vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники


Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники

Сообщений 21 страница 40 из 44

21

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Блистательная  Вена нисколько не разочаровала молодых супругов и благожелательно приняла их в свои объятия, предложив множество светских развлечений, доступных лишь тем немногим счастливцам, что имеют деньги и положение в обществе. И совершенно неважно, что у Роберта не было какого-либо титула - одна лишь его фамилия открывала доступ в самые модные и изысканные салоны того времени, так что отсутствием общения будущий магнат и его юная супруга не страдали. У них быстро появился собственный круг друзей из местной золотой молодежи - богатеньких бездельников, что проживали свое время от одного светского раута к другому. По правде говоря, Роберту вовсе не хотелось так жить и бездумно прожигать собственное время... и пока его отец вновь погрузился в дела своего бизнеса в Берлине, младший Хоффман решил потратить средства с пользой и поступил на медицинский факультет, исполнив свою давнюю мечту. После этого можно было не торопится в Львов, тем более что медовый месяц давно уже порядком растянулся - плюс еще Эля обрадовала своего мужа будущим прибавлением в семействе. Да и почему бы не остаться жить в столице?
Этим утром, Роберту снился какой-то очень хороший сон, так что он не проснулся рано, как уже привык делать обычно, чтобы не опоздать на лекции. Для того чтобы действительно чего-то достичь в медицине нужно очень много трудится и стараться - и младший Хоффман очень быстро стал одним из лучших студентов на своем курсе. Лишь одна ложка дегтя была во всей этой бочке меда для молодого человека: анатомический театр, при виде которого будущий великий (польстим себе) доктор уже не раз отключался прямо при своих сокурсниках и профессоре. Последний снисходительно качал головой, еще не зная, насколько Роберт может быть упрямым и считая его желание стать врачом, чем-то вроде каприза скучающего миллионера.
-Да-да... я сейчас встаю... еще минутку, -тихонько пробормотал Хоффман, когда любимая жена толкнула его в бок. Чаще всего получалось наоборот - он будил ее, правда использовал для этого куда более нежные способы, уже успев узнать насколько дама в интересном положении может быть капризной.
-Я стала такой толстой, что лучше не буду никого звать! -вдруг заявила пани Хоффман со слезами в голосе, так что Роберт мигом проснулся и поспешил осторожно обнять свою вредную женушку.
-Не говори так, ты совсем не толстая, -он улыбнулся, начав дразняще-легко целовать Элю в шею. -Это просто наш малыш основательно подрос за последнюю неделю.
Хоффман прекрасно понимал как его милой супруге не хватает походов на различные светские гулянки и приемы - увы, но даме, на последних сроках беременности уже как-то неприлично показываться в обществе. Но конечно же, никто не мог запретить Роберту и Эльжбете пригласить друзей в гости?
-Если ты хочешь устроить прием, то почему бы и нет? -Роберт провел ладонью по животу супруги, ощутив как малыш тихонько толкнулся в очередной раз. -Я постараюсь быстро вернутся из университета, а ты пока подумай кого хочешь пригласить? Можем устроить шикарный ужин... и не забудь, что скоро приедет твоя матушка и надо подготовить все к ее визиту.
Лениво потянувшись и мельком посмотрев на большие напольные часы в спальне, Хоффман чертыхнулся - он провалялся дольше чем нужно и теперь просто безбожно опаздывал на лекцию.
-Мне уже пора бежать, -наскоро поцеловав жену в нос, Роберт вскочил с кровати и кинулся собираться, едва не опрокинув таз для умывания на пол. Пропускать лекцию молодому человеку не хотелось, ведь совсем уже скоро предстоят первые в его жизни экзамены, которые нужно хорошо сдать, чтобы продолжить свое обучение. Можно было конечно понадеяться на свои денежки, как делали некоторые студенты... но Хоффман хотел получить в итоге диплом за настоящие знания. -Вернусь сегодня пораньше, как и обещал - около четырех часов и помогу тебе с приемом, если решишь кого-нибудь позвать.
Наскоро собравшись, Роберт на ходу застегнул жилет и прихватив пиджак, помчался на выход. С некоторых пор кое-кто отучил молодого человека опаздывать, так что сев на извозчика (закладывать собственный экипаж не было времени), он успел прибежать на лекцию раньше на одну минуту, чем профессор. В перерыве между лекциями, Хоффман пошел пройтись по рекреации, чтобы размять ноги и проходя мимо одного из студентов, увидел как тот переписывает на отдельные листы свои записи из тетрадки в потрепанной обложке. И все бы ничего... но заглавие на первом листе заставило Роберта остановится, а затем и подойти к автору.
-Простите за беспокойство... вы занимаетесь исследованиями в области лечения чахотки?
-Пытаюсь, -улыбнулся студент и вежливо пригласил Хоффмана присесть рядом. -Вас интересует эта тема? Я пытаюсь проводить исследования... но материала для настоящей работы чертовски мало. Однако я верю, что когда-нибудь эта болезнь не будет считаться неизлечимой. Недавно я был на открытых лекциях профессора Шёнлейна в Цюрихе... так вот, он предложил отказаться от лечения чахотки прежними методами и отдать предпочтение химии.
-Думаю что профессор совершенно прав... все эти санатории и теплый климат могут лишь ненадолго продлить жизнь пациента, но не спасти его, -ответил Роберт. -Я бы хотел тоже побывать на таких лекциях...
-Не ожидал что найду единомышленника на первом курсе родной альма-матер, -дружелюбно рассмеялся собеседник Хоффмана. -Мое имя Герман Бремер и я весьма рад знакомству с вами. Если вам интересно, я могу показать свои наработки... но позвольте полюбопытствовать, с чего такой интерес к этой болезни?
-Моя мать умерла от чахотки, герр Бремер, -Хоффман поднялся со скамьи. -Меня зовут Роберт Хоффман и я тоже рад знакомству - но мне к сожалению уже нужно идти. Сейчас меня ждут несколько минут позора в анатомичке...
В этот раз Роберту повезло куда больше чем обычно - профессор решил продемонстрировать своим ученикам самую настоящую мумию человека, не так давно найденную в торфяном болоте. Ужасный запах, от которого молодого человека всегда начинало просто адско мутить, отсутствовал, так  что это занятие ему удалось выдержать совершенно спокойно. Вернувшись домой около четырех часов, как и было обещано утром, будущий доктор нашел свою жену за хлопотами к вечернему ужину, который она все же решила устроить.
-Я тебя поймал! -рассмеялся Хоффман после того как вымыл руки в кухне и затем обнял любимую Элю со спины и аккуратно притянул к себе. -Мы все-таки устраиваем званый ужин?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-02 22:28:00)

+1

22

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Беременная женщина это не простое бремя, так что можно было бы только посочувствовать молодому мистеру Хоффману, которому еще ко всему доброму досталась такая вредная, да и еще капризная супруга, которой двадцать четыре часа в сутки нужно понимание и внимание. Настроение, что резко скачет из плюса в минус, как и усталость, что появляется из ниоткуда, даже если она и так страдала весь день от безделья – пожалуй, это ли не самые цветочки, что стали разяще заметными. Их было так не просто скрыть даже от гостей, которых приходилось звать, поскольку Эльжбета сама не могла пойти куда-нибудь в люди. Не принято.
- Но я не могу влезть ни в одно платье из тех, что я взяла с собой в поездку, - продолжила жаловаться супругу молодая женщина, когда он нежно обнял ее, скользнув ладонью по животу. На лице ее появилась улыбка, когда муж снова проделал свой трюк, дразня, он начал ее целовать в нежную шею от чего она не могла продолжать дуться или скулить о своей утраченной фигуре, наоборот – на ее лице расцвела улыбка, которой и добивался хитрый будущий доктор. – Скорей бы наш малыш родился. Иногда мне просто кажется, что я больше не вынесу, - продолжила жаловать будущая мать, пускай и жаловалась она отнюдь не жалобным тоном голоса, к тому же даже без намека на слезы, что еще недавно грозили умыть ее еще сонное лицо.
-Если ты хочешь устроить прием, то почему бы и нет? – не прекращая обнимать и водить ладонью по животу, словно бы успокаивая таким образом их малыша, произнес Роберт, на что его молодая супруга могла лишь только тихо вздохнуть и еще раз подумать, хочется ли ей этих приготовительных хлопот, что бывают перед каждым приемом гостей. Ведь вместо этого приема можно было просто дождаться возвращения мужа и снова наблюдать за тем, как он учит свою медицину, делая вид, что она вовсе не наблюдает, а вяжет пинетки, например, поскольку вязала молодая пани совершенно ужасно. На это занятие у нее уходило много сил, энергии, а еще нервов, поскольку ненавидела, когда у нее что-нибудь не получалось.
- Я подумаю, стоит ли нам снова звать гостей, - сообщила она в итоге, тихо вздохнув. Пожалуй, возможность принятия самостоятельных решений больше всего нравилась в замужестве за Робертом, кроме тех приятных моментов, которые позволялось проводить лишь двум женатым людям. Однако, при всем при этом, Эльжбетте просто до безумия не хватало матери, которая обычно и принимала решения вместо своей упрямой дочери, когда дело было важным и требовало взвешенного решения. Ведь, если бы мать была сейчас и сказала, что ни о каком приеме не может быть и речи – было бы значительно проще. Она бы злилась, даже дулась на мать, что решила ее держать в четырех стенах, но зато не пребывала в мучительных размышлениях, взвешивая все свои аргументы за и против. Тогда как вечером, окажись что-то не так, как того захочется Эльжбете, ей будет некого винить кроме себя.
-Мне уже пора бежать, - тем временем прервал размышления своей супруги Роберт, на что она могла тихо фыркнуть.
«Чтоб сгорел этот университет! Вечно ему нужно бежать на свои занятия, когда мне этого не хочется!» - мысленно проклинала alma mater большинства студентов империи, хотя ничего из осмысленного так и не озвучила. Сказала только жалобно: - Может, еще побудешь? Не уходи… - конечно, она знала, что это не имеет смысла. Роберт ведь хотел стать лучшим доктором, прекрасно понимая, что для этого придется много учиться и не лениться. Вот она точно бы не смогла получить нормальную профессию, даже имея хорошую мотивацию. И теперь ей оставалось только соблазнять супруга возможностями прогулять… Правда, разве так уж соблазнительно прогулять лекцию, на которой можно посидеть тихо, мирно, когда дома тебя ждет далеко не такая уже и привлекательная, беременная и до жути капризная жена?
- Не задерживайся, - только коротко и произнесла Эльжбета, прежде чем накрыться легким одеялом по самую шею. Так делала всегда, когда хотела спрятаться от всего окружающего ее, надеясь, что плохое настроение развеется само собой. К тому же, муж уже ушел, оставив по себе лишь приятное обещание вернуться… - Пожалуй, я все-таки устрою прием, - сообщила сама себе Эльжбета, когда поняла, что просто лежать в постели дело гиблое и бессмысленное. Так она не поднимет себе настроение, к тому же таким образом мысли не занять ничем… Так что, молодая женщина поднялась с постели и стала собираться, а когда наконец-то собралась, спустилась вниз и начала отдавать указания прислуге о том, чтобы начали готовиться к приему гостей: - Стол должен быть накрыт к шести – тогда придут наши гости, а ужин должен быть подан к семи, - планировала и тут же озвучивала пани Хоффман, что сразу же ловила прислуга, определенно не жаждущая разочаровать беременную госпожу. – Я хочу что-то особенное на ужин, так что фрау Изольда, придумайте что-то вкусное и оригинальное – потом мы еще поговорим с вами с глазу на глаз. И да, герр Томас – на вас почетная миссия оповестить наших гостей о том, что мы ждем их на прием, - подав список с именами, женщина на мгновение остановилась, чтобы оглянуться по сторонам. – Что-то в гостиной грязно… нужно немедленно здесь убрать!
Итак, распоряжения были розданы, так что молодая госпожа смогла на время прилечь в своей спальне. Правда, долго лежать она не смогла, так что спустилась вниз, где прислуга уже отчиталась о проделанной работе – гости были оповещены и все подтвердили, что непременно придут, тогда как в гостиной и столовой все еще проходила уборка. Именно за этим делом и застал свою благоверную пан Хоффман младший, поймав ее со спины.
- Роберт! Ты меня едва не напугал, - пожаловалась она, хотя и не без улыбки на лице. – Да, я позвала наших друзей на ужин. Изольда приготовит лучшие баварские колбаски, которые тебе так нравятся, а еще штрудель с яблоками по-венски на десерт, - быстро огласила меню женщина. – Потом, после ужина мы сможем немного с ними пообщаться и … думаю, к девяти часам будет удобно всем разойтись?

