Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники


Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники

Сообщений 1 страница 20 из 44

1


http://news.vash.ua/uploads/pub_136440146436100.jpg


Фандом/тематика:
Исторический ориджин
Место:
Львов, а также блистательная Вена и старый добрый Краков (упоминается)
Участники эпизода:
Елизавета Скарбек и Роберт Хоффман
На момент начала истории Роберту восемнадцать лет, Эльжбете пятнадцать.

Краткий сюжет:
Весна 1834 года. Известный прусский промышленник приезжает в Львов, чтобы исполнить волю своей покойной жены и женить единственного сына. Совсем скоро Роберту придется остаться без родителей в совершенно незнакомом для него городе и найти достойное и выгодное вложение для миллионов своего отца... но все это будет позже, а пока что он должен всего лишь прийтись по сердцу своей юной невесте?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-14 21:11:32)

+2

2

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Первое майское тепло, что обрушилось на город со всей силой в этом году намного позже обычного из-за проливных дождей апреля, застало юную дочь графа Скарбека в их городском доме, а не в загородном поместье, где обычно проще было переносить городскую жару. К ним должны были прибыть гости – знатные гости из самой Пруссии. Какой-то там муж давней маминой подруги со своим единственным сыном, которому суждено просто стать зятем графа Скарбека, женившись на его пусть и незаконнорожденной, но все-таки любимой дочери. По крайне мере до тех пор, когда отец с матерью снова не поругаются. Вот тогда уже можно было даже не высовывать носа из своей комнаты – папуля обычно сразу же находил к чему придраться. Например, к слишком глубокому вырезу платья или говорливости дочери, которой лучше было бы усердствовать в изучении языков и прочих очень необходимых в обыденной жизни юной аристократки наук. Но, теперь панянка хотя бы знала, зачем ей были нужны все эти занятия с учителями. При этом, не только отец, но и мать, склонная к излишнему драматизму позаботилась о том, чтобы ее единственная дочь уделяла время науке.
К счастью или нет, уж время-то покажет, но на неопределенное время занятия Эльжбеты прекратились. Зато в доме появилось больше слуг, а еще портнихи. Это были лучшие городские швеи, что должны были обновить гардероб юной госпожи – и только этот факт, пожалуй, заставлял ее посмотреть сквозь пальцы на то, что ей не тонко так намекнули относительно того, как должна относиться к пока еще совершенно не знакомому человеку.
- Но, как я могу обещать хорошее отношение тому, кого совершенно не знаю? – это был скорее риторический вопрос Елизаветы, когда отец пожаловал в одну из комнат дочери, где все еще проходила примерка платья. И этот процесс настолько завладел вниманием дочери графа, что к разговору она отнеслась поверхностно.
Стоя сейчас и наблюдая за тем, как перед зеркалом, портнихами и ним самим вертится его младшая дочь, Станислав в который раз увидел, как она была похожа на свою мать. Та обычно также во всем соглашалась с мужем, но лишь воочию столкнувшись с чем-то непривычным и неприятным, начинала поднимать бучу. А ведь, сколько раз приходилось ему говорить – «Я тебе ведь говорил…» или «Я ведь предупреждал, но ты не слушала…».
- Дорогая, мне пора идти на строительную площадку, распорядитель меня там ждать скоро будет. Так что, давай ты мне просто пообещаешь быть любезной и постараешься подружиться, и не будешь судить строго? – предлагает такую себе сделку дочери, на которую уже заранее знает ее ответ.
- Да, конечно, папочка, - буквально пропела ласково девушка, прежде чем в который раз повернуться вокруг, чтобы можно было лучше оценить это изделие, сшитое просто золотыми руками. Но только разве не этого ожидал от своей дочери граф Скарбек? Действительно, ничего другого он и не стал ждать, решив ретироваться – он обожал радовать дочь, но вся эта возня с платьями его заметно утомляла. К тому же, у него уже были запланированы дела, на которые ему не хотелось отвлекаться, пока они будут принимать гостей из Пруссии. – Но, папа… - внезапно вырвалось у его дочери каким-то даже обиженным тоном, так что высокородному господину пришлось оглянуться, мысленно уже подумав о том, не передумала ли его слегка избалованная дочь? От нее ведь можно было ожидать всякого, как и от ее матери в прочем. Правда, все оказалось не так страшно и на осторожный вопрос «что такое?», дочь выдала: - Ты так и не сказал, как тебе мое новое платье? Нравится?
- Да, конечно, нравится, моя дорогая, - в точности, как и у его Эльжбеты, у графа не нашлось другого ответа. Хотя, действительно платье очень шло ей – так она даже выглядела более взрослой. – Закажи себе еще какое-нибудь?.. – предложил городской меценат, за что был награжден еще одним поцелуем. Хотя он обошелся бы одним единственным обещанием – не разочаровать их с Клементой надежд относительно хорошего и выгодного брака для их дочери. Только это гиблая идея – заставлять Лизи делать что-то против воли, так что задобрение в качестве целой кучи новых платьев было лишь небольшим шагом навстречу к ожидаемому союзу.
Уже через несколько дней в их дом пожаловали гости. Елизавета как раз прибыла из прогулки по городу, так что на ней было еще легкое платье, которое также сшили ей еще в начале весны. Пока еще не зная, что это именно те самые гости, о которых было столько молвы, девушка лишь вежливо улыбнулась мужчине и его сыну, поприветствовав их обоих: - Здравствуйте, я уже послала за отцом, а моя мать скоро спустится, чтобы вас поприветствовать, - она даже не дала никому возможности вставить и пары слов. Ведь была в настолько хорошем расположении духа из-за того, как много завистливых взглядов увидела на себе во время прогулки, что была готова сейчас даже развлекать разговорами гостей. Кем бы они ни были. – Привет, - пока никто не видел и не слышал, тихо улыбнулась она парнише, что прибыл вместе с тем респектабельным господином, которого она и взяла на себя смелость приветствовать в доме отца.
И вот тут уже стало по-настоящему интересно. Ведь со своих покоев спустилась нетитулованная графиня Скарбек, поскольку была предупреждена о более скором визите Хоффмана с сыном.
- … а дорогая, ты уже познакомилась с паном Хоффманом и его сыном Робертом? – с какой-то скрытой надеждой спросила Клементина у своей дочери, что та едва разобралась, что эта фамилия должна была быть ей знакома. - Мои дорогие гости, я так рада наконец-то вас видеть. А ты, Роберт, так изменился с тех времен, когда я тебя видела в последний раз - вобрал все лучшие черты от матери и отца! Нам так не будет ее хватать...
- Конечно, только самую малость… я распоряжусь, чтобы подали чай? – спрашивает у матери, внезапно вспомнив, кто же это пожаловал. Для начала ей нужно было ведь понаблюдать за этим Робертом, а уже тогда любезничать. Так что, получив согласительный кивок матери быстро исчезла, при этом не теряя собственного достоинства.
Когда же Елизавета вернулась вместе со служанкой, в руках которой находился поднос со всеми необходимыми приборами для чаепития, что опережало обед всего на полчаса. Именно это она услышала от своей матери, когда присела рядом с ней на краешек софы, подумав следующее: И где же папа? Вечно его носит по его бургомистрам, стройкам и театрам, когда не нужно… Принимал бы лучше своих друзей.

+2

3

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
День внезапного отъезда из Женевы запомнился Роберту едва ли не первым на его памяти скандалом с отцом... и как он вообще мог придумать куда-либо ехать, когда даже и месяца еще не прошло с того момента как умерла мать? Хоффману-младшему казалось, что окружающая действительно посмеивается над ним - время продолжает идти в своем привычном ритме, люди все так же прогуливаются на берегу одного из красивейших озер Европы. И ему говорят, что утрата была неизбежной, потому что миллионы и лучшие лечебницы в Швейцарии все равно не могут спасти от проклятой чахотки... но как можно просто взять и смирится с тем, что самого дорогого и близкого человека больше нет и не будет?
Роберт не получал ответа на свои многочисленные вопросы и не желал участвовать в отцовских планах, когда тот приказал собирать вещи и готовиться к отъезду. Увидев, что единственный сынок и не думает повиноваться Хоффман изрядно вспылил, потому как меланхолия, в которой пребывало его любимое чадо, уже начала выводить дельца из состояния равновесия. Они ведь еще три года назад знали, что именно так все и случится... Мартин терпел убитое состояние своего сына сколько мог, но теперь ему пора уже понять, что жизнь продолжается.
-Полно уже строить из себя лорда Байрона, слышишь? У меня появились срочные дела, требующие моего присутствия в Берлине, но до этого я хочу исполнить просьбу твоей матери, -без лишних предисловий, начал старший Хоффман, зайдя в комнату сына в день отъезда и приказав лакеям быстро собрать вещи упрямого мальчишки. -Тебе пора уже повзрослеть... она очень хотела увидеть твою свадьбу, которую я намерен ускорить. Новые впечатления и знакомства помогут тебе встряхнутся и забыться.
-Это что шутка? -отложив книгу, Роберт уселся на кровати, непонимающе посмотрев на дражайшего родителя. -Почему ты не спрашиваешь моего мнения?! И мама никогда не говорила ни о какой свадьбе... что за ерунда?
-Не спорь, -коротко и сухо бросил старший Хоффман, направившись на выход. -Мы уезжаем сегодня, в шесть часов вечера. Хватит уже киснуть и лучше подумай о встрече со своей невестой.
-Я не хочу никуда ехать... почему бы тебе не поехать сразу в Берлин? Опека мне больше не нужна! -попытался рявкнуть Роберт... за что и схлопотал от своего папеньки хорошую оплеуху, которая и положила конец всей ссоре. В результате, молодому человеку пришлось послушно последовать за отцом и без лишних разговоров сесть в купе первого класса, где им предстоял долгий путь до Кракова. Дорогой, Роберт не хотел говорить с Мартином, потому как был обижен и ограничивался лишь необходимыми "да", "нет", "спасибо" и так далее. Хоффман-старший мало обратил внимания на эту демонстрацию характера от упрямого мальчишки, тем более что встретил в поезде своих многочисленных знакомых и коротал время за разговорами о делах, акциях и конечно же политике.
И если отец нашего героя был весьма доволен как собой, так и жизнью, то Роберт ощущал себя растерянным... он не может отказаться от этой свадьбы, потому как это воля его покойной матери, которая всегда желала ему только добра. И несмотря на то, что законы и светские условности того времени предполагали брак между состоятельными людьми по договоренности, Хоффман не понимал как можно женится, совершенно не зная той девушки, что была обещана ему. А вдруг они не понравятся друг другу?? Родители Роберта поженились иначе: они были хорошо друг с другом знакомы и маму никто не заставлял силком выходить за отца.
Приехав в древний город польских королей, Мартин не сразу заказал экипаж, чтобы ехать в Львов, а потащил сына в известную ювелирную лавку, приказав выбрать достойный подарок для невесты. Роберт может и хотел было возразить, что понятия не имеет что могло бы понравится девушке, которую он совсем не знает... но промолчал и не стал спорить, решив не нарываться на новую оплеуху. С помощью хитреца-приказчика, быстро смекнувшего что посетители явно не из простых и при деньгах, молодой человек принялся рассматривать весь предложенный товар. В ассортименте лавки было даже слишком много всего красивого...
-Я вижу пан совсем растерялся? -дружелюбно улыбнулся приказчик, заметив некоторое замешательство Роберта. -Если позволите... для кого вам нужен подарок?
-Для моей будущей жены, -вздохнул Хоффман. -Но я не знаю, что могло бы ей понравится... мы еще не виделись.
-Это не страшно, потому что украшение самый верный подарок, который можно сделать женщине. Позвольте посоветовать вам вот эту милую безделушку?
Милая безделушка была очень дорогим колье с бриллиантами в красивом кожаном футляре - и Роберт кивнул головой, потому как чертовски устал после поезда и хотел только одного - вернутся в отель и завалится спать. По крайней мере он приедет в гости не с пустыми руками? Старший Хоффман одобрил покупку и расплатился наличными, чем немало порадовал пройдоху-приказчика, который долго кланялся и приглашал молодого пана приехать уже вместе с законной супругой, чтобы она сама выбрала себе что-нибудь.
Наконец и расстояние до Львова было успешно преодолено и оба путешественника оказались в красивом доме графа Скарбека... вот только вместо хозяина дома, их поприветствовала та самая юная дама, ради которой отец с сыном и сорвались из Женевы.
-Добрый день, я очень рад, что мы добрались до вашего гостеприимного дома без приключений, -улыбнулся девушке Мартин и легонько подтолкнул сынка вперед. -Роберт, ты дар речи потерял или свои манеры?
-Привет, -тихо сказала тем временем девушка, смерив младшего Хоффмана любопытным взглядом, когда он послушно подошел и поцеловал ей руку, как и требовали правила приличия.
-Здравствуйте, пани Эльжбета. Я очень рад знакомству с вами...
Поздоровавшись с юной пани на польском, Роберт вспомнил как его мать как-то посмеиваясь рассказала ему, что так и не смогла осилить немецкий... и каждый раз когда отец ругался со своими клерками, ей представлялось, что это лает какой-то очень сердитый пес.
-Мои дорогие гости, я так рада наконец-то вас видеть. А ты, Роберт, так изменился с тех времен, когда я тебя видела в последний раз - вобрал все лучшие черты от матери и отца! Нам так не будет ее хватать.., -поприветствовала тем временем гостей хозяйка дома, попутно отдав приказания слугам разместить багаж приезжих в лучших гостевых комнатах.
-Благодарю вас, вы слишком добры, -ответил Роберт на приветствие и оказавшись в гостиной, уселся рядом со своим отцом на удобном диване, оббитом кремовым шелком. Интересно, что будет, когда его пошлют поговорить с пани Эльжбетой наедине?? Он не так часто бывал в обществе, потому что проводил много времени с больной матушкой... вдруг она (пани Эльжбета) сочтет его совершенной деревенщиной? Когда девушка вернулась вместе со служанкой и уселась рядом со своей матерью, Роберт тихо вздохнул, в очередной раз заметив оценивающий взгляд своей невесты. Любопытно будет поинтересоваться, какого мужа успело нарисовать ее собственное воображение?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-15 21:12:59)

