Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you think that you can hide


you think that you can hide

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Jacob Evans & Lydia Porter
27 марта 2015 | полицейский участок
- - - - - - - - - - - - -
Yeah you can start over, you can run free
You can find other fish in the sea
You can pretend it's meant to be
But you can't stay away from me

http://funkyimg.com/i/VBgd.png

Отредактировано Lydia Porter (2015-11-20 20:37:05)

+3

2

look
Далеко за полночь Лидия прокрадывается в собственную квартиру, словно какой-то воришка: она старается не звенеть ключами, тихо шурша мягкой тканью своего пальто, и на носках, чтобы создавать как можно меньше шума, крадется вдоль по коридору, боясь быть пойманной собственным мужем. Помада размазалась, некогда аккуратная укладка представляет собой сплошной беспорядок, и ей кажется, что у нее на лбу уже должно было проявиться клеймо "шлюха". Ну, или "изменница" — не велика разница, ведь смысл остается прежним: она пересекла все границы дозволенного, пренебрегла рамками собственных принципов и пала ниже некуда. Ей кажется, что сейчас тихо щелкнет выключатель, комната озарится светом, а на неё будет смотреть разъярённым взглядом муж, который сразу же поймёт всё по её лицу; Портер замирает, ступив на поскрипывающую половицу, задерживает дыхание и зажмуривается — её богатое воображение уже вовсю рисует картинку направленного на её голову табельного оружия супруга. Но вот проходит секунда, две, пять, а ничего так и не происходит. Девушка тихо выдыхает и останавливается на пороге спальни, где постель всё так же нетронута, а на письменном столе, вопреки обычаю, не лежит полицейский значок её мужа. Вывод прост: он так и не вернулся домой, пропадая чёрт знает где. Что ж, просто прекрасно, теперь у неё меньше причин корить себя за содеянное, хотя всё же проснувшаяся совесть брезгливо отплёвывается, ядовито шепча "Ты себя-то в зеркале видела, блудница?". Еще долго Портер стоит под тёплыми струями душа, отправляя в водосток ощущение собственного позора, и жалеет, что вместе с мыльной водой и пеной уйдут в никуда и воспоминания о ладонях Дина, скользящих по её коже. Но, может, ей и правда стоит забыть эту ночь и жить дальше как прежде. И плевать, что это был лучший секс в её жизни — вся его прелесть и заключалась в том, что он был минутной слабостью, которая не повторится прежде.
На утро она с широкой улыбкой на губах ставит перед ничего не подозревающим мужем тарелку с яичницей, тактично умалчивая, что взбивала яйца, думая о нём с особой злостью и недовольством. Их жизнь продолжает течь размеренно и безмятежно, словно она никогда не обижалась на него, забываясь в чужих руках, покуда он сам развлекался вовсе не под её простынями. Лидия уходит на работу утром и дожидается его позднее вечером, Дик же, к её удивлению, перестаёт опаздывать и списывать своё отсутствие в назначенный час на очередные завалы с документацией. Портер счастлива и готова петь от радости, всё реже вспоминая о своём грехопадении: она, будучи выходной в будний день, два часа проводит на кухне, чтобы достать из разогретой духовки горячее домашнее печенье, и едет прямо в участок, желая побыть эдакой образцовой жёнушкой и окончательно вытеснить свою воображаемую соперницу из сознания мужа. Та ведь явно его плюшками не балует, а гимнастическая растяжка — это всего лишь несколько занятий в спортзале и вера в себя. И Лидия верит, особенно в свой брак, который последние дней пять напоминает их несколькими годами ранее.
Жёлтое такси плавно притормаживает у входа в департамент. Девушка смотрит на счетчик, на котором набежало 3.45, и достает из кармана купюру с лицом Линкольна на одной из сторон, говоря, что сдачи не нужно. И дело даже не в том, что их с Диком семейный бюджет может позволить себе такие широкие жесты (в последнее время Портер всё чаще радует супругу неожиданными подарками за приличные суммы), а в том, что она сейчас счастлива и довольна своей жизнью, и потому готова нести свою радость в массы. Она бы даже печенькой водителя угостила, но нет, ведь все они до единой предназначены Дику. Тому, который не опаздывает и говорит ей, что сегодня она выглядит особенно красивой; с тем, кто был далёк от идеала порядочного семьянина, похоронен где-то на страницах недалекого, но всё же прошлого, и вспоминать о нём более она не намерена. Лидия легко взлетает по ступенькам, переступает порог и решительно, громко цокая высокими каблуками, движется вперед к столу супруга. Но его она там не застает: его компьютер выключен, а к монитору приклеен стикер с номером мобильного телефона "для экстренных случаев". Появившаяся ли горизонте Джессика (та, которая была здесь единственным человеком, с кем Ли была знакома) приветливо машет рукой и говорит, что Портер сейчас на вызове и вернется в течение часа. Лидия задумчиво покусывает щёку изнутри и решает, что может и подождать. Потом ведь она будет вознаграждена проведённым вместе обеденным перерывом, так что почему бы и не посидеть здесь?
Она садится за стол, повесив свое пальто на спинку стула, и, подперев щёку кулачком, оглядывается по сторонам. В последний раз она была здесь полгода назад, а с тех пор ничего и не изменилось. Даже трещина на стене до сих пор не замазана и не припрятана за новым слоем краски. Девушка усмехается, поворачиваясь в сторону, и улыбка тут же пропадает с её лица. Она удивленно таращится на Дина из бара, открыв рот, и не знает, что делать.
— Ты тут что забыл? — возмущенно шепчет она, сорвавшись с места и потянув его за рукав вслед за собой в один из кабинетов с жалюзи на окнах и двери.
В её голове даже и не проскакивает мысль, что он может быть копом.

