Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Pimp, wimp or shrimp?


Pimp, wimp or shrimp?

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Участники: Michael Rinaldi, Livia Andreoli
Место: Sacramento, Lais Road, 21, дом Ливии Андреоли
Погодные условия: 13 июля 2015 года, утро, в меру пасмурно
О флештайме: Майк Ринальди заезжает навестить Ливию с интересным подарком - и узнает не менее интересные новости...

0

2

Вв:джинсы, черная футболка, на шее золотой католический крест, на правой руке традиционный гангстерский браслет

Выбираться из дома в разгар войны с сильнейшей в штате мафиозной Семьей - всегда дело рискованное. Будь ты в людном месте или в уединенном, поздней ночью или ранним утром  - словить пулю можно всегда. Именно потому Ринальди сегодня соблюл некоторые предосторожности, передвигаясь по городу не на своем новеньком темно-синем "Рэйнджровере",  а на довольно неприметном "Форде Маверик", одолженном у приятеля. Джип был необходим - для того, что капитан южной стороны вез с собой, нужен был вместительный багажник.
Выбравшись из салона, Майк чертыхнулся, доставая из глубин автомобиля нечто объемистое, квадратное и целомудренно прикрытое черной материей. Треклятый ящик несколько раз застрял, цепляясь за углы, прежде чем его удалось вытащить на воздух - и при этом делать это приходилось осторожно, чтобы не потревожить его обитателя. Тому явно хватило треволнений во время путешествия из суровых далей юральской тайги в солнечную (и, как некоторые говорили, блудливую) Калифорнию. Хорошо было иметь нужные связи с представителями русской диаспоры, в свою очередь имеющими выход на черный рынок животных - иначе  раздобыть такое было бы нелегко. У  Ринальди на губах появилась улыбка - интересна была реакция Ливии, когда она увидит, что он привез.
Закрыв машину (для этого загадочный предмет пришлось временно поставить на землю), капореджиме зашагал в сторону дома, на подъездах к которому и припарковался. Миссис Андреоли жила в настоящем особняке, не многие солдаты могли себе позволить такую недвижимость - и, вместе с тем, удивляться не следовало. Если даже не смотреть на нелегальные доходы, то Лив, будучи собственницей гостиницы, могла называть себя обеспеченной женщиной - а ее покойный муж, Марчелло, и вовсе одно время в долларах едва не купался. До своего падения после прихода к власти Витторе, он был капитаном Семьи и вероятным кандидатом на место босса, зарабатывая на секс-бизнесе и рэкете cотни тысячи. Потом-то он покатился по наклонной, часть промотал, а часть, после его смерти, осела в карманах четы Донато - но красивая вилла на Лэйс-Роад осталась. Впрочем, Майки был уверен, что интерьер еще лучше, у Лив всегда был хороший вкус - и она, как и сам Ринальди, любила качественные вещи.
Подойдя к двери, Майкл нажал кнопку звонка, после чего подождал, пока хозяйка откроет дверь.  Вспомнил о визите, который недавно ей сделал Ренато, покачал головой. Неудивительно, если после этого главная "мадам" Сакраменто будет подолгу стоять у глазка, прежде чем пустить кого-то в дом  - распотрошить горничную, а затем едва не прикончить ее нанимательницу... В сравнении с этим все разборки между Лив и Фрэнком детским лепетом кажутся.
-  Привет! Я могу зайти? -  ухмыльнулся гангстер, наконец увидев прекрасную владелицу "Парадиза". - Я, как вижу, новой прислугой еще не обзавелась? Неожиданно подумалось, что, узнай кандидатки на место несчастной Марты о возможных рисках, потребовали бы большой доплаты за вредность. Ведь не факт, что подобное не повторится в дальнейшем - пока что им с Гвидо удалось урезонить Ренато, но, зная его бешеный и необузданный нрав, можно было подозревать, что со временем ему снова укусит муха и он перейдет к действиям. И тогда точно кто-то умрет, да. -  Тоже на чемоданах сейчас живешь? Они с Альтиери в эти дни мотались с конспиративной хаты - на конспиративную хату, меняли мобильники, питались чуть ли не фастфудом. Хорошо хоть за это время смогли пересмотреть "Славных Парней", "Донни Браско" и "Крестного Отца". - Как там в отеле дела?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-12 15:29:05)

+1

3

Внешний вид

Впечатлительные и эмоциональные женщины после расставания с мужчиной, который оказался мудаком, обычно стремятся порвать все совместные фотографии, смыть кольца в унитаз и сжечь его любимые вещи. Ливия Андреоли к таким не относилась. Фотографии со стен просто спрятались в альбомы, обручальные кольца переплавились в приметный браслет, а гардероб гангстера перекочевал в руки к родственникам их прислуги. До сих пор, встречая своего садовника в уже поношенной и кое-где подлатанной рубашке от "Лакост", Ливия невольно улыбалась, представляя, как Марчелло переворачивается там в гробу от бешенства. Мало того, что покойный супруг всегда был снобом, не считавшим прислугу за людей, так еще и жутким собственником - и это касалось не только его красавицы жены, но и всего, что ему принадлежало.
Завидное же хладнокровие, с которым Ливия относилась к теме смерти своего мужа, было, конечно, несколько напускным, но, тем не менее, она не уставала убеждать себя в том, что выход из этого жизненного тупика был один, и она просто медленно отворила дверь. Брак же их, женщина откровенно полагала, развалился еще задолго до той роковой порции яда в его тарелке, а потому к моменту смерти итальянец если и вызывал в ней какие-то чувства, то пропитаны они были явно не любовью и нежностью.
Опустевший после почти месячного ее отсутствия дом встретил тишиной и пылью, скопившейся по углам и на мебели. После гибели Марты она так и не смогла найти ей достойную замену - сказывалась врожденная придирчивость и воспитанное образом жизни недоверие к людям. В итоге, поменяв двух-трех женщин из специализированных агентств, одна из которых много любопытничала, а другая пыталась воровать, Ливия временно отставила эту проблему в сторону - в связи с разворачивающимися событиями в "Парадизе", да и в целом в Семье, было не до того. К тому же, испугавшись опасности, которую несла за собой разразившаяся война с Крусанти, она от греха подальше переехала к Берн, а та в свою очередь очень удачно умотала в Италию, оставив подруге ключи. Закрыв гостиницу на ремонт, какое-то время она тоже, подобно Майку, вела себя неприметно и не высовывала носа из пентхауса Рикардс, коротая время за вином и очередной серией "Mob wives". Кому сказать, но пришлось даже вспомнить, что такое готовка!
Впрочем, сидеть в подполье вечно и играть в домохозяйку все равно не вышло - "Парадиз" вместе с затянувшимся ремонтом и переездом девочек на новую базу преподносил все новые и новые сюрпризы.
Домой же сегодня она заехала по причинам вполне простым - получить счета, забрать кое-что из вещей, да и просто проверить, на месте ли особняк - за всей этой войной не стоило забывать и про Ренато, который запросто мог отважиться под шумок спалить здесь все дотла.
- Какими судьбами? - весело улыбнулась, открыв дверь. Судя по тону, что она слышала в телефонной трубке минутами ранее, Майк собирался к ней заехать не для того, чтобы пригласить на очередные похороны, а значит, можно расслабиться. - Проходи, - впустила его в дом, жестом приглашая располагаться. В гостях у нее, помнится, Ринальди бывать еще не доводилось, а потому она дала ему пару минут на возможность осмотреться. Образцом чистоты и аккуратности, правда, ее гостиная сейчас могла бы стать вряд ли - беспорядочный ворох скопившихся почтовых конвертов на журнальном столике и две большие набитые дорожные сумки посередине комнаты давали понять, что хозяйка здесь бывает только наездами. - Я сейчас у подруги живу, - согласно кивнула на его вопрос, - ах да, ну ты ее знаешь, - вспомнила о том, что с Рикардс их связывало не просто шапочное знакомство, а кое-что поинтереснее. - Бернадетт! Она же сейчас в Италии, с женой Фрэнка. Ты, должно быть, слышал. - Вообще, сказать честно, тесная дружба Берни с четой Альтиери (к коей она была неравнодушна еще с тех пор, как высылала им любопытные записки) Ливию раздражала дико, но переживала она свою ревность молча и сдержанно, пытаясь убедить себя, что в общем-то и неплохо, что подруга уехала из города - жить с кем-то под одной крышей Андреоли все равно отвыкла. - Присаживайся. Я могу сварить тебе кофе, хочешь? - она ладонью указала Майку на диван и забрала со столика мешавшую полупустую лейку, которую оставила там по пути к дверям. - Пытаюсь тут реанимировать свою оранжерею, - пояснила, что здесь делает этот садовый предмет, который никак не вязался с ее поблескивающим маникюром и высокими каблуками. Садовод в общем из нее действительно был неважный, и за растениями всегда следила Марта, но отдыхать за сигареткой, сидя в мягком кресле среди благоухающих цветов и растений ей всегда нравилось.
- По-разному, - отвела глаза и едва заметно дернула губами при упоминании "Парадиза". - Ремонт тянется дольше, чем я думала, да и вообще... - махнула рукой, отрывисто вздохнув. Обсуждать свои проблемы с Майком не планировала, а потому ничего конкретнее и не сказала. В свою же очередь, конечно, не могла не обратить внимание на то загадочное, что было в руках у Ринальди, словно специально прикрытое материей и возбуждающее тем самым еще больше любопытства.
- Что это у тебя? Голова Сальвиатти? - пошутила, на самом деле не представляя, что мог привезти ей Майк. На подарки от него она не рассчитывала.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-15 02:09:20)

+1

4

- Да вот решил проведать по-соседски. Я считаю, все люди, живущие в одном городе – соседи! – пошутил Майкл, заходя внутрь дома со своим ящиком. Его он вскоре с облегчением поставил в ноги, усаживаясь на диван. Затем огляделся. – У тебя очень красиво. Ты сама выбирала интерьер или какой-нибудь дизайнер? Несмотря на некоторый беспорядок, все здесь выдавало хороший вкус – предметы мебели и обстановки были не просто дорогие, таких у преуспевающих гангстеров сколько угодно. Они были изящными, не отличались излишним кичем – каких-нибудь  чучел медведей с золотым блюдом в руках тут было не встретить.  Услышав о Бернадетт,  Ринальди кивнул головой.  – И собаку свою она на тебя оставила? Как уживаетесь вместе? Или кому-то отдала?  Когда Андреоли упомянула о кофе, капитан южной стороны внезапно понял, что ему действительно хотелось бы глоток-другой бодрящего напитка. Вчера они с Фрэнком сидели допоздна, планируя и репетируя грядущую встречу с представителями Мелаграно. Обсуждали, что могли бы предложить сначала, а на что согласиться потом. Какие каверзные вопросы могли бы им задать нью-йоркцы – и на какие рычаги следовало бы нажать, чтобы те стали более сговорчивыми. В итоге капореджиме не выспался и зевал все утро. – Честно говоря, c удовольствием выпил бы чашечку.  Поглядел на садоводческий предмет в руках Ливии, попытался вспомнить, когда последний раз поливал или подстригал растения– ему самому было сейчас точно не до собственных цветов и газона, дома Ринальди уже давненько не показывался и не знал, что там происходит. – А что с тем расследованием? Проблемы продолжаются? Стрельба в «Парадизе» не могла не привлечь внимание полиции – пусть даже и ряд фигурантов дела, к счастью для себя, смылись, а их следы были благополучно уничтожены. Однако это не отменяло того факта, что Винсент  Сольферини, человек с сомнительными связями и прошлым,  погиб насильственной смертью  именно в гостинице -  что не могло не заинтересовать правоохранительные органы.  И даже если подлинную картину произошедшего в борделе они восстановить не могли, Андреоли от этого легче не становилось – ведь ситуация, прежде всего, била по ее кошельку, вызывая простой в работе, заставляя девочек думать о труде на стороне. Да и существовала неприятная вероятность того, что  копы, разбираясь с убийством, могут наткнуться на кое-что, связанное с «левой» деятельностью отеля.  Потому и приходилось к этому относиться серьезно и задействовать свои связи. – А насчет ремонта – если тебе нужна помощь с рабочими, материалами – ты ведь знаешь, к кому обратиться?  Пытливо поглядел на молодую женщину, покачал головой, негромко сказал. – Нет, мне кажется, тебя еще что-то, помимо легавых и повреждений, беспокоит… 
Закинул ногу за ногу, ухмыльнулся. – Голову Сальвиатти тебе тоже подгоню. Давай ее повесим в Парадизе, рядом табличку «Клиент, никогда не оставлявший чаевых». Приподнялся, взялся за края куска материи, накрывавшего ящик. – Но это тоже подарок. И тоже, так сказать, украшение. Правда,в отличии от башки Джакомо  - живое.  С этими словами сдернул тряпку – и пушистый зверек с любопытством посмотрел  круглыми глазками на Ливию, настороженно пошевелил усиками. Он был еще совсем маленький, но весьма подвижный – быстро перемещался по клетке, оказываясь то в одном конце ее, то в другом. То ли еще будет, когда станет взрослым.
– Привезли вот… Соболь настоящий. Если правильно выкормят, будет как кошка ручной. Хочешь – оставляй, если нужен? Мой знакомый вольер оборудует и все такое.  На самом деле, Майк, конечно, рассчитывал, что животное попадет в его руки в более спокойных условиях, когда будет проще определиться с его проживанием. Однако кто же тогда знал, что начнется война? А заказ был уже сделан. – А что, редкой девушке редкого питомца. Минипиги и игуаны всякие отдыхают. Хмыкнул. - Наверное единственный в Сакраменто он. Даже в зоопарке нет,  обитатели тайги до сих пор попадали в Калифорнию исключительно в форме ценного меха для дорогих магазинов одежды. – Ему много пространства правда нужно, в саду жить должен. В квартире соболь скорее всего перепортит и перегрызет все на свете, даже если будет супермирный  - зверь слишком живого и активного нрава.  А прецедентов содержания в США не было - в той же Калифорнии даже хорьков в домашних условиях держать запрещалось, не говоря уж о более редких представителях вида.