+1

4

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
По правде говоря, за все то время, которое Елизавете только и творили об ее жениха из Пруссии, девушка настолько далеко отгородилась от неизбежной уже, по всей видимости, свадьбы, что даже и не успела вообразить себе, как будет выглядеть этот самый Роберт. Поэтому городская пани волей-неволей наблюдала за их гостями с великим интересом, который даже не могла скрыть за всей своей вежливостью и показной скромностью, которую принято демонстрировать в хорошем обществе. Ведь, как бы там ни было, юная панянка обладала далеко не скромными чертами характера. Порой ей было так не просто усидеть на месте или промолчать, когда то или иное словечко так и рвалось наружу. Бывшая жена графа Скрипка любила сразу же указать Станиславу на разницу в происхождении, их общая дочь Юзефа была ведь куда скромнее и тише – вот она кровь и происхождение, так сказать, на лицо. Хотя, что-то Эльжбете подсказывало, что её сводную сестрицу смогли выдать замуж лишь благодаря приданому, на которое граф не поскупился. Теперь стоило надеяться, что и для своей второй дочери он не пожелает нажитого имущества? В любом случае, об этом не так уж и долго думала пани.
Она заметила, как неуютно чувствовал себя жених. Словно бы хотел скорее вернуться домой, чем находиться здесь? Спонтанная мысль заставила девушку нахмуриться, но не успела развить её, поскольку домой наконец-то вернулся сам граф. Отец был в очень хорошем настроении, о чем можно было судить по тому, как сразу же в одно мгновение его стало много: вот он громко сообщил, что прибыл, поприветствовала на немецком Хоффманов и пригрозил прислуге, что еще не успела накрыть на стол. И как ни странно, с прибытием хозяина дома, везде затрещал немецкий язык, так что Елизавета должна была прислушиваться к звучащей речи, чтобы не пропустить что-нибудь важное.
К столу сели почти мгновение спустя, после возвращения домой графа – его боялись, и правильно делали, поскольку Станислав был очень требовательным к прислуге. А потерять работу никто не хотел. Эльжбета уселась на своем привычном месте напротив матери, тогда как её жених уселся рядом с ней, видимо по подсказке своего отца, ведь не выглядел особенно смелым. По крайней мере пока он не казался ей таковым. Хотя в общей сложности, уже ближе к вечеру, девушка могла определить Роберта, как весьма милого пана – несколько раз он ей скромно подавал то перечницу, то ломтики хлеба, то просто поинтересовался, не подать ли ей чего-нибудь. После обеда гости решили отдохнуть с дороги, пока остальных жителей дома ожидали обычные заботы – Елизавета собиралась почитать, пока её мать с отцом собирали свое небольшое совещание по поводу грядущей свадьбы. Станислав, как и любой другой любящий отец хотел угодить дочери, но и одновременно с этим, не хотел отпускать пана Хоффмана обратно в Пруссии, покажет не поженятся.
- Они ещё молоды и совершенно точно нельзя в таком деле пороть горячку, ты же знаешь, - высказала свое мнение пани Клементина, осторожно посмотрев на дочь и графа, ведь намекала ему таким образом на неудачный опыт в его прошлом, что не позволил им узаконить свои отношения. Это же разве не было отличным шансом поругаться? – Ещё прошло так мало времени с тех пор, когда у мальчика умерла мать. Так что для начала пусть просто погостит у нас, так что не торопи его – лучше будет, если он сам предложит Лиззи назначить дату, а Лиззи будет милой и приветливый, - найти слова матери юная львовская пани только тихо вздохнула, решив продолжать едва ли не впервые в жизни. А ведь могла сказать, как окончена тем, что никто не слушает её чувств и не спрашивая мнения у нее самой.
Ужин гости не пропустили, но прежде чем должны были накрыть на стол и, пользуясь указанным случаем, Эльжбета присаживается на софт, напротив которой и сидел её жених. Решив не испытывать его терпения пани набралось храбрости заговорить с гостем первой. При этом, на том немецком, которому её так старательно учили с самого детства. И нужно сказать, не смотря на отсутствие мелодичности, по сравнению с польским, который ей был по понятным причинам ближе и милее, Елизавета весь не плохо владела им.
- Мама говорила, что твоя матушка умерла не так давно… Я сочувствую твоей утрате, - произнесла она на удивление то, что решила не говорить сразу же. Хотя, честно говоря, она сама не знала, как лучше говорить с этим незнакомые, что так отличался от большинства сыновей из тех мальчишек, которые часто наведывались со своими влиятельными родителями в гости к графу Скарбеку. – Очень трудная дорога была? – решила спросить девушка, поскольку самой ей не суждено было побывать дальше Кракова. И то её взял отец в ту поездку лишь затем, что мать, уезжаю в последнее турне с труппой по империи, строго настрого предупредила, чтобы дочь оставалась под его присмотром, иначе она заподозрить его в именах и уйдет. Хватит, как бы, и того, что ей приходится мириться с местом любовницы, когда у неё всегда были толпы женихов по всей Галиции, не говоря уже об империи. И нужно сказать, что графа эти слова пришпорили – он провел жену в путь со скандалом, но её просьбу выполнил от и до. - Тебе совсем не понравился город? – спросила в итоге девочка, решив, поинтересоваться одним из важнейших вопросов, которые могла себе позволить воспитания молодая пани.

+1

5

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Хозяйка дома была очень милой и приветливой и не спеша начала расспрашивать старшего Хоффмана о делах, тогда как Роберт предпочел помалкивать и не влезать в этот разговор. Когда вернулся граф Скарбек, гостей пригласили к столу и обед прошел в весьма позитивном ключе, потому как взрослые в отличии от молодежи вновь нашли себе множество интересных тем для светской беседы. Молодой человек был естественнно усажен рядом со своей невестой и старался быть вежливым и галантным... хотя сам себе казался этаким неуклюжим увальнем. Ему бы очень хотелось быть похожим на своего отца - он так легко и непринужденно говорит буквально обо всем и умеет быть интересным для других людей. После обеда, Роберт был очень рад, оказаться наконец в своей комнате и немного передохнуть и все спокойно обдумать... у него и Эльжбеты по сути нет выбора, ведь их родители уже договорились обо всем.
Отец прав и я должен постараться произвести на нее впечатление... но только как это сделать? Я понятия не имею с чего даже начать разговор.., -вздохнул Хоффман, стянув свой пиджак и завалившись на кровать. -Я чувствую себя полным дураком...
Роберт был даже рад тому что до самого ужина можно было не высовывать носа из комнаты и достав свою любимую книжку, решил было почитать, но его вскоре сморило. Разбудил молодого пана личный камердинер его отца, заглянувший в комнату ровно за час до вечерней трапезы и напомнивший, что нужно привести себя в порядок. Молодой человек было вздохнул, но не стал спорить и после того как переоделся, спустился в гостиную, где вновь увидел свою будущую супругу. К его удивлению, девушка решила взять инициативу в свои руки и начала разговор на немецком:
-Мама говорила, что твоя мама умерла не так давно… Я сочувствую твоей утрате... Очень трудная дорога была?
-Благодарю, -он поднял глаза на пани Эльжбету, стараясь придумать, о чем же можно поговорить, чтобы не показаться ей деревенским увальнем, впервые оказавшемся в приличном доме. -Дорога не была трудной... просто я очень давно никуда не ездил. Последнее путешествие было из Берлина в Цюрих, а затем в Женеву - когда моя мать серьезно заболела...
Слова сорвались у Роберта с языка почти одновременно с тем как он пожалел о них. Давал ведь себе обещание не бередить свежую рану... и юная пани не должна подумать, что он жалуется на жизнь? Мужчина не может позволить себе быть слабым, особенно когда нужно произвести благоприятное впечатление на будущую жену. Хоффман уже начал было подумывать, что все испортил выданной им ненужной информацией, но тут его невеста продолжила разговор. И судя по всему, еще не все было потеряно?
-Я толком не видел города... мы очень долго ехали и порядком устали, так что я не смотрел по сторонам. Мне кажется что Львов очень красивый и не похож на Берлин или Женеву, -поднявшись с софы, молодой человек решительно протянул руку своей невесте. -Знаете, у меня есть для вас кое-что. Мне пришлось выбирать наугад... потому как я не знаю что могло бы порадовать вас, пани Эльжбета.
Пользуясь тем, что хозяева пока что не пригласили к столу - граф Скарбек разговаривал со старшим Хоффманом в своем кабинете, а хозяйка дома следила за приготовлениями к ужину на кухне - Роберт привел Эльжбету в свою комнату, где и протянул ей футляр с колье.
-Если мой подарок вам не придется по душе, я найду что-нибудь другое.., -он с интересом следил за тем как девушка открыла коробочку, в которой на темном бархате лежало ожерелье. Ее тонкие пальчики коснулись искусно оправленных в золото камней... и тут Роберт решил немного обнаглеть, чего сам от себя совершенно не ожидал. -Я помогу?
Достав колье из футляра, он одел его своей невесте и аккуратно застегнул крохотный замочек. Конечно же, при этом не удалось обойтись от случайных прикосновений к нежной коже ее шеи... и надо сказать, это было чертовски приятно, к тому же молодой человек мог не опасаться получить оплеуху за подобную вольность. Эта девушка ведь обещана ему, разве нет?
-По-моему, оно смотрится просто великолепно, -улыбнулся Роберт, смотря как Эльжбета рассматривает в большом зеркале свою обновку - и возможно, "великий" дамский угодник добавил бы еще что-нибудь умное, но тут одна из горничных заглянула в комнату и сообщила, что пора идти к столу.
-Я должен поговорить с тобой - это не займет много времени, -старший Хоффман, остановил своего сына в гостиной. -Только что мне принесли телеграмму - переговоры с деловыми партнерами в Берлине едва не сорвались, так что я должен ехать завтра утром.
-Но... мы ведь только приехали? -растерянно переспросил Роберт, на что его отец лишь улыбнулся.
-Ты со мной не поедешь и останешься в гостях - и не нужно на меня так смотреть. Я уверен, что милой пани Эльжбете удастся придумать как поднять тебе настроение и здесь тебе будет куда лучше чем в Берлине.
-Но ты же сказал, что я должен женится... и теперь вот так срываешься.., -хотел было возразить молодой человек, но Мартин перебил его, вновь снисходительно улыбнувшись. -Что смешного??
-Ты уже взрослый и сам в состоянии назначить дату своей свадьбы. Если я успею разобраться с делами, то приеду, если же задержусь, то тебе нет смысла дожидаться меня, -Хоффман-старший усмехнулся. -Тогда приедешь в Берлин уже вместе с женой. Естественно, тебе не придется думать о расходах, я оставлю значительный аккpедитив на все что может понадобится.
-Мне как-то не по себе... я ведь совсем не знаю этих людей. Пани Клементина подруга мамы, но я смутно помню ее...
-Не говори ерунды. Мой друг Станислав очень рад, что ты остаешься погостить и представит тебя всем своим влиятельным друзьям, -сообщил Мартин, хлопнув сына по плечу. -Присмотрись к ним и подумай кто бы мог быть полезен в будущем.
После всех этих наставлений, Роберт лишь вздохнул... он должен быть достойным наследником капиталов своего отца, но решительно не знает как это сделать. И вообще - ему несколько сомнительно, что местная знать будет вставать в очередь, только ради того, чтобы с ним познакомится...
Похоже... что теперь я останусь совсем один? -усевшись за стол, Хоффман-младший с тоской посмотрел на своего довольного отца. Он ведь чертовски рад возможности вернутся к своему бизнесу и навряд ли скоро вернется - точно так же было после того как ему пришлось перевезти мать в Швейцарию.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-17 00:32:59)