0

23

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
-Мы можем выгнать всех и раньше девяти, если они тебя утомят, -рассмеялся Роберт, самым неприличным образом поцеловав любимую жену в шею. -Думаю что надо бы попросить Томаса прибраться еще и в бильярдной и обновить там погребец - пока дамы будут рассказывать тебе последние сплетни, джентльмены думаю не откажутся сыграть партейку-другую под отличное бургундское?
Собственно говоря - сказано-сделано? Если Эля хочет устроить прием, то ее муж рад ей угодить, чтобы все прошло просто замечательно, благо что новые венские друзья молодой четы просто обожают приходить к ним в гости. Изысканный стол, который гостеприимные хозяева всегда рады предложить своим гостям не уступает торжественным ужинам в императорском дворце (где, кстати к зависти своего окружения, Роберт и его жена бывали не раз до того как кое-кто порядком округлился), плюс еще не забудем о всех выгодах, которые сулит хорошее отношение единственного сына самого богатого человека во всей Австрии с Пруссией. Всегда приятно ведь иметь под рукой того, кому должны даже сами Габсбурги?
Наверное, если бы Роберт узнал, что о нем думают большинство его знакомых и друзей, то от души бы посмеялся, потому как сам не привык мерить людей по их благосостоянию. Можно было бы объяснить чопорным дворянам, что старший Хоффман стал сказочно богат в первую очередь потому что не спускал свои деньги на всякую ерунду, а старался приумножить капитал, доставшийся в наследство. Видя как некоторые представители местной золотой молодежи проматывают буквально все свои средства на скачки, гулянки и женщин, а потом сдают фамильные ценности в заклад, можно было лишь развести руками - в конце-концов каждый живет так как ему нравится. Хоффману-младшему нравилось учится и проводить время с любимой женой, пусть даже пока что они временно не могли дать себе волю наедине, до рождения их ребенка.
-Роберт... давно хотел спросить - сколько тебе лет? -поинтересовался один из гостей, после того как все приглашенные мужчины перешли в бильярдную, чтобы не мешать дамам наслаждаться городскими сплетнями в гостиной. -Мне просто кажется странным, что ты послушно сидишь возле своей жены, тогда как вокруг столько возможностей...
-Недавно исполнилось девятнадцать, -честно признался Хоффман, прицелившись и запустив очередной шар в лузу. -Что же до возможностей... то я не хотел бы ездить куда-либо без Эли. Вот когда родится ребенок и немного подрастет, может тогда...
-Не говори ерунды, -усмехнулся собеседник будущего доктора. -С твоими деньгами ты мог бы прекрасно развлекаться и один... поехать в путешествие или, например, пустится во все тяжкие и найти какую-нибудь скучающую красотку, обожающую развлечения. Почему бы и нет?
Роберт лишь тихо вздохнул, решив не объяснять собравшимся, почему он не может сделать чего-то в этом роде, потому как был уверен, что его попросту не поймут... В столице было нормально не хранить верность, ведь все браки между людьми благородного происхождения заключались по договоренности между родителями и по большей части исключали наличие каких-либо нежных чувств. Было бы бесполезно говорить этим людям, что нарушать брачные клятвы и изменять жене нехорошо - так что Хоффман промолчал, чтобы его не назвали сопливым юнцом и не подняли на смех.
-Боюсь что у меня нет времени на развлечения, -ответил молодой человек. -Чтобы не вылететь из университета, надо хорошо сдать все экзамены... а так как я хочу продолжить свою учебу, то стараюсь делать все как можно лучше. И я никогда бы не променял свою жену на другую женщину...
-Наверное ты единственный человек в Вене, кто так считает, -усмехнулся племянник одного из министров кабинета Фердинанда I. -Пора уже сбить тебя с пути истинного, дружище - что если я приглашу тебя в загородное поместье своего отца? Там лучшие охотничьи угодья в империи... плюс еще можно будет привезти из города развлечений на любой вкус. Что скажешь, Роберт?
-Благодарю за приглашение, но я не хотел бы оставлять Элю надолго, -вежливо ответил Хоффман, уже пожалев, что ввязался во фривольный разговор. -Вынужден отказаться...
-Ты ведь кажется говорил, что скоро должна приехать матушка твоей жены? Следовательно она не будет одна, -последовали аргументы буквально со всех сторон. -Так что ты вполне можешь позволить себе немного расслабится...
Когда партия в бильярд закончилась и гостям пора было уже расходится, Роберт порадовался этому и хотел лишь немного покоя и тишины после всей этой болтовни. Друзьям так и не удалось переубедить Хоффмана и он остался при своем мнении, решив, впрочем не высказывать его вслух. После того как прислуга принялась за уборку в гостиной и бильярдной, молодой человек следом за своей женой поднялся в спальню - и вот тут заметил, что она явно не в духе..?
-Эля, что случилось? -закрыв за собой дверь спальни, Хоффман сделал шаг к своей явно недовольной супруге. -Тебе нехорошо? Надо было выставить всех за дверь гораздо раньше...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-03 21:45:01)

+1

24

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]

Очень забавно было бы посмотреть на своих гостей, если бы молодая чета сообщила им, что тем пора убираться восвояси. Скандал? Да. Моветон? Определенно. И все-таки молодая панна не могла себе позволить ничего подобного. Пожалуй, даже при дворе император не мог себе позволить увести из-за стола или бала кого-то, кто раздражал его, но при этом считался человеком определенного круга? По крайней мере, Эльжбета так считала. И к тому же, ей вовсе не хотелось растерять недавно заполученных подруг. Возможно, те были ничем не лучше Агнешки и Магды, что остались в Львове, но определенно точно без свежих новостей, сплетен и просто разговоров ни о чем и обо всем, было очень и очень скучно. Даже в Вене.
- Если им не понравится Бургундское, всегда можно удивить и предложить им наливку от Бачинских – сам император не раз отмечал ее особенный вкус и ту легкость, которую она приносит, - ухмыльнулась в ответ молодая панна Хофман, откровенно паясничая. Но, дорогой супруг должен был бы уже запомнить, как ей не нравится, когда их гости перебирают лишку и, уже пошатываясь, ковыляют до дома. Нужно ведь во всем знать меру…
Действительно, гости пришли вовремя. Едва часы простучали шесть часов на больших настенных часах в гостиной, как раздался стук в дверь и Томас сразу же поспешил открыть дверь светлому панству, которое пригласили сегодня на ужин и просто светские беседы. Эльжбета была почти довольна своим внешним видом, но сразу же почувствовала укол зависти, едва ее подруги вместе со своими мужьями перешагнули через порог. У одной дамы, той самой, между прочим, что пришла со слезами на глазах, искать утешения у Эльжбеты, когда узнала о том, что ее отец давно содержит любовницу, было просто очаровательное платье, что так красиво подчеркивало ее талию… Ну, а на другой было также не менее красивое зеленое. Наверное, если бы не живот Эли, она могла бы также похвастаться тонкой талией и заказать себе намного красивее платье, чем эти два. В ее представлении такое платье должно было бы быть нежно фиолетового или даже бордового цвета в сочетании с белым, тогда как его подол и рукава должны были бы украшать паетки и золотая вышивка. Хотя, надо сказать, что и то платье, что было сейчас на панне Хофман, нисколько не уступало по модным тенденциям, ведь было сшито на заказ, совершенно недавно. Дорогой супруг, видимо, счел, что приход швеи и портнихи развеселит его женушку, которой явно не нравилась идея перешивать платья… И надо сказать, тут молодой человек не просчитался. Так что, в этой ситуации можно было разве только польстить себе, что к ним в гости надевают свои лучшие наряды, едва сшитые и так далее?
- Фрау Мари, у вас просто необычайно красивое платье, а у вас фрау София очень необычайного цвета платье - желтый вам к лицу просто, - немного комплиментов, прежде чем сесть к столу никогда не помешают? В любом случае, женщина хотела лишь подзадорить дам впредь радовать ее глаз, иначе с как еще заставить других поступать по примеру этих двух особ. Собственно, после недолгих разговоров в гостиной, можно было садиться к столу, где была вся самая лучшая еда, лучше которой вряд ли готовил ли императорский повар. Фрау Изольда очень постаралась, хотя вот в некоторых блюдах Эльжбета явно не хватало немного соли? Как бы то ни было, она уже помнила, что такое случалось и как бедная фрау клялась, что соли было в достатке… Так что, заметив, что их гости не чувствуют из-за этого дискомфорта, решила, что таким образом начинает капризничать малыш.
Естественно, мужчинам не так уж и интересно проводить все время со своими женами, которых всегда нужно вывести в свет, так что едва ужин был закончен яблочным штруделем по-венски, покинули гостиную, оставив своих дам развлекать хозяйку имения. А ведь, им было о чем рассказать?
- … как жаль, что новый император не хочет устраивать балов, как было раньше, - пожаловалась Эльжбете фрау Мари, когда мужчины оставили их в одиночестве толковать о своем, о женском. Так что еще заботило троих женщин, одна из которых была в положении? Естественно, только такое небольшое количество развлечений, которое упразнил новый часто болеющий император.
- Я слышала, как дядя Клеменс говорил, что на время властвования нового императора придется забыть о роскоши и вообще о развлечениях, - добавила фрау Софи весьма грустным голосом. Теперь понятно, почему вырядились в гости, как в императорский дворец? Тут хоть без песен, танцев и плясок, но зато интересно – польстим себе.
- Ну, в чем-то твой дядя прав, - решила поразмыслить разумно Эльжбета, успев довольно улыбнуться своим недавним мыслям.
- Конечно, прав! Но это вовсе не значит, что все должны страдать из-за болезней императора? – продолжала негодовать родственница влиятельного и далеко не последнего человека в политике Австрийской империи.
- Ну, я в любом случае порадуюсь тому, что я очень вовремя забеременела – по крайней мере, не пропущу ничего важного во дворце, - нисколько не беспокоясь за то, как воспримут слова подруги, произнесла Эльжбета. А что, пусть тоже думают о том, как бы порадовать своих мужей маленькими капризами и такими же небольшими ребятишками.
Наверное, можно было бы еще долго судачить о развлечениях, которой при смене императоров лишилась местная знать, но молодая хозяйка, принимавшая гостей, решила, что не будет лишним позвать мужчин к ним в компанию. Тем более, это как нельзя лучше позволит им поскорее убраться, как сказал бы Роберт. Собственно, извинившись и поднявшись из своего удобного кресла, молодая женщина направилась в сторону бильярдной, но … не успела войти или постучаться, как стала невольной слушательницей одного весьма любопытного разговора. Стало быть, новые друзья подбивают мужа на адюльтер? Тихо охнув, Эльжбета какое-то время провела у двери и поняла, что не может сейчас постучать в дверь и позвать всех в гостиную. Нет, она попыталась успокоится и вернулась к подругам, придумав хорошенькое оправдание, хотя уже спустя минут десять мужчины пришли и быстро поспешили покинуть дом знатной четы.
И все бы ничего, если бы не жалкие мысли о том, что Роберт стал оправдываться лишь учебой… Стало быть, она еще должна быть благодарна этому чертовому университету, что отнимает так много времени у пана Хоффмана, за что он ей не изменил пока? ДА! Ведь это всего лишь ПОКА!
Поднявшись в спальню молодая панна не стала делиться своими мыслями с супругом, который и на этот раз узнал, что что-то не так.
- Что случилось? Ты спрашиваешь меня, что случилось?! – довольно громко ответила мужу она, когда оба оказались в спальне за закрытыми дверьми, хотя вряд ли прислуга не услышит этого громкого разговора. – Знаешь, мне очень даже хорошо! По крайней мере, со слухом – точно хорошо! – добавила она, хотя вряд ли стоило говорить о том, что она подслушивала. Но… разве и так не станет понятно, откуда панна узнала обо всех разговорах, что велись в бильярдной?
- Значит, ты боишься только вылететь из университета? А вылететь из спальни ты не боишься?! – довольно таки громко сказала, при этом явно указала на дверь. – Будешь спать теперь отдельно! – говорила обида женщины. – Раз тебе нужен только университет и твои друзья, я не буду тебе мешать учиться! – продолжала разъяренная от своих подозрений женщина, хотя и не хотела всего этого говорить. Эмоции руководили ею и уже скоро сама пожалеет, а пока …Роберт попытался как-то успокоить свою взбешенную супругу, только видимо в состоянии аффекта или крайней эмоциональности ее рука ловко ухватилась за ближайшую вещь, которой отмахнулась от мужа, угодив ему в лицо или прямо с лоб. В любом случае, она опомнилась не иначе, когда услышала, как бронзовый подсвечник стукнулся об Роберта.
- О! Что я наделала?! – сразу же стала паниковать, пустив при этом два ручья слез. – Роберт, Роберт прости меня пожалуйста… Тебе плохо?! Нет, не умирай… я не хотела!

0

25

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
-Эля... я не совсем понимаю, что тебя могло так рассердить.., -как-то даже очень осторожно ответил Роберт, совершенно не понимая что могло случится пока он болтал с друзьями за бильярдом. Естественно, он не мог допустить, что его жена могла бы подслушивать какие велись разговоры за этой увлекательной игрой... так что было не вполне понятно, почему вдруг произошел очередной всплеск настроения дамы в интересном положении? -Причем тут слух? Может объяснишь?
Дальше - хуже. Вместо объяснений, Эльжбета почему-то указала своему мужу на дверь, наговорив какой-то совершенной ерунды при этом. Хоффман не особо понял, почему вдруг ее настолько разозлил именно университет... ведь раньше все было более-менее нормально?
-Ты никогда мне не мешала... что за глупости? Я люблю тебя... и не понимаю, что такого сделал.., -растерянно выдал будущий доктор, сделав шаг к своей рассерженной супруге и желая ее хоть как-то успокоить. В конце-концов, такие нервные срывы явно не полезны для будущего малыша... -Давай поговорим спокойно? Прошу тебя...
Он очень надеялся на то, что жена его услышит, но тут произошло нечто совершенно непредвиденное - Эльжбета схватила небольшой подсвечник, что стоял на маленьком столике возле кровати и засветила им ему прямо в голову... Надо сказать, что подсвечник был достаточно тяжелым, а Роберт не ожидал подобного от жены, так что не успел увернутся. Это был конечно не смертельный удар, но довольно-таки болезненный, плюс еще медной ручкой подсвечника Хоффману рассекло бровь, так что пошла кровь, что изрядно напугало Элю.
-Все хорошо, -может и следовало бы самым категоричным образом высказать жене насчет подобных выходок... но не будем забывать, что Роберт ее обожал и к тому же не умел быть грубым, не в пример многим своим друзьям. -Не плачь, это просто царапина и я не умираю. Может ты все-таки объяснишь, что случилось??
По счастью, вместе с прилетевшим в голову Хоффмана подсвечником, его жену покинуло раздражение - и прежде чем начать какие-либо объяснения, Эля вначале решила оказать своему бедному побитому мужу первую медицинскую помощь. Роберт тихонько вздохнул, пока жена хлопотала вокруг него, но когда его разбитую бровь более-менее привели в порядок, решительно притянул свою любимую упрямицу себе на колени.
-Эля... что я такого сделал все-таки? И если ты думаешь, что я хожу в университет только для того чтобы не проводить время с тобой, ты ошибаешься... не понимаю, что могло натолкнуть тебя на такие мысли.., -все так же осторожно произнес Хоффман, убедившись что в зоне досягаемости больше нет никаких тяжелых предметов. Но вот только сначала Эльжбета решила пожалеть бедного мужа и не нашла ничего лучше, кроме как поцеловать его... и в результате всех взаимно приятных нежностей, Роберт совершенно позабыл о том, что не следует допускать близость с собственной супругой на последнем месяце беременности.
-Значит я не буду теперь спать отдельно? -улыбнулся Хоффман, нежно поцеловав жену уже после взаимно приятного для обоих финала. -Не сердись... ты же знаешь, что кроме тебя у меня никого нет - отец вечно занят своим бизнесом. Давай не будем больше ссорится из-за ерунды?
Рано утром, Роберт как и всегда заставил себя вылезти из постели и начал собираться на учебу, но тут в дом принесли телеграмму от мадам тещи, где говорилось, что она намерена прибыть в столицу около девяти часов утра. Это означало, что первую лекцию Хоффману придется прогулять, чтобы встретить пани Клементину и привезти ее к дочери.
Посмотрев на себя в зеркало, молодой человек лишь вздохнул, посмотрев на хорошо заметный синяк, оставшийся после вчерашних разборок. Определенно придется что-то соврать матери Эли, чтобы не пришлось объясняться?
-Я съезжу на вокзал и быстро вернусь, -сообщил Роберт сонной жене, когда она пришла в ванную, где он собирался и обняла его со спины. -Твоя маменька приедет уже через двадцать минут, так что надо бы поторопится.
К удивлению Хоффмана, пани Клементина не стала его расспрашивать о синяке и первым делом поинтересовалась как чувствует себя ее дочь и передала приветы и поклоны от всех львовских знакомых. Как оказалось, отец Эльжбеты тоже собирался приехать, но в последний момент ему пришлось уехать на его любимую стройку, куда подрядчик снова не довез каких-то нужных материалов.
-Эля чувствует себя хорошо и нам уже не терпится поскорее увидеть нашего ребенка, -улыбнулся Роберт, подав руку теще, когда бричка остановилась перед особняком Хоффмана-старшего. -Мне порой не верится, что ждать осталось уже недолго.
-Я уверена, что Эльжбета родит тебе прекрасного здорового сына, -ответила пани Клементина. -Вы уже думали как его назовете?
-Вообще-то мне хочется, чтобы у нас была дочь. Что же до имени - мы его еще не придумали - главное чтобы малыш родился благополучно.
После того как Эля встретила свою матушку в гостиной, Хоффман поспешно попрощался и убежал на оставшиеся лекции. Нетитулованная графиня Скарбек уселась на удобную софу рядом с дочерью и взяв ее за руку, решила первым делом удовлетворить свое любопытство:
-Дорогая... что у твоего мужа с лицом? Мне показалось нетактичным спрашивать, а сам Роберт ничего не объяснил... у вас двоих все хорошо?
Пани Клементина прекрасно знала взрывной и упрямый характер своей дочери, так что подобный вопрос был в некоторой степени закономерен.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-04 18:37:52)

