Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » From place to place


From place to place

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Joseph Clinton, Guido Montanelli
Место: Клуб "El Dorado" -> оружейный склад -> стрельбище
Время: 24 июня
О флештайме:
Ладно, можно и все яйца сложить в одну корзину - если мало кто знает, где эта корзина находится. Хотя лучше всё-таки по разным...

http://cs320122.vk.me/v320122499/1a3/n1Xj7RoMAbk.jpg

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-11 12:41:00)

0

2

В такие времена Гвидо начинал самому себе напоминать призрака. На его месте, в случае войны другие бы "залегли на тюфяки", устроив себе опорную базу в том месте, где никто не стал бы их искать, руководя организацией оттуда - Монтанелли же мыслил, не как другие боссы; ещё в те времена, когда он был чистильщиком, он освоил другую систему - в том случае, если начинались подобные военные действия, он мог попросту "раствориться" в городе, не ночуя в одном месте более двух дней или ночей подряд, оставаясь на ногах во время бодрствования, и пользуясь одноразовыми номерами или телефонами-автоматами - что усложнило бы возможность его отследить. Ключ его безопасности состоял в мобильности. Он мог бы появиться в любом месте и в любой момент - тогда как боссы "старой школы", вроде Сальвиатти, становились бы уязвимыми, как только кто-либо овладеет информацией о их постоянном местонахождении; дальше - только дело техники...
Конечно, такое положение здорово выматывало, подобный "полуживотный", сравнимый со способом существования дикого волка, пожалуй, образ жизни не давался легко - особенно если учесть, что и Гвидо уже находится не в таком уж молодом возрасте. Но - необходимость быть постоянно в напряжении, помогает сконцентрироваться на главном, направляет внимание на то, что действительно важно; Патологоанатом считал, что ему стоило бы пользоваться возможностями своего организма, пока он ещё не слишком состарился, и даже тот факт, что от сигарет, и уж тем более алкоголя, он не зависит - тоже был на руку. Рабочий день мафиози никто не нормирует. А когда начинает настоящая заваруха, нужно не учиться, а уже уметь быть многозадачным; тот, кто не умеет - чаще всего оказывается в итоге либо в могиле, либо за решёткой.
Так что, нет, когда город видит, что дон Мафии катается на своём бронированном Хаммере в сопровождении телохранителей - это значит, что всё в порядке. Когда Гвидо исчезает из поля зрения - вот что говорит о том, что начались настоящие проблемы. Отправив всех четверых своих детей вместе с сыном Тарантино и одним из своих бодигардов отдыхать в Испанию, на "историческую родину" Агаты, дон Торелли скрылся из виду...
С заседания калифорнийской Комиссии Семей, где Сальвиатти и Монтанелли, теперь уже при свидетелях, объявили друг другу войну, прошла почти неделя; хотя на самом деле - конфронтация эта продолжается уже несколько дольше, ещё с тех пор, как Грег Феррони подмял под себя их стройку в Сан-Диего; в итоге подконтрольный Торелли бар в Сан-Диего сожжён, их порностудия вынуждена переехать в другое место, а стройка, несмотря даже на то, что Боб Бутоне отправился в больницу - так и остаётся под контролем Семьи Крусанти, и у Торелли в Сан-Диего не осталось точек влияния - а в Сакраменто закрылся на ремонт и полицейское расследование отель "Парадиз", на похоронах и поминках доктора Винсента Сольферини и других, кто погиб в ходе перестрелки в его стенах, все были с пушками за поясом, ожидая, что их в любой момент придётся пустить в ход... Атмосфера была вообще тревожной, даже те, кто находился под "крышей" Семьи, это замечали; а подобное ожидание всегда выматывает - это двоякое мнение, что "перед смертью не надышишься": затишье перед бурей обычно быстро перестаёт быть приятной и начинает давить... Ещё одна причина того, почему Монтанелли предпочитал находиться в таком напряжении - оно давало ему возможность быть в действии, а не сидеть в ожидании новостей.

Встретимся снаружи. G.


Такое сообщение пришло на телефон Джозефа с незнакомого номера. Клуб "Эль Дорадо" - место не совсем подходящее для Монтанелли, к тому же - людное и шумное, поговорить толком не удастся, да ещё и в лицо Гвидо может узнать кто-нибудь, есть такая вероятность - мафия в наше неспокойное время, благодаря своему громкому прошлому, в том числе, и стараниями СМИ и кинематографистов, персоны почти что медийные, дон Семьи - чуть только что не знаменитость... в пору вспомнить о том, что "Папарацци" - тоже итальянское слово. Так что внутрь клуба Монтанелли даже не стал заходить, расположившись неподалёку от служебного входа. В клуб всё равно вряд ли уже пускали кого-нибудь - время без десяти шесть, на улице светает, последние группки праздно шатающейся молодёжи скоро выйдут из клуба и разойдутся по домам - как и большая часть персонала ночного клуба, в числе которых и Джозеф. Раннее утро - неплохое время для тех, кто хочет попасть куда-нибудь без привлечения лишнего внимания, улицы почти пустынны, на тебя попросту некому смотреть... через пару часов всё изменится, так что время надо использовать. Гвидо думал как раз о перемещениях - о том, что сейчас неплохо было бы переместить оружие со склада Агаты в другое место, о котором знали бы не так много людей: во время войны то, что хранится там, становится как никогда более важным стратегическим объектом, в солдатах немного толку, если им нечем воевать. Но его сестра находилась сейчас в Мексике (что, наверное, и к счастью - меньше шансов для неё пострадать), так что за пушки отвечал сейчас Джозеф...
Несмотря на столь ранний час, Монтанелли, наверняка в отличие от отработавшего смену Клинтона, был вполне свеж и бодр, поднялся он всего час назад.
- Привет, Джозеф. - дождавшись появления Клинтона, Гвидо подошёл ближе, протянув парню руку. Наконец-то... уже надоело торчать на тротуаре - слишком уж он тут "отсвечивал". - Ты на машине?

Внешний вид

+2

3

Джозеф, как и Гвидо, тоже растворялся в городе, толпе и работе, где его могут найти только люди, знающие кем он работает. Правда делал он это всегда, а не только в экстренных ситуациях, когда уже жопа горит и нужно куда-то бежать. Парень ночевал в Audi R8, и это заметно облегчало дело, когда вдруг звонок вырывал его из сладкой сонной неги, и он, не продравши глаза, ехал на встречу, даже не разобравшись до конца, в чем суть дела. Клинтон - это, на самом деле, именно тот тип людей, который умеет дружить и в любое время суток приедет, чтобы помочь другу разобраться, если это и вовсе пустяковое дело. Он все бросит, даже не удосужившись вникнуть в суть случившейся проблемы.