Соболенок

http://s53.radikal.ru/i142/1106/ba/8743c81ff065.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-15 15:30:28)

+1

5

- Что-то сама, в чем-то помогли профессионалы, - отвечая на вопрос Майка, невольно тоже оглядела свое жилище, которое беззаветно любила, даже несмотря на то, что в этих стенах счастлива была далеко не всегда. - Переделала многое после смерти Марчелло. Это было не так уж и сложно, - пожала плечами, вспоминая с каким интересом занималась тогда всей этой дизайнерской ерундой. - Да тут нет ничего сверхъестественного, - рояль разве что, на котором никто не играет, да и тот уже испорчен рукой Барриано. В остальном все было дорого, но не вычурно. - Никакого коллекционного оружия, отсутствие старинной мебели... - протянула она почти нараспев и расплылась в широкой ухмылке, прозрачно намекая на претенциозный интерьер дома самого Ринальди, в котором ей довелось побывать весной. Его особняк в сравнении с ее казался просто настоящим замком. Она бы даже предложила ему экскурсии туда запускать за деньги - ценным там, казалось, было все, вплоть до фарфора, из которого сделан унитаз.
- У нас с ней пакт о взаимном ненападении, - улыбнулась на вопрос о собаке Бернадетт. К животным Ливия в принципе была равнодушна, а особо активных и больших псов и вовсе недолюбливала, поэтому от слюней и шерсти старалась держаться подальше. Благо, просторная квартира Рикардс это позволяла. - Заботу о ней, слава богу, взяла на себя Джинджер. Племянница Берни, - пояснила Майку и двинулась на кухню, чтобы приготовить ему кофе.
- Расследование, увы, продолжается, да - донеслось уже оттуда, но по ровному тону, с которым она это произносила, можно было догадаться, что беспокоит ее не это. Точнее не только это. - Но не хочу говорить об этом, - по привычке отмахнулась от возможности пожаловаться на то, что ее действительно тревожит. Майк ее проблему все равно решить вряд ли мог, да и напрягаться не стал бы, так к чему изливать ему душу и рассказывать о том, что весь последний месяц ее не покидает ощущение, будто ее настиг самый настоящий крах? Зачем? Чтобы оба повздыхали и добавили тоски к и без того напряженной обстановке? Нет уж, лучше перевести разговор в иное русло и погадать, что за подарок притащил ей Ринальди.
- Моя жизнь - вообще сплошное беспокойство, - вернувшись через несколько минут с ароматным напитком в руках, расплывчато ответила на предложение поделиться проблемами и поставила обе чашки на журнальный столик перед мужчиной, отодвинув в сторону неразобранные счета. Очень кстати пришлась шутка насчет Сальвиатти. Лив посмеялась, опускаясь на диван рядом с Майком. - Ну так что же там? - с любопытством повторила свой вопрос. Несмотря на то, что сама Андреоли, любившая все планировать, считала, что ненавидит сюрпризы из-за того, что те как раз имеют обыкновение эти самые планы рушить и вносить сумбур в привычное течение жизни, шарады и головоломки, тем не менее, всегда ее занимали. Вот и сейчас, прилично заинтригованная, она уже с нетерпением смотрела на Майка, который начал наконец стягивать с подарка темную материю, пока не явил ее взору нечто, похожее на... хорька? Скрыть собственное недоумение в этот момент было просто невозможно.
- Боже, что это? - выдохнула она совершенно изумленно и с трудом перевела взгляд со зверька обратно на Майкла, который пустился в пространные объяснения своего приятельского жеста. Как выглядит соболь, Ливия до сей поры даже не представляла, и единственное, с чем у нее ассоциировалось это животное, были конечно дорогие меховые изделия. Но Майк, кажется, привез его ей совсем не для того, чтобы вместе снять с него шкурку. Вместо этого он предлагал его... приручить? Воистину, Майк умел преподносить оригинальные подарки, на которые не знаешь, как реагировать. В прошлый раз был автомат, теперь вот... это.
- Хм... - не торопясь проявлять какие-либо эмоции, Андреоли присела на корточки рядом с клеткой и задумчиво оглядела любопытное животное. - А до каких размеров он обычно вырастает? На полушубок хотя бы хватит? - подняла взгляд на Ринальди, задавая свой вопрос настолько серьезно, насколько могла. - Шучу, - губы ее наконец растянулись в ухмылке. - Очень оригинально, Майк, - качая головой и продолжая посмеиваться, она поднялась обратно на ноги, даже не дотронувшись до животного (а вдруг оно кусается? или еще лучше - заразу какую переносит?). - Спасибо... - мягко сжала его плечо, после чего добавила неопределенное: - Наверное.
Не сдержавшись, она снова засмеялась, внезапно решив, что это все-таки какая-то шутка, и Майк всем этим хотел ее просто подколоть. - Где ты его взял? - раз он сам сказал, что этот зверек единственный в Сакраменто, то достать его было делом непростым. - Они вообще не опасны? - недоверчиво покосилась на клетку, из которой на нее изучающе смотрели шустрые глазенки соболя. Безобидность его запросто могла быть обманчива. Маленькие львята, например, тоже смахивают на очаровательных котят, а когда вырастают, могут и сожрать, не запивая. - И что теперь? Мне полагается дать ему имя и превратить свой сад в джунгли? Или где они там водятся?.. Туториала, кстати, к нему не прилагается? - подарок, как и сама ситуация, начинали ее веселить.

+1

6

- Ну, нам  с тобой приходится самим возиться с интерьером, живем-то одни. - улыбнулся Майкл Ринальди. Он любил собственный дом, лелеял его, тратил немало денег на столь ценимое им холодное оружие, пушистые ковры, мебель авторской работы, ультасовременную бытовую технику. И, вместе с тем, понимал, что его особняк не имеет той ауры, которая есть у  жилища того же Фрэнка, в нем нет той теплоты, что дает семья. Большинство комнат он даже не использует - и уборщице, регулярно приходящей к нему, там приходится просто мыть полы и сметать пыль, для проформы поправив какие-нибудь покосившиеся абажуры или сбившиеся подушки.  - Я слышал про эту Джинджер, ты с ней знакома? Учитывая то, насколько Сакраменто напоминало крупное село, где у всех обнаруживались какие-то общие друзья, друзья друзей или интересы, подобное было бы неудивительным. То ли дело Нью-Йорк, где можно скрыться в толпе, спрятаться за мириадами людских лиц, раствориться. Но, как ни странно, вести криминальный бизнес было куда безопаснее в Калифорнии, чем в Большом Яблоке. - Хочешь, я дерну за пару ниточек? У меня есть знакомый в отделе оргпреступности, может чуток надавить на твоих копов. -  необременительно предложил Ринальди. Почему бы не помочь Ливии - к тому же ведь "Парадиз" источник доходов не только для нее, но и для всей Семьи? И не только доходов - какой гангстер не заходил, так сказать, на чашечку чая к тетушке Андреоли, чтобы понежиться в ласковых объятиях ее куртизанок? - Твои девчонки, кстати, у меня в "Доллз" нормально устроились. Не бойся, я за ними пригляжу - вернее, Горлеоне приглядит. Сам-то Майкл довольно давно не показывался в стенах своего заведения - все- таки чертовски неудобное быть как на осадном положении. Однако успокаивает, что парням Сальвиатти не легче. - Ты куда-то пристроила остальных? Ясно было, что у молодой женщины какие-то проблемы, но делиться она ими не хочет - или, по крайней мере, не торопится. Капитан южной стороны и не стал форсировать события, перейдя к другим темам - вернее, одной теме, хвостатой и пушистой. - Да небольшие они, до метра даже не дорастают. Так что хватит только на варежку. - с усмешкой ответил Майки-бой, разглядывая недоверчиво смотрящего на Ливию жителя тайги. Тот постукивал хвостиком по дну клетки и явно боялся ее куда больше, чем она его. - Это ерунда... - слегка коснулся ладонью пальцев Ливии, отвечая на ее слова благодарности. - Из России привезли. Сама знаешь, у меня есть кой-какие выходы.... - отхлебнул из чашки, почувствовал, как по всему телу словно пробегает заряд бодрости.
-  Очень вкусно, спасибо...  Нет, не скажу, чтобы опасен. Его кормила кошка, уже начал расти в окружении людей. Конечно, укусить соболь может,  как и любое животное с зубами - но это же не крокодил, в конце концов.  И родился он кстати на ферме, а не в лесу, в нормальных условиях.-  Ну, достаточно будет вольер соорудить, у тебя ведь в саду много места есть? Один парень, Билли Стивенс, в зоопарке Сакраменто работает...  Он готов помочь разбить вольер и потом, с уходом за ними прочим...  Он из организации Хэла Гордона, слышала о ней?  Известно, что запрет чего-то обычно влечет повышения спроса на него  - и появление готовых удовлетворить этот запрос поставщиков. Так было со спиртным во время Сухого Закона, там было и есть с наркотой. Не являлись исключением и экзотические животные. Штаты США по разному регулировали вопрос о допустимых домашних питомцах - однако все, как правило, пытались ограничивать торговлю представителями чужеземной фауны, требуя от их владельцев получения различных хитровыебанных лицензий. Самым суровой в этом плане была Калифорния, где чиновники с инквизиторским фанатизмом преследовали все, что могло нарушить биологический баланс в местной природе. Несчастная Ассоциация владельцев хорьков уже много лет боролась за права своих шерстистых любимцев, подавая разные законопроекты - но безуспешно. Один раз было протолкнули акт, давший амнистию полумиллиону хорьков - но на него наложил вето неожиданно воспылавший любовью к экологии австриец-кинозвезда, тогда занимавший губернаторское кресло. И, как следовало ожидать,  на фоне всего этого процветала нелегальная торговля редкими зверями. Потребность никуда не исчезала, особенно ввиду близости Голливуда,  капризные обитатели которого весьма ценили экзотов. В прессе то и дело появлялись истории. То о рэппере Тигга, заведшем себе живого тигра, то трагикомический случай с мужчиной, в пылу ссоры избившем подругу питоном, после чего несчастная змея издохла. У контрольных органов, в чем они честно признавались, же не было никакой возможности организовывать массовые конфискации и должным образом реагировать на весь объем подданных животного царства, пересекавших границу. На этом и  заработал миллионы мистер Гордон, скромный профессор зоологии из Сан-Франциско, стоявший в центре целой структуры.  Cреди его клиентов были, как он рассказывал, известные люди, в том числе несколько сенаторов и поп-дива с мировым именем. Он владел подпольной ветеринарной клиникой, обслуживавшей "незаконных" зверьков, торговал через посредство коррумпированных чиновников лицензиями на экзотов....  При этом, человек умный, он платил щедрый процент с прибылей Сэлу-Молотку - но контачил и с другими мафиози. - Кстати, я еще привез для Парадиза кое-что... Ты же у нас пострадала за организацию, все расфигачили! Отставив чашку, вышел на улицу, приблизился к машине, порылся на задних сидениях.  Достал еще один предмет - на этот раз овальный, но тоже бережно замотанный в ткань. Вернувшись, поставил его на стол, снял тряпку. Это была старинная японская ваза, второй половины девятнадцатого века, из пестрого фарфора. На ней были изображены сидящие в позе лотоса самураи в кимоно. - Вот, поставь у себя где-нибудь. Пусть клиентов на мыслях о гейшах наводит. Можно же комнату тематическую сделать, кстати. Самое забавное, что вещица не стоила Майку ни гроша - три таких вазы, каждая из которых стоила больше двух штук, его парни забрали у одного  средней руки наркоторговца, недоплатившего процент за пару месяцев. Тот был поклонником  культуры страны Заходящего Солнца, все свободное от бизнеса время сидел дома, среди татами и висящих на стенах катан, смотрел анимэ и пил сакэ.

