Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » our ghosts fill up the room completely.


our ghosts fill up the room completely.

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

I remember calm before this chaos
The sound as the coffee boiled
And the clear cup I watched the sugar melt in
In this stillness, a nagging thought.

Лола и Томас
8 октября
какой-то полуклуб, недобар в Сакраменто

http://sg.uploads.ru/Qq79N.gifhttp://sh.uploads.ru/t/ihudD.gif

+1

2

шмотки

- Ну и что, блять, по-твоему ты делаешь? - мне смешно. Нет, нет, не так... Мне очень сильно смешно. Хохочу во весь голос, одной рукой держась за живот, а второй... удерживая лосины на собственной заднице. Нет, это правда очень забавно. Мы в этом баре (или клубе? он такой странный, хуй поймешь вообще) в третий раз, и все три раза встречаем тут этого паренька. Как будто он вообще не уходит домой, и только целыми днями зависает около барной стойки. Джеймс Сандерс, кажется, его зовут. С первого взгляда может показаться, что он наркоман. Со второго и с третьего, впрочем, тоже. Маленький, щупленький, с редкими светлыми, жиденькими волосиками и задорными усами над верхней губой. Тоже весьма редкими. Если бы меня попросили описать его одним словом, я бы сказала слово "мало". Потому что везде ему чего-то не хватало. Он пытался ко мне подкатывать. Но нет, опять не так... Он пытался подкатывать ко всем красивым девушкам, которые посещали сие заведение. Причем, выбирал обычно наиболее шумную и яркую, такую, которая стопудово никогда на него не взглянет. Сегодня такой девушкой оказалась я. Потому что что-то более шумное представить было сложно. Много шутила, много смеялась, много пила и курила, заигрывала с парнями, танцевала на столе и прямо сейчас влезла на барную стойку, потому что бармену была симпатична, и он был не против, и еще потому, что Иса собиралась выходить на сцену.
Так вот, Сандерс. Честное слово, не знаю, что он пытался сделать. То ли снять меня с барной стойки, то ли стащить с меня одежду, и оба варианта приводили меня в полнейшее замешательство, затем восторг, а затем веселили, и я была близка к тому, чтобы свалить нахер со стойки от смеха. Но! Всё после того, как выступит Иса. Не зря же я сюда залезла, да? Отсюда, черт возьми, самый лучший вид.
- Сандерс, я тебя прошу, отъебись. Боже, один раз угораздило одеть штаны вместо шорт, и посмотри, чем всё обернулось! - дергаю ногой, желая высвободиться. Благо, хватка у него не особо сильная, так что, когда мне это удается, я подбираю со стойки бокал и ложку. Не знаю, зачем им тут ложки, но...

Стучу ложкой по стакану, чтобы привлечь внимание людей вокруг.
- Дамы и Господа, минуточку внимания. Только сегодня и только сейчас, я рада представить вашему вниманию... - размахиваю руками, пытаясь выглядеть большой, эффектной, как раз такой, чтобы удержать внимание людей. Не совсем всё идет по плану. Какой-то рыжий парень не обращает на меня никакого внимания, разговаривает с девицей за столиком и очень.громко.гогочет. Так громко, что вот-вот меня заглушит. Я же не могу этого допустить, да? Бросаю короткий взгляд в сторону сцены. Иса уже почти вышла, времени осталось мало. - Эй ты! - повышаю голос, хотя, казалось бы, куда его еще повышать, и парень все-таки смотрит на меня. Не без раздражения. - Завали ебало, плиз. Спасибо большое.
Всё, больше мне никто не мешает. Слышу смех где-то сбоку, но это явно реакция на мои слова, так что пусть.
- Итак! О чем это я. Встречайте Величайшую, Божественную, Единственную и Неповторимую Ису Руру, - наклоняюсь, с грохотом опуская кружку на стойку, а затем резко распремляюсь, чуть не наебнувшись, и начинаю хлопать. Боже мой, ну разве я не молодец? Зритель заинтригован, все взгляды обращены на мою подругу, а уж она, поверьте мне, не подведет.
- Сандерс, отъебись от моей ноги, ну святой пиздец, сколько можно, - это уже намного тише, почти шиплю вниз, потому что ну вообще уже не в тему.

+1

3

Это, мать его, Сакраменто. Нет, вы не в состоянии понять, что чувствую я, когда приезжаю сюда теперь. Мне хочется увидеть девушку, которая сбегает от меня второй раз. Хотя, на чистоту - был только один побег, в первую встречу, она даже меня не знала. А сейчас я приехал опять в этот треклятый город, зная, что где-то на улицах города я могу встретить ее. Вот только уже долбанную неделю я брожу от скуки по городу днями и, знаете что? Впечатление, что я скорее встречу Элвиса, который жив, чем эту маленькую занозу. Будем считать, да-да, вы тоже так считайте, что я "охочусь" за ней потому как она лишила меня сигарет и мелочевки. Главное, молчать о том, что взяв материальное, осталась в голове. "Блядская баба." Сплевываю на асфальт и поправляю сам себя: "зато красивая." Нет, серьезно, неужели в этом городишко так легко спрятаться?
А, может, я просто не там ищу?
Хочется смеяться с самого себя. Приехав повидать брата, я невольно сам же и разбудил воспоминания о тех коротких встречах, что хранит моя память. Лола - заноза моих мыслей. Да как вообще?! Зачем я вообще тогда полез к этому мужику, зачем предложил ей игру? Чтобы теперь засматриваться на каждую низенькую девушку? Подкуривать очередную сигарету и убеждать себя, что это все хандра из-за отсутствия заказов. И из-за брата, конечно. Не могу его видеть таким... обреченным на смерть. Медленную мучительную смерть.
Выкидывая очередной бычок в очередную урну, поднимаю взгляд на яркий плакат, который украшает фасад одного паба. С него на меня, нет, вы не поверите, я, черт возьми, и сам не верю. С него на меня смотрит розоволосая барышня, один в один похожая на ту, которая ждала мою девочку на остановке. Благо, у меня феноменальная память на лица. Вообще, память у меня что нужно, стоило идти в актеры.
Подхожу ближе - написан бар, кстати, этот рядом с которым и вывешен плакат, указана дата сегодняшнего вечера. - Серьезно? - То ли удивленно, то ли радостно спрашиваю я у плаката: розоволосая в ответ лишь продолжает улыбаться. - Ну, раз ты настолько явно намекаешь, то окей... Наверное, я выгляжу попросту каким-то идиотом, разговаривающим с плакатами, а потом долго и громко заливающимся смехом. Но, черт возьми, я ее нашел. Или я очень надеюсь, что нашел.
Мой план до невозможности прост: вначале прихожу на выступление, потом подкатываю поговорить и спрашиваю о подруге. Конечно, с моей-то рожей может и не прокатит, но вдруг повезет? Хотя, о чем это я? Истинное везение будет только в том случае, если Ло будет на выступлении. Собственно, а чего я от нее хочу? Потрахаться? Так было... и после этого еще с десяток разных было, но их не хочется искать. Их в общем-то даже помнить не хочется. Ни одна из них не разбивала эту блядскую вазу. Кстати о вазах, специально проверил - ваз у брата нет. То ли купить, пусть стоит, ждет.
внешний вид
Захожу в полный бар, музыка выключается и раздается громкий девичий голос. Нет, не со сцены, а с барной стойки. И что же там? Нет, я вот на минуточку сам офигел. Так стояла моя Ло. Объявляла Ису. Да, видно они подруги, раз она так сильно старается. Выпендрежница. Нет, о чем это я? Она просто пьяна. Хочется сказать - как обычно. Только, это же официально - наша вторая встреча. Точнее, это будет второй встречей ровно через минут.
В зале приглушают свет и начинает играть гитара. Иса выступает не одна - с ней небольшая группа, в которой с недавних времен она играет и поет. Только, что я за мудак такой, музыка меня совершенно не интересует. Подхожу к барной стойке, рядом с Ло. Нет не так. У ног Лолы трется какой-то чувак. Я не церемонясь особо перемещаю его чуть подальше, этот ботан даже ничего не предпринимает - просто подчиняется и как-то уж очень расстроенно смотрит: фетишист что ли?
Ловко хватаю свою ласточку под колени и перекидываю через плечо. Она может сколько угодно сопротивляться и отбрыкиваться - я только с виду такой хилый: под одеждой спрятаны мышцы. Да и уносить далеко я ее не собираюсь, только из бара. Покурить, поздороваться. А еще, ладно, будем честны, я все же соскучился по ее губам.
Нужно закурить, а то ведь я точно какой-то уж слишком... влюбленный? Да ну нахер. Эту занозу следует вытащить, а не вгонять еще сильней. Сегодня стоит вытащить ее из себя. Вот только как?
На улице я ставлю свою жертву на место и улыбаюсь: - привет, ласточка. А что с лицом, совсем не рада меня видеть? - Некоторых людей хочется выебать, а некоторым - въебать. Знаете, когда хочется сначала въебать, а потом выебать, чувствуешь какое-то замешательство... Ло, не смотри на меня так, а то ведь вдруг не удержусь?

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/mOA4w.gif[/AVA]
[SGN]http://38.media.tumblr.com/11d9458c9c145e89ab6bb18dab965442/tumblr_ne951286uJ1smcqr3o7_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-15 07:36:13)

+1

4

Когда ты так своеобразно просишь Сандерса от тебя отъбаться, тебе уже не весело и совсем не хочется дурачиться. Ты можешь быть двадцать раз пьяна, вусмерть укурена, со сломанной конечностью, двумя, тремя, да даже при смерти, но ты обязательно проявишь долбаное уважение к подруге, заткнешься, возьмешь себя в руки и станешь внимательно её слушать. Мало что захватывало твоё внимание так, как пение Исы. И, без преувеличения, ты могла дать в глаз любому, даже самому страшному, верзиле, если бы его угораздило хотя бы как-то не так посмотреть в сторону подруги. Речи о тухлых яйцах и помидорах, конечно же, не шло, но и в такой ситуации ты бы не растерялась, воздавая каждой неприятной безвкусной личности по заслугам. Ну или очень пытаясь.
Но сегодня всё шло как по маслу. Ребята в группе были действительно талантливыми, а публика слишком расслабленной и пьяной для того, чтобы как-то показывать свою неприязнь, даже если она появится.

Ты продолжаешь стоять на барной стойке, рукой придерживаясь за деревянный ободок, приделанный к потолку как будто специально для тебя. Слегка раскачиваешься в такт музыке, не слишком сильно, всё еще опасаясь упасть. Потихоньку устаешь стоять на такой высоте, постоянно рискуя наебнуться, и уже собираешься опуститься и сесть, но у какого-то мужика оказываются совершенно другие планы относительно расположения твоего тела в пространстве.
- Ой, блять, - вырывается невольно, когда потолок и пол вдруг меняются местами. - Эй! Ну-ка поставь меня на место! - возмущаешься и, пожалуй, небезосновательно. Пальцы до скрипа ткани цепляются за мужскую одежду, потому что доверить свою драгоценную тушку кому-то - это сложно. Тебя смущает, что мужчине достаточно просто разжать руки для того, чтобы ты проломила башкой пол.
Но, в общем-то, на этом сопротивление кончается. Тебе хватает нескольких секунд для того, чтобы понять: хоть обубрыкайся тут, а вырваться не получится. Ты довольно легко определяешь такие ситуации, и, когда тебе как будто бы ничего не угрожает, не тратишь силы зря. Вот как сейчас. Наоборот, тебе даже любопытно. Чо за мужик? Зачем ты ему понадобилась? Куда тащит? Чем больше алкоголя в крови, тем незначительнее страхи. Приглушается хваленая осторожность, которая частенько выручает тебя в опасных ситуациях. Ты занимаешься всякой хуйней, хамишь, кому не следует, появляешься не в тех местах, не в то время. Кто-то наверняка был бы не против тебя грохнуть, но прямо сейчас тебе плевать. Продолжаешь цепляться за чужую одежду, обеспокоенная исключительно сохранностью своей черепушки. - Если честно, это самый странный способ познакомиться с девушкой. Серьезно. Ничего страннее со мной пока не проделывали, - бурчишь несколько обреченно, надеясь, что тебя услышат. Потому что, если нет, то всё как-то совсем грустно и скучно.

