанкой... или, может быть, балет так прочно ассоциируется с русским акцентом?  Мне показалось, что она привыкла ко всеобщему вниманию. Стоило ей сказать несколько слов – и эстрада будто сама  образовалась вокруг нее.

- Слышали ли мы о Джозефе Бродском? – ответил я. -   Да как мог бакалавр искусств, что учился в девяностые в университете Белфаста, не слышать о нем?!
Прекрасно мог, и я это отлично знаю.  Но есть такая штука, как риторические приемы.
- Бродский, между прочим, собственными руками перевел свои двадцать сонетов к Марии, королеве Шотландской, только для того, чтобы мы могли ими насладиться.

The number of your lovers, Mary, went
beyond the figure three, four, twenty, Twent
y-five. A crown, alas, gets dented, bent,
or lost between the sheets with some odd gent.

+

That's why a monarchy comes to an end
while a republic may be permanent
(see ancient pillars or a monument).
And your Scots barons neither couldn't, no can't
think otherwise. They wouldn't relent
in pressing their quite sordid argument --
that is, that they, your Scottish lords, can't see
What makes a throne so different from a cot?
O rara avis of your century!
To your compatriots you were a slut.
See more at: http://jdurward.blogspot.ca/2007/07/lit … 8p0ra.dpuf

Число твоих любовников, Мари,
     превысило собою цифру три,
     четыре, десять, двадцать, двадцать пять.
     Нет для короны большего урона,
     чем с кем-нибудь случайно переспать

+

(Вот почему обречена корона;
     республика же может устоять,
     как некая античная колонна).
     И с этой точки зренья ни на пядь
     не сдвинете шотландского барона.
     Твоим шотландцам было не понять,
     чем койка отличается от трона.
     В своем столетьи белая ворона,
     для современников была ты блядь.
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7687

- Это наиболее звучный, хотя и вряд ли самый приличный сонет из двадцати. Ритм русских стихов трудно переложить на английский. Они начинают звучать довольно старомодно. Хотя о Бродском говорят как о новаторе русской поэзии. Действительно ли это так? – обращаюсь я к предположительной соотечественнице поэта.

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-07-10 01:52:48)

+5

7

Нет ничего более спонтанного и спланированного, чем случайность. Но я верю, что тогда, именно она меня забросила в это кафе, завела, держа за руку, крепко и твердо, не отпуская, пока я не шагнул под теплый свод, пока не поймал улыбку девушки, пока не улыбнулся в ответ и не заказ чашечку капучино, чтобы наблюдая за его молочной пеной, покрытой корицей и тертым шоколадом, слышать слова, что льются рифмой или прозу прошедшую сквозь века и с легкой печальной улыбкой думать о том, что когда-то и я писал.
Очередной вечер, столик чуть по дальше от шумной компании, к которой я редко присоединялся, потому что чаще молчал, чем вставлял слова в их шумный диалог и громкий монолог мыслей. Улыбка официантки, и горячий капучино на столе, греет прохладные пальцы. На столике стоит фотоаппарат с оголенным глазом объектива, в режиме ожидания, когда его коснуться руки, оживят и позволят запомнить этот мир в вечности мира всего. Я не знаю его имени, но его четверостишье вызывает у меня улыбку, как и вопрос о Бродском, с кем по пути слишком многим людям. Отпиваю глоток молочной пены, позволяя ей согреть себя изнутри, и чуть разворачиваю камеру, делая за сегодня первый отпечаток памяти. Вечер еще лишь начался, не стоит спешить запоминать каждый его отблеск.

