Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Hieroglyph of blood


Hieroglyph of blood

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Reynard Bomani Ekandeyo, Alberto A. Rinaldi, Joseph Clinton, Guido Montanelli
Место: Опустевший оружейный склад
Время: 8 июля 2015 (ночь)
О флештайме:
Склад Агаты временно опустел, но это не значит, что он не может быть использован. А заодно и Полторашка последний раз в своей жизни сыграет для Семьи хорошую роль, заведя налётчиков прямо в ловушку...

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-14 08:27:01)

+2

2

Раскрытый информатор, который не знает, что он раскрыт, всё ещё может принести пользу - если та информация, которую он сливает, окажется неверной. То, что в рядах Торелли есть кто-то, кто передаёт Сальвиатти информацию о их передвижениях, стало понятно уже после того, как их встреча в "Парадизе" была сорвана несколькими автоматными очередями и не успевшей разместиться бомбой, в результате чего погиб Доктор Винс, и западная команда в очередной раз за столь короткое время осталась без капитана, погибло несколько солдат, Фредерик, загородив Ливию собой, поймал пулю, тоже оказавшись на грани жизни и смерти... Нападавшими были не люди Крусанти - под прикрытием телефонной компании "Парадиз" собирались подорвать не итальянцы, эти были азиатами - на лицо распознать национальность азиата не могут порой даже и сами азиаты, но татуировки одного из них, которого удалось подстрелить, уже указывали на китайскую Триаду; и Гвидо (хоть и догадывался, конечно) не был уверен, какой именно из Тонгов решил выступить, не нашёл ничего лучше, чем сфотографировать наколки на его руке - и чуть позже в тот же день связался с одним из своих контактов, человеку, который смог бы их прочитать... сомнения развеялись окончательно - воспользовавшись их конфронтацией с доном Сальвиатти, Вэй Ши Хонг решил расплатиться по старым долгам...
Неосторожное слово, брошенное Джакомо на Комиссии, окончательно подтвердило и то, что с Хонгом они действовали сообща - растерявший свою власть, но некогда автритетный офицер Триады всё-таки имел за собой несколько верных людей, способных не только держать серьёзное оружие в руках, но и пользоваться им на довольно высоком уровне. Впрочем, важно, не столько то, как серьёзно оружие, сколько своевременное и правильное его применение - Хонг и Сальвиатти знали, куда ударить; Торелли знали, что они объединили свои силы, было несколько догадок и о том, кто именно сообщил о их местонахождении в вечер той перестрелки - на Пинетту с самого начала указывало довольно многое, оказавшийся в аутсайдерах, потерявший старшего друга и львиную часть своего влияния в организации, Маттео имел достаточно причин желать перейти под крыло к кому-то ещё. Одно в его случае было пока не ясно так уж чётко - кому именно он докладывался, лично Хонгу или кому-то из круга Сальвиатти? Монтанелли казалось, что второе - если бы Пинта Мэтт хотел выйти из всей "организации", а не просто сменить босса, ему было куда проще сдружиться с теми же русскими, занимаясь контрабандой, чем с узкоглазыми, чьи традиции он едва ли понимал и к которым его уж точно никто не допустил бы. Русские - те хотя бы европейцы. Ну или... ближе точно к европейцам.
Дело не только в Пинте, однако - вся полемика сводится к тому факту, что в Сакраменто находится группа вооружённых до зубов китаёз, которые готовы действовать по приказу и у которых есть причины желать смерти Монтанелли и всем, кто находится с ним рядом; однако же обнаружить их, даже при учёте всей их пёстрости, так и не удавалось - хотя это для Гвидо больше досадно, чем удивительно, в Чайнатауне уже макаронники выглядели бы слишком заметно, а китайские бандиты - сливались бы с фоном, своих же узкоглазые не выдадут при любом раскладе - вот у кого бы стоило поучиться чести, так это у Триад, да и китайцев вообще, - так что для того, чтобы уничтожить ударную группу Хонга, нужно было сначала выманить её... и похоже, единственный, кто мог бы это сделать - это Пинта; сегодняшний рейд окончательно покажет, предатель он или все брошенные подозрения всё же беспочвенны. Оставалось только устроить так, чтобы Мэтт не только получил неверную информацию, но и слил её - и притом и Сальвиатти, и Хонг, и он сам, и те, кто пошёл бы в засаду, поверили бы в неё... если всё сложится удачно, Полторашка сам отправится вслед за ними очень скоро.
- Они считают, что здесь - одно из наших убежищ, так что к драке они будут готовы. Своего присутствия не выдаём до тех пор, пока они не зайдут вглубь склада, фонари не включаем... - для того, чтобы добыча казалась более желанной, Мэтт получил информацию о том, что здесь находится нечто вроде "лазарета", и что раненый Клементе находится здесь; может, лично Гвидо был бы и более желанной мишенью - но если бы он сказал, что находится здесь один, вряд ли вся ударная бригада Хонга собралась бы на огонёк - а нейтрализовать желательно было всех; по крайней мере - всех, кто заглянет сегодня на огонёк. Как и в прошлый раз, в случае яхты - Агата выступила спонсором, предоставив свой склад как место "встречи", взяв обещание, что за собой стрелки приберут - так что и Итан тоже был в зоне досягаемости, ожидая, когда всё закончится. - Рэй, это тебе - когда начнётся, первым делом вынеси тех, кто останется снаружи. - как самому "опытному" военному, Гвидо протянул Рэйнарду винтовку с оптическим прицелом и прибором ночного видения - водителя их грузовика, или стоящих на стрёме, кто бы там ни был... Подготовился дон Торелли к налёту почти как к спецоперации, с перемещённого склада им и Джозефом было взято самое лучшее, подствольные фонари, способные ослепить даже самого "узкоглазого", бронежилеты, даже оружие было заряжено бронебойными пулями на тот случай, если китайцы тоже были защищены. - Ал, это тебе. Джозеф, ну ты-то лучше меня знаешь, что тут к чему... - Гвидо протянул по стволу Клинтону и Ринальди. Интересно, племянник Майкла нечто подобное держал в руках когда-нибудь? То, что здесь будет происходить - не совсем то, что у них было с ниггерами в лесу, да и бойцы китайской мафии - вовсе не чернокожая рэп-мото-банда, которая максимум своей организованности проявила в установке палаточного городка. Даже если их и меньшее количество, чем было чёрных тогда - они всё же опаснее. Даже если их застать врасплох...

