vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » He Said Hello


He Said Hello

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Ливия Андреоли, Альберто Ринальди.
Место: "Доллз", затем кафе "Круазетт".
Погодные условия: ясно [21 июля 2015 г.]
О флештайме: Ал всё больше начинает конфликтовать с Ренато, ситуация обостряется перед турниром с "Ареной". Во время случайной встречи с Ливией Ринальди-младший решает обсудить сей деликатный вопрос. Одновременно из тюрьмы вышел старый-новый знакомый Ала Джексон Уэйд по кличке Рамзес. Вместе с подельниками парни решают припугнуть Ала, вместе с ним и Ливию.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-07-14 17:13:47)

+1

2

Я приехал в "Доллз" ровно в полдень, беседа с Беппо пролетела незаметно. Горлеоне оказался очень говорлив, с радостью показал свой новый кабинет, затем в очередной раз предложил устроить экскурсию по заведению, на что я согласился. Было интересно самолично посмотреть, как дядин клуб развивается в турбулентное время. Заодно не смог отказать себе в удовольствии ознакомиться с новой развлекательной программой, назовём это так. По мере наплыва клиентов растут запросы, поэтому Беппо приходилось расширять контингент. Обо всём этом он тоже поведал за бокалом бурбона. Правда, я чисто символическую дозу принял на грудь. Виноват, отвык от крепких напитков за время продолжительного "правительственного турне". Зато, по меткому замечанию собеседника, стал чертовски пунктуален. Вот и сейчас напоминаю, что мне пора отчаливать.
- Атмосфера прекрасная, но долг зовёт, - пристав, жму руку управляющему, застёгиваю пиджак, перед выходом останавливаюсь, чтобы поправить галстук у зеркала. Виндзоровский узел казался чем-то из другого мира. В отъезде их сравнивали с петлями, а я даже рад, что снова имею возможность носить строгие костюмы. Чувствую себя свободнее. - До встречи, Альберто, - Горлеоне кивнул, после чего плюхнулся обратно в кресло, принявшись изучать кипу бумаг. Майк попросил оказать услугу, принести ему несколько конфиденциальных документов, в том числе, со схемами оптимизации финансов, которые Торелли обкатывали на подконтрольных точках. Кроме того, он просил передать привет, да и просто поведать обстановку. Незапланированный визит пришёлся весьма кстати. Хоть на что-то приятное удалось отвлечь внимание. Я был дико загружен последними тёрками с Ренато касательно судьбы собственного детища, "Барракуды". Чем лучше по долгу работы приходилось узнавать Рена, тем глубже я убеждался, что он неконтролируем. Рассуждает слишком узко, вечно ходит с зашоренным взглядом, и это я не говорю про привычку взрываться на ровном месте. Никому не пожелаю такого делового партнёра. У нас ситуация с "Ареной" на носу, а он устраивает разборки, чей калибр больше и длиннее. Всё-таки не понимаю его. Мы будто с разных планет.
- Привет, - встречаюсь с Ливией у гардероба. - Слышала про предстоящий турнир между "Барракудой" и "Ареной"? Почтишь свои присутствием? - не берусь судить, насколько состязания бойцов с брызгами крови соответствуют её представлениям о культурном времяпровождении, но моё дело пригласить. Забавно, давно находимся под крылом Семьи, но с плотным общением не сложилось. Она выходит, меня закрывают. Мистика судьбы? Ты мне скажи. Она своего рода легендарная личность. В последний раз виделись на вечеринке по случаю моего возвращения и, кажется, на сходке, где обсуждали, что делать с Крусанти. - Конкуренты активизировались. Со всех сторон лезут. Ещё Ренато заносит на поворотах. Его послушать, так он Джузеппе Гарибальди собственной персоной, народный герой Сицилии, чёрт! - рявкнул в сторону, взяв ключи от машины. Жаловаться на жизнь я не планировал; само выскочило. Увидел Андреоли - вспомнил о Барриано, который недалеко ушёл от двоюродного брата. Несмотря на продвижение по карьерной лестнице, в сущности остался мясником-лавочником, популярным среди бедноты. Кстати, то, что его якобы любит простой народ, вкупе со слухами о железной хватке и влияло на то, что я считал его ценным кадром. Ситуация менялась. Раздражало и то, что он постоянно кичился знанием "законов улиц" - да я тоже не вчера на свет появился, в тюрьме познал сполна, однако вёл себя совершенно по-другому. Объяснить Рену, что существуют более цивильные способы решения проблем, а многих проблем легко избежать, было бессмысленно и бесполезно.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-07-15 03:21:35)