В клубе в эту ночь дел было невпроворот. Джозеф к утру уже валился с ног от усталости, что только и мечтал о сладком сиденье автомобиля, однако, увидев смс, понял - сегодня на это надеяться бессмысленно. Предстояло, не мало работы, потому что Гвидо появлялся в жизни Клинтона только, когда случалось что-то очень важное. Он до сих пор помнил их первую встречу, когда тот еще не был боссом Мафии, но только Монтанелли, по его мнению, был лучшим из всех, кого знал и кто управлял Семьей. Его шаги были логичны и обстоятельны, он - настоящий стратег, и за него Клинтон отдаст свою жизнь, не раздумывая ни на секунду. В день их знакомства, когда Джозеф был еще малой, он не до конца понимал во что вляпывается и на что действительно соглашается, но парень с годами явно ни о чём не жалел и совершенно не жаловался, получая очередную пулю в ногу или плечо, очередной порез и синяк. Это все пустяки в сравнению со смертью? Боялся ли он ее? Нет, пожалуй, единственное, что он хотел - это чтобы жизнь его была потрачена не за зря. И война только подстегивала его такие мысли, потому что сейчас охотятся абсолютно за каждым. Трудное время, но мафия и не такое переживала с ее достаточно длинной историей.

Агата уехала, и Джозеф был рад, что она далеко и за нее совершенно не нужно волноваться. И вся ее работа легла на его плечи, вся ответственность за все оружие, и он не собирался подводить ни ее, ни кого-либо из Семьи, даже и мысли такой не допускал в своей голове. Многие говорят, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, но, поверьте, бывает. Между ними она точно есть. Он никогда не позволяет себе ходить по гране друзей и любовников. Он относится к ней, скорее, как к сестре, напарнице - да, бывает, может спошлить, но не на грани фола уж точно. У нее есть своя личная жизнь, у него своя, и иногда он может с ней пошутить чтобы было, если бы они были вместе, но за разговоры никогда не доходило. Нет, может было разок, но это был поцелуй и то лишь на одном деле и давно, ради прикрытия и явно не серьезно. Он не позволяет оскорблять ее никому, не любит разговоры за спиной и сплетни, что поливают грязью, но от них правда никому не избавиться. Люди говорили, говорят и будут говорить всегда, какой на дворе не был бы век. Так они устроены.

За ночь трижды вызывали полицию из-за буйств. Джозефу приходилось держать буйствующих пьяных идиотов - он почти толком барменом и не поработал. Все время стоял на страже порядка. С ума сойти, контрабандист - страж порядка, еще и полиция хвалила за помощь и сотрудничество с ними. Под утро он уже не стоял за стойкой, а стоял внутри помещения на входе, контролирую обстановку. Не день, а нашествие, не умеющих пить, людей. Короче за ночь не успел и поспать хотя бы пару часов. Теперь получается, что Джозеф уже как минимум часов 18-19 не спал, поэтому валился с ног от усталости, ибо эта неделя у него была сильно загружена и предыдущую смену он оттарабанил за троих. Естественно, в нем немного играли эгоистичные нотки, и парень надеялся, что ему потом сделают где-то поблажку.

И когда он увидел смс, понял, что ближайшие еще 10 часов он вряд ли поспит, потому что хотел приехать сегодня к Никите, которая ждала его на завтрак, но видно придется на ужин. Клинтон, не убирая сотовый, быстро напечатал ей смс с извинениями, на что мгновенно получил ответ "Ничего страшного, я буду уже дома к вечеру, тогда и пересечемся :)". Как груз с плеч свалился.

Парень вышел последним, одетый в темно-зеленую футболку, черные бриджи и любимые кроссовки Nike air. Завидев Гвидо, он устало улыбнулся. В каком бы состоянии он не был - видеть этого человека он был рад, даже будь при смерти. — Здравствуй, — коротко кивнул контрабандист, крепко пожимая руку и притягивая к себе, чтобы похлопать по плечу. — Давно не виделись, — так, к слову бросил он и махнул головой в сторону audi, что стояла через две машины от входа в клуб.
Клинтон всегда с автомобилем, со своей деткой R8, номера которой порой так часто меняются, что он и сам не замечает, как это происходит. Он спит в машине, ест в машине - одним словом, чуть ли в ней не живет. И вот только недавно стал ездить к Никите, которая всегда рада приютить его у себя.

Джозеф нажал на кнопку отключения сигнализации и сел за руль, вставляя ключ в зажигание, провернув. Мотор приятно заревел, а парень положил руки по свойски на руль. — Куда едем? — сразу, без лишних разговоров и расспросов, задал вопрос Клинтон, поворачивая голову к Гвидо, что как раз уселся на переднем сидении и захлопнул за собой дверь.

