Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Литературный клуб


Литературный клуб

Сообщений 21 страница 40 из 49

1

Кроме литературы, чем и дышать, опускаясь на дно морское?
Чем и внушать себе, что после дна - еще одно, и земля не шар?
Чем утешаться, слыша, как год от года пуще грозится кое-
кто досадить по первое нам число, вгоняя в озноб и жар?..
        Первое! А нынче уж вон какое. Кошмар!
Михаил Щербаков

http://sh.uploads.ru/GL4f9.jpg

Участники:  Sebastian Underwood, Jeffrey Mcleod, Johan Eklund,  Joseph Mann, Diana Volkova, Yun Sun, Hanna R. Larkin, Sophie Briol etc. (см. посты)

Место: уютное кафе на одной из тихих улиц Сакраменто
Время: миг между прошлым и будущим
Время суток: один прекрасный вечер
Погодные условия:   в воздухе пахнет кофе
О флештайме: Литературный клуб - и этим все сказано.

Правила (находятся на стадии разработки и тестирования):
Здесь поднимаются темы, связанные с литературным творчеством: наши собственные стихи и проза, мысли по поводу творческого процесса, рассказы о любимых писателях и поэтах. Тот, кто хочет что-нибудь рассказать/прочитать, выступает, другие на это реагируют; затем выступает следующий.  Какие могут быть реакции на чужое творчество? Вопросы, безоценочные суждения, свободные ассоциации, похвалы, развитие высказанной мысли. Критика, во всяком случае вслух, не приветствуется: все мы здесь любители, а не профессионалы.
В реальности клуб собирается периодически, раз в неделю или две, но для простоты мы попробуем ограничиться одной темой - пусть это будет, как безумное чаепитие в «Алисе в стране чудес»; тихое кафе, в которое можно заглянуть в любой момент. Как островок эскапизма вне бушующего времени.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-05-01 01:03:09)

+6

21

Johan Eklund

Это странное взаимное притяжение двух людей, когда общение складывается и не складывается одновременно. Вроде ты уже и посмотрела исподлобья, показывая, что та еще стерва, и не нуждаешься ни в чьем обществе, и интонационную точку в разговоре поставила, а все равно чего-то ждешь. Продолжения? Возможно.
Я не хочу, чтобы он уходил, с ним за столом стало уютнее и спокойнее, может быть, от того, что частью своего тела он прикрывал публику, и теперь я не видела блаженных лиц литературоведов, читающих Бродского, или кого они там уже читали. Дурой казаться не хотелось, но и козырнуть перед такой зрелой и начитанной публикой мне нечем. На ум приходит только один стих, прочитанный в могучей паутине интернета.
Мне бы женщину белую-белую,
Ну а, впрочем, какая разница.
Привязать ее голую к дереву,
И кидать камнями по заднице.

Но никто же не оценит, поэтому едва заметно ухмыляюсь. – А дальше школьной программы твое любопытство не заходило? – Мы на «ты» или на «вы»? Как-то я не уследила, но чтобы не путаться, я почти ко всем и всегда обращаюсь на «ты», кроме преподавателей в университете, разумеется.
- На чем играешь? – Раз уж мы нашли общую точку соприкосновения, почему бы не поддержать тему. Вдруг он подающий надежды пианист, а я упущу из поля зрения такой самородок. Сама же не спешу раскрывать все карты и свое музыкальной прошлое оставляю за завесой тайны.
- Может быть художник, а может и нет? Как так, - скептически приподнимаю брови, делая еще один глоток темного напитка из маленькой чашки. Владельцы этого заведения явно экономят на кофе. – Ты бы определился, - не забочусь о том, чтобы звучать тактично и по-девичьи нежно, меня не волнует, что обо мне думают малознакомые люди, да и близкие тоже, я всегда жила своим умом и на общественное мнение плевала с высокой башенки.
- Почему? Даже если выйдет не очень похоже, я сделаю вид, что все нормально, - все тот же ровный надменный тон и прямой взгляд, который я ни на мгновение не свожу с «может художника, а может и нет».
- В другой раз? – Расслабленно закидываю ногу на ногу и приподнимаю уголки губ. – Значит, это приглашение на свидание? – А при каких еще условиях у нас может быть другой раз?

+2

22

Диана смотрит на Юн, читающую стихи и улыбается. Нет. Диана с нескрываемым восторгом и обожанием смотрит на Юн, читающую стихи и улыбается только ей, самой искренней улыбкой из всех существующих. И даже не так. Диана с нескрываемым восторгом и обожанием смотрит на Юн, читающую стихи и улыбается только ей, самой искренней улыбкой из всех существующих и думает: "Всегда бы так, обычно же не допросишься", дотрагивается до нее коленкой под столом, провоцируя хоть какой-то контакт, незаметный для других, чтобы не смущать.
А потом закрывает глаза, чувствует тепло и уют, улыбается неосознанно и не обращает внимание на идущий своим чередом диалог. Но через несколько секунд понимает, что выглядит достаточно глупо, встряхивается и пытается вникнуть о чем сейчас идет речь. Человек, читавший стих на сцене, а потом притихший, рассуждает о настроении стихотворений. Неосознанно начала едва заметно кивать, понимая его мысль.
- Это точно, судьба обычно достаточно жестоко обращается с людьми искусства, не только с поэтами и писателями. Подпишусь под каждым вашим словом, я тоже так думаю.
Как-то разговор к месту переходит на вопрос об акцентах и, вероятно, это тот самый момент, когда люди знакомятся, достаточно естественно и непринужденно. Уже убедившись, что знакомство определенно будет приятным и у них есть общие темы. Атмосфера перестает быть такой загадочной и неправдоподобной, зато становится уже гораздо более родственной и реальной, что тоже прекрасно.
- А я, как человек, для которого английский не является родным, никакого акцента не заметила, так что вероятно маскироваться вы все-таки умеете, - улыбаюсь забеспокоившемуся, - Меня зовут Диана. Думаю, как вы уже догадались я русская. Хотя до получения американского гражданства, у меня было литовское, но это долгая история. А... вас? - окидываю взглядом собравшихся, - Хотя, вы наверно, все уже знакомы, но мне было бы интересно, узнать не только имена и место рождения, но и чуть-чуть побольше.