+1

6

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Иногда людей переполняют такие чувства, которые трудно определить или охарактеризовать, поскольку каждый переживает их по-своему. Одну и ту же грусть или скорбь по родному и близкому человеку каждый может перенести по-своему, но сколько бы раз Лиззи не пыталась представить, что потеряла мать или отца – не могла досконально себе представить, что чувствовала бы в таком случае. А смогла бы она вот так запросто поблагодарить молодого человека за сочувствие о смерти того, кого ты даже и не видел никогда в жизни? Ну, или видел, но память не сохранила отчетливой картинки. Вряд ли. Хотя, следовало бы надеяться, что все-таки смогла бы.
Она скорее вежливо, чем искренне улыбнулась парню, когда он решил поведать ей о своих путешествиях. Она даже удивленно увеличила глаза, кивнув несколько раз в такт его быстро проговоренных слов, словно бы они звучали вовсе и не так быстро. Но, едва представилась возможность, молодая пани сразу же вставила своих пару слов: - Не знаю, как там Берлин и Цюрих, папа брал меня только в Краков, и то я там ничего почти не помню, но здесь много интересного. И я надеюсь, что тебе понравится на востоке империи больше, чем в ее сердце, - сказано громко, но тем не менее, внезапно правдиво, поскольку Эльжбета вложила в свои слова в этот момент всю ту любовь, которую могла только испытывать к месту, что было ей родным с самого детства. Она тактично обошла стороной слова Роберта, что касались его матери, подозревая, что они вряд ли были теми, к которым ей бы хотелось рискнуть коснуться в разговоре.
Какое-то время, когда молодой человек протягивал ей руку, предварительно поднявшись с софы, девушка удивленно смотрела на него, хлопая своими длинными ресницами. И ведь, изначально, она даже не заметила, как к ней обращается ее жених из Пруссии. Едва сдержав свою улыбку, пани лишь чинно подала ему свою руку, даже не оглядываясь по сторонам, чтобы узнать – а не смотрят ли на них родители? К ней еще не обращались так, так что … она была готова опробовать его на практике. Она была приятно удивленна тем, что ее жених позаботился о подарке для нее, пока преодолевал такое расстояние между двумя противоположными сторонами империи. Наверное, впервые Елизавета потеряла дар речи, поскольку не знала, что может сказать сейчас – подарок она еще не видела, так что благодарить наперед не хотела; но в то же время, не хотела выглядеть меркантильной особой, которую только и интересуют подарки. Это ведь было не так. Все, чего молодая пани не захочет – обязательно получит от своего отца.
Эльжбета чувствовала, как по ее нежной коже пробегают мурашки, пока она шла вместе с Хоффманом младшим в ту гостевую спальню, которую он занял. И остановилась перед входом, дождалась пока парень отворит дверь и пригласит ее во внутрь. Но, когда молодой наследник капитала своего отца подал ей подарочный футляр, девушка решила лишь скромно взглянуть на подарок, но едва ее взгляд коснулся ювелирной безделушки, ценой в целое состояние, Эльжбета не смогла оторвать свой взгляд от него.
- Оно прекрасно, - тихо произнесла она, заставив себя оторвать взгляд от бликов бриллиантов в золотой оправе. Она едва сдержалась от того, чтобы сказать ему о том, что вещь слишком дорога для скромного подарка в честь знакомства и первой встречи. Словно бы прочитав мысли своей юной невесты, жених предложил ей помощь в одевании колье, от которого Лиззи не стала отказываться. – Да, - коротко ответила она, приподняв свои длинные волосы так, чтобы Роберту было удобнее застегнуть застежку, с которой он безусловно хорошо справился. – Я буду его всегда надевать в этот день, - поспешила заявить она, прежде чем повертеться перед зеркалом. И надо же, чтобы колье так соответствовало ее платью и настроению, что было вполне хорошим.
Но, не успела девушка или ее жених что-нибудь сказать, как их позвали к столу. И Эльжбета сразу же заметила тот взгляд, которым подозвала к себе мать, пока Хоффман старший решил перекинуться парой слов со своим единственным сыном.
- Откуда это у тебя? – только и спросила Клементина, на что Елизавете пришлось отвечать максимально честно.
- Роберт подарил только что, или мне вернуть подарок, мама? – явно не собираясь выполнять второй части своего предложения, но все-таки демонстрируя свое примерное воспитании, спросила девушка.
- Нет, что ты! Не нужно, а если он обидится? Но теперь ты, я надеюсь, приглянешься внимательней к такому жениху – такой шанс выпадает не каждому ведь, - тихо прошептала на ухо своей дочери Клементина, на что Эльжбета не успела дать ответ, поскольку нужно было садиться за стол, не то блюда грозили остыть.
Ужин прошел весьма приятно и куда веселее, чем обед. Возможно, скорое возвращение на родные земли и поближе к бизнесу сделали Хоффмана старшего более сговорчивым? Он радушно позволял слуге графа доливать в его стопку той нылвки, что была так нынче известна в пределах империи – кем бы не был этот Бачинский, но он знал толк в хорошем алкоголе, который так нравился всем в Европе. А еще, раскрепостилась Эльжбета, позволяя себе смеяться и даже притыкать слово от себя. Таким образом, пан Хоффман старший рассказал много интересного о Роберте, что весьма заинтересовало юную пани. Но, уже утром следующего дня пришлось проститься с Хоффманом старшим, а когда он уехал, девушка подошла к своему жениху, прежде чем предложила ему то, что обдумывала  со вчерашнего вечера.
- Прошу пана, не сопроводишь ли ты меня на прогулке? - снова на немецком, игнорируя правила доброго тона, что диктовали определенную форму общения, позволив себе и позвать жениха на шпацер*, да и еще на «ты». Вот ничего не смогли научить ее родители, ничего??

*Шпацер – пол. прогулка

0

7

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Этим вечером, Роберт отправился спать в препаршивейшем настроении... отец в очередной раз дал понять, что его дела важнее буквально всего - и это было чертовски обидно. И ведь, что интересно... дражайший родитель уже поступал так и раньше, даже когда знал, что его жене нездоровится. Делал все по-своему, соблюдая лишь собственные интересы и желания... Мать всегда пыталась утешить Роберта, говоря, что у его отца просто слишком много важных дел, требующих немедленного решения и на него просто нельзя обижаться за это.
-Он словно сбегает каждый раз... удивительно как ему удалось вытерпеть два последних месяца в Швейцарии.., -тихо и очень невесело произнес Роберт, обращаясь к самому себе. -Почему просто не сказать все как есть? Я ему не нужен и моя мать тоже стала не нужна, когда заболела...
Проворочавшись до полуночи, молодой человек еле-еле заснул, а когда проснулся, то узнал от отцовского камердинера, что хозяин уехал еще на рассвете. Поблагодарив за приготовленный костюм, Роберт не спеша умылся и привел себя в порядок, прежде чем спустится в столовую и поздороваться с хозяевами дома. Как оказалось, граф Скарбек тоже уехал весьма рано, припомнив о каких-то делах, так что компанию Роберту за завтраком составили пани Клементина и ее дочь.
-Я очень рада, что ты остался у нас, -улыбнулась хозяйка дома. -Тебе в последнее время пришлось очень нелегко, но теперь мы больше не позволим тебе грустить.
-Вы очень добры, пани Клементина... я надеюсь, что не стеснил вас? Не хотелось бы доставить каких-либо неудобств.., -ответил Роберт, на что известная актриса лишь махнула рукой. -Я вполне мог бы пожить и в отеле...
-Не говори ерунды. Твой отец не говорил тебе, что мне и Станиславу очень бы хотелось, чтобы ты и Елизавета остались жить в нашем доме и после свадьбы? Вам совершенно незачем жить отдельно.
-Мой отец обычно любит ошарашить своими планами в самый последний момент, -усмехнулся Хоффман. -Раз уж он пожелал чтобы я остался, пусть так и будет. С ним бесполезно спорить...
Пани Клементина вновь лучезарно улыбнулась и аккуратно перевела тему беседы, заговорив о подходящих развлечениях и предложив своей дочери показать ее жениху университет - ему же надо будет продолжить свое образование? Совершенно незачем уезжать из Львова и возвращаться в Швейцарию или Пруссию, когда можно получать знания буквально под боком у своей жены. Роберт изо всех сил постарался не покраснеть после этой остроумной шутки... потому как проснувшись утром, он не единожды вспомнил вчерашнее как бы случайное прикосновение своих пальцев к нежной шейке своей невесты. Чересчур живое воображение молодого человека тут же нарисовало весьма соблазнительную картину того как будущая жена могла бы позволить ему куда больше... например, поцеловала бы его? Глупо конечно, но даже подумать о таком было очень даже приятно.
-Прошу пана, не сопроводишь ли ты меня на прогулке? -обратилась к Роберту после завтрака милая Эльжбета и естественно, он не имел намерений отказать своей будущей жене. Ее матушка одобрила планы насчет прогулки и удалилась к себе, пожелав детям хорошо провести время, так что Хоффману оставалось лишь прихватить свою шляпу и подать руку невесте.
-С удовольствием.
Отец ведь хотел чтобы Роберт развлекался? В конце-концов, почему бы и нет... и начать можно с прогулки по городу, ведь стоит прекрасная, солнечная и очень теплая погода.
-Тебе придется руководить мною, -улыбнулся Хоффман, после того как вышел на улицу, вместе со своей очаровательной спутницей и позволив себе обратится к ней на "ты". -Я совершенно не знаю города и не представляю, куда можно повести столь красивую пани.
Без малейшего преувеличения, юная невеста Роберта выглядела просто прелестно в своем несомненно модном (ее жених правда мало что понимал в этом, но все-таки..) и красивом платье. Несколько проходивших мимо мужчин даже приостановили свой шаг, посмотрев на неземное создание с восхищением, а на ее кавалера с явной завистью.
-Ну что, идем? И думаю что после прогулки мы вполне можем заглянуть в какой-нибудь хороший ресторан, -сказал тот, кто был в настоящем ресторане всего один раз в жизни... и то в детстве. Однако, надо же как-то произвести впечатление на будущую жену?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-17 18:56:04)

+1

8

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Обычно прогулки Эльжбеты не длились долго, поскольку юной панне нельзя заходить далеко или пропадать из дому надолго – не дай Боже еще пойдет молва, что потом ничто не сможет отчистить ни ее репутацию, как внебрачной дочери графа, ни самого графа, что и так старался изо всех сил выглядеть добродетельным в глазах горожан. Но, раз уж сегодня Эльжбета будет гулять не сама, так почему бы ей не сделать настоящее турне по городу и себе, и своему жениху?  Конечно же, замысел сразу же должен был быть воплощен в жизнь. И никаких тебе размышлений, когда молодой человек отвечает согласием на ее кривое обращение. В ответ на его согласие, панна должна была отметить про себя, что в этом прусском парне было что-то еще такое, чего она не успела разглядеть. Доля авантюризма? Возможно, но не то. По крайней мере пока. Наглость? Отнюдь нет. Каким бы ни был правильный вариант, Елизавета весьма охотно ухватилась за локоть своего кавалера, просияв при этом, как чистая серебряная ложка на солнце. Было ведь чему сиять – Роберт забыл наконец-то о своей вежливости, преодолев барьер из чрезмерной воспитанности. И хотелось бы надеяться, что молодой человек забудет это «вы» окончательно, но не временно.
- Не волнуйся, я тут все знаю и покажу, - уверенно произнесла девушка, когда они только вышли на улицу. Дело было еще до обеда, а поэтому вокруг еще проходило много приезжих торгашей, что не успели при первых же часах торгов избавиться от своего товара. В жизни в самом сердце города, где кипела жизнь, были свои плюсы, но и минусы. И рыночная площадь со своими часами, отбивающими каждые полчаса время, вряд ли могла относиться в положительным сторонам. Да, прислуге было удобней всех бегать за свежим деревенским молоком и сыром сюда, который привозили деревенские люди или жители периферии, где могли позволить себе содержать корову и прочий скот, не говоря уже о выращивании овощей и фруктов, запах которых распространялся неимоверно быстро. – Ну, вот вы и познакомились – Рыночная площадь и ты, - после того, как преодолевая поток людей, молодая панна с паном под руку быстро пересекли площадь, оставив небольшой хаос позади. – Они скоро разойдутся, только распродадут все, что привезли. Кстати, как тебе спалось? – она даже не задумалась о том, как не двухзначно прозвучал ее вопрос, но даже если бы и знала, вряд ли стала заикаться на полуслове, так что сразу же добавила, кивнув в сторону ратуши: - Часы не мешали?
Они прошли вдоль Катедры, отдав честь плащанице, которую соорудили для обычных прохожих.  Наверняка целью скульпторов и святых отцов церкви были именно горожане, которым следвало чаще вспоминать о вечном. Если купола множества костелов и храмов в небе еще не сделали своего дела. Чем дальше от рыночной площади они отдалялись, тем меньше городского шума было слышно, а это представляло просто отличную возможность рассказать что-нибудь или расспросить. Но, как на зло, она не представляла даже, как начать, в точности, как и не знала, чего бы ей хотелось разузнать.
Они шли молча какое-то время. Пока экипажи перевозили панночек с их панами, они медленно прогуливались улицами. Они прошли через небольшой аккуратный мостик, чтобы перейти на другую сторону Полтвы, когда их тишину нарушил очередной экипаж. И когда они оказались по ту сторону речки, Эльжбета решилась нарушить тишину.
- Рассказать тебе про тот парк, куда мы идем? – спросила она и едва получила ответ, сразу же подалась в повествование: - Еще недавно это были захаращенные сады иезуитов, которым принадлежала эта земля. Но, король Иосиф передал этот участок Гекту и он тут построил настоящий парк с ротондами, беседками и даже рестораном. Кстати, вот по той улице справа недавно построили Казино. Говорят, что там собираются порядочные паны и ведут себя очень не порядочно, - как могла, девушка намекнула о том, какие страшно постыдные дела могут вести себе там паны. Вряд ли ей хотелось бы, чтобы и ее муж захаживал туда?
Конечно, войдя в парк, они не стали ускорять свою ходу. И когда они только направлялись в сторону того нового ресторана, который открыл господин Гект, девушка остановилась, поскольку увидела, как им навстречу спешит две панны.
- О, Мария! Иисусе… - тихо воскликнула девушка на родном польском, прежде чем сообразила, как им быть. Ведь… страшно не хотела позволять подругам увлекать беседой ее жениха, а ведь когда узнают, что он и правда сказочно богат, не постесняются увести. Все мы знаем, какие добрые бывают подруги. – Так… знаешь, что? Там идут мои подруги – Агнешка и Магда. Они знают, что ты должен был приехать и будут сейчас …Одним словом, не важно, - так и не закончила девушка, решив, как нужно поступить. – Мы им не скажем, что ты понимаешь польский – давай разведем их? Пусть думают, что ты из Пруссии и знаешь только немецкий. Уверена, их попытки в постижении немецкого заставят тебя смеяться. Только не выдай себя! – скомандовала Эльжбета, прежде чем подруги подошли еще ближе. И надо же, а ведь она даже не спросила у жениха его мнения. Но зачем ей оно, когда она все и так решила?