+1

4

Сколько лет уж прошло с тех пор, как Гвидо встретился на улице города залётный карманник из Лос-Анджелеса? Десять, двенадцать лет назад?.. Старика Лампи давно уже нету среди живых, и верхушка Семьи успела смениться с тех пор, Бульдозер Рокки теперь стал его, Гвидо, телохранителем - и присматривает за его детьми в Испании сейчас - вообще много чего чего поменялось с тех пор, ничто не остаётся неизменным... И много ещё поменяется. Война - всегда означает перемены, и даже не всегда к худшему, если вдуматься - после любого кровопролития всегда наступает время мира, погибшие сменяются новыми лицами, чья-то смерть - это всегда возможность подняться для кого-то другого, и в конце концов - важным остаётся не тот, кто погиб, а тот, кто остался в живых... Джозеф многое повидал за то время, пока был с Семьёй. И Лампи, может, и обрёл однажды свой покой после столь долгих лет жизни, но Гвидо и Рокки - всё ещё живы, они были теми, кто ввёл в "дело" однажды, и Монтанелли помнил об этом, оказавшись на "верху" организации... А то ограбление винной лавки привело Джозефа к тому, что сегодня он был одним из тех, кто имел доступ к огневой мощи Семьи, вторым лицом в оружейной контрабанде организации - из бездомного автостопщика, шнырявшего по чужим карманам, он превратился в уважаемого и обеспеченного человека, с хорошим автомобилем, возможностью работать там, где ему хочется, - и сколько хочется, - и вообще жить так, как ему нравится... Он занял своё место. И при том, что его образ жизни, может, и не соответствовал привычному образу итальянских гангстеров, Джозеф был парнем надёжным и преданным - Гвидо был рад, что именно он трудился бок о бок с той, кого он называл своей сестрой.
- С самого отъезда Таты, наверное? - приобнял Джозефа в ответ, фамильярно, почти по-отцовски, немного взъерошив волосы на его затылке. Вскоре после того, как Агата уехала налаживать контакты в Мексику, началось такое, что времени на то, чтобы видеться друг с другом так уж часто, и не было особенно - наверняка и Клинтон, даже стоя за своей барной стойкой, чувствовал то напряжение, что витало в воздухе. Да что там - пару дней назад владелица клуба "Бурлеск", Джемма Фишер, сказала ему, что чувствует, что что-то не так - а она и четверти не слышала из того, что мог знать Клинтон. Плюс к тому, в городе снова объявились ребята Хонга, они уже чуть было не отправили на воздух "Парадиз", и значит, вполне могли бы сделать что-то подобное снова - в любой момент. И оружейный склад - довольно желанная мишень для них, как и для Сальвиатти... оставить Семью без пушек, без средств для ведения войны - всё равно, что кастрировать. - Тем больше рад тебя видеть. - в порядке, добром здравии и даже с виду как будто и не сильно обеспокоенного тем, что происходит - даже в "Доллз", наверное, ребята Майка переложили пушки из тайников ближе к телу, а Джозеф так и продолжает работать с молодёжью в качестве бармена ночного клуба; оно, впрочем, и правильно - сейчас, когда офицеры большей частью живут по бункерам, как никогда важно, чтобы у Семьи оставались глаза и уши на улицах.
- На ваш склад. Нужно перевезти товар в другое место. - если у Джозефа автомобиль был средством для выживания, Гвидо предпочитал передвигаться на своих двоих, на метро, где легко потерять "хвост", или на чужих автомобилях - благо, каждый, к кому он приходил, имел возможность его подкинуть; собственный внедорожник - хорошая машина, но она у каждого горожанина ассоциируется с его персоной, тонна брони - защита надёжная, но и внимание привлекает соответственно.
Может, вообще-то, стоило бы и раньше предупредить Джозефа о том, что он хочет перевезти оружие с места на место, и тот имел бы время на то, чтобы отдохнуть как следует и подготовиться; но в этом случае - понадобилось бы время, не только на сам переезд, но и на его подготовку, а затраченное время - означало бы, что больше шансов и узнать об этом у остальных... в условиях, когда один из членов Семьи сливает информацию о том, что происходит в тылу организации Сальвиатти, чем меньше человек знают о том, что оружие будет переправлено - и уж тем более о том, куда оно переправлено - тем лучше. Потому вот так... неожиданно и, можно сказать, на стрессе. И мнения Джозефа на этот счёт не спрашивая - если это означает, что, сказав "нужно", Гвидо отдал приказ - пусть считается, что так.
- Уверен, что хочешь сам вести? Я бы мог взять руль - а ты подремал бы немного по пути.
- Джозефу это явно нужнее... Позже у них будет возможность выпить кофе... если только таскать ящики не придётся самим. Понадобится помощь работников склада, а кто-то и грузовик должен вести, что тоже означает распространение информации - может, не один Пинта Мэтт перед Сальвиатти докладывается?.. Впрочем, вряд ли. На таких людей, кто работает на складе, дон Джакомо даже и не глядит, пожалуй. Да и если бы кто-то сообщил бы "налево" о том, где хранится оружие Тарантино и Клинтона, кто-то уже бы занялся им. - На складе сейчас есть кто-нибудь? - ну а если кто-то и стукнет - по крайней мере, они точно узнают, откуда дует ветер. Исчезновение партии стволов, впрочем - информация для Сальвиатти бесполезная, главное, чтобы он не узнал, куда они делись - потому что ничего не пропадает просто так.
Всё имущество влезет в пару грузовых машин, или придётся довериться кому-то третьему, четвёртому?.. Давненько дон Монтанелли не сидел за рулём грузовика.

+1

5

Гвидо для Джозефа как отец, в крайнем случае он так считал, неизвестно, что чувствовал к нему сам Монтанелли, но да это и совершенно не важно. Почему парень испытывал к нему родительские чувства? Возможно от того, что не имел таких отношений раньше, черт его знает. В детстве, как только родился младший брат - на Клинтона старшего забили окончательно, да и он совсем не подавал никаких надежд из-за своего порой чрезмерно упертого и скверного характера. В школе все учителя просто молились на то, чтобы поскорее настал тот день, когда выпустят его класс вместе с ни, но он устроил им больший подарок, и ушел оттуда за два года до окончания, занявшись совершенно другим делом, которое казалось ему интересней.

Если взять школу и попытаться описать ее в общих чертах, то это лишь заведение, некая ступень, которая по сути ничему не учит, по мнению Клинтона. Просто общество поставило обязательную и общую цель для всех, вопрос в другом - а нужна ли она вообще? Для стабилизации - да, но по сути можно обойтись и без нее. Почему, если человек не получил высшее образование, то он глуп? В двадцать первом веке многие его покупают, и книжечка просто нужна для поступления на работу и совершенно не является показателем знаний человека. Джозефу никогда никто не говорил, что он глупый, возможно от того, что контингент людей, с которым он общался больше обращали внимание на внутренние качества, а он - тот, кто готов учиться при любой удобной и не удобной возможности. Если Клинтон чего-то не знает, то спрашивает всегда, что к чему и совсем не боится показаться глупым, как многие. Может и эта черта была в нем привлекательна и притягательна для многие. Ему это уж точно не узнать, потому что критику все же не любит, ну а кто адекватно готов ее выслушивать?

Когда Гвидо мягко потрепал его по макушке, он лишь мальчишечки рассмеялся. - Да, с отъезда... - и чуть погодя, уже тише добавил. - Хорошо, что она сейчас не здесь, - парень чувствовал, что Монтанелли наверняка не раз думал об Агате, поэтому и сказал, но тихо, подмечая сокровенность фразы. Они оба любили ее и всеми силами были готовы защищать ценой своей жизни. И так же знали то, что и она готова на такой поступок ради них. В этом и есть равенство и полное понимание обеих сторон. Высокие отношения.

- Нужно, так нужно, - лишь пожал плечами, выруливая на трассу легким нажатием ноги на педаль газа и скольжением руки по шершавой поверхности "баранки". Если бы ехать пришлось бы вчера, то Клинтон наверное совсем валился бы с ног от усталости, а тут, пожалуй, он уже находился на стадии ходячего зомби, поэтому на предложение поспать, лишь качнул головой. - Гвидо, не переживай. Я нормально себя чувствую, поэтому можешь мне довериться и расслабиться, - он махнул одним плечом, усмехнувшись. - Ты сам можешь поспать, в бегах же, как и многие, - Джозеф с одной стороны не любил такие ситуации, а с другой - просто тащился, ибо адреналин, бегущий по венам, скрыть невозможно. Руки дрожат, коленки подкашиваются, зрачки расширены. Пожалуй, от этого гонки Клинтон никогда отказаться не сможет. Кто бы мог подумать, что мафия так сильно его утянет за собой? Воля случая встречи с Гвидо сделало свое дело, а ведь кому-то до конца жизни не везет, и он так и не находит свое любимое дело, хобби, а продолжает вкалывать там, где быть ему не всласть. Джозеф за такими людьми наблюдал по утрам, когда те бегут на работу в своих излюбленных белоснежных рубашках и пиджаках. Ему их искренне жаль.

На вопрос о наличии людей, Клинтон снова кивнул, а после добавил, немного погодя. - На данный момент человека 4: два на крыше, два внутри. Содержащее влезет в 3 грузовые и остаточное мне в машину забросим. Быстро не получится, но как есть, главное, чтоб по тихому, - он был проще, чем Агата - не продумывал планы и не строил кучу действий заранее. Форс-мажорные ситуации еще с детства научили его тому, что наступить они могут в любой неожиданный момент, наплевав на план "А", и "В" и даже "С". Джозеф приезжал на месте и по ситуации решал, что и как сделать. Многие его ценили и за это, хотя сам Клинтон не считал это достоинством, и ему еще многому придется научиться у "наставников".