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-14 13:46:41)

+2

3

У меня отличное настроение. Сезон охоты открыт. С вами любимый журнал National Geographic, собираемся изучать культуру народов мира методом нашпиговывания пулями. И я не знал, кто хуже - вконец охреневшие мудаки из Лос-Анджелеса или хитрожопые китайцы. Спелись за ннашей спиной, провернули нехилую схему с нападением на "Паридиз". Вынужден признать, трюк с телефонистами впечатлил. Они оказались сообразительнее, чем я предполагал. Придётся ответить тем же и, боюсь, ответ проиграет по части креатива, зато будет прямолинеен до неприличия и брутален.
- На живца будем ловить? - первым делом поинтересовался я, прибыв на точку сбора. В детали плана с Пинтой вникнуть не успел, в общих чертах только понял, что Гвидо собирался пустить ложный след. Это умный ход, учитывая воинственность Хонга и его команды; лезть в стиле коммандос в пекло было бы верхом неразумности. - То есть сначала кромешная тьма, тишь да благодать, затем ураганный салют как на День независимости? Мне нравится, - я вообще свечусь удовольствием, ведь посещение складов Агаты сродни визиту к Санте в молле, за исключением того, что не надо выёживаться ради подарков. - По твоим подсчётом, сколько их будет? - вспомнился ворох плоских анекдотов про миллиард китайцев, которые вот-вот нагрянут. Враги явно не ожидают подвоха. Думаю, припрутся, тут Клементе на блюдечке, осталось праздничной лентой его повязать.
- Сбылись мечты, - вместо Рэя я проиллюстрировал появление шикарной снайперской винтовки. Меткий огонь позволит скосить арьергард, тогда китайцы вовсе не поймут, откуда ведётся стрельба. - Я влюблён, - точно, это был он: новенький АК с бронебойной начинкой. - Верите в любовь с первого взгляда? - резво ударил постучал себя кулаком в бронежилет на манер римского легиона перед триумфов, добытым в кровопролитной битве, после чего взял ствол и передёрнул затвор. Прицелился в свету. Мушка сошлась на букве "О" на одном из ящиков.
- Их окружить надо, чтобы врассыпную не кинулись. Они шустрые гады, бегают быстро. Фиг догонишь, поэтому стрелять надо наверняка, - с этими словами сгрёб несколько рожков про запас. Я не ждал, что будет легкая стрельба как в тире. Недооценивать людей Хонга было глупо. Сдаваться они точно не будут.