Японская ваза ручной работы

http://interia-japonica.com/i-vase/p131/vase131.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-20 16:22:54)

+1

7

- Джинджер живет там же, в квартире у Берн. Но мы почти не видимся, - благо, юной девушке не сидится дома, и пересекаются они с Ливией весьма редко, чтобы успеть друг друга достать.
- Серьезно? - заинтересовалась наличием знакомств Майка в полиции. Один раз он в общем-то ей уже помог, когда спас от дурацкого недоразумения с вождением в нетрезвом виде, но замять расследование, где есть труп (и даже не один, а целых три), представлялось ей задачей не из легких. - Было бы здорово, - скромно согласилась, не зная, насколько правдивы его слова. Удивительно, но Майк оказался единственным, кто предложил ей помощь после того, что произошло. Что даже странно, ведь они не шибко ладили, и весь их обмен любезностями, Ливия считала, был ничем иным, как поддержанием сотрудничества, которое обоим приносило деньги. Помогать при таких отношениях было совсем не обязательно. Даже Гвидо не парился, что одно из самых прибыльных заведений в Семье могут накрыть, а его хозяйку отправить за решетку, проколись она на какой-нибудь ерунде, не говоря уж обо всех остальных. Ливия, конечно, понимала, что сейчас все заняты немного иным, более важным, а именно стратегией истребления клана Сальвиатти, но и ей, оставшейся без капитана, было непросто решать все скопом свалившиеся проблемы одной. Мало того, что ее обычная прибыль сократилась больше, чем вдвое, так еще и эти постоянные повестки в органы, одни и те же вопросы, задаваемые по кругу разными людьми в форме, обыски в гостинице и в довершении ко всему - девочки, решившие ее кидануть. Эмоциональное напряжение, копившееся весь последний месяц, к сегодняшнему дню почти что достигло своего пика, и хорошее настроение, которым она по привычке кормила Майка, было просто нежеланием демонстрировать, как у нее все плохо. Впрочем, надо отдать ему должное, своим необычным подарком он сумел ее хоть на какое-то время отвлечь и действительно развеселить.
- За тех, что работают сейчас у тебя, я не переживаю, - ответила насчет девочек, которые на время закрытия "Парадиза", перебрались частично в "Доллз". - Меня больше интересуют те, что сейчас в "Лихорадке". Слышал о таком заведении? - находилось оно в восточной части города, почти на окраине, имело не шибко презентабельный внешний вид, но работало зато стабильно и долго, выдавая себя за среднестатистический ночной клуб. Наличие же рядом придорожного мотеля, принадлежавшего тому же хозяину, только упрощало систему предоставления секс-услуг. - Малышка Кляйнер его держит, - старый еврей, получивший свое прозвище не только за фамилию, которая с немецкого переводится, как "маленький", но еще и за свой невысокий рост и тощее телосложение, которые, однако, не мешали ему уверенно держать бордель уже больше пятнадцати лет. Ливия с ее тремя годами опыта ведения подобного бизнеса меркла по сравнению с ним, и когда он, узнав о заварушке в "Парадизе" (не раз бывая в его стенах и водя дела еще с покойным Андреоли), сам предложил ей сотрудничество, предполагавшее временное перемещение девочек к нему в заведение и дележкой прибыли пополам, она, не задумываясь, согласилась. На тот момент не было времени перебирать варианты. В "Доллз" же переизбыток шлюх мог аукнуться просто их невостребованностью, что оказалось бы просто невыгодно.
- Обидно конечно, - поджала губы, услышав о том, что откормить зверька до полезных размеров, не удастся. - Считай, что тебе повезло, малыш, - обратилась уже к соболенку и ухмыльнулась. - О, может, так его и назовем? - повернулась к Ринальди, осененная внезапной идеей. - Лаки, мм? Что скажешь? Хорошая кличка для соболя, который в отличие от своих сородичей не пошел на шубки и варежки? - звание счастливчика он оправдает и если впоследствии не попадется каким-нибудь органам, занимавшихся отловом запрещенных животных. Ливия была в курсе, что в Калифорнии дела с этим обстоят довольно строго. Впрочем, Майк, вон, уже рекомендовал ей какого-то типа из команды Хэла Гордона. О последнем Ливии уже доводилось слышать от тех клиентов "Парадиза", которые любят попонтоваться перед друзьями всякими редкими питомцами. То змею приручат, то скорпионов каких-нибудь в террариум посадят... Словом,  есть кого продемонстрировать на домашних вечеринках и кем поразить гостей. Каждый богатый сходит с ума по-своему. Что ж, теперь к таким шизанутым можно будет причислять и Ливию. Благо, любителем закатывать домашние вечеринки она не была и зелени в саду развела достаточно, чтобы о новом жильце могли знать только единицы.
- Зови потом сюда этого Билли своего, - согласно кивнула на предложение возвести вольер, понимая, что иначе со зверьком не справится. Ну а что еще с ним делать? Не выбрасывать же теперь на улицу? К тому же, он вроде даже весьма милым казался. Погладить его, однако, Ливия все-таки пока не решалась. - Пускай оборудует для него все необходимое и заодно с уходом поможет, - вообще с питомцами Ливии как-то не везло. В детстве у нее были рыбки, которые не протянули и месяца (просто забыла их вовремя покормить), потом появилась собачка, о которой она давно мечтала и без конца упрашивала родителей о таком подарке, а когда этот подарок у нее появился, то хлопоты по уходу за ним как-то быстро спихнула на плечи отца, который и стал в итоге главным хозяином пса и его любимцем. Поэтому ухаживание за прихотливым соболем Ливия сразу решила возложить на профессионала.
- Еще подарки? - удивилась, когда Майк сообщил, что привез еще что-то, на сей раз для ее гостиницы. - Мой день рождения давно прошел! - заявила, улыбаясь, и осталась на пару минут наедине с новым знакомым, пока Ринальди ходил за презентом к машине. Обуреваемая любопытством и пользуясь тем, что Майк ее не увидит, Лив снова присела рядом с животным и осторожно просунула руку через клетку, чтобы его погладить. Только соболенок, похоже, боялся ее не меньше, а потому вжался в противоположный угол клетки и предпочел оценивать ее со стороны. В итоге осуществить задуманное так и не удалось - вернулся Майк с подарком в руках, заставив девушку убрать руку от клетки и снова выпрямиться.
- Боже, Майк! - удивленно воскликнула при виде роскошного презента. - Она потрясающая! - покрутила вазу в руках, осматривая со всех сторон. Определить на вид, сколько ей веков, Ливия естественно, не могла, но как ценитель всего прекрасного и любитель подвиснуть в магазинах над всякими интерьерными мелочами, девушке не составило труда сделать вывод, что стоит такая ваза немало. Впрочем, для нее не было секретом, как гангстеры добывают подобные штуки, и она сильно сомневалась, что Ринальди выгреб деньги из собственного кармана. - Надеюсь, за ней не гоняется сейчас какой-нибудь Интерпол? - внезапно сбавила восторг и недоверчиво покосилась на Ринальди. Только краденных музейных ценностей ей не хватало!.. Хотя, стоит признать, даже это вряд ли удержало бы Ливию от того, чтобы поставить вазу в холле "Парадиза" - настолько здорово она вписалась бы в интерьер.

+1

8

- В «Лихорадке»? Ты сдала своих девчонок в «Лихорадку»?  - отвечать вопросом на вопрос – конечно та еще манера, но Ринальди попросту не мог спрятать своего удивления. Об этом еврейском бардаке он прекрасно слышал, заходил в него как-то раз – на пару минут. И содержавшего его старого жулика, Малышку Кляйнера тоже знал – и считал изрядной сволочью. Принадлежал этот достойный типус к действовавшей в окрестностях Сан-Диего банде Мо Даватца, психопатичного отставного учителя, известного своим бешеным нравом и  многочисленными причудами. В клубе своем он предоставлял спиртное, не слишком  многочисленных шлюх, подвывающих попсовые мотивы неумелых диджеев – однако главное там было не это и не поэтому кабак пользовался популярностью.  Как и все «псы Даватца», Абрахам Кляйнер был, прежде всего, наркоторговцем -   и неподалеку от заведения продавали разнообразнейшие виды запрещенных веществ.  Действуй предприимчивый сын племени Израилева на его территории, Майк бы давно обговорил это с Мо и брал бы с владельца борделя долю – однако тут была епархия Клементе. -  Я и не знал, что ты дружна с Кляйнером. И в чем проблема?  Пообещал тебе золотые горы – а потом надул? Такому бы Ринальди совершенно не удивился – убалтывать и разводить этот мужик был мастер, причем не имел никаких задерживающих центров. Весьма хитрый, он был еще более жаден – и когда появлялось возможность срубить бабло по-легкому, был готов обмануть кого угодно. С ним уже был раз случай, когда кинул неправильных людей – и тогда его вывезли к морю и три раза, до обморока, почти до разрыва грудной клетки,  окунали  в воду. Оставили живым только потому, что проходимец был нужен еще более большим дядям, тогда посадившим его на некую схему с мошенничеством с кpедитными картами.
- Лаки – отличное имя. К тому же он у нас, как прототип, и правда море пересек. – одобрительно сказал Майки, подразумевая Счастливчика Лучиано.  Зверьку действительно весьма повезло, кстати -  капитану южной стороны вспомнились те горы драгоценных шкурок, которые он увидел на складах у русских.  Ведь сородичи только что окрещенного Ливией соболенка, пойманные ли в лесу или выращенные на ферме, заканчивали, как правило, на прелестях светских львиц  - а этот будет себе жить в холе и неге. Гангстер был совершенно не против такого исхода, любил он всякое зверье, даром что сам был охотником.  Улыбнувшись, мужчина постучал пальцами по клетке, пытаясь привлечь внимание животного – но маленький представитель семейства куньих отскочил и как-то негодующе фыркнул – мол, что за фамильярности, мистер? Потом с независимым видом улегся, словно демонстрируя намерение соснуть – хотя круглые глазенки продолжали бдительно наблюдать за сгрудившимися около его обиталища ужасными великанами.  – Ага, напишу смску, подъедет.  Он всегда рад заработать -  в зоопарке, сама понимаешь, не разгуляешься. Вытащил мобильный телефон, повертел его в руках.
- Ну, я же тогда не смог тебя поздравить толком. –  капореджиме помнил, что первого июня у Андреоли был день рождения – но весь этот месяц он провел в диких заморочках. Там были и переговоры с  группировкой Мэлора и Кирилла,  и грязная и тяжелая работа, связанная с дорожным проектом, и разборки с негритянской бандой байкеров. Тогда на отдых и праздники времени просто не хватало.
– Ты отмечала как-то, кстати? Никаких пафосных мероприятий не проводилось, в "Парадизе" или даже в "Маленькой Сицилии" – но, может, Андреоли посидела с подружками, вроде Берн? – Ну, я рад, что тебе понравилось. Неожиданно Майку подумалось, что у Ливии есть нечто общее с  царственным  соболем  - красивая, элегантная, c флером исключительности. И вместе с тем – с острыми зубками, не дающая себя в обиду, умеющая стойко переносить трудности.  Несмотря на критическое отношение к ее прошлому, Ринальди общество Ливии доставляло удовольствие, что ни говори, не мог он тут с собой ничего поделать. – Не, вроде как чистая. По крайней мере тот дуремар  уверял, что по интернету приобрел, у антиквара какого-то. И кстати пусть за нее Ринальди не платил – но по сути все равно что потратил деньги, ведь, не подари вазу, то превратил бы ее в прибыль.  Она была частью его законного   - вернее,  незаконного заработка.

+1

9

- Да, а что не так? - реакция Майка, который едва не возмутился, услышав о Кляйнере, ее искренне удивила. Этот старый еврей может и был хитрозадым, но бизнес свой держал крепко, и, отправляя к нему своих девочек, Ливия знала, что они идут не на голую точку, где будут протирать юбки за коктейльчиками от озабоченных подростков, (у которых на большее денег просто не хватает), а в проверенное временем место, со своей, наработанной годами клиентурой. Кроме того, хозяин Лихорадки пользовался репутацией человека, который не позволит себя обобрать, и Ливия оценила это в плюс, потому как больше всего она боялась того, что девочки, по велению случая пустившись в вольное плаванье, начнут загребать выручку себе в карман - контролировать ведь будет некому, а так и во вкус войти недолго, и в дальнейшем решить, что можно работать и вовсе без босса. Однако, как оказалось, крышевание Кляйнера тоже таило в себе множество сюрпризов. - Дело не в нем, как ни странно, а в девочках. Хотя, чую, что это все-таки взаимосвязано... - выйдя из задумчивости, бросила взгляд на Ринальди - ведь не хотела же загружать. Впрочем, с кем еще она может поделиться проблемами подобного рода? У нормальных людей для рассказов о трудностях на работе есть родители, которые всегда поймут и дадут совет, мужчина, который поддержит, и друзья, на которых выплеснешь все беды, и станет легче, а тут же... Постоянно приходится копить все в себе, а потом дивиться тому парадоксу, что откровенничаешь с человеком, который никогда даже в друзьях твоих не числился. Один такой сейчас вот сидел рядом и нахваливал ее кофе...
- Уже не от первой слышу, - решила все-таки поделиться, чтобы услышать мнение Ринальди на этот счет, ведь как ни крути, человеком он был авторитетным, опытным, да и Кляйнера, похоже, неплохо знал, - мол, условия в Лихорадке им подходят больше, и они хотели бы остаться там. То есть кинуть меня, - она стала совершенно серьезной и про нового друга своего меньшего почти позабыла. - Я могла бы махнуть на них рукой, но черт побери!.. - в возмущении она повысила голос и хлопнула по обивке дивана. - Я не хочу их терять. Ты же сам знаешь, что такое товар. У каждой из моих девочек есть свои постоянные клиенты, и я не желаю видеть их кислые мины, когда они услышат, что позвать их любимец мы не можем. Это все равно что приходишь на долгожданный фильм, а тебе говорят, что все билеты проданы, - выговорившись, она недовольно коротко вздохнула и ненадолго замолчала, отвлекаясь на шебуршения в клетке соболя. Немного освоившись, зверек начинал проявлять активность и уже вовсю изучал свое ограниченное пространство. Ливия хоть и пронаблюдала за ним, но отрешенный взгляд выдавал, что мысли ее где-то далеко отсюда. - Я думаю, без Кляйнера тут, конечно, не обошлось. Но с другой стороны, сомневаюсь, что он предложил им хороший процент с клиентов, - этот старый еврей слишком жаден и, кроме того, никогда не будет работать в минус себе. - У меня два варианта. Или это наркотики, или он им тупо угрожает, - обе эти схемы работали в их бизнесе на "ура".
- Да не особо, - за чашкой кофе отвлеклись немного от общего разговора, затронув ее день рождения. - Иначе неужели думаешь, что тебя бы не позвала? - ухмыльнулась, игриво поглядев на Ринальди. То, что Майк иногда вел себя так, словно подкатывал к ней, ее совершенно не смущало. Мужское внимание - вообще не то, чего стоит смущаться, Ливия в этом была убеждена, а потому и подыграть, ровно как и бросить вызов первой, возможности никогда не упускала. - Я уезжала с Берн. В Вегасе были. Продули такую уйму денег! - закатила глаза, покачав головой. - Если бы знала, что дальше грянет гром, - в виде разнесенного Парадиза, убытков и войны, - ограничилась бы скромным ужином для близких и друзей.
Раздался бой массивных напольных часов, который напомнил о времени, а заодно и о наболевшей теме.
- Уже четыре? Я как раз собиралась сегодня еще наведаться в гости к Кляйнеру. Думаю взять с собой за компанию Хэнка с Джеком, - для защиты или нападения - решат уже на месте. - Хочу уже лично посмотреть, что там происходит и поболтать с нашей Малышкой.