+3

8

Художник почти сразу вливается в эту непринужденную атмосферу доверия и невероятного вдохновения. Швед буквально кончиками пальцев впитывает это - ощущает как настроение в миг улучшается, а тоска о расставании с друзьями почти мгновенно забывается им до того времени, когда кофейня опустеет и все эти люди разойдутся в разные стороны, как сделает и он сам. А пока Йохан наслаждался, рассматривая каждого, сидящего перед ним и рядом с ним.
А потом было импровизированное выступление и швед поддерживает аплодисменты и с широченной улыбкой на лице выражает свой восторг и относительно смелости этого колоритного человека и тому стиху, что он рассказал, стоя перед ними всеми на своеобразной сцене. Очень неожиданно, набрести на неизвестное и совершенно малюсенькое кафе в богом забытой маленькой улочке, он даже название кофейни не посмотрел, и найти здесь такую компанию. Человек, читавший стих садится на своё место и уже другой персонаж привлекает внимание сидящих за столом, примерно в то же время, когда молодому человеку приносят его заказ - эспрессо и незатейливый десерт. Перед ними стоят две девушки и одна из них явно русская, швед не спутает этот язык ни с чьим другим. Йохан улыбается, но не вступает в разговор, делает пару глотков и только после этого будто-бы решается достать необходимое ему - новый молескин с одним лишь наброском в нём. Его подарил ему Эзра перед их вынужденным расставанием именно он и был изображен на том наброске. Но сейчас, компактный молескин с приятной желтоватой бумагой наполнится новыми набросками - с персонажами этого, по истине незабываемого, вечера.
Русский язык красивый, и это лучше всего можно услышать в поэзии, интересно, кто-нибудь что-то зачитает? И возможно стоит что-то сказать, но швед плохо разбирается в поэзии, куда больше он сведущ в живописи, но о ней не нужно говорить - ею нужно просто любоваться. От этих мыслей и от созерцания пустого листа его отвлекает глухой и характерный щелчок фотокамеры. Парень на пару мгновений оборачивается на звук, наблюдая за неожиданным фотографом, сидящим чуть поодаль. Кивает, когда на миг ловит взгляд мужчины и вновь возвращает свой взгляд пустому листу, продолжая слушать собравшихся.

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-10 01:02:43)

+3

9

Вам когда-нибудь случалось приходить в книжный магазин, смотреть на полку, отведенную под несколько экземпляров одного и того же произведения, и вдруг совершенно точно чувствовать, что вот именно с этим, третьим слева томом, вы должны уйти домой? Если да, вы поймете, почему Юн, отлично знавшая, что порой спорить с Дианой - та еще радость, все-таки каким-то чудом убедила ее, что им непременно стоит сходить в то кафе, объявление на двери которого так порадовало вчера.
Решили, что, раз уж вышли заранее, можно и прогуляться. Тем более, такой чудесный вечер, непозволительным расточительством было бы пойти короткой дорогой. Только подходя к кафе, обратила внимание, насколько сильно оно выделяется на фоне улицы. Хотелось зайти, но Диана почему-то медлила.
- Если жители провинций Цзянси, Хунань и Сычуань не боятся острого, - в ответ на демонстративное закатывание глаз добавила, - да, опять пословицы, нет, терпи. Так вот, в таком случае, с чего бы человек, с которым меня во многом свел кофе, сомневался, стоит ли открывать дверь кафе, откуда доносится такой аромат именно этого напитка? И помни о поэзии.
Чтобы развеять последние сомнения, шагнула за порог. Атмосфера внутри как будто укутывала любого гостя пледом из теплого света, располагая к непринужденным разговорам несмотря на то, как непохожи их участники.
Пожелала доброго вечера уже занявшим свои места посетителям и не смогла сдержать улыбку, услышав, как Диана сделала то же самое на родном языке. Сложила это с тем, как девушка проводила уходившего со сцены незнакомца, вывод: чутье не подвело, и уговоры были не даром.
Ну что же, можно начинать обратный отсчет, – не без умиления подумала она. Обычно Диана купается во внимании окружающих, в то время как сама Юн находит наблюдение за происходящим более интересным. И, пусть даже в этом кафе хотелось изменить правилу, но не в первую встречу, вряд ли.
После донесшихся до нее слов об Уайльде или Байроне, нисколько не удивилась бы, узнав, что упоминание о Бродском было непроизвольным, так же, как у нее самой – случайные переходы на родной язык.
- Действительно ли это так? – хоть вопрос предназначался и не ей, но брешь в проверенной линии поведения пробить умудрился. Обернулась к задавшему его мужчине, но на эмоциях из-за нахлынувших воспоминаний сделала это слишком резко и поморщилась от звука, изданного чуть проехавшимся по полу стулом.
Легендарные ряды в аудитории, старые еще, до ремонта. И тот строгий профессор, считавший, что надо быть готовым ко всему. Вот вам Пастернак на китайском, найдите оригинал и сделайте перевод на английский.
Чего она никак не ожидала, так это всплывшего следом за этим в памяти собственного перевода, до последнего слова, будто только вчера сдавала.