+2

4

Китайцы - народ шустрый и быстрый, он был знаком с ними и раньше, поэтому их поведение он знал явно не лучше Гвидо, но мог заявить напрямую, что точно знает, как они поведут себя. Он даже знал пару фраз на китайском, так ради прикола было дело, когда он сел за словарь в одной из библиотек Сакраменто в свободное время и почитал их конструкции и иероглифы с правильным написанием. Интересный народ и очень опасный в мафиозном деле, поэтому недооценивать их нельзя.
Когда они прибыли на место, Джозеф был мыслями где-то далеко и не здесь. В последнее время он был несколько сентиментален и предавался мечтам о свадьбе, поэтому сейчас быть здесь было очень даже стремно, ведь если его там зажмут, то живым он оттуда не верит, а как потом Никите объяснят, что ее будущий муж умер за барной стойкой на работе? Идиотизм, да и только. То ли Клинтон старел, то ли действительно настолько влюбился в эту безбашенную девчонку, ведь он решился на серьезный шаг - свадьба. Но для начала хотел представить ее Гвидо, чтобы тот дал добро на это, потому что спрашивать совета у своих же сверстников и коллег по работе было глупо. Трезво и адекватно они вряд ли оценят. Была бы Агата - Джозеф бы и к ней обратился с целью человека, который наблюдает их отношения со стороны. Если Монтанелли безоговорочно кивнет, то Клинтон точно уверится в том, что это его девушка окончательно и бесповоротно.
Мысли пришли в кучу и к настоящему делу только тогда, когда Гвидо всунул оружие ему в руку. Клинтон аж вздрогнул, поднимая на того глаза, но пальцы уверенно сжали металлический ствол. Он передёрнуло затвор, коротко кивнув головой и бросил взгляд на Альберто, который был рвать и метать. Глаза напарника блестели огнем предстоящей перестрелки, от чего он улыбнулся кончиками губ, хлопнув того ободряюще по плечу. Этот задор нравился и ему, однако в эмоциях он в последнее время был несколько сдержан. — Еще как верю, — мужчина изогнул бровь, улыбаясь уже шире.
Глянув на Монтанелли, он на мгновение задержал взгляд, но затем сморгнул, переводя глаза на оружейный склад. — Я знаю лазейку, поэтому пойду прямо внутрь с другого входа, чтобы вы были здесь, а я по другую сторону. Нужно быть с разных сторон, отрезав им путь к побегу, — с этими словами Клинтон коротко кивнул головой Гвидо и нырнул в ближайшие кусты, которые тихо шелестели от набегавшего ветра.

Джозеф перебежками оббежал склад по правую сторону, достигнув скрытого входа, о котором знал только он и Агата. Аккуратно отодвинув одну из досок, он пролез внутрь. Кромешная тьма настигла его глаза очень быстро и на мгновение ослепила его. Контрабандист спрятался за одним из ящиков, присев на корточки и держа ствол у себя. Дополнительные патроны он брать не стал, так как лучше справлялся с ближнем боем в рукопашную и посредством ближних предметов, что были под рукой. В этом ему пожалуй не было равных. Посмотрим, как повезет в этот раз и повезет ли вообще? Кажется, Клинтон в этот раз был несколько пессимистичен и отстранен, но это никак не должно повлиять на его работоспособность, так что сомневаться в нем точно не нужно.