Отредактировано Diana Volkova (2015-07-15 23:17:35)

+3

23

«Сложно писать о радости и счастье, когда на завтра назначена твоя казнь».
- Как вы относитесь к экзистенциализму? – спрашиваю я в ответ на эту примечательную реплику, разумеется, заметив, как в одной фразе удалось отразить самую суть романа «Посторонний». – Камю пишет как раз о человеке, которому удалось прочувствовать всю радость жизни накануне расстрела. Но этот персонаж был чужд творчества, он прозрел скорее от потрясения. А мы – не для того ли мы пишем, чтобы в самих страхах и горестях уловить отзвук гармонии, которая хочет быть запечатленной? И в этом случае не столь важно, в радости она воспринимается или в горе. Разве вам не случалось почувствовать, - спрашиваю я англичанина, - что, когда пишешь, как будто оказываешься в мире предельной ясности, проступающей из случайных диссонансов?
В ответ на предложение русской девушки я тревожно вскидываю брови. Словно идея, что люди с общим хобби могут познакомиться, очень неожиданна. Как будто это тихое кафе похоже на один из тех клубов, посетителям которых особо дорого их инкогнито.
Пока мы не знаем имен друг друга, анонимность словно погружает нас в защитный кокон золотистых нитей, в котором можно сидеть, пока не вылетишь бабочкой, например, в качестве широко публикуемого поэта, лауреата и лектора престижных университетов США. Или пока не надоест.
Но представиться все же, по меньшей мере, практично. Иначе как обращаться друг к другу, «эй вы, как вас там»? Или, раз уж я затронул этот вопрос, по названию национальности? Но прибегать к национальности для обозначения субъекта действия - это стилистический огрех, против которого я сам восстаю. Что может быть более унылым? Только обозначение человека по цвету волос или половой принадлежности.
Итак, уже поздно, я знаю, что девушку с загадочными татуировками зовут Диана. А Диана – это покровительница отнюдь не искусств, но охоты. Так и запишем. Да к тому же та самая богиня, которая в два счета вырастила одному парню роскошные рога, и для этого ей даже в брак с ним вступать не понадобилось.
- Меня зовут Себастьян, - отвечаю я. – Я живу здесь почти два года, а так родом из Великобритании. Точнее, из Северной Ирландии, но к ирландскому национализму не имею отношения. Не как эта девушка из стихотворения Бродского... А я тут, пока суть да дело, сочинил стихотворение про его смерть. Потому что как-то взгрустнулось.
И я читаю свое стихотворение.

О смерти Бродского

Основные причины смерти – куренье и темнота
Зимней ночи в избе за полярным кругом
Ишемии. Не склеят сердце ни тот, ни та,
Кто в поэме  был обозначен другом,
Кто в Венеции заставляла сигать с моста,

Место смерти – Америка, даль напряженных жил,
Где жена и дочь, где «трое» взамен на «двое»
Не могли не сместить баланс обреченных сил,
Где Великих озер гладь блестит не в оттенок с Невою.

Время смерти – сейчас, когда я вспомнил, что нет
Человека, есть печатные строки.
Ева, откусив фатальный ранет,
На Земле всем отмерила сроки -
Бродскому, и тебе, и мне.

Не думаю, что оно собьет с колеи церемонию взаимного знакомства, ведь знакомство  дело такое – стоит только взаимному интересу набрать инерцию, и покатится, словно камень с горы.

- Спасибо за внимание. И мне тоже хотелось бы узнать обо всех побольше, - признаюсь я, забыв о первоначальных колебаниях.
Имен при общении как-то не хватает. А если кто-нибудь особо дорожит своим инкогнито, то он может назваться как заблагорассудится.

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-07-20 00:55:47)