Отредактировано Yun Sun (2015-07-10 03:54:17)

+2

10

Картинка для всех, кто собрался вчера.

http://sh.uploads.ru/GL4f9.jpg

"На самом деле каждый читает в самом себе. Книга писателя — это только своего рода оптический инструмент, предоставленный им чтецу, чтобы он распознал то, что без этой книги, быть может, не увидал бы в своей душе".

Марсель Пруст

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-07-10 19:30:20)

+4

11

Невероятно обрадовалась, когда оказалось, что здесь есть люди, разделяющие ее увлечение. Даже оживилась. Глаза заблестели, улыбка стала более искренней, попытка держать себя отдаленно от этих людей с треском провалилась. Диане стало интересно, и вероятно, окружающим показалось, что внутри нее щелкнули на переключатель: с меланхолично-высокомерной манеры держаться отдаленно, до состояния живого интереса и экспрессивного выражения эмоций.
- Это наиболее звучный, хотя и вряд ли самый приличный сонет из двадцати. Ритм русских стихов трудно переложить на английский. Они начинают звучать довольно старомодно. Хотя о Бродском говорят как о новаторе русской поэзии. Действительно ли это так? - увлеченно закивала головой и с удивлением посмотрела на Юн, которая слишком уж резко обернулась на мужчину.
Что это с ней?
- Все дело в языковой асимметрии, при переводе сложно сохранить настоящий размер стиха. Даже самый идеальный перевод никогда не передаст то, как звучит данная рифма на русском. Послушайте, - и прочла тот же сонет на своем родном языке.
-Между прочим, у Бродского есть стихотворение о Белфасте, середины 80-х. И оно написано как раз на английском языке, перевода на русский он не сделал. Мне кажется в нем лучше прослеживается, почему его считают новатором. Так как стихотворение изначально написано на английском, а не переведено, можно увидеть эту необычность структуры. Хотя я и не знаток английской поэзии, так что могу ошибаться.

Belfast Tune.

Here's a girl from a dangerous town
She crops her dark hair short
so that less of her has to frown
when someone gets hurt.

She folds her memories like a parachute.
Dropped, she collects the peat
and cooks her veggies at home: they shoot
here where they eat.

Ah, there's more sky in these parts than, say,
ground. Hence her voice's pitch,
and her stare stains your retina like a gray
bulb when you switch

hemispheres, and her knee-length quilt
skirt's cut to catch the squall,
I dream of her either loved or killed
because the town's too small.

В воздухе повисло недолгое молчание, кажется, что каждый задумался о чем-то своем, убаюканный чтением стихов и окутывающим пространство над столиком уютом, запахом корицы и свежей выпечки. Диане даже стало неловко, подумалось, что сейчас все уйдут в свои мечты и так и разойдутся, кто куда: смотреть на вечернее небо, рисовать прохожих, обнимать любимых. Настолько не хотелось терять только что приобретенную приятную компанию, что как всегда, в экстренных ситуациях мозг Дианы подкинул самую странную идею, которую мог.
- А знаете, говоря о русской поэзии, когда Юн училась в университете, - тут же получила достаточно ощутимый пинок ногой под столом, но быстро продолжила, - им как-то пришлось переводить на английский Пастернака. Ее работа даже выиграла в каком-то конкурсе и была опубликована в местном журнале. Думаю, она могла бы вспомнить его для нас, - посмотрела на свою девочку и столкнулась со взглядом означающим только одно: «Выйдем отсюда и беги очень быстро, предатель, иначе тебе не жить».