Контрабандист дал по газам, как только они выехали на широкую свободную трассу, наслаждаясь скоростью. Мотор тихо тихо рычал и заставлял сиденье дрожать от нетерпения (хотя это может сам Джозеф дрожал). Зверь хотел разрядки, и парень решил ее ему дать, поэтому разогнался не на шутку. Его это очень даже бодрило. Поворот, и он выходит на дрифте, оставляя черные длинные полосы на асфальте. Оставалось дороги еще минут 30-35.

+1

6

Гвидо всегда считал, что важно занять в жизни правильное место; можно получить хоть пять высших образований, но при этом не найти дела себе по душе - другой человек всю жизнь работает на обувной фабрике, даже школу толком не закончив, и он счастлив - всё относительно. При этом у Монтанелли самого нету образования, как такового, за колледж, хоть и всерьёз когда-то старался стать доктором, расплатиться он так и не смог, в определённый момент своей жизни просто сделав выбор в пользу семьи - своей матери, вопрос уже стоял о том, платить за его обучение или за её лечение, а деньги нужны были быстро... дальнейшую историю Клинтон наверняка слышал - мясокомбинат, потом сына небезызвестного Адриано Монтанелли из Майами-бич заметил Бруно Де Гранде, гангстер мафиозной Семьи Торелли, и, вникнув в ситуацию, потихоньку начал пристраивать парня к таким делам, где вертятся деньги посерьёзней, чем зарплата мясника - позже Монтанелли уже и сам начал разбираться, что к чему, сумев оплатить и лечение своей матери, и чуть позже и продвинуться в иерархии; было ли это его местом?.. Наверное. Сейчас уже Гвидо слабо представляет себя врачом, столько уже лет прошло, ему уже не то, что не двадцать два - не тридцать пять даже, как Клинтону; вероятно, что, может, гены всё равно взяли бы своё в конечном итоге. Монтанелли никогда не жалел о том выборе, что сделал много лет назад. А дорогие рубашки мог себе позволить носить ещё задолго до того, как этого статус дона организации потребовал, при этом обеспечив своей матери и лечение, и ещё несколько лет жизни, подарив ей внука и внучку ещё при её жизни. Элоиза Монтанелли скончалась восемь лет назад - молодой Джозеф, кажется, даже её на похоронах побывал? И помнил, что Гвидо после них исчез из города на несколько дней...
- И всё-таки её не хватает... - усмехнулся Гвидо, но согласно кивнул головой. С одной стороны - он переживал за Агату, как за родную; с другой - её способности в открывшимся конфликте были бы ой как полезны, и Монтанелли не хватало присутствия сестры рядом с собой, на передовой... В их мире многие вещи, вот так, двояки. В этом смысле Гвидо как раз понимает их главного противника, Джакомо Сальвиатти, сыновья которого стали капореджиме своих команд под его же началом. На самом деле - всегда непросто, так разрываться. В их бизнесе опасно привязываться к кому-либо; но и без этого никак - без доверия друг другу нельзя ничего построить. Приходится искать какую-то грань, между работой и личным, между дружбой и бизнесом, однако, по опыту Гвидо - золотой середины в этом нельзя найти; её попросту не существует. Каждый сам принимает свою ответственность, каждый сам должен найти эту свою точку комфорта, и Джозеф тоже должен сам для себя определить, что именно он может сказать своей подружке, а что не может, Гвидо, как бы тот хорошо не относился к нему, за него это не сделает. Может только посоветовать.
- Да нет, я в порядке.
- не совсем "в бегах", конечно - Монтанелли не бежит ни от кого, напротив, оставаясь к непосредственной близости к месту возможных боевых действий, будучи на ногах, при оружии, готовый к схватке в любой момент; сон "в окопах", конечно, беспокойный, но - это всё-таки тоже отдых. Нельзя всегда держаться одним адреналином, хотя в их деле, особенно в такое время, адреналина бывает предостаточно - особенность в том, что не просто разовые адреналиновые всплески, а скорее поддержание его на одном уровне, это не просто ощущение - это состояние, сродни наркотическому опьянению, быть может - и многим это ощущение всерьёз нравится, они "подсаживаются" на вкус опасности, на ощущение превосходства над остальными; не только даже молодые гангстеры - но и мафиози постарше. И если в молодом человеке есть такая нотка, есть эта, как её называют ещё, "гнильца", то очень вероятно, что он уживётся, сможет стать частью "нашего дела". Если же её нет... Ему лучше попробовать что-то другое в жизни. Образование, фабрика, творчество, может быть... что угодно. Их бизнес, как и любая другая деятельность - не для каждого.
Сам Гвидо... не то, чтобы он получал от этого удовольствие - уже нет; но это состояние помогало концертировать внимание, не давало размякнуть, что тоже немаловажно. Любая река, если она не течёт, начинает превращаться в тухлое болото - вот и в их деле так же: любой конфликт стоит крови, но он даёт и встряску.
- Ребята надёжные? Помнишь их по именам, в лицо? - поднял Гвидо взгляд на Джозефа. Информацию, которую он дал, можно считать исчерпывающей - прекрасно, что он настолько точно знает состояние их с Агатой склада; ну, а насчёт плана - им займётся как раз Монтанелли. О перемещении оружия, таким образом, будут знать шестеро человек: Клинтон, сам Гвидо, и эти четверо работников склада - если информация утечёт, через Пинту, или через кого-нибудь ещё, они с Гвидо будут знать, к кому прийти за ответом... Минус - те двое, кто не будут знать о том, куда именно грузовики поедут; но плюс - тот, кто встретит их на новом месте. Быстро - не главное; главное - всё сделать оперативно, без лишнего трёпа и тысячи перерывов на пообедать и покурить.
- Погрузчиком из них кто-нибудь умеет пользоваться?
- вручную вот они и впрямь потратят весь день... и все силы.

+1

7

Если бы можно было видеться чаще - он бы действительно не терял времени и вытаскивал Гвидо из дел, чтобы пройтись и просто поболтать по душам, поделиться чем-то плевым и незначительным, узнать его лучше, чем сейчас. Нет, он знает, что на него можно положиться, ведь доверие в их работе - самый важный аспект, без которого и пару шагов не пройти в мафиозной карьере. Тут не пройдет момент самостоятельности, потому что нужны люди, а раз нужны люди - ты должен научиться доверять им, а они должны научиться доверять тебе, и это обязательно должно быть взаимным равенством между двумя людьми, иначе ничего не получится в общем деле. Будут постоянные подозрения, проверки, которые не понравится ни одной из сторон. Не очень приятно быть подопытным или тем, чье доверие раскидывает направо или налево, пренебрегая или наоборот часто сомневаясь в тебе. Клинтону в этом плане очень повезло: каждый, с кем бы он не встречался - попадались люди, которые явно хотели работать вместе до конца, бок-о-бок, даже если предстоит отдать жизнь друг за друга. Вот это преданность Семье, таких людей контрабандист уважал. И не важно, что он любит выпить, в чем ходит, какую марку сигарет курит или что он думает по поводу того, что Земля имеет форму шара. Плевать. Мы можем быть разными, но, имея общую цель, забудем все свои личные обиды и кардинально разные мнения на одни и те же вещи, чтобы добиться того, чего от нас хотят. Это приятно, и Клинтон попал в правильное место, где его приняли, как своего, потому что он имел подобное отношение к людям и сотрудничеству с ними.