парк Гехта

http://strubcina.narod.ru/extimages/p_pks_01.jpg
http://photo-lviv.in.ua/wp-content/uploads/2013/01/07.jpg
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/uk/a/a8/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%BA_%D0%86%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0_%D1%83_%D0%9B%D1%8C%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D1%96_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B5_%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE.jpg

дом графа Скарбека

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/8/80/Lviv_Market_Square_03.jpg/300px-Lviv_Market_Square_03.jpg

рыночная площадь и Ратуша

http://inspired.com.ua/wp-content/uploads/2011/05/72.jpg

+1

9

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Наблюдая за тем как расцветает довольная улыбка на личике милой Эли (именно так Роберт стал звать свою невесту), Хоффман не мог не улыбнутся в ответ. Так приятно быть наконец-то быть нужным и особенным... и как оказалось, для этого нужно совсем немного? Молодой человек охотно последовал за своей невестой, слушая ее рассказ - кто знает, а быть может именно этому городу, что так не похож на чопорный Цюрих или промышленный Берлин и суждено изменить его судьбу?
-Они скоро разойдутся, только распродадут все, что привезли. Кстати, как тебе спалось? -сообщила тем временем Эльжбета, кивнув на суетящихся словно деловитые муравьи торговцев на площади. -Часы не мешали?
-Мне мешали спать совсем не часы... а мои фантазии, -ляпнул не подумавши Роберт, посмотрев на свою очаровательную спутницу. -Иногда мое воображение разыгрывается ни на шутку.
Тут пожалуй впору было хлопнуть себя по лбу с досады или закрыть себе рот? Будущая жена Роберта прекрасно поняла к чему относилось все вышесказанное и покраснела, хотя и постаралась сделать вид, что ничего такого не произошло, как и полагается хорошо воспитанной панне. Хоффман вздохнул, ощутив что и у него начали пылать уши и продолжил идти вперед, делая вид, что осматривается по сторонам, а на самом деле стараясь придумать как исправить ситуацию. Но как назло ничего умного в голову Роберта не пришло, а объяснять юной девушке, что она не может не вызвать подобных мыслей, совершенно точно было незачем.
Некоторое время они шли молча, но перейдя реку Эльжбета вновь решила приступить к своим почетным обязанностям хорошего гида и нарушила неловко повисшую паузу первой.
-Конечно расскажи, мне очень-очень интересно, -охотно кивнул Роберт и принялся слушать рассказ Эли, радуясь тому что она уже позабыла про ту пошлость, что он нечаянно выдал. Однако, после финальной фразы девушки, он не мог не засмеяться и решил уточнить насчет непорядочных панов. -А откуда ты знаешь, что они там собираются и так себя ведут?
В ответ на этот вопрос, будущая пани Хоффман лишь пожала плечами, сказав что от слуг можно услышать порой много интересного. Роберт в очередной раз с удовольствием рассмеялся - Эльжбете определенно удается поднять ему настроение, причем даже и не делая для этого чего-то особенного. Пожалуй в этот самый момент можно пожалеть о том как кое-кто брыкался, когда ему велели собираться и срочно ехать в Львов и порадоваться одной судьбоносной оплеухе?
Подумав об этом, молодой человек посмотрел в сторону ресторана, построенного господином Гектом и обернулся, когда услышал восклицание, вырвавшееся у его невесты.
-Так… знаешь, что? Там идут мои подруги – Агнешка и Магда. Они знают, что ты должен был приехать и будут сейчас …Одним словом, неважно.., -начала было Эльжбета, но почему-то остановилась на полуслове, а Роберт удивился. Любопытно, при чем тут ее подруги и он? -Мы им не скажем, что ты понимаешь польский – давай разведем их? Пусть думают, что ты из Пруссии и знаешь только немецкий. Уверена, их попытки в постижении немецкого заставят тебя смеяться. Только не выдай себя!
-Хорошо... сделаем как ты хочешь, -теперь уже настает черед Хоффмана-младшего картинно пожать плечами. Он пожалуй расспросит свою суженую позже, чего ради ей понадобилась эта маленькая хитрость в парке, а пока что.., -И я правда из Пруссии... давай попробуем их разыграть.
Итак, после того как Эля представила своих подруг, Роберт как хорошо воспитанный человек, должен был поцеловать каждой панне ручку... но не стал этого делать, заметив сердитый взгляд своей будущей жены. Ограничившись только одним вежливым пожатием рук, он поприветствовал обоих девушек на немецком, произнеся положенную по случаю цветастую фразу. И как и предупреждала Эльжбета, познания Агнешки и Магды в немецком были весьма скудными - судя по всему, они совсем не слушали свою бонну на домашних уроках? После того как обе панны представились и пожелали Роберту хорошего дня, дело дальше явно не пошло и последнему было трудно сохранять серьезность. Бедняжки очень старались вспомнить хотя бы еще что-нибудь и в результате Эле пришлось служить им переводчицей - но это было уже не так интересно как разговаривать самим, так что откланявшись, обе быстро сбежали.
-Почему ты не разрешила мне говорить с ними? -хитро улыбнулся Хоффман, прежде чем предложил руку своей невесте. -Только для того чтобы посмеяться или тут еще что-то?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-18 23:37:28)

+1

10

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Дружба… из уст кого-то постороннего было чем-то надежным и полным уверенности. Словно бы тот, кого назовешь настоящим другом, не подведет тебя. Только что об этом могла знать пятнадцатилетняя девочка? Наверное, только то, что слова расходились с делами и тем, что окружало ее. Агнешка, как и Магда на первый взгляд были не плохими паннами, имели хорошее воспитание, ведь принадлежали к лучшим семьям города. Однако, иногда из уст срывалось что-то двоякое, что никогда не могло окончательно расположить Елизавету к ним. Ведь по сравнению с ними Эльжбета была всего лишь незаконнорожденной дочерью графа, тогда как у всех были вполне счастливые семьи. Если только их благородные отцы не сбегали в то самое казино с продажными девками, о котором случайно обмолвилась девушка. Об этих походах в казино и всем том недостойном, что происходило в его стенах, всегда много говорили слуги, иногда даже не обращая внимания на то, что их слушает панна. А ведь для юной панны эти пересуды были, словно музыкой для души, во время которой она себе представляла своих бедных подруг, завидующих ей – ведь хоть ее отец и не был женат на Клементине, но не захаживал в Казино, считая это не достойной тратой денег. В такие моменты она гордилась, что была его пусть незаконнорожденной, но дочерью. Ведь, он был уважаемым человеком, филантропом, что войдет в историю. Умел ведь тратить свои деньги с умом, а не проигрывать в карты.
Подруги… странное слово, которое Эльжбета воспринимала определенно по-своему. Ведь она только слышала из уст своей матери о том, какие у нее добрые были подруги в коллегиуме, когда она училась, прежде чем решила стать актрисой. А ведь одна из ее лучших подруг вышла замуж за пана Хоффмана, того самого, что теперь заправляет промышленностью в Пруссии и станет свекром ее дочери. Что же, может быть есть такая дружба еще где-нибудь на свете, но только не под носом у Эльжбеты. И раз уж графской дочери посчастливилось получить в женихи молодого, перспективного и богатого парня, так станет ли она рисковать, позволяя им общаться с ними так, как им будет угодно? Нет, нет, нет и еще раз нет. И пану Хоффману еще очень повезло, что он очень быстро согласился со своей невестой, не то бы его ожидала пара неприятных сюрпризов. Вряд ли бы ему хотелось узнать всю полноту скверного характера его будущей супруги?
Распрощавшись с двумя молодыми паннами, Эльжбета не отказала себе в удовольствии довольно улыбнуться им, прежде чем взялась за предложенную ей Робертом руку. Однако, девушка определенно не могла ожидать того вопроса с определенным подтекстом, который ей задал ее будущий муж, а в том, что она сможет очаровать молодого человека никто не сомневался. В действительности, Лиззи пожалела только об одном – что Роберт владеет неплохо-таки польским. Если бы не знал этого языка, могла бы поотровенничать со своими подругами и пустить слушок о том, как жених без ума от нее. Наверняка это заставило их еще больше завидовать удачливой незаконнорожденной дочери графа? Только, нельзя допустить, чтобы жених полагал, что сумел завоевать симпатии своей будущей жены. Куда удобней было бы, чтобы он продолжил пытаться – тогда у него явно не останется времени на других панн.
- Разве тебе не было смешно? – было не совсем вежливо отвечать вопросом на вопрос, но панна была застигнута врасплох, поэтому не стала делиться своими истинными, несколько алчными мотивами. К тому же, была еще и доля желания показать собственное превосходство, как и молодому пану, приехавшему из Пруссии всего вчера, так и подругам, которые если бы могли, утопили бы ее в ложке молока. – Да, только для того, чтобы посмеяться, - ловко соврала, глядя в глаза жениху Эльжбета, и глазом не моргнув. – Но, пан хотел посетить ресторан кажется? – кокетливо улыбнувшись, спросила девушка, прежде чем кивнуть в сторону новенького ресторанчика, который также предлагал своим посетителям возможность наслаждаться едой, как внутри, так и во дворе, среди пения птиц, прячущихся где-то на деревьях.
Обед на свежем воздухе посреди парка, что может быть прекраснее и более приятно? Наверное, только пение комплиментов к которым молодые люди еще не дошли в своих так называемых добрачных отношениях. И хотелось бы Эльжбете узнать, о каком числе для свадьбы размышляет ее жених, но не стала – не хотела показаться слишком настойчивой или навязывающейся ему. Поэтому, сразу же после обеда, они отправились в сторону дома, по дороге сев на экипаж, что доставил их прямо под сам дом графа Скарбека. К тому времени народу на площади уже практически не осталось, и лишь пара высокородных панянок прогуливалась между фонтанами.
- Жаль, что мы не успели посмотреть на университеты, но это можно сделать и как-нибудь потом, - произнесла девушка, едва они переступили порог дома, где проходили уже заметные сборы пани Клементины.
- Мы с твоим отцом сегодня приглашены на особенный вечер к графу Потоцкому, поэтому мы поедем сейчас за подарком для него и вернемся поздно вечером, так что позаботься о нашем госте, Лиззи, - обратилась к дочери пани, прежде чем продолжить свои сборы. Она даже не дождалась согласия дочери или каких-то вопросов. В прочем, Елизавета даже и не собиралась спрашивать у нее. Что впервые они едут куда-то без нее? Плод их любви был и так вполне самостоятельным уже и мог составить компанию не только своему жениху за ужином, но и много другого, при чем без обязательной указки.