+1

3

outfit
В жизни Джейка не произошло никаких разительных перемен, ничего не перевернулось с ног на голову и не сменило привычный ход после того, как в баре он встретил классную девушку, провел с ней замечательную ночь. Это только в сказках и фильмах бывает, что встреча двух людей внезапно меняет полюса, добавляет яркие краски и заставляет задуматься о собственной жизни. На деле же все оказывается куда проще. Когда Эванс проснулся, другая половина кровати была пуста и давно остыла; его таинственная брюнетка сбежала, не размениваясь на прощания и фразы типа "было здорово, как-нибудь повторим". Да и парень знал, что повторения не последует. Она вернется домой к мужу, будет целовать, провожая на работу, как ни в чем не бывало, и лишь иногда будет вспоминать "Дина из бара", возможно, как самую постыдную ошибку в своей жизни. Джейкоб в свою очередь пару раз вспоминал о Лидии с какой-то особой теплотой. Она оставила в нем неизгладимое впечатление, создав в его голове определенный образ женщины, с которым он отныне будет сравнивать всех остальных.
А так все было, как и прежде. Работа, как всегда, держала его в тонусе, то и дело подкидывая повод пощекотать нервы. Неделя выдалась не из легких, да еще и босс в кои то веки снова доверил ему поучаствовать в "особом деле", по которым не заводят протоколы, если вы понимаете, о чем речь. Парень согласился без вопросов, ему не помешали бы лишние деньги, а после этих рейдов всегда перепадает солидный куш, жаловаться не на что. Небольшой группой они провернули дельце за пару часов и уже вечером попивали пиво в баре, ни словом не упоминая недавний промысел, потому что такие правила в этом не-очень-тайном клубе. Джейк получил свой конверт, наполненный хрустящими купюрами, и предпочел обо всем забыть, не забивая себе голову лишним. У него и без того проблем хватало.
Его "подопечные" в последнее время совсем оборзели и все чаще попадаются в лапы копам, прибавляя тем самым Эвансу геморроя. Ему уже начинало надоедать кататься по соседним участкам среди ночи, чтобы отмазывать этих недоумков, неспособных понять, где можно торговать, а куда лучше не соваться. Деградация населения земного шара просто пугала своим размахом. Джейк как раз вернулся после очередной спасательной от наручников операции и был на взводе. На его рабочем столе опять кто-то лазил, перемешав все документы, которые он накануне сложил аккуратной стопочкой. Только для вида, правда, но сам факт! Он устало откинулся на спинку стула, надеясь, что ему дадут спокойствие хотя бы на часок, чтобы можно было без задней мысли позадрачивать в контру, пока капитан на вызове и не будет стоять над душой. Хотя и без большого босса тут есть кому травить душу.
- Эванс, оставь это на столе у капитана, - папка звонко шлепается на стол перед парнем, - и где отчет? Неделю уже жду! - Лейтенант даже не притормозил на ходу, словно Джейк не стоит его внимания. Козел! - проносится в голове брюнета, за глаза он только так и зовет руководителя своего отдела, который его уже откровенно достал своими придирками и вечным недовольством. Что не так с этим парнем? Джейкоб с тяжелым вздохом, отталкивается руками от перил стула и встает, остервенело хватая папку со стола. Да, конечно, самому отнести ее влом было, мудак мексиканский. Идет к оккупированному капитаном столу, пока в его кабинете делают ремонт, и застывает в метре от него, не веря своим глазам.
За столом расположилась никто иная, как его недавняя знакомая, именуемая Лидия-замужняя. Брови Эванса взлетают вверх. Вот это попал! Он бегло окидывает помещение взглядом, прикидывая, куда ему можно быстренько свернуть и отсидеться, но поздно, девушка его уже заметила.
- Эммм... - протягивает он, не зная, сказать наконец правду или прикинуться дурачком. В принципе ему стыдиться нечего, раз уж на то пошло, так что Джейк кладет ладони на ремень, к которому пристегнут значок детектива полицейского департамента Сакраменто. Обычно он носит его на шее, но цепочку пару дней назад порвали в драке на вызове, а руки заменить ее у парня пока не дошли. - Работаю вот, - пожимает плечами Эванс и поджимает губы, слегка чувствуя вину за то, что не сказал ей этого при знакомстве. Но это чувство с ним недолго, потому как Лидия хватает его за рукав и тянет в первую же открытую дверь. - Ух, неужели скучала, детка? - насмешливо бросает он, глядя на перекошенное лицо брюнетки. Ее реакция его совсем немного, но удивляет, ведь проще было сделать вид, что они вовсе не знакомы, если ей так неприятна эта мысль. Или может она банально удивлена встретить того самого случайного парня из бара во второй раз за одну неделю. - А ты что здесь делаешь? - задает он ответный вопрос, приподнимая бровь. Неужто хорошая девочка стала плохой. - Пришла признаться в содеянном? - продолжает он забавляться. Если бы парень только знал, насколько несмешны были его дела, помалкивал бы.
- Отчет, Джек! - орет лейтенант, проходя мимо приоткрытой двери кабинета, где они с Лидией укрылись от лишних глаз. Но у этого урода, словно третий глаз на затылке, он, мать его, видит все! И как же не вовремя...
- Ага! - бросает парень в ответ перед тем, как захлопнуть дверь и задернуть жалюзи на ней. Блядский Альварадо! Он медленно переводит взгляд на Лидию, которая, судя по выражению лица, уже ждет объяснений. - Вообще-то - Джейк... Джейкоб, - исправляет он лейтенанта, указывая на себя большим пальцем. Мексиканская задница до сих пор не может запомнить его имя или специально коверкает его. Строит на лице невинное выражение, сложив губы трубочкой; пауза какая-то неловкая. - Так что, говоришь, ты тут делаешь?

+1

4

Удивлена ли она? Нет. Лидия в ужасе! Она не верит своим глазам, моргая так часто, что кажется, будто она вот-вот взлетит. Миллион мыслей, одна хуже другой, атакуют её разум. А что, если он маньяк? Ну, знаете, из рода тех психопатов, которые говорят "это всего лишь секс на одну ночь", а потом прячутся по кустам, выслеживая и идя по следам жертвы. От одного только этого слова по телу Портер пробегала дрожь, не имевшая ничего общего с той, что она чувствовала в ночь своего грехопадения. Хотя нет, общее всё-таки было — Дин, мать его, из бара! Вот только он сейчас не полировал барную стойку задницей очередной на всё согласной красотки и не поигрывал бутылкой пива в руке, а торчал тут, в полицейском участке. Может, он и правда преступник? И разгуливает тут, дожидаясь адвоката, который отмажет его от обвинений в изнасиловании. Или в краже (ага, чьей-то невинности). Или в, прости господи, убийстве! Боже, с кем я связалась?
Лидия не хочет ничего слышать. Провалиться под землю со стыда — да, пожалуйста, было бы очень кстати, но вот внимать его объяснениям и осознавать, что всё плохо — нет, всё ОЧЕНЬ плохо — она не желала. Девушка готова поднять руки, закрыть ладошками уши и, подобно маленькому ребенку, начать петь песню про потерявшуюся овечку (хотя уместнее будет что-то про растерянную овцу, которая изменила мужу и попалась на горячем), но лишь одна фраза мужчины пресекает это незамысловатое и чудаковатое действо. Портер, как человечек в одном из интернет-мемов, отклоняется назад, пораженно таращась на брюнета. Она хочет возмущенно накричать на него или засыпать вопросами, но вместо этого может лишь беззвучно открывать и закрывать рот, будто они играют в шарады и ей нужно показать ему золотую рыбку. Взгляд Портер медленно опускается вниз к ремню на брюках, к которому прикреплен полицейский значок.Девушка таращится на него секунды три, а потом резко вскидывает голову, вспомнив, что она вообще-то дама замужняя, а значит смотреть на мужчин ей следует значительно выше.
— Так значит, коп? — неуверенно переспрашивает она, словно хочет услышать "Нет, что ты, я всего лишь приглашенный стриптизёр —  у Джессики сегодня день рождения, так что готовь мелкие купюры". — Полицейский, да? — глупо уточнять, но ей всё же хочется максимальной ясности. Лидия не верит в совпадения и потому сейчас ловит себя на мысли, что всё это либо шоу "Подстава" с рейтингом 18+, либо жестокий урок от её супруга. То-то он всю неделю был как шёлковый — знал, негодяй, что ей есть в чём себя винить! Но и эта мысль быстро теряет в позициях, потому что Дик Портер не из тех, кто способен на поданную в холодном виде изощрённую месть, уж слишком он импульсивен.
— Скучала? По тебе? Да кем ты себя возомнил?! — что он вообще себе позволяет? Решил, что затащил её в постель и всё, она теперь ночей не спит, думая о нём? И плевать, что так оно и есть — думает ведь не потому, что было здорово (даже более чем), а потому, что та ночь стала несмываемым чернильным пятном на её безупречной репутации. Лидия начинает вскипать, учащенно дыша и разве что только пар из ноздрей не выпуская. Она решительно втягивает в лёгкие побольше воздуха и неторопливо шумно выдыхает, стараясь успокоиться. Выходит, конечно, неидеально, но сейчас ей хотя бы не хочется проломить череп своему старому знакомому. Или все же не такому знакомому?
— Джейк? — её бровь вопросительно выгибается дугой. — Джейкоб? — а ведь представлялся Дином! И она могла бы решить, что это его брат-близнец, но всё сказанное ранее ставило на столь удачной для Портер теории крест. Девушка недовольно прищурилась, покрепче перехватив коробку печенья. Желание запустить ею в лобешник Дину-Джеку-Джейкобу как тарелочку фрисби было слишком велико, но в полицейском участке такого лучше все же не делать. Во-первых, это привлечёт к ним лишнее внимание, которого ей совсем не хотелось бы, а во-вторых, получить пару часов исправительных работ за нападение на полицейского — это слишком унизительно. — Что ж, приятно познакомиться, Джейкоб, — она язвительно выделяет его имя, яростным взглядом прожигая в его лбу дыру размером с бейсбольный мяч. — Лидия. Портер, — фамилия её супруга производит неизгладимый эффект. Лидия наслаждается изменившимся выражением лица того-парня-из-бара и решает добить его окончательно. — Мужа проведать пришла. Знаешь, ходит тут один такой. Капитан, ага, — она с самодовольным видом достает печеньку, откусывая от нее кусочек и пытаясь скрыть своё волнение. Вот попала-то.
— Ты ведь никому не рассказывал? Или уже успел похвастаться трофеем?