Отредактировано Diana Volkova (2015-07-11 17:57:47)

+1

12

Я принадлежу к тому типу людей, кто постоянно вляпывается в невероятные истории. То ли виной тому образ типичной блондинки, то ли я и правда слишком везучая на свои вторые «девяносто». Никогда не увлекалась литературой, то есть, я, конечно, человек читающий, и как любой уважающий себя американец, кое-что слышала о Бродском. Хм, но слишком мало для того, чтобы разводить демагогию. Да, был такой крутой мужик с фамилией Бродский, слог у него был хороший (или он все еще жив?), вот и все. 
И дернул же меня черт зайти в кафе, название которого я, как ни силилась, так и не смогла прочитать на затертой вывеске, скрытой большей своей частью за густой кроной деревьев.
- Добро пожаловать в наш литературный клуб, - серьезно? Поздно, сбегать уже неудобно, так что немного потоптавшись на пороге, я прохожу за свободный столик на несколько персон и заказываю чашку эспрессо. Все такие до одурения творческие и милые, что меня подташнивает, и я отворачиваюсь, утыкаясь в свой планшет. Может, тут хотя бы wi-fi ловит? Но вот облом – не ловит, кажется, это место напрочь отрезано от цивилизации. Я никуда не спешу, некуда спешить, потому осторожно поднимаю лазурные глаза и начинаю рассматривать публику. На подмостках читают стихи, смеются, улыбаются, дурачатся. Те еще психопаты, но наблюдая улыбки на лицах мне и самой становится тепло.
И снова о русской поэзии. Чувствую себя непрошибаемой тупицей. Впрочем, «Голодные Игры» мне всегда нравились больше талмудов Толстого, и никто пока не смел меня осуждать, да я и не собиралась нарываться. Вон, один из мужчин вообще просто молча сидит и что-то рисует, чудак. Но я никогда не была в антикафе, а это место можно смело назвать таковым.

+2

13

Diana Volkova,

Эти строки, никогда ранее не слышанные, так поразили меня, что, даже когда русская договорила, продолжали звучать у меня в голове, вот так:

Вот юная дочь небесспорного города.
Короткою стрижкою бровь
Не скрыта, и только нахмурится коротко,
Коль прольется на улице кровь.

Невинная жертва не повод для траура:
Рагу на огне, иль судьба,
Горелки ли газ, иль опасная аура –
Где еда ей, там и стрельба.

Да, больше здесь неба, чем, скажет баллада,
Земли. Оттого и металл
В ее голоске, и лезвием взгляда
Шкура с вашей души снята,

Не успели моргнуть. Цветастая юбка
До колен, в расчете на шквал.
Пусть ее убьют, или уж полюбят –
Этот город ей слишком мал.

Услышав от чужестранки это стихотворное напоминание о прошлом, но не моем, о деле независимости, которое всегда мне было глубоко безразлично, о городе, где не получилось задержаться, от поэта, для которого английский не был родным - я едва не прослезился.

- Ну, вылитая моя мама в молодости! - вырвалось у меня, когда стихотворение отзвучало. - Она ведь по конгрессам националистов разъезжала.

А надо сказать, я крайне редко говорю о своей семье, или том, что можно назвать семьей. Как видите, хорошие стихи так трогают мою душу, что я в два счета готов растрепать все что угодно, и даже представить девушку своей маме, по крайней мере таким образом (а по-другому, увы, уже никогда не получится, разве что съездить на кладбище в том самом Белфасте).