0

11

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
-Мне было смешно конечно.., -пожал плечами Роберт, отвечая на вопрос своей невесты. -Но просто показалось, что тебе не хотелось чтобы я говорил с этими паннами...
Прежде чем ответить, Эльжбета хитро улыбнулась, посмотрев на Хоффмана - и он уже не сомневался в том, что не ошибся в своей догадке. Какой же девушке понравится, если ее подруги начнут кокетничать с ее почти что мужем? Молодой человек прекратил свои расспросы и послушно сопроводил свою очаровательную спутницу до ресторана, где заскучавший было метрдотель самым наглым образом поинтересовался, если у молодого пана чем заплатить, чем естественно разозлил начинающего дамского угодника. Мужчина всегда должен выглядеть достойно в глазах своей женщины, чему естественно не способствуют подобные замечания?
-Если вы продолжите в том же духе, то окажетесь на улице и будете подметать брусчатку, -неожиданно для самого себя выдал Хоффман-младший, совершенно в манере своего дражайшего родителя. Раньше ему не нравилось как его отец порой общается с людьми - слишком высокомерно, словно все окружающие ниже его... но вот сейчас, Роберту вовсе не хотелось чтобы Эльжбета посчитала его какой-то тряпкой. Метрдотель поспешно "проснулся" и принеся глубочайшие извинения за грубость, мигом прислал к столику официанта, так что инцидент был исчерпан и никто даже и подумать не мог, насколько Хоффману было стыдно за свой выпад. После обеда, Роберт и его невеста уселись в бричку и со всеми удобствами поехали обратно на Рыночную площадь - прогулка получилась просто отлично, даже несмотря на то что пан жених едва все не испортил, ляпнув откровенную пошлость. И совершенно неважно, что сказанное было сущей правдой...
-Жаль, что мы не успели посмотреть на университеты, но это можно сделать и как-нибудь потом, -произнесла Эльжбета, после того как оказалась вместе со своим кавалером в гостиной дома своего отца.
-У нас еще будет много времени для того чтобы ты показала мне весь Львов, -ответил Роберт и уже хотел было добавить, что очень хочет побывать на медицинском факультете местного университета, но не успел, потому как его перебила хозяйка дома, сообщившая что собирается в гости. Пожелав пани Клементине и графу хорошо провести время у пана Потоцкого, Хоффман-младший отправился к себе в комнату, но пробыл там недолго... надо было как-то объяснится с Элей, чтобы она не подумала что он желал ее как-то обидеть своими недавними словами. А еще... поделится с ней давней мечтой, что возникла весьма спонтанно, еще когда болела мать Роберта - ему очень хотелось пойти учится на врача, но отец велел и думать забыть о подобном. Чтобы его сын возился с клистирными трубками и прочими "инструментами", когда его ждет блестящее будущее финансиста или банкира? Да ни за что на свете! Однако, как часто бывает, категорический запрет нисколько не ослабил решимости Роберта настоять на своем и заняться тем, к чему лежала его душа. Отец ведь приказал ему подумать об учебе? Навряд ли после свадьбы с Элей, он примчится проверять на какой факультет поступил его драгоценный сынок... да и честно говоря, Хоффман вообще сомневался, что его родитель появится в Львове в ближайшее время.
Обдумав все, Роберт решительно поднялся и направился на поиски своей невесты - и обнаружил ее в уютной и даже шикарно обставленной гостиной дома, возле великолепного старинного пианино. Вот только играла юная барышня что-то очень грустное и немножко фальшивила - но совсем чуть-чуть на слух своего будущего мужа.
-Можно я присоединюсь? -он улыбнулся, усевшись рядом с девушкой на длинной скамеечке, оббитой мягким бархатом. -Давай сыграем что-нибудь повеселее? Моей матушке всегда нравилось, когда я играл Моцарта...
Наверное только великий австрийский гений умел писать музыку так, что мог заставить слушателей как радоваться, так и плакать под звуки своих творений? Роберту нравилось играть на пианино, тогда как его папаша считал это занятие полной ерундой и ненужной тратой времени... но вот сейчас, происходило что-то совершенно особенное, когда аккорды сонаты заполнили собой всю гостиную. Будто бы и не было никогда абсолютно ничего плохого, да и не могло произойти?
-Знаешь... я должен извинится за то, что наболтал сегодня... про свои фантазии.., -тихо сказал Хоффман, когда волшебство прекрасной музыки исчезло. -Мне не следовало говорить подобного... но я и правда думал о тебе.
Щеки будущей супруги Роберта вновь порозовели после этих слов... и дожидаясь ее ответа, он самым наглым образом притянул ее к себе и поцеловал в губы, исполнив таким образом свою главную фантазию вчерашнего вечера. И это оказалось куда приятнее, чем в самых смелых мечтах, потому как Эльжбета ответила на этот поцелуй, который продлился ровно до того момента как кто-то из слуг сообщил, что ужин уже подан.
Собственно говоря, подобное по меркам того времени могло происходить только между мужем и женой и то только в их спальне, но никак не на людях - так что, вернувшись со светского раута, граф Скарбек узнал о случившемся и решил, что теперь вполне имеет право ускорить события. Замечательно, что дети пришлись друг другу по сердцу, но нельзя позволить слухам, которые так обожает передавать прислуга, испортить репутацию будущей пани Хоффман.
-Я виноват, пан Станислав и не отрицаю этого, -и не думая юлить, произнес Роберт, когда хозяин дома пригласил его для разговора в свой кабинет. -Не буду врать вам, что это вышло случайно... и согласен женится на вашей дочери как можно скорее. Вы успеете подготовить все необходимое - скажем, к концу следующей недели?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-19 22:58:14)

0

12

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Панне стало действительно стыдно за свою фальшивую игру на фортепьяно, на котором упражнялась время от времени. В частности, когда ее никто не мог слышать и видеть. Почему она играла эту мелодию? Сама не знала, просто когда-то ее научили ее, а она была ей очень по душе. Она прекратила свою отвратительную игру, когда Роберт вошел в небольшую и столь уютную гостиную, и подвинулась специально в сторону, нисколько не возражая против его желания сыграть в две руки, хотя никогда прежде не играла так. К тому же, играл он весьма и весьма хорошо, чтобы не сказать безупречно.
Молодая панна собиралась уже похвалить своего жениха, не забыв при этом поблагодарить его за такую чудесную игру, когда он внезапно вспомнил об их разговоре на улице. От таких слов и от одного осознания того, что подумала она действительно о том, о чем намекнул было Роберт, молодая панна залилась густым румянцем, как и требовали того нормы приличия. Знала, что должна что-то сказать, но попросту не знала, как достойно повести себя. Почему-то уроки этикета касаются лишь того, что не следует делать, а когда попадаешь даже не по своей вине в какие-то неловкие ситуации, то теряешься, так что ни один урок не приходит на помощь. По крайней мере, панна Скарбек не могла себе такого припомнить. Хотя, ей-то и не пришлось, поскольку молодой пан в кратчайшие сроки коснулся ее губ своими, крепко обняв за талию. И … не ответить на столь приятно соблазнительный поцелуй, девушка не могла. Возможно лишь какое-то первое мгновение, что длился их поцелуй, Эльжбетта была напуганной, тогда как вскоре забыла о собственном страхе и каком-то приличии, идя на встречу жениху и его поцелую.
В том, что прислуга совершенно не имеет чувства такта и приличий, панна уверилась, когда их прервали. При этом, прервали на самом интересном месте? Как бы там ни было, а молодая графская дочь не стала теряться, быстро отослав прислугу, вслед за которой и сама сбежала в гостиную, чтобы проследить, не будут ли сразу же сплетничать эти глаза и уши дома. Правда, она не могла запретить случайному свидетелю, пересказать все увиденное хозяину дома, едва ли не с первыми утренними новостями, которые граф Скарбек принимал за чашкой полуденного кофе.
Воспоминания о вечернем поцелуе будоражили воспоминания девушки, когда она смотрела на Роберта за завтраком. И ведь именно по этой причине была молчаливой все утро. Ждала, когда ее жених сам заговорит с ней о вчерашнем, и для этого устроилась читать в той самой комнате, где находилось фортепьяно. Только ожидание было мучительным, книжка не читалась, а ее взгляд только и скользил к окну, за которым шел теплый весенний дождик. Опершись на спинку софы, она позволила себе замечтаться, представляя себя уже замужней панной – уважаемой в городе, первой модницей, которую везде приглашают и с которой все считаются. И эти мысли были так приятны, что она даже не сразу заметила прибытие отца, у которого были свои новости для дражайшей дочурки.
- Дорогая, мы выбрали дату вашей с Робертом свадьбы, - сообщил весьма довольный собой граф.
- Правда? – удивилась тому, насколько быстро могут материализоваться мысли. – Когда же она состоится?
- В субботу следующей недели, - спокойно сообщил он, определенно не представляя себе то, что последовало дальше. А дальше было следующее…
Милая и тихая до поры до времени Эльжбета отбросила в сторону книжку, удивленно посмотрев на своего отца: - Как на следующую субботу?!
- Ну, так … а что тебе не нравится? Выйдешь замуж и сможешь себе целоваться с Хоффманом, сколько захочется, так что и слуги не скажут ничего.
- Но, папа! – возразила она, совершенно не смутившись того, что ее отец в курсе их с Робертом вчерашнего поцелуя. – А как же платье?! Мне нужно сшить платье!
- Не беспокойся, я об этом позабочусь – уже позвал за пани Стефой, - точно также довольно и невозмутимо сообщил граф Скарбек своей дочери.
- Нет, ну почему нельзя было посоветоваться со мной?! Я не хочу выходить замуж в такой дикой спешке из-за какого-то поцелуя. Еще не хватало, чтобы все подумали, что у меня есть причина торопиться, - недовольно буркнула она, прежде чем умчаться на поиски своего не менее довольного, чем ее батенька, жениха. – Роберт, я требую выбрать другую дату по той причине, что заставила моего батеньку настаивать на скорой свадьбе. После поста петровки меня устроит…К тому же, пан Хоффман мог бы до этого времени приехать во Львов, чтобы поприсутствовать...

0

13

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Июль 1834 года.
За неделю до свадьбы...

-Ну, что скажешь насчет увиденного? -поинтересовался граф Скарбек, после того как показал будущему зятю строительную площадку, где совсем скоро уже должен был появится новый театр. -Это будет весьма неплохое вложение средств... и конечно же принесет немалую пользу городу.
-Мне кажется, что построить театр было просто отличной идеей, -согласно кивнул Роберт и отказался от предложенной графом сигары. -Нет, благодарю вас - я потом полчаса не могу прокашляться. Эти сигары для меня слишком ядреные...
Скарбек снисходительно усмехнулся, посмотрев на младшего Хоффмана - все-таки Клементина права, когда порадовалась тому, что Роберт совершенно не похож на своего отца. Может быть со своим характером жестким дельцом ему не стать, но по крайней мере никогда не обидит жену, что уже хорошо. А миллионы ему рано или поздно достанутся по-любому и тогда Эльжбета станет одной из самых богатых женщин в империи и у нее будет все что только можно пожелать.
-Пан Станислав, вы меня простите? Я должен бежать - совсем забыл про время и что обещал Эле пойти с ней на прогулку в парк, -Хоффман вытянул из жилетного кармана свой серебряный брегет и понял, что безбожно опаздывает. После того поцелуя, родители его невесты вежливо попросили его до свадьбы пожить в отеле, чтобы избежать слухов и пересудов... и естественно граф и пани Клементина даже и не подозревали, что дети нашли множество возможностей повторить приятное, совместив его с полезным, то есть с невинной прогулкой. -Еще к вам должен был зайти ювелир, которого мне рекомендовал пан Потоцкий... давайте еще поговорим за ужином?
Граф Скарбек лишь покачал головой и юмористически развел руками - что будешь делать с этой молодежью? Но дела и вправду никуда не денутся, а ссорится будущим мужу и жене точно совершенно незачем.
-Конечно иди, Роберт - и возьми мою бричку, потому что я задержусь здесь на пару часов. Хочу обсудить кое-какие дела с подрядчиком. Как только приедешь домой, скажи Франтишеку, чтобы ехал обратно.
-Хорошо, я тогда побежал? -Хоффман-младший бегом помчался к открытому экипажу графа и приказал конюху гнать к дому. Франтишек кивнул и хотя великолепная пара гнедых, запряженная в бричку шла достаточно резво, Роберт все-таки опоздал на десять минут и столкнулся с ювелиром уже в дверях дома Скарбеков. -Простите что заставил себя ждать - и я выписал вам чек, как и договаривались.
-Бог с вами, пан Хоффман, это могло бы подождать, -улыбнулся ювелир, но чек тем не менее взял и аккуратно убрал во внутренний карман. -Если вам вдруг не понравится как вышел заказ для вашей невесты, то приходите в мою контору в любое удобное время. Всего вам хорошего.
Заказ, что принес ювелир предназначался для будущего подвенечного наряда Эльжбеты, который должен был стать просто роскошным и заставить позеленеть от зависти не одну дворянскую дочку в городе. Однако в гостиной Роберт застал только матушку своей будущей жены - она как раз рассматривала чудесные украшения и приветливо кивнула зятьку, протянув ему руку для поцелуя.
-Лиззи уже тебя заждалась, -Хоффман никак не мог привыкнуть к тому что пани Клементина называет единственную дочку на английский манер. -Куда вы собирались пойти, если не секрет?
-Хотим прогуляться в парк и наш любимый ресторан, если погодка позволит, -"доложил" Роберт своей почти уже теще. -Я немного опоздал, потому что пан Станислав решил нынче показать мне как идет его стройка... и где же Эля? Я думал что она ждет меня...
-Она у себя в комнате и я уже попросила горничную ее позвать, -сообщила пани Клементина... и когда ее дочь спустилась в гостиную, Хоффман без особого труда догадался, что она сердита на него. За тот месяц с небольшим, что прошел с момента их официальной помолвки, он успел уже узнать, что его будущая жена может быть порой очень вредной, если будущий муженек делал что-то не так как ей хотелось. Вот и сейчас, Роберт не должен был опаздывать и прекрасно знал, что его хорошенько отчитают, но не при матушке.
-Эля, прости... я заболтался с твоим отцом и позабыл о времени, -попытался оправдаться Хоффман, подав руку своей невесте и направившись вместе с ней через Рыночную площадь в сторону Полтвы. -Не сердись... я приехал так быстро как только смог, правда.
Наблюдая как Эльжбета демонстративно нахмурилась, Роберт понял, что его действительно ожидает хорошая нахлобучка, как только они перейдут речку и окажутся в парке, где будет куда меньше свидетелей.
-Пойми, я не мог вот так запросто взять и оборвать разговор с паном Станиславом... он может говорить о своем будущем театре часами и обиделся бы, -молодой человек попытался привести более-менее подходящие аргументы в свое оправдание. -Придумай лучше как я мог бы загладить свою вину..?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-01 23:33:39)