+1

5

Всего за каких-то пять минут Джейкоб словно прошел экскурс по году семейной жизни. Вы встречаетесь и она вся такая милая и очаровательная, тебе кажется, что ты никогда еще не встречал подобных ей, посещают мысли, что вот она, та самая, единственная, с которой хочешь провести всю жизнь. На радостях делаешь предложение, еще больше влюбляешься, увидев в белом подвенечном платье, а после и без него, а потом наступает тот самый момент, когда она вдруг теряет все свое очарование. И вот перед тобой мегера, на которой ты имел неосторожность жениться, и теперь вроде как должен мириться с этим "пока смерть не разлучит вас". Всю эту цепочку ощущений парень только что пережил, с некоторыми изменениями в метафорах, естественно. Но суть в том, что его чуть ли не идеальная девушка из бара глядела на него теперь злющими глазами и чуть ли не кипятком плевалась. Вот те на.
Невинный обман, который на деле то и обманом не был, раскрылся и Лидия выражала свой праведный гнев. Хотя парня даже больше возмущало то, что она строит из себя святую невинность. Между прочим, ее уговаривать в тот вечер не пришлось и силой тащить тоже, она, можно сказать, спровоцировала Джейка пойти до конца, когда он готов был отпустить ее, если девушка скажет слово. Но нет, она пошла с ним, отвечала на его поцелуи, срывала с него одежду, а теперь ведет себя, как оскорбленная благородная девица. Парень закатывает глаза в ответ на ее истерику. Угораздило же его, а! Именно поэтому Эванс не называет настоящего имени, знакомясь в барах, не говорит, где работает, и не водит к себе домой. Все, чтобы избежать именно таких ситуаций. Но, видимо, его карма нуждается в основательной чистке, раз не предвещавшее беды знакомство привело к таким неожиданным последствиям, которые при всей неловкости еще и отчаянно пахнут жаренным.
Джейкоб пожимает плечами с выражением на лице типа "ну.. так получилось". Вряд ли Лидию успокоят его объяснения, что это всего лишь была предосторожность от назойливых девиц, одной из которых она могла оказаться. И то, что Дин - его второе имя, тоже не утихомирит ее, потому что она же тут невинная жертва наглого обмана, и никаких оправданий не потерпит. Парень на секунду растягивает губы в кривой улыбке, отвечая сарказмом на сарказм. - А продолжение знакомства будет таким же, как и в первый раз? - насмехается он на пыхтящей девушкой, и подается вперед, чтобы перехватить ее за руку и положить ладонь на талию, что приведет ее в еще больший гнев и позабавит его. Но на лице Лидии такое выражение, словно у нее есть какой-то тайный ход, козырь в рукаве, что поможет ей охладить пыл парня. И у нее действительно был такой. В ее взгляде полно самодовольства, она думает, что перебила карту Джейка и предчувствует победу, но даже не понимает, что только что подписала приговор им обоим. Эванс замирает на месте, широко распахнув глаза. Пожалуйста, пусть будет сестра, племянница, новоиспеченная мачеха, только не...
[float=left]http://funkyimg.com/i/VC2S.gif[/float]Он убирает руку с ее талии и пятится назад, не отрывая взгляда от ее лица. Ему не верится, что все это происходит с ним, это уже больше, чем плохая карма. Джейкоб запускает пятерню в волосы, невидящим взглядом окидывая пространство вокруг. - Черт... - тихо произносит он прежде, чем схватиться за голову обеими руками и приняться расхаживать по кабинету. - Черт, черт, черт! - Переспать с женой коллеги чревато неприятностями, переспать с женой капитана... все равно, что подписать себе смертный приговор. Все, что Эванс знал о Дике Портере, не давало ему надежды. Этот человек жесток и беспощаден, он подмял под себя половину полицейского департамента, не говоря уже об их участке, где все у него под каблуком, пляшут под его дудку и не смеют ослушаться, если не хотят кормить рыб на дне океана. Парень не знает, каков Дик вне работы, но ему не верилось, что он примерный семьянин, не дающий повода заподозрить о своей гнилой натуре. Даже странно, что у него может быть такая жена.
- Серьезно? - парень бросает косой взгляд на Лидию, которая пока не осознает весь масштаб катастрофы и смотрит на него, гордо вздернув подбородок, и жуя печеньку. - Он? Ты замужем за ним? - Его вопрос никаким образом не относится конкретно к проблеме в нынешний момент, но соскакивает с языка, потому что в голове Эванса не укладывается этот факт, он его возмущает. Как могла она выйти за такого придурка? Он догадывался тогда, уводя ее из бара, что ее муж далеко не предел мечтаний, но чтоб настолько... Теперь, когда он знал его имя, то непросто недолюбливал его, а люто ненавидел. Чертов dick - ее муж![float=right]http://savepic.net/6559351.gif[/float]
Джейк прекращает мерить шагами комнату и подскакивает к брюнетке, хватая ее за локоть, может, сильнее, чем можно было. Он смотрит на нее горящим взглядом и до боли стискивает челюсти. - Оставь свою иронию! Это уже не игра, - шипит он сквозь зубы и прикидывает, кто видел их вместе. Из парней, что были в баре, только Салливан мог знать в лицо жену капитана, но все они видели девушку в баре лишь со спины и вряд ли разглядели лицо. Иначе он бы уже знал об этом. - Если кто-то узнает, нам обоим будет плохо, - медленно выговаривает Джейкоб, приближая свое лицо к ее. - Я надеюсь, ты тоже молчала о своем маленьком приключении. - От прежнего веселья не осталось и следа. Дело кардинально изменило ход и с этой минуты их жизнь приобретает налет крутого триллера. Парень отстраняется от брюнетки и отпускает ее руку, делая шаг назад и сгибаясь пополам, пытаясь как-то избавиться от узла, что стянул внутренности. - Блять, это же надо было так вляпаться... - он бросает на Лидию осуждающий взгляд, - И почему ты сразу не сказала?!

Отредактировано Jacob Evans (2015-07-11 16:58:39)