+2

3

Внешний вид

Последний месяц в "Доллз" Ливия что-то совсем зачастила - знала тут ее уже не только охрана, но и весь остальной персонал, стоило однажды Майку представить ее коллективу не только как приятельницу, но и как ту, с которой он ведет совместные дела. С того времени, как Парадиз был вынужденно закрыт, их так называемое сотрудничество с Ринальди только укрепилось. Возмущенных девочек, оставшихся без заработка, нужно было быстро куда-то пристраивать, пока они не перепугались шнырявших повсюду копов и не сбежали к чертовой матери подальше от места, которое вот-вот рискуют накрыть. И Ливия, не желая терять свой штат, активно занялась данной проблемой, в итоге решив ее в том числе и благодаря "Доллз", любезно предоставившему под своей крышей "точку" ее лучшим девочкам.
Забрав в очередной раз причитавшуюся ей долю, Ливия задержалась у бара с одной из своих красоток по имени Мэнди и потолковала с ней насчет Майка, его подручного Беппо и их способов ведения бизнеса. Так или иначе, но в ночном клубе Ринальди она все-таки видела определенную конкуренцию своей гостинице. И сейчас разглядеть ее было особенно легко - среди гостей "Доллз" нередко встречались те, кто раньше был завсегдатаем "Парадиза". И это не могло не удручать ту, которая столько сделала для того, чтобы поднять свою гостиницу на достойный уровень, превратив ее из обветшалого бордельчика в роскошный центр ночных развлечений.
Теперь же из-за нападения Сальвиатти вместо хваленых отзывов в свой адрес она вынуждены была слушать о завидных успехах "Доллз", подсчитывать убытки за простой на время ремонта и сокрушаться о том, как из-за предателя Малыша Кляйнера, с которым ошибочно пошла на сделку, потеряла нескольких своих хороших девчонок. Но вызовы, что бросала ей жизнь, всегда заставляли Ливию подниматься и идти дальше, несмотря ни на что. И сейчас, задумчиво двигаясь в лучах светомузыки в сторону выхода из клуба, она давала себе твердую установку сделать "Парадиз" еще круче, чем он был до этого. Перевернуть старую страницу и начать новую, еще более красочную и яркую.
Именно этим были заняты ее мысли, когда в дверях она неожиданно столкнулась с Альберто. Стоит отметить, племянник недалеко ушел от родного дядюшки, и, судя по дорогому костюму, щеголем был ничуть не меньшим, чем его старший родственник.
- Привет, - тем не менее заострять на нем свое внимание Ливия не собиралась. Для нее он был всегда кем-то вроде мальчика на побегушках. "Принеси-подай-убери" - именно так относился к нему в свое время покойный Марчелло и подобные настроения переняла невольно и Ливия, не считая, что из мальчишки выйдет толк. Сейчас мало что переменилось. Даже несмотря на то, что выйдя из заточения, Ринальди-младший активно взялся за бойцовский клуб и переговоры с русскими, он все равно не казался Ливии тем, на кого стоит тратить свое время. Поэтому и встретила она его без особого воодушевления - как всегда, спокойные размеренные движения, равнодушный взгляд и снисходительная едва заметная полуулыбка.
- Посмотрим на погоду, - придет она в "Барракуду" или нет. Проверять выдержку Ренато у нее не было никакого желания. Хотя может и стоило сходить, чтобы капельку попровоцировать... Если посмеет наброситься на нее прилюдно, она возликует, ведь этим он точно раздавит последнюю веру в свою адекватность и способность себя контролировать.
Продолжать светскую беседу дальше она не планировала, но услышанные нелицеприятные вещи в сторону Барриано заставили ее притормозить и взглянуть на Ала как-то по-новому, с куда бОльшим вниманием, чем прежде. Не ожидала она, что человек, который ведет с ним бизнес, будет так о нем отзываться.
- А он сам в турнире участвовать часом не собирается? - ухмыльнулась, представляя, как парой смачных ударов его отправляют прямиком на тот свет. - Вот на это бы я, пожалуй, посмотрела, - и даже пообещала бы вознаграждение тому, кто его уделает.
Ливия еще раз взглянула на Ала, на сей раз несколько изучающе. Ей стало жутко любопытно, что не поделили между собой эти двое. Не зря же говорят, что общие недруги сближают.
- Слушай, я тут собиралась выпить кофе где-нибудь в тихом месте, - быстро соврала, поглядывая на дверь - не хочешь составить компанию? Странно, вроде знакомы столько лет, а толком так и не общались, - почувствовав союзника в лице Альберто, тут же прикрутила свою заносчивость и стала более любезной. Что ни говори, а Ливия всегда умела хорошо определять момент, когда стоит убрать коготки и помурлыкать.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-16 02:25:56)

+1

4

Мы знакомы заочно. Две параллельные прямые, которые не пересекаются, примерно как узоры моей клетки, и, наверное, так и должно быть. Я свору, если скажу, что часто думал о ней во время заключения. Мне итак было, о чём вспомнить. Слишком много событий произошло в моей жизни, куча всего навалилось, Ливия долгое время оставалась бликами воспоминаний. Я больше слышал о ней, нежели знал, что конкретно из многочисленных слухов является правдой. Единственное, что никак не могло ускользнуть, это риторический вопрос: каким идиотом должен быть Марчелло, чтобы эта женщина возненавидела его? Ума не приложу. Равно как и то, что горе-супруг, нынче благополучно дохлый, не заподозрил заранее, чем всё кончится. Был ослеплён, не иначе. Впрочем не моё дело, своих драм хватает. В очередной раз заценю, настолько безупречно Андреоли выглядит и одевается, прежде чем отчалить восвояси. Она леди в чёрном, женщина-кошка. У кое-кого планы на вечер. У меня наоборот запланирован геморрой в переговорной. "Барракуда" резво стартовала, с пальбой и прочими радостями, дальше предстояло довести идею до ума и начать расширять бизнес. Я собирался поставить дело на поток, и было бы существенно легче работать, если бы не один взбалмошный сицилиец с кочергой в жопе. Не при даме будет сказано.
- Как знаешь, - отмахнулся, обожаю женский сарказм, мне так его не хватало в известном заведении без окон. Не надо быть синоптиком, чтоб определить погоду - будет жарко, обещаю. Обеспечу в лучшем виде. Это у других халтура, пародия на драки, а у меня пишется история на арене. Да, и вынести мозг Ренато святое дело после недавних споров с ним касательно найма бойцов. Опять  Барриано принялся права качать, вообразил себя дуче. Пришлось напомнить, у кого из нас мозгов побольше. Так что буду не против, если Ливия уязвит его самолюбие свои присутствием на турнире. Его мужское "я" пострадает, как это, бля, печально. Но не одному Рену стоит реагировать; мне от брюнетки тоже доставались вербальные шпильки и спицы. Ещё бы она на это не посмотрела. Я имею репутацию непредсказуемого человека, поэтому немудрено. - И на кого бы ты поставила? - давай, сказала А, говори Б, я слушаю. Делаю вид, будто интересно. Десять лет назад я бы мгновенно записался на драку, только ради того, чтобы увидеть, как изменится её хитрая самодовольная физиономия, но я староват для этих игр. По молодости насовершал достаточно глупостей ради красоток, и не жалею ни об одной из них. - Будь разрешены женские разборки, ты бы всем дала фору, но я бы на это тоже глянул, - Ливия одна из последних посвящённых женщин в Семью, ей грех не нарушить ещё парочку правил. - У тебя отлично выходит ломать традиции, - во фразу уместился и факт посвящения, многими считающийся курьёзом, и убийство семейного человека Марчелло; в этом смысле ей положено на исповеди ходить с завидной регулярностью. Чёрный цвет к этому прямо располагает.
Но я не собирался разводить дискуссию. Обменялись выстрелами и пошли дальше. Спасибо, что посетила вечеринку, я тронут до глубины души и все дела, но это автоматически не делает из нас закадычных друзей.
- Хорошая идея. Давай, - сам не заметил, как быстро переменилось настроение. Ливия мастер уколоть моё эго, одновременно она сродни глотку свежего воздуха. Поэтому не хотелось отказываться. Я и сам подумывал о том, чтобы заскочить в кафе перед тем, как вернуться в штаб. - После вас, миледи, - саркастично пропускаю девушку вперёд. Она права. Мы будто намеренно оттягивали возможность нормально поговорить. Это странновато, если так подумать. В любом случае знаю здесь приятное заведение неподалёку, где сможем продолжить.
- Слышал, тут первоклассное кофе, - мы перешли через дорогу и прошли пару кварталов до "Круазетт". Интерьер выполнен в стиле Каннского фестиваля. Стены увешаны ретро-фотографиями знаменитостей золотой эпохи Голливуда с их автографами. Кстати, я тоже соврал, мы квиты. Пообещал себе, что завязал с кофе, чаем, сигаретами, спиртным, со всем, что вызывает привыкание. Свобода и независимость обрели для меня новый смысл. И вот бежевая чашка с американо красуется на столике передо мной. Чёрт, смотри, что ты делаешь со мной, Андреоли. Это твоя вина. Я улыбаюсь впервые за сутки. - Уже забыл его вкус, - это был так давно, но к чёрту сентиментальности. - Думаешь, как скоро закончится перетряска с "Парадизом"? Часть девочек в "Доллз", часть у еврея, я так понимаю? - делаю глоток и смотрю на собеседницу.