+4

24

Hannah R. Larkin
Швед улыбается, явно не намереваясь хоть как-то реагировать на подначивания блондинки. Нет, как-то не заходило, не до этого было, да и вообще его вряд ли можно прям таки назвать ценителем поэзии, да и литературы даже, хотя и у него было чем похвастаться, например - "А знаете, я читал Старшую и Младшую эдды в оригинале, класс, да?" Только вот ворядли кто-то оценит в полной мере, так что художник лишь загадочно улыбается и не спешит раскрыть себя, пусть даже перед этой девушкой. Она была как-то необычной, что ли. С одной стороны та ещё хамка, явно давшая понять, что ему здесь не рады. С другой стороны будто бы и не против поговорить, пусть даже о такой ерунде. Так что швед не собирался покидать её общества и просто пытался, если не разгадать девушку, то хотя бы суметь понять что она за человек. Пока не очень то получалось.
- Ни на чем, просто люблю слушать, - все та же до ужаса вежливая улыбка и пожимание плечами, - А ты? - хотя этот вопрос скорее всего повиснет без ответа, но все таки было бы интересно, раз уж она первая начала эту тему, то явно ей есть, что сказать.
- Да как-то пока не успел определиться, - подмигивает и выглядит уже менее вежливым и улыбчивым. Сегодня он совсем не чувствует себя художником, так что можно сделать вид, что он просто любитель или вроде того. - Но если выйдет непохоже и ты сделаешь вид, что все нормально, думаешь мне от этого будет легче? - он едва смог сдержать смех, потому что такая ситуация его всегда если не бесила, то очень сильно раздражала. Ну раз не получилось, он сам это значит, почему все пытаются сделать ему одолжение и сказать, что все отлично? Йохан это ненавидел вот и сейчас ухмылялся с явной толикой неодобрения.
- Свидание? - он делает вид, будто бы удивлен, если даже не смущен и замечает, что его её слова совершенно не трогают, да и девушка в этом плане его как-то не интересует. Вот совсем. Да и её весьма красноречивый жест - закидывание ноги на ногу не производят на парня ни малейшего впечатления. - Я думал, что мы сможем ещё раз здесь встретиться. - вот, игра то и началась, они оба явно не испытывали друг к другу ничего особенного, зато вполне не плохо сумели устроить целое представление из неожиданного знакомства. Девушка эта была явно уникальной, только вот художник ещё не мог понять, а стоит ли продолжать с ней знакомство. Как хорошо, что от продолжения общения их отвлек голос одного из мужчин, который решил узнать, окружающих его людей получше.

Yun Sun, Diana Volkova, Jeffrey Mcleod, Joseph Mann, Hannah R. Larkin, Sebastian Underwood
Парень оборачивается, отвлекаясь от весьма своеобразной девушки и слушает то, о чем говорят остальные члены клуба, пусть даже они сам не ожидали становиться этим вечером таковыми. Как оказалось среди собравшихся и правда было мало местных, сперва Йохан на это не обратил внимание, но сейчас это было очевидно. Русская, азиатка, как оказалось англичанин и ирландец, ну и он сам - швед.
- Меня зовут Йохан, - несколько мгновений он размышляет, а что же рассказать ещё о себе, при этом не выглядеть слишком уж напыщенным среди этих людей. Да и вообще рассказывать о себе художник не любил, так что решил раскрыть минимум информации, - и я швед. Хотя последние полгода жил в Канаде, сегодня прилетел в Сакраменто. Деловая поездка, если можно так выразиться. - вновь замолкает, наблюдая за реакцией собравшихся. После чего не долго думая обращает своё внимание на сидящую рядом блондинку, - Ну а ты? - вот она главная подстава вечера, ведь по девушке явно было видно, что она не питала особого желания знакомиться с собравшимися здесь людьми.

+4

25

- К экзистенциализму? - переспрашивает Джеффри, хотя и в первый раз прекрасно расслышал слово. - Я отношусь к нему с приятным неведением.
Вот честно, забыл, что значит этот замысловатый термин. Какое облегчение, что вопрос был скорее риторическим.
- Хм, странно, никогда во время написания не испытывал таких чувств. Для меня поэзия - это не предельная ясность, а, наоборот, что-то туманное, едва уловимое. Блуждание по задворкам сознания, если выражаться так пафосно. Особенно, когда не можешь подобрать нужное слово, а оно прямо вертится на языке,- он улыбнулся, ненароком вспоминая, с каким трудом иногда складываются фразы на бумаге. В его случае минуты вдохновения сменяются долгими часами мучений. И это если не затрагивать тему его работы, которая отнимает значительную часть сил и времени. - Но вы пишете действительно замечательные стихотворения. Возможно, как раз из-за ваших ощущений.
Не зря же говорят, что вкусы различны. В этом нет ничего странного, Джеффри даже заинтересовался поразительными отличиями между их мироощущением. Всегда приятно выслушать чужое мнение, если его не навязывают тебе насильно. Хотя Маклауд сомневался, что кто-либо ставил своей целью переубедить его.
Тем более, с Джеффри согласилась милая рыжеволосая девушка, пришедшая в кафе с подругой. Впрочем, с подругой ли? Он мог бы поклясться, что нечто более глубокое мелькало в их взглядах. Но об этом стоило тактично промолчать.
- А я, как человек, для которого английский не является родным, никакого акцента не заметила, так что вероятно маскироваться вы все-таки умеете.
- Благодарю, мисс... Диана, очень мило с вашей стороны. Как камень с души сняли. Кстати, для иностранки вы неплохо говорите по-английски.
Когда казалось, что уютнее атмосферы просто не бывает, многие внезапно разоткровенничались и стали выкладывать информацию о себе, как карты на стол. Так нетипично для современного мира, в котором гораздо проще замкнуться, чем открыть себя настоящего. Даже пара с соседнего столика, державшаяся до этого обособленно, постепенно вливалась в общий разговор. Только девушка пока что молчала, как показалось Маклауду, будучи слишком увлечённой молодым шведом.
- Интересная компания у нас собралась! Я бы сказал, что за это нужно выпить. Но это только испортит прекрасный вечер, не так ли? Кстати, я Джеффри. В Сакраменто недавно, всего полгода, и ничего полезного за это время, к сожалению, не совершил. Не могу сказать, что я приехал с определённой целью, но... Всё-таки свои причины у меня были.