+2

5

Все свадьбы и праздники, новые назначения и открытие приёма в Семью - всё это будет после того, как будет покончено с Сальвиатти и его приспешниками, Хонгом, кто бы там ещё ни был; пока не смолкнет оружие, пока не закончится война, прерываться им позволено может быть разве что на похороны... хотя даже на кладбище они вынуждены приходить со стволами под полами пиджаков - никогда не знаешь, что может случиться; тем более, когда конфликт происходит уже не между двумя мафиозными Семьями, а впутан кто-то ещё - кто-то другой веры... кому едва ли претит открыть стрельбу на католических похоронах. Как бы жестоки не могли бы быть итальянцы - свои войны они ведут всё же по определённым правилам, существуют определённые понятия, позволяющее сохранять уважение враждующих сторон друг ко другу - так должно быть, по крайней мере, и так было когда-то, в те времена, когда слово "честь" действительно значила что-то большее, не будучи таким близким к слову "эгоизм"... Даже Гвидо уже не помнил тех времён. Да и те немногие гангстеры, что ему годились в отцы, дожив при этом до сегодняшних дней - их тоже в лучшем случае едва застали. Похороны умерших во время бандитских конфликтов, прямо как и на настоящих политических войнах, чаще всего проводятся быстро, без затяжных поминок, в лучшем случае - погибший солдат может рассчитывать на все положенные усопшему человеку почести; однако, часто случается и такое, что времени на это попросту нет... и даже могила остаётся безымянной. Или же никакой могилы вовсе... В любых похоронах есть, впрочем, один неоспоримый плюс - если хоронят не тебя...
- Да, Ал, именно так... - улыбнулся Гвидо в ответ. Как на День Независимости, что прошёл как раз четыре дня назад... И вспышки выстрелов в какой-то степени можно назвать салютом по случаю небольшой победы; неясно пока, чьей именно - это станет известно только после того, как последний ствол смолкнет. Рано что-то говорить, возможно ведь, что они - все четверо - доживают свою последнюю ночь... и из-за ошибки любого из них четверых эта возможность вполне способна оказаться единственной. У их противников пушки стреляют ничуть не хуже, чем у них, единственный перевес Торелли - это эффект неожиданности. Впрочем, Монтанелли радостно наблюдать за тем, как радуется Альберто предстоящему "празднику смерти", облюбовав свой автомат, изобразив легионера из себя. Перестрелки не стоит бояться. В конце концов, это такая же часть их образа жизни...
- Человек шесть. Восемь - максимум...
- миллиард, может, не миллиард, но пересчитать их Гвидо в "Парадизе" не успел - одного им удалось застрелить там, но остались ещё другие... сколько всего человек вообще Хонг способен собрать под своим командованием? Восемь, впрочем, вряд ли - это просто столько, сколько могли бы уместиться в этом их фургончике, шесть - пожалуй, на это стоило бы рассчитывать. Хотя готовыми быть стоит даже и к десяти, хоть и к двадцати - другого шанса уже не будет, не будет его даже в том случае, если их будет четверо против двоих людей, но Торелли не справятся даже будучи в большинстве... Так что патронов не стоит жалеть. Оружие - это вообще расходный материал... Так что сдавать "любовь" по окончанию боя Альберто никто не попросит - трофеи разбирают выжившие.
Так ведь, Джозеф?
За все предоставленные "игрушки" стоит благодарить их с Агатой - может, магазины Риккарди и не удалось удержать, но это не значит, что бизнес пошёл с этим на ноль; разве что ушёл в тень, чтобы затем развернуться ещё шире, собственно, потому присутствие Тарантино стало таким уместным в Мексике. Кто знает - в будущем ассортимент может стать ещё интереснее. Оружия уже сейчас можно достать столько, что хватило бы на вооружённое восстание, или на зомби-апокалипсис, что стал таким модным сейчас у молодёжи...
- Только так, чтобы мы перекрёстным огнём друг друга не задели - и фонари их слепили, а не нас самих.
- у подствольных фонарей мощность почти как у автомобильной фары, если пройтись его лучом по глазам, уже привыкшим к темноте, видеть эти глаза ещё минуты две-три ничего не будут, кроме размытых отблесков; а этого времени слишком много - полминуты, вот примерно сколько есть для того, чтобы сделать "салют"... Дальше останется только убрать за собой. Дел, впрочем, на остаток ночи; но им с Итаном к этому не привыкать, да и для Рэйнарда далеко не впервой. - Особенно Рэя... - русско-филипинскому здоровяку, выступающему в роли снайпера, глаза нужнее всех из присутствующих - и занять ему надо бы место повыше, чтобы мог видеть и то, что происходит снаружи склада, и то, что внутри, чтобы подстраховать остальных. - Всё разобрали? - взглянув на опустевший стол, Гвидо щёлкнул рацией, убедившись, что остальные три "уоки-токи" отзовутся. Усердствовать с переговорами, впрочем, не стоит, в полупустом и гулком помещении эхо разносит звуки динамиков немногим хуже оружейных хлопков или других звуков. В подтверждение Монтанелли толкнул стол ногой, заставляя его перевернуться столешницей в сторону входа - создав тем самым себе укрытие. - Мобильники отключить не забудьте... - добавил уже в рацию. - Все на позициях?