+1

6

А как ещё она должна была себя вести? Мило улыбаться и сдержанно пожимать его ладонь со словами "приятно познакомиться", предлагая угоститься домашним печеньем? Или, может, и вовсе делать вид, что видит его впервые, будучи принятой им за кого-то другого? Вот чёрт, и правда нужно было! Но нет, Лидия, поддавшись панике, впала в самый настоящий шок, который сработал неожиданным и непривычным для неё образом — её разрывало от коктейля эмоций, в котором смешались страх, удивление и ненависть те то к себе, не то к Дину-Джейкобу.
Конечно, глупо строить из себя святую невинность: сама намекнула на времяпровождение куда более тесное и приятное, чем прогулки под луной в холодном феврале, сама перешагнула порог, сама позволила зайти дальше допустимых для первого часа знакомства норм. Но она хотя бы была честна перед самой собой и им тоже, не скрывая ни своего замужества, ни непривычной для неё модели поведения. И что в итоге? Она переспала с мужчиной, чьего имени даже не знала! Да она теперь порог церкви переступить не сможет, сразу же став объятой адским пламенем. И не то чтобы Лидия и правда верила в бога и блюла религиозные парадигмы, но все же взятый на душу грех теперь и правда ощущался тяжелым, будто могильный камень, бременем.
Все мужчины — лжецы по природе своей. Их, видимо, с детства отцы учат непростому искусству обмана, внушая простую мысль о глупости и наивности женского рода, коим можно крутить и вертеть как угодно, стоит лишь правильно подобрать слова. Лидия пытается вспомнить их разговор и подвергает сомнению каждую сказанную "Дином" фразу, автоматически переводя её в раздел лживых утверждений, коим верить нельзя. Нельзя было — теперь-то всё кристально и предельно ясно, растеряв прежний смысл и приобретя совершенно новый. Позволить себе пойти на поводу и эмоций и изменить мужу с первым встречным мужчиной из бара было ошибочно; отдаться в постели его подчиненному, с которым они видятся ежедневно и, скорее всего, работают сообща над делами, и вовсе непростительно. И нет, сейчас речь идёт вовсе не о морали. Не о её так уж точно. Если вдруг этот Дин, Джейкоб или кем он там является на самом деле случайно, или же преследуя свои прагматичные цели, проболтается, то не его жизнь пойдёт под откос. Не его лишат всего и сразу. Не его выставят за дверь, не забыв при этом воспользоваться связями и навредить, чтобы уколоть как можно больнее. Дину, конечно, эта интрижка с рук не сойдёт, но не ему будет хуже, а ей, Лидии снова Мэрин.
— Нет, у тебя решила поучиться и чужим именем представиться, — злобно огрызается она, бросая надкушенную печенюшку обратно в коробку. Кусок в горло не лезет. — Ах да, вам же, копам, доказательства нужны. Можешь пробить по своим базам данных, — она злится и, черт подери, имеет на это полное право. Её злит не сам факт их близких "отношений" и "лимонада горизонтальной плоскости", а то, что даже тогда её обманули. И пусть она прекрасно понимала, что парень лишь пользовался удачно выпавшим моментом её слабости и отчаяния, это всё равно не давало ему права ей лгать. Куда проще было бы, если с тех пор их пути не пересеклись бы ни разу, вновь став параллельными друг другу, но нет, это было бы слишком просто.
Джейкоб (Портер решает, что будет звать его так, нарочно припоминая ему его обман) принимается мерить шагами комнату, прекрасно понимая, что ничем хорошим для него та встреча не обернулась в итоге. Она же, устав от его мельтешения из стороны в сторону, опускает голову, закрывая лицо ладонями, и считает до десяти и обратно в попытке успокоиться. Лидия умеет и любит мыслить трезво, рассуждая и взвешивая все за и против, беря в расчет погрешности. Сейчас от нее не ждут скрупулезных математических подсчетов, но важность логики эта глупая ситуация не умаляет.
— Это ею и не было, — она резко дергается, пытаясь вырвать локоть из его крепкой хватки, но терпит поражение. На следующее утро, наверняка, будет синяк, как еще одно напоминание о том, что забыть хотелось бы больше всего. — Вот и постарайся, чтобы никто не узнал. Я никому не говорила, — просто потому, что и сказать-то некому. Это какой-то замкнутый порочный круг одиночества, где ты пытаешься скрыться от оного, но все равно остаешься настигнутым. И началось всё с невнимательности Дика Портера, но разве можно винить его во всём остальном? Он лишь дал начало предпосылкам, а вот вляпаться Лидия умудрилась сама, своими силами.
— Только меня виноватой в своих проблемах выставлять не надо, — выкинув вперед руку в останавливающем жесте, проговаривает Лидия, стараясь сохранять тон как можно более спокойным. Дается ей это совсем не легко, но сейчас она хотя бы держит себя в руках. — Ты тоже мне не сказал, что ты коп. А я, между прочим, спрашивала, — и да, это многое бы изменило. Портер хорошо известно, что мир тесен, а сплетни разлетаются со скоростью света. Секс на одну ночь с копом, в каком бы участке он ни служил, чреват последствиями именно такими.
— Так, стоп. Если я никому не говорила, и ты держал язык за зубами, то к чему все эти переживания? Никто не знает, ну а мы, ясное дело, ничего Дику, в смысле, капитану Портеру не скажем, — этот план звучит идеально, но что-то в нём всё же наводит её на сомнения. — Ты уверен, что нас никто не видел вместе? — ведь тогда не имеет никакого смысла, рассказал ли Джейк о своих похождениях или нет.

0

7

У Джейка наклевывались большие проблемы, он почти физически чувствовал как в зад уже подпекает от одной только мысли, что с ним будет, если капитан узнает о их недавнем рандеву с его женой. И парню бы пожалеть о содеянном, проклясть триста пятьдесят раз и тот бар, и тот вечер, и ту девушку, из-за которой у него теперь медленно распухает мозг. Но, черт возьми, ночь с Лидией была великолепна и Эвансу не хотелось бы ни забывать о ней, ни сожалеть. Оттого еще более стремно на душе.
На его лице замешательство, смешанное с, чего уж там скрывать, страхом, ведь за такое фингалом под глазом не отделаешься; Дик Портер решает свои проблемы иначе, а уж тем, кто посмел перейти ему дорогу, и вовсе не поздоровится. Парню не хотелось бы попасть в его черный список, а значит придется как-то с этой ситуацией справляться. И без помощи и содействия Лидии ему не обойтись, тем более, что ее тоже за измену по головке не погладят, даже учитывая, что у Дика и самого рыльце в пушку.
Девушка продолжает истерить и дерзить Эвансу, на что он только в очередной раз закатывает глаза. Она не поняла и половины из того, что он имел в виду, прицепившись всего к одной фразе, переволновалась, наверное. Ох и задело же ее, что он тоже коп, видимо, не питает она теплых чувств к этой профессии. Такая мысль заставляет парня ухмыльнуться на мгновение. Отчего-то его греет тот факт, что ее семейная жизнь не так радужна, как она хочет ему внушить, громко заявляя о том, чья она жена. - Поздновато уже пробивать, - язвит Джейк в ответ. Имя ее мужа от того другим не станет и их проблем не уменьшит. - В следующий раз буду делать это перед тем, как... - что? Познакомиться? Переспать? Запасть? - И не чужое это имя! - перебивает он сам себя, потому что его уже подбешивает, что Лидия прицепилась к этому факту и не устает делать ударение на его имени, как будто это самое страшное, что случилось с ними. - А, забей.. - следом отмахивается парень, понимая, что на эмоциях девушка все равно ничего слушать не станет и не смирится с обманом, да и нет времени сейчас объяснять все, есть вопросы поважнее.
Резко повернувшись к девушке, Джейк недоверчиво смотрит на нее. Если для Лидии это не было игрой, то почему она с таким злорадством бросила ему в лицо имя его чертового мужа, зачем пришла сюда с коробкой ароматного печенья, чтобы порадовать своего благоверного, зачем затащила парня в этот кабинет? Его просто бесило это все! Просто видеть на ее пальце кольцо - это одно, но вникнуть в ее личную жизнь настолько... новые знания разрывали его изнутри, причиняя реальную боль, хотя, казалось бы, с какой стати.
- Своих? - переспрашивает он, не веря своим ушам, - Своих проблемах? Это наши проблемы, - его палец поочередно указывает то на Лидию, то тычет ему в грудь. Джейкоб снова начинает вышагивать туда-сюда, это помогает ему думать. Он театрально кивает головой, как бы пропуская мимо ушей все, что продолжает вешать на него девушка. Она считает, что все должны быть такими же наивными и честными, как она, выдавать личные данные первому встречному. Он и сам упрекнул ее в сокрытии фактов, что было глупо, ведь в тот вечер он и сам не хотел ничего слышать о ее муже, и она не стала бы перечислять факты его биографии и ставить случайного любовника в известность о роде его деятельности. - Ну прости, что я не размахиваю значком на каждом углу! - огрызается Джейк, хотя понимает, что мог бы сказать ей правду, но просто не захотел делать этого. В его отделе важна конфиденциальность, потому он старается не слишком распространяться, но Лидия ведь с первого взгляда снимает с себя подозрения участия в криминале. - Ладно-ладно, - он выставляет ладони вперед, сдаваясь, чтобы брюнетка хоть немного успокоилась и перестала сыпать в него обвинениями, - мы оба виноваты. И выбираться из неприятностей тоже придется вместе. - Джейк подходит к Лидии, заглядывая ей в лицо. Им нужно остыть и рассуждать трезво, паника только больше запутает все. Она задает вполне резонный вопрос и брюнет на мгновение снова задумывается. - Да, - бросает он, будучи уверенным, что кто-то из парней уже бы ткнул его новостью о том, что он оприходовал никого иного, а женушку босса. И хоть он отмахивался от любых вопросов о его продолжении того самого вечера, парням ничего не мешало додумать все самим. Все же он не мог поручиться, что Лидию никто не узнал, это было бы слишком самонадеянно. - Не знаю! - следом раздраженно добавляет он и останавливается посреди кабинета, словно ему в голову пришла какая-то внезапная мысль. - Как бы там ни было, нельзя, чтобы нас видели вместе сейчас, здесь, - кивает, соглашаясь с самим собой, и тут же чертыхается, - Альварадо уже видел! Этот сукин сын никогда не упустит своей возможности. - Джейк быстро подходит к Лидии, вновь хватая ее за локоть, но уже мягче и осторожнее, всучивает ей в руки коробку с печеньем и толкает к двери, - Тебе надо уйти. Давай встретимся позже, где-нибудь подальше отсюда, в тихом местечке. Нужно обсудить то, что мы будем делать дальше.