Ноги касаются твердой земли, и ты облегченно вздыхаешь. Встряхиваешь головой, которая не успевает за всеми этими поворотами, и только потом поднимаешь глаза на своего похитителя. Узнаешь его практически мгновенно, но не испытываешь радости от встречи. Это еще что за нахрен такое? - Ты меня преследуешь, что ли? Начинающий маньяк? - произносишь недовольно и едко, разглядывая фигуру парня исподлобья. В твоих отношениях с мужчинами, с которыми ты спала, нет ничего сложного. Вы спите, получаете взаимное удовлетворение (ну, в большинстве случаев), а затем разбегаетесь, и, в общем-то, всё. Никакого продолжения, лишь в очень редких случаях ты можешь испытать внезапное, осеняющее желание встретиться с мужчиной снова. У тебя всегда есть какие-то свои причины.
С мужчинами из других городов всё вообще очень просто. Они вылетают у тебя из головы в тот же момент, когда позади захлопывается дверь. Тебя это устраивает. Ты так привыкла. Тебе не хочется ничего менять. Более того, ты не хочешь больше видеть их в своей жизни. Зачем? Это только всё усложняет.
Но Томаса ты помнишь. И так уверенно поставила на нем крест, что теперь, кажется, злишься из-за того, что не угадала. Ну какова вероятность встретить в баре, в Сакраменто, мужика, которого случайно встретила в ебаном Фриско?
- Мне нужно вернуться внутрь, - ты делаешь шаг назад, а затем разворачиваешься и делаешь несколько решительных шагов обратно в бару, по-настоящему стараешься, тебя даже почти не заносит в сторону. Но затем запястье попадает в капкан его руки, и тебе ничего не остается больше, кроме как остановиться. Разворачиваешься, закатываешь глаза и дергаешь рукой, уже заранее понимая: эти телодвижения, пародия на сопротивление, тебе совсем не помогут.

Больше всего ты боишься, что Иса бросит выступление и придет сюда, за тобой. В тайне надеешься, что подруга слишком увлеклась пением и не заметила твоего исчезновения. Ну или пусть решит, что ничего страшного не произошло... Очередная сцена из серии "Ло и её мужики". Розоволосая уже должна была успеть привыкнуть.
Поразмыслив пьяной головой несколько секунд, вдруг решаешь, что еще недостаточно спалила своё узнавание, и даже можешь выдать немного актерской игры. - Уважаемый. Отцепитесь от меня, ладно? Я вас знать не знаю, не помню, и вообще мне уже пора идти... - снова разворачиваешься, пытаясь уйти, но что-то подсказывает, что и эта вот, с позволения сказать, уловка, не сработает.

+1

5

Можно преодолеть все, что угодно, если быть уверенным, что этот пусть буден вознагражден чем-то стоящим. Если точно знать: это нужно еще кому-то. И ведь, я действительно был уверен, что нужен, что встреча раз за разом - неспроста. А если судьба и дает тебе пинок под зад, то стоит не сопротивляться, а лететь в указанном направлении. Вот я и летел, набирая скорость, чтобы со всего размаху впечататься в стену твоих слов, Лола. Серьезно? Я, может, мечтал о тебе всю жизнь, а ты сразу - маньяк. Хотя, кого я, мать его, обманываю? Мечтал, ну да. Не дождешься. А если бы и захотелось помечтать, то уж точно на твоем месте была бы какая-нибудь Анджелина Джоли без детей и Бреда Питта. Но, ты вот она, я тут тоже рядом стою, а ты мне еще и хамишь. Ну, или пытаешься хамить. Стерва. - Прости, что без цветов. Или маньяку так и положено? - Не то, чтобы я злюсь, но как-то все пошло не так и не туда с самого начала. Нет, серьезно, Лола, какого хрена ты тут вообще вытворяешь? Ты притворилась моей, а мне понравилось, теперь то уж не отвертишься. Понимаешь, маленькая моя, ты изначально была не в курсе всех правил игры. Да и я сам не знал, что не попустит, а наоборот - эта навязчивая идея в твоем лице, лишь сильней сожмет меня.
Нужно вернуться... зачем? Продолжать вести себя, как самая настоящая шлюха? Танцевать на столах или барной стойке? А потом, как когда-то со мной, уйти домой к очередному незнакомцу? Я настолько возмущен, что пропускаю момент, когда ты отступаешь, поворачиваешь и действительно пытаешься уйти. Лола, какого хера? Хочется вновь спросить у уходящей тебя. Но не у спины же спрашивать. Потому пока ты думаешь, что можешь уйти и делаешь свои шажочки, я догоняю тебя, хватаю за руку. Нет, пока мы не поговорим, никуда ты не пойдешь. Да и потом, пьяное ты мое чудо, вряд ли уйдешь. Я что, зря сегодня пришел? У судьбы не бывает промашет... и опять я о судьбе. Лола, посмотри на меня, я блять помешался и мне это нихрена не нравится. Только, уже поздно, понимаешь? Мне уже поздно что-то делать, кроме как не разрешить тебе уйти.
- Не нужно тебе никуда возвращаться. - Это не просто слова, это четкая уверенность в том, что Лоле стоит стоять на месте. Даже в интонациях слышна угроза, но куда уж пьяной тебе ее услышать, да, распрекрасная? Ты пытаешься обмануть меня. Сделать вид, что не узнала, и что даже не хочешь знать. Только я тебе не позволю.
Твоя очередная попытка притвориться, что мы не знакомы, или ты забыла и не помнишь, или ты вообще не та, кого я искал - провалится с треском. Отвернешься, чтобы уйти, но я не позволю - притяну тебя к себе, как в ту ночь, когда мы стояли друг напротив друга. Ты была такой маленькой, пьяной и разгоряченной, что мне не хотелось ничего, кроме как трахнуть тебя в твой грязный пошлый ротик, который не умел держать язык за зубами. Только в тот вечер больше, чем трахнуть, мне хотелось поцеловать тебя. Ощущаешь весь трагизм ситуации, когда я выбираю не секс, а романтические розовые сопли? Наверное, в сложившейся ситуации виноват я сам, и что самое забавное - я собираюсь продолжить начатое... - Ло, не ломай комедию, если бы даже хотел, я не могу тебя отпустить. Да и не хочу. - Вторая рука как в ту ночь прижимает за голову к себе, как же божественно пахнут твои волосы. Нет, я не в курсе чем, но от этого запаха я готов сойти с ума. Стоп, да я уже сошел сума. Чертовы бабы. Говорил мне как-то отец, рано или поздно мы встречаем ту, которую лучше убить при встрече, чем позволять ей жить и мучить тебя. Я совершил ошибку, я разрешил тебе жить. Как думаешь, сколько мне еще осталось жить, прежде, чем ты окончательно доконаешь меня собой?
Вот она ты, и вот он я - сопливый романтик, который сжимает твою руку и не позволит тебе сегодня быть блядью. Да, если честно, не хочет тебя такой видеть никогда. Не позволю, потому что ты намного лучше этого. Сама не понимаешь, настолько чиста и непогрешима в моих глазах. И, действительно хочется, чтобы такой и оставалась.
- Ну так что, попытаемся еще раз? Привет, ласточка, скучала? - Говорю довольно тихо, наклонившись, почти шепчу в самое ухо, задевая губами его край. Как же сложно удержаться и слегка не прикусить его. Как сложно удержаться, чтобы просто стоять здесь и говорить с тобой, а не тащить за волосы в соседнюю подворотню, чтоб там трахнуть... ведь я так сильно скучал. И понимаю я это только сейчас, когда держу в своих ладонях. Такую маленькую и беззащитную тебя.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/ARNOw.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/45783259cb392da8309167c488ce145a/tumblr_ne951286uJ1smcqr3o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-16 04:50:00)

+1

6

- У кого-то были очень плохие отметки в школе маньяков, - мне начинает казаться, что я сейчас захлебнусь собственным ядом. Он уже заполнил всю ротовую полость, горчит и вот-вот начнет капать с языка. "Извожусь на гавно" - самое подходящее описание моих ощущений. Потому что я злюсь, бешусь и раздражаюсь. Внутри всё кипит и булькает, трещит и лопается. Что ты тут забыл? С чего решил, что может вот так просто врываться в мою жизнь раз за разом, не спрашивая разрешения, внезапно, без предупреждения. Найти, молча взять на руки и унести, словно я какая-то вещь. Даже если ты наткнулся на меня случайно, ну почему бы просто не пройти мимо, да? Какого черта ты решил, что мы теперь друзья? Да я даже здороваться с тобой бы не стала, а ты меня аж вытащил на улицу.
Не знаю, что меня выводит из себя больше: тот факт, что ты вообще тут появился, или что ведеешь себя так, будто я тебе чем-то обязана? Дергаю рукой чуть резче, уже всерьез намереваясь вырваться и уйти, потому что не смешно и задолбало. Отвали, ладно?
Но ты не отваливаешь. С силой притягиваешь к себе, и теперь мы так близко, что я невольно возвращаюсь воспоминаниями в ночь нашего знакомства. Тогда мне казалось, что в таком общении что-то есть. Стоять вот так просто, не обнимаясь, не целуясь, но чувствуя тепло друг друга, потому что между нами меньше сантиметра пространства. Чувствовать дыхание на коже, и ощущать запах, который, к слову совершенно не изменился. Не шевелиться и почти не дышать, но каждой клеточкой тела ощущать повисшее в воздухе напряжения. Просто от того, что мы стоим так близко.
На несколько короткий секунд я замираю, прикрывая глаза, погружаясь в это воспоминание, которое, совершенно внезапно, оказывается реальностью. Не ощущаю ничего, кроме напряжения и вибрации где-то внутри, которая отдает мурашками на коже. Как будто что-то во мне подменили, переключили пластинку, и из раздраженной, злобной фурии я превратилась в кого-то другого. Более спокойного, но напряженного и ожидающего. Более довольного?
Разве это моё? Разве может это быть моим?

Морщусь, отступая на один единственный шаг, и реальность преображается на глазах. В ней появляются звуки, например. И ощущения, запахи, никак не связанные с тобой. Я снова ощущаю раздражение, и злость. Словно ничего не случилось, когда ты притянул меня к себе. Знаешь почему? Потому что ничего действительно не случилось.
- Поразительно. Ты помнишь моё имя. Я вот твоё нет, - вранье. Конечно же, я помню. Да, память на имена у меня оставляет желать лучшего, но, как говорится, раз в год и палка стреляет. Но это совершенно не важно. Я не хочу тебя. Ты меня раздражаешь. А потому я скажу и сделаю всё, лишь бы тебе как можно скорее стало понятно: съебись из моей жизни. Скройся. Оставь меня в покое. - Но звучит жутко. Чему-то ты в школе маньяков все-таки научился, - фыркаю, предпринимая очередную попытку высвободиться из твоих рук. Безуспешно. Не руки, а какие-то ебаные капканы. Расставляй их, блять, в другом месте.
Не хочет отпустить. Не может. Что, действительно капканы? Сам с ними совладать не может? Мудак.
Забавно, что чем больше я обзываю его в голове, тем злее и яростнее становлюсь. Учитывая тот факт, что мне нужно оттолкнуть и освободиться - это хорошо. Я становлюсь сильнее, когда злюсь. Но ему, похоже, снова плевать. И мне это не нравится. С моим мнением нужно считаться, понял? Не позволю я делать тебе всё, что вздумается.