0

14

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Подготовка к свадьбе шла полным ходом. Заказанное подвенечное платье у лучшей портнихи города уже висело в шкафу молодой панны, так что каждое утро начиналось с того, как девушка открывала двери шкафа, доставала оттуда платье и любовалась им, не рискуя снова примерить, чтобы не испачкать. Ей казалось, что платье украшенное серебреными нитями было белее снега. Вышивка на нем сверкала, едва солнечные лучи касались нее, заставляя прыгать по сторонам, ослепляя все вокруг. Однако, кроме платья оставалось так много важных приготовлений – заказать музыкантов, посетить всех или почти всех гостей из родственников, что жили в Львове, не говоря уже о том, что нужно было позаботиться о том, чтобы в местном казино, где обычно проходили торжества городской знати, поскольку оно было лучшим и самым большим залом по вместительности, можно было заказать зал. В том зале Эльжбета бывала всего дважды. В прошлом году на благотворительном балу, который устраивал город – тогда собирали средства для памятника выдающемуся польскому поэту, и ранней весной этого года – тогда все обошлось гораздо более скромными сборами средств, которые собирали в честь возобновления старинного дома на одной из улиц города. В прочем молодая панна даже не успела побывать на той улице, ради которой пробовали собрать средства добрые горожане, поскольку где-то сразу же после этого пришло известие из Цюриха или где-то оттуда о том, что скоро к ним пожалует молодой пан Хоффман. Краем уха молодая панна слышала с разговоров о своих родителей о том, что казино собирал занять сам бургомистр в честь своего пятидесятого юбилея, правда, уступил местному филантропу и городскому жителю, сказав, что теперь тот обязан позвать и его на свадьбу. Так что, среди гостей свадьбы были не просто сливки общества, там должны были быть абсолютно все видные политики, аристократы и прочие. Теперь следовало волноваться о том, как бы хватило места в самом красивом и просторном банкетном зале города. Хотя, честно говоря, это уже не так уж и сильно заботило Эльжбету.
Куда больше молодую панну беспокоило то, как проводит ее жених досуг, когда не был у них дома. Очень не к стати родители тонко намекнули Роберту, что теперь ему лучше будет пожить в «Жорже» или у кого-нибудь из друзей графа Скарбека, которые с удовольствием приняли бы сына прусского магната в свою компанию, только Роберт избрал отель. И, слава богу, ей богу – неизвестно ведь чего еще стоило ожидать от старых отцовских друзей. Кто-то из них любил спорт, кто-то из них увлекался охоту, но были ведь и такие, что тратили время и деньги на изысканные развлечения в стенах одного баснословного казино, о роскоши которого слагают легенды, а слуги – не устают обсуждать своих господ, что успели побывать там. Все-таки фантазии слуг не занимать. Так что, Эльжбета настаивала на том, чтобы каждый день ее суженный приходил к ним в дом. Приходить на завтрак было не совсем удобно, поэтому сразу после завтрака панна ждала жениха в доме для того, чтобы пойти на прогулку. И если пан Хоффман был внимателен и обходителен со своей будущей супругой, то мог вполне ожидать на приятный бонус в виде того самого поцелуя, который они себе позволили в доме за игрой в фортепиано. И уже после этой прогулки молодой пан из Пруссии не покидал приделов видимости своей молодой и такой вредной невесты, которой обязательно было нужно знать, где он и что он делает.
Однако, по всей видимости, сегодня что-то очень помешало молодому пану прийти во время. Сидя в гостиной вместе с матерью и занимая себя какой-то книгой, девушка то и дело, поглядывала на часы, что висели на стене. Естественно, молодой панне не нравилось ожидание, к тому же ее бурное воображение, добытое от обоих своих родителей, заставляло ее строить свои предположения относительно того, что же задержало ее Роберта.
«Неужели Агнешка и Магда встретили его?» - предположила она, сразу же представив, как две юные панны задержали на улице ее жениха. Задержали, попытались разговорить его, а потом узнали, что он вполне сносно и с едва заметным акцентом умеет говорить по-польски. И осознание последнего уж очень сильно ее рассердило, так что девушка громко захлопнула книжку и резко поднялась на ноги. Она подошла к окну намеренно, но всем своим видом продемонстрировала, что целью ее похода к окну было вовсе не в Роберте и ожидании его прихода, а лишь ради того, чтобы поставить на полку книжку. Не заметив на улице никого знакомого, девушка решила дождаться жениха в другом месте, о чем и сообщила матери, которую оставила одну. И лучше ему не знать пока, как она была сердита. К тому же, лучше было бы и вовсе не ждать.
Сколько времени прошло, когда в комнату постучалась служанка, Эльжбета не знала – потеряла счет времени, но прежде чем снизойти к Хоффману, разыскала свой зонтик, предназначенный защитить ее от солнечных лучей, который со злости запустила в стенку. Теперь, пришлось за ним нагибаться и доставать из-под кровати… Но, усилия должны были окупиться.
Она холодно, но весьма благосклонно улыбается будущему мужу, когда он, подавая ей руку, чтобы помочь ей спуститься с последней ступеньки лестницы, спешит оправдаться перед ней за свой проступок. Только разве она может так запросто простить? Без лишних слов она принимает поданную руку, прощается с матерью, но так и не роняет ни одного слово, демонстрируя всем своим нутром Роберту, как она обижена. Он сказал, что приехал, как только смог – и надо сказать, что этими словами молодой жених только усугубил свое положение. Молодая панна нахмурилась, представив себе, чем же мог быть занят Роберт, когда она ждала его.
Она остановилась лишь на короткий миг, чтобы сделать знак креста, когда они переходили мимо костела, в котором уже через неделю состоится их венчание, когда молодой пан Хоффман продолжил свою оправдательную речь. И тут у Эльжбеты просто вырвалось само собой: - Вот и женись на моем отце, если так боишься обидеть его и хочешь слушать, как он говорит о театре!
После этих слов молодой панне пришлось прикусить языка, поскольку сразу несколько почетных панов, обернулись в сторону двух молодых людей. И если молодой пан был готов понести свое наказание сейчас, то молодая пани пока еще не придумала, как еще наказать своего жениха – он не курил, не пил и по большей степени мало с кем кроме нее и ее отца разговаривал. Так что не оставалось ничего другого, кроме одного единственного возможного варианта…
- Я тебя не стану целовать до самой свадьбы – вот твое наказание, - опрометчиво сообщила девушка, хотя они по прежнему держали путь в сторону парка, деревья которого обычно становились свидетелями малых вольностей, которые себе позволяли будущие супруги. – А еще … ты должен более искренне раскаяться. Что-то я не слышу – мне жаль, такого больше не повторится… Думаешь, что после свадьбы будешь опаздывать? Ну уж нет. Я такого терпеть не буду.

0

15

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Роберт тихонько вздохнул, когда его невеста наконец дала себе волю и сердито высказала все что о нем думает... и было весьма обидно слышать от нее подобные слова, потому как он по сути не сделал ничего плохого. А что до встречи с ее отцом - Хоффман действительно не мог отказаться побывать на стройке, потому что это было просто верхом невежливости, ведь уже совсем скоро молодому человеку предстояло породнится с графом. Но разве можно внятно объяснить все это одной очень вредной особе, что уже считала Роберта своим? И он ведь позволил ей подобное собственническое отношение к самому себе... потому что просто хотел продолжать чувствовать, что реально нужен ей.
-Мне правда жаль, что так вышло, -послушно ответил Хоффман. -И я раскаиваюсь... и постараюсь чтобы такого больше не повторилось, правда. А после свадьбы мне, слава богу, больше не придется приходить к тебе в гости - ну не сердись пожалуйста. Нам итак не позволяют теперь проводить вместе много времени... давай не будем тратить его на ненужные ссоры?
Вообще... Роберт вполне бы мог сказать своей дорогой будущей жене, что она как бы и не должна указывать, как и что ему делать - и об этом, ему мягко, но настойчиво не один уже раз говорил будущий тесть. И если бы на месте Хоффмана был человек с характером его папеньки... но вот только будущий магнат таким не был и к тому же успел уже искренне привязаться к своей упрямой и временами очень вредной невесте. Она была не похожа на тех немногих барышень, что ему представляли - и раз уж им предстояло провести всю оставшуюся жизнь вместе, то стоило заранее научится как-то ладить?
Они зашли в хорошо знакомый уже ресторан и уже без лишних напоминаний получили самый лучший столик - теперь никому в этом милом заведении даже и в голову бы не пришло, интересоваться если ли у молодого пана Хоффмана деньги. О предстоящей шикарной свадьбе единственного сына миллионера и дочери графа Скарбека не знал в Львове разве что кто-то абсолютно глухой или неграмотный, потому как местные газеты не обошли без внимания будущее торжество.
Взяв меню, Роберт пробежался взглядом по строчкам... и тут увидел, что к столику направляется хорошо знакомый субъект - сынок графа Потоцкого, с которым Хоффмана познакомил отец Эльжбеты. Произошло это знакомство в том самом казино, о котором юная пани Скарбек упомянула когда повела своего жениха прогуляться по Львову в самый первый раз. Младший Хоффман оказался там опять же, с подачи своего предприимчивого тестя, который решил представить будущего зятя своим друзьям и деловым людям города. Правда было это днем, когда заведение работало как некий джентльменский клуб, на манер английского - там можно было пообщаться и обсудить дела, поиграть в карты и просто отдохнуть от домашнего быта. По уверениям некоторых новых знакомых Роберта, он был порой просто невыносим.
Хоффман-младший пришелся местной знати по душе, несмотря на то, что был наполовину немцем - но то, что матушка его была местной уроженкой не могло не прибавить ему плюсов в репутацию. К тому же, молодой человек был хорошо воспитан и держался без лишнего высокомерия, которое вполне бы оправдали миллионы его папеньки. Сын графа Потоцкого лишь только познакомившись с Робертом, уже предложил ему долю в будущем выгодном предприятии, которое собирался организовать - и совершенно не стал слушать аргументы о том, что кое-кто пока не распоряжается капиталом. И вот сейчас Потоцкий явно хотел снова завести волынку про свою будущую пивоварню... так что оставалось только молится про себя всем святым, чтобы Эля не догадалась откуда у ее жениха появился этот новый знакомец?
-Мое почтение, панна Эльжбета, -поздоровался Потоцкий, после чего протянул руку Роберту. -Такая неожиданная, но очень приятная встреча - как говорится, на ловца и зверь бежит? Представьте себе, Роберт... я клялся, что уйду рано "от святого Юры" - но где уж там? Так вы подумали над моим предложением?
Хоффман очень надеялся, что Эля не поймет о чем идет речь... потому что в противном случае его лишат не только поцелуев до самой свадьбы. Надо было срочно спасаться, но только как? Потоцкий явно собирался сесть за столик - и он совершенно точно не отвяжется, пока Роберт не пообещает ему войти в долю. Язык у этого шляхтича, что помело, так что неизвестно, что еще он может ляпнуть...
-Для того чтобы дать ответ, мне надо поговорить с отцом... а он приедет только через неделю, -вежливо ответил Хоффман и поднялся со стула. -Дорогая, ты не прогуляешься со мной? От этой жары и духоты у меня начинает чертовски болеть голова. Прошу нас извинить.
Вовремя сбежав от болтуна Потоцкого, Роберт вместе с Эльжбетой направился к ближайшей ротонде и как раз вовремя - пока они были в ресторане над городом собрались темные грозовые тучи и первые капли будущего хорошего ливня как раз коснулись земли.
-Прости пожалуйста... я не хотел чтобы он мешал нам. Меня с ним познакомил твой отец, пару дней назад в городе.., -произнес Хоффман, очень надеясь, что его невесте будет достаточно этих объяснений. -Похоже что граф Потоцкий хочет заставить своего сынка заняться чем-нибудь полезным и он вбил себе в голову, что я могу быть его деловым партнером. Ну да и черт с ним... ты еще сердишься на меня?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-03 21:21:52)