+2

6

Взаперти самым сложным было осознавать, что на протяжении трёх долгих лет запрещено брать в руки оружие, при этом тебя окружают люди с пушками. Видеть каждый день охранников, бравирующих стволами в чёрной кобуре - отдельная пытка. Поэтому по возвращению я стал регулярно ходить на стрельбище, пытаясь взахлёб наверстать упущенное. По этой же причине новому автомату радуюсь как ребёнок. Каждая пушка строго индивидуальная, как женщина, требует особого подхода. Она неповторима. Везде есть свои нюансы. Ситуация поджимала, времени на культурное знакомство у нас не было, пришлось ограничиться ритмичным постукиванием ладонью о магазин. Центр тяжести подобрал.
- Отлично, - проходя мимо Джо, товарищески похлопал по плечу. Бронежилет с непривычке сидел странно; казалось, что он больше мешает, нежели спасает. - Так покажем им, с кем связались, - слова обманывают, вводят в заблуждение - стволы говорят всегда точно то, что они имеют в виду. В таком ключе будет строить диалог с китаёзами. Они давно напрашивались на салют. У Хонга воспалённое желание смерти. - Отлично. Шеф? - вопреки тому, что Гвидо ценил неформальное общение, особенно в узко кругу знакомых, во время боевых операций я предпочитал обращаться к нему именно так. Помогало поддерживать внутреннюю дисциплину. В сражениях субординация носит фатальный характер. Да, в Сан-Квентине начитался множество умных книг. В том числе, древнекитайские трактами через меня прошли. Иронично будет применить полученные знания против самих авторов. С нашей местной спецификой, разумеется. - Учту, - это я про численность вероятного противника. С одной стороны, могло быть больше, с другой - даже грамотно действующая шестёрка способна доставить немало проблем. К цифрам всегда отношусь подозрительно. Опыт подсказывает, что плохих парней (если нас условно можно назвать "хорошими") как правило оказывается больше, чем ожидалось. Закон Мёрфи, мать его. Так что не питаю иллюзий. Я готов ко всему.
- Удачи, Джо! Давай кто меньше всех "снимет", платит за пиво сегодня? - предлагаю небольшой пари Клинтону перед тем, как понёсся бодрить китайцев с тыла. - Постараемся, - дружественный огонь будет совсем не в тему, но, сдаётся мне, после первых выстрелов склад погрузится в хаос. Начнётся беготня, беспорядочная пальба во все стороны. Я видел, как ведут себя ослеплённые люди. В "правительственном центре" у нас так буйных гасили - они лихорадочно машут руками. Имея на руках ствол, начинают беспощадно палить. Срабатывает естественный рефлекс. В связи с чем жалко, каски нет.
- Так точно, - на позиции. Отвечаю тихо, рацию поставил рядом на ящик. Приклад принял в упор к плечу. Дыхание размеренное. Язык машинально гуляет по зубам, губы сомкнуты. Щурюсь в прицел. В горле пересохло. Надо было спросить у Джозефа про "напиток дня" в баре.

+2

7

Перестрелки - это гонка адреналина по телу, заставляющая кровь бежать быстрее, а пульс стучать в ушах так громко, что порой, при таких моментах, не слышишь собственных мыслей, а лишь отголоски каких-то фраз, то ли своих, то ли напарников. Это ощущение не покидает тебя даже тогда, когда уже все закончилось, в крайнем случае, так у Джозефа точно. В нем он варится и коптится все время, сколько себя знает, то есть всю свою сознательную жизнь, начиная даже с тех моментов, когда парень с мафией еще даже не был знаком. В детстве часто шкодил и подобная напряженная ситуация, когда все ищут виновника разбитого окна, вазы или кнопки на стуле учителя, а ты молчишь и делаешь вид, что и понятия не имеешь, кто бы это мог сделать, хотя в душе надеешься, что никто не заметил момента, когда данная подлянка была сделана. Свидетели ему не нравились уже тогда, что говорить о сейчас?