Эта попытка номер два окончательно выводит меня из себя. Внимательный, выжидающий взгляд, как будто прожигающий насквозь. Что ты... Ай, блин, ладно!
- Я не врубаюсь. Что тебе, блин, от меня надо? Ну серьезно. Отцепись уже, не смешно совершенно. Что ты хочешь, чтобы я сделала? Чтобы бросилась тебе на шею, сказала, что скучала, и мы прямо где-нибудь тут, за углом, занялись счастливым жизнерадостным сексом? - шиплю, дергая рукой уже со всей силы, но ты только сжимаешь меня сильнее. - Не будет этого. Врубись уже, пожалуйста, - какая-то я чересчур мягкая. Надеюсь, что ты меня поймешь и отпустишь. Ну блин, окей, ошибся, с кем не бывает, да? Но ты не отпускаешь. И смотришь как-то странно. Мне бы стояло обратить на этой внимание. Но меня так злит-злит-злит, что ты не слушаешь меня и не отпускаешь. Поэтому не выдерживаю и решаю высказать всё, что держала в голове.
- Ты не догоняешь, да? Чувак, ты мне нахер не сдался, это был всего лишь секс. Ты попользовался мной, я тобой. Всё, свободен! Не нужно было подходить ко мне, не нужно было, блять, тащить меня куда-то. Отъебись, о'кей? Съеби из моей жизни как-нибудь так, чтобы я тебя больше не видела. Пиздец какой-то... - последнее произношу чуть тише, практически себе под нос, потому что всё еще не могу уйти. Кажется, я начинаю понимать. Он просто, мягко говоря, неумный. А казался вроде приличным. Походу придется орать и звать на помощь...

+1

7

Люди далеко не всегда поступают так, как хочется этого вам. Зачастую даже наоборот, они поступают так, как вам этого совершенно не хочется. Почему бы Лоле не вспомнить о том, как ты избивал того паренька, и не заткнуться? Или она считает, что раз ты ее разок трахнул, то она имеет хоть малейшее право грубить? Оооо, наивная какая. Это же так просто - сказать "привет, там моя подруга выступает, пойдем выпьем". Легко, не так ли? Но почему же она, глупая, пытается показать свои зубы. Знаешь, у таких маленьких девочек, зубки летят очень легко, потом по врачам ездить, мучатся, деньги тратить. Будь на месте Ло какая-то другая девица, уже собирала бы зубы по асфальту, рыдала и орала во весь голос. Да, не бить женщин, только потому что они женщины - тупость редкостная. И, как оказалось, ты нифига не джентльмен.
- Для начала, может банального "привет"? - Вставляешь короткое предложение в ее неудержимый монолог. Господи, до чего же она красива, когда злится. И почему ты думаешь об этом, когда стоит один раз припечатать ее лицом к дому, чтоб подумала дважды над тем, что и кому говорит Но пока ты только слушаешь и ждешь, чем же все закончится. Лишь крепче сжимаешь пальцы, когда она пытается вырваться. И успокаиваешь себя тем, что она пьяна, а пьяные люди - неадекваты и храбрецы. Хотя, это тоже не особенно освобождает их от ответственности следить за собой. - Ты, действительно, считаешь, что люди встречают друг друга только, чтоб потрахаться? Ты же не можешь быть настолько безмозглой. Или можешь? - Действительно, с каждым сказанным ею словом, ты все больше разочаровываешься в этой красоте. Только другое дело - разочарование не дает ровным счетом ничего. Ты пытаешься убедить себя, что она просто маленькая, глупая, пьяная и злится. А когда смешиваются все эти ингредиенты, человек не шибко умный. Скорее, он глупеет с каждой секундой все больше. - Хотя, если тебе так хочется радостного секса в соседней подворотне - еще не вечер, дорога, еще не вечер. - В твоей интонации такое омерзение, что можно подумать - даже за все сокровища мира, ты бы не трахнул эту жалкую девчонку, которая явно пытается опошлить то, что у тебя внутри. Чувства, которые у тебя к ней. Вот только у нее ни черта не выйдет, ты хорошо спрятал все, очень хорошо. Кроме омерзения - угроза. Будто ты не просто ее трахнешь, а сделаешь все, чтобы она запомнила, что тебя не стоит злить.
Вот только разве потом слов остановить хоть чем-то? Она говорит очень неприятные вещи, которые ты никому не прощаешь... не прощаешь, потому что зачастую не попадаешь в такие ситуации: тебе никто не нужен. Только твоя семья и работа, и вот внезапно оказалось, что еще и эта девчонка. Хотя, может действительно все не настолько страшно? Может, после этого вечера попустит. Когда она покажет себя с наихудшей стороны, а ты это все увидишь. Может, поймешь, что даже ты сам - слишком хорош для нее.
Ладонь сжимается в кулак. Действительно ты еле сдерживаешь себя, чтобы не врезать ей. Ты сам не понимаешь, что ее спасает, но ты сдерживаешь этот порыв. Вновь притягиваешь ее к себе и уже рычишь в самое ухо: - зачем ты пытаешься показаться хуже, чем есть? Хотя, что я вообще хотел от тебя, действительно? От шлюхи, которая отдается первому встречному, потому что ничего иного не умеет. Тогда, сладкая, пойдем, обслужишь меня, как умеешь. В этот раз тоже пачки сигарет и двадцатки хватит? - Она все-таки довела тебя, и ты даже не думаешь трахать ее в подворотне, ты хочешь, чтоб она испугалась. Хочешь, чтобы она кричала и звала на помощь. Самое смешное, что ты ей ничего не сделаешь, потому что она слишком сильно тебе нравится, но вот напугать - напугаешь. Потому что ты не какой-нибудь там прыщавый школьник, который боится таких ответов от девуль. И в этом заключается вся боль, ведь ты совершенно не хочешь причинять ей зла. Но какая, блять, разница, если она сама же и напрашивается на жестокость по отношению к себе?
А потом тебе прилетает пощечина... звонкая такая, болезненная. И ты даже не обижаешься на это. Просто потому, что тебе приятно осознавать - ты ее таки достал. А ничем, кроме правды в таких ситуациях и не причинить боли. Только эти слова - самое безобидное, что ее ждет сегодня вечером...
Ждало бы, ведь ты бы ее увел, если бы не голос, девичий голос, который ты уже слышал сегодня. Да, именно она пела: - Лола, все нормально? Что это за хер с тобой? - Розоволосая не жаловала мужиков, трущихся рядом с ее Ло. - Может, пообщаетесь потом? Детка, пойдем, у нас там уже все готово, а перерыв пятнадцать минут. Чувак, ты слышишь? Пообжимаетесь потом.- Вначале говоришь громко Исе: - да, секундочку, скажу пару слов на прощанье и отпущу к тебе. - А потом шепотом, чтоб слышала только Ло: - считай, что тебе повезло. Но я бы не был таким уверенным, что удача всегда будет на твоей стороне. Потому советую переосмыслить свое отношение. - Не сдержался, свободной рукой приподнял лицо Хантер за подбородок и поцеловал. Этот поцелуй не требовал ответа, он был сродни изнасилованию. - Свободна. - Пальцы разжались, отпуская свою добычу.
В этот же миг Иса переняла Лолу, как Олимпийский огонь и продолжила забег: - кто это? Все нормально? Я заметила, что тебя не стало где-то на середине первого акта... я его раньше не видела. Стремный он какой-то.

Ты же продолжаешь стоять на улице и смотреть уходящим девушкам вслед. Потом - закуришь. Стоило бы уйти домой, но ты не хочешь отпустить Лолу так быстро. Ты не можешь не разрешить себе в маленьком удовольствии - наблюдении за этой странной и совершенно ненормальной девушкой, которую ты уже наградил клеймом "твоя". Вот только ты понимаешь, что просто так ничего не будет. Но ты и не из тех, кто при первом же отказе опускает руки. Нет, ты слишком хорошо знаешь себя - если тебе чего-то хочется, то ты это получишь. Потому, докурив ты отправляешь обратно в бар, чтобы заказать себе выпивки и посмотреть за ней... чертова баба! Но, к сожалению, ты уже назвал ее своей.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/cGPjA.gif[/AVA]
[SGN]http://38.media.tumblr.com/309c780aef61fcc7c2e64dd9afe35514/tumblr_niuh4hoKkZ1t3ovw2o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-16 21:26:02)

+1

8

Возможно, ты была слишком резка. А возможно, что не была, и в дальнейшем не будешь жалеть о своих словах. Ты пока и сама не знаешь. Может быть завтра, если решишь на трезвую голову проанализировать всё, что сегодня случилось. Потому что не каждый день происходят такие ситуации. И ты можешь хоть десять раз пожелать забыть о случившемся, но это не в твоей власти. Единственный доступный способ забвения - еще большее количество алкоголя. И ты решишь, прибегнуть к нему или нет, чуть позже.
Кто-то из вас не догоняет. То ли ты, то ли он. Взаимная ругать, какие-то претензии, даже обзывательства. Слишком много для людей, которые видятся во второй раз в своей жизни. Или, может быть, в третий. В любом случае, это очень чересчур, и ты это понимаешь. Со стороны вы похожи на поссорившихся возлюбленных, а тебе так не хочется иметь что-то общее с такими ассоциациями в чужих головах.

Ему действительно удается тебя задеть. Неприятно слышать горькую правду прямо в лицо. Причем, он не сказал ни единого неправдивого слова. Ты ненавидишь, когда тебя называют шлюхой. Еще не пережила эту стадию своей жизни, и не можешь безразлично пожимать плечами на такие вот реплики. Тебе не всё равно. Наверное, ты и сама не уверена, являешься шлюхой или нет. Тебе не хочется ею быть. Ты привыкла считать, что в тебе есть что-то особенное, что отличает тебя от других таких же девушек, которые столь неразборчивы в своих связях. Но сама не знаешь, что же это такое. Не будем думать об этом прямо сегодня, да?
Замахиваешься, и ударяешь его по лицу. Со всей силы, так, что даже самой больно. Морщишься и трясешь рукой, готовая разреветься. То ли от боли, то ли от его слов, то ли от всех этой дурацкой ситуации. А может, сказываются все три фактора? В любом случае, ты уже чувствуешь болезненный комок где-то в районе горла. Вот почему ты так против общения с мужчинами, с которыми спала. Так сложно угадать, что у них в головах. И нахер тебе нужно вот такое от людей, которых ты толком не знаешь? Ты действительно могла бы вести себя нормально, пригласить выпить, пообщаться. Но правда в том, что тебе не интересно. У тебя есть друзья, ограниченный круг людей, которых ты любишь, и этого достаточно. Все любые другие контакты с людьми - пустая трата времени. Боже, да если ты будешь выпивать и задушевно общаться с каждым мужиком, с которым хоть раз спала, тебе придется поселиться в баре, и заработать алкоголизм.
Откуда-то сбоку раздается голос подруги, и тебе кажется, что ты вот-вот осядешь на пол от колоссального чувства облегчения, которое испытываешь, когда она появляется. Сама не понимаешь, почему вся эта ситуация задевает до самой глубины души. Его слишком много для тебя. Ты встречаешь его во второй раз в жизни, он даже ни разу не видел тебя трезвую, а тебе уже чертовски-чертовски много его. Чересчур.
- Иди ты нахуй, - всё, что можешь ответить ему, когда он наконец тебя отпускает. Ты не чувствуешь себя хорошо. Ощущение такое, будто вы в самом деле ругались и даже дрались. Нет, ты не устала. Ты измотана.
- Мы случайно познакомились. Да, действительно, - коротко отвечаешь, запоздало ощущая испуг. Он ведь угрожал тебе, да? Не можешь вспомнить, что он говорил дословно, но ощущения такие, будто угрожал. Тебе вдруг приходит в голову, что можно найти в сумочке двадцать долларов, пачку сигарет, и кинуть их ему в морду. Было бы неплохо набрать деньги тяжелой мелочью... Жаль, что ты подумала об этом так поздно, и уже не вернуться.