+3

26

Johan Eklund

Опять эта приторно вежливая улыбка, мне хочется взять его за щеки и смазать это сладенькое выражение с его лица, но я лишь картинно возвожу свои ясные небесные очи к потолку. В компании таких, как он: добрых, учтивых и не ведущихся на провокации, я ощущаю себя падшей тварью, конченой дрянью, ничтожеством. 
- Более десяти лет играю на фортепиано, - отвечаю непринуждённо, так как сей факт не возвожу в ранг своих достижений. Ну да, играю, многие играют, это не прибавляет им козырных карт, и таланта, увы, зачастую тоже.
Он так беззаботно и мило пожимает плечами, что мне на долю секунды хочется стать нормальным человеком спросить, кто же его по жизни так обидел, что он вроде художник, а вроде и не очень. Мою тонкую и ранимую душу хрен так заденешь, чтобы я перестала считать себя музыкантом, хоть что-то в этом бренном бытие я должна уметь делать нормально? Еще я мастерски умею пускать слезу по первому требованию и врать, но этот талант почему-то оценивают гораздо реже. – Эх, прости, я не хотела тебя обидеть, - сдаюсь и падаю ниц под натиском его мимими, все-таки, парень не сделал мне ничего плохого, и вполне возможно, нарисовал бы меня, будь более уверен в своих силах. – Я уверена, ты прекрасно пишешь, - подмигиваю брюнету, а затем отвожу взгляд в сторону, продолжая рассматривать публику.
- Значит, свидание? А девушка твоя знает, чем ты занимаешься холодными одинокими вечерами? – Обнажаю улыбку, подаваясь корпусом вперед, чтобы в хаосе звуков, царивших в помещении, лучше слышать тихий голос шведа.
И пока я трогала Йохана за его эго, нашлись и другие желающие и проявляющие интерес к светлоглазому шведскому парню. Замолчав, я принялась наблюдать за ситуацией, думала, какое общество он предпочтет? Мое или их? Руни, не будь наивной, конечно же, их.
Первый день в Сакраменто, понятно, почему он такой забитый. Знакомиться с больше ни с кем не собираюсь, сижу и молча попиваю дальше свой кофе.

+2

27

Hannah R. Larkin

Интересно, что она там думает, когда сидит и так смотрит на него? Йохан продолжает улыбаться - его воспитали так, что нужно до последнего держать рамки приличия, улыбаться и не важно, что он сам думает в этот момент. Холодная скандинавская сдержанность, кому-то нравится, кто-то ненавидит. интересно, эта девушка из которых? Возможно он когда-нибудь ещё это и узнает.
А пока просто сидит и поддерживает весьма странную беседу, не сказать, что эта девушка так уж сильно заинтересовала его, но было в ней что-то такое, что удерживало его от того, что бы встать и покинуть это место. А возможно ему просто он была куда интересней, чем ценители поэзии, потому что сам он к таким явно не относился, как понял за последние полчаса в их компании. Ну а что? Каждому своё, верно?
- Ого, понятно. - Так странно, один лишь факт может если не полностью, но хотя бы частично изменить мнение о человеке. Так и тут, десять лет игры на фортепиано... ну это не мало, вот его сестра училась играть на фортепиано, но у неё не хватило выдержки и терпения, а потому довольно быстро забросила. Эта же блондинка - нет.
В конце концов в ней что-то меняется, будто бы она откидывает своё панцирь, в котором прячется от окружающих её людей. И в этот самый момент блондинка уже не кажется Йохану такой уж злобной или неприятной, даже напротив, он начинает испытывать к ней симпатию. Интересно, почему она пытается казаться стервой? Швед лишь загадочно улыбается на её слова. Нет, он не стесняется, просто сейчас не в том настроении, что бы рисовать, слишком много всего навалилось и этот переезд. Одним словом - не хочется.
- А ты все таки хочешь свидание? - не удерживается, что бы не рассмеяться. Смех тихий и вежливый, но все же. - Думаю это должно остаться за кадром, как думаешь? - Поднимает бровь и выглядит как-то слишком многозначительно. Нет, он не рассматривает блондинку как девушку, он вообще редко смотрит на девушек так, потому что больше его привлекает не отношения, а красота.
Попытка втянуть соседку в разговор полетел прахом - блондинка явно не хотела заводить новые и, явно, лишние знакомства. Получается ему-то повезло? Но обдумать он это не успевает, слушая рассказы других людей о себе и то и дело посматривая на девушку рядом - она явно не собиралась не то чтобы знакомиться, так и вовсе делала вид, что находится не здесь. В конце концов спустя какое-то время она все таки встала и ушла, что не стало для Йохана особой неожиданностью.

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-30 14:05:26)

+2

28

**********
Прошел почти месяц. В тревожный предосенний вечер я снова оказался перед знакомой дверью. Снаружи литературное кафе выглядело точно таким же загадочным, как и в прошлый раз. Оно скрывалось в тихом переулке, за густыми кронами деревьев. В прошлый раз мне довелось провести в нем непредсказуемо отличный вечер и поговорить о стихах с девушками, которые растаяли к ночи, словно японские лисы-оборотни.
На этот раз дверь гладкая дверь темного стекла была украшена оранжевыми стикерами, наклеенными в несколько рядов. На самом верхнем было написано: Случайные/ключевые слова.  Пользуйтесь на свое усмотрение.
На тех, что пониже, виднелись порядковые номера. Слова, надо полагать, были на другой стороне.