Ему не важно сколько там людей, важно то, насколько они профессионально обходятся с оружием, что держат в руках. А вдруг, среди них есть те, которых согнали для количества, чтобы устрашающе выглядело? На это парень никогда не обращает внимание. Бывает, что и один человек создаст тебе массу проблем, чем целая армия мафиози, пусть и вооруженная до зубов, но постоянно промахивающаяся и совершенно не сплаченая между собой. Так как их было четверо, и каждый точно знает, что за игрушка у него была в руках, Клинтон был уверен в каждом из них, пусть и лично они были знакомы немного. Раз Гвидо их взял на это дело, то и плюсики к уважению со стороны контрабандиста к ним набрали обороты в несколько сотен. Однако знать им об этом точно не обязательно. Льстить и лукавить в лицо - это не к нему, нафиг надо. Таких личностей парень всегда обходил и обходит стороной, дабы не напороться на что-то действительно подставное и неприятное.

На такие дела Джозеф никогда не брал с собой телефон, дабы не сорвать все планы, которые они построили задолго до налета, а - то было такое пару раз, когда сотовый разрезал тишину и все пропадом валилось из рук. Какой уже там "по тихому и быстро"? Уже только "мочи всех, пока тебя не замочили". С того случая всегда оставляет его в автомобиле. Своих - он найдет всегда, потому что знает где искать, да и у них рация, а остальные на данный момент совершенно не важны для него, потому что на кону его жизнь и жизнь напарников, что полагаются на него. О посторонних и речи быть не должно. Родственники и любимые - это дело прекрасное, но за гранью его потрясающего и незаконного рода деятельности.

Припав плечом к ящику позади, он повернул голову к прикрепленной рации на правом плече, зашептав. - Джозеф на позиции, - пари предложенное Альберто было отличным стимулом к пальбе, хотя для других - абсолютное больное и ненормальное. Считаем количество трупов, чтобы понять, кто платит и кто сколько пьет. Сейчас быть может алкоголя Клинтон и не хотел, но он знал точно, что после перестрелки выпить ему точно не помешает от счастья или горя, смотря как ситуация сложится сейчас. В любом случае, настрой Ринальди ему был более чем приятен и подстегивал неплохо, так что его молчание - можно принять, как определенно точно согласие на пари.