+1

26

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Сказать, что Эльжбета была в панике, значит, ничего не сказать. Она до безумия испугалась, что из-за собственной обиды и ущемленного самолюбия не смогла сдержаться и пошла на поводу у своих эмоций, что теперь во время беременности стали прыгать за пределы нормы, тем самым, превращая тихую и спокойную жизнь дома в центре Вены в подобие жизни под Везувием. Она, правда, не хотела навредить Роберту, когда ухватилась за подсвечник. Хотя, зачем вообще за него бралась? Честно говоря, она совершенно не понимала теперь, когда слезы паническим ручьем брызнули слез, видя, как навредила мужу. Теперь, наверное, пусть даже муж и накричал на нее или высказался не слишком корректно по отношению к ее поведению, Эля не стала бы обижаться. Уже теперь, немедленно отбросила подсвечник, как ненужное и черное орудие дьявола, что благополучно закатилось под кровать, после чего она решила что-то делать. Тем более, супруг сказал, что все хорошо.
Как-то от своей еще матери Эльжбета слышала немного историй о своих родственниках, что жили на просторах Великой Польши. Так об одном из своих прадедушек пани Клементина поведала далеко не самую приятную историю – он упал из коня и ударился головой, за несколько дней до свадьбы сына. Собственно, это происшествие так запомнилось семье именно потому, что долго думали о том, стоит ли переносить празднество свадьбы или нет. Все-таки дальние родственники были приглашены и все приготовления были сделаны. Как бы то ни было, но вспомнилась эта история молодой панне Хоффман именно потому, что в ней фигурировало одно простое словосочетание – ударился головой и умер. Да, это очень перепугало женщину и, пожалуй, только тот факт, что пан Хоффман продолжал говорить и успокаивать свою истеричную жену, она смогла наконец-то взять себя в руки. Да так, чтобы еще поухаживать за супругом и его небольшим ранением. В первую очередь она постаралась вытереть платком кровь, приложив его к рассеченной брови. Но белоснежная ткань платка быстро краснела и пришлось ее сменить на другую…
Пока Роберт поинтересовался у своей жены снова о причине ее негодования, молодая женщина только порадоваться тому, что ее муж не догадался о данном ему таком не тонком намеке еще в самом начале ссоры. Добропорядочной панне не гоже слушать разговоров мужчин. Не хватало еще, чтобы Роберт подумал о том, что мать его ребенка не просто обладает тяжелым характером, а еще и плохо воспитана – и жалко, конечно, усердий маменьки и папеньки, только Эльжбета ничего не могла с собой поделать на этот раз. Конечно же, на преподнесенных чувствах, что супруг жив и, кажется, не страдает от предсмертных конвульсий, а еще определенно с намерением задобрить его – женщина решается сначала скромно коснуться  его щеки, затем уголка губ, пока наконец-то не подарит настоящий поцелуй, свидетелем немалого количества которых были деревья в парке Гекта во Львове.
Естественно, не имея возможности довольно продолжительное время наслаждаться близостью друг друга, молодая чета быстро забыла о том небольшом запрете, что себе устроила, опомнившись только тогда, когда все случилось.
- Не будешь, если будешь только моим, - с ощутимыми нотками задетой гордости, что должна напоминать о такой простой истине, а то и все еще под впечатлением от причины своей истерики, произносит женщина. Конечно, продолжать ссору дальше не видит необходимым, так что позволяет мужчине обнять ее и даже нежно поцеловать. Хотя, не может удержаться от тяжкого вздоха, когда Роберт вспоминает о своем отце. Наверное, только такая ужасная жена могла подумать о том, что ее милейший и внимательнейший благоверный мог бы помышлять о том, чтобы сходить куда-то в не самое достойное для благородных панов место. Не то, чтобы… - Ладно, давай уже спать? А то ты завтра проспишь в свой университет еще… - тихо ответила молодая женщина, не желая давать пустых обещаний. Прекрасно понимала, что вряд ли сможет сдержать слово. К тому же, для нее данный вопрос был далеким от ерунды.
Заснуть тем вечером Эльжбете было не просто. Ее все еще терзали эмоции, которых было явно больше, чем в них она нуждалась. К тому же, малыш решил поддаться настроению своей матери и хорошенько избить ее изнутри, не иначе. Так что была уже глухая ночь, когда Эльжбета уснула и соответственно уже утром, она не собиралась просыпаться так же рано, как предыдущим днем. Нет… она была намерена провести много-много времени в постели сегодня. Однако, всем ее коварным планам пришел конец, когда дражайший супруг оповестил ее о том, что нынче прибывает ее маменька. И это значило явно не постельный режим. По крайней мере, по утру так точно.
- Боженька, и почему поезда прибывают так не вовремя… - не смотря на то, что Эля с нетерпением ждала приезда своей маменьки, поспать утром ей хотелось больше. Но, знала, что нужно подняться из постели и встретить ее, не то она решит, что ее ненаглядная дочь неважно себя чувствует, да еще наведет паники. – Хорошо-хорошо, ты иди ее встречай, а я сейчас встану – я только еще пять минут полежу, - конечно, пять минут грозили превратиться и в более длинный отрезок времени, так что Эльжбета едва снова не уснула, но все-таки поднялась и стала собираться, так что к прибытию Клементины уже ждала ее в гостиной.
- Мама, как я рада тебя видеть! – обрадовалась Эльжбета, забыв уже о том, что ради этой встречи ей пришлось подниматься раньше, чем планировала. – Роберт уже идет на свои занятия в университет, будешь завтракать со мной?
Пока готовился завтрак, в столовой накрывался стол, Клементина успела задать весьма щекотливый вопрос своей дочери. И надо же… у кое-кого была весьма хорошо развита интуиция? Только вряд ли стоит делится чем-то подобным с матерью, пусть она плохого и не посоветует…
- Да так, ударился нечаянно к дверному косяку, когда провожал гостей, - отмахнулась она, не зная, поверила ли ей мать, но ничего другого пока не собиралась ей рассказывать. К тому же, Клементина сразу же заподозрила что-то неладное, присмотревшись к лицу дочери, чем и напугала ее. Эльжбета определенно подумала о том, что ее мать поймала ее на лжи, хотя тут было дело в совершенно другом …
- Почему ты такая бледная? Ты ходишь часто гулять?
- Ну… иногда хожу, - пожала плечами будущая мать, на что получила лишь строгий приговор.
- Сразу же после завтрака гулять пойдешь!
- Но я не хочу гулять. После завтрака я хотела поспать, - обиженно, даже по-ребячески произнесла Элья, на что получила лишь очередной указ матери.
- В обед поспишь, тогда не будут глупости в голову лезть! А потом мы снова прогуляемся – свежий воздух куда полезней четырех стен. Совсем от рук отбилась…

+1

27

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Роберт очень надеялся, что благодаря приезду пани Клементины, Эля больше не станет забивать себе голову различными глупостями. И... он ведь всегда старался уделять ей много внимания, в отличии от всех своих друзей и многочисленных знакомых? А что до различных "полезных" советов, относительно развлечений и прочего - юная пани Хоффман уже должна была привыкнуть к тому, что ее муж всегда привык думать собственной головой, а не идти на поводу у кого-либо.
В любом случае, Роберт не смог бы оставить беременную жену и уехать черт знает куда, только потому что ему якобы (как говорили добрые советчики), необходимо отдохнуть от ее многочисленных капризов. Но все эти друзья конечно и предположить не могли, как сильно Хоффман любил свою строптивую и временами очень вредную женушку - а когда кого-то любишь, то и потакание капризам и различным желаниям не кажется обременительной обязанностью.
-Доброе утро, Роберт! -от всех размышлений будущего доктора, окликнул тот самый студент, что вчера рассказывал ему о своих исследованиях - кажется его зовут Герман? -Знаете, я так порадовался вчера, что наконец-то нашел хотя бы одного единомышленника, что привел в порядок черновик своей докладной работы - хотите взглянуть?
-Конечно! Это все равно что спросить голодного, не желает ли он есть, -улыбнулся Хоффман, взяв у нового знакомого стопку аккуратно перевязанных бечевкой листов бумаги. -Это называется черновик?? По-моему тянет куда больше чем на докладную...
-Это называется - понесло и было трудно остановится, -рассмеялся Бремер, усевшись рядом с Робертом на лавочку в рекреации. -Простите за бестактность... но что-то случилось?
Хоффман, уже успел развязать веревку и начал читать черновик... так что не сразу понял, о чем спрашивает Герман. Когда же тот указал на заметный след от вчерашней ссоры с Элей, Роберт почему-то ляпнул все как есть, даже и не подумав придумать какое-либо оправдание.
-Мне в голову прилетел подсвечник... но ничего страшного не случилось, хотя это и было довольно-таки больно.
-Простите? В каком смысле прилетел? -поинтересовался Бремер, удивленно приподняв брови. Хоффман тихонько вздохнул - не собирался жаловаться, но раз уж сказал "а", надо говорить и "б"?
-В прямом... мы повздорили с Элей и она швырнула в меня подсвечник, -выдал Роберт и после того как собеседник не сдержавшись, рассмеялся, продолжил:
-Эля - это моя жена. Просто у нас уже скоро будет прибавление в семье и она все воспринимает острее чем обычно... вот и рассердилась на меня.
-Простите мою реакцию, Роберт, -поспешил извиниться Бремер, хотя ему было трудно перестать смеяться. -Я не хотел бы вас обидеть, но честно... среди моих знакомых еще не было не одного человека, кто бы получил подсвечником в лоб от жены и так спокойно об этом говорил. Ладно, мне уже пора бежать на лекцию - если вас заинтересуют мои каракули, то потом покажу вам лабораторию для исследований. Но не ждите от нее многого... это по большей части красивое название.
-Хорошо, я тогда верну черновик как только прочту, -кивнул Хоффман, пожав на прощание руку Герману. -Конструктивная критика приветствуется?
-Еще как! Чем больше - тем лучше.
Аккуратно вновь связав все листы, Роберт решил оставить докладную работу Бремера на потом и прочесть все дома, уже без спешки. После всех лекций и практических занятий, Хоффман, как и обычно, примчался домой, сбежав от однокурсников, решивших устроить нынче дружеские посиделки. Идея конечно хорошая, но молодой человек вспомнил слова своей вредной супруги относительно университета и поспешил к ней - вернувшись в особняк, он нашел Элю в спальне сладко спящей. Дражайшая пани теща успела доложить своему зятю, что водила любимую дочку на прогулку в парк и теперь сама займется распоряжениями относительно обеда.
-Эльжбете надо больше бывать на воздухе и я теперь этим займусь, -заявила пани Клементина, не став слушать Роберта, когда он сказал, что его ненаглядной нельзя утомляться. -Глупости! Она не должна постоянно сидеть в четырех стенах и прогулки полезны и для будущего ребенка. Кстати, раз уж ты пришел, то после обеда, составишь своей жене компанию.
Когда теща ушла в свою комнату, Хоффман присел возле кровати и улыбнулся посмотрев на любимую жену. Бедняжка просто устала, после того как матушка заставила ее основательно пройтись... наверное надо бы поговорить с пани Клементиной и попросить ее не слишком перегибать палку?
-Эля.., -он легонько коснулся губ жены своими, когда она приоткрыла глаза и сонно посмотрела на него. -Я уже пришел... и чертовски соскучился по тебе. Как ты себя чувствуешь? Надо бы как-то отвязаться от прогулки после обеда... ты должна хорошенько отдохнуть.
После позитивного во всех отношениях приема пищи вместе с пани тещей, Роберту все-таки удалось уговорить ее дать Эльжбете отдохнуть и немного поспать - маленький озорник наверняка не даст ей уснуть вечером, так что следует ловить подходящий момент сейчас.
-Хорошо, я соглашусь с тобой - но завтра ты обязательно пойдешь вместе с нами на прогулку. В такую чудесную погоду незачем сидеть дома! -заявила Клементина, зайдя следом за Хоффманом-младшим в его кабинет... и удивленно посмотрела на стопки различных медицинских книг, учебников и атласов на рабочем столе. Кажется, Мартин как-то хвастался ей и Станиславу, что его единственный сын поступил на юридический факультет?
-Я не учусь на юриста, -честно признался Роберт, потому как отрицать очевидное было бы глупо. -Мне всегда хотелось пойти на медицинский... а отец был против - поэтому мне пришлось соврать. Точнее говоря... я не сказал ему, что буду учится на врача, но это по сути, та же ложь. Но у меня никогда не было желания постигать азы юриспруденции.
-Мне думается... что надо все же поговорить с Мартином, -осторожно ответила своему зятю известная актриса. -Он сумеет тебя понять, я уверена...
-В этом нет необходимости, -коротко заявил Роберт, усевшись за стол и давая понять, что не желает продолжать эту тему. -Он ведь сам сказал, что я могу заниматься чем угодно, лишь бы не валял дурака. К тому же, я уже давно не ребенок и сам в состоянии за себя решать.
Пани Клементина не стала спорить и покинув кабинет зятя, поднялась к дочери. Может быть Эльжбета сумеет как-нибудь, аккуратно уговорить своего мужа не ссорится с отцом? Не стоило доводить до эпической ссоры - а она наверняка грянет, когда старший Хоффман узнает, что сынок его обманул...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-04 23:09:27)