+1

10

- Да ничего, просто Малышка не отличается особой честностью в делах… - заметил Ринальди, продолжая внимательно слушать Ливию. Чем дольше она говорила, тем более он хмурился – во всей этой истории определенно было что-то нечистое. Отставив кофейную чашку, вытащил из кармана небольшую тубу из тонкого металла, выудил оттуда сигару. – Могу закурить? Будучи в гостях у Ливии не по рабочим делам (пусть он и начали как-то к ним переходить), он считал нужным обращаться с ней как с дамой, а не с солдатом. Всегда, если честно, смущала его эта двойственность. Чиркнул зажигалкой Бугатти – маленькой, изящной, из смеси стали с двадцатичетырехкаратным золотом. -  Условия в «Лихорадке» их больше устраивают? Работать в клоповнике за меньшую зарплату и обслуживать всяких любящих ужалиться проходимцев? Ситуация нравилась ему все меньше –  путаны неожиданно решают перейти из лучшего борделя города, из-под руки хорошо к ним, в общем, относящейся Ливии, отказавшись от отличного заработка, медицинской помощи… куда? В обшарпанный клуб к скопидому Кляйнеру, у которого, попади они полностью в его лапы, их будут пользовать безжалостно, на износ, при этом удерживая каждый цент? Тому же Майки-бою было известно, как тиранил он своих сотрудниц «штрафами» - за что угодно. За недостаточно высокие каблуки – и за слишком высокие. За опоздание на пять минут – и за то, что после трудовых часов  болтаются в заведении без дела. За употребление алкоголя на рабочем месте – и за неумение развести клиента на бутылку шампанского. Так можно было легко потерять и половину месячного жалованья – и балованные девочки Андреоли (скорее куртизанки, чем шлюхи) вдруг вообразили, что их больше устраивают подобные гнилые расклады? Так что предположение хозяйки борделя похоже на истину.  – Если бы угрожал – думаю, у твоих бы хватило ума пожаловаться нам. Ясно же, кто в городе главный - хотя им откуда знать... Что до наркотиков – вероятно, весьма вероятно.  Такой подловатый прием был весьма в духе Кляйнера – подсадить девах на дурь, чтобы потом платить не живыми деньгами, а уколами шприца. Ничего нового в этом нет, еще сутенеров на службе у тезки соболенка, Счастливчика Лучиано, обвиняли в подобных манипуляциях. Капитану южной стороны, при всем тянущемся за ним кровавом шлейфе, имеющем некие свои правила, подобное было не по душе – готовым торчкам продавать вполне нормально, а вот другим намеренно рушить здоровье  - не по-людски как-то. – Ты ему стрелку забила или хочешь неожиданно нагрянуть? Неожиданно Майкл задумался о том, по своей инициативе ли низкорослый мошенник задумал плутовать (если их с Лив догадки оправданны) – или его собственный шеф решил воспользоваться тяжелыми временами Торелли  и их кинуть? Последнее было бы очень херово, однако, маловероятно – Мо Даватц столько поднимает на наркотиках, что та же проституция ему не особо интересна. – Слушай, а давай с тобой прокачусь? Поддержу тебя. Предложение помощи мафиози сделал спонтанно, неожиданно для самого себя. По большому счету ведь, если не впутывать в это членов Администрации, сейчас больше некому, если что, помочь Лив поставить на место иудеев. Ее очередной капитан, Люк, мертв, команда в руинах  - чем не момент для какого-нибудь прохиндея, чтобы попытаться ее потеснить?  А такого позволять нельзя - ведь тогда под угрозой не только ее интересы, а интересы всего клана. – Меня прямо заинтриговала эта история. – губы гангстера тронула лукавая улыбка, он механически сунул руку в карман джинсов, проверяя там ли ствол. Без него он на улицу сейчас не выходил. – Думаю, Малышка и меня будет рад видеть.
Когда шли к машинам, вернулся к более приятной теме дней рождений. – А я уж и подумал – как же так, веселишься и без меня? Походя отряхнул сигару в стоящую рядом с домом урну. – Я бы тебе какой-нибудь сюрприз приготовил… особый. Ухмыльнулся,  многозначительно поглядел на Ливию, прежде чем открыть дверь автомобиля. Он  порой не упускал шанса позаигрывать с молодой женщиной, это действительно так – само общение с ней к этому располагало. Кто не сочтет Андреоли привлекательной, первая красавица, с флером тайны,  на нее в Семье заглядывались очень многие, от Фрэнка  с Фредо (тут все было явно) до, возможно, самого дона (тут у Ринальди были смутные догадки). Она же гуляла как кошка, cама по себе, не стремясь к домашнему очагу брака. Иногда Майку казалось, что они с Ливией два сапога пара в некоторых моментах. Впрочем, он супругов не убивал, это скорее к Гвидо. – Ко мне приходи, кстати, в январе. Если он доживет, конечно, до своего дня рождения – а при нынешних обстоятельствах это программа-минимум и максимум одновременно. – Да и как вернем твоих девчонок, это надо отметить. Сказано оптимистично – но капореджиме считал, что это сделать они смогут. Он все больше сомневался, что тут были замешаны крупные силы вроде Сальвиатти или даже полоумного Мо – все больше попахивало приватными гешефтами умника Кляйнера. Сел за руль, завел машину – и вздохнул. Не нравился ему чужой джип, то ли дело собственный темно-синий Рэйндж Ровер.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-23 13:22:37)

+1

11

- Сюрприз хочу сделать, - серьезно кивнула. Она действительно не хотела давать Кляйнеру лишней возможности подумать, как лучше выкрутиться. Хотя если он был как-то причастен к тому, что некоторые из ее девочек решили променять "Парадиз" на "Лихорадку", то наверняка все уже давно продумал и версию для нее подготовил. А может и вообще не заморачивался, а просто решил воспользоваться тем, что Торелли сейчас заняты более важными вещами, и на драчку за каких-то проституток внимание попросту не обратят.
Внезапное предложение Майка оказать ей поддержку вызвало у нее внутри приличное удивление, оттого и ответила она не сразу, все еще раздумывая, а не стоит ли на этом месте посмеяться, расценив это как шутку. Они с Ринальди никогда не были настолько близки, чтобы в сложные моменты протягивать друг другу руку помощи, и расценивала она его исключительно как приятеля, с которым можно вместе выпить на какой-нибудь вечеринке. Более того, она искренне считала, что Майк на самом деле даже недолюбливает ее, как и его закадычный друг, с которым они наверняка обожают в ее отсутствие промыть ей косточки и отпустить пару-тройку пошлых шуточек. Поэтому, как следует расценивать его сегодняшние подарки, Андреоли толком не знала. В их "деловых" кругах любой подарок являлся своеобразным вложением в дальнейшее сотрудничество. А стало быть, у Майка были какие-то свои планы в отношении Ливии и ее бизнеса. Неужто решил подсуетиться и, пока западная команда находится без капитана, примять бордель под себя? Вполне возможно, что такой план они даже на пару с андербоссом и выдумали. Тот ведь наверняка все не мог успокоиться за то, что "Парадиз" приносит ему в карман меньше, чем он того бы хотел. А поскольку у самого, учитывая сложные отношения с хозяйкой заведения, сотрудничество бы вышло вряд ли, он и решил действовать через друга, который в крышевании такого прибыльного места, безусловно, видел и свою выгоду. В искренние же намерения Майка помочь по одной лишь доброте душевной Андреоли не верила, а потому какие-либо варианты с подкатами или еще менее правдоподобные, вроде желания сдружиться, отмела сразу. Ринальди всегда виделся ей жуком хитрым, который никогда ничего не делал просто так. Слышала, правда, как-то, что он деньги на благотворительность жертвует - то ли сиротам помогает, то ли больным каким, - но и это наверняка потому только, что схема позволяет бабло отмывать и от налогов уходить, а не из-за того, что жалость в нем просыпается.
Отказываться от протянутой руки, однако, Ливия не решилась. И несмотря на затянувшееся молчание, которое она попыталась скрыть за глотками кофе, все же согласно кивнула:
- Давай. Соскучился по разборкам? - ввиду того, что последний месяц эти самые разборки почти не прекращались, а в своем кармане Ринальди постоянно носил пистолет, эта фраза звучала особенно саркастично. - Только заедем сначала к Берн, я хочу закинуть вещи, - кивнула в сторону собранных сумок. - Поживу еще там какое-то время, пока обстановка не утихнет. Какие там новости с фронта, кстати? - крикнула уже с кухни, куда понесла опустевшие чашки из-под кофе.
- Может, возьмем с собой что повесомее? Например, автомат, который ты мне подарил на вечеринке Ала? - пошутила, когда они уже шли к машине. Интересно, Ринальди вообще помнил об этом эпизоде или к тому моменту был уже вхлам пьяный? Она в общем и сама была тогда достаточно выпившей и вероятно соображала уже мало что, раз приняла подарок и еще отважилась везти его домой в багажнике машины. Останови ее тогда дорожный патруль и обнаружь этот чудесный дар, она бы точно загремела за решетку.
- Еще один особый сюрприз? - посмеялась над заявлением Майкла, относя это опять же и к автомату, что сейчас  хранился в потайном отсеке за напольными часами. - И что бы ты мне подарил? - остановилась у машины, дожидаясь, когда он откроет ей дверцу - видно же, что собирался проявить мастерство обходительного джентльмена. - Стриптизершу, выпрыгивающую из торта? - посмеялась, качая головой, и опускаясь наконец в машину. - А ты уже планируешь свой день рождения за полгода вперед? - зная Майка, даже в общем-то и не удивилась. Солнце, ярко слепившее глаза, заставило надеть темные очки. - Видимо, будет что-то грандиозное? - веселиться Ринальди любил и умел, это совершенно точно. Оставалось только надеяться, что до предстоящей зимы их отношения не ухудшаться, и ей не придется, как в прошлый раз, игнорировать приглашение на вечеринку и строить вид, что она о ней забыла.
- Слышала, ты машину новую приобрел? - пускай похвастается, чего уж там, мужчины это делать обожали. А о навороченном Рейндж Ровере Майка не без зависти болтали многие парни из их организации, о чем, конечно, краем уха слышала и сама Ливия. - Говорят, крутая. Стоит теперь, небось, в гараже, ждет своего часа? - улыбнулась, глянув в сторону мужчины. Ее Ауди, гораздо более скромная, но не менее любимая, тоже сейчас пылилась дома, а сама Ливия ездила везде исключительно с сопровождением, состоящим из Хэнка или Джека, и передвигаться приходилось на их неприметных колесах.

+1

12

- Да, совсем скучно жить стало, представляешь?  Без  твоего еврея бы, глядишь, как Шерлок Холмс, на морфий подсел. –иронично сказал Майкл,  вспоминая киношный образ гениального сыщика, обращающегося к наркотическим ампулам в отсутствии интересных дел.  В самом деле, смотрится так, будто ему и без того не хватает адреналина. Теперь-то, когда они каждый день под пулями прыгают.
– Заедем к Берн, без проблем.  Сам взял несколько сумок (довольно увесистых), понес их в сторону машины – а по дороге вдруг начал обдумывать вопрос Ливии, вроде как шуточный.  Стало бы ему неинтересно, если бы не было таких разборок? Нет, разумом он понимал преимущества мира, стабильности и сотрудничества. Отнюдь не желал умереть от случайного выстрела или удара ножа. Но вместе с тем – в атмосфере подобного тотального ахуя он ощущал себя как рыба в воде, будучи во многом человеком войны.  И азарт, счастье от победы над противником, несмотря на годы, никуда не ушли. – Новости с фронта?  Хреновые новости  - слышала ведь, сколько они людей положили в «Барракуде»? В том числе и действуюшего капитана западной команды, Люка.  Интересно, в каких отношениях с ним была Ливия – и кого теперь поставят на его место? Прямо как мухи там мрут шкипера.  А их с Фрэнком ведь на бойцовском матче едва не шлепнули – очень повезло, что выбрались живыми и фактически невредимыми.  – А потом Ника убили.  Сунулся на свои точки.  А там пожилого Спинелли просто сбили машиной. Тяжелые колеса  пикапа фактически размазали его по асфальту.  При мысли о гибели старого соратника Майки-бой на мгновение прикусил губу. – Вот ведь мрази. Затем хмыкнул, отгоняя неприятные думы. – А как ты объяснила Бернадетт, что вдруг решила из своей гламурной виллы переехать к ней на квартиру? Типа трубу прорвало или холодильник заклинило? Открыл багажник джипа, поместил в него поклажу, затем распахнул перед  хозяйкой Парадиза дверь автомобиля, предлагая сесть. – А ты куда его дела кстати, автомат-то? Утопила в речке, от греха подальше?  Усмехнулся,  завел ниссан, выехал на дорогу.
- Так что это за сюрприз будет, если скажу сейчас? Оставим на потом. – интригующе улыбнувшись, Майки затем пытливо глянул на молодую женщину.  – А что бы ты сама хотела? При словах же о торте рассмеялся – такой подарок скорее Алу подгонять, да примерно что-то такое было  во «второй части»  празднования его выхода из тюряги, когда они  узкой мужской компанией двинули в «Доллз». – Как так, мне самому ты оттуда выпрыгнуть не предлагаешь? Предпочтешь  девочку из клуба? Сокрушенно пожал плечами, изобразил на лице невообразимую печаль. – Неужели мы узнали страшную тайну Ливию Андреоли? Многим сердца разобьете, миссис. Тут припомнил о прошедших  по Семье слухах, идущих откуда-то из дебрей благотворительного вечера – но основанных не только на них, но и на щедрых подарках.  О Клементе и Ливии – Или… предпочла бы, чтобы оттуда выпрыгнула не танцовщица, а кое-кто другой, э? В горле слегка першило от сигарного дыма, потому капо глотнул минеральной воды из бутылочки,  стоявшей в подстаканнике.  Свернул в переулок, чтобы добраться до здания, где находился пентхаус Бернадетт, более быстрыми  путями. Тут не было такого потока машин, не надо было стоять в пробках  - хотя придется порядком попетлять.  -  Не планировал пока, но что-то да устроим. Сейчас, в принципе, Майклу было не до тусовок – но он полагал, что если они одержат победу и останутся в живых, то оттянуться от души захочется особенно. Неплохо было бы отметить день рождения где-то за границей  - но это вряд ли реализуемо. Надо ведь будет приглашать весь высший эшелон Семьи – а все разом боссы покинуть Сакраменто не смогут. Придется развлекаться в местных условиях.
– Вот может, в пейнтбол поиграем. Подстрелишь Альтиери или Ренато. -  с ухмылкой сказал Ринальди, от которого Лив ожидала наверняка чего-то помпезного или роскошного,  вроде банкета  в летающем ресторане или гонок на клиперах по морю из лучшего шампанского.
- Да, хорошая тачка. Темно-синего цвета, тюнингованный. – оживился капореджиме, вспоминая, как здорово было сидеть за баранкой этого монстра. Недолго пришлось, к сожалению – вскоре после покупки они с Франческо  улетели в Камерун, а потом началась война. – Теперь в гараже ржавеет, ага. А у тебя «Ауди» классная. Тебе подходит, мне кажется, такая стремительная,  стильная. Вспомнил то, что говорил ему Альтиери. – Ее вроде тебе Фредо подарил? Припарковался около дома, где жила Рикардс. – Приехали.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-27 13:30:44)