Эти девушки составляют соблазнительное единство, от которого было сложно отвести взор. Словно сразу две музы спустились с Парнаса. Надо сказать, что, обладая прихотливым эстетическим вкусом, я с ума схожу по азиаткам. А уж с помощью стихов со мной вообще можно сделать что угодно. И я от души надеюсь, что у этой разносторонней девушки с гордой посадкой головы нет такого хобби, как шантаж. Потому что я просто не смогу ей противостоять. Интересно, ее татуировка что-нибудь означает? Цветные сложные рисунки на теле – вовсе не редкость среди американской артистической молодежи, но они редко смотрятся настолько художественно. Кажется, это растительный орнамент, и что-то еще мне видится в этом сложном переплетении линий...

Я раскрываю свой верный блокнот, который вечно таскаю в кармане вместе с огрызком карандаша, и начинаю записывать строчки, что неотвратимо складываются, словно дорисовывая причудливые узоры на бледной коже девичьего предплечья. Но при этом не могу не поглядывать на темную лошадку в этой парочке, которая, похоже, может пролить свет на деятеля русской культуры, чью фамилию я слышал только краем уха.

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-07-12 18:02:05)

+3

14

Неожиданное обсуждение завязалось между тремя людьми, явно знающими куда больше, чем прости имя Иосиф Бродской, как знал его Йохан. Не сказать, что молодой художник совсем не интересовался литературой и поэзией, но там, где он вырос, на уроках литературы он проходили совсем другое, так что Бродской прошел мимо него. Возможно и зря, но что поделать, если в Швеции он не входит в школьную программу государственной школы, в которой он отучился. Так что чем больше сидящие за столом люди говорили о том, чего совершенно не знал Йохан, художнику становилось все более и более неуютно. Так что быстрый скетч, что он только что доделал, изображая на нём то самого человека, читавшего шутливое стихотворение, Йохан закрыл молескин и ещё раз оглядел собравшихся. Появился новый персонаж этого вечера - молодая девушка, явно посетившая эту встречу так же неожиданно для самой себя, как это сделал художник. Девушка выглядела... оторвой, да именно это определение ей могло подойти. И не сказать, что она очень располагала к общению, но лишь она казалась Йохану наиболее близкой ему по духу в этот момент - точно такой же не до конца понимающей, что происходит. Блондинка убирает свой планшет и художник ловит на себе её быстрый взгляд. Не самый приятный взгляд к слову сказать. Но тем не менее, парень перебирается за столик девушки, при этом пару раз не громко извинившись перед людьми, которых пришлось побеспокоить, что бы встать из-за столика.
- Бродской тебе не близок так же как и мне? - подсаживается к девушке, не громко говорит ей это, что бы люди, обсуждающие за соседним столом не услышали, а то выглядеть дураком в их глазах не очень то хотелось. Прежде, чем девушка успела хоть что-то ответить, явно не ожидавшая неожиданного гостя возле себя, швед заказывает второй эспрессо и вновь возвращает своё внимание блондинке.