+1

28

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Лето 1841 года
Свиржский замок, неподалеку Львова

http://www.kapitoliy.net.ua/uploads/images/tour/korol/svirzkui-zamok.jpg.pagespeed.ce.fBbkj-NP-V.jpg

Конечно, столица Австрийской империи манит своим великолепием, красотой и изящностью, многими возможностями для приумножения капитала, карьерного и социального роста, однако, вряд ли все это вместе способно заменить родные края, родную манеру речи, тех же людей, которых не найти нигде более только здесь – в Львове. Прямо, как в той песне: «где еще будет так хорошо? Только в Львове». Припоминая старинную песню, которую пели в последнее время разве только рабочий класс, Эльжбета не могла не улыбнуться ей. На удивление, она отлично помнила и ее мелодию, и слова. И даже то, как служанка мурлыкала себе под нос днем после городского праздника, когда устраивали настоящий фестиваль, что начинался с парада и ярмарки на Рыночной площади во время чествования любимого городского праздника в день святых Петра и Павла. Точно также ведь и у панны Хоффман были свои собственные праздники, связанные с этой данной – ведь сразу после этого празднества она вышла замуж, вскоре после этого молодая супружеская пара отправилась в Вену, где пробыла несколько дольше планируемого.
Это лето выглядело очень солнечным, что было в действительности не так хорошо, как привычно дождливое и даже грозовое лето. Вряд ли крестьяне способны вырастить что-то на сухой почве и без капли воды? Но, выжить в городе, где деться от жары, что навалилась на город внезапно вместе с возвращением четы Хоффман в Львов, абсолютно точно не выносимо. Так что, кое-кто даже стал шутить, будто молодая панна вместе со своим мужем сначала увезли жару, когда уезжали в Вену и теперь благополучно ее вернули. Правда, теперь в древний город Эльжбета и Роберт не приехали одни. С ними была их маленькая дочь, которой уже исполнилось целых пять лет. Для нее эта поездка оказалась первой, так что супругам приходилось часто останавливаться, чтобы девочка могла передохнуть от дороги и снова отправлялись в путь. Возможно, и не самая лучшая пора для знакомства с родным городом матери для молодой панночки, но … какая уж попалась. К счастью, учеба ее отца осталась позади, и теперь доктор Хоффман мог полностью посвятить себя семье. По крайней мере, в этом была убеждена Эльжбета, которой ужасно не нравилось то, как много внимания учебе уделяет ее супруг. «Теперь после окончания университета, все должно быть так, как мне того хочется» - твердила себе Эля, делая ставку в первую очередь на то, что сможет получить массу должного внимания.  Хотя, женщина научилась видеть еще и дополнительные положительные стороны в этом – доктор в семье это должно быть хорошо. Вдруг кто-то не дай боже заболеет?
Однажды вечером уже в Львове, наслаждаясь небольшой передышкой во время недолговременного дождя, граф предложил своей дочери посетить его недавнее приобретение – небольшой, как он выразился сам, замок со своим ставом и необъятными лесами вокруг. В этом предложении Эльжбета рассмотрела много положительных сторон (ее батенька занят своим театром, как всегда, что уже приводился к состоянию готовности, в городе царила жара), так что сразу же нашептала небольшой план мужу.  И … они снова отправились в путешествие. К счастью для маленькой панны Хоффман, путешествие это было сравнительно недолгим – всего пара часов в коляске, запряженной четверкой лошадей.
- Ну, как тебе нравится, Стася? – спросила женщина у дочери, когда они наконец-то подъехали к тому самому замку, что стал собственностью графа Скарбека. Естественно, в ответ на вопрос она получила утвердительный кивок дочери, не смотря даже на то, что дочь немного устала. Девочка наверняка не хотела огорчать свою мать и потому решила каждый раз отвечать ей, чтобы порадовать? В любом случае, Эля действительно надеялась на то, что маленькой Стасе и правда понравится здесь.
Вообще, Эльжбета не стала высказывать своего предположения о том, что этот самый замок остался ее отцу совершенно бесплатно. Пока нетитулованная графиня посещала Вену и была в отъезде вместе с труппой своего театра, граф пристрастился к карточным играм. Так что, вполне возможно, что этот самый театр стал его карточным трофеем? Как бы то ни было, но панна Хоффман надеялась на то, что им здесь будет хотя бы удобнее. А ведь и правда, толстые бетонные стены не так быстро нагревались. Так что, проведя в замке едва полчаса, панна ощутила все прелести этого древнего сооружения.
- А что думаешь, ты, мой дорогой супруг? – теперь обратилась к супругу, чтобы узнать его мнение относительно увиденного. На самом деле, не самый роскошный замок, но здесь куда удобней перенести жару, чем в городе?

0

29

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Порой Роберту просто не верилось, что годы его учебы в университете наконец-то закончились и он получил заветный диплом, несмотря на то, что отец так и не одобрил его намерений стать врачом. Хоффману-старшему думалось, что единственный сын должен выбрать более подходящую профессию для успешного управления бизнесом в будущем - но упрямый мальчишка решил показать свой норов? Мартин был зол, но что-либо изменить уже не мог... разве что надеяться, что Роберт перестанет дурить и возьмется за ум? Чтобы наказать упрямца, известный промышленник пригрозил ограничить свое общение с ним, на что будущий врач мог лишь махнуть рукой: можно подумать раньше, дражайший родитель все время проводил рядом? С тех пор как заболела матушка Роберта, его отец появлялся в Женеве, где она лечилась, лишь по очень крайней необходимости... так что чего уж теперь пугать.
Я очень надеюсь, что когда-нибудь он поймет меня... и не станет держать зла, -подумалось Роберту в тот самый великий момент, когда ему и всем его однокурсникам вручили дипломы. И ведь ему есть чем гордится? Кроме успешного завершения обучения, Хоффман-младший вместе с хорошим другом доктором Бремером взялся за благоустройство больницы для бедных в старом городе - и если каких-то четыре года назад, когда работа только началась, это было ужасное заведение, даже не имеющее собственного персонала, то теперь все изменилось самым волшебным образом. Все можно сделать если способен предложить отличные идеи и имеешь средства для их воплощения? Исследовательская лаборатория при больнице тоже была теперь поистине образцовой, а научное сообщество благосклонно отнеслось к первой серьезной статье о диагностике и лечении чахотки - теперь эта болезнь официально носила название "туберкулез". Жаль только что один из самых близких и дорогих людей Роберта считал все его начинания, абсолютно не стоящими каких-либо стараний...
Но, кроме всех профессиональных успехов, на первом месте для Хоффмана конечно же было его любимое семейство - ведь теперь он был счастливым отцом самой-самой чудесной на свете дочки. Стася была именно такой, как и мечталось Роберту: милой, веселой и ничуть не капризной девочкой, приносящей своим родителям только море радости каждый день.
-А куда мы едем? -поинтересовалось маленькое сокровище, усевшись на руки к своему отцу, после того как было решено навестить новое приобретение ее предприимчивого дедушки. Как и Эля, Хоффман был склонен думать, что госпожа Фортуна явно благоволила ее батюшке за карточным столом в последнее время - так что теперь у молодого семейства появилась новая резиденция на лето.
-За город, солнышко, -улыбнулся Роберт, поцеловав свою драгоценную дочку в носик. -Нечего томится в городе в такую жару. Ты не устала? Твой дедушка обещал нам самый настоящий замок...
-Как у принцессы из сказки? Помнишь, мы читали про нее, мамочка? -улыбнулась Стася, дотянувшись до Элиной руки. -Она спала целых сто лет, пока не приехал принц и не спас ее.
-За сто лет она должна была превратится в милую старушку, -пошутил глава семейства, на что его дочурка решительно покачала головой. -Вот принц удивился, правда?
-Нет, папа... принцесса ведь была заколдована злой ведьмой и не могла стать старушкой, -терпеливо объяснила девочка своему непонятливому отцу. -Потом она вышла замуж за принца и стала королевой...
За разговорами время до замка пролетело совершенно незаметно - и вскоре, сооружение в романском стиле предстало перед молодым семейством во всей своей суровой красе.
-Ну, как тебе нравится, Стася? -поинтересовалась у дочери Эля, как только Роберт поставил ее на землю. Осмотревшись по сторонам девочка кивнула, как и обычно взяв любимую маму за руку. Этот замок был не похож на тот, что Стася видела на картинке в своей любимой книжке сказок... но он был красивым и очень непохожим на обычные городские дома.
-Тут наверное есть чердак, где тоже спрятана волшебная прялка, которую нельзя трогать, -улыбнулась маленькая панна Хоффман, прижавшись щечкой к тыльной стороне ладони матери. -А где будет моя комната?
-Пойдем посмотрим твою новую комнату, дорогая? -приехавшая вместе с молодой четой няня маленькой Стефании, позвала свою подопечную. -Твой дедушка кажется сказал, что уже все устроил для тебя.
Перед самым отъездом граф Скарбек рассказал дочери и ее мужу, что успел заново обставить лишь несколько комнат - пару спален, а так же столовую и гостевой зал на первом этаже. Остальными помещениями можно будет заняться на досуге и без какой-либо спешки - и конечно же, любящий дедушка не забыл заранее купить подарков для самой маленькой и любимой своей гостьи.
-Мне нравится этот замок, моя дорогая супруга, -улыбнулся Роберт, после того как няня увела Стасю - теперь у него не было причин отказывать себе в удовольствии обнять жену и подарить ей совершенно нескромный и недопустимый в приличном обществе поцелуй. -И прежняя вилла твоего отца была неплоха... а уж это вообще что-то особенное. Интересно, кто мог додуматься поставить подобную недвижимость на кон..? Кстати нам бы тоже не мешало посмотреть нашу комнату...
Приобняв жену за плечи, доктор Хоффман направился по лестнице на второй этаж - надо сказать, что внутреннее убранство замка оказалось более чем простым, за исключением тех самых комнат, к которым пан Станислав успел приложить руку до приезда дорогих гостей. Спальня что предназначалась для Роберта и Эли была словно картинка из модного журнала - но все предметы интерьера были со вкусом подобраны к деревянной обшивке стен, что должны были предохранить помещение от холода и возможной сырости. Порадовал и великолепный камин с заново позолоченной решеткой.
-По-моему, твой папенька превзошел сам себя.., -тихо шепнул жене на ухо Хоффман, обняв ее со спины и начав развязывать поясок на ее белоснежном летнем платье. -И почему бы не передохнуть немного с дороги? Знаешь... мне до сих пор не верится, что можно какое-то время не вставать спозаранку и не мчаться со всех ног на лекции.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-05 22:54:28)

+1

30

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Этот замок не был похож на все те, которые еще пару сотен лет тому назад строила себе шляхта, хотя панна Хоффман и не видала за свою жизнь достаточно много замков, построенных в прошлом или позапрошлом веке – почти все уже разобрали и сравнили с землёй по указу императора. Конечно, в сравнении с большинством современных бастионов этот замок с трудом устоит, ведь был намного старше их. Да и разве методы облоги не изменились? В прочем, вряд ли дашь этим стенам многовековую жизнь. Кажется, построен был совсем недавно, ведь предыдущие его владельцы заботились о ставшим их родовым гнездом замке. Толстые стены защищали не один раз от турецко-татарской навалы, что накатывалась на местных жителей стихийным бедствием. А ведь, в то время, ничего более не могли сделать против того, чтобы выстоять? Действительно, стены иногда спасали, но иногда и они не могли помочь избежать плена и неизвестной судьбы где-то на чужбине. Честно говоря, о том давнем времени Эльжбете не хотелось вспоминать, и она была очень даже рада тому, что никто не заставлял ее углубляться в историю земель, которые называла родными. Ей нравилось это мирное существование на просторах Австрийской империи, в которой расцветали искусства и торговля, а еще была возможность путешествовать с намного большим комфортом чем в то давнее время, когда развлечений как-таковых и не оставалось.
Основанный литовским князем Свиржским, замок был действительно прекрасной оборонной структурой, в стенах которой можно было провести не одну неделю, а то и месяцы. Наверняка ещё не единожды чета Хоффман услышит массу историй, связанных с этим замком, тогда как сейчас им оставалось теряться в догадках и строить свои предположения.
- Ну, прежняя вилла отца остается в его владениях, хотя её вряд ли назовёшь столь громким словом, как замок. Видел, какое впечатление одно слово «замок» справило на Стасю? – произнесла в ответ Эльжбета, позволяя супругу обнять её за плечи и неторопливо пройти в сторону замка. Ступая по небольшому мосту, перекинутому через окружавший стены замка вал, женщина оглянулась по сторонам и заметила: - Наверное, это озеро окружало замок со всех сторон, а не так, как сейчас? – конечно, Роберт вряд ли мог знать наверняка, тем более теперь им предстояло познакомиться с замком изнутри. Нанятая графом Скарбеком челядь уже приготовила для них две комнаты, которые переделали на более современный лад.
Заглянув краем глаза на то, как дочь устраивается вместе со своей няней в своей комнате, женщина прошла следом за своим супругом в их спальню, где уже не удержалась от очередного вопроса, что интересовал её: - Интересно, какие у отца планы на этот замок? Театр он собрался сдать городу в аренду почти за копейки на пятьдесят лет или около того, а из одного своего дома решил устроить приют… Что же будет здесь тогда, лечебница или ещё одна вилла? – естественно, нежные и такие многообещающие прикосновения Роберта заставляют её быстро отвлечься от всей массы тех вопросов, что роились в её голове подобно рою пчел.
- Ты просто не представляешь себе, как Я рада тому, что твой университет остался позади. Теперь ничто тебе не помешает быть всегда рядом, - промурлыкала в ответ Эльжбета, позволяя тонкому платью соскользнуть на пол. – Пойдем вечером гулять к озеру? – интересуется она у Роберта, имея на уме далеко не прогулку. В любом случае, повышать свежим вечерним воздухом не помешает, но только после приятно проведённых мгновений наедине.
- Наверное, нужно было сначала распорядиться на счет ужина, - с некой ролью досады в голосе принесла женщина, когда было убито целое множество приятных минут в объятиях друг друга. Если бы кто-то нашёл в себе силы устоять перед соблазнов или просто смог подумать о том, как скоро проходят минуты, тогда бы точно им не пришлось в спешке приводить себя в порядок. Только, надо запомнить себе это на будущее и попробовать не забыть снова обо всем на свете? В любом случае, пока панне Хоффман предстояло заставить слуг пошевеливаться, поскольку панство, прибывшее из столицы империи, не привыкло испытывать себя голодом, как и ожиданием. По крайней мере, Эльжбета уж точно отвыкла от терпеливости.
К превеликому везению прислуги, ужин был подан не только во время, но к тому же и очень пришелся по вкусу чете Хоффман.  Уж очень давно панство не имело возможности поужинать вкусными клецками по местному рецепту, куда еще добавляли немного топленного сала, чего не делали в Вене. Конечно, не привыкшая к подобным добавкам до привычного блюда, Стася немного покрутила носиком. Но, распробовав вкусное блюдо, девочка быстро почти все съела, после чего сбежала вместе с няней в свою комнату, готовиться ко сну, тогда как у мужа и жены оставалось немного свободного времени до того, как солнце окончательно скроется за линией горизонта, позволив ночи господствовать повсюду.