+2

8

Подобная близость к боссу Семьи в такие моменты, как правило, означает скорый подъём в организации - конкретно на самую важную, пусть и не на самую высокую, её ступень; для Рэя она, впрочем, недоступна из-за его происхождения, Джозеф - хоть и имеет в себе итальянскую кровь, но итальянец только наполовину, что тоже его "задерживает", так что в ближайший приём - хорошие шансы есть у Ала, племянника Ринальди, у которого проблем с рекомендацией точно не возникнет - дядя за него точно поручится, Фрэнк, кто будет третьим "поручителем" - вопрос пока открытый, третья скрипка в этом "трио" южной команды, наверное - Мэнни Фиоре, который команду и возглавит, когда Альтиери-старший станет консильери, это уже было обговорено на высшем уровне... Соучастников в этот вопрос, естественно, не посвящали (если только сами Майк или Мэнни не обмолвились), так что если Альберто и понимает, что к чему, и надеется на что-либо, то это уже своим умом. Что касаемо Джозефа - он наверняка понимает, что Монтанелли был бы рад его увидеть членом Семьи, и знает, что для этого нужно сделать - заручиться поддержкой троих "посвящённых", один из которых будет в ранге не ниже капо; он Агату должен просить об этом - это уже один голос. Но надо ли оно ему вообще - пусть решает сам, итальянское происхождение - тоже далеко не гарант, иные макаронники так в соучастниках и ходят до самой старости - и вольготно себя чувствуют при этом, никуда не рвутся.
Впрочем, чтобы все назначения и посвящения прошли и вообще были возможными - для начала им нужно выжить в этой заварухе с китайцами и Сальвиатти; включая и самого босса, которому предстоит эту церемонию проводить - он из той же крови и плоти, что и остальные солдаты и соучастники Семьи, к тому же - и по возрасту старше многих на порядок, шансы словить пулю в перестрелке у него такие же; может, и повыше - если кто-то его узнает, целиться будут в первую очередь в него. В этом случае, клятву произносить они будут перед лицом Фрэнка - или Майка, это они уже между собой решат, кто возьмёт руководство, потому-то Монтанелли был удобен такой тандем, со стратегической точки зрения, случись что с ним - между собой Ринальди и Альтиери договорятся без споров и уж тем более кровопролитий.
- Поддерживаю! - усмехнулся Монтанелли, хотя сам пиво не пил, да и обращался Альберто к Джозефу, а не к нему, но в пари поучаствовать был готов... пусть может даже и выглядело бы это со стороны жутко - для тех, кто их жизни не знает (а массовый расстрел от шестерых и больше человек из оружия калибра 5,45 и выше - нормально бы выглядело?). Все знают, что к смерти Гвидо относился легко - видел её часто, бесчётное количество раз прибирался за ней, наблюдая за её последствиями - как в виде отдельно взятых покойников, так и того, что потом происходит с живыми, которые были с ними связаны так или иначе; это научило его тому, что бояться её не надо - смерть не всё забирает; а только своё... - Рэй, а ты? - и если уж суждено - значит, так тому и быть, никогда не угадаешь. Это не значит, конечно, что не нужно бороться за свою жизнь; но и не только для того, чтобы остаться в живых - иногда даже вовремя уйти будет правильно. Дон Фьёрделиси не смог этого сделать - Сальвиатти, как видно, тоже не собирался, хотя имел все возможности и все завязки, чтобы отойти от дел и жить припеваючи, пожиная плоды былой славы; Монтанелли предчувствовал, что и получится в итоге с ним, как с Антонио - предадут свои же люди, не согласные с каким-то из его решений... вопрос в том, как именно они это сделают.
- Отлично. Тогда... как это говорится? Тишина в эфире. - да и вообще тишина... Гвидо щёлкнул рацией, и расположился на полу, прижавшись спиной к столешнице, сжав автомат - Рэй подаст сигнал, после отряд Хонга они и так услышат. Во всём складском помещении, свет горел только в комнате отдыха - чтобы не было так очевидно, что склад необитаем; скорее всего, туда они и направятся сразу.
Самое трудное в том, чтобы сидеть в засаде - это выжидание. И если рядом сидит кто-то из твоих друзей - ещё можно поболтать вполголоса, но они-то здесь сидели каждый по своим позициям... Монтанелли привык к тишине - так же, как и смерть, она была составляющей его работы. Да и вообще - приближаясь к пятому десятку, начинаешь иногда чувствовать потребность в ней... Джозеф, Альберто и Рэй - ещё молодые, вот на них она наверняка сильнее давит сейчас. И не покурить даже - кто курит. Но в этом есть и плюсы - после долгого ожидания, в пылу боя может оказаться не так уж страшно, будешь только рад, что дождался действия - как ребёнок рождественского подарка. Только в их случае - ещё не известно наперёд, точно ли он будет, этот подарок - может, наводку Маттео заранее раскусили, или Фредо сочли недостаточно нужной мишенью, или ещё какая причина, и они вообще зря так хорошо подготовились - никто не явится?
Эти опасения, впрочем, развеял голос Рэя в рации - а затем и в ночной тишине стало слышно, хоть и едва-едва, как в стороне дороге шумит мотор и щёлкают дверцы машины; если бы на складе и впрямь кто-то жил бы - наверняка этого даже не было бы слышно. Гвидо перехватил автомат, вытаскивая дуло из укрытия... чтобы не быть замеченными, остальное расстояние "команда захвата" Хонга наверняка преодолеет пешком. Надо пустить их на склад, затем ближе... слышно, как открылась дверь; несколько тёмных фигур шустро, но практически бесшумно забежали внутрь, оглядываясь по сторонам; не размахивая стволами, чётко, даже общаясь жестами - загляденье... Приняв упор, Гвидо включил подствольный фонарь, поймав троих в луч света:
- Огонь! - и нажал на курок...

+1

9

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Hieroglyph of blood