Естественно, тебе хочется забыться. Едва ты переступаешь порог клуба, как решаешь, что тебе все-таки нужно выпить. Нет, скорее даже нажраться. Этот мудак может думать всё, что ему захочется. Ты ничем ему не обязана. И в праве вести себя так, как тебе нравится. Потому что себя ты устраиваешь, и это главное.
Так что, да, ты веселишься. Пьешь, куришь, много шутишь и много смеешься. И ни на секунду тебя не отпускает это странное напряжение, которое появилось, когда ты увидела его сегодня. Он, кстати, никуда не ушел. Не ушел, как ты надеялась, а зашел следом за вами, уселся, правда, подальше, в углу. С этого самого момента тебе начало казаться, что вы играете в прятки. Потому что всё, что бы ты ни делала, не говорила и ни думала, было направлено на одну единственную цель: спрятаться. Встать так, чтобы ему было не видно, говорить так, чтобы не услышал. Не смотреть, не смотреть, не смотреть... Блять! Вот это - самое сложное. Потому что ты ежесекундно ощущаешь его тяжелый взгляд, и кажется, что он задавливает им, мешает дышать полной грудью, утягивает куда-то вниз, к полу.
Тебе приходится выпить действительно много для того, чтобы хоть ненадолго забыть о Томасе. Он испортил тебе вечер, это очевидно. Всё веселье - обыкновенная показуха, потому что ты не можешь усесться на барный стул и уныло разглядывать стеклянных стаканы, как тебе действительно хочется.
В конечно итоге, ты падаешь. В этом нет ничего удивительного, потому что в пьяном состоянии ты только и делаешь, что падаешь. Совсем другой дело - то, куда ты падаешь. А точнее, на кого... На молодого человека, достаточно симпатичного, чтобы ты могла это заметить даже в таком состоянии. Он тебя ловит и, кажется, совершенно не обижается, когда ты случайно наступаешь ему на ногу. Шутит по поводу твоей неуклюжести, и пялится. Весьма откровенно. Вообще-то, он и до этого пялился. И, может быть, упала ты не так уж случайно. Алкоголь не вылечил тебя и не избавил от этого дерьмового настроения. Хотелось вспороть себе кожу на груди, руками забраться туда внутрь, и вытащить это мерзкое-мерзкое ощущение. В силу очевидных причин, так поступить ты не могла. Но есть другие способы, намного более простые и доступные. Уже через несколько минут становится понятно, что парень (ты даже не пыталась запомнить его имя, какая нахрен разница?), не против составить тебе компанию на ночь. Иса закатывает глаза, но она уже должна была успела привыкнуть.
- Нет, на самом деле, я куда гораздо ловчее, чем кажется на первый взгляд. Нет, серьезно, я могу показать, - хихикаешь, приобнимая его за плечи, в то время как его руки скользят по твоей талии и забираются под футболку. Очень скоро оказывается, что ничего показать ты ему не успеешь. Одно короткое мгновение, и вот вместо человека ты уже обнимаешь пустоту. Всё, что остается сказать: - Ой...

несколько дней спустя.
шмотки.

Трясущимися руками достаешь из пачки сигарету и закуриваешь. Эта учеба тебя когда-нибудь доконает. Действительно сложно совмещать учебу, работу и какие-то скромные хобби. Раз в несколько недель вся эта беготня так заебывает, что всё, чего хочется - спрятаться под одеяло и лежать, не шевелясь, несколько дней напролет.
Переписывать ебучий доклад три раза - самый настоящий садизм. Но ты переписывала, несла на проверку, и каждый раз препода что-то не устраивало. Сегодня ты, как никогда раньше, была близка к тому, чтобы врезать старику промеж глаз. Потому что ему опять что-то не понравилось, даже несмотря на то, что ты приперлась к нему вечером, после занятий, потому что, видите ли, крайний срок - сегодня, и он милостиво согласился подождать до вечера. Так вот, знаете что? В пизду доклад. Выслушиваю его замечания с каменным лицом, беру сумку со стула, и так же молча выхожу. Ненавижу. Достало.
Я всего лишь на второй курсе, а так сложно. Иногда тебе кажется, что ты держишься буквально на волоске. После той драки с Руни, декан держит тебя на карандаше и ты знаешь, что вылететь из универа тебе проще, чем всем остальным. Но из чистого упрямства, чуть ли не зубами цепляешься в учебу и стараешься изо всех сил. Видимо, не достаточно.
После учебы ты должна была пойти в тир, а после встретиться с друзьями. Но ты забиваешь. Выключаешь телефон, и просто бродишь по пустынным улочкам, слушая музыку и не выпуская сигарету изо рта. Настроение поганое, ты очень и очень заебалась, так что даешь себе небольшую передышку, один вечер в абсолютном одиночестве, когда можно не притворяться веселой, и даже порыдать где-нибудь в парке, на скамеечке, разглядывая уток около воды.
Ты даже не заметила, как успело стемнеть. Так же пешком отправилась к дому, стараясь не замечать боли в ногах. Сколько ты за сегодня прошла? Наверное, больше, чем за последний месяц вместе взятый. Но тебе лучше, и это главное.

+1

9

На душе тяжело, сложно смириться, что девушка которую ты так долго искал - не хочет тебя ни видеть, ни знать. Щека еще горит от пощечины, но как раз таки это заставляет тебя улыбнуться. Ты хорошо знаешь девушек, и хорошо знаешь себя, а потому не сомневаешься - она привыкнет к тому, что ты довольно часто будешь рядом. На кой черт это нужно тебе - и сам не скажешь. Может, тебе стало одиноко? Хотя, нет, глупости какие-то. Вот только то, что она не выходит из твоей долбанной башки - напрягает.
Выпивая один стакан рома за другим, все больше хмелеешь. Тебе вообще пить противопоказано, потому что ты перестаешь себя контролировать, а это обычно ничем хорошим не заканчивается. Не может закончится и сегодня, когда ты не отпускаешь из поля зрения Лолу, которая пьет, веселится, курит, флиртует направо и налево и... все могло обойтись, если бы она не решила добить тебя каким-то хахалем. Чего-чего, а этого ты стерпеть не мог. Резко и ловко вскакиваешь со своего места и в считанные секунды, пробравшись сквозь толпу, выхватываешь этого самоубийцу. Тянешь его из бара, хотя, если уж честно, хочется въебать прям там. Парень не понимает, что происходит, как впрочем, и никто из бара. Ты взбешен, тебе хочется убивать, потому что ее никто не имеет права трогать. Никто, кроме тебя.
Вытащив несчастного на улицу, толкаешь его на асфальт, он спотыкается, падает, пытается встать, но получает ногой под ребра. Переворачивается, пытаясь защититься, и ты садишься на него сверху, начинаешь избивать: лицо в кровь, как и твои кулаки. Он пытается отбиваться, окружающие в шоке. - ЕЕ НЕЛЬЗЯ ТРОГАТЬ, МРАЗЬ. ТЫ ПОНЯЛ? НЕЛЬЗЯ. ЕЕ. ТРОГАТЬ. НИКОМУ. - Только когда его лица достиг четвертый, а то и пятый удар - кто-то понимает, что этот паренек не остановится, пока не убьет. Никому не нужен труп у бара, больше всего - охране бара. Они то первые и реагируют: оттягивают тебя от незнакомца, заламывают. Ты прекращаешь орать, только тяжело дышишь и внезапно находишь взглядом Лолу, которая, видимо, вышла посмотреть что ты будешь делать. Ты оригинальностью не отличаешься, впрочем, ей стоило понять, что он не может смотреть на то, как ее лапает кто-либо. - Отпустите, все, я не кинусь... я спокоен. - Охранник отпускает, но отгораживает собой парня. Ты знаешь - сейчас приедет скорая, с ней и полиция. Тебя вполне могут обвинить в нанесении тяжелых увечий, а вся эта срань тебе не нужна. Ты забыл об осторожности, потому что какой-то незнакомец слегка приобнял Лолу. Интересно, что бы ты сделал, поцелуй она его. Не жилец, точно.
Бару проблемы не нужны, потому охранник говорит: - Когда приедут, чтоб тебя здесь не было. Скажу, что тебя оттащили и ты скрылся с места. Окей? - Ты только киваешь и решаешь, что на этом твой вечер заканчивается. Парень побит, но жив. Максимум - сломанный нос и синяки. Но тебе плевать, даже, если бы ты его убил. Траектория ухода пролегает рядом с Ло, замираешь на миг рядом с ней: - и так будет с каждым. - Ты все еще зол, но уже можешь думать логически. Пора сматываться, иначе можно заработать проблемы. Пока идешь к машине, звонишь брату и просишь подчистить наблюдение с видеокамер бара. Тебе все равно как он это сделает: пошлет человека за записями или удалит дистанционно, но ты уверен, что не останется ни одной записи... хотя, какая разница? Даже если очень сильно хочется - его будет проблематично найти.

внешний вид
Прошло уже несколько дней, а она все никак не шла из головы. Лола. И ведь теперь ты прекрасно понимал, что шанс нормального общения сведен практически к нулю, но с собой ты ничего не мог поделать. Тебе хотелось ее видеть. Опять. Хотелось поговорить с ней. Даже извиниться. Но, ты понимал, что до извинений дело не дойдет. Когда она тебя увидит вновь, то разозлится, и разозлит тебя, а когда ты хочешь ее ударить - нормального диалога не получится. Но, даже если ты сдержишься и в этот раз, то какая разница?
Именно потому, что никакой собственно разницы и нет, ты решаешь, что все же должен ее найти. Где она обосновалась ты уже выяснил, как и где учится. А ты чертовски в этом хорош. Только главное разочарование в жизни ждет тебя еще впереди. Сейчас же, поджидая ее у дома, стоишь, куришь и чувствуешь себя немножечко маньяком. Вот только в квартире свет не загорается, вечер уже склоняется к ночи и тебе начинает казаться, что сегодня она попросту не вернется. Потому ты решаешь, что и тебе пора - завтра должно повезти больше. Идешь к остановке автобусов, сегодня ты не планировал возвращаться домой, и машину не брал. Зайдя в подворотню, где тоскливо светил лишь один фонарь, делая из этого место что-то довольно жуткое, ты видишь впереди фигуру. Вначале даже не узнаешь ее, но когда вы оказываетесь на расстоянии вытянутой руки, понимаешь, что это Лола. - А я уж думал тебя сегодня домой и не занесет. - Зачем ты прямым текстом объявляешь о том, что знаешь, где она живет - не понятно. - Провести до дома, а то вдруг еще какого маньяка встретишь? Кого-то, кроме меня. - Хорошо, что она она, иначе кто знает, что бы ты сделал. Последнее время контроль - это не твое. Ты слишком быстро выходишь из себя, особенно, если Лола делает что-то не так. Только ты еще поймешь как-нибудь потом, что она всегда и все делает не так. Но даже к этому ты привыкнешь. Даже это сможешь принять.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/cGPjA.gif[/AVA]
[SGN]http://38.media.tumblr.com/309c780aef61fcc7c2e64dd9afe35514/tumblr_niuh4hoKkZ1t3ovw2o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-17 01:34:50)

+1

10

На самом деле, это было довольно жутко. Не понимать, что происходит, выбегать из бара, стоять среди всех этих незнакомых людей, и понимать, что именно ты - причина этой драки. Зажимать рот рукой, то ли от удивления, то ли от испуга. Ты не ожидала, правда. Невольно вспоминаешь ночь, когда вы познакомились. Какое-то дежавю, разве что в этот раз он более устрашающий и яростный. Тебе кажется, что ты слышишь, как что-то хрустит под кулаками Томаса. Ты странная, но всё, что ты можешь ощущать - это любопытство. В конечном итоге, ты убираешь руки от лица и наблюдаешь за этой... хм, нет, это сложно было назвать дракой. Скорее избиение. Наблюдаешь, как люди, вдоволь насладившись представлением, все-таки решают оттащить его от паренька, на которого мне не повезло упасть. Точнее, ему не повезло, что я на него упала. И мне должно было бы быть стыдно, но нет, вины я не чувствую. Скорее интерес. И несчастный, затуманенный алкоголем мозг судорожно пытается вспомнить: кто-то другой, хоть раз за твою жизнь, проделывал нечто подобное?
Когда он уходит, бросая напоследок свою эту фразу, невольно провожаешь его взглядом. У тебя от него мороз по коже. Но ты слишком устала для того, чтобы бояться или удивляться. Всё потом. Тебе кажется, что это не последняя ваша встреча.