+1

13

- Слышала, - хмуро кивнула на упоминание событий в "Барракуде". Даже насчет Ренато, которого пуля, увы, обошла стороной, шутить не захотелось. Когда вокруг палили по хорошо знакомым тебе людям, и пачками гибли те, которых ты видел буквально на днях, становилось не по себе. В каких бы отношениях с каждым из них Ливия ни была, при новости об их гибели в памяти почему-то всплывали только самые хорошие моменты, а все конфликты сами собой отходили на задний план и в данную минуту казались совершенно ничтожными. - Как еще вам удалось ноги унести! - понятно же, что Крусанти приходили в первую очередь за их с Фрэнком головами. Но и труп Люка был достаточным ударом по администрации - как результат, западная команда опять осталась без шкипера. Но в любом случае заносить сейчас Андреоли было практически нечего. Тех пятидесяти процентов от Кляйнера и доходов с вызова девочек на дом едва хватало чтобы покрыть расходы на стройматериалы и ремонт. Да и взятки копам, ведущим расследование с ночи нападения на "Парадиз", хочешь-не хочешь, а, чтобы поберегли свое усердие для других дел, давать придется, причем в достаточно приличных суммах, судя по серьезности случившегося. Андреоли, конечно, могла бы выгрести деньги из своего загашника, но пока что предпочла поиграть перед заступившим на пост Люком в даму, терпящую исключительно убытки, причем не по своей вине. В конце концов, "Парадиз" с ней во главе стал такой же жертвой войны, как и все они, и администрация должна войти в ее положение и потерпеть какое-то время тонкие конверты.
- А Полторашка? Вот ведь тварь, - с чувством покачала головой, вспоминая, кто именно сдал их местонахождение Сальвиатти в тот вечер. - Надеюсь, он свое получил сполна, - предателей Ливия не терпела и жалости к ним испытывала мало. Может, она и была много чем недовольна в своей жизни и мало к кому относилась с любовью, но на откровенную подставу она бы никогда не пошла, тем более из-за денег или что там еще мог предложить этой гниде Сальвиатти? Даже в случае проблем с законом Андреоли предпочла бы провести еще один срок в тюрьме, нежели всю оставшуюся жизнь жить в страхе и быть найденной потом в какой-нибудь канаве со вспоротым животом, как небезызвестная крыса Алессандро.
- Ну, во-первых, квартирка у Берн не менее гламурная, чем мой особняк, - с улыбкой глянула на Ринальди, который помещал ее сумки в багажник. Пентхаус блондинки в свое время тоже произвел на Ливию внушительное впечатление. - Да и врать не было смысла. Она видела в новостях, что на "Парадиз" напали, - пояснила уже причину своего переезда к подруге, - и согласилась, чтобы я пожила у нее, пока все не утихнет, а расследование не найдет виновных. Сказала ей, что мне страшно оставаться дома, - пожала плечом, считая, что это было не так уж и далеко от истины, а затем повернулась к Ринальди, собираясь спросить, между делом, насколько серьезные у него отношения с Бернадетт, но отчего-то передумала. Лучше удовлетворит свое любопытство у подруги, чем у Майкла. Все-таки в личную жизнь друг друга они никогда не лезли, и если о его интрижках она и узнавала, то происходило это чисто случайно.
- Автомат? - из-за этих размышлений последний вопрос донесся до ее уха с некоторым опозданием. - Надежно спрятан, не волнуйся, - а о своих тайниках она рассказывать не собиралась. - Жаль, не умею пока им пользоваться, а то встреча с Ренато прошла бы на других нотах, - грустно ухмыльнулась, вспомнив и о Марте и о том, как едва не погибла сама.
- Мне теперь до следующего лета мучиться? - рассмеялась его интригующим заявлениям о подарках. Впрочем, все это было не больше, чем игрой слов и попытками отвлечься от общей гнетущей атмосферы смертей вокруг, поэтому большого значения обещаниям Майкла она не придала. Будучи в курсе о том, каким ловеласом он был, Ливию подобная манера общения ничуть не удивляла, и таять от его взоров и комплиментов она отнюдь не собиралась. - Я бы хотела как-нибудь расширить бизнес, если честно, - ответила на его пытливый взгляд. У нее и так все было, и удивить ее чем-то в материальном плане, по правде говоря, с каждым годом становилось все сложнее. Хотя вот с соболем у Майка сегодня это, бесспорно, получилось. - Сделать что-то еще круче уровнем, чем "Парадиз"... Загородный клуб какой-нибудь с открытыми бассейнами, шикарным спа и игровым автоматами, - глаза сверкнули азартом, но, не решившись делиться своими глупыми мечтами дальше, она оборвала мысль и, сникнув, пожала плечами, - не знаю... В Сакраменто это мало реально, - слишком маленький и нераскрученный город для таких размахов. Увы, они жили не в Майами и не в Лос-Анжелесе, где такой бизнес всегда востребован. - Так что, это пока просто мечты, не имеющие под собой никакой почвы.
На подкол относительно своей нетрадиционной ориентации отреагировала без лишних обид, а даже с усмешкой, и миф о своей бисексуальности, если таковой имеется, разрушать не торопилась.
- Не ты ли говорил в Нью-Йорке, что ничто не заводит мужчин так, как две девушки вместе? - О ее личной жизни в принципе одни только легенды и ходили. Стоило с кем-то поужинать, появиться в обществе, как этого человека моментально приписывали ей в любовники, а развенчивать мифы она не собиралась. Зачем? Все равно никто не поверит, что последние ее отношения закончились еще весной. - Возможно, - уклонилась от прямого ответа и на этот раз, не ответив на пытливые предположения Ринальди ничего конкретного, после чего отвернулась к окну, а беседа плавно перетекла в другое русло - в планирование дня рождения Майки-боя. Сколько ему будет? Небось, уже полтинник скоро, а он все еще пытается соответствовать своей моложавой кличке.
- Неплохая идея, - посмеялась над предложением подстрелить Фрэнка с Ренато в пейнтболе, удивляясь, тем не менее, как этим здоровенным мужикам не надоедает играть в войнушку. Мало им того, что в реальной жизни происходит?
Вопрос о том, не подарил ли ей Ауди Фредо, вызвал у Ливии сначала полнейшее недоумение, а затем смех.
- Кто тебе такое сказал? - с удивлением уставилась на Ринальди, не торопясь даже выходить из машины, которая уже припарковалась у дома Рикардс. - Ты знаешь, я была бы очень рада, если бы зимой мне не пришлось тратить на нее свои деньги, но увы, - Фрэнк, конечно, предлагал взять приличную сумму, которую он стряс с ниггеров, что украли у нее тачку, но от него, ясное дело, она ничего брать не хотела. И слава богу, что не повелась и отказалась, иначе бы во век наверно не рассчиталась с андербоссом. Клементе же - другое дело: в наглую он никогда ее не домогался и стоял вне той денежной цепочки, которая соединяла ее с Альтиери и который в случае чего мог ее нагнуть. - Принимать такие дорогие подарки от мужчин и не отдавать ничего взамен чревато не очень приятными последствиями, - решила построить из себя принципиальную и бескорыстную девушку. На самом же деле, предложи ей Фред ключи от Ауди, она бы приняла их, не задумываясь и не считая, что чем-то впредь будет ему обязана. Как сделала это с его бриллиантами, ограничившись удивленным "спасибо" и вежливым "не стоило". Может, на что-то он этим поступком и рассчитывал, но вслух никогда ей счета не предъявлял, а значит можно было пользоваться, пока дают.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-28 14:00:54)

+1

14

- Наверное,  у нас по девять жизней, как у кошки. – ответил Майкл главной мадам Сакраменто, вспоминая нападение на «Барракуду». Действительно, им с Фрэнком фартило уже который раз – а ведь вполне могли грохнуть еще тогда, когда китайцы ворвались в Парадиз. Чуть меньше повезло Винсу, Санто, Люку, Джону -  и опять-таки непонятно, по случайности или по воле фатума. О таких вещах лучше не думать – чем больше думаешь, тем более они непонятны. -  Да, Полторашка та еще сволочь.  Решил, что играть на стороне победителя куда выгоднее – а в победители он сходу назначил Большого Джека. Тем более, что дела у Пинты Мэтта шли последнее время не ахти -  после того, как погиб его покровитель Цезарь Кесаретто, доходы и авторитет обряжающегося в белое коротышки резко упали. Последнее время только на том и поднимал, что тряс черножопых скупщиков краденого. Его не то что "на полку положили"* - но доверие он утратил. И снова сделал ставку на неправильную карту, рассчитывая получить все – как тогда старался сделать своего дружка силовыми методами капитаном, так и теперь, теми же методами, только чужими руками, попытался продвинуться сам. Но опустился теперь до полного предательства. – Он к тебе-то захаживал? Наверняка должен был, в публичном доме часто толкутся гангстеры, без проблем можно вынюхать что-то.
– А что в новостях про Парадиз говорили? Как объясняли? – заинтересованно спросил Ринальди. Он сам, затянутый в водовороты войны, сейчас мало следил за средствами масс-медиа – не до того, когда вот-вот тебя попотчуют свинцом. Однако был уверен, что пронырливые журналисты уже настроили разнообразнейших версий, не удовлетворяясь россказнями Андреоли о вооруженном ограблении и тому подобном. - Хочешь, как все закончится, поучу тебя стрелять? У Пульса, посмотрим его клуб заодно, он же приглашал.  Думать о том, как они все отдохнут в мирное время (если оно наступит), было приятно. Позитивная визуализация, как говорил один психолог по телику. – Только чур не в Ренато, он мне бабки приносит.  – капореджиме шутливо погрозил Ливии пальцем. На мгновение задумался – чего греха таить, приносил куда меньше, чем хотелось бы. Тему с контрабандой так и не запустил, в «Барракуде» все держалось теперь на Але – а некогда восходящая звезда криминального мира вела себя не слишком адекватно. Знай себе курила гашиш, периодически впадая в  неконтролируемые приступы ярости. – Загородный клуб – хорошая идея, я в такое бы сам вложился. – одобритетельно произнес капитан южной стороны, выслушав признание Ливии о ее мечте. Индустрия развлечений – это всегда здорово, а свободные деньги у мафиози могут скоро появиться – во-первых, в связи со стройкой, во-вторых, после продажи полученных у русских контрабандных бриллиантов. Появятся, если они замочат Сальвиатти. – Но не в Сакраменто, да, тут места на рынке уже нет. И еще должна быть какая-то особая фишка у такого заведения, чтобы привлекала людей…  У «Доллз» вот такая была, но для дворца удовольствий, вроде того, которым хотела обзавестись Андреоли, требовалось что-то новое. Стоило пораскинуть мозгами.
- Ну, мужчину больше всего заводит девушка вместе с ним. – фыркнул Ринальди. Его позабавило,  что Ливия припомнила ту его ремарку в Нью Йорке. Речь тогда шла, кажется, о порнографии. Они сидели за столом кафе Карлайл и ждали выступления Вуди Аллена. Вроде все это происходило меньше года назад – а казалось, что прошла уже вечность. – Да болтал кто-то об этом, уже не помню. – соврал Майк, услышав удивленный вопрос хозяйки отеля-борделя насчет слухов об очередном щедром подарке Фредо. Говорил ему об этом андербосс – но к чему лишний раз накалять между ними отношения сейчас, когда Семья Торелли должна работать как единый механизм? – Пойдем, помогу. Вышел из машины и начал вытаскивать из багажника сумки.
В пентхаусе Берн они пробыли недолго – быстро закинули туда вещи Ливии и вернулись в автомобиль. Надо было ехать на встречу с настырным евреем. По дороге Ринальди преимущественно молчал, размышляя о том, как пройдет их рандеву с Малышкой. Дороги освободились и не прошло и получаса, как они оказались в восточной части города, в небольшом тупичке, где, по соседству с продуктовыми магазинами, секцией по айкидо и   парикмахерской, таилось одноэтажное желтое здание, с белой вывеской, на которой светящимися бирюзовыми буквами было начертано «Лихорадка».  – Запомни, нам важно этих твоих девочек увидеть и допросить. Тогда станет ясно, что мы  можем требовать у Кляйнера.  – негромко сказал Ринальди молодой женщине, закрывая джип.