— Согласен, — зеркально, сам того не замечая, усмехнулся парень. — Агаты, действительно, не хватает. Но лучше уж так, как случилось, — ее трезвые мысли на сложившуюся ситуацию были бы как раз кстати, да и Джозефу было бы не так одиноко работать, хоть это и последнее о чем он думал. Он старался во всем видеть положительное, потому что если постоянно видеть негатив, то добром это не кончится - будет явная депрессия в конце твоего пути, когда нервы сдадут и пошлют тебя "на". Поэтому, если Тарантино нет, значит, это к лучшему, и за ее безопасность можно не так волноваться.

Если Гвидо сказал, что в порядке, значит так и есть. Доверие на слово в Семье тоже было таким нравственным негласным пунктом. Даже если и не до конца в порядке, не надо лезть, человек сам расскажет и поделиться, если захочет. Выпытывать, пусть и с целью помочь - дурной знак даже для людей "смертных". Просто напросто неуважение к своему знакомому, коллеге, другу, родственнику.

— Надежные, — уверенно кивнул он, поворачивая на светофоре и съезжая с главной дороги на проселочную. — Помню, конечно, иначе бы не оставил их там, а остался один куковать, — Клинтон зевнул, прикрывая рот кулаком и на мгновение представляя, как бы весело он проводил там дни один, обходя склад и наблюдая за каждым шорохом и еле видным движением. Не очень приятное задание, да и отвественности, как ему кажется, в два раза больше, чем у того, кто в общем ответственен за склад.
— Один только, — парень нахмурился и сразу же смутился, чувствуя свою вину за то, что в этом плане оказался не дальновиден. Они потратят все силы сегодня за работой, и домой он приедет вечером, просто отрубившись на коврике в прихожей, даже не удосужившись раздеться и немного пройти внутрь помещения квартиры. — Ладно, разберемся на месте, не переживай, — отмахнулся парень, который явно не был любителем решать, что делать, в мыслях. Нужно приехать, увидеть и там уже решить, что к чему и как.

Минут через семь они подъехали ко входу. Контрабандист заглушил мотор, вытаскивая ключ зажигания и убирая его в карман, после чего повернул голову в сторону мужчины, не торопясь выходить из автомобиля.
— Гвидо... — как-то замешкавшись и немного неловко позвал он Монтанелли. — Я понимаю, сейчас не время вовсе. Но как все закончится... — Джозеф опять сделал паузу, потому что он не знал, как отреагирует он на его просьбу, которая с одной стороны может показаться плевой, а с другой - совсем нет. Важно то, как сам человек к этому относится. — У меня есть девушка...и я хотел тебя с ней познакомить, но представить тебя перед ней, как отца. Знаю, я не очень похож на человека, который ждет одобрения или вообще на того, кто от кого-либо что-то ждет, но я бы хотел, чтобы ты оценил её.. — слова были немного не связанные и несколько рваные, но кажется, суть он донес. Может сейчас это было и не к месту, но для Клинтона это всё же было очень важно. Важно мнение этого человека, с которым встречи можно пересчитать на обеих руках, однако это было так.

+1

8

Гвидо всегда можно найти в ресторанчике Монтанелли - отчасти, для этого ведь он и затеял всю эту канитель для переезда "осиротевшего" семейного бизнеса в Сакраменто, с ре-открытием "Маленькой Сицилии", чтобы всегда было место для встреч, чтобы кто-то мог бы увидеться с ним, если было необходимо, чтобы у босса Семьи появился своего рода "штаб", вроде бара "502", где проводили время андербосс и южная команда - Клинтон ведь знал, что в семейном заведении Монтанелли ему всегда будут рады - как другу и как человеку, имеющего непосредственное отношение к их тайной организации. Побратавшись с Тарантино в прошлом году, таким образом Гвидо сделал и Джозефа тем, кто был главным помощником в делах его сестры; и учитывая специфику их деятельности - это значило, что и с Клинтоном они становились почти родственниками... Монтанелли был бы рад в один прекрасный увидеть, как Клинтон станет одним из "своих парней", одним из Посвящённых, услышав слова Омерты из его уст, но - когда доходило до Книг, всегда смущало его неполное итальянское происхождение, по отцу в нём ведь не было итальянской крови; принять полукровку в Семью - это не то решение, которое мог бы принять только босс, существуют определённые правила - из которых Тарантино стала исключением, однако и "исключений" не хватит на всех. Едва ли кто-то усомнился бы в верности Клинтона - останавливало только это, ни один из капо не порекомендовал... впрочем, кто знает? В конечном итоге, всякое бывало. Кого-то принимали в Семью и после сорока, а не в тридцать или тридцать пять, кого-то - даже после пятидесяти. К тому же, и статус "солдата" несёт с собой определённые обязательства - вряд ил в Семье кто-то оценил бы тот факт, что один из них, не в юношеском уже возрасте, протирает бокалы за барной стойкой: всё относительно, и для Джозефа, пожалуй, хорошо оставаться там, где он есть, не рваться никуда сломя голову, а делать то, что ему нравится и что у него получается хорошо. Что называется - быть собой.
Умение терпеть, выжидать время - тоже важный аспект их бизнеса. Гвидо тоже был собой... чёрта с два, конечно, он был в порядке при этом - если взглянуть на ситуацию масштабно: вынужденный отправить своих детей в незнакомую для них страну, сам скрывающийся на улицах города, словно какой-то бродяга, имя впритык времени просто для того, чтобы помыться и побрить лицо; переживший не столь долгое время назад разрыв с женщиной, и то, как она разбила ему сердце - и оставшись отцом-одиночкой, если оглянуться ещё дальше в прошлое... его младшей дочери в сентябре будет годик - в конечном счёте, как бы ни было тяжело, через что ни приходится проходить, вот что важно: твои родные. Монтанелли не мог бы сказать, что у него сейчас самый лёгкий и счастливый период в жизни; до тех пор, пока не возвращается домой, обнимая Дольфо и Витторию. И он готов на что угодно, чтобы всё могло так и оставаться дальше. А сейчас для этого нужно было не так и много... выжить. Сделать так, чтобы каждый мог спокойно вернуться домой, не боясь угрозы своим жизням - включая и Агату.
- Как скажешь... - согласился Гвидо. Он и на складе не был таким уж частым гостем, так что Клинтону уж точно виднее, как там обстоят дела, каким образом и по каким автомобилям разложить ящики с оружием, кто должен управлять погрузчиком, и всё остальное в этом духе. Если Джозеф считает, что всё в порядке, и перевезти стволы на новое место они смогут без проблем и лишней тревоги - так оно и есть, значит. - Эй, ты если расскажешь, что к чему - руководство погрузкой я мог бы взять и на себя, а ты бы отдохнул немного в это время... - грамотное распределение сил - вот что помогает сделать больше; и "грамотное" тут не всегда означает "правильное" с точки зрения человеческих норм, но - иногда и обстоятельства таким образом складываются, что "положенных" восемь часов в сутки поспать не выйдет, не восемь подряд, во всяком случае. В их деле иногда бывает лучше не поспать пару суток, чем заснуть потом уже навсегда...
- И?.. - переспросил Гвидо, услышав про девушку. Джозеф, похоже, собирался о чём-то попросить, но почему-то замялся, не зная, как подобрать для этого слова. Или просто стеснялся? Не стоило, впрочем - если уж начал говорить, стоило говорить до конца; или тогда уж и молчать вовсе, в их деле не договорить, порою - хуже лжи. Мысль, сорвавшись с языка, перестаёт быть мыслью...
- И это у тебя с ней - серьёзно? - переспросил Монтанелли, хотя, уже и знал ответ. Клинтону не пришло бы в голову попросить о чём-то подобном, если бы он не считал, что между ним и его девушкой происходит что-то большее, чем простая интрижка на пару недель; попросту незачем её было бы с кем-то знакомить. Джозеф, похоже, собирался далеко зайти - а спрашивая у Гвидо совета, проявлял тем самым уважение и к нему, его статусу, его опыту; не совсем ординарная просьба, конечно, но и отказаться было бы очень неправильно. Недаром его ведь таких, как Монтанелли, зовут ещё "крёстными отцами"? - Со своим отцом ты вроде не в ладах, так что... Конечно, почему нет. Знаешь, что? Приводи её в "Маленькую Сицилию" как-нибудь. Там и познакомимся. Идёт? - Гвидо улыбнулся, хлопнув парня по плечу. "Представить, как отца" это не значит "представить отцом", конечно, но это скажет его девушке о том, как он относится к этому человеку, и как этот человек относится к её спутнику - будущему мужу, в перспективе. Это определённая ответственность - и со стороны Монтанелли тоже.