Воспоминания имеют свойство забываться. Воспоминания же, "записанные" в пьяную голову, имеют обыкновение не сохраняться вообще. Однако, может ты окончательно превращаешься в алкоголичку, и выпитое не оказывает должного воздействия на мозг, но воспоминания той ночи такие четкие, словно ты не пила вовсе, а весь вечер провела за столиком, сосредоточенно отмечая каждую деталь, каждое событие, чтобы всё запомнить в мельчайших подробностях.
Почему ты постоянно попадаешь в такие истории? Когда-то, год назад, ты решила, что в жизни недостаточно острых ощущений, и пыталась восполнить их просмотром всяких страшных фильмов. Так хотела почувствовать что-то действительно сильное и яркое, что Вселенная тебя услышала, и теперь не переставала радовать бесконечными сюрпризами. От которых ехала крыша. От которых хотелось спрятаться, забиться куда-то под кровать, хотя даже этого сделать ты не могла, опасаясь монстров, которые там обитали. Тебе не хочется нарушать их покой, пусть картинки в голове перемешаны, и ты не уверена, на самом деле монстры там живут, или это очередной до боли правдоподобный сон.
Не то, чтобы ты постоянно об этом думала. Но вспоминала.
Честно? Иногда тебе казалось, что ты чувствуешь на себе его взгляд. Ты начинала вертеть головой, оглядываться, но не находила, а легче от этого не становилось. Мало тебе своих собственных страхов, да? Почему бы не обзавестись еще одним, связанным с парнем, которого видела всего два раза в жизни.

В твоей голове пусто, когда ты возвращаешься домой. Музыку уже не слушаешь, хотя наушники вынуть из ушей поленилась. Решаешь срезать путь и сворачиваешь в подворотню. Абсолютно не опасаясь потенциальных насильников, воров и маньяков. Ты живешь в Сакраменто всего полтора года, но люди этого города успели так заебать тебя, что не боишься. Например, в подворотнях часто стоят мусорные баки, крышкой которых, при желании, даже хрупкая девушка может раскроить череп. Короче, да. Ты действительно очень пуглива, когда дело касается какой-нибудь выдуманной, детской херни, но совершенно бесстрашно ходишь ночами по подворотням. Оказывается, очень зря...
Кто бы мог подумать, да?
Сначала ты его даже не узнала. Ну просто идет мимо чувак, и что теперь? Но он останавливается, заговаривает, и ты останавливаешься тоже. Округляешь глаза и тупо разглядываешь его первые несколько секунд, настолько удивленная, что информация поступает в голову как-то с перебоями.
Когда до тебя наконец доходит, сердце стремительно смещается куда-то в область пяток. Ты чувствуешь, как тугой узел страха завязывается в районе живота, сверху, чуть ниже грудной клетки. - Ты знаешь, где я живу... - это не вопрос. Это констатация факта, произнесенная несколько обреченным голосом. Медленно вынимаешь наушники из ушей, вешаешь на шею. Пытаешься тянуть время. Оглядываешься по сторонам, понимая, что вы здесь совершенно одни, вокруг только пустые улицы спального района, в котором все уже давным давно дома, укладываются спать. В этот раз никто не окликнет тебя, не поможет и не уведет.
- Привет, - шумно сглатываешь, совершенно не замечая всей нелепости этого твоего "привет". Ты, наверное, должна злиться, как в тот прошлый раз. Кричать, что он тупой, и не понимает слов. Что ему было сказано свалить, но вот, он снова рядом. И теперь тебе очевидно: ваши встречи не являются совпадением. Он преследует тебя. Идет следом, выяснил, где ты живешь, целенаправленно ждет и, похоже, не собирается никуда "съебываться".
Но злиться ты на него не можешь. Ты удивлена, но ты ожидала увидеть его снова. Еще в ту ночь было ясно: твои слова для него - пусто звук. Плевать он хотел, что ты не хочешь его видеть.
- О, то есть, ты все-таки признаешь, что ты маньяк, да? - пытаюсь храбриться, но голос всё равно звучит испуганно и, ты готова поклясться, он это видит и слышит твой страх. Да что там... Он может его даже почувствовать. Точно так же, как ты ощущаешь холодные, липкие щупальца страха, растянувшиеся вдоль позвоночника.
- Если хочешь, то проводи... - отвечаешь аккуратно, делая шаг по направлению к той улице, где находится дом. Затем оглядываешь его с ног до головы, выхватывая какие-то мелкие, запоминающиеся детали внешности. Сама не понимаешь, почему хочется разглядеть его получше. Может, ты уже заранее смирилась с тем, что будешь видеть его часто? Или нет?

Замечаешь разбитые костяшки пальцев на его руке. Не можешь сдержаться, следуешь своему странному порыву, и берешь его руку, подносишь ближе к лицу, так, чтобы свет фонаря хоть немного разогнал тьму между пальцев. Несколько секунд разглядываешь еще совсем свежие болячки, затем вздыхаешь. Тебе действительно очень-очень страшно, и, как всегда происходит в такие моменты, мозг отсылает телу правильные команды. Направленные на выживание. Именно поэтому ты до сих пор не кричишь и не выебываешься. Кажешься мягкой и почти нежной, пусть второе чувство так сложно с тобой связать.
- Что ты хочешь от меня? Зачем ты здесь? - что-то подсказывает, что он не ответит на твои вопросы. Делаешь аккуратный, маленький шажок назад, снова оглядываешь улицу. В какую сторону лучше бежать? И есть ли смысл? Если перевернуть вон тот бак, то... ой, Боже ты мой, ну не сработает же, да?

+1

11

Я не лягу под ноги к тебе, никогда!
Вот так, раненый в сердце тобой буду страдать.
Я не знаю, что у тебя на уме. Да и не хочу!
За дикую радость, что даришь мне не представляю чем расплачусь.

Знаешь, моя душа рваная - вся тебе!
Пусть будешь лучше ты всегда пьяная, но ближе ко мне.

Rozhden - Знаешь

Почему она выглядит настолько напуганной? Наверное, все дело в том, что ты пялишься на нее как ненормальный. Нет, серьезно, видел бы ты себя со стороны. Легкая небритость, взъерошенные волосы, синяки под глазами, сбитые костяшки на пальцах. Хорошо еще, что одежда чистая, иначе тебя с легкостью можно было бы спутать с бомжом. Внутренне - ты чертовски устал, потому как последние несколько дней почти не спал, а когда удавалось уснуть - ты видел один и тот же сон. Будто бы Иса не пришла и ты избил не того паренька, а Ло. В общем-то ты не уверен, действительно ли бил незнакомца. Тебе нельзя пить, ощущение реальности покидает тебя полностью и ты творишь просто неописуемые вещи. Делаешь то, о чем потом можешь пожалеть, если вспомнишь, если осознаешь свою вину. Увидеть Лолу ты хотел еще и потому, что не был уверен, что она не пострадала. Тебе бы очень не хотелось во вторую встречу ненароком прибить девушку, которая поселилась в твоей голове.
Облегчение, действительно ты чувствуешь нереальное облегчение, когда видишь перед собой вполне себе здоровую и невредимую пассию. - А ты, я смотрю, учишься. - Твой голос почти мягок, и, видимо по всему, в твоем понимании - это тоже означает привет. А еще, что рад ее видеть. И, конечно же, что приятно слышать в этот раз не весь тот бред, что она говорила по-пьяни. - Как видишь, кажется, ты все же была права и я маньяк. Твой персональный. - Если бы это не звучало так жутко, что можно было бы даже умилиться. Вот только ты действительно не дружишь с головой последнее время.
Наверное, все же Ло очень страшно, потому что она постоянно оглядывается по-сторонам, говорит очень аккуратно и соглашается. Она ведь даже не хамит. Это почти приятно. - Хочу... - ты неосознанно занимаешь рядом с ней такое положение, чтобы пресечь любую попытку побега. Ты не хочешь ее ранить, и пока она готова на диалог с тобой, ты не собираешься упускать эту возможность. - Почему ты вообще шляешься так поздно одна? - А ведь ты действительно волнуешься за нее, как тогда, когда она поранилась.
Сделав, может, шага два, вы останавливаетесь: она зачем-то берет твою ладонь и тебе становится неловко. Ты не хочешь, чтобы она рассматривала твою руку. Хочется спрятать, будто совершил что-то плохое, будто ты действительно бил этой рукой ее. Но почему-то мучаешься только внутренне, внешне же остаешься невозмутимым и позволяешь ей держать твою руку, даже слегка сжимаешь ее пальцы, словно не по своей воле, а нервно. Хотя, с тобой не исключено. - Я здесь, потому что хотел с тобой увидеться. - Нет, вы не играете в игру "самый дебильный и логичный ответ на такой же вопрос", но получается как-то так. Или, может, скажешь, что думал, что побил ее? - Наверное, я хотел извиниться. Я напугал тебя в баре? - Сжимаешь ее ладонь и возобновляешь эту долгую дорогу, которую вы уже могли преодолеть и прощаться, если бы не останавливались каждые три метра. - Зато теперь ты знаешь, почему зачастую я не пью. Я и так дурной. - В голосе слышна улыбка, но вряд ли она ее увидела, вы прошли уже довольно далеко от фонаря и продолжали путь по темной улице. Очень хотелось, чтобы она жила, как можно дальше отсюда, но ты знаешь сколько шагов от подворотни до подъезда. Останавливаешься как-то слишком внезапно, поворачиваешься к Ло, кладешь поверх ее руки свою вторую, накрывая сверху. Это почти романтично, если бы Ло не знала, на что ты способен. - Давай покурим? Это не все, что я хотел тебе сказать. - К сожалению, тебе действительно не плевать, что она думает о той ночи, и событиях в баре.
Отпустив ее руки, но все еще держа ее в поле зрения, достаешь сигарету и подкуриваешь. Тебе куда легче говорить и думать, когда можно скрыться за пеленой дыма. Только, тебе совершенно не хочется выглядеть слабым перед ней, потому что это сейчас тебе жаль, в тот вечер ты не сожалел, а считал, что эта сучка получила по заслугам... и тот мужик тоже. - Как бы странно это не звучало... - прокручивая слова в сознании понимаешь, что это звучит слишком странно и ненормально, потому ты даже перед собой не можешь в этом сознаться. Не то, что сказать ей. - Не важно... Ты живешь одна? - Нет, ты не напрашиваешься в гости, скорее пытаешься увести разговор от своих странных мыслей. Ты не хочешь быть с нею откровенным, потому как единственное, что она сделает - так это посмеется над тобой. Но ведь ты ничем не заслужил подобной реакции. Ты не виноват, что однажды увидел ее и не смог забыть.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/5BhLC.gif[/AVA]
[SGN]http://38.media.tumblr.com/c09132bb29132448f3f63a47edabdbf4/tumblr_n5fqz2TRJM1qzeweeo7_r3_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-17 07:41:20)

+1

12

Ты замечаешь, что он выглядит несколько хуже, чем пару дней назад. Хотя, слово "хуже" не совсем верное. Ты не видишь ничего плохого в том, чтобы у мужчины была щетина, не находишь страшными синяки под глазами, и уж тем более не жалуешь аккуратные, зализанные прически. Он выглядит... наверное, по-другому. Каким-то уставшим. Помятым. На кой черт тебе это замечать, не понятно, но ты разглядываешь его, практически пялишься, и со стороны вы наверняка выглядите забавно. Такими очень внимательными друг к другу.
У мужчин всё сложнее. Если девушка чувствует себя уставшей, она нанесет лишний слой косметики, оденется как-нибудь удачно, подберет цвета, чтобы выгодно смотрелся цвет кожи. И отражение в зеркале преображается, пусть и так сложно подделать жизнь в глазах. Если, конечно, девушке не наплевать. Вот как тебе. Жизнь, представляющая собой череду событий, каждое из которых направлено на то, чтобы испытать крепость нервов... Можно называть это насыщенностью. Удачей, или невезением. Но рано или поздно от этого устаешь. Как ты сейчас. И, может быть, внутренне ваши ощущения несколько схожи. Разве что, любви ты не испытываешь. Или что это вообще?

- Да... Надо же чем-то скрадывать время между перепихонами за мелочь и сигареты, - язвишь, но делаешь это беззлобно. Просто ты так устроена. Язвительные реплики рождаются в твоей голове, и выскакиваю изо рта до того, как ты успеваешь себя проконтролировать. Язвительность - неотъемлемая часть тебя, качество, которое так злит людей, и от которого ты действительно часто страдаешь. Но от этого никуда не деться. И если он собираешь и дальше тебя преследовать, ему придется с этим смириться.
- Ты знаешь, что я учусь, - подытоживаешь, и как будто перечисляешь вещи, которые он о тебе знает. Уже слишком много для незнакомца из другого города. Складываешь руки на груди, невольно закрываясь от него. Ты, вообще-то, не скрываешь, где учишься и где живешь. Все друзья знают, многие знакомые знают. Но вопрос в том, как они узнали эту информацию. Всё нормально, если рассказала ты. Если же эта информация появляется из ниоткуда, тебя это пугает. Да и кого бы не напугало? Третий раз в жизни видишь человека, никогда ничего о себе не рассказывала, а он уже знает где ты живешь и учишься. Хотя, может ты торопишься?
- И где учусь, небось, тоже знаешь?
Хмуришься, внезапно внимательнее вглядываясь в его лицо. А где работаешь, тоже знает? Его реакция на того мужчину в баре была такой странной и яростной, что он бы наверняка как-то прокомментировал работу в порно, да? Смотришь несколько секунд ему в глаза, не отрываясь, а затем решаешь, что нет, он не знает. Не мог знать. На этой неделе ты не работала, у тебя мини-отпуск, потому что в студии проводят какие-то санитарные работы, или что-то в этом роде. Тебе не интересно.

- Потому что могу, наверное. Это не самое позднее время, когда я шляюсь, - последнее слово ты произносишь один в один такой же интонацией, какой произнес он. Дразнишься, потому что слово как-то очень режет тебе слух. Шляешься. Ничего подобного ты не делаешь. Ты, блин, гуляешь! Ну или, на крайний случай, просто ходишь.
- Нет, не очень. Меня вообще напугать сложно, - это твой стандартный ответ, ведь ты, девушка, которая, по всей видимости, скоро начнет боятся собственной тени, терпеть не можешь признаваться в этой своей слабости. Потому что она слишком навязчивая, отравляющая жизнь. Слишком глупая. Как вообще можно так жить? Бояться всякой херни. Поэтому ты врешь. Хотя, если честно, в момент драки ты и правда не была напугана. А вот от "и так будет с каждым" было очень не по себе.
Вы снова останавливаетесь. Это становится забавным. Страх потихоньку отпускает, потому что Томас ведет себя весьма мирно, и совсем не похож на человека, который может избить кого-то до смерти. И всё же, вот они, болячки на костяшках. Невольно ухмыляешься, понимая, что для остановки он выбрал самое темное место этого переулка. Тебе почти не видно его, ярко тлеет кончик сигареты. Ты закуриваешь тоже, чуть щуришься, пытаясь его все-таки видеть.
Нет, сбегать - не вариант. Раз уж вы сегодня такие спокойные и мирные, может, получится поговорить нормально? В смысле... Да, ты вела себя, как мерзкая стерва. Но оправдываешь себя алкоголем. И всё же по прежнему считаешь, что ему не место рядом с тобой, но можешь попытаться объяснить это спокойнее, без мата и посылов нахуй.
В этот раз он осторожнее. Может быть ожидает, что ты снова взорвешься и начнешь орать благим матом, посылая его в далекие дали? В тот раз он был более уверенный, нахрапистым. Касался тебя, притягивал ближе, словно в самом деле соскучился и был рад встрече. Это же странно, да? Это очень-очень странно...
Начинает говорить, но потом резко меняет тему. Как будто мнется.
Ты не тупая, и понимаешь, что он пытается сказать что-то серьезное. Даже догадываешься, что именно. Какие-нибудь ванильно-сладкие сопли про то, что это любовь с первого взгляда, я люблю тебя, давай ходить за ручку, на пикники в лес, на свидания, давай встречаться. На несколько секунд прикрываешь глаза, втягиваешь в себя сигаретный дым, попутно собирая слова в своей голове в предложения.
- Слушай... Я типа понимаю, что происходит. Но это не сработает, - ты машешь рукой, указывая на него и на себя, под "этим" имея ввиду вас двоих, и ваши потенциальные отношения, которые ты, с безразличностью палача, пытаешься убить еще в зародыше. Однако едва ли он может разглядеть это движение в темноте. - Мне жаль, что всё так вышло. Но честное слово, я не отношусь к тому типу девушек, в которых следует влюбляться. Тебе не стоило тогда подходить ко мне в клубе, - ты говоришь про вашу первую ночь. - Правда, не стоило. Тогда бы ничего этого ни было, и у нас обоих всё было бы так же отлично, как и раньше. И не стоило подходить ко мне здесь, в Сакраменто. Даже не знаю... Тебе лучше держаться от меня подальше, понимаешь? Держись. от меня. подальше, - последнюю фразу ты проговариваешь медленно, с нажимом, словно пытаясь вложить эту мысль ему в голове. Так просто будет лучше.
Делаешь шаг назад, затягиваясь в последний раз, и окурок летит куда-то в сторону стены. Ты не можешь и дальше тут стоять. Пора домой.

+1

13

Не утруждаешь себя отвечать на вопросы, которые и так логичны. Конечно, выяснил все, что подразумевало хоть какую-то легальность. Счастье, что не стал копать глубже, пытаясь найти какие-то тайны, ведь - как бы ты отреагировал на ее работу, к примеру? Блаженно неведение.
Храбрится, и ты улыбаешься от этого. Посмотрите на нее, не испугалась. В общем-то, ты хочешь ей верить, потому проверять насколько правдивы ее слова не собираешься. А, собственно, зачем? Она уже взрослая девочка и если сама выбирает страх, обычному признанию - ее дело. Ты не собираешься навязывать свою помочь там, где она не нужна. В конце-концов ты ей не отец или брат, а если исходить из ее рассуждений, то ты ей вообще никто. И плевать, что ты с этим мнением не согласен. Но пока она скорее права, чем нет, а свои желания пока оставь при себе.
Понемногу привыкаешь не реагировать на ее злобные и язвительные высказывания, понимая, что это всего лишь защитная реакция. И хочешь-не хочешь, но у каждого она своя. Тут уж либо пробиться, либо она пропустит сама. Хорошо, что у тебя хватает терпения ждать.
Когда Ло начинает свою душещипательную речь о том, что у них ничего не получится, о том как ей жаль и много-много другого забавного, и несколько неприятного, ты лишь удивленно приподнимаешь бровь. Нет, конечно, ты предполагал, что тебя поймут не так, как должны были, но даже это было слишком. - Ты не понимаешь. - Пытаясь остановить поток ее слов и неверных суждений, но она продолжает даже не слушая тебя, нарисовав в своем подсознании влюбленного мальчишку. А, ведь, даже если ты и влюбился, это не та из причин, почему ты здесь.
Когда она наконец-то заканчивает свой монолог, когда собирается уйти, оставив тебя в этой темноте, ты не позволяешь: цепляешь ее руку, чуть выше локтя и притягиваешь к себе. В этом твоем движении ни капли былой нежности или заботы. Движение скорее грубое и по-хозяйски уверенное. - Лола, ты не поняла. Я не влюбленный мальчик, который собирается таскаться за тобой и бить всех направо и налево из-за того, что ты мне не даешь. - Получается несколько жестче, чем ты хотел. Интонации, да и голос какие-то уж слишком угрожающие. Ты не хотел, правда. Просто ты не любишь, когда твои действия расценивают неправильно и рисуют какую-то нелепую фантазию, вместо истинного тебя. - Я не могу держаться от тебя подальше. Меня к тебе тянет. И это началось не тогда, в баре. Ты как опухоль в моей голове: засела и зудишь, напоминаешь о себе. Даже если ты очень сильно попросишь: я никуда не денусь. Смирись, что ли. - Вот только и это не все, что тебе хочется сказать. А раз уж она все равно считает тебя каким-то доморощенным романтиком, ты решаешься на те слова, которые крутились на языке последние минуты: - я никому не дам тебя в обиду, понимаешь? И я не хочу видеть, как все это мудачье пользуется тобой. Не хочу, потому я не подпущу к тебе никого, они не достойны даже землю жрать по которой ты ходила. - "Я убил бы любого, кто хотя бы подумал о тебе плохо..." Ты держишь ее крепко, наверное, понимая, что после этого разговора тебе придется на какое-то время пропасть. Уйти в работу, попытаться отвлечься. Рядом с нею ты теряешь голову, а тебе нужно оставаться спокойным и внимательным. - Но и я тоже не достоин... и я, обещаю, убью любого, кто заставит тебя плакать. - Разжимаешь пальцы. Собственно, это все, что ты хотел сказать. А теперь хочет - пусть уходит. Отсюда хорошо просматривается путь к подъезду и ты постоишь в этой уютной темноте до тех пор, пока в окнах не зажжется свет. Все же хорошо, что сегодня не стоило кричать, чтоб тебя услышали. Вот только поняла ли она?
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i421/1507/95/c95dc47a7804.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/45783259cb392da8309167c488ce145a/tumblr_ne951286uJ1smcqr3o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2015-07-17 22:58:44)

+1

14

Ты действительно не понимаешь. Никогда не могла понять, насколько глубокими и сложными могут быть отношения между двумя людьми. Для тебя все отношения просты и поверхностны. Тебе не понять, почему один человек не выходит из головы у другого. Почему снится, почему выглядывает из каждой зеркальной поверхности по пути, и видится в прохожих. Тебе не понять, почему один человек преследует другого, с упорством маньяка, невзирая на сложности, упреки и несогласие. Для тебя всё, что ты не можешь понять - является любовью. Совершенно чужое, непонятное чувство.
Поэтому, да, ты не будешь ему перечить хотя бы в этом. Тебе интересно. Пусть попытается объяснить.

- Ну вот опять, - выдыхаешь едва слышно, совершенно не удивляясь его ладони на своей руке. Подобное поведение становится уже нормой в ваших отношениях, входит в привычку. Раз за разом ты отталкиваешь и пытаешься уйти, а он упорно не отпускает и притягивает к себе всё ближе. Отношения... Ну вот, приплыли. Ты уже в собственной голове называешь ваше общение отношениями, хотя так упорно прогоняешь его раз за разом. Ты не знаешь, что такого в этом Томасе, что он делает и что говорит, но это определенно действует. Работает на него. В глубине души, еще совершенно неосознанно, ты опасаешься: он продолжит делать это, и в конце концов добьется своего. Тебе кажется, что в этом случае он окажется победителем, а ты - проигравшей. Маленькой наивной девочкой, которая с самого начала не понимала, что именно судьба вложила ей в руки.
Разумеется, ты напрягаешься. Молчишь и внимательно слушаешь, отчего-то не решаясь поднять глаза и взглянуть в лицо. Смотришь в сторону, совершенно отрешенно, и может даже показаться, что слушаешь, но не слышишь. Это не так. Просто это... сложно. Одно навалилось на второе, затем на третье, и вот ты уже не понимаешь, что творится в твоей голове, в душе и в сердце. Что бы это ни было, ты устала. От всего. Кажется, что даже от Томаса устала, хоть и не его видела пару дней.
Он не признается в любви и не зовет на свидание. Его голос не звучит приятно и ласково. Не то, чтобы ты рассчитывала на сладостные речи и признания, но... наверное, просто запуталась. Уже сама не понимаешь, что ожидала от него. И оправдал ли ожидания?
Лучше бы он признался тебе в любви. Это было бы хотя бы понятно и не страшно. Закрываешь глаза, прислушиваясь к этому низкому голосу, от которого у тебя мороз по коже. В Калифорнии жаркое лето, даже по ночам в легкой одежде невозможно замерзнуть. А тебе внезапно холодно, и как-то тяжело на душе. Будто тебя сдавливают тисками, опутывают чем-то тяжелым, и тело вдруг такое громоздкое, так много весит, тянет к земле, и очень хочется осесть на землю. Сколько раз ты повторила, что не хочешь его, и что он не нужен? Любому человеку было бы уже, наверное, достаточно. У любого другого бы уже закрались сомнения: а может не судьба? Может действительно стоит отпустить и забыть? Но только у него. Его голос - квинтэссенция уверенности и упорства. У тебя словно открываются глаза. Он действительно никуда не денется. Он не оставляет тебе иного выбора, кроме как смириться.
Почему ты? Почему я? Разве это не забавно? Девушке, которая превыше всего ценит свободу, так чертовски сильно ею озабочена, и так сильно ею дорожит, встретить его. Человека, которые не оставляет и не будет оставлять выбора. Какой-то ебаный рок. Или пиздец. А может и то, и то.