+1

8

Хьюстон, у нас проблемы. Лидия представить не могла, что единственный раз в её жизни, когда она пренебрегла всеми правилами (ну, почти всеми — про презервативы той ночью они всё же вспомнили, к счастью), обернётся такой катастрофой. И пусть пока ничего страшного не произошло, но ожидать благосклонности судьбы всё же не стоило, ведь тогда она не столкнула бы их с Джейком (ладно, хрен с тобой, золотая рыбка, так тебя звать и буду) именно сегодня и именно здесь. Портер, поддавшаяся эмоциональному всплеску, массировала виски кончиками пальцев, приходя в себя и унимая тревогу. Ей нужно было начать вновь мыслить рационально, чтобы, подбивая имеющиеся факты в таблицу, систематизируя их и раскладывая как на ладони, получить логичный ответ на самый важный теперь вопрос — что делать дальше.
— Нет, твоя проблема — это то, что ты, — брюнетка понижает голос, боясь, что кто-то случайно услышит брошенную ею фразу и разнесёт по всему участку, как горячую новость и сенсацию, — переспал с женой босса. Моя же проблема звучит несколько иначе, — можно ли считать единичный секс полноценной изменой? Считается ли предательством попытка отыграться за постоянные оправдания и нескончаемую ложь? Нет, забивать себе этим голову Лидия совершенно не хотела. Наверное, правильным было бы подчёркнутое равнодушие, направленное на Джейка; она бы сделала вид, что видит его впервые, он подыграл бы, и больше пересекаться им бы не пришлось. Она ведь успешно не натыкалась на него столько лет, так почему же сейчас это должно стать проблемой?
— Но я же спросила, — с детским упрямством парирует она, насупившись. И почему всё должно быть так сложно? Кто вообще придумал это правило чёрно-белых полос, которое не сулит ничего хорошего и каждый приятный момент жизни превращает в предпосылку к грядущим разочарованиям и бедам? Не время ударяться в философские рассуждения и искать смысл там, где его нет — вопросы куда более насущные волновали Портер, задумчиво постукивающую кулачками друг от друга и старавшуюся собраться с мыслями. Но как назло в голове была лишь каша из обрывков утверждений, догадок и панических выражений.
Джейк делает шаг в её сторону, подходя ближе, и она выставляет вперёд ладонь, заставляя его попятиться и сохранить дистанцию. Даже если кто-то ворвётся сейчас в этот кабинет, то не заподозрит ничего криминального в разговоре двух людей, стоящих на пионерском расстоянии друг от друга. Так глупо: им сейчас приходится прятаться в чьем-то кабинете, дверь и окна которого скрыты за задернутыми полосками жалюзи, будто они нашкодившие подростки, сбежавшие с урока и не желающие попасться учителю на глаза. Но их ведь никто не видел! Ни сейчас (Портер надеется, что всё внимание лейтенанта было приковано к подчиненному, а не его "спутнице"), ни уж тем более тогда. Или всё же?..
— О не-е-е-ет, — тянет Лидия, разворачиваясь к Джейку боком и прислоняясь лбом к стенке стоящего перед ней шкафа. Желание стукнуться о него да посильнее, чтобы мозги разом встали на место, получив необходимую им встряску, было велико, но зарабатывать синяк на столь видном месте в планы девушки не входило. А то вдруг ставший на удивление внимательным супруг начнет задаваться вопросами, где же она умудрилась заработать себе эту отметину — он порой и правда говорит с ней так, словно проводит допрос, отчего Портер всегда раскалывается на второй же минуте, признавая, что купила эти сапоги без скидки и по его кpедитной карте. — И почему из всех возможных вариантов мне достался именно ты? — Лидия не пытается задеть его или отправить в огород Джейкоба камень, рассуждая вслух и сокрушаясь над собственным невезением, что сейчас достигало комичного апогея. — Если вдруг кто спросит, ты помогал мне... эээ... с чем ты мог мне помочь? — не считая неоценимого вклада в избавление её от одиночества на одну ночь и становлением на путь грешницы всё тогда же. — Неважно. Встреть меня через час в центре. Знаешь, там рядом со Старбаксом есть кафе, у них еще вывеска голубая? Вот там, — Портер дожидается согласного кивка. — И не опаздывай, — добавляет она, опуская ладонь на дверную ручку. Она и не думает, что он может не явиться, струсив или сославшись на занятость на работе: в конце концов, в его интересах решить этот вопрос как можно быстрее. Лидия покидает кабинет первой, с непринужденным видом петляя меж столов, чтобы подойти к рабочему месту Дика. На неё вряд ли обращают внимание: все слишком заняты своими делами и отлыниванием от них же. Она оставляет коробку печенья на столе и пишет записку на одном из цветных стикеров, по привычке приписывая "Целую" в конце. Подумав, Портер отрывает стикер, сминая в кулаке и пряча его в кармане пальто; она переписывает свое послание заново, сократив его на одно, именно это последнее слово, клеит на крышку коробки и машет Джессике на прощание.
Последующий час ожиданий превращается в истинную нервотрепку. Портер сходит с ума, нервно стучит пальцами по столешнице, заказывает уже третий стакан воды и поглядывает на часы каждые пять минут с точностью секунда в секунду. Наконец фигура Джейка появляется на горизонте; Лидия вскидывает голову с сигналом колокольчика на входной двери, но рукой мужчине не машет, словно боится быть пойманной за этим приветствующим жестом. Его стул со скрипом отодвигается, чертя новые царапины на паркете.
— Ну что, есть идеи? — говорит она, понизив голос до почти шепота. Игра в Бонни и Клайда увлекательной ей не кажется. Не сегодня. Не с ним. — За тобой ведь не следили?

+1

9

За шестьдесят минут  он, наверное, укоротил свой век на пару лет. Сердце Джейкоба неровно отстукивало секунды на манер часов, отсчитывающих время то ли до казни, то ли до еще какой-нибудь нерадостной херни. Суть в том, что время тянулось медленно, но истекло быстро, так что парню пришлось заканчивать свои гляделки по сторонам в попытках заметить чьи-то косые взгляды или увидеть в глазах коллег осуждение или заведомое желание накинуть петлю на его шею. Все в участке было, как обычно, ничего примечательного, никаких особенных событий, даже ни одного интересного разговора или нового дела, сплошная рутина. Но это ни на йоту не расслабляло Эванса, нервы которого после ухода Лидии были натянуты, словно струны вот-вот готовые лопнуть. Ему мерещился заговор и в каждом он отныне видел потенциального врага и членовредителя. Он и раньше не особо доверял своим коллегам, стараясь хоть и быть частью команды, но оставлять все действительно важное и личное при себе; так меньше поводов волноваться, что за его ошибки могут пострадать дорогие ему люди. Учитывая все его недоговорки и тайны по жизни, не удивительно, что он так хорош в работе под прикрытием, верно? Должно быть это что-то на генетическом уровне, врожденное или типа того.
Слившись под белый шум работы полицейского участка (и пока Альварадо отлучился за кофе, видите ли не желая принимать внутрь ту дрянь из местной кофеварки, которой не брезгует весь остальной расчет), Джейк помчался на оговоренную встречу с Лидией, пару раз проезжая на красный, нагло включив служебную мигалку, дающую ему право быть засранцем на дороге и не получить за это по щам. Ему не хотелось опаздывать, давая девушке лишний повод причитать, ведь у нее и без того их хватает. Брюнетка оказалась особой впечатлительной и парень предчувствовал, что ему еще не один раз придется выслушать, какой он гад и обманщик среди прочего.
Синяя вывеска, описанная Лидией, не сразу попалась ему на глаза, заставив покружить по кварталу в поисках того самого старбакса и таинственного кафе, где они должны были встретиться. Впрочем, тем лучше, что место действительно уединенное, меньше вероятность, что их увидят вместе. Со всеми этими мыслями о конспирации Джейк чувствовал себя как-то по идиотски. Он никогда бы не подумал, что будет одним из таких парней, которых показывают в сериалах для домохозяек. Бегать на встречи с замужней женщиной, при этом зная ее мужа, соблюдать осторожность и прятаться от чужих глаз. Тот, кто считает это романтичным или получает от подобного заряд адреналина, - просто конченые идиоты, ибо Эванс не видел в таких отношениях... ситуациях, скажем лучше так, ничего не то что приятного, а даже приемлемого. Его расслабляла только та мысль, что это не свидание, а сугубо деловая встреча. Да, именно так, ничего больше. Им просто нужно детально продумать план и модель поведения, чтобы однажды не споткнуться, если придется давать заведомо ложные показания.
Он входит в полупустое кафе, предвещая свое появление звоном колокольчика на дверях, и сразу видит ее, ловит в пространстве ее осторожный и чуть испуганный взгляд. Никто не обращает никакого внимания ни на вошедшего парня, ни на девушку, сидящую за столиком в одиночестве, обхватив ладонями лишь стакан воды. Но даже среди парочки пенсионеров, уплетающих оладьи с сиропом, и кучки старшеклассников, втайне от родителей обходящих запрет на кофеин, Эванс чувствовал необходимость быть начеку. Их ситуация не стандартная сцена их бразильской мыльной оперы, где супружеские измены никого не удивляют и не являются интересным поворотом сюжета. Их история куда сложнее, запутаннее и опаснее.
Джейк усаживается напротив Лидии, стараясь на смотреть ей в лицо, ибо за этим обязательно последует основательное ее разглядывание. Ведь она так привлекательно выглядит в этом облегающем платье; отчего еще противнее мысль, что она так вырядилась для встречи с муженьком. Парень невзначай берет в руки заламинированный листок с перечнем предлагаемых заведением блюд и, сведя брови к переносице, делает вид, что досконально изучает знакомые любому ребенку названия. Лидия не отличается терпением (что он заметил еще в их первую встречу), потому начинает разговор первой и сразу с дела.
- Я тебя умоляю! - раздраженно бросает Джейкоб, отрывая взгляд от меню и поднимая его на девушку. - Давай только без маразма. Это тебе не шпионское кино и ты не Мата Хари. - [float=right]http://sg.uploads.ru/Z6CGE.gif[/float]Он фыркает в очередной раз отмечая, насколько Лидия наивна и по своему не приспособлена к реальной жизни. В его голове просто не укладывалось, как такое существо может уживаться с тем деспотом в лице Портера. Может он ее насильно заставил за него замуж выйти? Эванса бы не удивил такой расклад, даже если он так же попахивает бразильскими специями, как и весь сегодняшний день. Ощущение нереальности зашкаливало. - Нам нужен план. Просто четкие правила, что говорить и как себя вести, если вдруг наши пути пересекутся снова. - Если вдруг. Эти слова произносить ему было особенно неприятно. Ведь, если по-честному, Джейку хотелось бы пересечь эти пути, связать их узлом или степлером придолбить друг к другу. - Подобные внезапности и реакция на них не должны повториться, если мы не хотим, чтобы у кого-то появились подозрения. - Находясь среди копов, чистых на руку или не очень - это не важно, утаивать секреты, особенно такие, всегда сложно. А у Лидии еще и, по всей видимости, опыт во вранье нулевой. - Если конечно ты не хочешь наконец-то что-то поменять в своей жизни, - многозначительно бросает парень, убирая из своей речи серьезные ноты. - Не хочешь блинов? Я голоден. - Отрешенно от темы тут же добавляет брюнет и вытягивает шею в поисках официантки, если тут таковая имеется.

+1

10

Что случилось, Лидия? О, этот вопрос задать ей мог любой мало-мальски знакомый, увидев, как нервно она постукивает каблуками по полу, перебирает ногтями по стеклянному стакану и каждые тридцать секунд, точно, словно по сигналу таймера, поправляет волосы. Ей, обычно собранной, уверенной в своих действиях и ведомой голосом здравого смысла, логики и точного расчета, сейчас было трудно: вытолкнутая за пределы зоны комфорта и посаженная не в свою тарелку Портер терялась и вела себя как глупая баба, нежели как разумная женщина. Кругом и всюду ей мерещились заговоры, в пожилом джентльмене с газетой в руках она видела подосланного Диком частного детектива, а дежурную улыбку официантки и вовсе для себя распознала как невысказанное "Что, шлюшка, любовник опаздывает, а ты уже и извелась вся?". И пусть Лидия не была дамой легкого поведения, а Джейкоб уж точно не был ее постоянным утешением от несчастливого брака, но все же этот маленький грязный секрет об одной единственной проведенной вместе ночи казался Портер внушительных размеров клеймом на ее лбу и, несомненно, пятном на ее прежде безупречной репутации.
Девушка нервно поглядывает на часы, боясь, что Джейк не придет (или же придет в компании ее супруга, чтобы явить его взору не такую уж и благоверную женушку), и подносит к губам стакан: в ее подрагивающих руках он ходит ходуном, стуча о зубы и грозясь расплескать содержимое по всему столу. Произнесенная про себя в тысячный раз мантра "спокойно, ничего страшного не происходит" уже не помогает, нервы на пределе, а терпение на исходе, и именно в этот момент висящий над дверью колокольчик оповещает о новом посетителе, коим и оказывается Джейкоб. Мои молитвы были услышаны! Глупый, но сейчас такой уместный вопрос срывается с ее губ, и лишь после раздраженного ответа парня Портер понимает, как абсурдно это прозвучало. Конечно, никто не будет за ними следить, потому что пока ее муж даже и не догадывается, как весело ей было без него в компании его подчиненного. И лучше, чтобы это самое "пока" длилось как можно дольше. Для этого они ведь и встретились здесь, верно?
— Можем и не встречаться, — всё гениальное просто. Удавалось же им до этого столько времени гулять по улицам одного города, но не сталкиваться лицом к лицу друг с другом. Это в последнюю неделю все пошло кувырком, отчего два некогда незнакомца видятся уже в третий раз, два из которых — случайное совпадение. Превращать его в закономерность Лидия не намерена, поэтому решила, что и без того редкие визиты к мужу на работу можно свести до минимума. Однако теорию вероятности и всевозможные погрешности со счетов лучше не сбрасывать. Уж ей ли об этом не знать. Поэтому план, как и сказал парень, им и правда нужен. Она задумчиво поджимает губы, погружаясь в мыслительный процесс. Дано: одна измена, два ее участника и Дик. Просто Дик. Решение... Сформулировать его Портер не успевает: голос Джейкоба прорывается сквозь пелену ее раздумий, вынуждая недовольно нахмуриться и подавить в себе желание плеснуть ему водой из стакана в лицо. — Не хочу, — огрызается она, чувствуя, что разговор, который должен был быть серьезным и исключительно по делу, начинает крениться в сторону личных бесед и задушевных откровений. И вот уж с кем, а вот с Джейком их вести (да и вести вообще) она не намерена. — А ты перемен не желаешь? Сменить работу? Переехать? Хотя бы заткнуться? — наверное, не стоит грубить тому, в чьем рукаве есть козырь против тебя, но вряд ли он рискнет им воспользоваться. Если, конечно же, работа, репутация и зубы дороги. И еще неизвестно, кто в случае раскрытия этой тайны их ему выбьет: Дик Портер, впавший в ярость от ревности и злости, или же сама Лидия. Портер опускает голову, закрывая лицо ладонями и стараясь соображать как можно скорее: находиться в компании парня ей, может, и было приятно, но не сегодня уж точно. Не при таком раскладе. — Издеваешься? Мне кусок в горло не лезет, —  отмахивается она, волнительно покусывая губы. Вот уж кто бы мог подумать, чем обернется один лишь невинный поход в бар. Чтобы она еще раз перешагнула порог подобного заведения? — да никогда!
— Окей, план следующий: если кто спросит — мы не знакомы. Виделись сегодня впервые, в участке, когда я искала мужа. Ты не знаешь меня, я не знаю тебя. Точнее, я о тебе знаю лишь то, что работаешь на Дика, а ты обо мне, что я... — трель телефонного звонка обрывает Лидию на полуслове, заставляя отвлечься и обратить все внимание на дисплей. На экране высвечивается имя Дика, и Портер закатывает глаза —  как это предсказуемо и ожидаемо. — Погоди секунду, — нажав на кнопку ответа, брюнетка мило защебетала в трубку, чувствуя, что ее голос сам по себе становится до противного елейным. — Я? О, я встретила Рейчел, мы зашли в кафе. Нет-нет, я скоро буду дома. Да, заходила к тебе, но ты был на выезде, я не стала ждать. Ага. Да, хорошо. И я тебя, — стоило ей отключиться, как фальшивая улыбка тут же стерлась с ее лица. Жизнь в обмане Лидии совершенно не нравилась, и ей хотелось как можно скорее со всем этим покончить и вновь вернуться к привычной рутине будней. — Так о чем это я? Точно, ты знаешь лишь то, что я за ним замужем. Вот и всё, мистер незнакомец.
А теперь давай просто попрощаемся и забудем о том, что когда-то встречались.