+1

9

Быть одним из Посвященных - это конечно очень круто, но совершенно ни к этому стремился Клинтон. Он вообще ни к чему не стремился, просто был самим собой и делал ту работу, которая приносила удовольствие для него и пользу для Семьи. Для него это даже не просто работа - это смысл жизни, потому что этим он занимается всю свою сознательную жизнь, как только вошел в ряды Мафии и послал все силы на благое дело. Если бы не Агата и не встретившийся тогда в нужном месте в нужное время Гвидо - ничего этого бы не было. Вот она, воля случая, которой он и по сей день был благодарен.

— Давай начнем вместе? Я покажу, что да как - потом пойду посплю немного, а закончим уже вместе. Думаю, так будет логичнее и проще, — быстро раскидал дела он по небольшому плану "вступление, основная часть, заключение". Планирование парень всегда отдавал в основном другим людям, кто в этом были асы, но сейчас, то ли от усталости, то ли от того, что он с возрастом начал быть еще более логичен, взял это на себя. И план действительно казался удобоваримым, раз дон против не будет. Агата тоже относилась к той группе, кто любит планы. Поэтому они с Гвидо были более чем похожи, как брат с сестрой. Когда Клинтон, Тарантино и Монтанелли собирались в единое трио, то они могли разбомбить, пожалуй, целый налет за один раз, благодаря уму, сообразительности, логики и абсолютной безбашенности вкупе с адреналином и шутками Джозефа. Взрывная смесь, не так ли?

Он всё же наверно действительно стеснялся говорить Гвидо про свои намерения, потому что так или иначе боялся его реакции и быть может отказа на данное предложение. Встречи для людей обычных, что занимаются офисной работой или будь какой-то другой, это вполне нормальное и спокойное дело, которое встречается на каждом шагу. А для круга Семьи каждый новый человек, желающий с тобой познакомиться, это всё же некая опасность. Ведь до конца с напарником ты познакомишься лишь на общем деле или просто напросто узнаешь его со временем.

— Это очень серьезно, — уверенно ответил парень, вдобавок кивая головой, уверяя в сказанном собеседника. Да, с Никитой было трудно, ее гулянки направо-налево, сейчас снова на наркотики кажись подсела. Он вытаскивает ее как может, потому что любит безумно и готов сделать все, что та попросит. Джозеф надеялся, что всё же она им не пользовалась, когда ей это было нужно. Он верил ей на добром слове, не требуя доказательств. Доверие - это штука сложная, которой способны научиться немногие. Однако Клинтон прекрасно знает что это и действительно доверяет этой взбаламошной особе, с которой живет бок-о-бок уже некоторое время. Да и что там? Контрабандист просто любил и любит ее, какой она была и есть. И ни за что никуда не отпустит, как бы та не истерила по поводу или без повода.

Когда Гвидо согласился, у Джозефа как гора с плеч рухнула, и он позволил себе облегченную улыбку с небольшим, но усталом огоньком счастья в глазах. — Спасибо, — тепло и искренне поблагодарил он, положа ладонь мужчине на плечо. — Я рад, что ты будешь рядом со мной в ответственный момент моей жизни, — после чего, не дожидаясь ответа, вышел из автомобиля. Он хлопнул дверью и свистнул, отсалютовав "привет" двум парням, что находились на крыше. — Открывайте! — крикнул Клинтон, махнув рукой на главный вход, и двери мгновенно двинулись с места, разевая свою "огромную пасть", чтобы впустить пришедших.
Их сразу обступили, коротко поздоровавшись и уставились с единым вопросом в глазах. Однако Джозеф, будучи не очень умеющий молоть языком, оставил это на Монтанелли, коротко кивнув в сторону мужчины, стоявшему рядом.