+1

31

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
-Главное, чтобы твоему отцу не вздумалось как-нибудь поставить этот замок на кон, -рассмеялся Роберт, занявшись множеством крохотных пуговок на платье любимой супруги. -Хоть я и не умею играть в карты, я слышал что удача в этой игре дама капризная... и некоторые непорядочные паны проигрывали целое состояние.
Строгий папаша всегда запрещал младшему Хоффману даже прикасаться к картам, выпивке и прочим радостям жизни, что могут заставить нормального мужчину потерять контроль и натворить глупостей. Возможно, Мартин бы порадовался, узнав о том, что первый раз в своей жизни, доктор перебрал алкоголя на празднике по случаю окончания долгой и плодотворной учебы - но тогда, Роберт просто не смог отказаться от приглашения однокурсников. Но по крайней мере, домой он дошел все-таки на своих двоих в отличии от некоторых, слишком рьяно праздновавших наступившую свободу студентов.
-Эля... ты хорошо знаешь, что я всегда был и буду только лишь твоим - работа в больнице для меня очень важна, но она никогда не станет главнее нашей семьи, -чертовски длинный ряд пуговиц на платье Эльжбеты наконец-то закончился и Хоффман потянул его с плеч жены. Минутой позже, на полу оказались и его жилетка вместе с рубашкой. -Я с удовольствием прогуляюсь вместе с тобой к озеру... только уложим нашу красавицу спать? И насчет ужина еще успеется...
Надо сказать, что шикарная кровать с пологом приятно порадовала Роберта - она была удобной и явно оправдывала потраченные любимым тестем на нее деньги. После узких полок в вагоне первого класса такой вот комфорт был весьма кстати? Обнимая любимую жену, Хоффман все же не позволил себе целиком и полностью забыться в ее объятиях... конечно же, он был не против завести еще детишек, но помня как бедной Эле пришлось намучится со Стасей, честно говоря, немного побаивался дать себе волю. Достопочтенная мадам теща тогда пыталась успокоить молодого отца, говоря что каждой женщине бывает тяжело в первый раз производить на свет свое дитя - тем более, что Эльжбете тогда не было и семнадцати. Однако, Роберт пропустил все разумные аргументы мимо ушей и боясь потерять единственную и любимую женщину, решил что торопится со вторым ребенком им не стоит. К тому же, у доктора и его супруги уже было их маленькое и милое сокровище.
-Нам с тобой надо бы съездить в город и поискать хороших подарков для Стаси.., -тихо сказал Хоффман, устроив свою голову на груди жены и прикрыв глаза. -Устроим для дочки настоящий праздник, ведь это ее первое путешествие из Вены.
Когда Эля привычно уже поерошила Роберту волосы, он поднял голову и улыбнулся, прежде чем поцеловать свою вредную женушку - хорошо все-таки знать, что полностью располагаешь собственным временем и не надо никуда спешить? За время прошедшее с начала учебы, доктору Хоффману приходилось много времени проводить в новой клинике, в которую, словно по волшебству прекратилась бывшая больница для бедных, существовавшая как бы на пожертвования. Правда судя по финансовой документации, большая часть этих самых пожертвований исчезала куда-то, так и не дойдя до нужного адресата, так что Роберту вместе с лучшим другом и коллегой Германом пришлось лично и досконально отслеживать все денежные поступления.
Как бы не хотелось остаться в постели, пора было подумать о распоряжениях насчет ужина и побыть с дочуркой, которая пока что еще не хватилась любимых родителей. Одевшись, Роберт помог Эле застегнуть ее платье - и именно за этим занятием его и застал тактичный и осторожный стук в дверь.
-Что-то случилось? -поинтересовался Хоффман у горничной, которая приехала из Вены вместе с няней маленькой Стаси и кухаркой.
-Простите, пан доктор, -тут же затараторила Юзя. -Видите ли, Франтишек ездил в деревню за продуктами и привез с собой какого-то человека с дитем - кажется ему нужна помощь.
-Так кажется или нужна? -вздохнул Роберт и прихватив свой пиджак, спустился на первый этаж дома, где в гостевом зале неуверенно переминался с ноги на ногу какой-то мужчина, рядом с которым стоял мальчишка лет семи с замотанной кистью руки. -Добрый день. Чем могу быть полезен?
Мужчина сбивчиво объяснил, что пару дней назад паршивец (его сынок) играл со своими друзьями и свалившись с дерева, здорово поранил руку. Естественно озорнику надрали уши, руку замотали и велели не баловаться больше - а когда заглянули снова под повязку, то обнаружили, что рана воспалилась...
-И сколько дней он проходил с первой повязкой? -поинтересовался Хоффман, хотя ему чертовски хотелось выругаться. Понятное дело, крестьяне работают с раннего утра и до поздней ночи... но нельзя же так относится к собственному ребенку? Сняв пиджак и усадив мальчишку на старинный дубовый стол - увы, но придется превратить зал в подобие смотровой - Роберт развязал повязку и тихо вздохнул. -Юзя, попроси кухарку нагреть воды и принеси мой рабочий саквояж - он в спальне и пани Эльжбета тебе покажет где он.
Болтливая горничная умчалась исполнять распоряжение хозяина, тогда как Роберт закатал рукава рубашки - видя все эти приготовления, маленький пациент немного испугался, но судя по всему своего папеньку побаивался куда больше чем незнакомого врача?
-Не бойся, я сейчас промою рану и обработаю ее как следует, -постарался успокоить мальчишку Хоффман. -Будет немного больно, так что придется потерпеть.
-Простите, пан доктор... я не уверен, что смогу заплатить вам столько сколько обычно платят столичным врачам.., -выдал тем временем отец пациента, оказавшийся местным мельником. -Фельдшер в нашей деревне запил... а вести постреленка в больницу слишком дорого...
-Гениальная логика, -Хоффман не сумел удержаться от язвительного комментария. -Такими темпами можно довести рану до гангрены... и я кажется еще не говорил вам ни о какой оплате? Вот что - ступайте домой, мне придется оставить вашего сына у себя. Завтра можете прийти и навестить его.
Выставив непутевого папашу за дверь, Роберт сходив на кухню вымыл руки и вернувшись принялся за своего нового пациента. По счастью, у мальчика еще не начала подниматься температура и сепсис не успел развится в полной мере, однако Хоффман решил не отправлять мальчишку домой, прекрасно зная, что там ему никто не позволит лежать с больной рукой и тем более следить за перевязкой.
-Ну вот и все, -произнес доктор, закончив с обработкой раны. -Сейчас ты как следует покушаешь и ляжешь отдохнуть - побудешь здесь пару дней, пока рана не заживет. Все будет хорошо.
Отдав соответствующее распоряжение болтливой горничной своей жены, чтобы маленького пациента устроили с максимальными удобствами и как следует накормили, Роберт вернулся к своей жене и заметил, что она успела переодеться для вечерней прогулки и теперь рассматривала вместе с дочкой красочные картинки в большой детской азбуке, купленной любящим дедушкой Станиславом.
-У меня появился первый пациент в этих краях, -улыбнулся Хоффман-младший. -Похоже что Франтишек, разве что ленивому не рассказал в ближайшей деревне, что я врач... и честно говоря, я немного удивлен как местные все еще живы с такой медициной как здесь.
-А можно посмотреть на него? -удивилась Стася и после отцовского рассказа, пошла познакомится с мальчишкой и отнесла ему большое краснобокое яблоко. Ну а после того как ужин был съеден и няня позвала маленькую панну спать, Роберт повел Элю к озеру, как и было намечено нынче днем.
-Между прочим я уже успел услышать, что в здешних окрестностях водятся привидения, -хитро улыбнувшись, сообщил своей супруге доктор, оказавшись на берегу. Был прекрасный теплый вечер и от воды начал подниматься густой туман... чем, естественно, было бы грех не воспользоваться? -Помнишь как все наши друзья наперебой говорили, что в деревне нам будет чертовски скучно?
Хоффман обнял Эльжбету, притянув ее ближе к себе. Этот берег, догорающий в небе закат... и совершенно безумная и одновременно чудесная ночь на двоих - совершенно точно куда более приятное занятие, чем светские посиделки и пустая болтовня и игра в карты.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-06 00:43:56)

+1

32

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Пожалуй, лучше бы и не знать, как панне Хоффман не нравилось, когда кто-нибудь отнимал внимание ее драгоценного супруга от величественной особы его чрезмерно ревнивой и вредной супруге, так что Юзе еще очень повезло, что ее госпожа была в добром расположении духа. Ведь, постучись служанка парой минут раньше, вряд ли получила лишь хмурый взгляд в свой адрес. К тому же, разве кто-нибудь тогда отпустил доктора из своих объятий? Вряд ли. И, наверное, только маленькая панна Хоффман могла заставить Эльжбету поступить так.
Прежде чем наведаться к дочери, что тихо игралась с няней в своей комнате в те игрушки, которые ей подарил дедушка Станислав, панна Хоффман следует за супругом, благо несколько пуговиц она смогла самостоятельно застегнуть. А потому могла и появиться в зале, чтобы удовлетворить свое любопытство – кто же там пожаловал в наш дом по милости болтливого Францишека, что сейчас стоял несколько в стороне. Извозчик держал в руках свою шапку и, опустив голову вниз, рассматривал на полу узоры, когда в зал вошел доктор, а его супруга посмотрела на него строгим взглядом, решив, что тот определенно был морально готов принять на себя гнев панны. Только, Эльжбета не стала сердиться, когда увидела маленького ребенка с перевязанной кое-как рукой. Разве могла? Ее материнское сердце сжалось в груди, когда она представила себе на месте мальчишки их любимую дочь Стасю. Так что, ничего не говоря, женщина подалась заниматься своими хлопотами – давать распоряжение на счет ужина, а еще должна была уделить немного времени своей дочери, пока их ужин будет готовиться, а остальная прислуга накроет для своего панства на стол.
Конечно, все это не занимает много времени, так что Эля решает не терять много времени зря, а поэтому предпочитает заранее приготовиться к вечерней прогулке у озера. Женщина сменила платье, отдав предпочтение платью с длинными рукавами, а еще легкой накидке и туфлям на устойчивом и самом низком каблуке, которых никогда бы не надела в Вене – все более практично и удобно, только бы состоялась теперь прогулка. Ведь женщина прекрасно знала, что муж вполне был способен погрузиться в лечебный процесс настолько сильно, что забывал о времени и планах, которые строила его супруга. Но, на этот раз все обойдется ведь без неприятных коррективов?
- Мама, а вы с папой еще куда-нибудь пойдете? – поинтересовалась наблюдательная дочь у Эльжбеты, когда она пожаловала в дочкину комнату.
- Мы пройдемся с твоим отцом окрестностями. Посмотрим, есть ли тут на что посмотреть, - тихо сообщила Стасе, присев на краешек ее кровати, куда сразу же забралась и маленькая панна.
- Но разве скоро не стемнеет? – решил полюбопытствовать ребенок, чем вызвал короткую улыбку у своей матери в ответ. – Ну, Магда говорила, что скоро мы поужинаем, и надо будет ложиться спать. Разве ты не хочешь еще спать?
- Мы не будем далеко ходить с папой, а только пройдемся у озера, так что не волнуйся, мой ангел, - чмокнув свое драгоценное чадо в лобик, Эльжбета не могла не улыбнуться. Разве сама бы не стала на месте дочери допрашивать свою мать? Кажется, она не позволял никому делать и шагу в сторону от запланированного, иначе это грозило тысячью и одним вопросом. А еще многими другими пакостями, которых натерпелись от своей вредной дочери граф Скарбек и Клементина. Уж тут-то чете Хоффман очень даже повезло с темпераментом своей нежно любимой дочери, хотя было у нее очень много задатков к тому, чтобы стать такой же вредной, как и ее мать.
- Хорошо, мама. Тогда почитаешь мне? – предложила Стася, прежде чем подала матери книжку с буковками, из которой маленькая панна должна была узнать так много всего интересного, что панна Хоффман не стала отказывать ей в такой простой просьбе и с радостью не только посмотрела на картинки, но и почитала, объясняя некоторые буковки. Правда, уже очень скоро доктор Хоффман освободился и тихо пожаловал в комнату своей дочери, где и застал своих двух панн за чтением.
- Видела я твоего пациента, - лишь с долей иронии в голосе произнесла женщина в ответ на слова супруга. – Надеюсь, что теперь мы не будем превращать замок на лазарет – ты знаешь, что мы приехали отдыхать, а не работать, - наверное, Эльжбета была сама не своя, если бы не напомнила супругу о том, что не потерпит целой очереди пациентов у ворот замка. Ну, а даже если она и будет – им придется стоять там до потери пульса, т.к. мужу она не позволит отлучаться или дарить свое внимание кому-то кроме нее и их дочери. Хватит и того, что они терпели все шесть лет его обучения в университете! Вот же мука то была!
- Какая бы тут ни была медицина, ты не можешь всем помочь, тогда как ты нужен нам, - уже тише и несколько мягче сообщила женщина супругу, прежде чем они сели за стол. У них и правда было немного времени на прогулку, ведь совсем скоро могло стемнеть, хотя летом солнце заходит намного позже обычного. Но, ведь у молодых супругов было так много планов на этот вечер…
- Привидения? – держась за руку Роберта, переспросила Эльжбета у своего супруга. – Ха! Ты меня хочешь напугать, мой дорогой супруг? – демонстрирует свою браваду, от которой вполне и не могло остаться ни следа более, если только чей-то облик действительно мелькнет в тумане. – Приведений не существует, ты ведь знаешь, - как-то не уверенно утверждает она, крепче ухватившись за Роберта, что уже начал вести разговор в более приятном русле. И тут уж можно было себе позволить маленький смешок, что затерялся между их губ, что соприкоснулись в поцелуе, едва мужчина притянул ее ближе.
Далеко не самое … роскошное место, нужно сказать, избрали для внезапных проявлений нежности и любовных ласк пан со своей пани. К тому же, было не так уж и удобно, как на кровати, хотя этот небольшой нюанс никого не смутил. Разве только заставил быть их куда более … оригинальными, что ли?
- Знаешь, наша маленькая Стася сегодня интересовалась, зачем нам идти вечером гулять к озеру, - произнесла Эльжбета, приведя свое дыхание более-менее в норму. – Мы завтра снова пойдем гулять? – спросила женщина, слегка понизив голос, прежде чем увидела какую-то тень, мелькнувшую в тумане. – Р-Р-Роберт, что это было? Там, вон там, видишь? – вспомнив слова мужа о привидениях, спросила Эльжбета, явно не видя никакого другого объяснения тому, что же это могло быть в тумане, если не привидение.