+1

5

- На себя, - хмыкнула, отшутившись. - А если в этом бою Ренато вдруг прикончат, я тоже окажусь в победителях, - уже одно то, что ему бы пару раз заехали по физиономии, значительно бы подняло ей настроение. Несмотря на то, что Ливия была не особым любителем насилия и крови, она не могла не признавать, что некоторые люди определенно заслуживали тумаков, и особенно те, которые смели поднимать свою руку на нее. Как ни крути, а всякий раз подобные мужские выпады до невозможности уязвляли ее самолюбие и пробуждали в ней ярое желание ответить если не физическим ударом, то мощнейшим моральным. И надежду на то, что Рену все же удастся как-нибудь отомстить, Ливия не теряла. Те сплетни, что она пустила о его агрессивности и неоправданной жестокости, выставив себя при этом хрупкой и беззащитной жертвой, были, в конце концов, только началом. И возможно сегодня она заполучит себе в союзники еще одного игрока на поле в лице молодого, но весьма эгоцентричного племянника Майка, с которым они однажды придумают схему поинтереснее и посложнее.
Услышав о том, что парень не прочь увидеть ее на ринге, схлестнувшуюся с другими девушками, Андреоли не смогла сдержать широкую ухмылку:
- Ох, Ал, - она жеманно вздохнула, догадываясь, что на самом деле за женские бои рисовал в своем воображении Ринальди, - отложи свои эротические фантазии. И не завидуй моим талантам, - шпильку насчет ломки традиций, в которых она по его словам преуспела, Ливия не пропустила и молча глотать ее не стала. Как и большинство мужчин в Семье, Ал наверняка считал ее очередной ошибкой Торелли, и все его якобы комплименты сейчас были не более, чем одним большим саркастическим подколом, стимулом к которому была обыкновенная мужская зависть. Она ведь в отличие от него уже успела занести собственное имя в "Книгу" и поднять на своем бизнесе такие суммы, о которых он наверное даже не мечтал. И это несмотря на небольшую между ними разницу в возрасте и на то, что она всего лишь женщина, которая по его мнению (вряд ли сильно расходящемуся с мнением остальных итальянцев-сексистов) должна стоять у плиты и стирать своему мужу носки.
Впрочем, препираться на эти темы у нее не было настроения, да и обращать против себя Ринальди было ей сейчас не выгодно, а потому она закрыла тему и, сдержанно улыбнувшись, вышла в приоткрытую для нее дверь. Меньше, чем через пять минут, перебежав дорогу в неположенном месте, они оказались на другой стороне улицы и вошли в кафе "Круазетт", совершенно не заметив, как бритоголовый татуированный мужчина со сломанной переносицей свернул газету, которую якобы читал, облокотившись о кирпичную стену соседнего с "Доллз" здания, и, опасливо оглядевшись по сторонам, кивнул еще кому-то вдалеке, после чего двинулся следом за вышедшей из клуба парой.
- Завязал с кофеином? - Лив спросила совершенно равнодушно, когда они оказались уже за столиком. Просто, чтобы поддержать зачин разговора. Помнится, когда она сама вышла на свободу, то как раз не могла никак насытиться такими банальностям, как свежесваренный кофе, мороженое и шоколад, и поглощала их тогда, как сумасшедшая. Удивительно, что у Ала все это отсутствует. Или просто с момента его возвращения прошло уже достаточно времени, чтобы за столом не напоминать дикаря? Делиться, впрочем, своими мыслями в этом направлении Ливия не собиралась, желая не только самой забыть, что когда-то была за решеткой, но и стереть это из памяти остальных.
- С евреем мы уже разобрались. Твой дядя сильно помог, - она достала из сумочки пачку сигарет и, вытащив одну для себя, молча предложила оставшиеся Алу. - Не буду лукавить, этим летом "Парадиз" пережил не лучшие времена, - хмыкнула, зажав сигарету меж губ и пытаясь раскопать в сумочке зажигалку. - Ренато там наверное ликует, да? Говорил тебе что-нибудь про меня? - решила начать с прощупывания почвы и выяснить, как сам Ринальди относится ко всей этой истории с местью за убитого брата. - Знаешь, я ведь не хотела, чтобы все обернулось именно так. Даже готова была пойти на какие-то уступки в плане компенсации за потерянные доходы с гостиницы, с которой он тоже когда-то кормился, - нагло соврала, - но после того, что он устроил у меня дома, я потеряла всякую надежду на то, что этот человек способен к переговорам. Как он вообще справляется с "Барракудой"? - недоуменно подняла брови. - В бизнесе необходимо иметь трезвый и холодный ум. Горячность всегда все губит.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-18 13:49:05)