+1

10

Выглядит всё так, будто у Клинтона тут всё под контролем, он и без указаний Агаты знает, что нужно делать, что и где размещено, и кто за этим приглядывает - в конце концов, из них получился замечательный дуэт, немалое уже время они занимаются оружием, и если Тату всегда тянет на путешествия, как тогда, с её приключениями в Детройте, или сейчас, в Мексике, - то Джозеф остаётся присматривать за тылом, оставаясь в Сакраменто, ожидая её возвращения и подготавливаясь к нему... Так вот и тем более было бы обидно застать на месте склада пустое место, пожалуй, по возвращению домой, для Хонга или Сальвиатти, оружейное хранилище - весьма серьёзная добыча, там уже неважно, что они решат с ним сделать, использовать против бывших же хозяев, или продать; а для Торелли, не только для Агаты в частности - существенная потеря, "стратегической важности" - как в армии говорят... Так что и переместить оружие куда-нибудь в другое место, не настолько "привычное", задача в первую очередь стратегическая - муторно, быть может, но в таких случаях - лучше уж профилактика, чем болезнь, "болеть" будет и некогда... а про то, где Агата склад арендовала, знают многие - что уже создаёт опасность того, что кто-то наведёт на него врагов; есть подозрение, что это сделает Пинта - но кто знает, может, он и не единственный, кто решил переметнуться?.. войну выигрывает информация, а не грубая сила.
- Ладно, договорились. Я тебя тогда разбужу. - кивнул Гвидо. Дон мог что-то спланировать - уже и спланировал, выходит - касаемо всей ситуации с оружием, но распоряжаться на складе - это уже Джозеф должен бы делать, который гораздо лучше знает его расположение, который сам и руководил размещением оружия в помещениях - Монтанелли там не присутствовал, разумеется, приказов не отдавал, да и влезать в порядок, который навели Джозеф и Агата, не видел ни необходимости, ни смысла - как говорится, со своим уставом в чужой монастырь... Не совсем "чужой", конечно, но всё-таки - в оружии и бомбах Клинтон и Тата понимали тоже лучше его, в том как хранить и перевозить его правильно - безусловно, тоже, и его советов касательно этой части деятельности попросту не требовалось. В отличие от советов насчёт личной жизни, которого спросил Джозеф... Хорошо бы, чтоб всё было и действительно настолько серьёзно, как он говорил - в его возрасте, в своё время, Гвидо уже жениться успел, двоих детей завести. Не то, чтобы он мог бы посоветовать Клинтону жениться на бывшей, или уж тем более настоящей, наркоманке, но, в общем... всё-таки нужно посмотреть на его избранницу, пообщаться с ней - пока что всё, что Монтанелли знает о ней, это то, что она зацепила Клинтона - а он даже имени её не сказал. Как Гвидо и пообещал, он познакомится с ней, когда Джозеф её приведёт, и сделает определённый вывод - а там уже самому Джозефу решать, как пользоваться советами босса (и пользоваться ли ими вообще), запретить он ему встречаться с кем-нибудь всё равно не в праве, ну а "благословить" - это дело другое, это всегда пожалуйста.
- А я рад за тебя, Джозеф.
- ответил Гвидо, выбравшись из машины и закрыв дверь, поднимая взгляд на крышу, где дежурили два охранника. Серьёзно - это хорошо, если Клинтон действительно решил остепениться, ему уже не двадцать пять лет, даже и не тридцать; он уже не тот паренёк, которого Монтанелли тогда нашёл на улице - в буквальном смысле этого слова - а взрослый мужчина, которому, говоря откровенно, жить в машине тоже совсем не к лицу... Да и в глазах остальных "коллег по цеху" он так скорее поднимется - они же не в тюрьме, среди воров и насильников, чтобы гордиться своей полигамностью, они образуют собой приличное общество - где ценятся семейные устои; так что, женившись - может и к вступлению в организацию Джозеф сделает шаг... может, даже два, если эта девушка будет итальянкой, пожалуй; но тут уже - ладно, сердцу не прикажешь. В любом случае, в их сообществе того, у кого есть жёны, дети, воспринимают, как правило, серьёзнее, нежели праздно шатающихся каждый божий вечер холостяков - они производят впечатление успешных и обеспеченных людей с крепкими и серьёзными ценностями, что говорит об их надёжности, в первую очередь - им есть, ради кого стараться, не только для Семьи, как банды, но и своей собственной жены, детей...
- Салют, парни. - коротко поздоровался Монтанелли с подручными Джозефа. Удивление их понятно, босс Семьи лично посещает склад очень редко; и то, что он их "почтил" своим присутствием сегодня - уже означает какое-то серьёзное событие... - Подгоните машину кто-нибудь. Кто умеет управлять погрузчиком? - Джозеф обещал, что кто-то один это делать способен; а больше и не надо, в принципе, управятся как-нибудь. - Нужно погрузить все "игрушки", они временно перемещаются в другое место. Я поеду в головной машине и покажу дорогу. - на время "военных действий"... Гвидо намеренно не стал сообщать вслух конечную точку маршрута (как и слова "оружие" не произнося вслух - игрушкой можно обозвать что угодно, если разговор кем-то будет записан, никто ничего не докажет). - Показывай, Джозеф...

+1

11

По началу Джозеф, естественно, был неуверенный, когда Агата вдруг оставляла его за главного на складе, ну а кто не побоится остаться за главного и взять всю ответственность на себя, если что вдруг случится с оружием или самим складом? Он учился у Тарантино всему, старался ловить всю информацию на лету, чтобы если что - было на кого вдруг оставить самое важное для Семьи. Были сомнения, а справится ли он, но раз за разом, когда ему приходилось брать руководство на себя - он чувствовал, как уверенность растет и что он действительно и здесь не подведет напарницу/сестру/подругу, кому как лучше - со своими чувствами он не определился точно и не стал искать для нее отдельной ячейки "дружба", потому что они больше чем друзья по теплоте. Почти что родственники друг для друга, пусть и не кровные. Порой кровь ни о чем не говорит и ничего не значит. Если люди полярные, то их ничем не скрепишь и их ничто не будет держать рядом, разве что если один из них считает это просто напросто своим долгом перед семьей. Джозеф - явный пример. Отец. Мать. Младший брат. Из этих троих людей увидеть он реально будет счастлив только брата, родители есть родители, их не выбирают, но он ни за что к ним не поедет. Пусть считают, что он мертв, а вот младшего Клинтона он думает все же навестить, да все никак не соберется с силами. А может просто ждет возвращение Агаты, чтобы посоветоваться, ну и конечно передать управление складом вновь на ее плечи, как на законного его хозяина. Всегда при мысли о ней, контрабандист улыбался, потому что вспомнить без улыбки ее невозможно. Думаю, что многие согласятся, кто ее хорошо знает.

Со временем и Клинтон начал чувствовать себя хозяином здесь, конечно же в отсутствии Агаты, поэтому раздача приказов парням - естественное и обычное для него дело, хотя раньше и голос мог дрогнуть при очередной фразе, что им делать и как. Власть - приедающееся состояние, в котором пребывает человек. Кто-то, почувствовав ее однажды, не может вернуться обратно и жить как и всегда жил до этого, кто-то злоупотребляет ею везде и всегда, напоминая, что его права тут самые важные и особые, а все смертные - не его забота, и наконец кто-то, который знает, что у него есть власть, знает, что имеет право делать, а что нет, но при этом он никогда не будет кричать, что он здесь самый главный и все ему должны подчиняться. Последний тип людей бывает не открытым лидером, а скрытым, то есть официально в группе он не прописан главным, но люди, что в ней состоят считают этого человека очень важной персоной в общих делах. Порой, они даже больше слушают скрытого лидера, но при этом не перестают уважать официального. Человеческие отношения всегда были и остаются сложным жизненным аспектом, который преследует каждого на протяжении всей жизни. Они бывают очевидными и понятными, а бывают, наоборот, очень запутанными для общества, так и для героев этих же отношений, однако их они абсолютно устраивают. Не всегда все могут подходить под определенные ячейки, установленные обществом давным давно. Люди разные - и отношения разные. Каждый выбирает под себя.