1

белый, холод, бег, глаз

2

родственник, сеть, тростник, внезапный

3

роза, долгий, лето, рука

4

часы, пропасть, почерк, ожидание

Далее шли промежутки от уже оторванных бумажек, и еще один стикер в самом низу. Я отклеил его себе, бегло взглянул – на обратной стороне оказалось несколько слов. 
Вечеринка для своих? Интересно, и кто же эти свои? Те, кто втянулся в эту игру, сейчас приклеил свой стикер на бумажный лист и строчит текст... или стихотворение?  Хозяева этого кафе имеют своеобразное представление о рекламе. Можно сказать одно, в посетителях им качество – пока неизвестно даже, какое – важнее количества.
Дверь открылась с негромким звоном. Как и в прошлый раз, в помещении было темновато, так что лиц посетителей сразу не разглядеть... Может быть, кто-нибудь уже задумался над своими ключевыми словами... В полутьме горели свечи и пахло хорошим кофе.

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-08-29 15:59:16)

+4

29

вв
Сложно сказать, что я искала что-то или уж тем более - кого-то. Нет, совсем нет. Я вошла в первую попавшуюся дверь, спасаясь от чужих глаз. Мне казалось, или правда кто-то следил за мной? Такого не случалось уже давно, но с самого утра чувство взгляда в затылок не отпускало. Выбежать из дому, бродить по городу и не найдя надежного укрытия попасть в совершенно неожиданно для меня место. С виду - обычно кафе, но внутри открылся неожиданный для меня вид. Здесь проходил литературный клуб. Читать я любила, часто и много, но на подобной встрече оказалась впервые. Внутри уже были посетители, среди них я заметила даже одного своего знакомого. Точнее, как назвать человека, который знает о тебе больше, чем дозволено, но не является тебе даже другом?.. Наверное, сложно подобрать правильное определение.
Заказав кофе, подошла к стенду с разноцветными стикерами, содрала со стенда яркую бумажку и не глядя сунула в карман штанов. Вообще, я совсем не понимала, зачем в индийского типа штанах карманы, но сейчас они пригодились. Не знаю, может, так будет что-то интересное написано, но открывать загадку сразу не хотелось.
Спустя три минуты моего пребывая в кафе зашел парень, я внимательно осмотрела его, будто можно было выведать одним лишь пытливым взглядом - не он ли следил за мной весь день. А еще мне было очень интересно: есть ли здесь черный выход.
А пока я думала, у кого можно спросить, мне принесли чашку кофе. Чтож, вначале кофе, а потом и подумаю - куда отсюда держать путь дальше. Но нет-нет, а поглядывала на того паренька, будто ожидая от него чего-то... чего-то...

+1

30

На салфетке, рядом с чайной ложечкой лежал разноцветный стикер, скомканный, казалось бы, наобум, но в действительности походил на маленького розового барашка. Развернув листок прочитала набор не связанных между собой слов: часы, пропасть, почерк, ожидание. Повертев в руках листок, отложила его на стол. Сама даже не знаю почему, но мысль зацепилась за этот список, мне нужен был блокнот, в котором можно было бы написать хоть что-то. Ответить кому-то предложениями на эти слова.
Ручка нашлась на столе, и ровный с легкий наклоном влево текст, что рождался под рукой француженки, заскользил словно ручей. "Часы не отмеряют время, отведенное нам с тобою, потому что только случай свел нас однажды и также легко разведет. Пропасть, одиночества поглотит то, что раньше было теплого и ценного. Пусть в памяти твоей останется лишь мой почерк из этого и прочих писем, которые ты скорее всего не прочтешь, но... Ожидание всегда вознаграждается сторицей и пусть не увидишь слов, но почувствуешь их." Написала, перечитала, а после тихо хмыкнула. Все же как ни старайся, а писателем не стать. Рассказать людям о том, чего не было и никогда не будет так, чтобы они поверили, достойно восхищения. А я не верю даже в свою реальность, так как же мне писать об этом, чтобы они, незнакомы мне - поверили?

+1

31

Как  поживает литературный кружок? – подумал я с интересом. За время отсутствия у меня прибавилось опыта – десятки еженедельных номеров газеты, посещения психологической группы поддержки бывших алкоголиков. Я даже работал литературным негром. В общем, мне было понятно, как готовить тексты или обсуждать проблемы в группе под чьим-нибудь чутким руководством.
Но здесь руководителя не предвиделось.
Пространство притаилось, как будто ждало от кого-то изменений. Оно могло ждать до второго пришествия – время, казалось, застыло в вечном предчувствии Рождества. Витрины уже украсились искусственным остролистом и оленями, но это никого не могло обмануть – плюс двадцать, пальмы, здесь Рождество не настанет никогда.
Однако же, вокруг стоял обнадеживающий запах кофе. А темнота, едва рассеянная огоньками свеч, внушала ощущение безнаказанности. Я разгладил ладонью бумажку на столе -
белый, холод, бег, глаз
И написал:
*
Ни белый снег, ни холод зимних глаз
Мой бег по улицам не остановит.
За предложеньем следует отказ,
И то что здесь вначале было внове,
Приестся, повторившись десять раз.
Лети, мой вздох! Пусть где-то тишина
Зашелестит дыханьем и теплом -
Стучись незримо в переплет окна.
Я не услышу – далеко тот дом,
и окружает вечная весна
того, кто обознался Рождеством.
*
Я снова обвел взглядом кафе и увидел, что девушка за соседним столиком сосредоточенно пишет. Ее лицо было не разглядеть за прядью волос, да и темно.
Я смял исписанную бумажку в руке, прицелился и метнул. Расстояние было небольшим – бумажка упала точно у локтя девушки.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-02 03:16:56)