+1

6

Как бы Андреоли не хотела лицезреть, как мне табло подправят на моей же арене, всегда найдутся мужчины, кого она не любит больше. Относительно Ренато наши мнения удивительно совпадали. Первый пункт из серии "у нас много общего". Интересно, последует ли продолжение. Не будет загадывать наперёд.
- Попахивает преступным сговором с целю убийства, - охотно поддержал шутку, на мгновение задумался. Явно сильно горевать не стану, если сицилийцу проломают башку. Вздохну, конечно. Соболезнования принесу, прочитаю милую эпитафию. Минуту молчания объявлю. Печально терять деловых партнёров столь экстравагантным способом. В идеале, я бы его иными методами отправил на пенсию. Даже готов золотой парашют прицепить к штанам перед пинком под жопу, лишь бы свалил через океан, благо опыт побегов у Барриано имелся. Но Ренато не до такой степени дурак, чтобы лезть на ринг. Он понимал риски. Жаль, за узкие пределы это чувство не выходило. Он бык здоровый. Болевой порог пониженный, инстинкт самосохранения хромает. Ощущение меры атрофировано. Странно, как его раньше земля носила.
- Ауч. Ты сегодня особенно колючая, - самодовольно откинулся назад на спинку стула, всем видом показывая, что на правах человека, чьи эротические фантазии долгое время сводились к желанию наесться досыта и проснуться не по расписанию, могу и помечтать. Что до Книги и связанных с ней... нюансов, к тому факту, что в Семью посвятили личность, гуляющую на шпильках, я относился скорее иронично, чем с протестом. В конечном счёте, не мне решать. Значит, так было нужно. Ливия умнее многих мужиков. Вынужден признать.
- Почти. Пару недель ходил сонным, потом привык, - как нетрудно догадаться, завязал не от хорошей жизни, однако периодически готов наслаждаться хорошим помолом, если в заведениях умеют правильно его варить. Ещё я понял, что многие вещи, которыми привык наслаждаться, на самом деле обременяют. Требуется время, что осознать это. Не уверен, что Ливия испытывала нечто подобное. Мне вообще невероятно сложно представить её взаперти. В оранжевой робе, на скамье подсудимых, во время шмона по утрам и традиционного обхода вечером. В общей душевой, наконец.
- Рад слышать, - очередного хитрозадого ловкача, значит, проучили. Отрадно. Идём дальше. - Думаю, сейчас все мы переживаем далеко не лучшие времена, - вздохнув, извлекаю собственную зажигалку, пока девушка роется в сумке. Предлагаю даме огонька. Сам от сигарет отказался. С ними точно завязал. Зажигалку "Зиппо" ношу исключительно потому, что с ней связаны определённые воспоминания, и как раз ради таких случаев. - Ренато тобою одержим в некотором смысле. Треплется часто. Про то, какая ты сука и неблагодарная тварь. Ты его за живое задела, глубоко засела внутри. Это видно, - не скажу, что рад, что нормальная в коем-то веке беседа между нами упирается в Рена, но пока с другими темами у нас не клеилось. - Да любая бы поступила на твоём месте также. Ты же в курсах, что я тоже не в восторге был изначально, когда пришлось с ним работать. Мало того, что мудак редкостный, так ещё и, как ты верно подметила, к переговорам не способен. Сомневаюсь, что он знает, что это такое... - собирался привести пару ярких примеров манеры Ренато, применительно к "Барракуде", которая давно бы развалилась, не будь меня в руля. Беседу прервал до боли знакомый бас. - Тони, херов макаронник. Совсем стыд потерял. Скрываешься что ли? Нехорошо друзей забывать. Мы ищем тебя по всему городу, а ты расселся кофе попивать, - Джексон Уэйд, больше известный как Рамзес за пару египетских глаз на затылке, производил фразы с хрипотцой, будто простыл. Пересидел в карцере, наверное. Рамзес явно рад меня видеть больше, чем я его. Он здоровенный остолоп, лысый череп, армейские штаны и чёрная водолазка. Совершенно забыл про этого дебила. Знал, что ему срок добавили, но не был уверен, что он уже должен был откинуться. - Костюм себе дорогой прикупил, девушку модную завёл, - Рамзес указал пальцем на Ливию, решив, что мы вместе. - Кучу денег из тебя, небось, высасывает? У меня тоже была такая. Эй, красотка, вы в курсах, что Тони у нас матёрый уголовник? Или он тебе набрехал, что в банке работает? - Рамзес счёл собственную ремарку дико остроумной, отчего расплылся в улыбке. Маячивший рядом Сет Нэш, жилистый парень с бородкой как у викинга и конфедеративным флагом наперевес, по инерции хихикнул. Третий гость, загорелый тип с разукрашенной шеей лишь улыбнулся: - Привет, Тони. Давно не виделись! - сказал Гектор Диас. Я в очередной раз удивился, каким махом латинос скорешился с пачкой контуженных рендеков. Да, в кафе взвалил не полный состав банды Рамзеса, а только наиболее отвратительные личности.
- Я тебе уже говорил, то, что нас загребли по одинаковой статье, и мы в футбол пару раз играли, не делает нас друзьями. Лучше проваливай. Смотрю, у тебя стокгольмский синдром развился. Только вышел на свободу, не терпится обратно? - я не хотел нарываться, но просто сидеть и слушать, как троица деревенщин наезжает на нас, не буду. Пока тлела надежда, что конфликт разрешится бескровно, Рамзес не станет устраивать цирк в людном месте. Мозгов должно хватить. Хотя сомневаюсь. Если его взяли за вымогательство, то Нэш отсидел пятнадцать лет за попытку отправки почтовой бомбы в центр по борьбе за права негров. Рамзес первый срок тоже мотал по расовым эксцессам. Заколотил кого-то в молодости. Насчёт Диаса уверенности не было. Вроде что-то, связанное с бандами.
- Придержи язык, молокосос. Отрастил яйца и решил потягаться со мной? Похвально. Организовал движуху в тюрьме и возомнил себя крутым? Фак, я дрожу, - он театрально приложил ко лбу тыльную сторону ладони, изображая испуг. - Тебе повезло, что я великодушен сегодня. Я прощаю тебя за тот досадный инцидент. Моё прощение и будет авансом для нашего проекта. Первой инвестицией! С моими связями мы весь Сакраменто нагнём,- войдя в роль матери Терезы, Рамзес переместил руку с сердцу, мол, мягкий и пушистый, снизошёл до того, чтобы не держать обиду за то, как хотел меня же и подставить. План обломался. Хотели из-под моей руки ткнуть Джерри из "Бладз" самодельным резаком. Мне удалось увернуться и сделать так, чтобы они попали под камеры. В итоге Рамзесу вручили путёвку в изолятор, а я вышел на волю.
- Обойдусь без твоих "инвестиций". Про связи будешь легавым рассказывать. Тебя свои же и упекли от греха подальше. Думал, я не знаю? Тебе ни денег никто не отправлял, ни на свидания не ходил. Иди устройся вышибалой куда-нибудь. Или на стройку. Или газон будешь стричь. Могу подкинуть телефон сердобольных общественников, которые помогают трудоустраивать хмырей типа тебя. Считай это моей инвестицией, - меня понесло. Терпеть не могу угрозы. Ещё больше ненавижу, когда меня прерывают. Достали навязчивые планы прибрать к рукам мои начинания в сфере боёв без правил. Мне Барриано сполна хватило, новые партнёры нужны как Фаринелли мошонка. Рамзес замолк. Вытер салфеткой пот со лба, нахмурился, протянул руку, туда Диас тут же передал стул. Он поставил его вплотную к нашему столику, присел между нами и приобнял нас за плечи. Габариты позволяли обхватить и меня, и Ливию.
- Ты погорячился, Тони, - в Сан-Квентине "Альберто" казалось слишком замудрённым, поэтому в ходу была тюремная кличка Тони, от моего второго имени Антонио. Так всех итальянцев называли. - Давай заново, только подумай хорошенько, - в руке, лежавшей на плече Ливии, возник нож-бабочка.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-07-18 21:19:49)