Джозеф, стоя рядом с Монтанелли, смотрел на молодых, но подающих надежды, парней и был чрезмерно рад, что находится в этот момент рядом. Ведь для них это чуть ли не целая миссия, и он уверен, потом они пойдут в бар или любое другое, но тихое местечко, где смогут обсудить впечатления сей встречи с доном Мафии. У него раньше тоже сердце замирало от человека, чей статус был значительно выше его. Один темноволосый парень поднял палец вверх на вопрос о том, кто умеет управлять погрузчиком. Клинтон внимательно осматривал каждого из них, следя за реакцией, а после обращения Гвидо к нему - заговорил наконец он. - Парни, сделать надо все быстро и без лишнего шума, - после чего направился вглубь склада. С обеих сторон от него были ящики, стоящие друг на друге и превосходящие его в росте на два. - Здесь, - коротко бросает он и указывает пальцем на длинные вытянутые, стоящие по правую руку. - Самые играбельные для детишек, - автоматы, винтовки, даже, кажется пара ящиков было с огнеметами - пришли прямо перед уездом Агаты. - По другую руку для детей от 7+, - пушки поменьше: пистолеты, револьверы и проч. - А сзади три ряда по пять коробок мячиков, возраста от 0, - гранаты, пожалуй, к ним Клинтон питал определенно нежные чувства. - Содержимое каждой игрушки лежит двойным, а в некоторых и тройным дном, - коротко и по делу объяснил парень про патроны.
- Грузовые автомобили в следующем помещении, выезд которых осуществляется через отдельные там двери. Часть мне в автомобиль, - вот, кажется и все. Осталось только все это перетащить и отвезти в другое место. Джозеф перевел глаза на Гвидо и качнул головой, мол все же ясно, управишься?

+1

12

Власть - это не только право отдавать команды другим; власть - это всегда ответственность. Большинство людей, пожалуй, всё-таки хочет власти, есть и те, кому она приходится не по вкусу, но - так или иначе, власть меняет каждого, кому она попадает в руки, даже если и на короткий срок... в том и есть главная её опасность, пожалуй - можно сколько угодно убеждать себя в чём угодно, что ты не будешь выделяться среди остальных, что ничего не изменится - это всё равно не так, власть... меняет людей. Неважно, будь то власть над другими людьми, или над чем-то - даже управление автомобилем, это тоже власть над ним, по сути; или власть над оружием, которым ты владеешь - станком, за которым стоишь, компьютером, над которым работаешь, и далее - есть очень много видов власти. И любой из них - это опыт... человек меняется с опытом. Джозеф уже довольно долгое время заправлял всем, можно сказать, самостоятельно - может, и пользуясь советами Агаты, созваниваясь с ней, или руководствуясь какими-то её указаниями, но всё же - ответственным за оружие был он... и не только перед ней, но и перед всей организацией, перед самим Монтанелли тоже - но это не совсем та ответственность, что несёт за собой право раздавать команды, хотя - и часть её тоже, пожалуй. То, что делает его старшим над этими парнями, охранявшими оружейный склад в его отсутствие, работавшие на нём - это немного другое, это ответственность за людей, которые идут за ним, подчиняясь решениям, которые они с Агатой принимают, порой и жизни свои доверяя - в их деле всякое бывает... Гвидо не так уж давно узнал, какого это на самом деле - Клинтон ведь помнит, когда-то чистильщик и не думал, что возглавит всю Семью; между тем, уже больше двух лет прошло... если не считать тех месяцев, что руководил вернувшийся из тюрьмы Джованни - но он погиб. А Монтанелли - остался. Джозеф же был одним из людей, кто был с ним с самого начала этого его "нового" пути в качестве босса, так что подъём для Гвидо - означал подъём и для него тоже, так обычно и бывает. Но не то, чтобы Монтанелли не нравилось быть властным - ответственность власти его порой тяготила. Принимать справедливые решения, думать наперёд, оставаться в курсе всего, вести организацию куда-то, определять её политику и балансировать её положением в криминальном мире - это непросто. А отцу-одиночке - непросто вдвойне... Впрочем, лидер должен уметь быстро делать выводы и постоянно учиться чему-то - так что и его маленькая дочь тоже, можно сказать, учит его многому, что потом пригождается её папе в куда более "взрослой" жизни. Небольшой стресс - иногда помогает оставаться в фокусе. Вот как и сейчас... Монтанелли постоянно напряжён, но это помогает мыслить ясно. Он постоянно передвигается - но это заставляет голову работать; и делает это лучше, чем если бы он сидел в укрытии. И может, сейчас, в простенькой футболке и джинсах, он кого угодно напоминает, только не дона Мафии - но это стратегическое решение... да и Монтанелли не хочет, чтобы каждый бы думал о том, как спасти его шкуру - не в этом дело, бороться надо за организацию, а не за её босса; его жизнь не стоит больше, чем жизни всех остальных. Особенно, если Семья Торелли перестанет существовать... Сейчас все они просто солдаты - там, сзади, Сакраменто - дом; который кто-то хочет превратить в поле боя.
Иронично, пожалуй, что Джозеф сам родом из Лос-Анджелеса - городом, где и действовала Семья Крусанти, с которой у Торелли и развернулась сейчас полномасштабная война; может, он даже и знает кого-то из его людей - пусть и времени немало уже прошло, с тех пор, как он уехал; дон Сальвиатти возглавляет Семью, кажется, даже дольше, чем Клинтон вообще живёт на свете - очень приличный срок для босса... и приличный срок жизни для такого куска дерьма; пожалуй, в аду его уже заждались - а Гвидо перед Комиссией пообещал посодействовать их встрече. Для начала стоит только не оказаться там самому...
- Так... ладно. - улыбнулся Монтанелли тому, как Джозеф поддержал его манеру называть в разговоре оружие - что самое главное, всё и действительно было вполне понятно. - Я продолжу отсюда. Ты можешь покемарить пока, как договаривались; и да - с меня обед в "Сицилии" для тебя и твоей пассии, я не шучу. - приподнял указательный палец - пожалуй, это было бы меньшее, чем он мог бы Клинтона отблагодарить... Дай бог, чтобы у него всё оказалось по-настоящему серьёзно - ну а его дети, когда придёт пора и для них, уважали бы его больше, чем он сам своих собственных родителей; а сам Джозеф их ошибки учтёт, а не повторит... впрочем - для этого надо сначала дожить. - Давайте начнём с самых играбельных, гони грузовик - а ты садись за погрузчик... - прикинув, Гвидо решил, что "мячиками" лучше закончить - уместив их в отдельную машину, штука-то опасная (а после того взрыва на прошлом складе из-за неосторожности рабочих Агата и Джозеф здорово дерьма хлебнули), и отправить её замыкающей - чтобы даже если по дороге и рвануло - не дай Бог, да и вряд ли, конечно (но всё же лучше перебдеть) - машина не заблокировала остальной колонне, а взрыв не унёс бы с собой другую часть товара... цинично, конечно. С другой стороны - война всегда цинична.
В кузов же любимой машины Клинтона отправились не вместившиеся патроны и пара коробок с пистолетами. Через пару часов, когда с погрузкой было покончено, Гвидо зашёл в комнату отдыха, чтобы его разбудить:
- Поехали. Я поведу головную машину и покажу дорогу.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-29 19:34:40)

+1

13

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » From place to place