*Положить на полку - мафиозное понятие, означающее фактическое отстранение от  участия "в общем деле". Посвященный член мафии теряет свою долю в бизнесе и защиту Семьи. Решением Администрации может быть восстановлен в правах.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-29 12:24:27)

+1

15

- Да, в последнее время часто ошивался, - она про Полторашку, которому не должно было составить труда узнать о собрании в "Парадизе" и всех их заложить Большому Джеку. - Думаешь, в "Барракуде" тоже он вас сдал? - нет ничего неприятнее и обиднее, чем удар, нанесенный исподтишка, от человека, на которого и подумать не мог, что однажды он может тебя предать.
- Ну ты же знаешь журналистов, - снисходительно глянула на Ринальди из-под очков. - Что бы ни говорило следствие, телевидению выгоднее преподать это под соусом криминальных разборок, - человек уж так устроен, что ведется на громкие, пускай и не всегда правдивые, заголовки. Берн, слава богу, не стала задавать лишних вопросов. Куда сложнее было успокоить родителей, пытаясь объяснить им, что к их дочери произошедшее имеет только косвенное отношение, и ее жизни ничто не угрожает. Наивно наверное думать, что они ничего не понимают, и продолжают верить во все то вранье, которое она им сообщает про свой бизнес, но так бывает, что не заданные вопросы нередко спасают от возможных ссор и обид. И хорошо, когда обе стороны в отношениях это понимают и мирятся со сложившимся ходом вещей.
- Поучишь стрелять? - когда переспрашиваешь, всегда есть время подумать, что ответить, а тут было над чем задуматься. Что-то зачастил Майк сегодня с приглашениями развлечься. Уж не на свидания ли ее пытается позвать? Впрочем, учитывая, что он встречался с ее подругой, все-таки вряд ли. Ринальди был, конечно, тем еще любителем интрижек, но крутить романы одновременно с двумя дружившими между собой женщинам, это уж слишком. Так что, помолчав, она задумчиво хмыкнула, эхом повторив его слова:
- Когда все закончится... А закончится ли? - и если закончится, то не факт, что хорошо. Не сегодня-завтра пуля может угодить и в Ринальди, а быть может и в саму Ливию, которая сейчас катается в одной машине с потенциальным консильери Семьи. - Давай не будем загадывать, - качнула головой с легкой ухмылкой. И отмечать сейчас ей ничего не хотелось. Побыстрее бы разобраться с Кляйнером и просто вернуться домой. Замечание про Ренато, палить по которому нельзя из-за бабок, впрочем, сумело немного разогнать тоскливые мысли, и Андреоли снова улыбнулась, отметив шутку мужчины.
По дороге до пентхауса Берни они еще немного поболтали о всякой разной ерунде, начиная с мало выполнимых желаний отгрохать очередную развлекательную точку и заканчивая развенчиванием мифов о ее личной жизни. Поверил ли Майк в ее рассказы насчет Фредерика, по реакции было не ясно, но в общем-то Ливию это и не особо заботило. Он спросил - она ответила, а там пусть думает все, что хочет. Наверняка ведь тоже не лучшего мнения о ней был.
Всю последующую дорогу по направлению к Малышке Кляйнеру оба уже практически молчали, что Ливию немного подгрузило и нагнало всяких разных мрачных мыслей. Не столько по поводу "Лихорадки", сколько по поводу той военной обстановки, в которой им приходилось жить. Не сегодня-завтра ситуация и расклад может кардинально измениться, и если Андреоли не выпилят вслед за остальными, то все равно вряд ли оставят управлять столь доходным бизнесом в одиночку. Какие мысли посещали в этот момент Майка, Ливия не знала, но по сосредоточенному выражению лица догадывалась, что наверняка не менее тяжкие. И лучше бы они сейчас отвлеклись от них, вернувшись к обсуждению какой-нибудь ерунды, но настроен к беседам Ринальди не был, и Ливия вскоре оставила ненавязчивые попытки их завести.
- В первую очередь, я хочу выяснить, что за золотые горы он им пообещал, - снимая очки, согласилась с Майком, когда они уже подъехали к "Лихорадке", и Ринальди, открыв двери, пропустил ее в клуб первой. Для ночных увеселений время было еще раннее, а потому увидеть толпы посетителей она и не рассчитывала. Две-три калеки у барной стойки, диджей, настраивающий звук у пульта, и лениво подтягивающиеся к месту работы девочки, среди которых Андреоли никого из своих пока не видела.
- Привет, - подошла к одной из скучающих у сцены красоток и сразу преступила к делу. - Где я могу найти Бекку, Саманту или Лиззи?.. Знаешь таких?
Девчонка задумчиво пожевала жвачку, рассматривая новых гостей.
- А вам для чего? В "тройке" отлично работаю и я, - самодовольно улыбнулась, оголяя не слишком ровные зубы. - И беру дешевле, - нагло подмигнула.
- Нам нужна одна из тех, кого я назвала, - спокойно возразила Ливия, не став опровергать ее догадки. Пусть уж лучше думает, что они за развлечениями сюда зашли, чем охрану подключает или Кляйнеру раньше времени доносит. - Проводишь - получишь нашу шуршащую благодарность.
- Не вопрос. Поняла, - кивнула девчонка и юркнула вперед них, показывая дорогу. Пройдя через узкий коридор с красной неоновой подсветкой, они очень скоро оказались в так называемом соседнем мотеле, отсеке с приватными комнатами для клиентов. В одну из них проститутка распахнула дверь и им с Майком.
- Лиззи, к тебе люди, - довольно бодро оповестила она находящуюся внутри и прекрасно знакомую Андреоли блондинку, которая заканчивала одеваться к ночной смене. Энтворт работала в "Парадизе" уже много лет, еще при Марчелло, молчаливо пережила годы застоя после его смерти, и наконец чувствовала себя вполне довольной уже когда к власти в борделе пришла Ливия. Пару дней назад же она оказалась среди тех, кто заявил, что хочет остаться работать у Кляйнера.
- Такие симпатичные? еще и с баблом! - достаточно громко прошептала ей на ухо та, что сюда их привела, видимо сделав вывод об их платежеспособности по одному только внешнему виду, после чего бодро подтолкнула несколько ошарашенную коллегу в бок, дескать, налетай, не тормози. - Третьи руки никогда не лишние, - тем временем и сама кокетливо взглянула на Майка, не теряя перспективы понравиться и заработать самой, после чего пробежалась ладошками по его груди, быстро спускаясь все ниже. - Могу остаться.
- Нет, иди, спасибо, - отсчитав ей несколько мелких купюр примерно до сотни, Ливия сунула их девушке и кивком головы указала той на дверь. Майк не должен обидеться - развлечется со шлюхами как-нибудь потом. - Ну привет, - обратилась уже к Лиззи, когда они остались с Энтворт наедине. Растерянный взгляд забегал от бывшей хозяйки к Майку и обратно. Похудевшая и несколько осунувшаяся, выглядела она устало и как-то уж больно потаскано.
- Лив... Майки...
- А по тебе и не скажешь, что тут все так замечательно, - хмыкнула Андреоли, пристально вглядываясь в Энтворт. - Чего такая невеселая?
- Я... это... - явно испугавшаяся чего-то, девушка задергалась, не зная, что сказать. - Я сейчас занята... Не могу, - это все, что она сумела им ответить, после чего вздумала попросту сбежать, пытаясь обойти фигуру Майка в дверях. Энтворт всегда была знатной трусихой.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-30 22:15:19)

+1

16

- Я уже точно знаю,  что в "Барракуде" он нас сдал. - ответил Майкл  на вопрос Ливии о Полторашке. Да и по логике, даже если бы у них не было доказательств - откуда бы еще молодчики Грега Феррони узнали, что в этот день на матче в бойцовском клубе будут Альтиери с Ринальди? Все очевидно - они сказали о том Люку, а уж он обмолвился принадлежащему к его команде Пинте Мэтту. Обидно, что они раньше не смогли разгадать, кто является в их стане маленькой певучей птичкой -  дело в том, что о Маттео просто до поры, до времени забыли. Самый неприметный из всех солдат Семьи, затаившийся, ушедший на дно - и ведь именно он оказался причиной всех тех смертей, которые произошли в клане Торелли.  - Тебя не пытались интервьюировать? Я уверен, журналисты сразу поняли, кто у нас самый фотогеничный. - пошутил капитан южной стороны, когда Андреоли заговорила о прессе - случай-то с Марчелло она освещали весьма живо.  Обаятельная жена-убийца, муж с репутацией   законченного преступника, деньги, кровь, гламур - что еще нужно журналистами?
В "Лихорадке"  Майк не торопился открывать рот,  предоставив Андреоли общение с немедленно обратившими на них внимание шлюхами. Вместо этого он, не спеша, осматривал интерьер.клуба -  ничего особенного, в меру кичово, в меру обшарпанно. Неоновая подсветка, постеры каких-то якобы тут  выступавших музыкальных групп,  обои легкомысленных оттенков на стенах. А вот находящийся рядом мотель показался ему отличной  идеей - позволяет не париться насчет  устройства комнат для интимных свиданий прямо в заведении. Хорошо бы обзавестись таким же, тогда бы "Доллз" работал куда продуктивнее.
- В другой раз обязательно. - улыбнулся  Майкл, когда одна из секс-работниц начала откровенно с ним заигрывать, предлагая всевозможные развлечения. Сунул ей несколько банкнот, после чего подождал, пока они остались в комнате наедине с Энтворт, одной из обнаруженных  экс (?)-сотрудниц "Парадиза". Та выглядела достаточно потрепанно, была сильно похудевшей и бледной. Глаза как-то нервно блестели - и Ринальди показалось, что это не только из-за испытываемого перед ним с Ливией страха.
- Привет, милая. Поли передает тебе привет. Одноухий Дамиани был постоянным клиентом этой красотки, часто принося ей щедрые чаевые и подарки. Да и не он один - ведь в бордель Андреоли ходила отборная публика, большинство было куда состоятельнее вспыльчивого кузена Марти Манцони. Как можно променять такое место на этот вертеп? - Погоди, куда торопишься? Покажи-ка руки. Когда Лиззи попыталась обойти шкипера южан, он приподнял рукав ее платья. Та резко отшатнулось - но мафиози уже увидел то, что хотел. На его губах застыла ледяная улыбка.
- Все ясно. Следы от иглы. И ей тут явно не прививку от коклюша делали.- сказал гангстер хозяйке гостиницы,  затем вдруг шагнул  к съежившейся на кровати проститутке и рявнул на нее. - Да ты вообще поехала, дура! Что, герычем колешься? Гангрену хочешь  и подохнуть через два года? О матери своей подумала? Во время одной из пьянок в "Паридизе" Энтворт распространялась о своей матери-кассирше в  Филадельфии, считающей, что она работает манекенщицей.- Кто тебя приучил к этому дерьму, Кляйнер? Однако куртизанка  лишь глядела на мобстера глазами испуганного зверька, а челюсти стиснула так плотно, будто они друг к другу прилипли. И лишь когда  капореджиме слегка встряхнул ее за плечи, ее будто прорвало. - Нет! Это Линда, она давно тут... Говорит, понемножку не страшно, для снятия стресса...
Уже не слушая продолжения тирады, перемежаемой рыданиями и сморканием в платок, Майки-бой кинул на Лив многозначительный взгляд. - Думаю, привычная схема. Давно подсевшие труженицы у него выполняют роль завлекалок - входят в доверие и уговаривают новеньких тоже эту гадость попробовать...  Затем опять  окинул  шмыгающую носом Энтворт суровым взглядом. - Ну а сам хозяин что, вообще не при делах? Где дурь достаете, не у него ли? Возможно, что все сложнее и  доказать его прямую причастность труднее, чем кажется - типа все изображается как личные дела девчонок.
- Ливия, дорогая! Но что ты тут делаешь! - раздавшийся словно ниоткуда громкий голос прервал размышления Ринальди - и в комнату вошел невысокий, плешивый, с длинным костистым лицом человек.  В джинсовой куртке и с ермолкой на голове, он, в силу всего своего облика, казался диссонансом с украшавшим его запястье "Ролексом" последней модели. Легок на помине - сам Абрахам "Малышка" Кляйнер, мошенник, ростовщик, вор, бандит и, конечно же, сутенер. А также один из самых законченных негодяев в составе группировки Мо Даватца. За его плечами маячило два качка в непритязательной черной форме. - Как истый поклонник женской красоты, я всегда рад тебя видеть... - продолжил хитрый еврей свою речь, ухмыляясь и демонстрируя смесь прогнивших желтых зубов с золотыми коронками. В этом был он весь сам, как олицетворение гнусной жадности  - мог понтануться перед своими, купив обязательную дорогую тачку или часы - но на банальное протезирование зубов ему денег было жалко. -  Но почему это ты позволяешь себе расхаживать по моей территории, будто у себя дома? Разве это уважительно? В этот момент его настороженный и жесткий, как у волка, взгляд остановился на  Ринальди. - А... А зачем тут Майки, надо ли было его утруждать нашими с тобой малюсенькими делами? Тут в его голосе смешались трусливая оторопь и ложная почтительность  - но и некоторый налет наглости. Малышка искал себе почву под ногами, пытаясь походу сообразить, по какой линии двинуться в изменившейся ситуации.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-03 19:06:00)

+1

17

- Я ничего не комментировала, - сухо отозвалась на попытку Майка пошутить насчет внимания к ней журналистов и с проскользнувшим на лице недовольством отвернулась к окну. Он ее за идиотку что ли держал? Андреоли, может, и обладала яркими внешними данными, но для того, чтобы потешить свое самолюбие, выбирала другие способы привлечь к себе внимание, прекрасно понимая, чем в их случае рано или поздно может обернуться интерес журналистов. Поэтому с прессой она не общалась принципиально - ни сейчас, ни во время расследования над смертью Марчелло. Хотя тогда заметки в газетах и интернет-изданиях появлялись и без ее интервью.