+1

32

Софи даже встрепенулась от неожиданности, когда возле ее руки приземлился какой-то комочек. Это была скомканный листок бумаги, развернув его, девушка увидела строчки стихотворения. Конечно же, девушка сразу же принялась читать его, почему-то сначала подумалось, что ее хотят предупредить или, что тоже не исключено, напугать, но нет. В строчках не было того страшного послания, которое она ожидала...
А что же получила? Красивое, но несколько грустное стихотворение о Рождестве и, как показалось, Снежной Королеве. О той сказке, в которой мальчик ушел из мира в котором его любили, чтобы стать частью непреодолимого желания стать вечно поклоняться лишь одной - холодной, ненасытной и бездушной особе. В мир, где ему никак не получалось собрать слово вечность из маленьких колких осколков. Софи всегда любила эту сказку, и знала, если бы и выбирала для себя роль, то ни за что бы ни хотела стать Гердой. Только Королевой, сердце которой камень, а душа - падающий снег.
Подняв голову, девушка увидела лишь одного мужчину, который мог бы поделиться с ней этими строчками. Остальные посетили были увлечены беседой с людьми. Софи не смогла разглядеть того, кто отправил ей послание, но решила сделать ответный ход и отправила таким же способом ему свои мысли. Интересно, что он подумает?

+1

33

Совершенно неожиданно на мой столик шлепнулся бумажный комочек. Может быть, стихотворный флирт – моя стезя? Тогда мне крайне повезло, что я встретил кого-то, интересующегося рифмами. Видит бог, в Сакрамено это не так легко. А то, что таким человеком оказалась хрупкая длинноногая девушка подиумных параметров – и вовсе нечто из разряда чуда.
Перебрасываться бумажками – излюбленный способ заигрываний у старшеклассников. Мое сердце замирало, как в школе, когда я разворачивал ответное послание.
Строки – хотя и не стихотворные – звучат, как старинная мелодия. Что передо мной? Образец эпистолярного жанра? Проявление проницательности, граничащей с ясновидением?
Ведь она угадала. Холодные плечи и снежно-белая кожа были у женщины, которая запала мне в душу в не самый легкий период моей жизни здесь, в Сакраменто. И глаза у нее были серые, только оттенок я не помню, а может быть, и не успел рассмотреть. Уже и не понятно, что заставляет меня до сих пор вспоминать о ней? Не та ли самая незавершенность, что роднит ее с героинями сказок? Недорисованные образы завораживают сильнее всего.
Конечно, незнакомка не знает об этих двух коротких встречах. Но наверное, она наделена умением воспринимать текст до самого дна души написавшего, чувствовать в нем второй, третий и десятый слой. А такой талант встречается не чаще, чем экстрасенсорные способности!
И вот что я пишу в очередном послании.

Эвридика

Я знаю, как собрать из фонарей
Декабрьской ночи капли торжества,
Как проложить тропу до тех дверей
Что отделяют нас от Рождества.
На череду рифмованных слогов
Я нанижу церквей далекий звон.
Услышав, ты шагнешь на тонкий снег,
Не спрашивая, явь то или сон,
Я обернусь, но нет твоих следов,
А может, и тебя на свете нет.

Я начинаю рассматривать свою загадочную музу в упор, ожидая того момента, когда она наконец обернется ко мне.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-02 03:20:51)

+1

34

Ступаешь по тонкому льду, проваливаешься под воду. Всего миг назад все было бело, хрустел снег, колол щеки легкий морозец, а сейчас ты идешь ко дну. Внизу темнота, вверху, да и со всех сторон, куда не упадет взгляд: темнота. Скорее всего, в сознании перемешалось ощущение пространства и ты можешь плыть вверх ногами, все глубже уходя под воду. Совсем скоро закончится воздух и...
Ты никогда не любила зиму, но еще больше ты не любила зиму в Сакраменто: ни снега, ни мороза, одни только пальмы и вечное лето. И почему жила именно здесь?
Вот и сейчас: с одной стороны все уже украшено, внутри кафе даже можно представить, что ты в каком-нибудь уютном Нью Йоркском местечке, а не в столице Калифорнии. Обмануть себя хотя бы не надолго. Пофлиртовать с незнакомцем, с которым не хочешь знакомиться, только перебрасываться странными непонятными посланиями. А, в общем-то, почему и нет? Потому что тогда это ощущение загадочности и сказки пропадет. Сразу станет все очень реальным, и вы вдвоем, и ваша история. А реальность - это то, от чего вы бежали, прятались в строчках и строфах.
На его Рождественское послание у тебя получается что-то мрачное. Наверное, потому что ты сама по себе не очень любишь этот праздник. Каждый год он у тебя проходит странно. Сбежала из дома, уехала за город с человеком, который вскружил тебе голову а теперь... а теперь его нет. Вы не сумели сдержать обещания, данные друг другу. Но почему же их все еще помнишь? Зачем?