+1

7

- Ты еще и не куришь? Как тебе удается? - искренне удивилась отказу парня от сигарет и, получив любезно предложенный огонек, сделала затяжку, снова вспоминая свои годы, проведенные за решеткой. - А я наоборот, как вышла, никак не могу завязать. Хотя в общем-то и не пытаюсь, - глухо посмеялась, выпуская в сторону тонкую струю дыма. - Живем все равно один раз. - До заключения она довольно редко баловалась никотином, не находя в этом ничего особенного. Когда же попала на зону, быстро поняла, что сигареты здесь не только средство платежа за различные услуги, но еще и хороший способ влиться в коллектив и законтачиться с теми, кто рулит делами. Чем ближе к таким находишься, тем безопаснее и легче пройдет твой срок, и Ливия, всегда умевшая наблюдать и слушать, ухватила эту систему достаточно скоро. Тяжелой моральной составляющей это, правда, не убавило, но о ней она вспоминать не хотела. А сигареты с тех пор стали у нее то ли привычкой, то ли психологической зависимостью, избавляться от которой она не видела такого уж смысла - все равно проводит большую часть своей жизни с теми, кто безбожно смолит в ее заведении.
- Воу, - услышав нелицеприятные эпитеты в свой адрес, переданные со слов Барриано, женщина поспешно оглядела зал, - потише с такими комплиментами, - усмехнулась, откинувшись на спинку кресла и продолжая неторопливо курить. В принципе в рассказе Ала не было ничего удивительного. Она прекрасно знала, что злость Ренато на нее никуда не денется даже спустя годы, а то, что сам Монтанелли в разгоревшемся конфликте оказался на ее стороне, с вероятностью девяносто девять процентов еще больше распалила его гнев. Поэтому-то Ливия до сих пор не отказывалась от сопровождения, практически всюду таская за собой кого-нибудь из охраны "Парадиза". Не известно, когда Ренато вздумает нанести очередной удар. Она и сегодня приехала вместе с Хэнком, который ждал ее на улице в своей неприметной машине. От собственной ярко-красной "Ауди" Андреоли на период напряженной ситуации с Крусанти вообще отказалась.
- Он всю жизнь сходил по мне с ума, - она снисходительно улыбнулась, как бы поясняя тем самым причину одержимости Ренато собой. Именно в такой формулировке она, конечно, уверена она не была, но то, что поглядывал он на нее отнюдь не по-родственному, замечала не раз. Так почему бы не приплести еще и это? - Когда вернулся, видимо, рассчитывал на что-то большее, но, когда понял, что ему ничего не светит, рассвирепел еще пуще, - удобно объяснять конфликты с мужиками тем, что ты им отказала. Она бы и про Фрэнка в свое время достаточно гадостей могла наговорить (причем даже не прибегая ко вранью), но влияния у того было в разы больше, чем у приехавшего Барриано, а потому давить его надо было по-свежему, пока он не восстановил в городе свои утерянный связи. С Фрэнком же ей выгоднее всего было замять их конфликты. Благо, таких претензий, что были у Ренато, у андербосса к ней не имелось. Смерти, по крайней мере, он ей никогда вроде бы всерьез не желал.
Услышав о том, что у Ала на Барриано тоже зуб заточен, Андреоли в душе возликовала и уже начала задумываться над схемами, в которых Рена можно было бы как-нибудь подставить в бизнесе и удачно лишить его доли (руками Ала, естественно).
- Когда-нибудь Ренато вгонит ваш клуб в яму, помяни мое слово, - покачала головой, коротко постучав тлевшей сигаретой о пепельницу. - Однажды он, сам знаешь, на пару с моим мужем уже успел запустить "Парадиз"... Вам бы по-хорошему надо с Майком взять на себя все управление "Барракуды". Это он ведь ссудил деньги Ренато, я правильно понимаю? - иначе откуда у вернувшегося с ссылки забытого всеми гангстера такие суммы на поднятие бизнеса? А Ринальди-старший у него в друзьях вроде как значился. - Семейный бизнес. С родственниками вести дела проще, чем с приятелями. Они не кинут, - начала закладывать фундамент своей идеи, ненавязчиво вселяя в сознание Альберто все эти тонкости. - Ты подумай.
Продолжить разговор, правда, не удалось. Совершенно неожиданно к ним подошли люди яркой наружности и борзого нрава. Слушая их претензии к Алу, Ливия сначала решила, что его с кем-то спутали - не зря же называли его другим именем, - но с ответами Ринальди выяснилось, что ошибки все-таки никакой нет, а представшие перед ними лица, оказывается, вместе мотали с Алом срок, и друзьями, судя по всему, им стать так и не удалось.
Замерев, Ливия слушала их беседу молча, отложив сигарету и следя за всеми только глазами. Вопрос бритоголового, адресованный к ней, проигнорировала, посчитав его только прелюдией к тем претензиям, которые посыпались в дальнейшем в сторону Ала. Не то, чтобы она прям сильно испугалась этого появления, но напряжения он значительно подбавил. Ребята эти были конечно полнейшими идиотам, если знали, с кем связываются. А то, что они были в курсе, под кем ходит Альберто, было фактом очевидным - в тюрьме, как в коммуналке - все про всех всё знают.
От внезапных объятий бритоголового Ливия сначала попыталась отстраниться, но щелчок возле уха и появление острого лезвия у щеки быстро осадили любые попытки дергаться. Глазами она отыскала кого-то из официантов, который, заметив неладное, уже поднял телефонную трубку для звонка, вероятнее всего, в полицию.
- Я бы на твоем месте, - начала она спокойным тихим тоном, - убрала нож, если не хочешь вернуться туда, откуда вышел, - с рецидивистами копы долго не разговаривали, и те, кто был поумнее, старались не нарываться хотя бы в первые месяцы свободы.
- Кто-то захотел поумничать? - отозвался Рамзес с кривой усмешкой и грубо поднял ее из-за стола, дернув за локоть. Кофе из чашек расплескался. - Пойдем прогуляемся с твоей подружкой, - нож переместился ей под ребра со спины, а Рамзес довольно поглядел на Ала. - А ты пока подумай о том, что нам задолжал.
- Эй, трубку положи! - резко крикнул Диас официанту, предупредительно выставив перед ним указательный палец. Спорить парнишка не захотел, отменил звонок и с испугу еще и поднял руки вверх. Все остальные немногочисленные гости заведения замерли на своих креслах, испугавшись одного только вида посетивших головорезов.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-07-19 14:27:00)