Дальше интереснее. Ты наконец решаешься поднять на него глаза, несколько ошарашенная тем, как он тебя видит. Ты не прав... Отрицательных качеств в тебе намного больше, чем положительных. Однако тяжесть отрицательных практически полностью перекрывает всё хорошее. Ты ничего не знаешь! Тебе неловко. Ты не привыкла считаться с парнями. Нет, ты не пользуешься ими в том смысле, в каком женщины обычно пользуются мужчинами. Тебе плевать на деньги, не нужны подарки и украшения. Ты получаешь долю такого желанного внимания к собственной персоне, а затем оставляешь мужчину позади себя, уже не испытывая интереса. Ты не считаешь себя хуже или лучше. Не смотришь с этой стороны, а потому тебе странно и почти неприятно. Мысль о том, что кто-то недостоин жрать землю под твоими ногами... Ох, нет, это же совсем не так. Откуда ты такой взялся?
Он не подпустит к тебе никого. Это не честно. Ты хочешь сама выбирать, что тебе делать и с кем общаться. Сама выбирать, сама принимать решения. Только свои собственные, вечно спонтанные и непредсказуемые. Даже глупые. Но свои.
Мысленно содрогаешься от его последней реплики, опускаешь голову и сверлишь взглядом асфальт, который даже не видно толком. У тебя ощущение, что ты вот-вот разрыдаешься. Это слишком для тебя. Слишком много, слишком сильно, слишком туго. Ты просто не можешь подобраться правильный слова, всё утыкается в эти "слишком" и "чересчур".
Какое-то время ты просто стоишь. Ты любишь понимать, что происходит вокруг, не не слишком любишь задумываться и анализировать. Именно поэтому предпочитаешь простые чувства, когда всё понятно с самого начала. Сейчас всё совсем по-другому. Ты не понимаешь, почему не уходишь, когда он уже тебя отпустил. Тебе просто так хочется. Почти целую минуту не шевелишься, не поднимаешь головы, не смотришь на него. Слегка раскачиваешься, твердо стоишь на земле, но ощущаешь себя человеком, который куда-то падает. Похоже, что перевариваешь всё сказанное им. Снова и снова прокручиваешь у себя в голове его реплики, каждый раз ужасаясь, удивляясь, но и заинтересовываясь всё сильнее.
Тебе нечего ему сказать. И потому, когда наваждения пропадает, ты поправляешь сумку и идешь к подъезду, изо всех сил стараясь не оглядываться. Звонит телефон, это Иса. - Да, привет. Нет, еще не дома, вот сейчас буду заходить. А... О... Хорошо. Развлекайтесь, - ты не изменилась в голосе, но изменилась в лице. Конечно же, расстроена. Иса не придет сегодня ночевать, ты остаешься одна, и как будто вся тяжесть этого мира наваливается тебе на плечи. На ватных ногах доходишь до двери подъезда, но затем вдруг сворачиваешь и идешь ко скамеечке под окнами.
Нет, про тебя нельзя сказать, что ты поломана. Скорее, надломлена и испещрена мелкими трещенками. Иногда у тебя всё хорошо, а иногда так, что хуже не придумать. Во втором случае, кошмары преследуют тебя чаще обычного, они более правдоподобны, и к середине ночи ты обычно перестаешь различать, где сон, а где реальность. Начинаются самые страшные часы твоей жизни, когда тебе плохо, и когда ты одна в пустой, темной квартире. Но тебе не хочется тревожить подругу своими заебами. Вы же уже взрослые девочки, так? Ты должна, и даже обязана спокойно переносить ночи одиночества даже в такие дни, когда всё более чем хреново.

Усаживаешься на скамейку, подтягивая коленки к груди. Достаешь сигареты, краем сознания радуясь тому, что у тебя их целая, почти не начатая пачка. Потому что этой ночью они понадобятся тебе все до единой. Не уходишь домой, просто сидишь и куришь, потому что на улице переносить это удушающее одиночество как-то проще. Самый пиздец начинается тогда, когда вокруг тебя стены и тишина.
Ты так увлечена собственными мыслями и хуевыми ощущениями, что напрочь забываешь про Томаса. Ты думала, что он ушел, но когда второй бычок от сигареты улетает куда-то в кусты, он появляется и садится рядом. Не смотришь на него, но внезапно испытываешь облегчение. Сегодня ночью любая компания будет в радость, даже если это человек, которого ты уже раза три или четыре послала.
- Нет, я не живу одна. С подругой. Ты её видел, с розовыми волосами, - ты внезапно вспоминаешь, что он спрашивал, и не менее внезапно решаешь ответить. - Она сегодня не придет домой, - наверное, тебе не стоило бы рассказывать такие вещи человеку, который успел назвать себя твоим собственным маньяком. Но ты ничего не можешь с собой поделать. Тебе хочется разговаривать. Тебе нужно как-то заглушить эти мрачные мысли в голове.
- А я просто... не люблю быть одна, наверное, - все-таки произносишь это, и пока одна часть тебя рвет и мечет из-за такой внезапной откровенности, вторая заставляет задрать голову и попытаться заглянуть в темные окна твоей квартиры. От одного взгляда на эти прямоугольники с зияющей, прозрачной пустотой внутри, всё внутри испуганно сжимается. И ты ненавидешь себя в тридцать пять раз сильнее, когда спрашиваешь: - Ты не хочешь зайти? - вот она ты, во всей своей красе, встречайте. Та самая Лола, которая прогоняет человека и говорит, что не хочет его видеть, а спустя пятнадцать минут приглашает его к себе в квартиру. Но он ведь всё равно не уходит, да? Так чего добру зря пропадать...

+1

15

Говоря все эти слова, ты почему-то забываешь, что скорее ее придется беречь от тебя самого. Ведь ты псих, когда дело касается того, что считаешь своим, а раз она умудрилась попасть в твое понимание своего, то ей можно только посочувствовать. Но об этом ты сейчас не думаешь, возможно, когда все же произойдет действительно что-то ужасное, за что тебе будет хотеться вымолить у нее прощение, ты и подумаешь об этом. Но пока ты лишь смотришь в след этой беспокойной девице и куришь. Тебе было бы куда спокойней, доведи ты ее до самой двери. Но сегодня с нее достаточно твоего внимания. Она казалась настолько ошарашенной, пока почти минуту стояла рядом с тобой, молчала, будто желая о чем-то спросить, но при этом и не находя нужных правильных слов. Ты не винил ее в этом, прекрасно понимал, что с подобными откровениями справиться довольно проблематично. Особенно, если ты молоденькая девушка и тебе в общем-то не хочется сейчас каких-либо ограничений. Только и ты ей ничего не предлагал, только ставил перед фактом того, что ее ждет впереди. Ты, к сожалению, обычный человек, потому защитить от всех - не сможешь, но очень постараешься.
Лоле кто-то звонит, до тебя доносится ее голос, и она не заходит в подъезд, а сворачивает в сторону. Присаживается на лавочку и начинает курить. А ты, идиот, не можешь ее вот так оставить. Ночью слишком опасно, особенно, когда ты молодая красивая девушка. Выкурив еще, наверное, две, понимаешь, что она видимо никуда не собирается уходить, тебе же стоять уже надоело. Потому молча подходишь к ней, присаживаешься рядом. Ты не произносишь ни звука, хотя бы для того, чтобы она не передумала и не решила, что твоя компания ей сейчас не нужна.
В этот раз нарушает молчание Ло, смотрит на тебя своими безумно красивыми глазами, которые бы ты с удовольствием унес бы с собой, и отвечает на вопрос, о котором ты и сам уже забыл. - Музыкантша... - тихо говоришь будто бы себе, а потом более громко спрашиваешь: - твоя подруга? - Она мало похожа на сестру, но если вспомнить вашу семейку, то все возможно.
И это внезапное откровение, звучащее из уст Лолы получается настолько приятным. Она впервые призналась тебе в том, что она не всесильна и тоже имеет страхи. Хоть и не называет вещи своими именами, но ты понимаешь ее и не требуешь никаких объяснений. Быть может, она и правда не любит одиночества, потому и тащит в свою постель каждого встречного. Впрочем, ты стараешься об этом больше не думать. Больше не будет никого, тебе бы очень этого хотелось.
- Давай я провожу тебя до двери, а там если захочешь - повторишь свой вопрос. - Какие-то аспекты ее жизни ты уважаешь. Например, право личного пространства, если в него не вторгается никто другой. Да и пользоваться ситуацией тебе не хочется. Ты бы с удовольствием действительно просто побыл с нею рядом. Поговорил, послушал, посмотрел на нее. Обнял бы ее... и кто-то сейчас мог бы уличить тебя в проявлении слишком сильных чувств, если бы кто-то, кроме вас двоих, здесь был. Кто-то, кому до этого было бы дело.

Замираете на лестничной площадке. В подъезде лампочки горят через этаж, на вашем - ее нет. Полумрак и вы вдвоем. Как же не хочется заходить внутрь, включать свет, пить чай. Нет, тебе так хочется обнять ее, прижать к себе и так простоять до утра. Просто дышать, греться о тепло ее тела, и притворится потом, что ничего этого не было. Но она уже копошится в замке, а тебе все же стоит уйти. Подавшись какому-то порыву, поворачиваешь Лолу к себе лицом, как там, возле бара, целуешь, прижимая одной рукой к себе, второй - держа ее подборок и тихо спрашиваешь: - зачем ты зовешь меня к себе? Чтобы завтра опять послать? - И ведь в этом вопросе куда больше, чем может показаться. Он скорее спрашивает Ло о том, готова ли она будет утром остаться, а не сбежать, как в первую их встречу. Ему бы очень не хотелось проснуться утром в чужой пустой квартире.

[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/RdD2o.gif[/AVA]
[SGN]http://31.media.tumblr.com/9aaddc79ba733148ed7bffdbe175ae30/tumblr_n5fqz2TRJM1qzeweeo4_r1_250.gif[/SGN]

+1

16

Ты выдерживаешь небольшую паузу, в коем-то веке размышляя над ответами. Открываешь рот, уже собираясь назвать Ису своей девушкой. Ну знаете, просто так. Из-за чувства внутреннего противоречия, и странной любви нести хуйню. Но в последний момент решаешь, что это плохая идея, поэтому: - Да. Лучшая.
Это пиздец, как странно, но теперь тебе даже немного страшно, что ты оттолкнешь его словами, и он уйдет. Ты была смелой и самодостаточной, когда знала, что дома тебя кто-то ждет.
На самом деле, у тебя действительно много страхов. Однако самым главным является страх одиночества. Что довольно внезапно, если наблюдать за тобой и твоей жизнью со стороны. Вообще, боязнь одиночества - весьма распространенный страх. Однако ты вышла на новый его уровень. Для тебя одиночество не ограничивается просто тоской и ощущением пустоты в груди. Для тебя оно материально. Темное и липкое, опутывает со всех сторон, перемешивает мысли, чудит с головой и не дает дышать. Откуда это в тебе? Такой действительно сильный страх остаться одной и быть одной.
Как у любого больного человека, а у тебя это была скорее болезнь, случались времена, когда всё было хорошо. Но случались и обострения, как сегодня. Обострения тоже были разных уровней, каждый со своим заебом. Вот как сегодня. Начальная стадия пиздеца, когда ты еще не погрузилась в него с головой, но уже начинаешь чувствовать его где-то на уровне лица, и вот-вот начнешь захлебываться. Угораздило же Ису уйти именно сегодня...

Ты морщишься, закрываешь глаза и стискиваешь зубы. Он не соглашается сразу, и это раздражает. Тебе действительно сложно было переступить через себя и пригласить его. В любой другой день, либо, если бы Иса была дома, ты бы не сделала его. Но теперь у тебя просто нет выбора. Либо, когда вы подниметесь, сделать еще одно мучительное усилие над собой, и снова его пригласить, либо провести несколько минут в удушающей темноте квартиры, а затем, когда он уйдет, отправиться на поиски какой-то другой компании. Неважно какой именно, всё, что угодно, лишь бы не квартира.
Пока вы поднимаетесь наверх, ты пытаешься думать о том, что он не сделал тебе ничего плохого. Да, тебя иногда бросает в дрожь от того, как он смотрит и как говорит. Да, он в некотором роде сужает пространство вокруг себя. Но если вспомнить вашу первую ночь, он ведь был не так уж и плох. Нормальный, даже заботливый и приятный. Ты накручиваешь вокруг него флёр из приятных воспоминаний, чтобы не быть такой уж злобной, неприятной стервой. Потому что, если ты будешь, он уйдет. А тебе бы этого очень не хотелось. Ты делаешь это всё только для себя.
И с твой стороны это просто невероятно эгоистично. Ты не думаешь о том, как он воспримет этого. Что это может дать ему какую-то надежду, что ему будет приятно провести с тобой ночь, и настолько же неприятно встретить утро, когда ты, скорее всего, станешь холодной и злой, словами выталкивая его из своей квартиры. Тебе на всё это совершенно наплевать. Его чувства, его... зависимость, если ему хочется чувствовать это так, - исключительно его проблема. Тебе ничего не стоит повторить всё, что ты говорила ему до этого, утром, когда ночь пройдет, и необходимость в человеке рядом пропадет.