+1

35

Затягивает под лед... Иногда мне снился подобный кошмар. Наверно, поэтому в полученных  строках мне видится призыв на помощь. Да никак моя загадочная собеседница только что прошла кастинг на главную роль в мелодраме «Девушка в беде»! И прошла, как это часто бывает во внутренним кинематографе, благодаря шикарным своим ногам.
Ведь ее настоящих жизненных обстоятельств я совсем не знаю.
Одиночество – что бы ни говорили современные масс медиа – еще не показатель беды. Одиноко сидеть в кафе под Рождество может вполне самодостаточный и состоявшийся человек. Например, высокофункциональный социофоб.
И то правда, наш способ общения просто идеален для таких личностей.
Хоть в чем-то удалось мне достичь идеала, удовлетворенно отметил я про себя и перевернул страничку блокнота:
*
- Ступаешь по тонкому льду, проваливаешься под воду…
- Темное колдовство,
Вот так я и пропаду, пёхом, не зная броду,
Племени, имени, ничего.
На излучинах речи меня встречает ненастье:
Откуда ты будешь, чей?
Лед пойдет сейчас под ногой на части.
Кругом тонких лучей
Видит вдруг слезящийся глаз мой
В прогалине туч – звезду.
Вспоминаю: гнался-то я за счастьем,
Ступая по тонкому льду.

На этот раз я сложил из странички остроклювого бумажного голубя. Это более почтово и более целенаправленно.
Стихи – эгоистичный жанр. Почему-то так получается, что постоянно болтаешь о себе. А вопросы о таинственной незнакомке накапливались. Вот-вот, казалось, они прорвут рамки жанра и поднимут мое стихотворное мастерство на недосягаемую высоту интереса к ближнему.

+1

36

Голубь из бумаги презрительно смотрит на меня черными точками глаз, которые я буквально пару секунд назад сама же и нарисовала. Я знаю, стоит мне развернуть бумажный лист, порвав голубя на части, как я получу очередные стихотворные строки. Почему-то мне кажется, что они будут очень грустными, а я и не против погрузится все глубже и глубже в черные холодные воды печали, переполнить ими кувшин своего настроения, возможно, даже утонуть в этот вечер в этих чувствах... но пока я удивленно смотрю на голубя, который отвечает мне презрительным взглядом. Думается мне, что мой голубь не хочет понять меня, думается, что это я сама давно запуталась и не хочу понять себя. Спряталась от мира за скорлупой, и сижу в этом мирке. Только граница такая хрумкая, что сломается под любым натиском. И я бы с радостью сломала ее сама, но изнутри стены уже давным-давно стали каменными. И мир, что был открыт передо мной, стал чем-то эфемерным и выдуманным. Да и я сама, словно призрак.
Да и я сама, как этот голубь - смотрю презрительно на мир, а внутри меня не прочтенный стих.
А внутри меня, стих, который я все никак не могу дописать.

Развернув листок пробегаюсь глазами по строчкам и остро чувствую родство. Я тоже искала счастье, но потеряла даже то, что было  у меня когда-то, а теперь отчаянье заполонило мою душу. И это отчаянье стало кандалами на запястьях, крепко прижав руки друг к другу. И что бы я не пыталась ответить, оставалось лишь одно слово, которое я и отправила, написав его на крыле "самолета".
Кто поможет тем, которые сбились с пути? Кто подарит им свет и путеводную звезду? Потерявшимся в самих себе.
И сто во было "тьма", и чувство то было - ненастье.

+1

37

Муза – самое важное в жизни, и самое легкое. Ее роль не обязывает ни к верности, ни к проведению вместе кучи времени, ни даже к благосклонному вниманию.
В обстоятельствах, что сложились здесь и сейчас – стеклись, как неторопливая, поблескивающая мраком кофейная река -  не было опасности нагрузить незнакомку своим вниманием, кавалерийскими наскоками, страхами выглядеть глупо - всем тем, чем насыщено близкое общение уже с первого взгляда друг другу в глаза.
Взгляда в глаза не воспоследовало – моя визави укрылась темнотой, как полумаской.
Зато – разглядел я – глаза появились у моего наново сложенного голубя. Это было крайне ценным добавлением к голубиной анатомии. И как мне самому в голову не пришло – «любовь слепа», что ли?
А вот послание, которое обнаружилось на бумажном крыле, было очень коротким.
Я задумчиво вырвал из блокнота новый листок.
Чем скуднее подсказка, тем больше ассоциаций она порождает, и одинокое слово расплылось каплей туши в прозрачной воде.
Мне предстояло вспомнить искусство каллиграфии, которое я и не знал-то никогда.
На одном крыле одно стихотворение, на другом второе – рассчитывал я нагрузить нового голубя без перевеса. Но третье своими немногочисленными строчками перекосило летуну фюзеляж: он вильнул и неловко ткнулся носом в блюдце кофейной чашки.

1
Тьма персонажей, тьма незнакомцев, сжав
Горло, тебя для души на повязки режут.
Мир твоей кожи, мир твоей крови ржав,
Только откуда же взять ему крови свежей?

2
В эфире или в дыму
Трепетную их рать
Ласковую их тьму
Я чувствую, как прибой.
Голосу моему
Больше не умолкать,
Мне не бывать собой.

3
Из мельтешенья тьмы
Снова родимся мы.
Сказка не станет былью -
Из всех - ни одна.
Новые имена
Снова дадут нам крылья:
Жизнь – продолженье сна.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-30 02:21:41)

+1

38

Опрометчиво утверждать, что муза - это просто и безболезненно. Так может рассуждать человек, который никогда не был этой самой музой для других или был ею совершенно внезапно и неосознанно. Другое дело быть музой и чужим вдохновением постоянно: изо дня в день песчинку к песчинке, чтобы в итоге получился целый песчаный замок. А, быть может, пытаться не растопить горячими пальцами и дыханием снежинки, строя уже дворец изо льда. Или... сколько в мире людей, столько и различных замков, дворцов и причудливых строений может получиться, поддайся они вдохновению. Главное, не упустить ту путеводную нить, которая ведет вперед. И для творца важно, чтобы то, что дарит вдохновение и силы было рядом.
Софи знала, она не творец. У нее единственное получается все разрушать, но не созидать. Зато каким-то непонятным способом эта взбалмошная девица привносила вдохновение в окружающих людей, отдавая порой последнее, что имела. Иногда ей тоже хотелось, чтобы кто-то пришел и сказал: ты чудесна и замечательна, ты тоже можешь все и эти слова бы становились не просто словами, а действительно вдохновляли. Но нет, Софи брала вдохновение из самого неожиданного места - из вдохновения, которое дарила другому человеку. Это странно и запутанно, но будто бумерангом отражаясь от того, кому Бриоль помогла, сама получала это же чувство. Потому, сколько бы не опустошала француженка свою душу, она наполнялась вновь. И вновь. И...

Глаза пробежались по строчкам, голубь с перьями из строчек остался на столе, а Софи свернула из салфетки розу. Да, жить заново, бежать куда-то вперед не задавая никаких вопросов, не ожидая больше ничего, но вновь и вновь спотыкаться об одни и те же грабли.
Софи не знала, что может ответить и может ли вообще. Потому поднявшись со своего места, оставив там деньги за кофе и эту розочку, не поворачиваясь лицом к человеку, которого не хотела запомнить человеком, а навсегда оставить в памяти каким-то образом из тени и строчек, вышла на улицу. Закурила прямо в дверях и пошла навстречу предновогоднему городу. На розе было написано: "до встречи". Почему-то Бриоль казалось, что они еще обязательно встретятся здесь. Или не здесь, но в городе.
До встречи - это не прощание, а надежда на что-то большее. Возможно, стоило попросту взять паузу, чтобы подумать о чем говорить в следующий раз.

+1

39

Что-то – то, как она прятала лицо, как торопливо вдевала руку в рукав -  сказало мне, что не надо за ней идти. Закрылась дверь, кротко прозвонив колокольчиком.
Я встал с места и навис над ее столом, ища еще какого-нибудь послания.
Два слова, решительно нацарапанные печатными буквами на лохматящейся под ручкой салфетке.
На лепестке бумажной розы.
Я вдел розу в очень удачно случившуюся на мне петлицу. В тот вечер я был в синеватом блейзере из секонд-хэнда.
На дне допитой чашки эспрессо – микроскопические небоскребы американского города.
У  чашки – бумажный голубь.
Кто знает, унесла ли она в памяти мои строки, но для меня их сохранила. Этот жест трогает меня, как бескорыстный дар.
Я опускаю птичку в карман и выхожу из кафе.
У двери еще клубится табачный дым, не остывший от ее уст, легких, гортани. Кружится, будто поджидая хозяйку, но та оказалась быстрее – уже растворилась в воздухе.
Похолодало – словно мы и не в Калифорнии.
Крохотная вспышка под фонарем. Другая.
Снежинки кружатся в воздухе, как крохотные частицы пепла.
*
Вечер как не был.
Что после встречи? «До встречи».
Хмурится небо.
Как бы ни гнал меня ветер
В путь несчастливый
Прочь от надуманных далей -
Ярко и живо
Все до малейших деталей.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-02-08 17:08:16)

+1

40

За окном также мерзко, как и в душе. Весна, мать ее, весна. Говорят, что осень - пора психов и самоубийств, тут можно поспорить, ведь хуже весны может быть только... а собственно и ничего. Она делает тебя ничтожным червяком, который обращает внимание на все подряд. Или нет, на муху, которая залетела в паутину и как не двигается, ей все не удается выбраться. Все, что остается лишь сильнее замотаться и ждать паука.
На улице весной в Сакраменто, почти как летом где угодно. Нет тающего грязного снега, нет пронизывающего ветра, нет тяжелых облаков. Погода выкручивает суставы даже молодым. Но еще она залезает в душу и гадит - только успевай выгребать.
Зима замораживает, зима лишает чувств, лето их выжигает, осень не позволяет думать ни о чем, кроме светлого прошлого, а весна, будто бы издеваясь, светит прямо в глаз солнечным зайчиком и хохочет, пока ты не лишаешься зрения.
Говорят, это нужно просто пережить, переждать, перетерпеть, но стоит ли тогда выпадать на этот период из самой жизни? Стоит ли вообще что-то делает, если весна не вскружила голову, а просто раздавила сходу... стоит ли чего-то ждать.
Эта весна не похожа на прошлые, в ней той надежды, которая жила раньше. В ней есть только холодный ветер, и пусть он унесет все. Прочь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Литературный клуб