0

33

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
-Мне рассказали, что во время войны с турками, наш замок выдержал долгую осаду и после этого тут полным-полно приведений, -засмеялся Роберт, не тратя даром времени и начав раздевать свою вредную женушку. Исторический экскурс конечно дело хорошее, но сейчас они пришли на берег озера вовсе не за приятной беседой? По крайней мере пока у молодой четы были несколько иные планы на ближайшее время - а про приведений Хоффман упомянул чтобы подразнить Элю; уж больно хорош на данный момент был окружающий антураж - безлунный вечер и молочно-белый туман, поднимающийся от воды. Кстати... весьма удобно для тех, кто не хочет привлечь нежелательных свидетелей во время весьма приятного занятия от которого не хочется отрываться. -Пожалуй на природе у нас с тобой этого еще не было?
После того эпического приглашения в бильярдной (поехать за город и расслабится с дамами легкого поведения), которое и послужило причиной прилетевшего доктору в лоб подсвечника, добрые друзья еще не раз пытались сбить Хоффмана с пути истинного чем-то подобным. Истинной и верной любви и привязанности Роберта к Эле не понимал решительно никто из венских аристократов... ведь для них, наличие законной супруги было некой необходимостью, принятой в высшем обществе - и какие-либо нежные чувства в браке были попросту неуместны. Доктор Хоффман никогда не понимал подобного неписаного правила, но и не собирался ничего и никому доказывать и объяснять - главное, что ему и Эльжбете хорошо вместе, а остальное абсолютно неважно. Если Эля когда-нибудь и сердилась на своего супруга, то только из-за того, что желала чаще видеть его рядом, но с некоторых пор Роберт старался не доводить до ситуации с тем подсвечником.
-Стася просто не любит, когда мы с тобой даже ненадолго уходим куда-либо, -улыбнулся Роберт, легонько коснувшись щеки жены, когда буря взаимной страсти миновала. -Мы обязательно повторим нашу прогулку завтра... и это было чудесно, любимая.
Он обернулся и внимательно всмотрелся в туман, когда Эля испуганно вскрикнула, однако никого уже не заметил. Вокруг было как-то грустно-тихо и лишь изредка подавали голос ночные птицы...
-Я надеюсь, что это было не привидение о котором мне сегодня рассказывал мой маленький пациент, -Хоффман поднялся на ноги, застегнув свою рубашку и затем помог Эле привести в порядок ее платье. Пора было возвращаться домой и как следует выспаться до нового хлопотного дня, ведь предстояло потихоньку начать готовить праздник для любимой дочки.
Несколько часов спустя, уже рано утром, Хоффман почувствовал как кто-то маленький самым наглым образом перелез через него и затем, хихикнув, забрался рядом под одеяло. Незваной гостьей была конечно же Стефания и доктор порадовался про себя, что прежде чем лечь спать, он и его супруга переоделись ко сну должным образом.
-Что это ты не спишь, маленькая моя? -шепотом поинтересовался Роберт у дочери, хорошенько ее укрыв. -Тебе приснился плохой сон?
-Нет... просто я проснулась и никак не могла больше уснуть, -честно призналась девочка. -Можно я останусь с тобой и мамой?
-Можно, но только если ты постараешься поспать. Еще очень рано и не надо будить маму... закрывай глазки и спи.
-Хорошо, -согласилась Стася и устроившись рядом с отцом, послушно закрыла глаза, взяв его за руку. Однако, спать маленькая панна судя по всему не собиралась? -Папа... а Збышек поправится? Он сказал мне вчера, что у него болит рука...
-Конечно поправится - для этого я и оставил его у нас. У него скоро все заживет и больше не будет болеть. Спи, зайчонок.
Девочка тихонько вздохнула в ответ и начала от скуки крутить обручальное кольцо на пальце Роберта - когда она была совсем малюткой, то неоднократно пыталась снять его, но ничего не вышло.
-Пап... а можно мне пойти со Збышеком на рыбалку? Он говорит, что в озере много рыбы и надо лишь накопать червяков... я хочу посмотреть как ловят рыбу.
-Маленькая болтушка, -улыбнулся доктор. -Пока что твоему новому другу не следует копаться в земле - лучше просто погуляйте у озера под присмотром Магды, там очень красиво.
Хихикнув, Стася повернулась к Роберту и придвинувшись поближе, наконец-то задремала. Хоффман обнял дочку и тоже провалился в сон, сладко проспав ровно до того момента пока Юзю не принесло открывать шторы в господской спальне.
-Мамочка, вставай! -открыв глаза маленькая принцесса тут же принялась тормошить Элю. -Я уже очень-очень-очень есть хочу... и ты ведь скажешь Изольде, что я не хочу есть кашу? Она такая невкусная...
Было очень забавно наблюдать со стороны, как дочурка будит любимую маму и та, спросонья, пытается уложить маленькую озорницу еще подремать. Но для того чтобы спящая красавица открыла свои очи, есть одно простое и проверенное средство?
-Радость моя, беги-ка умываться и одеваться, хорошо? -скомандовал дочурке Роберт и после того как она убежала, поцеловал свою сонную женушку как следует. -Эля... просыпайся, любимая моя - я хотел предложить тебе смотаться в город. Навестим твоих родителей и заодно поищем подарок для Стаси. А вечерком обязательно повторим нашу прогулку...?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-06 23:30:24)

+1

34

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
- Если это было не привидение, что тогда? – риторический вопрос, не более и не менее того. Но правда была в том, что Эльжбете не хотелось думать о том, что какой-нибудь крестьянин мог добраться до озера и наблюдать всю ту феерию чувств и эмоций, которую испытывали несколькими мгновениями раньше, довольствовалось панство Хоффман. Нечто подобное было не допустимо. Более того, женщина едва не смутилась, если бы для себя не решила, что люди не могут ходить так плавно, медленно и тихо. Казалось, что эта тень не ходила, она едва скользила по уже скользкой от тумана траве. Разве такое возможно? Конечно же, нет.
Ведь куда охотнее люди верят отнюдь не своему разуму, что шепчет, насколько могла бы быть абсурдной та или иная вещь. Люди верят своим фантазиям, россказням других, с не менее скромным воображением, но только не доводам разума. Так, пожалуй, если бы не присутствие любимого супруга, панна Эльжбета охотнее поверила своему страху и предрассудкам, которые еще не покинули ее из-за столь юного возраста, когда времени не прошло достаточно много, чтобы разочароваться в тех сказках и легендах, на которых воспитывалась молодая панна. К тому же, соблазнительная близость Роберта была более реальной, чем тень, которую, может быть, увидела Эльжбета, а может, и не увидела – теперь основательно засомневалась, хотя не стала задумываться об этом. Ведь разве привидение может что-нибудь им сделать? Определенно, что нет. Та тень свое отжила, отошла в тот мир и не может повлиять на судьбы тех, в груди которых бьется сердце.
А сердце Эльжбеты билось часто, намного чаще, чем обычно и вовсе не от страха или волнений.
- Стася, наверное, уже спит, - на выдохе произнесла пани Хоффман, прежде чем приподнялась для того, чтобы поскорей привести себя в порядок и поправить волосы, что могли смяться в прическе, пока супруги испытывали необычайный прилив страсти на свежем воздухе. – Вижу, тебе нравится на природе, - приводя себя в порядок, улыбнулась молодая женщина, хитро посмотрев на своего супруга, - поэтому, нужно обязательно все повторить, пользуясь такой возможностью, - продолжила она, уже ухватившись за локоть Роберта, после чего они последовали в сторону замка.
Как это обычно и бывает, тот, кому не спалось с вечера, никогда не проснется раньше остальных, так что и панна Эльжбета была намеренна хорошенько выспаться этим утром. Тем более, у них с Робертом были уже планы на поздний вечер этого дня. Но, уже в самую рань, когда даже приоткрыть веки было невыносимо сложно, женщину решили разбудить.
Эля слышала голос дочери, что был сначала несколько отдаленным – может быть, девочка встала на свои ножки, чтобы удобнее подобраться к своей спящей матери? Затем, женщина ощутила, как кровать стала немного пошатываться и не могла не обратить внимания на то, как что-то глухо приземлилось рядом – наверное, это была маленькая панна, чьи ручонки уже прикасались лица матери. Звонкий голосок Стаси звучал еще не так громко, чтобы Эля отреагировала именно так, как девочка того хотела. Но, достаточно громко, чтобы Эльжбета решила уговорить дочь, поспать еще немного. Женщина обняла свою дочь, пытаясь ее уложить, и так не открыла глаз, которые наверняка наткнулись на хитрую улыбку мужа, что наблюдал за всем этим.
Но, вот уже спустя какое-то мгновение все пытки по побудке панны Хоффман ее маленькой дочерью были прекращены, а сама красавица сбежала к своей няне, дабы привести себя в порядок. Так что, уже скоро Эля ощутила нежное прикосновение губ Роберта к ее губам. И ведь не ответить на этот поцелуй она просто не могла. Вот теперь тебе и доброе утро?
- У тебя грандиозные планы на этот день, - сонно заметила женщина, едва могла заговорить и осмыслить всю ту информацию, что ей подал супруг. – Я не против съездить за подарками для нашего сокровища, но сначала … мне бы хотелось окончательно проснуться, - обняв за шею любимого мужчину, Эльжбета не особенно много времени потратила для того, чтобы легонько оттолкнуть супруга, да так, чтобы самой оказаться сверху.
Возможно, если кто-нибудь узнает о подобном положении дел, каким оно было у четы Хоффман, Элю сочли весьма распутной женщиной, тогда как ей всего лишь нравилось получать удовольствие от объятий мужа, в ровной степени, как доставлять ему такое же удовольствия. И надо ведь, как хорошо, что никто не может знать о том, что происходит в хозяйской спальне.
После всех приятных утренних процедур, с незамедлительной сменой гардероба после завтрака, супружеская чета подалась во Львов, дабы исполнить сразу несколько мечтаний для маленькой и такой любимой дочери. И ведь именно тогда, когда Францишек неторопливо погонял лошадей в сторону Львова, Эльжбету посетила весьма не дурная мысль: - А что если нам устроить настоящий прием в замке? Он, конечно, не дворец Потоцкого, но вполне интересный, к тому же находится далеко от стен Львова, так что … мы могли бы претендовать на многих гостей, которым некуда деться от жары в городе. Я подумала, что мы давно не виделись со множеством наших старых знакомых, пока были в Вене, так что сегодня был бы отличный шанс заглянуть на чай, чтобы пригласить их к себе. Что думаешь, Роберт? – спросила в итоге она, недовольно нахмурившись, когда заметила, что ее благоверный засмотрелся куда-то в даль. Не желая терпеть подобного, молодая панна хотела сразу же закатить скандал, что начался с тихого и последовательного выброса упрек, когда она уловила направление взгляда супруга. – Matka Boska, co się dzieje*…

* польск. Матерь Божья, что это делается.