+1

11

Загонять себя в угол, неумышленно или очень даже, - своеобразная форма человеческого мазохизма. Джейк не склонен упрекать себя или заниматься самобичеванием, считая это пустой тратой времени и энергии; но с момента, когда он услышал, чья Лидия жена, в его голове неустанно зудело чувство с названием "нельзя, но очень хочется". Заведомо самоубийственная затея даже пытаться заиметь связь с благоверной капитана и это понятный Эвансу факт, хотя отчего-то его не пугал ни гнев Дика Портера, ни его последствия. Храбрость или глупость, или то и другое вместе, но Джейк, зная, что получит по шапке, уже хотел чтобы было за что получать.
На личике Лидии отражалось вселенское негодование, словно какой-то хам тут подсел к ней и донимает похабными разговорчиками благочестивую девицу. Ее ярое отрицание и попытка обелить себя хотя бы в глазах окружающих, если в своих не получается, одновременно и раздражали парня и забавляли. Она нервничала. Не нужно быть матерым копом, чтобы заметить это, потому что девушка явно не умеет хорошо скрывать свои чувства, ну или слишком взвинчена, чтобы заметить это. Хотя Джейкобу хотелось бы думать, что это присутствие его неотразимой персоны так на нее влияет, заставляя вспыхивать от любой колкости и нервно тарабанить пальцами по бедному стакану, покрытому ее влажными отпечатками.
В отличии от Лидии Эванс хорошо умел стирать любые проявления настоящих эмоций с лица, потому выглядел, как обычно, - расслабленно и немного дерзко, не выдавая ни на йоту своего желания закончить эту "деловую" встречу в номере ближайшего отеля с табличкой "не беспокоить" на ручке двери. Он позволял брюнетке фыркать и упираться, пока она не признает, что ее тянет к нему не меньше, чем его к ней. Он никогда не верил в мистику, гороскопы и прочую ерунду, но может это и правда судьба, что они встретились тем вечером и столкнулись снова, уже решив, что никогда не увидятся? Прокатит такой аргумент, если его высказать вслух, или бухгалтера только нумерологии доверяют?
Парень отвечает самодовольной ухмылкой на грубость Лидии. Видимо пришло время расплачиваться за все грешки, раз первая за долгое время женщина, которая ему действительно понравилась, оказалась не только замужней, но и той еще занозой в заднице. Хотя даже это заставляло ее нравиться Эвансу еще больше; он никогда не питал слабости к неженкам, неспособным ответить на колкость и предпочитающим дуть губы вместо того, чтобы ответить на удар. Лидия, к счастью, за словом в карман не лезла, особенно, когда нервничала.
- Нет, спасибо. Молчаливость - не мой образ, - он добавляет дебильную улыбочку, едва сдерживая вопрос, что вертится на языке. Джейк искренне не может понять, почему Лидия вышла замуж за Портера, почему остается с ним. Это не дает ему покоя. И ее полный негодования резкий ответ только разжигает его интерес. - Ты боишься его..? - все-таки спрашивает брюнет, пока Лидия не продолжила нервно болтать, выдавая гениальные "планы". Он задает свой вопрос, не в силах добавить "..потерять" в конец фразы, чтобы завуалировать ее в невинную форму, потому вопрос получается откровенно в лоб, прямо и без уверток, именно то, что Джейкоб и хочет знать на самом деле. Может, ему нужно подтверждение, что Дик удерживает ее насильно, а может он просто не хочет услышать, что Лидия действительно сожалеет о той ночи, потому что любит гребаного муженька.
Эванс таращится на девушку, выжидая ее ответ, который по всей видимости застрял у нее в горле от неожиданности или удивления. Звонок телефона дает ей отсрочку. С первой же фразы Джейку ясно, кто прервал их разговор. [float=right]http://funkyimg.com/i/ZtuD.gif[/float]Дик Портер, словно жопой чует, когда вторгаются на его территорию, и спешит напомнить кому тут принадлежат права собственности, заявляя о себе. Джейк ловит себя на мысли, что сжал челюсти так крепко, что даже больно. В этот момент он ненавидел человека на том конце провода, который не заслужил и половины того, что имеет, и тем более не заслужил такую женщину, как Лидия. Ему становится противнее с каждой секундой, слушая, как старательно девушка изображает радость и любовь, как она резко и умело переключилась, вдруг превратившись в примерную заботливую жену, а затем обратно в нервозную дамочку, едва нажав кнопку отбоя. Джейк брезгливо закатывает глаза, не в силах смириться с таким положением вещей. Нотки неподдельной нежности в ее голосе заставляют парня завидовать чертовому Дику Портеру.
- Отлично! - выпаливает Эванс в ответ, яростно отталкивая от себя меню, едва не сбивая ним солонку и перечницу, стоявшие на столе. - Забыть, что мы знакомы, будет легко! - самоуверенно добавляет он, злясь на Лидию и ее упрямство, злясь на себя за неуместные желания. Все это не правильно, но он уже не видит грани и не размышляет трезво, вспылив от одной неосторожной брошенной спички. - Возвращайтесь в свою притворно идеальную жизнь, миссис Портер. - Он резко отодвигает стул, громко проехав ним по полу, отчего все немногочисленные посетители кафе машинально обернулись в его сторону. Парень выходит за дверь, не распыляясь на прощания и напутственные фразы, и не оглядываясь.