+1

8

Больше всего Рамзес убивал тотальным диссонансом между манерой речи и настроением. Внешне он был всегда спокоен, разговаривал размеренным тоном, медленно пережёвывая слоги, будто обкурился марихуаны, выражение лица при этом можно смело использовать в учебниках психологии для обозначения флегматика. Добавьте к картине нарочно плавную мимику, заторможенные движения бровей и складок над ними а-ля хмурый шарпей. За инертным фасадом скрывалась разрывная сердцевина. Он запросто вспылить и замесить человека из-за сущего пустяка. По крайней мере, так рассказывали сокамерники. В четырёх стенах Рамзес по большей части тоже косил под пай-мальчика в расчёте на условно-досрочное освобождение. Заносить коренастого амбала стало, когда он почуял запах наживы, стоило моего тюремному предприятию обрести славу. Новости распространялись быстро. Зашифрованные ставки шли в Сан-Квентин из Авенала, Солано, Коркорана, приходили послания из "правительственного бунгало" в родном Сакраменто. И всё равно до поры до времени Размес пытался давить посредством дипломатии. Ораторским искусством мать-природа обделила, как и по части харизмы его явно отымели, так что в ход пошли банальные угрозы. Параллельно его шестёрки активно нагнетали атмосферу. Если верить слухам, он чуть ли не вантузом умел прикончить, добив сидушкой от унитаза. Мог газовой горелкой сжечь. Трудно сказать, что из этого правда - в тюрьме каждый горазд врать, формируя ореол "крутояйцести" и повышая собственную значимость в иерархии, но я охотно верил, что Уэйду несложно лишить человека жизни. Источники вне заведения подтверждали, что ему впору рисовать несколько слезинок под веком, однако федералы не смогли привлечь за "мокруху". Только вымогательство. А то, что он говнюк редкостный, и ежу понятно. Начать хотя бы с того, что прервал разговор в самый интересный момент.
- Ты сам не горячись, побереги нервы. Сам понимаешь, любое маломальски нормально функционирующее совместное предприятие не терпел трэша и угара, - разжёвывал, буквально объяснял на понятном ему языке, не смыкая глаз с лезвия ножа. Хороший балисонг. Волнообразное лезвие. Хватит одного элегантного движения, чтобы перерезать важную артерию. Двинул кистью, будто на скрипке играешь, и всё. Так что без резких выпадов. Придётся фильтровать базар. Андреоли тоже быстро смекнула, что лучше не геройствовать, и спокойно предложила Рамзесу быть благоразумным. Я поддержал: - Тем более, когда начинаешь бизнес с... неприятных инцидентов, - будем выражаться дипломатически. - Думаю, правильнее будет продолжить разговор в приватной обстановке, пока девушка отправится погулять. Она засиделась, у неё масса важных дел, - хочешь обсудить бизнес, так давай поговорим о бизнесе. Без дешёвых трюков, без цирка с конями, без ненужных жертв. Мне было неловко из-за того, что Ливия невольно оказалась в эпицентре моих проблем. На это она точно не подписывалась. Извинюсь, когда ситуация рассосётся. Я уверен в себе. Ранее несколько раз удавалось успешно забалтывать Размеса и всю его шайку, обводить вокруг пальца, причём они лишь спустя некоторое время осознавали, что их развели. У Ринальди семейный талант обманывать.
Но ситуация стремительно выходила из-под контроля. Феминизмом бугай не славился, итальянка дерзну, реакция не заставила себя долго ждать. Если мои выходки Размес ещё терпел, скрепя зубами, потому что видел во мне источник дохода (справедливо видел), то других он был готов пустить в расход. Он моментально переменился в лице, дёрнул Ливию, нож приставил к спине. Я вскочил по инерции.
- Воу-воу, прекрати! Рамзес, совсем сдурел? Блядь! Идиот! Стоять, - испуганно выставляю руки, типа всё-всё, парень, ты выиграл, полегче! Последние слова сказаны по-итальянски. Изображаю панику. У меня отлично получается, потому что волнение более чем реально. - У него левое плечо плохо работает! - кричу по-итальянски Ливии, снова руки вперёд, пальцы растопырены. - Хватит. Остановись. Тише, - всем видом демонстрирую лояльность, дескать, в штаны наложил. Смотрю на Ливию, боковым зрением держу на контроле Сета. С Диаса итак руки заняты, его пока не считаю. Обращаю внимание на столовую вилку, удобно лежащую возле недоеденного чикзейка, что стоял на соседнем столики.
- Знаешь, Рамзес, у тебя талант стимулировать мышление, я пересмотрел свои взгляды на бизнес-план, - снова играла пластинка зашуганного мальчугана. Ни Рамзес, ни товарищи за три года ни разу не видели меня в действии, поэтому не представляли на что я спокоен. Привыкли, что "Тони" много языком чешет, но в пекло не лезет. Сейчас расширю их кругозор. Ливия должна подыграть. Я не случайно сказал про плечо. Как следствие одной из многочисленных потасовок Рамзес получил перелом, забил за врача, сустав сросся неправильно. Теперь левая сторона плохо двигается и реакция там хуже. Если Ливия толкнёт как следует и резко сместится влево, высок шанс, что нож пройдёт по касательной, если вообще он успеет её пырнуть.
- С вами итальяшками вечно так: понтов куча, а за ними ничего, - Уэйд довольно хмыкнул. - И компенсация за полгода, - я кинул ему бумажник точь-в-точь как кидал ему мяч на поле. Я видел, как он установился на него. Дальнейший ход за Ливией. Я и забыл, насколько бывают азартен.