0

35

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Конечно же доктору не мог не понравится способ, который его супруга выбрала чтобы поскорее проснуться - и хотелось бы надеяться, что их маленькое сокровище или кто-то из прислуги не зайдет в самый неподходящий момент? Но, судя по всему, нынче утром супругам Хоффман отменно везло, так что они успели "проснутся", а затем и привести себя в порядок, после того как Юзя принесла воды для умывания.
-Как погодка на улице? -поинтересовался Роберт у горничной, когда та ожидала указаний от своей госпожи, относительно того, какое платье нужно будет готовить. -Надеюсь, дождя не будет...
-На небе не облачка, пан доктор, -доложила Юзя, прежде чем забрать белое кружевное платье Эли, чтобы как следует его отгладить. -Вы куда-то собираетесь?
-Мы поедем в город и вернемся к обеду, -улыбнулся Хоффман и нежно коснулся щеки любимой жены, прежде чем выйти из спальни. -Я пойду проведаю моего пациента и жду тебя за столом.
Утренний туалет дамы вещь куда более трудоемкая чем джентльмена, с какой стороны не посмотри - надо выглядеть красиво и при этом учесть множество самых разнообразных нюансов, как относительно платья, так и прически. И конечно же не забыть о новых веяниях моды, чтобы все панны, которых можно будет случайно встретить на улице, обязательно обернулись вслед, гадая во сколько же может обойтись такое платье? На этом месте можно сказать, что Роберт никогда не отказывал своей супруге, когда ей хотелось заказать себе очередную дорогую обновку - так что пани Эльжбета была самой модной леди в блистательной автрийской столице.
В общем, не мешая любимой Эле сделать себя еще красивее перед променадом в Львов, доктор направился в комнату Юзи, где и был устроен мальчик из деревни. Возле кровати маленького пациента уже вертелась Стася-любопытный-носик, так что ему было совсем не скучно - к тому же, его никто спозаранку не погнал заниматься привычными для деревенского дома обязанностями и заботами.
-Папа, Збысь спрашивал меня, надо ли ему идти кормить кур... и когда я сказала, что у нас их нет, он не поверил, -хихикнула девочка, смотря как ее отец занялся пораненной рукой мальчика. -Он говорит, что такой большой дом не может быть без скотины... а зачем нам она?
Аккуратно размотав повязку, Роберт улыбнулся. Неудивительно, что для Збышека достаток богатого дома определяется первым делом наличием живности, ведь другой жизни этот мальчишка не знает... как и маленькая Стефания, что так непонимающе смотрит сейчас на своего нового друга?
-Я могу присматривать за курами или утками! -гордо выдал тем временем мальчик, которому наверняка не доводилось бездельничать у себя в деревне и валяться так долго в кровати. -Вы только скажите чем надо помочь...
-Дружище, сейчас тебе надо поправится - ты же знаешь, что когда люди лежат в больнице, им не приходится работать? -постарался с максимально серьезной интонацией ответить Роберт. -И сегодня ты можешь встать и пойти погулять вместе со Стасей, но только чур не копаться в грязи, иначе рука снова будет болеть. Договорились?
Раздав ценные указания кухарке, а так же няне любимой дочурки, которой нынче придется присматривать за двумя озорными детишками, Хоффман направился в столовую, где и встретил уже совершенно готовую Элю. После приятной и позитивной во всех отношениях трапезы, можно было усестся в приготовленный уже экипаж и дорогой решить, что же купить своей маленькой принцессе? Кстати говоря, Стася пыталась выпытать у своей матери, зачем она собралась ехать в Львов с утра пораньше, однако Эльжбета не стала выдавать секрет, сказав что собирается навестить своих родителей. Стефании куда больше хотелось пойти к озеру со Збышеком, чем ехать к бабушке, так что она не стала проситься в город.
-По-моему, это отличная идея, -ответил Хоффман жене, когда та поделилась с ним своим замыслом. -Наши старые знакомые наверняка сочтут оригинальным приехать в замок и кроме праздника, заценить новое приобретение твоего отца. Проблема лишь в том, что у нас всего несколько комнат пригодны для жилья... если кто-то захочет остаться погостить, это будет несколько проблематично?
Дожидаясь ответа жены, Роберт огляделся по сторонам, когда бричка оказалась на мощеной улице Львова - солнце уже начало припекать, так что надо бы поскорее добраться до одного из модных магазинчиков. Кажется Стася еще в Вене просила у Эли какую-то совершенно необыкновенную фарфоровую куклу? Остается надеяться, что за подобным подарком не придется ехать в Краков... потому как ради своей принцессы любящие родители были готовы совершенно на все. Хоффман уже собрался было озвучить свои мысли и сказать о том, то прокатится в королевский город было бы тоже неплохо... как вдруг увидел нечто совершенно непридвиденное?
По одной из улиц, слева от брички наших героев, неторопливым шагом прогуливался пан Станислав... и все бы ничего - но рядом с ним была молодая панна, лет так восемнадцати и мило ему улыбалась. Роберт не сумел сдержать своего удивления и в результате Эля тоже заметила своего папеньку в компании неизвестной девицы. Сомневаться в том, какие отношения связывали эту девушку и графа, увы, не приходилось? Еще и Франтишек, увидев хозяина, обернулся и поинтересовался не пожелают ли пан доктор и его супруга остановится и поздороваться?
-Езжай дальше, мы встретимся с паном Станиславом дома, -успел скомандовать Хоффман, взяв за руку жену. -Эля... может быть это не то что мы подумали?
Надежда конечно слабая, но больше ничего умного не пришло в голову доктора.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-07 23:48:21)

+1

36

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Было невероятным ожидать прочного фундамента от дома, построенного на песке? А ведь Эльжбета до этой поры жаждала жить в собственной идиллии, не обращая внимания на такие колющие глаз факторы, как отец за карточным столом , баснословный выигрыш и разъезды матери по империи. Разве не должна была заподозрить Эля, что все-таки что-то серьезное произошло на этот раз между ее родителями, что жили без благословения церкви на свой союз, а поэтому … вряд ли кто-либо станет осуждать городского мецената? Ну, выглядит только, что его дочь будет увиденным не довольна или даже больше.
- Хочешь сказать, что мы вдвоем с тобой ошиблись? – это было скорее риторическим вопросом, произнесенным несколько иронично. – Сомневаюсь, Роберт, - сама же ответила на поставленный вопрос, при этом отрицательно помотав головой из стороны в сторону. Не могла поверить собственным глазам и, быть может, если бы только Роберт постарался убедить сейчас свою супругу в своем слабом убеждении относительно увиденной сцены в центре самого города, да и еще среди белого дня!
Все знают ту историю, что связала успешную актрису с меценатом большинства представлений, которые приезжали показывать из самой Вены или Кракова. Это была хорошая пара, так что даже все друзья графа стали друзьями Клементины. Но, после развода граф знал, что второго брака не будет – никто не позволит провести венчание в церкви, как это и полагается. В точности, как и не был уверен, насколько много его хватит. А ведь хватило ему сил на более длительный срок, чем предполагал – родилась Эля, для которой граф пошел на все на свете. И на далеко не самые ровные тропинки включительно. Эльжбета была внебрачной дочерью графа Скарбека, которая увидела и выросла в окружении любящих друг друга любовников, так что, выходя замуж,  ставила себе за пример своих родителей. И не важно, что жили они без благословения.
«Так что получается, что все рухнуло?» - рассуждая по дороге в магазинчик, Эльжбета спросила сама себя. Только она не могла найти разумного ответа, прежде чем не выслушает отца и мать, хотя уже, наверное, было поздно что-то менять?
- Мы ведь до этого говорили о гостях? – лучший способ отвлечься, забыться в дюжине планов, что сделают размеренную жизнь более непредсказуемой. – А что, если мы предложим спартанские условия нашим гостям, если они решат остаться на ночь? Ну, прибраться в большинстве комнат будет достаточно, я думаю. Заодно сохраним прежний вид помещений, который только отец мог бы пожелать воссоздать здесь.  Да и наши львовские друзья далеко не так привередливы, как Венские, - пожала плечами молодая панна Хоффман, когда они с мужем решили для начала заглянуть в магазинчик с дорогими детскими игрушками, которые привозили сюда из самой Варшавы. Тут были именно такие куколки, которые так нравились маленькой принцессе, так что Роберт не стал долго думать, прежде чем приобрести именно эту куклу с белоснежными кудрями волос и большими голубыми глазами. Выбрать что-то еще Эльжбета, пока не могла. И ведь именно по этой причине женщина пожелала поехать сразу же к родительском дому.
Дома было тихо, поскольку граф еще  не прибыл, когда там появилась чета Хоффан. Но как только входная дверь скрипнула, молодая женщина сразу же была готова к словесному нападению на собственного отца, чего не поддержит строгая мораль церкви. А ведь она не ошиблась, когда узнала тихую ходу графа.
- Папа, я жду объяснений! Что это происходит вообще? Вы поссорились с мамой? – завалила своими вопросами Эльжбета, прежде чем он отрубает все коротким и столь звонким «нет», что еще больше заводило панну Хоффман.

0

37

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Вообще... было весьма трудно ошибиться в единственно верном предположении, относительно того кем юное создание приходилось графу Скарбеку - и Роберт прекрасно понимал насколько глупо прозвучал его последний вопрос. Конечно же, его супруга не вчера родилась и куда лучше знает своего папеньку? Особенно если учесть тот факт, что родители Эли жили вместе без какого-либо оформления своих отношений...
-Быть может он еще сумеет объяснится.., -в какой-то мере даже растерянно произнес Хоффман, посмотрев на свою жену. Можно было даже и к гадалке не ходить - Эльжбета была недовольна увиденным буквально несколько минут назад и отвлечь ее внимание на что-либо другое будет весьма сложно. Даже когда жена помогала доктору выбрать хороший подарок для маленькой принцессы, последний отлично знал, что Эля сейчас прямо-таки кипит от злости. Определенно... пан Станислав нынче тоже мог вполне нарваться на меткий удар подсвечником или чем-нибудь потяжелее?
Будем надеяться, что дома все обойдется хорошо.., -подумалось Роберту, после того как приказчик подал ему тщательно упакованную в красивую коробку фарфоровую куклу для Стаси. Доктор не назвал бы себя человеком нервным, но чем ближе бричка была к дому Скарбеков, тем неспокойнее становилось у него на душе. -Интересно, дома ли пани Клементина? Если дома и Эля захочет все выяснить прямо при ней, то графу совершенно точно не поздоровится...
Когда Роберт и его супруга вернулись домой, граф еще не успел вернутся, так что "буря" откладывалась на неопределенное время - во всяком случае, именно этого хотелось доктору. Если бы пан Станислав задержался на своей... (как бы сказать поприличнее?) прогулке? - то Эля могла хотя бы немного остыть и риск того что она может засветить своему отцу чем-нибудь тяжелым существенно понижался. Но... сегодня капризная госпожа Фортуна решила не оттягивать неизбежное и граф Скарбек появился в гостиной и тут же оказался "под огнем" гневных вопросов своей дочери. Хоффман на всякий случай схватил небольшую, но увесистую вазу, что находилась на столике в поле зрения его любимой супруги - больше ничего тяжелого рядом, по счастью, не оказалось.
-Я не ссорился с твоей матерью, дорогая, -совершенно спокойно ответил пан Станислав. -И я не совсем понимаю, почему ты требуешь от меня объяснений?
Роберт понял, что надо спасать положение... и быстро, потому что секундой спустя буря все-таки грянет. Но что можно было сделать? Разве что...
-Пан Станислав, можно попросить вас на два слова? -решительно произнес Хоффман, сделав шаг к любимому тестю. -Мне кажется, что нам нужно поговорить... Эля, распорядись чтобы Франтишек был готов к отъезду через полчаса. Мы обещали дочери, что вернемся не позже обеда.
-Хорошо, идем в мой кабинет, -граф Скарбек удивленно посмотрел на любимую китайскую вазу своей супруги в руках у зятя, но ничего не сказал. Роберт последовал за тестем в указанную комнату, где и поставил спасенный предмет интерьера на стол... а затем надо было как-то начать разговор??
-Пан Станислав... я не буду юлить и ходить вокруг да около - сегодня в городе мы видели вас в компании.... как бы..., -Хоффман запнулся, не зная как лучше обозначить ту молодую панну. Такое определение как "знакомая" точно не подойдет...
-В компании молодой девушки? Договаривай уже, Роберт.., -абсолютно спокойным тоном продолжил граф. -И как я понимаю, Эльжбета разозлилась на меня? Прежде чем ты тоже меня осудишь, я дам тебе прочесть одно письмо... которое я получил незадолго до вашего приезда. Суть его в том, что Клементина нашла себе новое увлечение на гастролях... она не назвала его имя, но пишет, что возможно не вернется.
-Так значит вы просто друг другу мстите? -Хоффман не двинулся с места, чтобы взять протянутый ему листок. -И вам совершенно не жаль, что мать Эли вот так, запросто решила уйти??
-Я не собираюсь удерживать ее против воли, Роберт... и будет лучше если ты убедишь Элю, что увиденное сегодня совершенно нормально, -Скарбек вздохнул. -Она уже не ребенок, а взрослая женщина и для нее на первым месте должен быть собственный брак, а не проблемы ее родителей.
-Вы просто не понимаете.... и совершенно не знаете Элю. Если я встану на вашу сторону, то значит я одобряю подобные походы налево - и соответственно, сам не прочь гульнуть, -доктор решительно развернулся и пошел на выход. -Все что я могу сделать сейчас, это увезти мою жену, чтобы вам не досталось на орехи - но вам стоит хорошенько подумать как вы ей все объясните, когда приедете поздравить Стасю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-09 23:16:22)

+1

38

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
В том, что граф Скарбек сможет найти ответные слова для своего поведения и того, что буквально не так давно стали невольными свидетелям Эльжбета и ее супруг, молодая панна даже не сомневалась. Уж больно хорошо ей была известна красноречивость ее отца, которой он был способен подкупать своих собеседников, не говоря уж и о юных паннах, одна из которых, по всей видимости, не смогла удержаться и поддалась очарованию благородного пана.
Было весьма досадно осознавать тот факт, что в сердце твоего отца есть место не только для твоей матери. А ведь воображение всегда рисовало их красивой парой, что просто была создана для того, чтобы провести вместе годы. Да, годы шли, и Эльжбета росла, тогда как у графа и его любовницы становилось не меньше причин к спорам и ссорам. Правда, Эля всегда надеялась на то, что ее родители будут выше всего и смогут с высоко поднятой головой переступить через все препятствия на их пути к счастью. Но, неужели теперь счастье для них должно быть отдельно друг для друга? Пожалуй, от слез молодой панны спасло лишь ее упрямство, которого было просто не занимать. А еще огромная доля злости, благодаря которой молодая панна Хоффман стала намного лучше понимать обиженные чувства Юзефины, что напрочь отказывалась общаться с Элей и ее матерью. Ну, и разве можно обойти боком панну Зофию из рода Яблоновских? Эта панна все-таки умудрилась выйти замуж во второй раз, хотя и не переставала высказываться неодобрительно относительно Клементины и ее дочери. Эльжбета не удивилась бы, если бы эта особа появилась в числе приглашенных на ее свадьбу, но к счастью, граф решил не омрачать праздник своей младшей, и хотелось бы надеяться, не менее любимой, чем старшей, дочери.
Спокойный ответ на далеко не спокойные вопросы Эльжбеты, заставили молодую панну только сжать ладони в кулаки – не могла видеть, как ее отец вот так запросто и спокойно ей отвечает. Неужели ему совершенно не было стыдно за свое поведение?! Она была настолько окружена собственным возмущением, что далеко не сразу заметила того, как ее супруг ухватился за старую вазу, что стояла неподалеку от взбешенной жены. Возможно, когда она узнает и заметит, то это хорошенько повеселит ее, однако, это будет не сейчас.
- Как, разве ты не знаешь, почему я требую объяснений?! – достаточно громко спросила женщина, едва находя в себе силы для дипломатичного ведения диалога с отцом, в котором она вовсе не хотела разочаровываться, но, по всей видимости, ей придется. Тяжко вздохнув, Эльжбета отвела взгляд в сторону, надеясь найти в себе силы для того, чтобы успокоиться, ведь знала, что еще немного и сорвется – ухватится за что-нибудь и угодит этим в голову, или хотя бы в пол. Но и не то, и не это не было хорошим вариантом для развития разговора.
Она не стала ничего отвечать Роберту, когда он попросил дать распоряжение Францишеку. Она только сжала губы в одну линию, после чего коротко кивнула ему в ответ и последовала к выходу из стен некогда родного дома. Кто-то по дороге поинтересовался у панны, не хочет ли она чаю или какого-то прохладительного напитка, на что Эльжбета отвечала довольно коротко: – Нет, благодарю.
Найти Францишека не было непосильной задачей, так что молодая женщина довольно быстро отдала распоряжение, после чего вернулась в гостиную. Знала, что не было обязательно самостоятельно выполнять просьбу мужа, но сделала это ради того, чтобы отвлечься от нелепых мыслей, что стали кружиться вокруг нее. И ведь, если родительский союз оказался не таким прочным, неужели этот же удар стоит ожидать и ей самой?
К счастью, но разговор за закрытыми дверьми кабинета графа Скарбека долго не длился. Но все это время молодая супруга пана Хоффмана сидела на диване, как на иглах, не иначе. Уж больно сильно ей не нравилось все происходящее, как и тот факт, что ее матери не оказалось дома. Уж она-то не заслуживала того, чтобы быть подло обманутой! Когда Роберт вышел из кабинета и первым появился в гостиной, женщина сразу же поднялась и пошла ему на встречу, совершенно не замечая отца – собиралась ему показать всем своим видом, что она не поощряет его поступка.
- Мы собирались устраивать в Свирже для Стаси праздник, - не глядя в сторону отца, произнесла Эльжбета. – Думаю, ты можешь приехать лишь при условии, что ты помиришься с матерью, - было несколько не вежливо ставить подобные условия отцу, который был настолько любезным, что позволил молодому семейству поселиться на какое-то время в замке, который тот выиграл в карты. Теперь-то Эля прекрасно знала, в каком заведении было проведено эту оборудку, но из-за Стаси не могла отказаться от возможности еще раз показать отцу, насколько она сердита на ее дедушку.
- Мой дорогой, о чем ты говорил с моим отцом? – уже в повозке спросила Эльжбета у супруга, когда они ехали обратно в Свирж.  - Надеюсь, ты ... не станешь поощрять его? И давай, остановимся возле телеграфа и разошлем всем нашим друзьям приглашения на праздник Стаси? К воскресенью осталось не так много времени и нужно многое приготовить, как и самих гостей, - наконец улыбнулась панна своему любимому пану, когда они не торопясь проезжали через одну из узких городских улиц.