+1

15

Неважно, насколько яркими были воспоминания. Пусть и вместо теплой поверхности стола уже почти почувствовала неровную, чуть прохладную и в царапинах от ручки из воспоминаний почти десятилетней давности, пусть закат почти начал казаться рассветом на первой паре, стоило снова зазвучать стихам – все это рассеялось.
Слушать, как человек делится мыслями о чем-то дорогом для него, наблюдать, как при этом он словно загорается изнутри – это действительно завораживает. Юн всегда поражалась умению некоторых людей чувствовать, когда и какой стих нужно прочитать. И, что немаловажно, как именно это нужно сделать.
Себя к этим счастливцами никогда не причисляла, и поход затевался в первую очередь для того, чтобы порадовать Диану, которая наверняка нашла бы тех, кто разделял ее вкусы.
Обвела взглядом кофейню – казалось, все в помещении находилось на той тонкой грани, когда связь между людьми еще ощущается, но при этом каждый может позволить себе заниматься чем угодно, и это вписывается в мозаику происходящего. Вот, например, вовлекший Диану в так воодушевивший ее диалог незнакомец что-то записывал в блокнот. Спокойно можно было помолчать, но воцарившаяся тишина, пусть и была уютной, почему-то с первых секунд начинала вселять тревогу, что все скоро закончится. А ведь ей только начало нравится просто сидеть в этом уютном кафе, посетители которого, пусть и не казались старыми приятелями, вели себя именно так по отношению друг к другу.
Просто сидеть, спасибо, милая, - нет, она ожидала чего угодно, в конце концов, Диана нередко читала ей что-нибудь из любимых стихов и могла просто продолжить, но нет так нет, - Правду говорят, если вдруг объявляется спящее много лет воспоминание – это неспроста.
– Когда леди просит, вспомнишь даже то, чего не знал, – улыбнувшись, пожала плечами и продолжила, - кто-то однажды сказал, что стихи нужно не только слушать, а дышать ими, и именно поэтому те немногие, особенные для каждого, делают любую надетую человеком маску неудобной. Не знаю насчет маски, но иногда вместе с воспоминаниями строчки могут разбудить того человека, что прочитал их когда-то в первый раз, и нравится это далеко не всем.
Зажмурилась на секунду, когда лучики отправлявшегося наконец-то поспать солнца упали точно на глаза.
Возможно, знавшая цену прекращению фарса перед родными и друзьями девушка спаслась конкурсом от чтения перевода перед группой, возможно, упоминание стихотворения и вытащило ее из какого-то дальнего уголка души, но одно Юн знала наверняка: то, что било под дых и лишало голоса общительную студентку, ей теперешней считалось вполне правильным для чтения в кофейне. Нет, не зажило, но и личным уже не казалось.
- Что же, слишком серьезным быть никому не идет, и, раз носители обоих языков, кажется, не имеют ничего против, почему нет?

Hamlet.

Voices died. I’m standing on the stages.
Approaching the jamb, I tried
To hear the voice of my life’s pages
To know what’s on my side.

The eyes of night at me are aimed
I feel it through their glass.
I’m begging, Father, almost pained,
Let this cup of fate me pass.

I loved your plan from the first glance,
I’m ready to take part.
Drive out me from this just once,
There’s drama in my heart.

But the writer rolled the dies,
And the end is soon to come.
We’re sinking in this carnival of lies.
Nobody’s path is easy one.

Неожиданно поняла, что каким-то чудом успешно бегала от этого стихотворения столько лет, и только теперь задумалась, а, собственно, зачем.

Отредактировано Yun Sun (2015-07-12 13:44:58)

+2

16

Борис Пастернак

Гамлет

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю Твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

+1

17

Johan Eklund

Он подсаживается ко мне за столик, вызывая волнительное чувство неловкости. Я практически никогда не делю столь малое личное пространство с почти незнакомыми людьми, но здесь, кажется, это в порядке вещей. Дышать друг другу в лицо и смеяться так, словно вы не просто случайные знакомые, а близкие друзья.
- Ты совершенно верно подметил, - оставляю маленькую фарфоровую чашку, изучая плавные черты его лица. Глаза отдают цветом скошенной травы, волосы темные, губы пухлые и чувственные, но меня совершенно не интересуют мужчины в том самом смысле. Это я поняла еще год назад, когда при поцелуе с Мейсоном не почувствовала ничего, вызывающего благоговейный трепет, ничего, что могла вызвать Эллердайс одним беглым взглядом в мой адрес.
- Я читала его стихи в школьной программе, но не буду прикидываться псевдоинтеллектуалкой, произведения хорошие, но мне ближе язык музыки, нежели язык слов. А ты художник? Видела, как рисовал в блокноте, - откидываю за спину несколько прядей волнистых светлых локонов, с трудом подбирая слова. Ненавижу неловкие паузы, но и не отношусь к числу людей, которые могут поддержать любую тему разговора или выцепить оную из воздуха.
- Нарисуй меня, - это был даже не вопрос, скорее мягкий приказ, или просьба, не терпящая возражений. – Я могу заплатить. – Меня никогда не рисовали, и это было бы даже интересно. К тому же, парень выглядит добрым и сговорчивым.