+1

9

Когда нож убрали от лица, дышать стало легче. Все-таки Ливия осознавала, что была женщиной видной, если не сказать прямо - привлекательной, и как любой разумный человек не могла не дорожить тем, что обеспечивало ей безмолвную рекомендацию по жизни - а именно, своим красивым лицом. Поэтому одна только мысль о том, что этот самый Рамзес, выйдя из себя, полоснет по ее щеке и навсегда оставит уродливые шрамы, вгоняла Ливию в панику. Внешне, впрочем, она казалась вполне спокойной, резких движений не делала и больше ничего не говорила, думая вместо этого о том, что выйди они на улицу, на них тут же налетит Хэнк, который ждал ее в машине. В личной охране, как ни крути, были и свои плюсы, а постоянное присутствие постороннего, которое ей как свободолюбивой особе часто претило, можно было ради таких эпизодов, как сегодня, и потерпеть.
В этом собственно и был ее план - уйти с этими мордоворотами и познакомить их с фирменным ударом Хэнка, если конечно Ал не уладит ситуацию быстрее и не договорится с ними о том, о чем они просили. Однако не похоже, что Ринальди-младший был намерен улаживать ситуацию, вместо этого он настолько реалистично изобразил панику, что Ливия и сама в нее поверила, отчего даже на пару мгновений впала в легкий ступор. Это она у него такое беспокойство вызывает что ли? Ей это, конечно, льстит, но лучше бы он придумал, как выбить нож из рук этого Рамзеса и убрать ее подальше от всей этой заварухи, а не поддавался эмоциям. Ох уж эти молодые горячие парни!
Еле разобрав в потоке его выкриков фразу на итальянском, смысл ее Ливия тоже не сразу поняла. Во-первых, язык она знала не в совершенстве, а во-вторых, просто не ожидала такой резкой смены речи, потому ей и понадобилась еще пара секунд, чтобы разобрать то, что он ей крикнул, и сообразить, как эту подсказку лучше всего использовать.
Брошенный Алом бумажник отвлек всех троих головорезов сразу. Те, видимо, тоже были под впечатлением от представления своего бывшего сокамерника, не зная, как реагировать, потому и затормозили немного, но кошелек в итоге прошерстили, вытащили оттуда все купюры и, опустевший, бросили его Алу обратно. Устраивать драку в людном кафе было невыгодно никому из них, даже Рамзес, продолжавший держать нож у нее под ребрами, это понимал.
- Пошли, пройдешься с нами тогда, - кивком головы указал Алу на дверь, приглашая его в компанию. - Побеседуем о бизнесе в более тихом месте.
Он небрежно подхватил свободной рукой сумочку Ливии со стула и грубо всучил ей, подталкивая к выходу. Самоубийцей Андреоли все-таки не была, поэтому и рисковать, пытаясь толкнуть здоровенного мужика, лишний раз не хотела. Да и Ал ей тут не поможет - его уже с обеих сторон едва ли под руку не подхватили остальные двое.
- Слышь, она в этом пафосном курятнике что ли работает? - обращаясь к Алу, Рамзес кивнул на Доллз, когда они вышли на улицу. Вероятно, такой вывод он сделал, потому что следил за ними изначально и видел, как они вдвоем покидали дорогостоящее детище Майкла. - И сколько нынче поднимают шлюхи в таких местах? - этот вопрос звучал уже над ее ухом.
- Судя по ее виду, поди, побольше, чем мы на своих боях, - подключился шагавший сзади Диас и, намотав прядь ее волос на палец, разразился ехидным смехом. Ливия недовольно и резко дернулась, но жесткая рука Рамзеса, подталкивающая ее вперед, удержала от дальнейших попыток вырваться. Ну-ка попробуй тут улучить момент и ударить его в больное плечо! Последняя надежда была на Хэнка, но поймав взглядом его машину, Андреоли едва не выругалась вслух - здоровенный парень, больше напоминавший медведя, сидел в водительском кресле и с аппетитом уплетал гамбургер, уставившись в экран своего мобильного телефона и, естественно, ничего не замечая вокруг. Ну да, им же тоже надо когда-то отдыхать. План Б, стало быть, рухнул. И тут уже ничего не оставалось, как прибегнуть к риску, пока еще не поздно, и ее не затолкали в машину, до которой оставалась пара метров. Подстроившись под шаг Рамзеса, она как-будто бы случайно наступила ему на ногу шпилькой, отчего тот взвыл от боли и затормозил, опустив нож и начав ее материть. Этим она и воспользовалась, резко развернувшись и со всей силы толкнув его в больное плечо, что почти одномоментно позволило ей вырваться из его лап и побежать к своей машине, из которой уже вылазил среагировавший на крики Рамзеса Хэнк, машинально достающий из-за пояса свой пистолет. В столь напряженные дни, когда неровен час нападет кто-то из людей Крусанти, оружие с собой носили почти все. Даже странно, что Ал был без ничего. Или он просто достать оружие не успел? Но теперь уже все равно: с "Береттой" уж уладить недоразумение в виде этих трех оборзевших головорезов будет гораздо проще. Да и Ринальди должен сориентироваться и помочь Хэнку.