0

16

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Пожалуй, куда больше молодой панянке пришлись бы по душе слова раскаяния, если бы она о них не вспомнила первой, а молодой пан произнес их сам. Однако, она не могла не отметить про себя с положительной стороны, что Роберт продолжил просить прощения и ее благосклонности, но не требовать. И уж тем более, не стал отвечать ей такой же монетой, которой мог позволить себе любой другой пан – сказать, что юной пани пока рано распоряжаться тем, где он был и какими делами занимался. В точности, как и его опоздание – задержали такие важные дела, что в любом случае должны были не расстроить его невесту, а скорее наоборот – заставить гордится им и тем, что ее будущий супруг ведет такую насыщенную жизнь в незнакомом городе.
Да, в душе Эльжбета уже почти простила своего жениха, но решила не менять пока своей тактики так скоро: если он поймет, что может легко заполучить прощение, то будет потом чаще заставлять ее ждать, а это сродни разворошить настоящий вулкан. К тому же, дочь графа Скарбека, унаследовавшая у своей матери всю тяготу к хорошей драме и торжественной демонстрации своих эмоций, всегда была готова устроить настоящую сцену. И надо полагать, что самые большие сцены еще только ожидают юного прусского жениха.
- Я подумаю, как мне тебя простить, - как и прежде нахмурившись, произнесла в ответ она Роберту. Медленно и за разговорами, а если быть точнее, то за глупой ссорой, они уже добрались до парка Гекта, где и располагался их любимый ресторанчик. Обычно здесь было не так уж много посетителей, за что и полюбили ресторацию пана Гекта больше тех, что предлагали ушлые предприимчивые рестораторы на улице Гетьманской*, хотя в большинстве ресторанов ни молодая панна, ни молодой пан так и не побывали.
Устроившись за столиком, девушка все еще демонстрировала свою обиду, хотя обязана была хотя бы  вежливости ради улыбнуться метрдотелю и официанту, что поспешил подать молодым панам, о свадьбе которых говорили во всем Львове, меню. И именно тогда к ним подошел молодой граф Потоцкий, с отцом которого был давно и хорошо знаком отец Эльжбеты. Обычно Станислав не распространялся о том, где любили проводить свое время его друзья, тогда как слуги были куда сговорчивее и часто даже шутили о том, к каким подвигам продвинулся младший сынок графа, посещая святоюрский храм жриц. Так что, едва молодой сын графа упомянул, откуда это он так шел, что молодую панну едва не тронул удар молнии, что раздался где-то совсем неподалеку. Наверняка уже на Клепарове уже давно шла гроза… хотя у Гекта намечалась своя гроза, которую пан Хоффман ловко опередил, не позволив своей невесте ничего ответить сыну графа. А ей ведь было чего сказать! Например, что говорить о таких недостойных местах в присутствии панны не гоже. К тому же, ей еще следовало узнать, откуда это Роберт знает, где у нас расположен святой Юра? Вряд ил его носило в сторону горы, где находился еще деревянный храм имени этого святого. К тому же, там молились униаты, тогда как у них был куда более широкий выбор костела того, чтобы сложить свою молитву Богу – и иезуитский храм, и бернардинский, не говоря уже о катедральном костеле…
Не забыв свой солнцезащитный зонтик, молодая панна вежливо, но без улыбки приклонила голову, прощаясь таким образом с младшим Потоцким. Выйдя из ресторанчика, где служащие их провели наверняка не самыми добрыми взглядами, поскольку, просидев минут пятнадцать, так и не заказали ничего. А это не обещало большей выручки, чем обычно…
Эльжбета не стала открывать своего зонтика. Держась за руку своего жениха, они следовали оба по устеленной гравием дорожке, что и привела их к одинокой ротонде. Почти сразу же пошел дождь, так что юной панне повезло – дождь не испортит прически, как и ее новеньких туфелек. Хотя, вряд ли что-то поможет теперь ей поправить хорошее настроение. Обида отступила, дав место совершенно новому чувству место – сожалению тому, что ничего больше не может сделать со своим женихом, которые еще и, оказывается, по местам сомнительной славы шляется. Так что, девушка не слушая слов Роберта, подперла одну из колонн, на которой держался купол ротонды и тихонько позволила своему сожалению вылиться наружу при помощи слез. Уж хотелось бы надеяться, что Роберт не бесчувственный болван и быстро смекнет, что нужно обещать своей невесте, заливающейся слезами?


* улица Гетьманская - современный проспект Свободы

посмотреть

http://static.gazeta.ua/img/cache/gallery/611/611949_1_w_590.jpg

+1

17

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Роберт очень надеялся, что более не услышит претензий в свой адрес... и что его невеста, как и полагается благовоспитанной панне, не станет прислушиваться к его разговору с графом Потоцким. Истинная дама ведь не должна вмешиваться в дела своего супруга, пусть и будущего?
Но... все ожидания Хоффмана не оправдались - и вместе с долгожданной грозой, решила устроить свой собственный дождь из слез и его нареченная. Молодой человек догадался, почему будущая жена расплакалась, тут даже не нужно было быть семи пядей во лбу... она ведь умна и отлично знает, что за место расположено на улице святого Юры. Правда святого в этом самом месте нет ни на йоту - и кажется Эльжбета теперь уверена, что и Роберт хорошо провел время в том самом казино, где добропорядочные паны отдыхают от всех ужасов семейного быта?
-Эля, не плачь, прошу тебя.., -растерянно выдал Роберт, не зная, что ему делать. До такого он совершенно точно не собирался доводить и наверное черти принесли в ресторан Потоцкого, чтобы насолить по полной программме - по-другому и не скажешь? -Это не то, о чем ты подумала... правда...
Если бы свидетелем этой сцены был граф Скарбек, то наверняка бы посоветовал своему зятю быть немного пожестче и не объясняться с Эльжбетой буквально по любому поводу. Хорошо воспитанная дама из благородной семьи вообще не должна делать своему мужу замечаний... и даже знать такое слово как "бордель" - не то что предполагать, что там происходит. Однако, как уже говорилось выше, Роберт не был похож на своего отца и благодаря тому что много времени проводил со своей матушкой, стал куда отзывчивее и внимательнее чем многие его сверстники. К тому же, не забудем о том, что будущий магнат мало знал женщин, да и по своей натуре был человеком добрым, так что слезы будущей супруги заставили его совершенно растеряться и не на шутку напугали.
-Послушай... я был в том казино днем... клянусь тебе, -Хоффман не нашел ничего лучше, кроме как обнять Элю, тем более что гроза выгнала из парка всех возможных свидетелей этой нежной сцены. -Это правда... и непорядочно я себя не вел - твой папа просто познакомил меня со своими друзьями и все. Умоляю, не надо плакать...
Наверное стоило бы просто прикрикнуть на вредную девчонку и посоветовать ей не забивать голову ерундой? Но Роберт вместо этого, прижал ее к себе, начав целовать и сказал то, что ей и хотелось услышать.
-Я больше туда не пойду, обещаю - только не плачь. Ты ведь знаешь, что только ты мне нужна.... осталась всего неделя и потом мы уедем. Забудь про это чертово казино, -благодаря дождю, бежать юной панне из-под крыши ротонды было некуда и ее сопротивление поцелуям Хоффмана мало-помалу сошло на нет. -После загородной поездки, повезу тебя в Варшаву... или Вену, хочешь? Я уверен, что тебе там очень понравится и никто больше не помешает нам быть вместе.
Было бы очень заманчиво попросить отца разрешить пожить в его доме в столице... он был просто шикарным и не уступал по стоимости внутреннего интерьера лучшим дворянским особнякам. Когда-то семья Роберта была очень счастлива, живя в блистательной и шикарной Вене - надо думать, тамошнее общество  придется по вкусу Эльжбете? Хооффман подумал, что можно будет раздобыть даже приглашение на прием в императорском дворце, чтобы порадовать свою вредную женушку. Надо думать, Габсбурги еще не забыли как отец организовал для них многомиллионный займ?
-Ты не сердишься на меня? -поинтересовался Хоффман, когда Эльжбета наконец перестала плакать. -Я все сделаю ради тебя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-24 22:14:43)

+1

18

[AVA]http://savepic.ru/7547775.png[/AVA]
[NIC]Elżbieta Skarbek[/NIC]
Добиваться желаемого слезами Эльжбете ранее приходилось разве что только в детстве. Не желающий слышать детских слез граф Скарбек быстро выполнял желание своей незаконнорожденной дочери или заставлял это сделать кого-нибудь из слуг, предварительно удосужившись, что его дочь больше не роняет горошины слез. Правда, со временем маленькой графской дочери пришлось пересмотреть свои методы, которые обычно приводили к исполнению ее желаний. Она стала намного меньше плакать, замечая, как некрасиво выглядят после слез и рыданий глаза, к тому же – спокойствие собственных нервов было дороже. А еще, демонстрировало ее возможности, которые со временем росли. Конечно, в мерах разумного, поскольку невозможного требовать не собиралась. Да и заведомо порой знала, когда отец откажет ей в исполнении ее желания.
Но, совершенно иначе обстояли дела сейчас, когда под куполом ротонды находились будущие супруги. Эльжбета не знала, как еще ей добиться от своего будущего мужа выполнения своего главного требования – не ходить черт знает где, и определенно точно не обращать ни на кого другого внимания. И в действительности, пока Роберт находился рядом, девушка прекрасно знала, что ее жених смотрел только на нее, но … когда они не виделись, и он был в «Жорже», молодая панна начинала сомневаться в том, что пан, осмелившийся ее поцеловать, хранил целомудрие до брака. По идее, девушку не должно было занимать все то, что происходило до венчания. Но занимало. И очень сильно, ведь молодой пан был весьма милым и обходительным, а еще добрым и галантным, что панне не хотелось бы делить эти его черты хоть с кем-нибудь.
Конечно, Роберт не стоял молча и начал извиняться, поняв к чему  эти слезы, и обида. А она не стала препятствовать или особенно сопротивляться. Главные и даже ключевые слова были озвучены Хоффманом буквально только что – он обещал ей не ходить в казино. И ведь молодая панна еще не единожды припомнит своему супругу об этом обещании. Хотелось бы только надеяться, что он не пожалеет о нем, иначе более никакие слезы не помогут молодой панне.
На самом деле, молодой пан был весьма правдоподобным, заставляя Елизавету верить его словам. Хотя, по правде говоря, слова не особенно спасали положение дел. Спасало отношение Роберта к своей вредной невесте и то, как не безразличным ему оказались ее слезы. Она попыталась препятствовать ему, когда он намерился целовать ее – все-таки не просто так угрожала лишить его этих маленьких непозволенных роскошей, чтобы сдаться. Но, в итоге и ей пришлось уступить. И уступить не только сегодня, но и каждый день следующей недели, когда они имели возможность повидаться в парке и просто погулять.
- Обещай мне еще, что не будешь справлять холостяцкий вечер в казино, - прекратив плакать и почувствовав, что теперь может потребовать еще кое-что от Хоффмана, будущая пани Хоффман быстро высказала свое пожелание. – И, я тебя прошу, не водись с Потоцким – может быть, его пан отец хороший человек, но младший – не располагает к себе доверием. Мне бы очень не хотелось, чтобы мой пан муж попал из-за этого батяра в неприятности.
Естественно, угрозу лишить жениха поцелуев вплоть до самой свадьбы пришлось отменить и оставить для будущих выяснений отношений. К тому же, злиться на последней неделе своей девственной жизни молодой панне было просто некогда. Тут пришлось принимать подарки от родственников из Польши, что присылали свои извинения, что не придут – и граф Скарбек, сразу же вычеркивал кого-то из своего списка, облегченно решая, что теперь должно будет хватить места точно всем. К тому же, на пани невесте было очень важное задание – рассадить всех гостей, а также приготовить маленький сувенирный подарок каждому гостю. И нужно сказать, что эту традицию Эльжбета была готова проклинать, поскольку из-за нее у молодой панны разболелись плечи, и она уже не могла дождаться, когда они с Робертом смогут выйти на прогулку. Однако, Эльжбета нисколько не жаловалась на тяготы подготовки к свадьбе своему жениху, которому оставалось только продолжать играть роль искреннего немца перед ее подругами. Правда, в один день Елизавете пришлось таки соврать, что занималась с Робертом польским, и поэтому он стал весьма неплохо разговаривать – гиблая ложь, но на удивление Эльжбеты, ей поверили.
В наступивший день свадьбы в русском соборе также били колокола, обозначая чью-то свадьбу, поэтому Эльжбета очень опасалась выходить на улицу, чтобы не увидеть другую невесту. К костелу, где уже ждали все приглашенные гости и жених, невеста подъехала на экипаже, что был запряжен четверкой белых лошадей – где их граф разыскал оставалось тайной, но ехать то несчастное расстояние, что отделяло ее от замужества, было приятно и … весело. Рынок жил в обычном своем режиме, хотя на него невеста не обращала внимания. Ровно до того, когда ей пришлось сойти с повозки и под руку с отцом, проследовать во внутрь костела.