+2

18

Hannah R. Larkin

Искать новых друзей в новом городе - это не просто нужно, но жизненно необходимо. Если у человека нет друзей, то это по крайней мере странно, да и вообще совершенно не помогает в социальном развитии личности и прочей наукой доказанной ерунды. Но Йохан просто был уверен в том, что если у него не будет друзей, когда они будут нужны, таких друзей которые рядом, а не за тысячу миль, то ему будет плохо. Хотя в этот самый момент швед не рассчитывал найти друга, просто не хотел уходить так скоро, но и не чувствовал себя пока как член данного "литературного клуба". Ему одновременно нравилось все это, происходящее в кафе, но в то же время молодой человек чувствовал какое-то неуютное чувство отчужденности и именно это чувство и хотел искоренить, просто заведя разговор с другим человеком. Этим другим человеком и стала блондинка, по всей видимости будучи в подобном положении.
Так что он лишь одобрительно хмыкает и кивает, когда девушка подтверждает его собственное предположение. И на этом разговор будто бы прекращается, по крайней мере Йохану особо нечего сказать девушке, которая совсем не рада тому, что он к ней подсел. Это было видно в тот момент, когда она рассматривала его. Швед не отводит взгляда и не делает вид, что занят чем-то более интересным, напротив, в ответ подмечает какие-то детали во внешности девушки, не более. Симпатичная.
- Вот как. У меня его не было в программе, - как-то странно пожимает плечами - не то расстроенно, не то безучастно, а то и просто будто бы говоря "плевать", а после кивает, - музыка это и правда что-то более понятно, и для меня так же, - улыбается на этот раз более чем дружелюбно. Почему то отвечать утвердительно на её вопрос не очень хочется, но причины эму он не знает, просто вновь очередное пожимание плечами, - может быть.
Его небольшая неудачная, по мнению самого автора, как-то отбила желание рисовать что-либо ещё, сейчас его куда больше занимала возможность сделать что-то, что бы почувствовать себя в этом кафе "своим". Но это что-то не произошло, вместо этого девушка, каким-то указательным тоном просит его нарисовать её. Швед чуть удивленно смотрит на блондинку, явно совсем не ожидавший такого поворота событий и литературный клуб в этот момент является какими-то декорациями и на первый план выходит как раз таки эта блондина.
- Нет, не получится, - как-то учтиво улыбается, пытаясь сгладить эту ситуацию и одновременно не показаться грубым и не делать того, о чем просит, а просит ли, девушка, - Быть может как-нибудь в другой раз?
В этот момент официант приносит кофе и это явный намек перевести тему на что-то другое. Ну или сделать вид, что ничего ужасного не произошло. Швед вежливо улыбается и делает один глоток.

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-13 20:56:56)