Диалога с Лиззи не получилось. Вышло так, что беседу вели только Майкл с Ливией как бы между собой, а девчонка все только боязливо на них поглядывала, а уж после того, как Майк прикрикнул на нее, и вовсе разрыдалась. То ли испугалась, что ее сейчас бить начнут и силком в "Парадиз" оттаскивать, то ли, правда, стыдно стало перед матерью, о которой упомянул Ринальди. Замечание это, внезапно слетевшее с его губ, заставило и Ливию перевести на мужчину удивленный взгляд. Надо же, какой внимательный. Она и представить себе не могла, что Майк слушает и тем более запоминает, что там трепят ее девочки во время пьянок. Или он это при личных встречах вызнал?
Отчитывать девушку, подобно тому, как уже это сделал Ринальди, Ливия не собиралась. Вот позже, когда Энтворт наконец успокоится и подотрет сопли, Андреоли с ней поговорит, а сейчас делать это просто бесполезно. Да и к тому же, после вырвавшегося признания о том, что какая-то местная Линда посоветовала снимать таким образом стресс, все ее размышления переключились с девушки на проблему в целом. Их с Майком домыслы теперь превращались в реальные факты. С Ринальди, впрочем, она успела только многозначительно переглянуться, как бы соглашаясь с очевидными выводами, а дальше их прервал противный голосок Кляйнера, в котором была смесь лебезения, заискивания и в то же время недовольства.
- Привет, - коротко кивнула на его пространные слова, поджав губы в такой же неестественной улыбке, какая украшала сейчас и лицо старого еврея. Впрочем, красило его на самом деле мало что, и распинаться в ответных комплиментах Ливии не хотелось. Например, его "золотую лыбу" она бы предпочла не видеть вовсе, и тем более после того, что они с Майком только что выяснили. - Наши с тобой малюсенькие дела превратились в большие проблемки, - ответила ему в той же манере, но тоном абсолютно серьезным, не располагающим к шуткам и приколам. - Что это за херня с моими девочками? Мы с тобой как договорились? Я отдаю тебе своих красоток на время, и когда Парадиз откроется, забираю их обратно...
- Не-не-не-не, - замотал головой, прикрывая глаза с той же слащавой улыбкой, что и всегда. - Не совсем так. Я сказал - если. Если девочки захотят вернуться, ты получаешь их назад.
- Что за бред? Такой оговорки не было.
- Было-было. Твое прекрасное ушко просто ее пропустило. Эти очаровательные женщины всегда где-нибудь витают, да, Майки? - Манера лебезить и пытаться убедить ее же в собственном беспамятстве, выставляя тем самым идиоткой, начинала не на шутку раздражать. Благо, контролировать себя Ливия умела, а то бы заехала по его хитрой роже прям здесь и сейчас. Некоторые люди так и напрашивались. - Но, кстати, твой товар оказался порченным, - он состроил печальную мину. - Вон, смотри, - кивнул в сторону сжавшейся Лиззи, - одна уже на игле, - сокрушенно покачал головой. - Не сегодня-завтра скопытнется... Так что, ты бы мне компенсировала ее кем-нибудь... Хм, например Ханной и Мари. Оставь их мне, и мы в расчете.
- Прекрати. Это не смешно. - Ливия и сама понимала, что героин - это увлечение серьезное, и избавиться от него мало кому удается. Зачастую все игломаны кончают одинаково. И, конечно, хозяйке "Парадиза" совсем не хотелось бы заниматься вывозом чьего-то тела, охладевшего после передозировки. Так что, Лиззи, увы, была и для нее отработанным материалом. Что самое печальное, скорее всего, им окажется не только она, но и все те, кто внезапно захотел в "Лихорадке" задержаться. - Чего ты хочешь добиться? Чтобы мы пошли разбираться с Мо?
Эти слова заставили Кляйнера немного сбавить спесь. Он видимо не ожидал, что во время войны с Крусанти у Торелли будут силы и время на разборки с таким малозначительным делом, как какие-то проститутки. Однако Андреоли, вон, еще не кого-нибудь, а капо одной из команд с собой прихватила. Видать, пораскинув мозгами, еврей решил слишком не задираться и, покачав в воздухе ладонями, попросил их успокоиться:
- Ну ладно-ладно, потише Ливия. Майки, я тебя глубочайше уважаю, - обратился к Ринальди, прикладывая руку к груди, - и хочу, чтоб ты знал: конфликты мне ни к чему. Тем более, с такими впечатляющими людьми, как вы. Но и ты меня пойми. Лив подсунула мне бракованную девку, а теперь хочет повесить на меня все грехи, - цокая, покачал головой. - Так дела не делаются.
Андреоли раздраженно выдохнула и бросила короткий взгляд на Майка. Кажется, разговаривать здесь было бесполезно. Больше всего ее бесили вот такие финты, когда все выворачивается наизнанку, и вину со святым лицом наглым образом вешают на тебя.
- Поехали отсюда, - не видя смысла спорить, кивнула Майку. - Пригласим Мо Доватца на кофеек, как думаешь? - в то, что Малышка Кляйнер, услышав это, даст задний ход, она и не верила - все равно уже придумал себе отличную историю с выкрутасами. А вот на то, что разговор с еврейским лидером принесет больше плодов, чем этот бестолковый треп, надежда еще была. Какой разумный человек захочет войны с Торелли? Пускай, Лиззи теперь с ее губительным пристрастием и не нужна "Парадизу" больше, есть еще и остальные девчонки, которых некая Линда соблазнить еще наверняка не успела. И за этих еще можно было вести разговор с Мо.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-07 00:47:37)

+1

18

Лукавые многословные речи еврея довольно быстро  утомили Ринальди - но не удивили. Именно такого наглого вранья он и ожидал - и не поверил ему ни на секунду.  Нельзя же было всерьез допустить, что Андреоли была так глупа, чтобы согласиться на странную оговорку о праве девочек, при желании, переменить место работы, и ничего при этом не заподозрила?-Однако вопросительный взгляд  на владелицу "Парадиза" мафиози все же бросил. Потом же опять повернулся к еврею, слушая изливающиеся из него потоки пиздежа и обвинений, пусть и обильно приправляемых сахаром и медом.
-  Значит так, Эйб. - наконец открыл рот капитан южной стороны, аккурат в тот момент, когда Лив уже решила покинуть "Лихорадку" и обратиться к Даватцу. - Что Ливия дала тебе порченный товар - свой товар, заметь,  так сказать, в аренду - это брехня.  Вот эта вот бикса... Тут  Майки кивнул в сторону Энтворт,  старательно пытающейся слиться с интерьером комнаты -... Только что подтвердила, что именно одна из твоих шлюшек приучила ее к герычу. И думаю, что  когда мы сейчас спросим других, то выяснится то же самое. Так что чужому имуществу нанес ущерб именно ты, сapisce?
Кляйнер, со слегка посеревшим лицом, бросил на Лиззи такой ненавидящий взор, что стало ясно -  когда Ринальди с Андреоли уйдут,  ей не поздоровится. Закатив очи, он заверещал так громко, что у  Майкла заложило уши. - Да разве можно верить сучке этой! А наркоши все врут! Может это она подсадила Линду? Тут капореджиме широко улыбнулся, блеснув белыми зубами. - Линду? Я даже имени не называл. Эйб. Что, на воре шапка горит? Собственник борделя покраснел  - насколько это было возможно при его бурой, нездорового оттенка, коже. Нервно хрустнул длинными и ловкими,  как у обезьяны, пальцами.  - Ну, мне уже докладывали... А вообще, причем тут я, если девахи вместе ширяются? И повторюсь - эта манда моих девах дурью увлекаться подбивает!
Разговор заходил  в тупик - и продолжать его в вербальной форме Ринальди совсем не хотелось. А вот переломать кости Малышке и его быкам, а потом поглядеть,  как "Лихорадка" красиво пылает огнем - все больше. Однако в силу намечающихся продуктивных отношений с этим отморозком  Даватцем  и их сложного положения из-за войны с Большим Джеком (нахера им второй фронт, пусть и микроскопический?) следовало вести себя дипломатично. В меру, конечно.
- Значит так. Меня заебала  эта ложь. Слушай сюда...    - капо придвинулся  поближе к жулику и поморщился, ощутив запах дешевого жевательного табака, постоянно от него исходивший. Один из охранников было шелохнулся, рука  Майкла скользнула в карман джинсов - и второй бодигард придержал другого за плечо, что-то пробурчав ему вполголоса. - Шлюхи  возвращаются в Парадиз. мы больше не доверяем тебе.  Энтворт,  твоей милостью, работать не будет - и потому ты в компенсацию должен отдать Лив годовую сумму, которая она поднимала для заведения. Сколько это будет, Лив?  Явно немало  - потому что Малышка сглотнул и закусил губы.  - В возмещение морального вреда, как говорят юристы - еще один раз по стольку. Если испортил  других  = тоже заплатишь.  Как тебе такие расклады?  Кляйнер заметался по комнате и вновь завопил, брызжа слюной. - Так гешефты не делаются, ты тут вообще перегнул палку, Майки! Пошли, порешаем, обсудим...  Гангстер ухмыльнулся и пожал плечами.
- Конечно, порешаем. И насчет этого, и насчет того, что ты на нашей территории банчишь тяжелыми наркотиками и мы с того не имеет ни цента. Заниматься этим следовало бы Фредерику - но у него, видимо, конь не валялся. Да и запрет Гвидо на распространение таких веществ многих мафиози ставил в тупик. - Но это мы обсудим не с тобой, а с Мо, он же у нас сейчас? Достал два телефона - одноразовый и свой обычный,  нашел в последнем номер лидера группировки, набрал его на временном  сотовом. - Hey, Moe! Its me, Mikey....  У нас тут очень серьезные непонятки с одним твоим челом, я думал, что  тебе надо бы знать...  Долго объяснять не понадобилось - скорый на решение бывший учитель заявил, что тут же подъедет. После этого в комнате воцарилась тишина, несколько зловещая  - все знали, что визиты дядюшки Мо редко заканчивались хорошо и, во всяком случае, бескровно. Тут долго о чем-то раздумывавший Абрахам вдруг сделал шажок к Майклу, нагнулся к его уху. - Майки,  ну пошли порешаем? Наедине перетрем, вот там,  в коридорчике? Ринальди стало любопытно - и он кивнул головой. - На минуту. Когда они отошли, еврей сосредоточенно зашептал капореджиме, вкрадчиво и в то же время настойчиво. -  Слушай, Майк, я вас всегда уважал - но это же дура-баба?  Давай так - разрули в мою пользу и будешь иметь половину всего, что я с этих девчонок поднимать буду. Хмыкнув, Ринальди  похлопал Малышку по плечу. - Во-первых,  раньше надо было ко мне идти, а не когда жопа загорелась. Во-вторых,  я скоро  двину наверх - поздравь, старичок! - и буду иметь с Ливии куда больше, чем процент со сраной пары проституток. А в-третьих, я не крыса, как ты. После чего вернулся в номер, не слушая посулы  сына избранного народа. Тот в очередной раз пытался вывести Ринальди в коридор, когда за их спинами послышались шаги. И раздался хриплый низкий голос,  с рычащими волчьими нотками. - ПОРЯДОК В КЛАССЕ!  Невысокий мужчина, словно свитый из мышц и сухожилий, в черной хлопковой рубашке, с закатанными по локти  рукавами, дешевых кедах и джинсах, смотрел на присутствующих, через очки, пронзительным взглядом серо-голубых колючих глаз. Сам Мо Даватц,  наркобарон с педагогическим прошлым, собственной персоной.  Рядом с ним маячил еще молодой парень довольно эксцентричной внешности- у него были пейсы, как у правоверного иудея, но при этом также рэперская бородка и куртка-бомбер. Он поигрывал кастетом и весело поблескивал  шалыми черными зенками.  Зэкки Зип-Запп,  Захария Даватц, самый младший из братцев Мо, притянутых им в незаконный бизнес. Прямо семейная делегация, одним словом.
Обняв Майка и со старомодной учтивостью поцеловав руку Ливии,  отставной наставник, нахмурив и без того покрытый складками морщин лоб, спросил. - Итак, давайте еще раз - что стряслось, в чем суть претензий, миссис Андреоли?