0

39

[NIC]Robert Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1507/e1/e20df01cc552.png[/AVA]
Роберт уселся в бричку рядом с женой, ощущая острое желание нехорошо выругаться вслух... пан Станислав конечно нашел время координально поменять свою личную жизнь, ничего не скажешь? Вместо того чтобы хоть как-то даже попытаться вернуть пани Клементину, он предпочел куда более простой путь - нашел себе новую пассию и при этом думает, что его дочь обязана все принять как ни в чем ни бывало?
Надо было все-таки не прятать ту вазу... пусть бы он ощутил на своей голове последствия своего неподобающего поведения? -услышав вопрос любимой супруги, доктор лишь вздохнул в ответ. -Эля... я не собираюсь поддерживать твоего отца... но ты должна понять, что случившееся в некоторой степени было закономерно - он человек увлекающийся. Честно говоря, я предпочел бы не знать о его новом увлечении, потому как теперь могут пойти пересуды по всему городу...
Кому вообще захочется, чтобы имя его семейства перемывали во всех светских салонах, ресторанах и так далее? Однако, подобное неизбежно, как только местная шляхта прознает о том, что пан Станислав и пани Клементина более не вместе и нашли себе новых спутников жизни. После подобного скандала, Роберту и Эльжбете придется постоянно жить в Вене и делать вид, что все эти плохие новости их совершенно не касаются...
После посещения телеграфа, чета Хоффман благополучно добралась в Свирж, где их встретила порядком соскучившаяся и перепачкавшаяся в земле и озерном иле Стася - оказывается на прогулке она и ее новый друг все-таки устроили веселую охоту за прудовиками, водомерками и еще бог знает кем.
-Мама, папа, вы уже вернулись! А мы уже порядком проголодались...
-Пожурите ее как следует, пани Эльжбета. Она наотрез отказалась вылезать из озера, -строго выдала няня, когда маленькая принцесса хотела подбежать и крепко обнять любимую маму. -Стефания, посмотри на свои ручки?? Разве приличная панна может позволить себе ходить с такими грязными руками?! Ты сейчас испачкаешь платье своей матери!
Роберту очень хотелось рассмеяться, когда он смотрел на двоих маленьких грязнуль, которые наверняка очень весело провели время - да и быть излишне строгим, он попросту не умел. Дети есть дети и их главное занятие весело играть в свое удовольствие, разве нет?
-Магда, я думаю, что проблема легко решаема с помощью горячей воды и мыла, -Хоффман улыбнулся, посмотрев на обоих детей. -Думаю, нашему гостю тоже не помешает хорошенько принять ванну перед обедом.
-Хорошо, пан доктор, -ответила Магда, недовольно нахмурившись. Она обожала Стасю и ей не очень понравилось, что хозяева позволяют ей общаться с деревенским мальчишкой, что подбивает ее на непослушание. Решив попозже поговорить с хозяйкой, няня ушла и увела с собой детей - наверняка пани Эльжбете тоже не нравится стремление ее мужа помогать всем подряд и тащить домой кого попало. И это мало похоже на хороший летний отдых...
После того как Магда отмыла своих подопечных в семи водах (по выражению няни), в Свирж приехал отец маленького пациента Роберта, чтобы забрать своего сына. Хоффман подумал что вовремя приказал привести ребенка в порядок, дабы его папаша не подумал, что он болтался без какого-либо присмотра. По счастью, рана мальчика уже начала затягиваться и теперь не должна была вновь воспалится.
-Я не хочу чтобы он приносил вам беспокойство, пан доктор, -выдал мельник, стянув с головы шапку. -Он ведь самый младшенький у меня - все его братья уже давно при деле и работают... а что можно поручить такому маленькому дитю кроме кур? Вот он и балуется...
-Никакого беспокойства не было, пан Ставицкий, -как всегда вежливо ответил Хоффман. -Я рад что смог помочь вашему сыну - и думаю, что моя дочка будет по нему скучать. Надеюсь он больше не будет болеть.
-Пойдем, горюшко мое? -сказал мельник своему сыну, когда тот появился уже чистеньким и довольным... и сразу загрустил, увидев своего отца. -Поблагодари пана доктора и едем домой.
-А можно я приду поиграть со Стасей? -робко попросил мальчик, обернувшись на Роберта. -Мы ведь так и не ловили рыбу....
-Конечно можно - если тебя отпустят родители, -кивнул Хоффман, потрепав по волосам Збышека. -Обещай что будешь лазать по деревьям осторожно?
-Угу...
После того как Стася узнала, что ее теперь уже лучшего друга увезли в деревню, она очень расстроилась - и только обещание Роберта, что мальчишка еще придет в гости не позволило маленькой панне расплакаться. Вернувшись после эпического мытья в спальню родителей, она забралась на кровать и обняла обоих, пока они обсуждали будущий праздник.
-А вы купили мне красивый сюрприз? -позабыв о том, что еще пять минут назад собиралась хныкать, маленькая болтушка хихикнула, забравшись на руки к Эльжбете. -И почему дедушка и бабушка не приехали вместе с вами?
Потому что дедушка нашел себе... новую бабушку.., -едва не ляпнул Роберт, но вовремя сдержался. -Дедушка обязательно приедет, чтобы поздравить тебя, милая... а сейчас его задержали дела. Что же до сюрприза, то он обязательно будет.
Хоффман даже и предположить не мог, что за "сюрприз" поджидал его и Элю буквально через несколько минут... когда в спальню прибежала Юзя и отдышавшись, доложила своей хозяйке:
-Пани Эльжбета, приехала ваша маменька! Только что - и она не одна, с ней какой-то мужчина...
Вот тут пожалуй доктору можно было пожалеть о том, что он как-то тактично не рассказал жене про амурные приключения ее матери?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-11 20:58:39)

+1

40

[NIC]Elżbieta Hoffmann[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/KrPf8.png[/AVA]
Больше всего на свете Эльжбете хотелось позабыть о том, что случилось с ними во Львове на одной из шумных его улиц, когда ей довелось увидеть отца с молоденькой девицей (ну не называть же эту незнакомку после этого еще и панной!). Ну, а если на чистоту, то молодой панне Эле попросту хотелось, чтобы все вернулось на круги своя – чтобы вместе со всеми гостями к ним приехал отец с ее матерью, как ни в чем не бывало. Да, ведь именно так и должно было быть! Разве можно представить себе кого-то другого рядом с отцом, что так ревностно любил свою любовницу, родившую ему такую прекрасную дочь, как Эльжбета, что сейчас, едя в Свирж в повозке, прятала голову в тень зонтика и хмурилась своим невеселым размышлениям. Однако, долго так нельзя держаться, тем более маленькая и обожаемая дочурка уже спешит обнять свою маму. Так, как тут было не улыбнуться своей звездочке, которая, судя по всему, не скучала в компании своего нового друга и няни.
- Так-так-так, юная панна, пожалуйста, только осторожней, - поймав грязные ручонки дочери, произнесла Эльжбета, чмокнув Стасю в нос. – Сейчас мы немного отдохнем с дороги и сядем за стол обедать, хорошо? – панна не успевает продолжить свои планы, поскольку в них вмешивается Магда, вовремя напомнив матери маленькой озорнице о проступке ее прекраснейшего чада. – Это так, юная панна? – женщина отрицательно помотала головой в ответ Стасе, на что девочка лишь опустила глаза и позволила увести себя няне, чтобы та хорошенько вымыла их озорницу перед обедом, как и попросил об этом пан Хоффман.
Эльжбета лишь тихо вздохнула, провожая свою маленькую озорницу взглядом, прежде чем Роберт достал из повозки их покупки, в том числе и сюрприз для маленькой и весьма вредной панны.
- Я сейчас сама бы не отказалась от теплой ванны, жаль ее принять возможно будет только после обеда, - как-то даже мечтательно произнесла молодая панна Хоффман, решив, что не будет более думать о неприятном, к чему, само собой, запросто можно было отнести графа Скарбека. В действительности, гордым и даже широким поступком стал бы немедленный отъезд молодого семейства из замка, что принадлежал с недавних пор отцу Эльжбеты, но женщина не была готова к таким кардинальным действиям. В конце концов, они ожидали гостей, своих старых знакомых – и молодого графа Потоцкого, что на удивление всей местной знати еще не успел профитькать и прогулять состояние его покойного батеньки, и Агнешки, что выскочила замуж, как шушукались все, потому что уже не было иного выхода, и та самая Магда, о которой говорят все их друзья, как о будущей старой деве. Естественно, на этом список гостей не заканчивался, а только начинался, поэтому праздник для юной панны должен был бы быть не хуже, чем в Вене!
К счастью, в стенах средневекового замка было куда прохладнее, чем снаружи – да, в этом был несомненный плюс данного построения. Его толстые стены не пропускали тепло, ведь нагреть солнцу их было крайне непросто, тогда как эти же толстые стены и были причиной холода в замке в зимнее время. Конечно, именно по этой причине большинство знатных панов предпочитали проживать там, где была абсолютная гарантия тепла – в городе. Ну, или же строили свои собственные прекрасные замки на новый манер, как покойный граф Потоцкий в своем Подгорье, куда Эльжбета имела надежды получить приглашение вместе со своим мужем, чтобы глянуть хоть краем глаза на львовский Версаль. Однако, прежде чем заниматься последующими делами, женщине необходимо было хоть немного отдохнуть от той жары, что царила на улице, и проверить, как проходят приготовления к празднику – предупредить кухарку о том, какие именно блюда должны быть на субботнем столе у господ, а еще уточнить, сколько денег еще необходимо вложить в это пышное застолье.
Плюхнувшись на мягкую кровать, Эля позволила себе прикрыть ненадолго глаза и послабить шнуровку своего корсажа, чтобы отдышаться после их длительного путешествия в родной и любимый город. Когда в комнату вошел Роберт, женщина могла озвучить некоторые свои измышления по поводу того, как нужно рассадить гостей и какой вид развлечений они могли бы здесь устроить.
- Как думаешь, дорогой, а нашим гостям будет интересно поплавать в лодках, как в каком-то городском парке у озера? Наш став возле замка намного больше, чем к этому привыкли панны, это не напугает их? – спросила женщина у своего благоверного, решив теребить самую приятнейшую из доступных тем. Ну, не говорить же ей снова об отце и матери? В прочем, как и не говорить о том, что Роберт не сможет, как бы ему не хотелось, вылечить всех местных жителей, поскольку и ему нужно проводить время с семьей, как и не стоит принимать всех пациентов к ним в дом и позволять портить манеры их прекрасной дочери. Но, женщина воздержалась пока, тем более маленькая озорница уже с чистыми ручками заглянула к ним в комнату и обняла обоих своих родителей.
- Свой сюрприз ты получишь на день рождение, - наверное, слишком строго ответила Эльжбета, когда хитрая панночка поинтересовалась своим подарком, на что она в праве была нахмуриться опять, если бы отец не поспешил уверить ее в предстоящем наводнении подарков. – Моя хорошая, а почему ты сидела сегодня целый день в озере и не слушала Магду? – Эля уже было собиралась пожурить, как следует свою маленькую озорницу, когда им доложили о прибытии нетитулованной графини, то есть панны Клементины. Естественно, тут было уже не до нравоучений.
- Мама! Как хорошо, что ты приехала! – выбежала на встречу матери Эльжбета, почти позабыв о свободном корсаже и том, что добропорядочной панне не пристало так торопиться, женщина окликнула мать, но … тут же опешила. То была действительно ее мать, но при этом с отцом Роберта. – Пан Хоффман, почему вы не предупредили, что приедете раньше? Мы даже не ожидали Вас тут... – как в тумане спросила у своего свекра Эля, ведь не сразу же заметила, что происходит. А когда узнала, ее глаза округлились и … появилось желание точно провалиться сквозь землю. – Это ведь не то, что я подумала, мама?
- Бабушка! Дедушка! А вы привезли мне много подарков?! - тут же вылетела маленькая Стася, не зная к кому первому броситься на шею, лишь бы дали подарок.
- Стася, а ну не клянчи подарки, быстро иди в свою комнату, - сразу же пригрозила дочери, быть может даже слишком строго, от чего дочь мигом разрыдалась, посмотрев в сторону своего потенциального защитника - Роберта Хоффмана младшего, ее любимого отца.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встреча с улыбкой и нежным "Привет!" ‡...или Львовские хроники