Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » fire meet gasoline


fire meet gasoline

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Dancing through the night
A vodka and a sprite
A glimpse of the silhouettes
A night that they never forget

Томас и Лола
13 августа
где-то за пределами Сакраменто. где-то.

http://sh.uploads.ru/K5ngu.gif http://33.media.tumblr.com/4867e6cf86213932cd16836006943391/tumblr_mvebe6ECr31qf34gmo5_250.gif

+3

2

внешний вид

У Сакраменто было мало плюсов, но некоторые из них были весьма внушительными. Один из них - весьма удачное расположение. Меньше двух часов езды на машине, и вот ты уже на людных улицах Фриско, где так легко затеряться в толпе. Здесь я ощущала себя уютно, все-таки я всю свою жизнь прожила в Нью-Йорке. Первое время Сакраменто казался мне футбольным полем, городом призраком, где на улицах почти не бывает людей. Ну, по-крайней мере, в центре. Прошло уже почти полтора года, я успела привыкнуть к столице солнечного штата, но... Некоторые вещи просто невозможно изменить. Они слишком глубоко, там, внутри. До них не достать.
Было приятно сбежать из города, где все друг друга знали, туда, где так легко было потеряться. Пить, курить, гулять, купаться, танцевать. Встречать людей, знакомиться, входить в их жизнь на несколько часов, а затем стремительно, без сожаления с обеих сторон, эту жизнь покидать. И куда бы я ни шла, везде были исключительно незнакомые лица. Кто бы знал, как я задолбалась в каждом гребанном баре, в каждом клубе натыкаться хоть на одного, даже весьма смутно, но все-таки знакомого человека. Сакраменто - ебаная деревня. Это должно стать вторым официальным названием чудо-города.

Смеюсь, кажется, что вот-вот оглохну от громкой музыки. Вокруг люди, места катастрофически не хватает, жарко, горячо. Я пьяна, но пока еще держусь на ногах. Толпа вокруг мне... помогает. Сердце колотится в груди, воздух спертый, тяжело дышать, но мне пока не хочется уходить. В моей голове, толпа вокруг - заумный, сложноустроенный организм. Каждый человек является неотъемлемой его частью, уникальной, непохожей на других, но вместе мы составляем единое целое. Продуманное и отлаженное. Я смотрю на вещи вот так, только когда пьяна. В трезвом состоянии толпа - это просто толпа, и танцы - всего лишь танцы. В этом вся прелесть алкоголя. Он притупляет отдельные чувства, но позволяет взглянуть на вещи под другим углом. Или, может быть, это трава такая забористая попалась? Или таблетка? Я запуталась.

Хочется курить. Пробираюсь к выходу, на ходу вытаскивая из лифа портсигар. У меня разрядился телефон, никто не знает, где я. Я сама толком не помню, в какой части города нахожусь, и куда следует идти, когда соберусь наконец домой. У меня не так много денег, и нет места для ночлега. Впрочем, ничего из этого меня не пугает. Смысл этих моих поездок как раз и заключается в том, чтобы потеряться. Вот так. Случайно, неизвестно где, неизвестно как. А затем объявиться на пороге Сакраменто, внезапно, без предупреждения, будто и не исчезала вовсе. Такие вылазки были нужны мне, как воздух. Раз уж я решилась остаться в этом маленьком городке, раз меня уже столько связывало с ним, нужно было найти отдушину, и я её нашла.
Идет дождь, и я даже немного удивляюсь тому, как холодно оказывается на улице. Ветер обдувает влажную от диких танцев кожу, и я с удовольствием втягиваю в себя горьковатый сигаретный дым. Прикрываю глаза, улыбаюсь сама себе. Я совершенно одна, но мне не страшно. Я действительно, действительно боюсь одиночества, но иногда оно - моё единственное спасение. Не надолго? Открываю глаза, мне кажется, будто кто-то наблюдает за мной. Оглядываюсь, но никого не вижу. Показалось? Пожимаю плечами, окурок летит в переполненную урну. Что там с организмом? Не успел еще развалиться без меня?

Не успел. Слегка проветрившись, я ощущаю новый прилив сил. Можно танцевать дальше, можно еще выпить, вот только... Чужие руки касаются талии, навязчиво и властно. Залезают под кофту, касаются кожи. Я могу буквально чувствую влажные от пота пальцы у себя на животе. Не могу сказать, что мне приятно. Парень, не могу разглядеть его лица, прижимается ко мне сзади, подстраивается под мой танец. Я не очень настроена общаться сегодня, однако... Продолжаю двигаться. Слегка подаюсь назад, решив забить на неприязнь. Она навязчивым маячком мигает где-то на краю моего сознания. Пока терпимо... -  Ты можешь купить мне выпить? - поворачиваю голову и кричу так, чтобы он меня услышал. Я хочу выпить, у меня нет денег. Так и быть, пусть лапает, если ему так хочется. Но не за бесплатно...

+1

3

одет так
Новый город, новый клуб, новые люди, старые привычки. Почему после работы тебя занесло сюда, никто и не подскажет. Ты попросту оказался здесь, а потом увидел ее. Когда твой взгляд задержался на незнакомке чуть дольше положенного, она почувствовала - обернулась, разыскивая глазами твой взгляд, но не обратила внимания, будто тебя и нет здесь. Мастак игры в прятки. Тень да и только. Она успокоилась, раззадорив тебя. Глупая маленькая девочка, когда чувствуешь опасность, взгляд, который крепко вцепился в тебя, то стоит бежать как можно дальше, прятаться как можно глубже. Потому что когда он найдет...
Не употреблять - это твой выбор. Наркотики, алкоголь - в топку. Твой разум и так достаточно поехавший, чтоб усугублять дело препаратами. Единственное, что ты никак не мог бросить, так это сигареты. Они твои вечные спутницы - любовницы, получающие раз за разом тебя настоящего. Ты думаешь, пока куришь, когда же не куришь - думать не успеваешь; действуешь, будто если не сейчас, то будет поздно. Потому куришь слишком часто, словно напрашиваясь на рак легких. Плевать, когда умрешь, не так ли?
Отпускаешь маленькую худенькую фигурку девушки, делая очередную затяжку, но уже через пол минуты неосознанно начинаешь вновь рыскать глазами. Где? Куда спряталась? Фигура находится почти сразу, вот только она не одна. Твою незнакомку зажимает какой-то хер. "Херасе..." Сигарета летит на пол, машинально тушится носком ботинка. Время романтичного созерцания закончилось.
Вижу цель, не вижу препятствий. Хотя нет, препятствие ты видишь и именно потому больше не мешкаешь. Подходишь быстро, стремительно. Ты знаешь ее, сам не понимаешь откуда, но уверен. Это как раскат грома средь ясна неба. Почему именно она? Вопрос лишний, единственное, что у тебя происходит не по-плану - это именно вот такие встречи. Во всем остальном ты педант до мелочей. Сегодня же все не по-плану, потому можно не заморачиваться. Какая разница, что будет потом, если сейчас упустить эти минуты и разрешить кому-то прикасаться к твоему?
Незнакомка разворачивается к этому самоубийце и кричит что-то на ухо. Он отрицательно машет головой и приближается к самому ее уху. Хочет что-то сказать или поцеловать? Этого никто не узнает, потому что ты уже здесь. Резко хватаешь парня за волосы, к его несчастью, они достаточно длинные, чтобы провернуть подобное. Тянешь на себя, буквально отдирая этого хера от своей... своей? А ведь мысли разогнались будь здоров. Хотя бы ее предупреди, что она уже твоя.
Паренек отошел от первого шока очень быстро, попытался выкрутиться, освободится, но тут же получил кулаком в лицо. Упал, ты сел на него сверху и прорычал: - лезть к чужим девушкам нехорошо.
Стой-стой, ты опять торопишься, даже она еще не знает, что твоя. Хотя, когда тебя это останавливало?
Парниша хотел что-то ответить, но взгляд этих по-истине безумных жестоких глаз остудили пыл. Подняв руки, прохрипел: - Чувак, я не знал, что она не одна. - Ты был почти доволен. Хотелось ударить еще пару раз, но ты сдержался. Поднялся, схватил за руку ничего не понимающую девушку и потащил ее прочь. Зачем-то ты захотел объясниться, а потом украсть ее на эту ночь. Только на эту.
Завтра тебе нужно будет уехать, заметая следи твоих сегодняшних дел. А через неделю придет новое задание, если не раньше, и ты покинешь очередной город.
Остановившись довольно далеко от входа, протягиваешь раскрытую пачку сигарет. - Покурим. - Это не вопрос, скорее приказ к дальнейшим действиям. Закуриваешь. Пусть ты и отпустил ее руку, но остаешься на таком расстоянии, чтобы не дать ей сбежать. Слишком близко для людей, которые даже не знают, как друг друга зовут, вот только тебе плевать на это. - Серьезно? - А ведь ты сразу же начал разговор с ней так, будто знаешь ее, что ей нужно. Ей нужен ты, плевать, что она этого еще не знает. - Ты готова продаться за коктейль? Девочка моя, не нужно так сильно разочаровывать меня и недооценивать себя. - Твой цепкий взгляд следил за каждым ее движение, каждым жестом и мимикой, словно пытался понять - она испугалась или ее забавляет сложившаяся ситуация?
А вдруг ты в ней ошибся?..

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/KD7uv.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/9aaddc79ba733148ed7bffdbe175ae30/tumblr_n5fqz2TRJM1qzeweeo4_r1_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-10 03:48:32)

+1

4

Что значит нет? Хмурюсь, потому что парень откровенно охуел. Он, скорее всего, рассчитывает на перепихон, но это не входит с мои планы на сегодня. С недавних пор, и это меня всё еще немного удивляет, просто тупо секс, с первым встречным, меня не интересует. Приелось, может быть. Такие случайные связи ничем не отличаются друг от друга, и даже толком не запоминаются, так что тратить на них время - глупо. И нет, это не значит, что я стала целомудренной или что-то в этом роде. Упаси Боже! Я просто... выбираю, наверное. Ищу не просто человека, а кого-то, кто цепляет и нравится.
И вот этот жадный мудак явно не попадает в эту категорию. Я собираюсь довольно грубо скинуть его руки со своего тела и послать нахуй, но не успеваю. Что-то, блин, идет не так.
Парень отстраняется чересчур резко, даже громкая музыка не заглушает странных звуков позади меня. Поворачиваюсь и замираю, невольно прикрывая рот ладонью. Что это еще за нахрен такое?? Один парень повалил другого, того, что лапал меня. Теперь, когда я стою лицом к нему, могу сказать, что "ухажеру! не повезло с внешностью. Даже клево, что выпить он мне не купил, не придется пересиливать себя и общаться с ним... Хотя, может, это просто разводы крови так причудливо украсили его лицо?

Это было... наверное, любопытно? Вокруг нас образовался ровный, словно циркулем очерченный пустой круг. Все взгляды прикованы к драке, на лицах людей целая палитра эмоций. У кого-то одобрение, у девушек страх, а вон тот парень как будто возмущен. Что интересно, никто не спешит разнимать их и никто не подходит. Даже я сама, потому что на лежащего парня мне наплевать, а второй, тот, который как будто за меня вступился, выглядит взбешенным, и попадать ему под горячую руку не хочется. Или, может быть, дело вовсе не во мне? Ну мало ли, что парни не поделили, и... - лезть к чужим девушкам нехорошо. Округляю глаза от удивления, и сначала даже решаю, что мне послышалось. Может меня с кем-то перепутали?
В любом случае, долго они так сидеть не смогут. Я уверена, что уже через минуту тут будут охранники, которые выпнут из клуба их, а заодно и меня. За компанию, так сказать. "Защитник" поднимается на ноги, и я собираюсь схватить его за руку, чтобы вывести на улицу и как следует наорать на него. Он меня опережает. Ладонь опускается на запястье, словно захлопывается капкан. Иду следом, практически не упираясь, и только бросаю взгляд на паренька, которому не повезло сегодня с нами связаться. Выглядит потрепанно. И жалко.

Недоуменно гляжу на раскрытую пачку сигарет, испытывая раздражение из-за этого командного, почти приказного тона. Или, блять, не почти? И всё же, покладисто вынимаю сигарету из пачки, прикуривая. Молчу, хотя ощущаю, как внутри меня всё кипит и булькает от возмущения. Я не испытываю особого восторга от того, когда люди врываются в мою жизнь вот внезапно, по ощущениям похоже на  скорый поезд, который мчится и сбивает всё на своем пути. Даже тебя. Я предпочитаю стоять на ногах, ну или хотя бы считать, что стою. И всё же, в нем что-то было... Властное, напряженное. Он стоит очень близко, так, что я могу чувствовать его запах. Намного выше меня, так что приходится задирать подбородок и смотреть снизу вверх, от чего наши лица становятся как будто еще ближе. Я не испытываю страха. Мне любопытно. И забавно.
- Я не собиралась продаваться, - от чего-то это звучит так, словно я оправдываюсь. Это злит и забавляет одновременно. Смотрю на него, и нет той неловкости, какая обычно возникает с незнакомцами. Я будто бы всегда его знала. - И что это, блять, было такое? - наконец позволяю раздражению выплеснуться наружу, и даже повышаю голос, потому что, да, я злюсь. - Лезть у чужим девушкам не хорошо. Серьезно? - передразниваю его. Мысль о том, что мы стоим слишком близко пульсирует у меня в голове чересчур навязчиво, не знаю, куда от неё деться. Пока говорю, пальцем тыкаю ему в грудь, то ли прибавляя себе экспрессии, то ли боясь сблизиться еще сильнее. Боясь?
Дверь позади хлопает. Оглядываюсь, и вижу того самого парня. Держит руку у лица, кажется ему нехило задело нос. Смотрит на нас как-то осуждающе, но близко не подходит. Пожалуй, в этом знакомстве есть какие-то плюсы...

+1

5

Сказать, что ты именно тот герой-романтик, который к тому же еще и плохой парень, так нет. Зачастую ты просто берешь то, что хочется и не паришься - разделяют ли твои желания другие люди. С девушками же все еще проще, если кто-то тебе нравится, то ты трахаешь ее и забываешь. Но чаще пользуешься "пьяненькой девочкой из клуба", которая стала уже чем-то средним, особь женского пола, в которую можно спустить свое напряжение. Потому что они идут туда, чтобы быть оттраханными, так зачем все эти прелюдии? По-правде говоря, ты тот тип личностей, который никогда не заводит семью, детей и умирает не дожив до сорока. Ты тот тип личностей, который пытается взять все и сразу.
Сегодня же все словно через одно место, потому что ты вышел из себя слишком быстро и из-за чего? Из-за какого-то придурка и девки, имени которой даже не знаешь. Тебе захотелось именно ее, но вот чем она лучше сотни тех, которые в танце манят своими телами, даже тебе не понять. Но ты настойчиво пытаешься это сделать.
Куришь, и чем дольше ты куришь, тем отчетливей понимаешь, что это не первая ваша встреча. Точнее даже не так, в прошлый раз это была даже не встреча, а так - случайное событие, которое потом забывается. Должно было забыться, но не забылось. Пару месяцев назад у тебя был заказ в Сакраменто, признаться, скучный городишко. Выполнил ты его довольно быстро - даже показалось дело слишком легким для тех денег, которые за эту вещичку предложили. Но жаловаться было не на что, потому передав заказчику его товар, ты решил задержаться на пару дней, чтобы придумать куда поедешь потом. Бесцельно бродил по улицам, и вот так случайно на одной из них и заметил эту девушку. Хотя, ладно, вначале ты заметил не ее, а яркое пятно в серой толпе. Довольно высокая розоволосая девчонка с гитарой, которой на вид не было и восемнадцати, стояла на противоположной стороне дороги и поглядывала на часы. Она явно кого-то ждала, а, быть может, опаздывала. Тебе, как праздному зеваке, захотелось узнать - дождется ли? Минута проходила за минутой, сигарета за сигаретой. Сколько же прошло времени? Минут двадцать? Если не больше. И вот ты увидел ее - именно эту девулю - она бежала к розоволосой, размахивала руками и что-то весело кричала. А подбежав, обняла и начала рассказывать почему задержалась. Почему-то ты хорошо запомнил эту встречу, хоть тогда и не подошел знакомится. А сейчас, кажется, это знакомство было неизбежным. Не упускать же второй раз?
Когда она наконец-то начинает говорить, ты лишь довольно ухмыляешься, будто не думаешь, что она может сказать нечто новое. Когда же она начинает оправдываться, перед тобой, незнакомым ей человеком, ты только улыбаешься. "Не собиралась, значит?"
Вы стоите очень близко, потому можно говорить очень тихим стальным голосом, который впечатывает в стену, показывая, насколько ты уверен в себе. Незнакомка, а она так же уверена в своих словах? - Мне показалось, что тебе он неприятен. Я ошибся? - Свободная рука сама собой тянется к девушке, хватает ее за локоть, приближая к себе, чтобы она могла услышать даже как бьется твое сердце. - Могу вернуть тебя туда, может еще кто захочет тебя облапать. Или трахнуть. - Но в твоих планах на этот вечер нет больше насилия, потому разжимаешь пальцы, отступая на несколько шагов. Присаживаешься на ограду, будто позволяешь ей уйти, если она испугалась. Но раньше, чем она примет какое-то решение зачем-то предлагаешь свою компанию на эту ночь: - а можешь притворится моей и пойдем прогуляемся по ночному городу. - Ты уверен, если она сейчас уйдет, обиженный и побитый парень отыграется на ней, и ели ты об этом узнаешь, ты его убьешь. Если же она уйдет с тобой... ты даже боишься представить, что можешь с нею сделать сам.

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/EfKac.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/9aaddc79ba733148ed7bffdbe175ae30/tumblr_n5fqz2TRJM1qzeweeo4_r1_250.gif[/SGN]

+1

6

Он странный. Правда-правда странный, и я не могу понять, как вести себя с ним, как реагировать. Смотрю на него внимательно, взгляд глаза в глаза, хотя это не так просто, как кажется. Потому что не только голосом он впечатывает в стену. Взглядом - еще хуже. Как будто тяжелые ладони ложатся на плечи и тянут вниз, к земле, без шанса воспротивиться. Я мечусь между двумя чувствами, эмоциями. Я настороженна, как человек, который собирается пройти по минному полю. Но губы подрагивают, то и дело выдавая желание расплыться в широкой ухмылке. То, как он разговаривает со мной... Злит и заинтересовывает одновременно. В момент, когда мы впервые встретились взглядами, я поняла, что он мне не нравится. И всё же, мне не хочется отводить взгляда, выпускать его из виду. Совершенно дикое, животное желание не поворачиваться к нему спиной ни за что на свете. Иногда мне кажется, что во мне есть что-то от животного. Инстинкты. То, что я не могу понять и осознать. Только чувствовать.
Снова касается меня. Ладонь уверенно ложится на локоть, стискивает его, притягивает к себе. Спокойно, уверенно, без агрессии, однако я всё равно напрягаюсь. Замираю, теперь уже не могу заглянуть ему в лицо, взгляд прикован к его руке, к пальцам в складках моей одежды. Мне стоит наклониться вперед буквально на дюйм, и я коснусь виском его футболки. От этого голоса у меня мороз по коже. Что, блять, происходит вообще? Что со мной сегодня не так? Что с ним не так?

Молчу, теперь уже окончательно понимая, какую сторону решило принять моё сознание. С каждым мгновением ухмылка становится шире, в глазах играют бесята. Вот как, значит, да? Весь из себя крутой, проницательный, от чего-то решил, что может меня вернуть. Будто моё присутствие тут, на улице - целиком и полностью его заслуга. Если бы я не захотела - я бы не пошла. Я в этом уверена
Его поведение интригует, но, похоже, он не до конца понимает, с кем связался. Впрочем, слушая его достаточно долго, можно было бы легко поверить в то, что он действительно вытащил меня сюда, и действительно может вернуть назад.
Отстраняется, разжимает руку, но теперь уже я делаю шаг вперед, задирая голову и глядя прямо в глаза.
- Только если они купят мне выпить после того, как облапают или трахнут, - в моих словах сквозит вызов, и конечно же, я не думаю так, как говорю. Не трудно догадаться, что в чужих глаза я нередко предстаю шлюхой. Я даже не спорю, не пытаюсь отрицать, потому что, по всей видимости, каждый человек вкладывает в это слово свой собственный смысл. И мой вполне может не совпадать с чужим. И всё же, лучшая защита - нападение, так что я легко изображаю ту, за кого людям нравится меня принимать. Намекаешь о моей продажности? О, нет, даже говоришь об этом открыто. Я могу быть именно такой, какой ты меня представляешь.

Оглядываешь парня с головы до ног, лукаво щуришься, будто бы обдумывая его предложение. Плавный поворот головы, и теперь ты уже разглядываешь того неудачливого ухажера, который почему-то не спешит возвращаться в клуб и теперь откровенно пялится. На самом деле, ты всё решила еще в тот момент, когда твой новый знакомый опустил твою руку. Но сохраняешь интригу, и даже как будто сравниваешь их, решаешь, кто нравится больше.
- С чего ты решил, что выдержишь это? Если я притворюсь твоей, - хмыкаешь, а затем срываешься с места, и задорно перепрыгивая ступеньки, сбегаешь с крылечка клуба. Вытягиваешь ладошку и замираешь так, проверяя, идет ли еще дождь. Хотя и так понятно, что он закончился. Асфальт вокруг испещрен лужами, фонари в них отражаются так красиво, словно гипнотизируют.
Проходишь несколько метров по направлению к главной улице, а затем останавливаешься, ищешь взглядом своего ночного спутника. Ты решила, что "да, я согласна" и даже "ну ок, пошли" - слишком банальные ответы для такой странной встречи. Так же лучше, не находите?

Ты не имеешь ни малейшего представления, куда вы идете. И где находитесь. И если тебя оставить здесь одну, даже дорогу обратно до клуба не найдешь, потому что бесконечная паутина улиц и переулков окончательно перемешалась в пьяной головушке. Но какая, в сущности, разница? Тебе весело и хорошо, ты улыбаешься и много болтаешь, словно наслаждаешься звуком собственного голоса.
В круглосуточном магазинчике покупаешь бутылку водки по поддельным документам, и лишь на выходе из магазина понимаешь, что израсходовала последние деньги. Ты собиралась "продаваться" за выпивку не просто так, помнишь?
Он не проявляет никакого интереса к выпивке. Только безостановочно курит, и у тебя возникают подозрения, что под одеждой у него заныкан блок курева. Иначе как сигареты до сих пор умудрились не закончиться?
- Стой, подожди, - ты подходишь ближе к нему, цепляешься пальцами за край его футболки, чтобы он точно остановился и не проигнорировал просьбу. - Тебе стоит выпить. Выпей! - бутылка лишается крышки с молниеносной скоростью, ты настоящая волшебница в этом деле. Снова стоишь очень близко к нему, тебе явно понравилось вот так резко, без предупреждения сокращать расстояние. Подносишь горлышко бутылке к его губам, он явно не в восторге. - Выпей, - твой голос становится настойчивым, почти строгим. Для тебя это теперь дело принципа. Ходить по незнакомому городу, вся такая пьяненькая, в компании трезвого незнакомого чувака - даже для тебя слишком странно. И чтобы у него не было шансов отказаться... Ладошкой скользишь по его шее, пальцами задевая волосы. Почти ласковый жест, и впервые за вечер заискивающий, мягкий голос: - Выпей? Пожалуйста.

+1

7

Судьба - оправдание для слабаков. Когда человек перестает владеть ситуацией, он оправдывает все произошедшее какой-то мифической судьбой или проведением. Это не о тебе. Когда в твоей жизни что-то сбивается и летит под откос, ты сопротивляешься, цепляешься за все, что только способен ухватить и либо утаскиваешь максимальное количество людей и вещей в эти лапы рока, либо берешь ситуацию под контроль. В твоем понимании, судьба никогда не приносит ничего хорошего, а все подобные встречи - непременно вносят разрушение и сумятицу в относительно спокойное существование. Еще больше разрушения, чем обычно приносишь ты сам.
Вторую встречу с этой девушкой можно было бы назвать судьбоносной, если бы в нее верил. Но, когда ты наконец-то понял, кто она, ощущение какой-то обреченности возникло с этим же пониманием. - Дофига шутница, да? - Очередная затяжка и взгляд ей за спину. Паренек все ждет развязки вашей беседы, а ты еле сдерживаешься, дабы не двинуть его еще раз, нет, даже не просто двинуть - раскрошить его лицо в мясо, бить, пока он будет дышать, а, может, и даже чуточку дольше. Почему-то, когда она рядом с тобой, тебе постоянно хочется кого уебать. Возможно, все потому что на нее смотри кто-то, кроме тебя. И тебе даже не приходит в голову, что это нормально. Странно, ведь зачастую такого чувства тебя не посещает.
- Я рискну. - Лучшим твоим решением было бы трахнуть ее в соседней подворотне и успокоиться, но ты так не думаешь. Улыбаешься, когда она начинает вести себя совсем по-детски, умиляешься этому. Неосознанно любуешься ею, даже не думая о том, что она не навсегда, а из твоей жизни исчезнет даже быстрее, чем забудется вчерашний сон.
Улицы незнакомого города сменяются одна другой: широкие проспекты и узкие улочки, переулки и туннели подземных переходов. Ты бы уже сто раз заблудился, если бы не твоя исключительная память и ориентирование на местности. Конечно же, куда лучше было бы словить машину и доехать до квартиры, но тебе хочется прогуляться.
Чтобы не заканчивались сигареты, ты всегда носишь пачки по три, потому что за день порой уходит пачки четыре, но только не в дни работы. На работе ты не куришь, зато после выполнения дымишь как паровоз. Через сутки тебя отпускает и желание сжимать зубами сигарету исчезает.
Когда девчонка останавливается, чтобы купить кто-то в киоске, ты покупаешь пару пачек сигарет. В общем-то, вы уже почти пришли, этот киоск виден из окна твоей квартиры, а отсюда видно, что в доме темно. И это к лучшему, если бы там показался хоть самый слабый свет, какой бывает от фонариков, ты бы забеспокоился и решил, что вам не стоит идти туда.
Пока ты созерцал темноту окон, спутница придумала какую-то глупую игру, под названием "выпей из бутылки". И тебе это совершенно не нравилось, ведь, когда ты пьян и остаток мозга отключается. Другое дело, что она брала тебя на слабо, а сегодня так не хотелось сопротивляться. Последствия работы - нужно было расслабиться. Недо-драка морального удовлетворения не принесла, потому оставалось лишь два варианта - выпивка или секс. Сейчас, видимо, у тебя будет два в одном. Ведь на секс ты уже настроился, а она заставляет выпить. Окей, сама заставила, сама будет и выгребать.
Делаешь большой глоток, а после целуешь ее. Вряд ли она могла ожидать этого, а ты ей не даешь и осмыслить происходящего, прижимая к себе, целуя так, будто всегда это делал, но расставание было слишком долгим, потому ты не можешь насытиться. Одна рука держит ее за талию, не разрешая вырваться, даже если бы захотела. Только твоя, только тебе отданный поцелуй. И как дальше можно было жить понимая, что завтра она может так же целовать кого-то другого?
Заканчивая поцелуй, ты вдруг понимаешь, что совершенно не знаешь, как ее зовут, потому как бы ни смешно это выглядело, но оторвавшись от ее губ лишь на миг, рычишь: - Как тебя хоть зовут? - А после кусаешь за ухо, слишком нежно, чтобы быть твоим прикосновением. - Мы почти пришли. - И отпускаешь ее вновь.
Пока ты не видишь смысла держать ее, ведь, она все равно следует за тобой. Без какого-то чувства самосохранения - отмечаешь для себя интересный факт. Интересный для тебя, но слишком опасный для нее. Какого черта ты вообще тащишь ее к себе?

Свет зажигается и вашему взору открывается большая квартира-студия с панорамными окнами во всю стену. Переключаешь яркий свет в режим подсветки, загораются несколько светильников, которые скорее не дают комнате погрузится в полнейший мрак, чем действительно освещают. В этом городе знакомые подогнали тебе интересную квартиру, к сожалению, слишком просматриваемую - не для твоей периодически вспыхивающей паранойе. Наверное, мания преследования родилась вперед тебя, потому сейчас не отпускает ни на день, только работа заставляет забыть о том, что за тобой следят или могут следить.
- Располагайся. - Как-то безразлично киваешь на большой диван-подушку. - Есть будешь? - Пить решил не предлагать, потому как выпивка у нее была с собой. Открывая холодильник, ты внезапно ловишь на той мысли, что не понимаешь, на кой черт ты вообще притащил ее к себе и тебя это не волнует. Но окидывая взглядом, соглашаешься, что девушка ебабельная, даже очень. Все дело в том, что ты стараешься не вспоминать о том, что после встречи в Сакраменто, именно ее образ засел в голове, да так, что порой ты ощущаешь себя безумцем. "Нужно будет ее прикончить. Может, попустит?"

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/RdD2o.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/9aaddc79ba733148ed7bffdbe175ae30/tumblr_n5fqz2TRJM1qzeweeo4_r1_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-11 12:24:18)

+2

8

Пальцы до боли в суставах сжимают скользкое горлышко бутылки. Если бы ты была устроена чуть проще, ты бы потом рассказывала, что странное, пугающе сильное чувство накрыло тебя в тот момент с головой. Как будто ты тонешь, захлебываешься, и от того так отчаянно цепляешься за бутылку. Потому что можешь за неё цепляться. Потому что это всё, что тебе остается, и именно она не дает тебе пойти ко дну. Но ты намного сложнее, чем кажешься, а потому... Цепляешься за бутылку, потому что отчаянно хочется забить на всё, отпустить её, не услышать звона стекла об асфальт, слишком занятая этим поцелуем. Занять руки им, трогать, обнимать и касаться. Первая версия тесно взаимосвязана со второй, потому что, когда твои губы так неожиданно соприкасаются с его губами, ты понимаешь, что пропала, и стекло под пальцами становится единственной реальной вещью, которая не связана с ним. Такая хрупкая, тонкая связь с реальностью вокруг вас.
Тебе совсем не страшно. Ты не стала бы самонадеянно рассказывать о том, что чувства самосохранения тебе просто по жизни не досталось. Нет, оно как раз было, его даже можно было назвать сильным. И, наверное, сонным. Очень ленивым, запоздалым. Оно просыпалось только в минуты реальной опасности, когда на тебя, скажем, несется машина, слепя фарами, или когда к виску приставлено дуло пистолета. Именно тогда оно просыпалось, и разом отрабатывало все часы своего сна. Именно поэтому ты до сих пор была жива, знакомая с автомобилями, пистолетами и прочими страшными вещами, от которых умирают люди. А сейчас тебе было не страшно. Инстинкты сильны, ты чувствуешь себя странно, ощущаешь мороз по коже, мурашки, но предпочитаешь не замечать этого, или списываешь всё на наркотики, действие которых, кстати, должно было уже прекратиться.

Он отступает, и ты заставляешь себя стоять на месте, хотя отчаянно сильно хочется сделать шаг вперед. Это странно. Еще какой-то час назад ты была уверена в том, что секс не входит в планы на эту ночь, желала быть одна. А теперь, как под гипнозом, шла следом за ним и ничего другого не хотела. В этом было что-то необычное, да? Говорят, что между людьми иногда возникает нечто вроде химии, когда они сами не могут объяснить, почему их так сильно друг к другу тянет. Вся эта хуйня тебе очень и очень не нравилась. Ты не любила действовать согласно чьим-то планам, или даже своим, часто совершала необдуманные поступки, однако любила понимать. Что происходит с тобой или с другими. Это создавало видимость порядка, и эта видимость тебя более чем устраивала. Это знакомство уже перестало быть чем-то, что ты понимала. Но лучше ты подумаешь об этом завтра, так?
- Лола, - ты улыбаешься, потому что да, вы совсем забыли об именах. Может быть, прямо сейчас это было попросту неинтересно? У тебя просто невероятная память на лица. Ты могла общаться с человеком всего десять минут, а затем встретить его снова через пару лет и вспомнить. С именами всё было сложнее... Если ты не забывала их уже через десять минут после знакомства - это было крупное везение, и огромное одолжение твоей памяти... кому?

Тебе нравится, как он смотрит на тебя. Внимательно, словно изучает. Тебе почему-то кажется, что он ожидает твоего побега. И ты бы, наверное, могла сказать, почему он так думает, если бы была посторонним наблюдателем. Но ты им не была, и не испытывала страха, и действительно сильно была похожа на какую-нибудь мошку, которая завороженно летела на свет губительного фонаря. Делаешь глоток из бутылки и идешь за ним, к дверям жилого дома. Улыбаешься, сама толком не понимая почему.
Ты ожидала увидеть квартиру попроще. Удивленно вскидываешь брови, чуть внимательнее вглядываясь в лицо Томаса. Но ему совершенно плевать на то, какое впечатление производит его квартира. Тебе это нравится, и ты проходишь вглубь помещения, окидывая мебель безразличным взглядом. Еще тебе нравится это большое-большое окно. Вид из него должен быть потрясающий.
- Что? Нет, не буду, - ты тихо смеешься, потому что тебе действительно редко предлагают еду, когда зовут домой. Слишком заняты друг другом, и наверное в тебе действительно намного больше от шлюхи, чем тебе самой кажется.
Делаешь еще один глоток из бутылки, затем морщишься, потому что не можешь вспомнить, куда дела крышку. Наверное потеряла, когда вы были еще на улице. Ставишь её на тумбочку и подходишь к окну. Вид действительно охуенный. Дома, крыши, дома, дома, и внизу темная безлюдная улица, освещенная фонарями, и такая блестящая после дождя. Рука тянется обратно к бутылке, зачем ты вообще выпустила её из рук? Бутылка-бутылка, да бля, где же...
Звон посуды тебя удивляет. Ты недоуменно оглядываешься, запоздало понимая, что снесла рукой какую-то вазочку. Бутылка (слава Богу!) остается целой и невредимой. А ваза... Бля, за вазу типа стыдно. Он же наверное покупал её? Нахуй ему ваза? Но если покупал, значит нужно?
- Упс, извини! Я уберу! - выкрикиваешь так, чтобы он точно услышал, где бы ни был, и присаживаешься на корточки, чтобы собрать осколки. Ноги слушаются не очень хорошо, как, впрочем, и руки. В конечном итоге тебе надоедает балансировать вприсядку, и ты усаживаешься прямо на пол, сосредоточенно соскребая осколки в кучу так, чтобы максимально легко и быстро их убрать.
- Блять... - шипишь, резко отдергивая руку. Нет ничего удивительного в том, что ты порезалась, да так сильно. Нужно было выпить еще больше, прежде чем трогать разбитое стекло. И тогда бы, блин, точно всё было в порядке. С пальцев капает кровь, больно, и ты суешь пальцы в рот, посасывая порез. Отчего-то эта ваза тебя раздражает.

+1

9

Когда ты успел представиться сам, уже и не вспомнить. То ли еще когда курили у клуба, то ли потом, когда спросил ее имя, то ли по привычке сказал о себе в третьем лице, упоминая имя, но оно было произнесено. И, если честно, тебе было плевать - запомнила она его или нет. Тебе вообще было на все эти условности глубоко наплевать, потому как ты знал - однажды ей придется вспомнить и назвать тебя по-имени, потому что только это и останется сделать. Попросить. А вот о чем будет просьба, это неведомо пока даже тебе, но единственное, что ты знаешь: сделаешь что угодно, свернешь шею кому угодно, лишь бы она была счастлива и не страдала. Только, чтобы не чувствовала себя грязной и не вела соответствующе. Ты далеко не моралист, но почему-то образ непогрешимоти, который ты сам же и выстраивал в своем сознании, получался слишком уж идеалистичным и ты никому, даже ей самой, не позволишь его уничтожить. Особенно ей.
Хорошо, что она отказывается от еды, потому как в твоем холодильнике не то чтобы мышь повесилась, но уже готовит веревку и ищет мыло. Мясо, которое ты собирался пожарить на завтрак и какие-то овощи для салата. Что ж, придется поделиться, хотя даже это тебя не расстраивает сейчас. Тебе хотелось ее покормить, что тоже зачастую не входило в схему - привел бабу домой, чтоб хорошенечко отыметь. Все однажды бывает впервые. Вот и она зачем-то рвала шаблон за шаблоном. Кто вообще просил ее прикасаться к твоим любимым шаблонам? Какого черта она вообще забыла в твоей жизни?! - голосило что-то внутри себя, но затыкая этот голос самосохранения, ты открываешь морозильную камеру и видишь там нераспечатанное, и, что самое главное, еще годное к употреблению ведерко с мороженным. - Клубничное, - хмыкаешь себе под нос, а громче спрашиваешь: - любишь клубнику? - Конечно же, она взрослая девочка и сама может о себе позаботиться, но жрать водку просто так ты ей не позволишь. Особенно, если не знаешь когда она последний раз ела. Ты, может, и мудак, но сквозь стену эгоизма порой пролезает что-то человеческое. Например - она. Наверное, ты сам разрешил ей это сделать. Точнее, привыкаешь разрешать сейчас.
Пока ты роешься в ящиках выискивая какой-нибудь джем или шоколадный топинг, или хотя бы еще что-то, чем можно было бы полить мороженное, твоя гостья оставлена самой себе и, что неудивительно, это пьяное чудо-юдо чудит. Слышится грохот, потом звон, а потом сообщение о том, что она уберет. Черт возьми, что она там убирать собралась?!
Самое смешное, что перед приездом просил - спрячьте все ценное, и самое главное - бьющееся. После выполнения заказа очень часто приходится снимать девочку и порой страсть зашкаливает, адреналин бушует и все, что плохо лежит/стоит/висит имеет свойство ломаться и разбиваться. В этот раз обошлось даже без приятной части, а сразу нужно собирать осколки. - Что там? - Оставляешь мороженное и идешь на голос. На миг даже замираешь, рассматривая, как пьяненькая девочка пытается собрать осколки, не упасть и при этом не начать материться. Тебе нравится. Да, черт возьми, тебе нравится как она это делает. Выглядит довольно трогательно до самого момента, пока она по неосторожности не ранит палец. Кровь срывается с пальца, кажется, будто ты даже слышишь как капает кровь. Как небольшая алая капля разбивается, соприкасаясь с паркетом. И тебя это почему-то возбуждает. Нет, не кровь, а весь этот нелепый милый образ. Тебя возбуждает она.
И ты подходишь, говоришь тихо, но серьезно, сурово что ли. - Оставь, еще не хватало, чтоб ты сейчас убилась, глупая. - Подхватываешь на руки, не разрешая ходить по осколкам, пусть вы и в обуви, но загнать в тонкую мягкую резиновую подошву осколок - плевое дело. Если уж кто и ранит ее, то только ты. И никак иначе. Возможно, ты еще не понимаешь этого, но что-то внутри тебя голосит, рычит и нервничает. Что-то внутри тебя бушует, что кровь пролилась не из-за тебя.
Усадив Лолу на стол, рядом с ведерком мороженного, ты полез за аптечкой, благо, ты здесь не первый день, и что где находится знаешь хорошо. - Болит? Подожди, я сейчас. - Не то, чтобы в голосе слышится беспокойство, но некая теплота и забота проскальзывают. Это то, чего не было раньше. Том, а ведь ты даже похож на нормального, слышишь? У тебя почти получается.
Достав перекись, спирт и лейкопластырь, подходишь к раненой. - Ну-с, будем лечить? Давай, ласточка, показывай, как полетала. - Порез был довольно глубоким, благо, зашивать не нужно было. А ведь ты бы мог, отец многому научил, пока был жив. Продезинфицировав перекисью рану, капнул спиртом на ватку пластыря, чтоб никакая зараза не залезла - в рану спирт лить было нельзя, пожег бы все к чертям - и туго прикрепил пластырь. А потом легонько поцеловал пальчик. - Не делай так больше, будь осторожна. - Вот это было уж сказано с заботой. Только ощутить ее было некогда, потому как после слов последовал очередной поцелуй, но уже в тыльную сторону ладони. Тебе хотелось ее целовать, хотелось вдыхать запах ее тела, прикасаться... чтобы однажды разорвать его на части.
Перевернув ладонь, поцеловал в самую серединку, там, где проходят все самые важные "линии". Почему-то хотелось верить, что на нескольких ее линиях есть и ты. Появился, оставив этот поцелуй. А потом сам же себя и одернул. Целовать ее ладони, будто она действительно что-то значит, слишком даже для тебя. Нет, не заслужила. Да и ты, какой из тебя романтик, Томас?
Потому резко оторвавшись от кисти, прижал девушку к себе, впился поцелуем, еще ощущая на девичьих губах привкус крови. В этот раз это был не просто поцелуй, в нем не было нежности. Ты терзал ее губы, прикусывал их немножечко сильней, чем следовало, врывался в рот языком слишком требовательно и, казалось, этому поцелую не будет конца.
Обняв ладонями Ло, придвинул ближе, заставляя обвить себя ногами, и приподнял. Поцелуи переместились от губ к подбородку, после к шее и сделав порочный круг вновь возвращались к губам. В этот момент ты приподнял ее, одной рукой придерживая под попу, второй за талию, чтоб не сорвалась, понес к месту, которое у тебя значилось кроватью. На деле же - большой высокий матрас, скрытый от гостевой комнаты тяжелой темной шторой, как на окнах.
Но на пол пути передумал и изменил свой курс - подошел к подоконнику, выбирая место как можно дальше от  разбитой вазы, чтоб не пораниться самому. - Тебе понравился вид? - Шепнув на ушку, чуть прикусил мочку. Усадил на подоконник, позволив ей разжать ноги, резко перевернул Ло, благо, она была маленькой, худенькой и с силой, прижался пахом к попке, продолжил шептать все тем же чуть хрипловатым от возбуждения голосом: - тогда я хочу тебя вот так... - впрочем, о том, что ты ее хочешь, раньше тебя сказало твое тело. Набухший от возбуждения член, который налился силой и хотел войти в женское лоно. Почувствовать тепло и отдаться наслаждению.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/PwDEm.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/7758afaf7a12473195873d40853aa98c/tumblr_mvebe6ECr31qf34gmo4_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-12 05:08:07)

+1

10

Конечно же, вопроса про клубнику ты не слышишь. Но вообще-то, не очень её любишь. Из всех ягод она, по-твоему мнению, наименее вкусная. Возможно из-за того, что так широко распространена, и продукты действительно часто делают со вкусом клубники. Но сегодня тебе не до рассуждений о еде, и ход мыслей такой странный, что если бы кто-то сказал слово "клубника" (так, чтобы ты услышала), ты бы непременно представила себе клубнику в сливках на человеческом теле.
Но есть тебе действительно не хотелось. Нельзя сказать, что ты прямо привыкла не закусывать, но ничего страшного и необычного не видела. Да, ты пьянела чуть быстрее, но разве это плохо?

Тихо ойкаешь, когда земля уходит из под ног, и тебя, без твоего разрешения, куда-то перетаскивают. Начинает казаться, что последние несколько глотков были явно лишними, потому что, да, ты пьяная и ведешь себя соответственно. Обвиваешь его шею руками и мурлычешь так тихо, будто разговариваешь сама с собой. Но он же услышит... - Невозможно убиться разбитой вазой. Тебе стоило бы это знать, - улыбаешься, утыкаясь носом в его шею. От него приятно пахнет... Вообще-то ты не очень любишь, когда тебя трогают подобным образом и пытаются перемещать без твоего согласия, но прямо сейчас ты не против. Возможно, просто успокаиваешь себя, потому что, кажется, спрашивать твоего мнения здесь никто не собирается, а злиться и раздражаться прямо сейчас как-то лениво.
С явной неохотой расцепляешь руки и удобнее устраиваешься на столе. Удобнее - это значит устойчивее. Организм как будто настолько привык находиться в состоянии алкогольного опьянения, что действует исключительно так, чтобы ты не свалилась лишний раз и не сломала шею. Потому что ты, блин, можешь.
Оглядываешься. Цепляешься взглядом за ведерко мороженного и берешь его в руки, подносишь совсем близко к лицу, каким-то чудом не касаясь холодной субстанции кончиком носа, и нюхаешь. Словно надписи "клубничное" на ведерке не достаточно. Действительно клубничное. Несколько недовольно ставишь мороженое обратно на стол, отодвигаешь подальше, и сама себе не можешь нарадоваться. Не выронила из рук! Не свезла со стола! Да с тобой сегодня творятся какие-то чудеса!

- Нет, не очень больно, - почему-то решаешь ответить ему. И нет, ты не пытаешься храбриться. Ты так привыкла попадать в разные стремные ситуации, что порез просто не воспринимаешь всерьез. Порез - это не разбитый нос, не сотрясение мозга, и даже не потушенная об лоб сигарета. Но он всё равно решает, что ему нужно непременно его обработать. И ты решаешь воспользоваться моментом, и рассмотреть его хорошенько, пока он так близко. Ты не смогла бы назвать Томаса красивым, даже если бы очень захотела. Однако что-то в нём было. Тебе хотелось продолжать смотреть на него, и хотелось, чтобы он смотрел на тебя. Ты делаешь глубокий вдох, и, возможно, ведешь себя так, как будто тебе действительно больно. На самом деле, тебе хочется руками коснуться его лица, поднять подбородок, чтобы он отвлекся от дурацкого пальца и посмотрел на тебя. И еще тебе хотелось его поцеловать, но почему-то эти желания ты в себе упорно топила.
Он почти выполняет твоё желание. Целует, хотя совсем не там, где тебе хочется. Несколько удивленно вскидываешь брови, и даже немного пугаешься. Обычно мужчины не проделывают с тобой такие вещи. За подобными поцелуями обычно скрывались глубокие, действительно сильные чувства, которых ты избегала, как огня. Ты никогда ничего подобного не испытывала, не хотела, чтобы испытывали к тебе, но подсознательно чувствовала, что что-то такое существует.
- Я знала тебя раньше? Может быть где-то встречала? У меня такое ощущение, будто я тебя знаю. Томас, - обычно тебе плевать. Ты не разглагольствуешь на подобные темы, и не часто рассказываешь о том, что чувствуешь. Наверное, это всё водка. Будь в твоей крови чуть меньше алкоголя, ты бы ни за что не стала озвучивать поверхностные мысли и чувства, которые так часто ничего не значат, но от которых никуда не деться.
Дальше начинается всё самое интересное. Ты улыбаешься сквозь этот поцелуй, потому что Том читает твои мысли, либо изначально хотел того же, что и ты. Тебе нравится, что между вами больше нет и намека на нежность. Тебя бы она здорово напугала, если честно. И это вновь происходило с тобой. Сбивалось дыхание, путались мысли, и в этот раз под руками уже не было чего-то, за что можно было бы держаться. Поэтому руки целиком и полностью были заняты им. Глубоко в тебе, там, куда даже ты не могла заглянуть, поселился страх. Может быть, ты уже тогда понимала, что вы - не просто люди, которые встретились случайно, на одну только ночь. Что он действительно вписан в линии на твоих ладонях, в те самые, куда ему так хотелось попасть. Страх вызывали эти совершенно новые ощущения, не похожие ни на что из того, что ты знала и чувствовала прежде.
Очередная смена места действия, и всё, что тебя волнует - это как не отпускать его, как не допустить даже лишнего миллиметра между вашими телами. Тебя больше не смущает то, что ты чувствуешь себя так, будто тонешь. Смущает то, что он - не тот, за кого можно держаться, чтобы не пойти на дно. Он скорее тот, кто тебя туда утаскивает. И тебе это нравится. Вот что самое страшное. Но это - слишком большое количество мыслей на одну пьяную голову, которая уже почти полностью наполнилась дурманом желания. Поэтому ты забиваешь, и улыбаешься, ощущая под собой холодный твердый подоконник, а позади мужчину, которого тебе так хочется. Кажется, сегодня тебе будет не до вида из окна.
Ты пытаешься приподняться, может быть даже развернуться, но ощущаешь сильные руки на теле, которые попросту не дают тебе этого сделать. Несколько удивляешься, но в очередной раз за вечер забиваешь на это. Стягиваешь с себя кофту, под которой больше ничего нет. Ты не большая поклонница нижнего белья, если честно, и особенно недолюбливаешь лифчики. Выгибаешься, нарочно создавая трение между попой и его пахом, дразнишься, будто напряжения между вами до сих пор не достаточно, и будто не тебе кажется, что даже воздух вокруг вас как будто чуть горячее. Подцепляешь руками пуговицы на джинсах, явно пребывая в состоянии нетерпения, стягиваешь их вниз, и вновь подвигаешься ближе, с удовольствием замечая, что не только ты лишилась одежды. Кажется, не только ты сгораешь от нетерпения.
Тебе действительно оказывается наплевать на вид. Прикрываешь глаза, наслаждаясь его движением в себе, стонешь, руками сжимая подоконник, и жалеешь только об одном: прямо сейчас, вот так, тебе как будто его недостаточно. Ты не видишь его, не можешь целовать и кусаться, и даже рукой до него дотянуться, и то можешь с трудом. Поэтому в какой-то момент ты приподнимаешься, явно вознамерившись развернуться и расположиться уже лицом к нему. Было бы чуть светлее в комнате, и с улицы на ваши окна открывался бы шикарный вид. Но кого волнует, да?

+1

11

Оооо, моя маленькая наивная девочка, ты даже не представляешь, из-за каких глупостей иногда умирают люди. Разбитая ваза, особенно, если сделана была лет этак пятьсот и в Китае, отличный аргумент, для для того, чтобы убить. Но, опустим дорогие вещи и древности, даже обычная ссора и не вовремя попавший под руки осколок разбитой вазы - замечательное орудие для убийства, особенно, если перед этим ваза была запущена в тебя. И, к сожалению, не попала. Ты хочешь сказать Ло, чтоб хорошо целилась, если когда-нибудь рискнет кинуть в тебя вазой, и, обязательно, сразу в голову. Ведь, если она промахнется, ты уж точно попадешь. И кому потом нужно вся эта морока - прятать тело, страдать об утраченных возможностях? Нет, если однажды она и кинет в тебя вазой, то пусть уж будет добра попасть.
Только ты молчишь и не произносишь свою шикарную тираду о вреде неосторожности, разбитых вазах и точных ударах. Сегодня ночью тебе вообще не хочется говорить о таких сложных для понимая вещах как жизнь, смерть и убийства. Кстати, убийства - это самое простое из списка. Да и к чему пугать своими странными мыслями ласточку так рано? Нет, пока можно, лучше сохранять вид недоебанного милого мальчика, который сделает все, лишь бы утащить красавицу в свою койку. А ведь смотря на тебя со стороны, можно решить, что ты действительно слишком закрыт для того, чтоб у тебя была бурная сексуальная жизнь, да и жизнь вообще. Мальчик-зайчик.
А после, когда девушка расслабится, на нее польется столько дерьма, что она либо утонет в нем, либо выплывет, при этом поняв одно - каждый сам за себя. И если после тебя она останется жива, то станет несгибаемой. Монолитом, который невозможно разрушить... и по совместительству твоим памятником. Посмертно, к сожалению.
Именно потому что ты слишком плох для кого-либо, ты всегда и молчишь о себе. Пусть девушка сама выдумает идеального тебя, ведь как разница, что будет завтра. Завтра, это тот самый день, когда тебя уже нет рядом. А сегодня можно забыться и попросту насладиться моментом и молодым податливым телом в своих руках.
Больше, чем дерьма, в тебе только сарказма. И когда маленькая рассказывает тебе о своих странных ощущениях, ты еле сдерживаешься, чтобы зло не отшутиться. Вовремя останавливаешь себя, заглушая это желание в очередной раз целуя ее. О том, что они действительно когда-то виделись, ей знать не положено. По крайней мере сейчас. Потому что ты уверен, сам бы решил, что какой-то псих, да еще и преследуешь. К чему портить момент... и куда не ступи, всюду этот гадкий портящий момент ты. А потому, лучше заткнись и молчи. Делай то, что желаете вы оба. Но молчи о всей той гадости, что живет в твоем сознании, рано или поздно она сама все увидит и узнает. Вот только лучше - позже, чем сейчас. Ведь ты теперь далеко ее не отпустишь. Попросту не сумеешь - что-то в голове заклинило, и это уже не исправить.

Плевать на великолепный вид из окна, ты любуешься ее отражением в стекле. Когда она снимает футболку, ладони сами собой тянуться к упругой молодой груди, ласкают ее, первые движения действительно нежные, будто хочешь понять себя. Но потом прикосновения становятся настойчивей, требовательней, грубее. Будто она тебе чем-то обязана.
Требуешь ты понятно чего - ее тела. Ее всю. И этот нелепый глупый момент, когда она отстраняется, будто пытаясь освободится из твоих рук и задать свои правила игры тебе жутко не нравятся. Рычишь, сильно кусая за плечо. Руки в этот момент работают в привычном темпе - находят в кармане презерватив, расстегивают джинсы, снимают одежду - просто стаскивая вниз, не утруждая себя тем, чтобы раздеться. Вряд ли сейчас тебе будет хотеться чего-то долгого со сменой поз и позиций. Быстро, яростно и ярко. Может потом, утром и будет более длительное продолжение, но пока... надев презерватив, грубо прижимаешь ее зад к себе. Член скользнет меж ее ног, и ты поймешь, что предварительные ласки закончились, так и не начавшись толком. Помогая себе рукой войдешь в нее, второй же слегка надавишь на спину, делая так, как будет приятно и удобно тебе. На Лолу в данный момент тебе наплевать. Но, все же пересилив себя на краткий миг задержишься внутри нее, позволив привыкнуть к себе, а после начнешь движение. Нежность и осторожность были явно не твоим коньком, потому ты двигаешься довольно быстро, придерживаясь того ритма, который нравится тебе, не спрашивая - подходит ли он девушке. Наверное, ты сильно увлекся, даже прикрыл глаза от наслаждения, полностью погружаясь в свои ощущения, потому как вначале даже не понял, почему ощущения изменились, раскрыв глаза, увидел лицо Ло. Ах да, она же не резиновая кукла и свое наслаждение тоже хочет получить, потому выйдя на какой-то миг, перевернул ее к себе лицом, усаживая на подоконник и стягивая ее одежду полностью, что не мешала. А после - входишь вновь. И в этот раз понимаешь, что долго не выдержишь. За этот день ты слишком устал, чтоб как восемнадцатилетний трахать девулю пол ночи. И тут внезапно в голове гремит колокольчиком неприятная мысль, что ты не в курсе, сколько лет девочке, которую так бесстыже имеешь на подоконнике чужого дома. Только вот спрашивать ее после того, как всунул как-то не красиво, да и бессмысленно, потому ты лишь прижимаешь ее к себе плотней, ускоряя темп.
Она красивая, действительно красивая. Но вот некоторая пошлость в ее образе сбивает с толку. Даже кажется, что не ты ею сейчас пользуешься, а она тобой. Отгоняя эти и вообще все мысли прочь, начинаешь вдалбливать ей лишь быстрее и быстрее, до тех пор, пока не кончишь. Только потом перестанешь с силой стискивать ее в своих ладонях, обняв почти нежно, уткнешься лбом в шею, вдыхая запах ее разгоряченного тела. Постоишь вот так, обнимая, какие-то секунды, восстанавливая дыхание и способность мыслить. Поднимешь голову, целуя в губы. - Надеюсь, меня не посадят за растление несовершеннолетних? - Будто невзначай поинтересуешься. Улыбнешься улыбкой сытого кота, будто это всего лишь шутка. - Я в душ, хочешь - присоединяйся... или потом сходишь. Как хочешь. Только не наступи на осколки.
Разжимаешь объятья, тебе все равно - пойдет она за тобой или нет. Стаскиваешь с себя одежду, скидываешь футболку и вот так - голяком, но в кедах, шуруешь в ванну. Собственно, тебе даже понравилось. Было бы несколько грустно, если бы сегодня, тебе пришлось трахать ее насильно. А такие моменты еще будут. Ты почему-то уверен, что это далеко не последняя ваша встреча. Потому ты рад, что первый раз попробовал ее с ее же согласия.

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/uWC5J.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/eca724f0274e91ebae6adda019e4415b/tumblr_ne951286uJ1smcqr3o4_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-13 09:15:08)

+1

12

Такая резкая перемена в его поведении удивляет, но все-таки нравится тебе. Как вы умудрились так скоро перейти от нежных поцелуев на твоих руках, до жесткого, быстрого секса прямо на подоконнике. Каждый сейчас берет своё, ему плевать на твои ощущения, и ты точно так же испытываешь безразличие к тому, что ощущает он. Но тебе начинает казаться, что в этом и есть секрет незабываемого секса. Когда каждый думает исключительно о себе, в итоге каждый, в большинстве случаев, получает именно то, чего желает. Сегодняшняя ночь не была исключением, и ты выгибаешься в его руках, кусаешь губы, чтобы не стонать слишком громко, как привыкла, на камеру, и наслаждаешься каждым прикосновением, таким требовательным, неосторожным, воспламеняющим твою кожу под его пальцами. В какой-то момент тебе даже кажется, что будь твоя кожа буквально совсем немного нежнее, а его руки еще более грубыми, у тебя могли бы остаться синяки. Синяки - плохо для твоей профессии. Краем сознания ты помнишь об этом, хотя тебе этого и не хочется.

Чуть откидываешься назад, спиной касаясь холодного стекла. Почти вздрагиваешь, потому что контраст между его холодной поверхностью и твоей горячей кожей слишком велик. Прикрываешь глаза, позволяя себе на несколько минут забыть обо всем, что тебя окружает, и сосредоточиться на приятной, сладкой тяжести во всем теле.
Вопрос тебя смешит, и ты даже не пытаешься этого скрыть. Чуть приоткрываешь один глаз, и отвечаешь так же хитро, абсолютно в тон ему: - Я постараюсь никому не рассказывать, - это своеобразная игра на нервах, ты уже не раз, и даже не два видела мужскую реакцию на подобные свои ответы, однако каждый раз забавлялась, словно это происходило в первый раз. Все такие чертовски смешные, включающие голову только тогда, когда дело уже сделано.
Он уходит, оставляя тебя одну, и ты, если честно, этому рада. Это странно, но на какое-то короткое время, сразу после секса, ты перестаешь испытывать удовлетворение от нахождения мужчины рядом. Тебе хочется отодвинуться, оттолкнуть, может быть даже сбежать или прогнать. И тебе ничего не стоит одеться и уйти прямо сейчас, пока он еще в душе. Но ты делаешь только то, что хочется, и прямо сейчас тебе хочется принять душ, и провести ночь на чем-то мягком, с подушкой и одеялом. Как только ты покинешь эту квартиру, со всех сторон на тебя обрушатся проблемы. Где ты находишься? Где взять деньги? Как добраться домой? И тебе, конечно же, хочется решать их на свежую голову, а не прямо сейчас, посреди ночи. Плюс, ты понимаешь: это твоя последняя возможность принять душ перед тем, как окажешься дома. И совершенно не факт, что это произойдет, скажем, завтра или даже послезавтра. С возвращением домой у тебя вечно какие-то проблемы...
Спрыгиваешь с подоконника и потягиваешься. Несколько секунд безразлично разглядываешь собственную одежду на полу, затем ногой отодвигаешь со своего пути, ближе к стенке. Замечаешь, что успела немного протрезветь, но всё равно зависаешь около кучи осколков на полу. Не можешь понять, почему эти острые грани так притягивают взгляд, словно гипнотизируют. Гребаная ваза... Зачем ему вообще она понадобилась?

Разгуливаешь по квартире голышом, прислушиваясь к звукам воды в ванной комнате. Ты бы не составила ему компанию, даже если бы он попросил, и даже если бы настаивал. Может быть это глупо, но совместное принятие ванн - слишком интимное действие для тебя. Если как следует пошариться в памяти, то, наверное, ты никогда таким ни с кем не занималась. Трахаться в ванне - да. Трахаться в душе, чуть не поскользнувшись и не навернувшись - тоже да. А вот простой душ, стоять рядом с друг другом, под горячими струями воды, иногда прерываясь на объятия и поцелуи... Нет, как-то пугающе романтично. Сейчас, когда ты ощущаешь себя чуть трезвее, то понимаешь: подобное тебя даже здорово пугает. Ты никогда ни с кем не сближалась. У тебя попросту нет этой потребности. Словно забыли включить в комплектацию, когда ты появилась на свет.
В зубах зажата сигарета. Его, чуть более крепкая, чем то, к чему привыкла ты, но... Ты точно так же привыкла стрелять у людей сигареты, поэтому можешь подстроиться. Приятная горечь на губах, вдох и выдох через нос. Шум воды стихает, а ведь ты только поняла, что, пожалуй, совсем не против мороженого. Даже клубничного, хер с ним.
Выжидаешь, пока он пройдет в комнату, почему-то всё еще не желая с ним сталкиваться. Это действительно странно, избегать человека, с которым только что занималась сексом, но... Недокуренная сигарета оказывается в пепельнице, и ты, довольно поспешно скрываешься в ванной, тихо радуясь тому, что всё прошло именно так, как тебе хотелось.

Вода тебя успокаивает. Приводит спутавшиеся мысли в порядок, прогоняет прочь нерешительность и растерянность, которую ты почему-то ощущала. Ты с трудом перебарываешь желание остаться тут хотя бы на час, потому что, да, нормальная ванная комната - единственная материальная вещь, по которой ты скучала, когда съебывала из дома.
Невольно замечаешь, что комната выглядет необжитой. Часть полок пустая, а ведь даже у мужчин все горизонтальные поверхности довольно быстро обрастают полезным бытовым хламом. Перед тем, как выйти, делаешь над собой усилие, и существенно убавляешь температуру воды. Сама не понимаешь, почему так отчаянно хочется протрезветь и соображать нормально, а не придурочно, как еще час назад. Забавно, но чем трезвее ты становишься, тем чаще вспоминаешь про бутылку водки, оставленную в комнате. Алкоголизм, блять, дожили.

Наспех вытираешься, предоставляя воде свободно капать с волос и стекать по телу. Да, ты самым наглым образом помылась абсолютно вся, тщательно, заранее предоставляя себя к дальнейшим непредсказуемым приключениям.
Выходишь из ванной и слышишь какие-то звуки. Останавливаешься, облокотившись плечом на стенку, и разглядываешь хитрое устройство, именуемое прожектором. - А обыкновенная плазма - это слишком скучно, да?
Честно говоря, ты не знаешь, как дальше себя вести. Вся эта байда про "давай притворимся, что ты моя" здорово сбила тебя с толку, и ежесекундно крошит мозг. Потому что ты понятия не имеешь, как ведут себя "свои", но почему-то относишься к этому своеобразному заданию очень и очень серьезно и... Ах да... Водка.
Довольно сосредоточенно обходишь горку осколков, будто опасаешься, что они сейчас придут в движение и нападут на ноги. Берешь с полки бутылку, и вновь усаживаешься на уже полюбившийся, блин, подоконник, и делаешь несколько глотков. Это пиздец как странно, но по каким-то необъяснимым причинам стремаешься подойти и завалиться рядом на мастрас. Что, блин, вообще происходит? Хочется курить. Но вставать с подоконника лень. Во дела...

+1

13

На душ уходит минут десять от силы, в это время ты тупо моешься, в голове мыслей так и не появилось. И, что хорошо, ты наконец-то чувствуешь, как тебя отпускает эта навязчивая идея - девушка из Сакраменто. Ты нашел ее, трахнул, чего еще не хватает для счастья? Чтобы она пошла с тобой в душ? Нет, спасибо. Ты, конечно, мог притвориться романтиком, помыть ее, поцеловать, пообнимать, но кому это нужно было? Плата за секс? Хорошо, что Лоле эта плата была не нужна. Ты и так уделил ей слишком много внимания, ты и так был с нею слишком нежен и заботлив, как ни с кем обычно. По-хорошему, своих шлюшек ты отпускал сразу после секса, но чаще - просто не тащил их в дом. Пусть и чужой, но на добрую неделю принадлежащую только тебе.
- И откуда она взяла эту вазу? - Задумчиво пробормочешь, глядя на себя в зеркало, вытирая полотенцем волосы. За целую неделю здесь, ты даже не замечал, что у тебя вообще есть ваза. Будто кто-то специально сегодня достал ее и выставил так, чтоб она разбилась. Дурацкая ваза.
Обвязав вокруг пояса полотенце, выходишь из ванной. Твоя гостья будто специально выбирает от тебя наиболее длинную траекторию, ты не против. Собственно, вы ничего друг другу не должны, а непонятные моменты нежности стоило списать на алкоголь, и плевать, что ты то трезв. Почти.
- Полотенце я тебе вывесил. - Говоришь ей вслед, и снимаешь то, что на тебе. Влажное полотенце летит на кухонную тумбу, где совсем недавно сидела Ло, а сам ты натягиваешь боксерки. Тебя собственно не смущает разгуливать голяком, но раз уж сам затащил кого-то домой, стоило соблюдать хоть минимальные правила приличия.
Хозяин квартиры был забавным малым - у него в доме стоял экран, проектор и звуковая система, как в кинотеатре. Руки за всю неделю так и не дошли, чтоб проверить это чудо техники, но сейчас был отличный момент - включить фильм и уснуть под кинцо. Ты практически забыл о Ло, завалился на матрас и включил первый попавшийся фильм, которым оказалась "пила". Потому когда девушка вышла из душа, он даже слегка удивился. - Я люблю фильмы на большом экране, а в кинотеатры ходить - нет. - На самом деле он был не в курсе, почему и зачем здесь проектор, но если уж она решила, что это его дом, то пусть так и остается.
Лола повела себя, как кошка в незнакомом месте - выбрала путь к окну наиболее дальний от тебя, захватив с собой и початую бутылку водки. Будто опасаясь, что ты ее сейчас схватишь и... а, собственно, что ты сделаешь то? Все, что хотел, ты уже получил.
Села на подоконник и стала смотреть на тебя. Первые минут пять ничего не происходило: ты смотрел фильм, она на тебя, а быть может тоже фильм. И, наверное, так могло продолжаться еще долго, если бы она была хотя бы одета. - Все нормально? - Оторвавшись от фильма, повернешь голову к ней, чуть наклонишь в бок, бесстыдно рассматривая девичье тело. - Тебе не холодно? - Тебе очень лень двигаться, но ты пересиливаешь себя, берешь покрывало и подходишь в Ло. Укрываешь ее, кутаешь, чтоб случайно не просквозилась. В общем-то, ты зачастую даже не плохой парень, если доволен, сыт и спокоен. И пока ты такой - можешь позволить быть даже добрым. - Когда захочешь лечь спать - есть матрас и и диван, выберешь, что больше нравится. - Ты даже не собираешься заставлять ее спать рядом с тобой. Конечно, куда приятней во время сна обнимать теплое женское тело, чет подушку, но ты привык быть в одиночестве.
Возьмешь из ее рук бутылку водки и сделаешь большой хороший глоток, словно пытаясь сделать вид, что ты стал именно из-за выпивки. Хотя, какая разница-то? Отставил, и будто бы уже собирался идти, но в последний миг крепко сжал волосы на затылке девушки, приближая ее к себе. Прошептал на ухо: - запомни эту ночь, больше такой не будет. - Твой голос мог напугать любого, он будто угрожал - наслаждайся, пока можешь. А после, словно контрастный душ: пальцы разжимаются и ты спрашиваешь: - хочешь мороженку? - И улыбка такая мягкая, теплая и искренняя. И как так угораздило тебя заполучить такую улыбку?
Взяв со стола ведерко с мороженным идешь на "кровать". Знаешь, что уже через две ложки ты захочешь спать, а минут через двадцать, если не раньше - уснешь. Было бы очень прикольно, если бы Ло все же приняла твое предложение и легла рядом. но даже если и нет, то ты был полностью доволен этим вечером.

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/yra00.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/83f42a3ce9d8aeeefca75c2a199d0999/tumblr_mvebe6ECr31qf34gmo3_250.gif[/SGN]

+1

14

Тебе не холодно. Ну, разве что немного прохладно, и то только там, где только что скатились капельки воды. Безразличным взглядом пробегаешь по экрану, отмечая, что в подобном просмотре фильма все-таки что-то есть. Вздыхаешь, потому что нет ничего удивительно в том, что среди ночи, на таком большом экране, тебе попадается фильм ужасов. Иногда казалось, что они преследовали тебя, потому что в каждой квартире, где ты оказывалась, кто-то обязательно смотрел фильм ужасов. Именно в тот момент, когда ты находилась рядом. Это начинало превращаться в что-то похожее на паранойю, хотя ты и убеждала себя, что не боишься. Уже не боишься. Нормальные люди не смотрят подобным фильмы в том бешеном количестве, в котором их смотришь ты. На экране девушка отпиливает себе руку, когда, в то же время, жирный мужик максимально быстро сбрасывает свой лишний вес. Буквально. Липосакция в почти домашних условиях. Ты перестала бояться крови, как будто привыкла к тому, что её в жизни действительно много. Особенно в твоей. Теперь тебе просто неприятно, но картинки на экране не вызывают никаких эмоций. Ты смотрела все пилы пять раз, а второй фильм, самый любимый, даже целых семь раз. Или восемь?
- Да, нормально, - безразлично пожимаешь плечами, несколько удивленная его вопросом. По твоим расчетам, он должен был продолжить валяться на матрасе, а затем вырубиться, совершенно забыв про фильм. Но вместо этого он поднимается на ноги, и зачем-то берет в руки покрывало. Чтобы укрыть?
Тебе сложно оценить такие вот проявления заботы. Что-то из того же разряда, когда он обрабатывал палец и целовал руки. Снова эта резкая перемена от равнодушия к заботе, к которой ты не привыкла. Нет, правда, тебе не холодно, и ты не видишь ничего странного в том, чтобы быть голой. Вы же дома. Впрочем, нагота тебя не пугала в принципе, и при необходимости, или на спор, когда на кону что-то действительно ценное, ты можешь и по улице пройти голой. Тебе попросту плевать, и стеснение со смущением - не то, что ты привыкла испытывать.
- Еще скажи, что я сижу тут и смущаю тебя наготой, - хмыкаешь, но подтягиваешь покрывало к подбородку, решая, что так действительно приятнее. Не дует, что ли. И риска заболеть чуть меньше.
Самодовольно ухмыляешься, когда он делает глоток из твоей бутылки, и невольно киваешь, сама себе. Тебе приятно, когда рядом с тобой пьют, если пьяна ты сама. Тусить с трезвым человеком - это странно. И иногда стыдно. Потому что его реальность не приукрашена и не затуманена алкоголем, а твоя да.

А затем ты решаешь, что эти перемены начинают тебя заебывать. Недовольно морщишься, не совсем понимая, что на этот раз случилось такого, что он вдруг грубо хватает тебя за волосы и притягивает к себе, словно какую-то вещь. Ощущаешь, как где-то в груди нарастает недовольство, и уже собираешься съязвить, что ничего особенного не произошло, чтобы ты запомнила, но...
Ебучие перемены. Это слишком быстро даже для тебя. Рука на твоих волосах разжимается, а затем он вдруг улыбается, да так, что все язвительные реплики в твоей голове бросаются врассыпную, и ты даже неуверенно улыбаешься ему в ответ. Что, блять, происходит? Который раз за эту ночь ты задаешься этим вопросом?
Провожаешь его взглядом, кидаешь беглый взгляд на диван, но даже не пытаешься рассматривать его, как своё потенциальное ложе на ночь. Спать в обнимку действительно приятнее. Особенно, когда находишься так далеко от дома, и когда на твоих глаза человек только что отпилил себе гребаную руку.
- Нет, я не ем после шести, - типа шутишь, спрыгивая с подоконника и направляясь к матрасу. Тебе действительно очень хочется спать, потому что всё то время, что ты во Фриско, ты ни разу не спала больше пяти часов. Тебе некогда, приключения зовут.

Но и сегодняшней ночью ты не можешь выспаться. Обладаешь весьма хуевой особенностью организма: не можешь спать нормально в незнакомом месте. А может просто так привыкла сваливать по утрам, что просыпаться выходит само собой.
Всё вокруг серое, солнце едва выглядывает из-за горизонта. Ты оглядываешься по сторонам, желая узнать время, но не находишь часы и забиваешь. Томас рядом спит, ну или хотя бы делает вид, что спит. Аккуратно, чтобы не разбудить, вылезаешь из под одеяла и встаешь. Немного побаливает голова и хочется пить. Воду находишь на кухне, а затем несколько минут стоишь у окна и куришь, окончательно просыпаясь. Тебе действительно нравится вид, и эти редкие прохожие внизу, спешащие по своим ранним делам. Если у тебя когда-нибудь будет своя квартира, в ней непременно будет больше окно.
Далее одеваешься, всё так же тихо и самостоятельно, пиздишь со столика пачку сигарет, потому что твой портсигар уже практически пуст, а денег как не было, так и нет. Но надолго ли?
Уже одетая, с сумкой на плече, у входной двери, замечаешь на крючке куртку. Замираешь, прислушиваясь ко звукам в комнате, а затем, не испытывая ни малейших угрызений совести, выуживаешь из карманов все деньги. Не очень много, в основном мелочь, но это к лучшему. Нет соблазна взять лишнего. И, честное слово, ты бы не стала проделывать нечто подобное, будь у тебя чуть хоть десять долларов с кошельке. Да что там... Ты бы даже вернула ему эти копейки, может с процентами, если бы вы снова когда-нибудь встретились. Но этого не случится, ты в этом не сомневаешься. Потому что не сделала ни единой попытки для того, чтобы увеличить вероятность вашей новой встречи. Ни телефона где-нибудь на листочке, ни забытой вещицы. Да ты, блин, даже адреса его не знаешь, и специально не собираешься смотреть на здание, когда выйдешь на улицу. Немного жалко, что ваза разбилась в комнате, где остался спать Томас. Ты могла бы убрать осколки, забрать свою бутылку, и тогда трюк с исчезновением удался бы на славу. Тебя словно и не было, как будто приснилась. Но кого ебет, да? Плевать тебе на вазу, и на бутылку, и на впечатление, которое оставишь после себя. Пусть сам убирает...

+1

15

Утро подкралось незаметно. По своей привычке ты проснулся около шести: сначала мини-тренировка отжимания, качание пресса, на пробежку сегодня решил не идти, потому что взял билет на утренний рейс. Сегодня ты отправляешься к отцу. После принимаешь контрастный душ. Сознание потихоньку начинает просыпаться, но блаженная звенящая пустота рассудка пока таковой и остается. Вспомнить о том, что ты вообще-то должен быть не один - не посещают твою. голову, будто действительно ничего вчера и не случилось. Ты не любишь пить, потому что пьянеешь быстро и становишься дураком, который к тому же не помнит и не понимает что творит. Пусть ты сделал всего пару глотков, но тебе вполне хватило, чтобы воспоминания смазались и с утра не слишком донимали собой.
Стоило проверить состояние счета - деньги уже должны быть получены. А это значит, что жизнь не так убога, как может показаться и новая поездка ее раскрасит еще сильней. Поездка или байк. Ты уже давно присмотрел для себя один, но в кpедит брать не хотелось, только наличкой, и сейчас ты подошел к тому моменту, когда у тебя вполне может хватить.
Дальше по распорядку у тебя шел завтрак, в холодильнике лежала парочка стейков и осознание этого - грело тебе душу. Пока ты говорил еду, ты уже проснулся на столько, чтобы покурить. И вот тут наступила первая проблема за все утро: в карманах куртки лежала всякая чепуха: чеки, ключи от дома, жвачка, зажигалка, но сигарет и денег нет. Ты точно помнил, что вчера около двадцатки у тебя оставалось, и нераскрытая пачка сигарет. - Так...
На сковородке шкварчит мясо. Ты перевернешь его и отправишься дальше изучать квартиру. Вот аптечка, которую ты так и не спрятал, так разбросанное одеяло, раскиданная одежда и осколки... и тут тебя осеняет мысль, что Лола то не попрощалась. Нет, даже не так: она сбежала, забрав с собой мелочь из карманов и сигареты. - Глупая... - почти нежно вспоминаешь о ней, достаешь из кармана джинс полупустую пачку сигарет и закуриваешь.
Странно. Тебе действительно странно от осознания того, что она вот так убежала. Но, чего ты ожидал? Что она останется на завтрак, а потом начнет придумывать причины, почему бы вам встретиться еще? Нет. Да и тебе бы этого ой как не хотелось. Хотя бы потому, что билет на самолет в кармане и тебе очень скоро уезжать. Но все равно, внутри замирает какая-то странная мысль о том, что ему хочется встретиться опять. Как-нибудь в будущем...
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/PEaN2.gif[/AVA]
[SGN]http://38.media.tumblr.com/11d9458c9c145e89ab6bb18dab965442/tumblr_ne951286uJ1smcqr3o7_250.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » fire meet gasoline