+1

12

И всё же судьба — штука странная и непредсказуемая. Разве могла Лидия представить, что когда-нибудь всё же вырвется из затхлого Шеффилда и переберётся в столицу Калифорнии? Могла бы она подумать, что выйдет замуж, но брак её вовсе не будет похож на ту идиллию, что царила между её родителями и которой ей с Диком достичь не удалось и уже вряд ли получится? Могла ли она допустить мысль, что мимолётное увлечение помноженное на вспыхнувшую обиду приведёт её к измене? Могла бы она предугадать, что тот самый красавчик из бара с соблазнительным голосом и завораживающим взглядом окажется подчинённым её мужа? Да чёрт возьми, Сакраменто, конечно же, не Нью-Йорк с его многомиллионным населением, но разве можно чисто случайно встретиться дважды с одним и тем же человеком и узнать, что связывает вас нечто куда большее, чем просто секс на одну ночь, а главной проблемой теперь будет не беспокойство о том, как бы на солёненькое не потянуло, а как бы её супруг не узнал?! Нет, Лидия, обычно предпочитавшая сохранять холодный рассудок (что сейчас у неё, к слову, не получалось от слова совсем) и не предаваться размышлениям о вселенском предназначении, божьем промысле и прочей чепухе для фанатиков и любителей спихивать свои промахи на нечто свыше, в эти моменты была убеждена в одном: встреча с Джейком — что тогда в баре, что сегодня в участке — была судьбоносной. И эта насмешка фатума ей была абсолютно не по вкусу.
— Вижу. Точнее, слышу. От этого и страдаю, —  сухо отвечает Портер, не желая вступать в полемику и портить себе настроение ещё больше, чем оно уже было. Сложно было дать даже самой себе ответ в попытке объяснить, как так получилось и что теперь с этим делать. По сути, ничего непоправимого пока не произошло: она, конечно же, никогда не простит себе допущенной слабости, Джейкоб ещё с пару дней поволнуется, не знает или не догадался ли его начальник о том, как тот зажимал его жёнушку под простынями, но после эти мысли перестанут атаковать разум, и всё вновь встанет на свои места. Может, им просто нужно принять этот факт как нечто случившееся и неизбежное, чтобы научиться игнорировать произошедшее и делать вид, будто всё в порядке? Вопрос только в том, как это — мило улыбаться мужу/согласно кивать на реплики начальника и знать, что в попытках обдурить его идиотами оказались именно они, а не Дик. Личность последнего и отношения Лидии с оным и вовсе не давали Джейку покоя.
— Что? —  Портер поднимает голову, недоумевающе сводя брови к переносице и будучи в абсолютной уверенности, что не расслышала или не так поняла вопрос мужчины. Лишь пару мгновений спустя она, наконец, осознаёт, что же он спросил, и не может сдержаться, недовольно фыркая. — С чего ты взял? — неужели у неё на лице написано, что её брак далёк от счастливого, а все рычаги давления, которые на неё имеет Дик, раздавят её и оставят ни с чем, если она только даст повод? Да и вообще, почему парень, с которым она лишь один раз выпила в баре и переспала, начинает задавать вопросы, которые его абсолютно волновать не должны? — С чего ты вообще решил, что можешь это у меня спрашивать? Мы не друзья, — отрезает она, возможно, не столь тактично, как могла бы. Но что поделать, ей вовсе не хочется обсуждать перипетии собственной семейной жизни, которые если и касаются её собеседника, то очень, слишком косвенно, а значит не дают ему право лезть к ней в душу. Не мог же он привязаться к ней за один вечер, ведь такие парни как он не предрасположены к влюбленности с первого взгляда. Или всё же да? "Нет, это глупости. Что ты о себе вообще возомнила, Лидия?"
Она бы заметила это раньше по его реакциям, когда ей стоило упомянуть имя супруга или в очередной раз случайно взмахнуть рукой, вновь невзначай демонстрируя кольцо на безымянном пальце, но всё внимание Портер было приковано к собственным размышлениям и нахлынувшей волнами панике. Увы, она и правда не понимала, насколько сильно бесит Джейкоба её статус жены его начальника, и потому продолжала упрямо гнуть свою линию, пытаясь убедить их обоих, что жизнь в браке после измены существует, а мимолётное (и больше никогда не повторившееся) увлечение недоступной женщиной —  ещё не приговор. Оттого-то его всплеск злости, обрушенный на её голову водопадом, и стал для Лидии неожиданностью, от которой она впала в секундный ступор. Его далёкое от спокойного прощания поведение привлекает к себе лишние взгляды, под которыми девушка, ненадолго забывшая, что вокруг люди, вновь чувствует себя неуверенной и будто бы загнанной в угол. Пойманной на месте преступления, которого она не совершала. Она тут же заливается краской, поспешно вытягивая из кармана десятку и бросая её на стол, и вылетает из кафе, намереваясь оставить последнее слово за собой. На её счастье, Джейк не успел далеко уйти, а разглядеть его в толпе не составляло особой трудности — не с его-то ростом уж точно.
— Стой! Подожди! — и плевать, что сейчас уже её черед обращать на себя внимание толпы; Лидия понемногу приходит в обычное для себя состояние, прибавив в решительности и убавив в излишней эмоциональности. Громко стуча каблуками по асфальту, она догоняет мужчину, цепляя его за рукав. — В чём твоя проблема? Ты сказал, что мы должны решить, что делать дальше, и именно этим я и занимаюсь. Чего ещё ты от меня ожидал? — и правда, чего же? Неужели у них есть иные пути или другой выбор? — Я предпочту жить со своей ложью, чем рушить всё, что строилось годами, из-за одной ночи. Тебе-то какое дело, если таких как я у тебя были десятки! Тоже мне святой нашёлся, — остановиться Портер уже не может, желая получить ответы на все свои вопросы и утолить свое любопытство, которое всё никак не успокоится от неизвестности того факта, который заставляет Джейка беситься, как разозлённый красной тряпкой бык на арене. В её голове проскальзывает мысль, что, может, это у него хобби такое? Кадрить девушек, а после вынуждать их рассказать правду своим вторым половинкам? А что, в мире полно психов: кто-то убивает людей, а кто-то уничтожает всё, к чему только прикасается. — Или у тебя есть другой план? Если ты предлагаешь нам теперь проводить время втроём и посылать Портеру открытки "я трахнул твою жену, счастливого Рождества!", то я пас. Моя жизнь до тебя меня вполне устраивала, —  и пусть это не так, ему уж точно не следует этого знать.

+1

13

Уходи отсюда, Джейк, просто уходи, чтобы не наговорить ей того, о чем точно будешь жалеть, ведь сказанного и без того хватит с головой, чтобы избегать друг друга, как и было договорено. Лучше поставить точку на этом и не возвращаться. Зная свой вспыльчивый характер, молодой человек поступал, как лучше, пусть Лидия этого и не поняла, но знай она, то обязательно поблагодарила бы за этот благородный жест. Хотелось бы верить.
Уровень злости Эванса достигал своего апогея. И как объяснить девушке, почему его так заботит личная жизнь абсолютно чужого, казалось бы, ему человека, если он и себе этого объяснить не может? Персона Дика Портера и раньше не вызывала в нем особо теплых чувств, но теперь капитан превратился в его глазах в созвездие всех известных грехов и пороков, соединив все самые ужасные качества, которые только могут быть в человеческой природе. Так было намного проще оправдывать свое неопровержимое мнение, что этот человек не достоин и не заслуживает иметь такую женщину, как Лидия. Впрочем, этот факт по мнению Джейкоба и так был очевиден, даже без утрирования недостатков Портера. Почему же сама девушка не видит этого? Вот что злило парня, именно ее отношение ко всему этому.
Зря ты решила продолжить этот разговор, девочка, который и разговором то назвать нельзя было практически с первой минуты. Нужно было позволить ему поставить эту гребаную точку, ведь ты сама так хотела. Эванс едва успевает остановить себя от рефлективного рывка в ответ на внезапное движение сзади, поворачиваясь и замечая ее взгляд, что за собственными пляшущими языками пламени в глазах не смог истолковать. Он мог бы сказать, что Лидия намеренно не хочет исчезать из его жизни, если бы не ее слова об обратном. Все слишком запутанно, чтобы разложить на ладони, и понять. И Джейк далек от состояния, в котором смог бы рассуждать трезво, не цепляясь за мимолетно сорвавшиеся фразы и выражения ее лица, что можно истолковать по своему.
- У меня нет проблем, - отрезает он, возвышаясь над казавшейся особенно хрупкой в этот момент фигуркой Лидии, чтоб её, Портер, - потому что нет такой проблемы, для которой не нашлось бы решения. - Что бы это не значило, это высказывание предназначалось тебе Лидия, и понимай его, как хочешь; в глубине души ты уже и так знаешь ответ. Смотря ей в глаза, Джейкобу безумно хотелось, чтобы она вдруг расслабилась всем телом, выдохнула, словно сдаваясь, и осознала, насколько неправильна ее жизнь, что все пора изменить, но в то же время он знал, что этого не произойдет. Лидии нужно время, чтобы дойти до этого самой, а потом... Что потом парень и сам не знал, важнее было здесь и сейчас, а может все это лишь в его голове, затуманенной одним лишь запахом парфюма этой обольстительной, и что важнее, чужой женщины.
- Извини, нимб я где-то потерял еще в средней школе, - не в силах сдержать ухмылку, огрызается он в ответ, не зная до конца, как расценивать слова девушки. Если это просто попытка отмахнуться от него, то ладно, но если это капля ревности, просочившаяся сквозь выстроенную девушкой стену пенопластовой верности супругу и железного отрицания действительности, то у него все еще есть шанс. Шанс, который он не хотел бы упустить, ведь Лидия и не подозревает, что ни одна из десятка безликих для него пассий и близко не сравнилась бы с ней, той, что пленила его мысли, заставляя окунуться глубже привычной поверхностности. Но она хочет видеть в нем кобеля, не запоминающего имен девушек, с которыми спит, и причисляет себя в общее количество, смытых в унитаз номеров телефонов. Что-то пошло не так в тот вечер, когда Джейк попытался приударить к одинокой красотке, казавшейся легкой целью, и катится к чертям до сих пор, переворачивая  ног на голову весь устоявшийся мир вокруг.
- Тебе очевидно не привыкать жить во лжи, так что справишься, - холодным тоном выдает молодой человек, глядя на Лидию сверху вниз. Она лжет самой себе ежедневно, убеждая в том, что в один прекрасный миг все наладится, значит научиться врать другим не составит для нее труда. - А за меня не волнуйся; я постараюсь избегать любых контактов с тобой всеми возможными способами. - Как бы ни было ему неприятно говорить это, Джейкоб садится в машину и резко жмет по газам, чтобы оставить Лидию позади.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you think that you can hide