+2

10

Ситуация критическая, диалог не клеился. Хвалёная дипломатия Ринальди-младшего коту под хвост. Тогда будем разруливать по-плохому. За считанные секунды удалось придумать очередной план с претензией на гениальность, Ливия в ответ молча хлопала глазами, стояла как вкопанная. Размес также сначала опешил, потом решил, что у меня эмоции через край плещут, вот и сорвало башню горячему парню. Итальянцы не умеют управлять нервами, любил приговаривать он на досуге. Ага, точно, типа он-то умеет, мудозвон феерический. Но фора у него, поэтому приходилось считаться. Обстоятельства не в нашу пользу. Поначалу я вообще не хотел выходить на открытый воздух из-за опасений, что за углом поджидает остаток выводка Рамзеса, который постеснялся показывать свою рожу в приличном заведении. Мой знакомый обладал талантом сплачивать вокруг себя говнюков всех мастей. За счёт этого негативного магнетизма он и поднялся в своё время. Теперь я уже наоборот рад, что Сет с Диасом заботливо обступили с двух сторон, предложив проследовать к выходу. Снаружи будет больше возможностей. Не хотелось устраивать драку средь бела дня на глазах у законопослушных граждан, впрочем с утра день итак шёл под откос, не вижу смысла цепляться к мелочам.
- Так вы о серьёзных вещах собрались разговаривать или о девушках? Если о втором, то точно без меня обойдётесь, - хотя ругать Рамзеса несправедливо; Ливия мгновенно околдовывает. У неё специфическая аура. Если Рамзес сразу не понял этого, но вблизи не смог устоять. В прямом смысле. Пока трио невольно отвлекалось на Андреоли, обсуждая прайс и место работы, мой взор упал на край кобуры, виднеющейся из-под рубашки Диаса. Чисто в латинском стиле. Пуэрториканец остался верен себе, прицепив револьвер ремнём чуть выше поясницы. Свой ствол, как верно заметила и имела полное право отругать меня в уме Ливия, я оставил  офисе после разноса у Ренато. Неловко вышло. Я же говорил, в последнее время дел прорва. Фак, потом объяснюсь! Рамзес, представляющий из себя живую глыбу, неожиданно пошатнулся. Шпилька Ливии впилась в ступню. С плечом я тоже не ошибся. Толчка вкупе с воздействием на ногу хватило, чтобы выбить его из равновесия. Мой шанс. Я толкаю Сета о столб, сближаюсь с Диасом, практически навалившись на него всем телом. Грохаемся на капот стоящей рядом тачке, она начинает гудеть. Выхватываю револьвер Гектора. Стрелять в корпус из такого положения неудобно, палю в ногу.
- А-а-а!!! - взвизгнул Сет, схватившись за простреленное колено, упал на возле парковочного автомата. Рамзес наоборот принял удар молча, стиснув зуб. Успел потянуться за оружием, но был быстрее. Налетел на его тушу, с разбега впечатал в витрину очередной кофейни, тамошняя парочка вздрогнула и и пулей вскочила из-за стола. - Последний раз тебе говорю, хочешь стать королём боёв или кем ты себя назвал, хочешь стать грёбаным Доном Кингом - валяй! Только без моего участия. Ты понял? - яростно надавил мелким револьвером на массивный череп, усеянный татуировками. Рамзес опять молчал. Взглядом показал согласие. Поднял руку, типа всё понял. - Пора удирать! - крикнул Ливии. Следовало уточнить, в полном ли она порядке, но мне казалось, что она как всегда лучше всех. Краем глаза заметил Хэнка. Гектор на него тоже пялился и решил, что тягаться в одиночку против троих гиблое дело. Дал дёру. Пока нас не загребли дружно к легавым, предлагаю сделать то же самое.

+1

11

Ливия и без команд Ринальди собиралась удирать. Поэтому и бросилась к машине, из которой выбежал Хэнк, чтобы помочь Алу выбраться из потасовки если не целым, то хотя бы живым. Довольствоваться подобными "хотя бы" его хозяйка не желала, поэтому, краем глаза наблюдая за тем, что происходило на улице, судорожно начала заводить старенькую Хонду своего охранника. Услышанные выстрелы только еще больше ее поторопили, и она нажала на газ, со скрежетом выруливая с парковочного места. Получить шальную пулю за дело, к которому она вообще не причастна, ей совсем не хотелось. Когда дело касалось выживания, в Ливии просыпался абсолютно здоровый эгоизм.
Помощь Хэнка, оказывается, Алу и не понадобилась - шустрый малый, он со всем справился сам, а охранник "Парадиза" только и успел что пушку достать, и, когда все было кончено, а головорезы Рамзеса нейтрализованы, короткими перебежками вернулся обратно к тачке и еле успел запрыгнуть на заднее сидение, пока Андреоли немного притормозила рядом с ним. Затем она снова нажала на газ и с визгом шин пронеслась мимо Альберто, который как раз давал последний пинок одному из троицы. Загреметь в участок в такой сложной обстановке, как сейчас, тем более после громкого и еще не закрытого дела с нападением на "Парадиз" было бы слишком для этого лета. Поэтому... да простит ее парень. Он ведь на машине?
- Ал ведь за рулем? - запыхавшийся Хэнк решил задать хозяйке тот же вопрос, когда они резко свернули за угол и полетели по узкому проулку по пути к шоссе.
- Черт, - это было одновременно и ответом Хэнку, и раздраженным восклицанием собственной поспешности. Она действительно не знала, приехал ли Ринальди сюда на собственной машине или попросил кого-то его подбросить. Не очень красиво выйдет, если она бросит племянника капитана посреди улицы, где вот-вот появятся легавые. Хотя он молодой - должен по идее быстро бегать.
Поколебавшись еще пару мгновений, она все же решила вернуться на свой страх и риск, и, резко затормозив, начала лихо сдавать назад, пока не нагнала взъерошенного Альберто.
- Костюмчик примял. Садись быстрей, - торопливо бросила ему через открытое окно автомобиля и толкнула дверь со стороны пассажирского сидения.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » He Said Hello