0

19

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Неделя последних приготовлений до долгожданного события пролетела достаточно скоро - хотя, Хоффману порой думалось, что он уже никак не дождется момента, когда никто не сможет помешать ему обнять уже законную жену. Подобное бывает с любым человеком в детстве, когда хочется чтобы какой-либо праздник поскорее наступил и принес с собой обещанные подарки... Наверное, именно таким желанным подарком для Роберта была Эля - потому что только рядом с ней, он ощущал себя нужным и счастливым, а это дорогого стоило для того кто считал, что в этой жизни существуют лишь одни только черные полосы.
Но, как там говорится - век живи, век учись? Смерть матери перевернула привычный мир младшего Хоффмана и расколола его жизнь на "до" и "после", заставив слишком рано познать горькую утрату. Однако, как всегда и бывает, много забрав, судьба не забыла и одарить будущего магната?
-Пан Роберт, успокойтесь - еще полно времени и вы не опоздаете, -стараясь скрыть улыбку, произнес камердинер, когда утром перед бракосочетанием помогал молодому хозяину собраться. -Жаль только что ваш отец не смог приехать... я уверен, он был бы счастлив быть рядом с вами в этот счастливый день.
Аккуратно завязав свой галстук, Роберт лишь махнул рукой на старика - когда дело идет о Мартине, слишком большую роль начинают играть великое множество "если" и "может быть". Отец никогда не мог ради своей семьи послать все свои дела к черту, так зачем ожидать от него невозможного? Он поздравил Роберта и Элю телеграммой и видимо посчитал, что и это уже будет слишком жирно... ну и плевать. Хоффмана и его невесту ожидает отличное торжество в их честь, а затем и поездка за город, где в имении графа Скарбека они смогут целиком и полностью насладится медовым месяцем.
-Так... последняя проверка, ничего ли я не забыл.., -сказал самому себе Хоффман, похлопав по карманам своего новенького пиджака - кольцо на месте, роза в петлице тоже и значит теперь осталось только добраться до костела?
Естественно, счастливый новобрачный не позволил бы себе опоздать на собственный праздник, так что полчаса спустя уже стоял возле алтаря, попутно поздоровавшись с мадам тещей, просто сиявшей от радости. Еще бы, ведь ее единственная дочь сорвала такой банк, который еще не снился не одной молодой панне на выданье во всем Львове. И наконец, та самая минута, которой так долго ждали и жених и невеста, настала - Эльжбета появилась в церкви, заставив восхищенные взгляды долго не отрываться от себя. Принято считать, что любая невеста дивно хороша в день своей свадьбы, но Роберту в тот самый момент казалось, что никто и никогда не сравнится с его почти уже законной супругой. Эля была красивой и в своих обычных нарядах, но шикарное подвенечное платье и украшения, сделали ее поистине неотразимой, заставив некоторых гостей завистливо шептаться о том, что с такими деньгами легко переплюнуть даже императорскую свадьбу.
После того как святой отец произнес все слова обряда и объявил новобрачных мужем и женой, Роберту на несколько минут даже показалось, что все закончилось слишком быстро. Однако теперь уже никто в целом мире не сможет помешать Хоффману поцеловать его любимую жену, когда ему этого захочется - и плевать на приличия.
-Я надеялся, что Мартин хотя бы сегодня подумает о своем сыне и приедет, -тихо произнес граф Скарбек, когда танцевал со своей дочерью уже на приеме в честь бракосочетания. -Роберт конечно же делает вид, что ему все равно... но мне кажется, что его расстроило отсутствие отца. Еще мне кажется, что твой муж поссорился с молодым Потоцким... хотя я думал что они неплохо поладили...
На этом месте стоит сделать небольшую оговорку - потому как Роберт и в самом деле, последние несколько дней избегал каких-либо разговоров с Потоцким-младшим. Однако, узнав истинную причину такого поведения, пан Станислав наверняка бы долго смеялся, еще и не представляя, насколько его зять умеет держать данное им слово. К тому же, Хоффману чертовски надоели разговоры про вложение денег, которыми он пока что не распоряжался... да и как можно доверить капитал человеку, что умел лишь развлекаться да спускать средства в святоюровском "храме" непорядочных панов?
Наконец настал тот самый момент, когда пора было ехать домой и позабыть обо всех волнениях, предшествовавших праздничному дню. Родители Эли решили в этот вечер остаться у кого-то из своих сиятельных друзей и не мешать новобрачным, которым предстояло провести свою первую ночь. Утром надо будет снова суетится и собираться в поездку, но пока же можно позабыть обо всем... и оказавшись в спальне Эльжбеты, Роберт подумал о том, что: 1) зря все-таки не хряпнул для храбрости и 2) на его теперь уже законной жене чертовски много всего одето.
Справившись со всеми крючками и пуговицами на роскошном наряде Эли, Хоффман притянул ее к себе, начав уже с хорошо знакомого им обоим страстного и жадного поцелуя. Разница была лишь в том, что теперь никто не мог помешать и все время принадлежало только Роберту и его супруге.
На следующее утро, Хоффман-младший проснулся уже где-то после полудня... и обнаружил, что его милая женушка уже успела встать и сбежать из спальни. Вспомнив про то, что сегодня должны были вернутся из гостей родители Эли, Роберт заставил себя встать и умыться, прежде чем пойти на поиски завтрака и своей благоверной. К тому же, надо было уже начинать великие сборы в загородное поместье?
-Я знаю, что очень виноват и должен был приехать заранее - но как назло задержался в Варшаве, -Роберт просто не поверил своим ушам, когда услышал очень знакомый голос, спускаясь по лестнице на первый этаж дома. -Но я очень рад, что теперь у меня тоже есть дочь... и надеюсь, что тебе понравится этот скромный подарок.
Заглянув в гостиную, Хоффман обнаружил там графа Скарбека, пани Клементину, Элю... и своего отца, весьма довольного собой и протянувшего невестке красивый кожаный футляр. Вот это поворот событий?
-Ну наконец-то, соня! -улыбнулся Мартин, увидев своего сына. -Я опоздал, но приехал к вам не с пустыми руками, как видишь. Мне не терпелось рассказать про еще один сюрприз - но твоя жена попросила не будить тебя.
-Папа, ты мог просто приехать... не нужно было что-то покупать, -улыбнулся Роберт, когда отец наконец-то обнял его и дружески похлопал по спине. Молодому человеку очень хотелось по-настоящему поцеловать Элю, но при ее родителях пришлось лишь церемонно коснутся губами тыльной стороны ее ладошки.
-Итак, мои дорогие, я кое-что придумал для вас и занимался все это время не только делами, -торжественно начал Мартин, после того как все члены семейства Скарбек и Роберт уселись на диване в гостиной. -Мне подумалось, дорогой сын, что поездка за город конечно дело хорошее - ты только не обижайся, дорогой Станислав - но тебе и твоей жене стоит провести свой медовый месяц в Вене. Мой дом подготовлен и ждет вас, о расходах тоже можете не беспокоится... как вам такая идея?

Что было в футляре)

http://www.jewelry4millionaires.com/00550-00599/00552%20NK%20Sapphire%20Necklace%20S-105.37%20D-69.79/00552%20NK%20Sapphire%20Necklace%20S-105.37%20D-69.79.jpg

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-01 21:17:43)

+1

20

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Австрия сказочна! Иногда брожу по Вене, оглянусь вокруг и кажется, будто и правда все как в сказке.
© Анна Хузар

Вена… Что за прекрасный город? Здесь невозможно услышать один только немецкий язык посреди этих прекрасных улиц, устеленных брусчаткой. Здесь так и хочется ехать в открытом экипаже, чтобы не пропустить ничего из того, что было достойно твоего внимания. А ведь было много и много чего достойного вокруг! Эти каменные дворцы, которые только-только стали сводить во Львове с приходом австрийской власти. А ведь здесь они были намного больше, намного красивее и намного величественнее. И если признаться честно, то Эльжбета без труда смогла полюбить этот город, едва только они с Робертом вышли на свою первую прогулку по центру Вены. Тогда она еще даже не видела самого большого достояния империи Габсбургов, императорский дворец, в котором можно было только мечтать побывать. Хотя, по правде сказать, молодая панна даже не надеялась, ведь прекрасно понимала, что такой чести могли быть удостоены не многие.
Но, молодой панне Хоффман было достаточно и того дома, что принадлежал семье ее мужа. Он был просторным, полным прекрасных художественных изделий, тогда как изящная мебель лишь скромно намекала на не дешевую стоимость, за которую была приобретена еще при жизни матери ее мужа. Почему-то, молодая супруга наследника целого состояния пана Хоффмана, сразу же решила, что покойная пани Хоффман должно быть обожала этот дом. И к счастью для молодой панны, здесь нашелся и портрет матери ее молодого супруга, с которым сразу же поделилась своими соображениями.
- Панна Хоффман была очень красивой, и теперь я знаю, на кого мой муж похож, - улыбнулась Эля Роберту, рискуя вызвать у дорогого супруга не радостные воспоминания. Хотя, честно говоря, ей всего-то хотелось узнать получше ту женщину, что смогла воспитать ее мужа, а еще – решила их судьбу. Вопреки предположениям графа Скарбека о том, что его зять должен быть похожим на своего отца, когда возмужает, сама Эльжбета теперь прекрасно понимала, почему ее маменька тогда только иронично улыбнулась графу. Надо же, ведь граф ошибался, поскольку совершенно не помнил той женщины, что позволила породниться ее сыну с дочерью подруги. Не смотря даже на то, что та была внебрачной графской дочерью.
Конечно, в Вене далеко не каждый был осведомлен об этой небольшой подробности происхождения молодой панны Хоффман. В частности новые друзья и подруги семейства не могли себе даже представить, что почтенный граф Скарбек, едва известен в пределах Австрии, мог быть не верным жене до той степени, чтобы она решительно потребовала развод и ушла к известному драматургу того времени. Да, слухи имеют широкие крылья, но до столицы империи не дошли. Здесь только все слышали о том, как граф строит свой театр. И это очень веселило юную панну. Однажды как-то с Эльжбетой поделилась своим горем молодая фрау Мария – оказалось, что ее батенька содержит любовницу, при этом в очень красивом и не дешевом доме.
- Ну, твой отец может себе позволить, наверное, - пожала плечами тогда Эльжбета, хотя и знала, что это нисколько не утешит юную подругу, внезапно разочаровавшуюся в своем отце. Правда, примерно так должно быть должна была себя чувствовать Юзефа, дочь графа, рожденная в браке. Только Эльжбета никогда об этом не думала, прекрасно видя, что очень часто мужья бывают не честными и далеко не такими верными, какими их хотят видеть женщины. Поэтому она и держала своего молодого супруга рядом с собой, устраивая ему каждый раз сцену маленькой драмы, если было что-то не так. Не всегда для этого приходилось плакать… но следовало влиять на мужа всеми возможными для этого путями. Ведь внезапно обоим пришла в голову мысль о том, что здесь в столице, раз уж есть такая возможность, наследник пана Хоффана мог бы продолжить свою учебу. Ведь здесь были собраны лучшие умы эпохи, лучшие условия и к тому же, здесь был центр их империи, в которой уже успели наладить свои какие-то, но дружеские связи. Да и здесь было куда интереснее, так что после более длительного отсутствия, Эльжбете будет чем поделиться со своим любимым городом. Телеграммы о решении остаться на время учебы Роберта, было разослано в Берлин и Львов. Правда, никто не был проинформирован о том, что молодой пан избрал себе для изучения именно медицину. В прочем, ничего плохого в том, чтобы помогать спасать и лечить людей Эльжбета не видела, поэтому не устраивала по этому поводу сцен. Хотя… наверняка не единожды еще успеет пожалеть об этом. Все-таки, врачи очень не простую профессию себе избирали, что отнимала очень много времени и сил. Почти как священники. За исключением разве того, что тем нельзя было жениться и лечили в основном лишь духовные недуги.
В этот весеннее утро Эльжбета проснулась первой, внезапно ощутив движения сына или дочки внутри нее. Постаравшись повернуться на бок, молодая панна тихо вздохнула, поскольку планировала сегодня поспать еще немного – хоть до полудня, ведь тогда ее день был бы значительно короче. К тому же, Роберту ведь все равно придется уходить на учебу, оставляя свою беременную супругу снова одной, а ей это, честно говоря, не нравилось. Теперь ей еще больше хотелось видеть мужа в пределах видимости, а еще чувствовать его поддержку, которую он оказывал ей в основном по вечерам, отрываясь от своих конспектов и записей. Она мало ворчала, когда ему приходилось учиться, но очень громко негодовала, когда он задерживался где-то с друзьями.
- Я устрою сегодня прием, - решила внезапно еще сонная Эльжбетта, когда ребенок успокоился и перестал шевелиться внутри нее так, словно бы танцевал свой вальс. – Можно было бы пригласить друзей… что думаешь, Роберт? – толкнув легонько под бок супруга, спросила его, на что он лишь что-то пробормотал в ответ. Это внезапно не понравилось вредной женщине, на что она обидчиво сообщила, едва не давая волю внезапно подступившим слезам: - Я стала такой толстой, что лучше не буду никого звать!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники