vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » на обочине жизни


на обочине жизни

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/s5ngw.png

Tate James & Marian Daniels
июль 15', ночь, ветренно
Если спасаешься от проблем бегством, то будь осторожнее, а то по пути случайно можно вляпаться в ещё большие неприятности.

+2

2

look

Едва (а может, и нет) пошатываясь, выхожу из бара. На улице следка моросит, поэтому я запахиваю свой джинсовый пиджак плотнее и аккуратно, со всей прытью, которую мне только позволяет  мое пьяное состояние, спускаюсь по ступенькам. Благо, идти до моей квартиры недалеко.
Достигнув последних ступенек, мысленно хвалю себя и хлопаю по спине за ловкость – надо же, ни разу не поскользнулась. Что просто поразительно для меня. Ну и, если учитывать мое состояние сейчас, то просто потрясающе поразительно. Но вот незадача: едва только я успела мысленно запустить фейерверки и выдать самой себе грамоту «За самый лучший спуск по лестнице в состоянии алкогольного опьянения», как  едва не наворачиваюсь на последней ступени. Ну, естественно. Видимо, накопленный за вечер в крови алкоголь решил все же ударить мне в голову. Видимо, правду говорят, на свежем воздухе после спиртного только хуже становится.
— О-о-оп, - произношу я, хватаясь за перила. – Стоим, не падаем.
Слава Богу, успела. Иначе, растянулась бы, как рекламный баннер Victoria’s Secret на главной улице. Установив свое тело перпендикулярно земле, минуту тупо стою, соображая: я сейчас и правда говорила сама с собой? Серьезно, Тейт? Сколько ты выпила?
Хотя, справедливости ради, стоит признать, что диалоги сами с тобой у меня происходят не только по-пьяни, но и с трезву. Или, раз я говорю сама с собой, это не диалоги, а монологи? Трясу головой, пытаясь выкинуть глупые мысли из головы. Поднимаю голову к небу, давая возможность каплям, по чуть-чуть, но умыть мое лицо, и хотя бы чуток освежиться. Меня сильно мутит, но блевать, стоя на тротуаре я не намерена.
Пока я соображала, сколько же я успела влить в себя шотов с горючим, мои ноги пытались вспомнить, как же ходить. Медленно, но верно, я заставила себя идти. Правая. Левая. Правая. Левая. Не так уж и сложно. Правда, делать два дела одновременно – идти и думать - оказалось невероятно трудно. Я или спотыкалась, или сбивалась с мысли. Так что пришлось выбирать что-то одно. А так как мокнуть под дождем и размышлять о степени моей наклюканности мне не хотелось, я, покачав головой, ускорила свои шаги.
Легкость, царившая в моей голове, пока я была в баре, начала потихоньку исчезать. Что этому способствовало – усиливающийся дождь, который из мелкого превратился в проливной, мои ночные прогулки вместо поездки домой на такси (кстати, почему эта мысль мне сразу в голову не пришла?) или же всё это вместе – я сказать не могла. Как и то, хорошо это или плохо. С одной стороны, меня радовало возвращение работы мысли. С другой, огорчало цунами боли и вины, которое во мне поднималось с каждым шагом и каждым граммом алкоголя, испаряющегося из моей крови. Запретив себе об этом думать – ну не зря же я в баре оставила половину своей зарплаты, в самом-то деле? - продолжаю свой путь домой.
Внезапно почувствовав головокружение, останавливаюсь посреди улицы и, крепко зажмурившись, хватаюсь за горло, пытаясь справится с накатывающими приступами рвоты. Глубоко дышу, медленно втягивая воздух. Господи Боже, помоги мне. Я обещаю, я больше никогда пить не буду и на всю жизнь запомню:
виски – зло.
Водка – зло.
Самбука – зло.
Никогда не буду пить больше.

Тут же смеюсь от абсурдности этой мысли. Ага. Не буду. Конечно. Максимум месяц не буду, а потом опять буду сидеть в баре и глушить коктейль за коктейлем. Правда, до такой степени я точно пить не стану. Ох, бедная моя голова, завтра ей будет ну очень весело.
Интересно, с чего вообще люди взяли, что алкоголь помогает забыться? По-моему, он только хуже делает. Реакции притупляются, связная работа мысли машет тебе ручкой и, собрав свои пожитки, удаляется, оставляя место оголенным чувствам, которые растут в геометрической прогрессии. И, если в начале вечера боль в моей груди лишь слегка напоминала о себе, то теперь я будто вся горю, сгорая в ней.
Чувство тошноты вновь появляется где-то на периферии моего сознания, поэтому я ухожу с середины дороги поближе к кустам. От греха подальше. Я уже давно так не напивалась, со времен студенческих вечеринок, и повторять данный опыт у меня не было никакого желания. Наверное, именно поэтому я и не пила последние несколько лет - не знала своей меры.
Снова глубоко дышу, пытаясь сосредоточится на чем-то отвлеченном. Вроде получается. Тошнота не уходит, но отступает, дает мне возможность открыть глаза. Но едва я успеваю прийти в себя и отогнать тошноту на задний план, как за моей спиной проносится мотоциклист. Желчь, поднимающая по пищеводу, не дает мне осознать: визг тормозов мотоцикла – происходящая реальность или игра моего воображения? Собственно говоря, это осознание мне и не нужно. Воображение уже само рисует мне картину прошлых лет: искореженный мотоцикл, осколки лобового стекла и тело моего брата, накинутое белой простыней. Ноги ослабевают и я, падая на колени, начинаю извергать все, что было сегодня в моем желудке.
Иисусе, сколько же котят я мучила в предыдущей жизни, что мне выпало столько мучений в этой?

Отредактировано Tate James (2015-07-14 14:13:04)

+2

3

-Проваливай!!! - кричу я, сбрасывая с балкона вещи бывшего любовника, сияя ехидной ухмылкой, что даже не понадобился бы свет уличных фонарей. Должна признать, мой стоматолог умеет работать на славу - и не только сверля мне рот бормашиной, но сейчас не об этом. Вернёмся лучше к страждущему у меня под балконом. Знакомьтесь, это Джош - парень, который умудрился привести в мою квартиру другую девушку. Нет, я естественно не рассчитывала держать его в своей жизни дольше, чем нужно будет снова красить отросшие корни, но после того, как это дерево решило меня познакомить со своей любовницей в такой необычный способ, я решила, что его красота и так со временем померкнет, поэтому нужно себя ценить. А вообще пусть научится пользоваться JPS и в следующий раз держать путь с очередной пассией не в мою квартиру, потому что сюда ближе, а к его любимой кроватке, где серенький волчок кусает ох не за бочок. -А где твоя барышня? Пропала в квартире моего соседа снизу? - саркастично шиплю я, пытаясь выдавить в своём голосе как можно больше желчи, но низ живота приятно ноет, когда я вспоминаю этого Апполона, что живет этажом ниже. И не смотря на волны восхищенного экстаза, бульдозер по имени  Мэриэн с завидной упорностью заканчивает миссию по избавлению квартиры от вещей Джоша и с гордо поднятой головой уходит из балкона. -Вот и всё...Ещё минус один. - облегченно вздыхаю и бреду на кухню за бутылкой вина - мне явно нужно успокоить разбушевавшиеся нервишки.
Бутылкой, правда, не заканчивается. Я от чего-то решаю, что мне немедленно в час ночи нужно испечь пирог и заскочить к красавчику-соседу, наверное, ставшему случайным, как и множество других жителей моего дома, свидетелем сногсшибательного спектакля "Изгнание неверного", чтобы узнать его рецензию. Да и вообще, он неплохо целуется. По этому мной единогласно принимается решение съездить в ближайший супермаркет на закупки. Плевать, что я уже почти пьяная. Плевать, что я почему-то не беру с собой денег в магазин. Сейчас мне на всё плевать!
Выхожу из подъезда и вижу скучающего на своих вещах Джоша. Завидев меня, он быстро срывается с места, но, какая жалость, цепляется за что-то и с ошеломительным успехом кланяется носом по земле. -Сегодня точно не твой день. - мурлычу я уже под шафе, на мгновение остановившись возле каскадера. Прекрасное зрелище - мужчина у моих ног. Затем, одарив его ещё одной ослепительной ухмылкой, направляюсь к автомобилю и уже выезжаю с парковки, когда молодой человек всё таки укорачивает расстояние между нами до минимума - дверки машины. Я несколько раз сигналю, разгоняя голубей, потом тычу ему фак сквозь стекло, и выруливаю на дорогу довольно безболезненно для моей ласточки, если учесть, что мой организм уже примерно час находится под влиянием алкоголя. Кручу приёмник и через несколько мгновений салон наполняется какой-то задорной песенкой с непонятными словам, которая однако всё равно засядет в моём мозгу на долгое время по неизвестной доселе причине. Начинаю подпевать и мотать головой из стороны в сторону, из-за чего автомобиль немного заносит на, слава Богу, пустой дороге. И вот в один из таких виражей, свет фар освещает мне светловолосую фигуру, мирно склонившуюся в кустах, наверное, чтобы очистить тело от алкоголя. Резко торможу и несколько раз ударяю себя по щекам, ведь в какой-то момент мне кажется, что я вижу себя. Потом, опомнившись, на немного пошатывающихся ногах, вылезаю с автомобиля и бегу к незнакомке. Настигаю её как раз в момент наибольшего отчаяния и успеваю поднять волосы, сочувственно склонившись над полуживым телом, упавшим на колени. -Кто же тебя так? - спрашиваю, продолжая одной рукой держать её кудри, а второй ласково поглаживать по спине. Грустно поджимаю губы, когда блондинка снова вздрагивает под натиском своих внутренностей и мысленно начинаю молиться, чтобы ей уже поскорее стало легче. От чего-то проникаюсь к ней большой симпатией, ведь мы отчасти в схожих ситуациях, только я, наверное, предыдущая стадия её веселья, когда ещё хорошо, но уже хватит.
Ещё несколько длинных минут мы корячимся в кустах, а потом, когда девушку немного отпускает, я веду её к автомобилю. Открываю пассажирскую дверку, усаживаю её на сидение, достаю воду, протягивая сразу же незнакомке, присаживаюсь рядом на корточки и аккуратно убираю с лица непослушные пряди, которые, к счастью, удалось уберечь от последствий пьянки. - Хочешь пирог? Я еду в магазин за мукой. - довольно улыбаюсь, ведь сейчас очень горжусь таким своим решением. Но тут же вспоминаю, чем мы только что занимались с барышней и невольно прикладываю ладонь к устам, мол ничего не говорила. -Меня зовут Мэри. - улыбаюсь, поднимаясь на прямые ноги. Потом помогаю недоалкоголичке закинуть ноги в салон, закрываю дверь и уже через несколько мгновений сижу рядом на кресле водителя. Завожу мотор, бросая взгляд на тело сбоку. Ухмыляюсь - хорошо, что я не такая. Плевать, что езжу пьяная! Когда выруливаем обратно на дорогу, то я всё же опять пытаюсь начать разговор. -Так что же такого ужасного случилось в твоей прекрасной жизни, что довело тебя к тому, что какая-то незнакомка везёт твое тело непонятно куда, потому что ты сама мало что понимаешь?

+2

4

Пока меня выворачивает наизнанку, в голове пролетают обрывки воспоминаний. Звонок на мобильный. Ровный голос полицейского, сообщающего об аварии таким тоном, будто инструкцию о починке тостера читает. Дрожащие пальцы, набирающие номер матери. Холод, пробирающий до костей. Холод в душе. Неверие. Мчащиеся по ночной дороге такси. Расплывчатый пейзаж за окном. Множество полицейских. Яркая желтая лента. Яркий свет жар. Искореженный мотоцикл. Тело под белой простыней. Слезы матери. Крик отца. Чей-то надрывный вопль. Ах да. Мой вопль.
По телу бьет неконтролируемая дрожь, желудок снова сокращается и вновь извергает из себя все содержимое. Боже, да что там еще осталось-то? Я же сегодня съела всего ничего! С чего меня так выворачивает? Того и гляди, собственные кишки выплюну. Чьи-то заботливые руки держат мои волосы и гладят по спине, и чей-то голос нежно что-то мне говорит, но я не могу разобрать слов. Сил совсем нет. В голове вата, а не мозг. В желудке ураган. Едва успеваю заправить за ухо выпавшую прядь, как меня выворачивает снова. Блядь!
Спустя еще несколько минут (ну, я надеюсь, что минут, хотя по моему самочувствию этого не скажешь) я все еще стою на коленях, меня все еще сотрясают приступы рвоты, но из меня уже ничего не выходит. Отмучилась, мать твою. Аллилуйя! Со стоном приподнимаю голову, отворачиваюсь и зажмуриваюсь, чтобы не видеть всей той красоты, что я натворила и не спровоцировать себя на еще пару рвотных позывов. Боже, как же мне плохо. Такое чувство, будто по моему телу асфальтоукладчик прокатился… Четыре раза, туда и обратно. А во рту скунсы нужду справляли. Раз пять. В минуту. Штук семь разом. От красочных образов и эпичных метафор меня чуть снова не выворачивает, поэтому я стараюсь успокоить свое воображение и перейти на что-то более…безопасное.
Чьи-то руки поднимают меня с земли и куда-то ведут. А я совсем забыла, что уже не одна, надо же. В голове чуток прояснилось, но этого все еще недостаточно, чтобы мое чувство сохранения активизировалось и послало в мозг вполне себе логичные вопросы. Кто убрал мои волосы с линии огня? Куда меня ведут? Почему сейчас обо мне заботятся? Все, что я сейчас чувствую… да ничего я не чувствую. Мои эмоции отсутствуют, чувства замерзли, покрылись льдом. Того и гляди, сама в ледышку превращусь. Понимаю, что это ненадолго, что все это – кратковременный ступор из-за недавней реакции моего организма на спиртное. Или же на воспоминания, которые и вызвали мою пьянку сегодня ночью.
Вздрагиваю и поднимаю взгляд вверх. Оказывается, пока я погрузилась в себя, моя спасительница (ей оказалась очень красивая девушка с потрясающими блондинистыми волосами и небесно-синими глазами, возраста примерно моего, плюс-минус год) успела довести меня до своей машины и усадить на сидение. Все еще дрожа, обнимаю себя и наблюдаю за беспокойным взглядом незнакомки, видимо оценивающим мое состояние. Пытаюсь приулыбнуться, чтобы не быть такой уж безчувственной и поблагодарить ее, но губы дрожат еще больше, чем тело, а язык совсем меня не слушается. Сжимаю губы и смотрю в землю. Пряди волос падают на лицо, словно небольшой щит между мной и окружающим миром. Блондинка присаживается на корточки передо мной и протягивает мне бутылку воды, при этом убирая волосы с лица. Смотрю на нее, взглядом выражая всю свою признательность, и аккуратно беру в руки бутылку. Непослушными пальцами, раза этак с пятого, отвинчиваю крышку и роняю ее. Благо, себе на колени, а не землю. Набираю полный рот воды и полощу его. Отворачиваю голову и аккуратно выплевываю воду. Закрываю глаза и едва не стону от облегчения. Полностью вкус рвоты, конечно, не ушел,  но зато стал менее заметным. Хвала небесам. Или, точнее, хвала моей спасительнице. Кстати о ней…
Спасибо, - хриплым и едва слышным голосом произношу я, смотря ей прямо в глаза. - Даже не знаю, как бы я могла Вас отблагодарить. – Кручу в руках бутылку, пытаясь придумать, что еще сказать и как выразить всю степень благодарности. Способность что-то чувствовать понемногу возвращается. И первое, что я чувствую – стыд.
Конечно, я далеко не первый человек, который напивается. И далеко не последний. Ну и, раз на то пошло, если перечислять имена тех, кто блюет в кустах после пьянок, список будет тоже не самый короткий. На мнение людей я плевала с самой высокой колокольни, кто бы это мнение ни высказывал. Отчего же мне так стыдно? Наверное, от того, что это на меня не похоже. Выбухивать свои проблемы из головы, пытаться запить их и забыть. Я всегда была той, кто смело расправлялся с любой бедой, что встречалась на жизненном пути. Никогда не бежала и не пряталась. Была сильной. А тут взяла и сдалась. Причем самым позорным способом – набухалась, да еще и в одиночестве. Словно алкоголик какой-то. Я же не слабачка и не размазня какая-нибудь, чтобы свои проблемы топить в алкоголе. Тем более, знаю же, не тупая, что не поможет это ничем. И все равно...
Вновь набираю воды в рот, повторяя процедуру полоскания еще раз. Закончив с этим, делаю пару маленьких глотков. Чувствую себя, если не человеком, то на пару ступеней в эволюции к нему ближе точно. Издалека слышу мягкий голос моей спасительницы. Она предлагает мне пирог. С недоверием смотрю на нее, нахмурив брови. Видимо, сообразив, что при недавних обстоятельствах это не совсем хорошая идея, девушка зажимает себе рот рукой. Я улыбаюсь и, не сдержавшись, выдаю хриплый смешок.
— Прости, но от пирога я вынуждена отказаться, - говорю я, прочистив горло и продолжая улыбаться. – Не думаю, что мой желудок готов к таким кулинарным шедеврам. По правде говоря, не думаю, что он вообще готов к чему-либо. – Закатываю глаза и продолжаю улыбаться. Странно, обычно я редко разговариваю с посторонними людьми без напряжения, а тут даже шутить умудряюсь. Девушка, быстро свои длинные красивые ноги и помогает забросить в машину мои атрофировавшиеся конечности. Закрывает дверь с моей стороны и, двигаясь плавно, словно лебедь, огибает машину и садиться на место водителя. – Очень приятно, Мэри. Я Тейт. – Хотела было протянуть руку, но, увидев какие у меня грязные ладони, решила отложить этот жест на потом. – У тебя не найдется влажных салфеток, а то... - Взглядом указываю на мои ладони. - У тебя очень красивое имя. И, кстати, раз уж мы порешали вопрос с пирогом и я нарушаю все твои планы, то я настаиваю на том, чтобы угостить тебя кофе или чаем как компенсация за все твои труды и доброту. И я не принимаю отказ, - решительно смотрю на девушку, прищурившись. - Вот про тело это ты не в глаз, а в бровь. – Моргаю, осознав, что я за бред только что снесла. И как этот бред, собственно, подтверждает все слова моей новой знакомой и не дает мне возможности блеснуть интеллектом, чтобы опровергнуть ее слова. – В смысле, не в бровь, а в глаз. Иисусе, - тру глаза костяшками пальцев, надеясь прийти в себя и активизировать уже свой мозговой процесс. – Хотела было поспорить, что я что-то еще соображаю да не стану. Не после такой эпичной интерпретации всеми известной метафоры. – Усмехаюсь и перевожу взгляд в окно. – Знаешь, в политике есть одна теория – теория домино. Когда одно событие вызывает происхождение ряда других событий. – Наблюдаю за капельками воды, стекающими по стеклу и растворяющимися при столкновении с другими каплями. Не знаю почему, но всегда обожала следить за этим. Могла часами сидеть, как завороженная, и следить за струйками воды. Особенно, если при всем этом я куда-то ехала. Обожаю кататься на машине. Наверно, именно по этой причине я и сижу спокойно, не задавая никаких вопросов и просто наслаждаюсь поездкой. – Вся моя теперешняя жизнь – теория домино. - Выдаю неотфильтрованные мысли, которыми я еще ни с кем не делилась. Так странно. Я не могла рассказать о том, что чувствовала после аварии и гибели Трэвиса никому, даже семье, а тут вдруг сижу и рассказываю о том, что чувствую незнакомой мне девушке. Хоть и завуалированно, но рассказываю же.
— Ты теперь моя лучшая подруга, - вдруг выпаливаю я, развернувшись всем корпусом к Мэри. – Ну, знаешь, - я делаю неопределенный жест рукой, - это негласное правило. Человек, державший тебе волосы, пока тебя рвало, автоматически становится твоим лучшим другом. – Я усмехаюсь и чувствую, как на щекам появляется румянец. Перевожу взгляд на лежащую у меня на ногах бутылку воды и продолжаю: - прости, я что-то бред несу. Видимо, хорошенько напилась.

Отредактировано Tate James (2015-07-22 01:39:18)

+1

5

Вся наша жизнь - сплошная череда встреч и расставаний. Мы встречаем этот мир, наших родителей, друзей, школьных учителей, первую любовь. Каждый день наполнен миллионами незначительных встреч в магазине, на улице, в очереди на такси. Мы также расстаемся- со старым псом, которого в однажды мама отправляет на ферму - ему ведь там вольготнее; с начальной школой и врачом, который после нашей болезни выписывает справку и советует в следующий раз не злоупотреблять мороженным. Куда-то исчезают детсадовские друзья, переезжают соседи и каждый раз твой привычный мир немного меняется. Но как часто мы расстаемся с кем-то навсегда? Говоря "Прощай" мы обычно имеем ввиду au revoir, "До свидания", потому что слишком сложно представить, что мы больше не встретимся. Разумеется, речь не о собаке- всегда наступает тот момент, когда мы понимаем, что нет никакой фермы. Но с людьми все иначе: технический прогресс зашел достаточно далеко, чтобы всегда быть на связи, вне зависимости от географического положения на карте. Тем не менее иногда мы говорим "прощай" и именно это и имеем ввиду, потому что телефон, интернет или видеосвязь не способны ни на йоту сократить расстояние между вами. "Прощай" - самое страшное слово, оно сжигает мосты, даже если мы живем в соседних городах, на соседних улицах. "Прощай" мы говорим только самым близким.
Но этой девушке, Тэйт, я сказала "Привет", так безопасно остановившись ночью на полупустынной дороге, чтобы помочь. Наверное, она действительно права, и в том, что мы теперь друзья есть какая-то доля правды. Вот так необычно порою в нашу жизнь приходят новые люди сразу после того, как мы теряем каких-то старых. Правду ведь говорят, что, если жизнь закрывает перед тобою одни двери, то обязательно откроет другие. Только к этому моменту может пройти много времени, а, возможно, сразу же после расставания с непутевым ухажёром, ты спасёшь свою уже новую подругу.
Девушка была гораздо умнее, чем могло показаться на первый взгляд. Она говорила о таких вещах, что, не прочитав книжки, не выдумаешь. В её голосе слышалась уверенность в  своих словах, а взгляд, пусть даже усталый от непутевого вечера, излучал силу и чётко показывал, что внутри этой барышни есть тот самый стержень, которого порою нам так не хватает.
Я кивала на её рассказ, незатейливо улыбаясь, поняв, что "теория домино" всего лишь прикрытие для чего-то гораздо более плохого и грустного, о котором не принято говорить с первым встречным, пусть даже успев его назвать уже своим лучшим другом. А вот моя история о том, как я бросалась вещами с балкона куда более пригодна, чтобы немного ободрить эту блондиночку. - Бред несёшь не ты, а мой бывший, который умудрился в мою же квартиру притащить другую девушку. О, это нужно было слышать это представление. По нему плачут режиссеры лучших мелодрам столетия. - прыскаю со смеху. Сейчас эта история кажется мне ещё более веселой и незатейливой, и совсем меня не удручает, как можно было подумать вначале. Мне даже не грустно, что я потеряла Джоша. Вот ни капельки. Вообще. Честно. -Думаю, завтра бабулькам будет о чём поговорить. Не каждый день видишь раздетого парня на своей террасе. - бросаю взгляд на девушку. Кажется, она даже что-то улыбается, от чего мне становится легче. Почему-то, я сама не понимала почему, я переживала за это тело куда больше своего. Хотя нужно было быть более бдительной.
За окном мелькали одинокие деревья вперемешку с аккуратными домиками, мирно спящими под покровом абсолютно непробиваемой глухой ночи. На небе не было ни звёздочки, даже луна и та спряталась из-за страха за тучи. Сильные порывы ветра всё более настойчиво посвистывали по ту сторону металлического каркаса, что, правда, никак не омрачало нашего путешествия в супермаркет. Из динамиков доносился сладкий, даже немного липкий голос какой-то певички, вещающий о том, что в жизни ничего не происходит случайно. На какое-то время мы с Тэйт замолчали, задумавшись каждая о своём.
И неожиданно, я не знаю откуда он взялся, этот чёртов автомобиль, но последнее, что я помню, это слепящий свет в глаза, свист тормозов, сигнал, который уже ничего не меняет, и глухой удар лоб в лоб. Потом абсолютная пустота, где я остаюсь наедине с собой, хотя я даже не уверенна, что это я.

+1

6

Умиротворение.
Вот то, что я сейчас чувствовала. Умиротворение. Я так давно не испытывала этого чувства, что сидела, не шевелясь. Боялась лишний раз вдохнуть. Моргнуть боялась. Казалось, все это сон и стоит сделать что-то, любое крошечное движение, как это чувство бесследно исчезнет. Упорхнет. Как бабочка, взмахнет крыльями и улетит из души, оставив после себя пустоту и обездоленность.
Интересно, это очень странно, что я нашла покой лишь в поездке с незнакомой мне девушкой неизвестно куда? Или все же приемлемо? Не зря же говорят, что поведать все незнакомцу намного проще, чем любому знакомому. Я поежилась. Почему я не могла чувствовать себя свободно и легко в кругу семьи, которую я всегда ставила превыше всего? В кругу друзей, которые всегда могли поднять мне настроение и не дать заскучать? Или же в объятьях любимого человека, которые дарили мне защиту и давали чувствовать себя желанной? Почему я не почувствовала себя лучше после выпитого алкоголя, а лишь усилила свою боль? Почему я смогла расслабиться и отпустить все напряжение лишь после встречи с Мэри?
Мне было уютно в нашем молчании. Я всегда словам предпочитала действие. Никогда не ценила яркие речи, не относилась к большинству дам, любящих ушами. Но, тем не менее, я чувствовала небольшое напряжение со стороны блондинки. Думаю, она переживала, все ли со мной в порядке. Надо бы дать ей знать, я все еще остаюсь в здравом уме и добром здравии. Что не стала овощем или «телом».
— Знаешь, наверно правду говорят: нет случайных встреч: или Бог посылает нужного нам человека, или мы посылаемся кому-то Богом, неведомо для нас, - рассматривая проносящиеся за стеклом пейзажи, произношу я и сама себе поражаюсь. С чего это вдруг во мне такая набожность проснулась вкупе с философствованиями? Ночь влияет так, что ли? Или выпитый алкоголь? Или все эти факторы вместе?Любой человек, который посылается тебе Богом, дается неспроста. Кто-то чему-то тебя учит, кто-то помогает сформировать характер. Кто-то помогает пережить твои предрассудки, а кто-то наоборот, формирует их. – Я слегка, одними кончиками пальцев, провела по стеклу, отмечая путь нескольких капель. - Мы вот все относимся к людям, встречающимся с нами в жизни, равнодушно, без внимания, а между тем, именно этот человек может помочь тебе пережить внутренний разлом. Или, может, ты можешь помочь ему. - Пора закругляться с религией, а то Мэри подумает еще, что сектантку какую подобрала или религиозного фанатика какого-то.Прости, опять меня на бред какой-то потянуло.
Я вновь замолчала, переваривая высказанную мысль. Я действительно верила в то, что сейчас сказала. прожив свои двадцать семь лет я, худо-бедно, начала понимать, что все в жизни не просто так. Я верила в судьбу и в то, что от нее не отвертишься. Ты можешь сколько угодно спешить на распродажу, но все равно ты туда не попадешь, если тебе не суждено. Можешь расшибиться в лепешку, получая степень в какой-то профессии и пойти работать по совсем другой специальности. Можешь пытаться влюбить в себя парня хоть до посинения, но если он – «не твое», ничего у тебя не получится. Может, конечно, он задержится с тобой, но все равно рано или поздно уйдет.
Конечно, это все можно объяснить и тем, что судьба благоволит к незаинтересованной стороне. Подумайте сами. Сколько раз мимо вас проезжал автобус с редким маршрутом, когда он вам не был нужен и сколько вы ждали его на остановке, когда куда-то спешили? Сколько раз вы уходили из магазинов с пустыми руками, когда у вас были деньги на покупку туфель и сколько раз вы находили офигенные лодочки, о которых давно мечтали, когда уже купили другую пару?
Как ни крути, а от судьбы не отвертишься.
— Правда что ли? - Выслушав рассказ о бывшем Мэри, который додумался, куда привести свою любовницу, недоверчиво фыркаю, дождавшись кивка на свой вопрос. – Вот же идиот! Реально. Такую женщину упустил. – Я качаю головой, рассматривая Мэриэн. Ну правда. Что нужно этим мужикам, раз они умудряются изменять девушкам с модельной внешностью? Услышав рассказ о том, как девушка бросалась вещами с балкона, я рассмеялась. Точнее сказать, я угорала, как гиена в брачный период, представив себе это действие и выражение лица того долбоящура. – Да уж, не каждый. Хотела бы я на это посмотреть, – все еще посмеиваясь, произношу я. И, раз уж у нас вечер откровений, решаю рассказать о своем, теперь уже бывшем. - Ну, твой хоть бабу притащил. Мой же приволок ко мне в квартиру героина полкило. Главное, он еще говорил, что это пекарский порошок. А я ведь чуть пирожные с этим порошком не испекла! – Восклицаю я, вспомнив, как, уже достав все для выпекания сладостей, просыпала немного этого самого порошка и, черт меня дернул, его попробовать. – Ты только представь эффект от этих пирожных! Наверняка…
Больше я ничего произнести не успеваю, лишь слышу, будто издалека, скрип шип по мокрому асфальту и чувствую, как меня ведет вперед, к приборной панели. Не успеваю среагировать и хоть как-то защитить лицо. Сознание отключается, едва я успеваю едва слышно вскрикнуть и почувствовать обжигающий лицо удар об подушку безопасности.

Прихожу в себя и не сразу понимаю, где я. Черти адовы, да я даже не сразу понимаю, кто я. Но проходит время и сознание понемногу возвращается с каникул, заставляя мой мозг работать. Со стоном откидываюсь назад на сидение и тяжело дышу, прикрыв глаза. Из носа у меня течет кровь, но у меня совершенно нет сил, чтобы вытереть ее. Единственное, что я могу, это повернуть голову вбок и… Черт, черт, черт! Мэри. Вновь стону, как раненое животное. Голова пульсирует от боли, как и все тело. Видимо, нехило меня впечатало. Схватившись одной рукой за лоб, другую протягиваю к девушке и аккуратно трясу ее за плечо.
— Мэри?! Мэри, ты в порядке? – Меня охватывает животный страх. А вдруг, несмотря на сработавшие подушки безопасности, она сильно пострадала? Трясу сильнее, пытаясь привести Мэриэн в чувство. Руки дрожат, а головная боль лишь усиливается. На периферии сознания ко мне уже подступает темнота, но я не могу допустить, чтобы она поглотила меня. Я должна помочь Мэри!
Быстро отцепив ремень безопасности, пытаюсь выбраться наружу. Дверь заклинило, но я налегаю на нее плечом и вываливаюсь из машины.
— Ох. - Удар об землю несильный, но мое пострадавшее тело воспринимает его, как встречу с грузовой фурой. «Зато теперь точно протрезвела», - мрачно замечает мое подсознание, но я гоню свой нездоровый юмор куда подальше и, пробираясь между машинами, иду к водительской стороне машины Мэри. В глазах немного двоится, но я продолжаю идти. Спустя некоторое время я все же дошатываюсь до девушки. Дверь с ее стороны поддается легко. Быстро отстегнув ремень безопасности, я стараюсь вытащить из машины подругу. Видимо, не зря я убивалась в спортзале, повышая свою выносливость, - мне удается вытащить Мэри из машины. Я даже каким-то чудом умудряюсь оттащить ее на безопасное расстояние.
"Боже, Боже, Боже, пожалуйста, пусть с Мэри все будет в порядке!" - словно мантру, повторяю я про себя слова.
Проверяю, дышит ли Мэриэн, и облегченно выдыхаю, услышав ее дыхание. Проверяю пульс, как меня когда-то давно учил бывший парень, учащийся на медицинском факультете. Неумело, раза с тридцатого, матерясь и про себя, и вслух, но все же нащупываю заветную ниточку пульса, размеренно бьющуюся у меня под пальцами. Выдыхаю облегченно. Жива! И, определенно, будет в порядке.
— Мэри? Мэри, очнись! – Всхлипывая, пытаю счастье еще раз, но все без толку. Паника вновь накатывает на меня, на глаза наворачиваются слезы, но я не обращаю на это никакого внимания. Успокаиваю себя тем, что девушке просто нужно время, чтобы восстановить организм от перенесенного шока, вот и все.   
Надо бы вызвать скорую! Выхватив из кармана свой смартфон, быстро набираю 9-1-1 и пытаюсь объяснить ситуацию. Аккумулятор телефона садится а сам аппарат отключается.
— Мать твою! – Кричу я и откидываю телефон, двумя руками схватившись за голову.
Хочу вернуться  и проверить, повезло ли водителю другой машины так же, как нам, но не успеваю я встать и сделать пары шагов, как голова начинает кружиться с небывалой силой, и темнота все же догоняет меня, затягивая в свои ласковые и успокоительные объятия.

+1

7

Сквозь темноту чувствую в груди сильную ноющую боль. Хочется кричать, но звук пропадает где-то в закромах моего разума. Хочу пошевелится, хочу освободить себя из этой клетки, но, кажется, именно сейчас я абсолютно бессильна. Вокруг одна темнота и призрачные обрывки усталых мыслей, топчущихся где-то на обрыве моего подсознания. Хочу вцепиться пальцами хотя бы в один из них, но они вспархивают, словно невидимые бабочки, и растворяются где-то там, куда взглядом обычного человека не подсмотреть.
— Мэри? Мэри, очнись! -я хочу открыть глаза, но все силы идут коту под хвост. пытаюсь ещё раз. И ещё один чёртов раз. Понимаю, что любимая Богом троица уже на исходе, как и мои попытки. Вздыхаю где-то внутри себя. Её-Богу, чувствую, как из груди вырывается тяжелый вздох, но вокруг всё остается абсолютно прежним. Можно улыбнуться? Нельзя! И так никто не увидит.
-Женщина в порядке. Скоро очнется. - кто-то говорит за меня.  Я чувствовала, как ощупывали мою шею, затем руки. Кажется, я даже видела тусклый луч света, направленный мне прямо в глаз. Я понимала, что я жива, хотя и не совсем могла подтвердить это. Меня поднимают, куда несут, потом легкое покачивание и снова пустота. Но ведь сказали, что я скоро очнусь, так почему же всё опять летит к чертям.

- С возвращением, Мэри. - первое, что вижу с силой разлепив глаза, это улыбающееся лицо темнокожей кудрявой сиделки, аккуратно плавающей, словно корабль, между больничными койками. Пытаюсь улыбнуться в ответ и поблагодарить. Но если с первым ещё хоть как-то справляюсь, то второе отчаянно мне не поддается. Женщина с пониманием кивает, поправляя одеяло на мне, и скрывается где-то за шторкой. Провожаю её непонимающим взглядом. Наверное, до меня ещё не дошло, что я лежу на больничной койке после авария. Стоп! Авария! Где же Тэйт? Хочу подняться с кровати, чтобы поискать блондинку, но случайно роняя бокал с тумбочки, чем снова призываю к себе санитарку-солнышко. -Детка, тебе нельзя вставать. Лежи,  сейчас принесу ещё один бокал. - Она заботливо поправляет мне подушку и помогает лечь обратно. Затем, что-то напевая под нос, скрывается за дверью. Я тут же снова резко срываюсь с места и ловко одергиваю шторку слева от себя, чтобы посмотреть на своего соседа. Мимо - там подключен к трубкам какой-то рыжеволосый юный парень, улыбающийся даже во сне. Опять с трудом улыбаюсь в ответ и отпускаю шторку. Перекатываюсь на другую сторону кровати. Ещё несколько движений и...-О боже, Тэйт! - хочу дотянуться, чтобы потрясти девушку за плечо, но чуть не сваливаюсь с кровати. Поэтому ещё несколько паз настойчиво повторяю её имя, пока мои попытки опять не прерываются смотрительницей. На этот раз она больше не улыбается. - Я кому сказала лежать? Что как маленькая? - меня снова с силой укладывают на кровать, потом кладут со звоном стакан на тумбочку, сверкают грозным взглядом и удаляются из поля зрения. Вздыхаю. Хочу залезть под одеяло и остаться там жить. Не до конца помню, что произошло. Авария была очень страшной, но нам, видимо, крупно повезло, хвала изобретателю подушек безопасности. Опускаю взгляд на руки, искрящиеся множеством синяков, потом немного приподнимаю край пижамной голубой рубашки и наблюдаю ещё несколько огромных ссадин на животе. Веду по них пальцами и сразу же кривлюсь от боли. Перед глазами словно вспышками появляются отрывки происшествия. От нахлынувшей тошноты прикрываю рот ладонью и с силой жмурю глаза. По спине пробегает холодок, и я снова вспоминаю, что не одна оказалась в этой беде. - Тэйт... - опять произношу ещё более неуверенно, боясь снова назвать на себя гнев праведных в виде темнокожей кудрявой женщины, умеющей давать уколы, в том числе усыпляющие. Лишь бы с этой блондинкой всё было хорошо, иначе я до конца жизни не смогу себя простить.

0

8

[в архив]: нет игры больше месяца

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » на обочине жизни