Мо Даватц

http://ieshua.org/wp-content/uploads/2012/03/julius_bernstein.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-10 19:16:04)

+1

19

Решительность и уверенный напор Майка, с которыми он двинулся в наступление на Кляйнера Ливии пришлись по душе. И даже хорошо, что вопреки ее желанию молча уйти он не захотел, а сделал все по-своему, ловко надавив на еврея, да еще выдвинул ему денежные требования размером с годовую прибыль от Лиззи. Пришлось быстро прикидывать, сколько примерно поднимает Энтворт в ее заведении за этот срок.
- Около сотни штук наберется, - кивнула в унисон Майку. Озвучивая сумму, она может и хватанула лишнего, но совершенно по этому поводу не переживала. Раз этот пройдоха не стесняется ее обирать, так почему в ней должна просыпаться совесть?
А вот предложение Абрахама "порешать наедине" с Майком Ливии не понравилось. Это было похоже на сговор за ее спиной. Иначе почему нельзя порешать этот вопрос при ней? Удалялись они явно не потому, что щадили ее дамские ушки. Стоит ли говорить, что за те минуты, что их не было, даже то маломальское доверие по отношению к капитану юга, которое она испытывала, претерпело серьезное испытание. Не хотелось обольщаться надеждой на честность Ринальди по отношению к ней, поэтому она предпочла приготовиться к худшему заранее.
- Ну и зачем ты в это влезла, дуреха? - вновь обратила свое внимание на Лиззи, от рыданий которой остались уже одни редкие всхлипы. - Ты думаешь, ты здесь классно устроишься? Как только ты выйдешь из-под моего контроля, тебя же пустят в расход, - зная, что она на игле, наверняка Кляйнер постарается выжать из нее все соки, прежде чем зависимость превратит ее в безвольный овощ. В его интересах будет использовать ее по максимуму, чтобы она принесла ему как можно больший доход в короткие сроки.
- Лив, у меня все хорошо, - она утерла нос ладонью. - Это просто... временно. У меня сейчас столько проблем, что просто необходимо расслабляться... Я слезу, как только все устаканится. Прости, что так вышло, но пока я без этого не справляюсь.
Андреоли успела только головой на это заявление покачать да вздохнуть, а дальше их прервали голоса мужчин, вернувшихся из коридора. Судя по всему, договориться им ни о чем не удалось, иначе настроение обоих было бы куда более мирным. Стало быть, два варианта. Либо Кляйнер попытался облапошить и Майка, либо же итальянец проявил чудеса благородства и решил не кидать ее ни при каких раскладах. Последний вывод, впрочем, показался ей слишком приторно-сладким, чтобы быть правдой, поэтому промелькнувший прилив бурного уважения к мужчине она постаралась побыстрее в себе подавить. В хорошее с каждым годом верилось все трудней.
Но проверять догадки, тем не менее, было некогда. В комнату вошел Мо Даватц собственной персоной в компании своего брата. Случаем, не в соседнем ли номере находился с одной из шлюх? Уж слишком быстро появился тут, старый еврей.
- Доброго вечера, мистер Даватц, - не стала противиться, когда он поднес ее руку к своим губам, а наоборот улыбнулась со всей любезностью, - рада вас видеть. - Мо всегда предпочитал держать с ней (да и наверное со многими) эту дурацкую дистанцию, называя ее на "вы" и обязательно добавляя к ее фамилии "миссис". Будто до сих пор в школе работал, ей-богу. Но Ливия на всякий случай отвечала взаимной вежливостью. - Жаль только, что при таких неприятных обстоятельствах. Сейчас бы плетеное креслице, свежий кофе где-нибудь на природе, да? - добродушно похлопала его по ладони, которая все еще сжимала ее руку. Мо Даватц был тем еще психом, конечно. Ливия не раз слышала историю о том, как он до полусмерти избил своего курившего ученика и не только лишился права заниматься преподавательской деятельностью, но еще и сел за это на несколько лет. Зная эту историю, Андреоли и сама, честно говоря, побаивалась рядом с ним держать в руках сигарету. Вдруг он считает, что девушкам курить не положено? Человеком он был непредсказуемым и весьма вспыльчивым. Сейчас целует ей руки, а через минуту может и пальцы переломать - о таких случаях она тоже была наслышана. Сущность "их дела", впрочем, состояла в том, что ладить надо было уметь и с такими придурками, как Мо, особенно если они успели подобрать под себя целые банды.
- Эйб поступил со мной не по чести, - принялась "докладывать" и вкратце пересказала все то, о чем они толковали до сей поры с Малышкой сутенером. - Хитрой схемой он подсадил моих девчонок на иглу, чтобы привязать их к себе. Одну так уж совершенно точно, - всплеснув рукой указала на Лиззи, которая все просилась сбежать из комнаты, объясняя тем, что якобы не при делах. - Я не буду забирать порченный товар. Не ожидала, что ваши люди так меня разочаруют, - укоризненно глянула на Кляйнера. А сам Малышка в это время вертелся как уж на сковородке, юрко бегая своими маленькими глазками по сторонам и вероятно размышляя, как ему лучше выкрутиться. - Как предлагаете решить этот вопрос? - обратилась снова к Мо. - Не хотелось бы сжигать мосты нашей дружбы из-за того, что одна из досок оказалась гнилой.

+1

20

Глядя на Мо Даватца, Майкл много раз дивился тому, каких только людей-человеков в их мире не встречается. Биография у этого маньяка была, мягко говоря, неординарная. Из приличной семьи, получил образование в государственном университете Сан-Диего и устроился учителем истории в школу в одном из бедных пригородных районов. Там прослужил лет десять, одновременно усиленно занимаясь боксом (разумеется, по-любительски) и руководя туристическим кружком для тинейджеров. Профессию свою, как говорят, очень любил,  директор не мог нахвалиться  непьющим энергичным трудоголиком. Однако в итоге зверь всегда покажет клыки - у  сурового поклонника дисциплины произошло столкновение с учеником, недостаточно быстро убравшим по его приказу сигарету. В итоге которого пацан  оказался в больничном отделении травматологии, а педагог - в тюрьме имени Джорджа Бейли.  Там он вскоре также отличился  - так избил нескольких попробовавших задираться к "интеллигенту" негров, что вскоре стало ясно, кто в камере главный. Познакомился с парочкой соотечественников, занимающихся распространием героина в местах лишения свободы. Выйдя же на волю, лишенный счастья преподавать Даватц сделался вышибалой в клубе "Сапфир", принадлежащем тогда самому влиятельному в городе наркобарону, мексиканцу Карлосу Эставеде.  Дорос у того до шефа охраны и главного инфорсера, безжалостно убивая и калеча любых врагов, на которых указывал босс. Когда Эставеда бежал из страны, а его приспешники в силу некоторых обстоятельств, стали сворачивать дела,  Мо собрал свою банду, занявшуюся распространением дури. Благодаря связям с картелями получил  от них несколько, так сказать, эксклюзивных контрактов, подтянул бывших коллег по империи Карлоса, некоторых тюремных знакомцев, своих родственников.... И теперь считался чуть ли не главным банчилой на улицах Сан-Диего. С конкурентами расправлялся с небывалой жестокостью. Шептались, что лидеров нескольких ступивших на его территорию шаек Даватц приказал поймать, затем, под видеозапись, живьем распилить бензопилами - после чего отправить кассеты другим зарящимся на его долю умникам. Больше у тех вопросов не возникало.
При этом в спокойном состоянии Мо говорил со старомодной вежливостью, не использовал бранных выражений, не курил и почти не употреблял алкоголя. Гордился своей честностью в делах и верностью данному слову. Но даже  эти "добродетели" были для многих еще одним доказательством его  нестабильной психики  - неудивительно, что теперь Малышка Кляйнер дрожал, не решаясь посмотреть в глаза патрону. Что не помешало ему начать тараторить немедленно после того, как кончила говорить Ливия.
- Мо, ей-Богу, не так все! Эта она сама своих девушек подсадила, а теперь гонит!-  еврей завертелся вокруг собственной оси,  злобно поглядывая на Ливию. При этом он прижимал широкие ладони к сердцу - словно уверяя весь мир в своей порядочности и искренности. Но шеф, как оказалось, ему не внимал -  его страшноватые своей пронзительностью глаза прищурились, окуляры очков блеснули. -  Погодите-погодите, миссис Андреоли...  Он у вас брал девушек? Если не секрет, cколько? И когда? Затем бывший воспитатель перевел потемневший взгляд на Кляйнера. - Скажи, Эйб, а ты ведь не заплатил мне долю с этих, так сказать, жриц любви? И не сказал Хираму, что у тебя стало больше  подопечных? Речь шла об еще одном брате Даватца, бывшем бухгалтере в логистической компании. Теперь этот одетый в строгий твид, лысеющий и с астматической одышкой, пузанчик вел счетоводские книги одной из самых жестоких в СД группировок, только и всего. И, как говорят, даже самый мелкий актив, принадлежащий одному из ее членов, не должен был проходить мимо его бдительного ока. А если проходил, то пытавшегося зажать долю бедолагу сурово наказывали. -  Да говорил я, Мо, гадом буду! Просто Хирам забыл, наверное! - ноги тут перестали держать Малышку и он уселся на кровать, прямо рядом с Энтворт. Та явно ничуть не обрадовалась такому соседству - и жалобно покосилась на Лив, словно ища защиты. Однако  волновалась она зря - сейчас никому было не до нее.
- Хирам забыл? Да он скорее о своем члене забудет, чем о деньгах. - первый за все время беседы открыл рот Зэкки Зип-Запп, ухмыляясь и вертя в руках брелок со знаком  "Ауди". Машина ему явно очень нравилась, возможно, была новая - и он не мог прекратить любоваться ключами от нее даже во время работы. - Нет, ты наебать думал нас. Слушай, Мо... Однако договорить Захария не успел - минуту назад  ведший себя довольно спокойно главарь вдруг молнией кинулся к  Абрахаму,  с силой ударил того кулаком в живот так, что тот согнулся вдвое  - а потом... потом внезапно вцепился зубами своей жертве прямо в щеку.  Раздался дикий вой укушенного, затем не менее дикий рык укусившего -  и Малышка осел на пол, держась за лицо.  Даватц же, сплюнув на землю длинную полоску кожи, помолчал несколько минут, после чего наконец зашевелил окровавленными, как у вурдалака, губами.
- Ты, деградант вонючий, меня кинуть пытался, да еще и подставить перед уважаемыми людьми захотел? Ты им, дьявол побери, заплатишь компенсацию!  И мне тоже... ой, ты мне заплатишь. Кляйнер захныкал, как настоящий ребенок - правда, очень уродливый и противный. - Они сто штук хотят! У меня нет налички... Вообще нет сейчас...
Майкл, с изрядными усилиям сохраняя невозмутимое выражение лица при виде такой сцены,  предложил. - Из уважения к тебе, Мо, мы можем сделать взять годящих девочек из "Лихорадки" в качестве части возмещения,  верно, Лив? Тех, что не сидят на наркотиках, разумеется. Хотя вряд ли тут найдешь кого-то уровня красоток из "Парадиза". - А я могу дать вам  дополнительно пятьдесят кусков порошком, возьмете? - деловито вопросил Зэкки,  технично сплевывая на корчащегося на земле Абрахама. - А уж с этим куском говна мы сочтемся. Теперь оба брата Даватца смотрели на Ливию - мол, чего скажете?
Кляйнер, тем временем,  попытался отползти в сторону двери - но пинок под ребра со стороны начальника остановил его.  - А ты куда собрался? За то, что наделал, в расход отправишься!  - прошипел Мо, однако его  младший родич  слегка тронул его за рукав. -  Слушай, он ведь нужен еще для той темы с фальшивыми спортивными билетами... Давай "Лихорадку" на себя перепишем, раз мы коксом его долги отдаем? Плюс штраф. Поразмыслив пару секунд, Даватц кивнул своей лысиной. - Если наши гости не возражают... Хорошо. Эй, ты куда пошел, мы с тобой не закончили! Кое-что на память тебе все же оставим... Щелкнул пальцами, гортанно выкрикнул. - Исаак!  И в комнате показался  какой-то бугай, которому главный еврейский гангстер что-то зашептал, после чего детина удалился. Оба охранника Малышки, кстати, давно слились в  неизвестном направлении.
У Ринальди возникло нехорошее предчувствие, что сейчас произойдет нечто покруче обычного убийства - и вспомнилось, как Андреоли упала тогда в обморок на стройплощадке. Не хватало еще, чтобы тут повторилось, несолидно будут выглядеть. - Ну, если порешали все, давай, до скорого? - быстро сказал он, переминаясь с ноги на ногу. Но учитель так просто их отпускать не хотел.
- Да давайте по бокальчику вина, за встречу? Чтобы на хорошей ноте завершить это недоразумение? Мы cейчас, за минутку управимся....  Эй, пошла вон отсюда! Последний оклик был адресован уже Энтворт - которая мгновенно и радостно выскользнула прочь.
С чем они собирались управиться - стало ясно только через какое-то время, когда в спальню вернулся громила Исаак. При виде него Эйб истошно заверещал  - ибо  мускулистый головорез нес огромный нож  для рубки мяса. По знаку Мо, Зэкки и Исаак бросились на Малышку, прижали к полу и вытянули его правую руку. - Я тебя отучу воровать! -  наставительно сказал  Даватц,  и поднятый высоко разделочный нож блеснул при свете лампы.  Тут Майк, как-то спонтанно, незаметно для сгрудившихся около Малышки бандитов, ободряюще сжал ладонь Ливии - мол, держись. - Всего пара секунд. - тихо сказал он, и тут вопль Кляйнера вовсе стал каким-то нечеловеческим. На деревянных половицах теперь остались три его кривых длинных пальца. Захария с Исааком вытащили искалеченного Кляйнера из комнаты. - А теперь можно и вина! Принесите лучшего чилийского, четыре бокала! Подымем за здоровье миссис Андреоли и ее вящие успехи в бизнесе! - крикнул им вдогонку вовсю лыбящийся Мо, откладывая в сторону багровый нож...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-10 21:08:53)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Pimp, wimp or shrimp?