+3

19

Yun Sun, Diana Volkova, Jeffrey Mcleod, Joseph Mann, Johan Eklund,

В целом, стих показался мне похожим на те мысли, которые проносятся в голове при пробуждении с сильного похмелья. Интересно, у русских такое настроение постоянное?.. И еще, судя по евангельским аллюзиям я бы предположил, что на Пастернака заметно повлияла христианская культура, в отличие от Бродского, чьи творения отмечены печатью классической римской поэзии. Впрочем, я могу быть уверенным только насчет Бродского, только с ним знаком из первых рук. Кстати, его нобелевская речь произвела на меня глубокое впечатление.
- Такое впечатление, в этом стихотворении поэт идентифицируется с Христом, – выдвигаю я предположение, обращаясь к переводчице.  – Я впечатлен переводом. И не могу не отметить, что настроение в этом стихотворение отражено явно минорное. Интересно, это особенность русской поэзии – или вообще печаль проще выражать в поэтической форме, чем ликование или, скажем, стойкость перед лицом судьбы? Что вы об этом думаете? – обвожу я всех взглядом.
Особенно меня интересует ответ автора единственного услышанного на сегодня поистине жизнерадостного стихотворения. Впрочем, не знаю, захочет ли он высказаться. Таланты поэта и литературоведа ведь редко сочетаются. И я в любую погоду предпочту талант созидателя, чем толкователя чужого творчества.
Также я с любопытством кошусь на парня, который начал былло что-то рисовать в молескине, но затем откололся от  компании, образовав парочку с вошедшей после меня в кафе девушкой. Предпочесть обществу единомышленников шанс приударить за очаровательной юной особой – это совершенно естественно. Для художника так точно. Интересно, он вправду художник?.. А уж о профессии того, кто, войдя, вынул из футляра фотоаппарат и теперь внимательно вглядывается в лица, догадаться еще проще. Ни дать ни взять, фотограф, ищущий вдохновения.
- И еще один вопрос мне не дает покоя, - признаюсь я. – Сколько здесь местных жителей? Со своего прихода я успел услышать три иностранных акцента, считая британский.
Мне хочется найти тему, которая бы нас объединила. Даже как чужаков в этом городе. А если мое высказывание прозвучало очень уж неполиткорректно, я все равно смогу выполнить свою цель, став общим для всех собравшихся поводом для раздражения.

+3

20

Усевшись обратно на своё место, Джеффри решил какое-то время не встревать в разговоры и полностью обратиться в слух. Хватит на сегодня внимания для одного человека, иногда нужно из выступающего ловко перевоплотиться в немого зрителя. Тем более, отовсюду слышалась прекрасная поэзия, обволакивающая и манящая. Где-то в стороне от него кипели страсти, люди активно обсуждали что-то своё или же занимались чем-то далёким от литературы, но их голоса словно сливались в единую мелодию. Он вообще-то также мог хотя бы для виду вступить в беседу с остальными, но всегда предпочитал осмысливать произведения сердцем, а потом уже умом. Искусство ради искусства, как говорили приверженцы эстетизма.
Да и вряд ли он смог бы рассуждать на таком же уровне, как люди за соседним столиком. Однако именно оттуда раздался вопрос, заданный, как показалось, всем посетителям сразу. Джеффри бы не обратил на это должного внимания, но взгляд, требующий ответа, проскользнул и по нему в том числе.
- Извините, я сейчас вмешаюсь не в своё дело, - внезапно подал голос Маклауд. - Я вообще не спец в русской поэзии, да и в поэзии в целом. Но мне кажется, всё зависит вовсе не от национальности и не от того, насколько просто или сложно выразить что-либо. Настроение стиха - это настроение поэта, а он, в свою очередь, является неотъемлемой частью истории,- он сделал паузу, пытаясь подобрать подходящие слова. - То есть... как бы это объяснить... В общем, история не всегда добра к писателям. Точнее, почти никогда. Сложно писать о радости и счастье, когда на завтра назначена твоя казнь. Вы меня понимаете? - Маклауд попытался взглянуть на всех также многозначительно.
Джеффри чувствовал, как горло мгновенно пересохло, надо бы попросить ещё воды. Однако он понимал, что даже своим слишком радикальным примером не полностью раскрыл мысль, хотя более ясно выразиться не смог бы. По крайней мере, не сейчас. Размышления завели его в неприятную сторону, они наводили тоску, а Маклауд обычно без удовольствия говорил о грустных вещах.
- И, скорее всего, я тот самый ужасный человек с британским акцентом. Неужели так заметно? А я-то думал, что умею маскироваться.
Подобная смена темы была очень кстати. Только теперь Джеффри в полной мере переключился с творчества непосредственно на внешний облик людей в кафе. Да, действительно, все как на подбор были абсолютно друг на друга не похожи. Есть ли вообще вероятность, что здесь присутствует хотя бы один коренной житель Сакраменто?

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Литературный клуб