Ты цепляешься за него так, будто от этого зависит твоя жизнь. Вокруг темно, и у тебя уже появилось ощущение, что удавка затягивается у тебя за шее. Это пиздец как странно, но ты, похоже, готова впасть то ли в истерику, то ли в панику, потому что сердце стучит в груди, как отбойный молоток, и ты так же ощущаешь его стук в висках. На самом деле, это хорошая возможность для него взглянуть на тебя настоящую. Не пьяную девочку, которая без остановки смеется и танцует на столах, а вот такую, пиздецки странную, с гигантскими, размером с динозавра, тараканами в голове. Ты сжимаешь в ладонях его футболку и жмешься к нему, испытывая страх пополам со стыдом. Со стыдом, потому что ощущение такое, что вот-вот разревешься. И это будет так неловко, странно и стыдно, что даже думать об этом не хочется...
Тебе не хочется говорить, но он задает вопросы. Ты судорожно пытаешься придумать подходящий ответ, но в голову ничего не приходит. И потому ты делаешь первое, что приходит в голову, что кажется правильным и нужным. Целуешь его снова, сокращая расстояние между губами и не давая говорить. Позади вас, в сантиметрах, может быть, тридцати, находится стенка, и ты даешь шаг вперед, одной рукой упираясь ему в грудь так, чтобы он отступил назад и уперся в неё спиной. Тебе тоже не хочется заходить в квартиру, и ты бы тоже с удовольствием простояла вот так до самого утра. Поэтому ты не отпускаешь его несколько долгих минут, терзая ваши губы. Затем опускаешь голову и утыкаешься лицом ему в грудь. Глубоко дышишь, потому что да, тебе нравится, как он пахнет, но боишься открыть глаза, и всё так же цепко держишься руками за его футболку. Наверное, тебя потряхивает. Наверное, он это чувствует. И тебе совершенно точно стыдно за это, но ты ничего не можешь поделать с собой и своей глупой головой. Надеешься, что такой ответ его удовлетворил, и он не уйдет.

Но вы же не можете стоять так действительно до утра, да? Поэтому ты всё-таки отстраняешься, и открываешь дверь. Правда, не заходишь сразу. Несколько секунд стоишь на пороге, словно боишься зайти внутрь, и напряженно всматриваешься в темноту. В коридоре нет ни одного окна, только двери в закрытые комнаты. Поэтому темно так, что можно глаза выколоть. И тебе приходится собрать всё своё мужество для того, чтобы сделать шаг в эту темноту, и провести рукой по стенке, в поисках выключателя. Перед этим делаешь глубокий вдох, словно ныряльщик перед прыжком в воду. Тебе хочется взять Томаса за руку, но это как-то слишком тупо... Эти короткие секунды, пока ты погружена в темноту, и все ощущения сосредотачиваются на шершавой стене под пальцами, изо всех сил пытаешься убедить себя в том, что там впереди никого нет. И всё это, несмотря на то, что ты не одна, а с Томасом. Что было бы без него? Ты даже думать об этом не желаешь.
Загорается свет, становится чуть лучше. Ты оставляешь сумку на подставке для обуви, и проходишь вглубь квартиры. Тебе сложнее, чем может показаться. Заставляешь себя идти, а была бы одна, наверное, осталось бы прямо тут, у двери. Направляешь в сторону кухни, и продолжаешь вести себя странно. Зажигаешь свет, и включаешь каждый светильник, каждую лампочку на своем пути, планомерно обходя квартиру, и пытаясь изгнать из неё даже самые маленькие тени. Конечно, тебе это не удается, но в квартире становится действительно светло, даже слишком, и к тебе возвращается способность думать о чем-то кроме темноты и того, что в ней прячется. Тебе становится стыдно еще и за твой внезапный порыв там, на лестничной площадке. Просто блеск...
Замираешь около холодильника, ковыряешь пальцем котенка на магнитике, и не знаешь, куда себя деть. Господи, но почему тебе нужно быть настолько ебанутой?
Нельзя вот так просто стоять, да? Нужно что-то делать, создавать видимость нормальности. Обводишь взглядом комнату и останаливаешь его на столике, заставленном бутылками с алкоголем самых разных видов. Невольно усмехаешься: - Это же первый раз, когда ты видишь меня трезвой, да? И находишь такой пиздецки ебанутой.
На всякий случай, включаешь чайник. Да, ты пригласила его, вот он тут, в твоей квартире. Дальше что? Ты мнешься, в задумчивости почесывая голову. Как-то неловко улыбаешься. - Ну... Что будем делать...?

+1

17

Незаметно даже для себя самого, но постепенно ты проникаешь в ее жизнь, как если бы вы были обычными людьми. Хотя, какие уж здесь могут быть нормальные отношения, когда ты, увидев ее всего лишь раз, построил идеальный образ человека, непогрешимого, чтобы она не сделала. Чтобы не сказала - тебе ли, кому-то еще. Наверное, все дело в том, что она напомнила тебе о твоей ласточек - маленькой любимой сестренке, которая не дожила до этих лет. Сколько было Лоле? Ты все никак не мог понять, она напоминала и ребенка - внешним видом, глупостям, что роились рядом с нею, в тоже время в ней было что-то и от взрослого: цинизм взглядов на жизнь. Это, кажется, так называется.
Сейчас она поступала так, как будто у вас все началось не с секса, и до него вы только идете - мнетесь у подъезда, боясь, что вернуться родители. Оттягиваете момент, который обоих вас пугает и от этого могло бы стать смешно, если бы ты не знал вкус ее губ. Если бы она не целовала тебя, а телом вся дрожала и ты бы точно знал - это не от возбуждения. Что-то происходило с нею, хотелось ее обнять, прижать к себе и спросить: глупенькая, чего же ты боишься? Но ты этого не спрашивал, молчал, разглядывал ее в полумраке, прикасался, даже на какой-то миг показалось, что от ее близости защемило сердце. Ты не хотел скатываться к всем этим возвышенным чувствам, потому что тебя скорее интересовал материальный мир. А в этом материально мире у многих людей были неразрешимые проблемы. И у тебя они были, и у твоей ласточки тоже.
Она не захотела отвечать на твой вопрос, пошла по пути наименьшего сопротивления - поддавшись твоему порыву, она закрыла твой рот своими поцелуями. В общем-то не дурак и ответ понял, и... подсознание давало правильные подсказки: уходи домой, а лучше - уезжай из Сакраменто и забудь о ней. Только когда кто слышал голос разума? Нет, сегодня ты слушался только каким-то низменным порывам, только ее противоречивой натуре и своего минутного желания.
Лола была желанна, и твоему рассудку и твоим рукам и твоему телу: все отзывалось на ее прикосновения, поцелую, теплоту. Даже не целуя ее, а попросту обнимая, хотелось прикрыть глаза и побыть совсем чуть-чуть романтиком. А потом, когда этот миг растворится в стуке сердец - поднять ее на руки и трахнуть на лестничной площадке. Что поделать - романтические порывы на долго, как-то совсем не твой конек. Да и вряд ли бы кто-то был против. Но секс - это совсем не то, что сейчас нужно от тебя Лоле. Скорее тебе просто посчастливилось не уйти, вот она тобой и решила воспользоваться. Да только ты ведь тоже не бескорыстен в этих отношениях.
Хочется курить. Вот ее губы уже не прикрывают твоих и сразу хочется спрашивать, говорить и курить. Только она против разговоров, а закуривать перед тем, как зайдешь в чужой дом, стоя уже под дверью - не особо то и красиво. Если можно курить внутри - то он лучше покурит там или выйдет на балкон, или в крайнем случае - вернется в подъезд. Но потом, а сейчас...
Твоя девочка заходит в темноту квартиры и на миг исчезает в ней. Ты привычен к темноте, но сегодня ее волнение передалось и тебе. Сдерживаешь непонятно откуда появившийся порыв позвать ее, ухватить за руку - понять, что она никуда не делась, что она рядом с тобой. Но свет загорелся и ты вновь увидел ее. Зашел следом, закрыв входную дверь. Ты знал, что эта квартира не принадлежит ей, и что Лола ее снимает, может потому ты не удивился этому коридору? Почему-то жилище Ло ты представлял большим и просторным, она не любила стены и ограничения, потому и жить в маленькой каморке вряд ли бы смогла. Только, кажется, ей не повезло повстречаться с тобой - ты одним только своим присутствием загонял ее в какие-то рамки. Лишал ее пространства, которое ей нужно. Тебе же нужно было всегда знать где она, с кем и чем занимается. Быть может, сумей ты приучить ее - звонить тебе, рассказывать, ты бы и смог дать ей пространства... хотя, какой звонить? Ты бы для начала хотя бы приучил ее не прогонять тебя. Дал ей привыкнуть, что ты вот он и никуда не денешься, пока... пока видимо сам не решишь, что больше так продолжаться не может.
Пока ты разглядываешь ее квартиру, сама хозяйка бродит по жилищу и включает свет: весь свет, который может найти. Самое забавное, что ты почти не удивлен этому. Ты не просто так выглядел таким уставшим, да и был им: после вашей встречи в баре, ты первым делом разыскал ее, и пошел следить. Проводя довольно долго времени под ее окнами, ты успел заметить, что иногда свет, льющийся из окна, куда ярче, чем нужно было. Иногда горела только настольная лампа или телевизор, а очень часто свет не выключался до утра. Тогда ты не понимал зачем это, сейчас же стал догадываться. Твоя Лола не просто красивая и шлюховатая, но еще и слегка двинутая на голову. Но дело в том, что тебя даже это не пугает. Наоборот, пока она мельтешит, включает свет, выглядит очень перепуганной, ты хочешь остановить ее, придать к себе и успокоить. Вообще, что странно, но когда она напугана, она возбуждает тебя даже сильней, чем когда пьяна. Нет, конечно, это шутка. Но только не о страхе - ты будто чувствуешь его и хочешь, чтоб это чувство было направленно не куда-то в темноту, а на тебя. Это заставляет тебя задуматься: почему тебе хочется ее трахнуть, когда она смотрит на тебя перепуганным оленем. При чем сделать это так, чтоб ей стало еще страшней и... больней?
Ее голос выводит тебя из какого-то оцепенения. Улыбаешься, словно оценил шутку: - когда ты трезвая, ты мне нравишься куда сильней. Мне не хочется дать тебе по-лицу. Поверь мне, это многого стоит. - Но помимо всего прочего, тебе все равно хочется ее. И плевать, что пока вы поднимались по лестнице ты сам себе пообещал, что сегодня не допустишь ошибку и не переспишь с ней. Видимо - ты обманывал себя или переоценил свои силы.
- Я думал, у тебя есть план. Ты была столь красноречива, когда звала. - Намекаешь на поцелуй в подъезде, но скорее чтоб посмеяться над нею, а не действительно получить перепихон. Да и, если уж быть совсем откровенными, если ты очень захочешь, то хоть сейчас можешь ее трахнуть. Плевать, даже, если она будет сопротивляться. Если ты захочешь - ты заставишь. Другое дело, что и помимо секса есть такие вещи, которые вы можете сделать вдвоем. - Здесь можно курить? - Но увидев пепельницу полную окурков - принимаешь это за разрешение.
Подкуриваешь, и киваешь на алкоголь: - зачем ты постоянно пьешь? - Ему, как человеку по большей части не пьющему, довольно странно это понять и принять. Хотя, все, что связано с твоей Ло, ты воспринимаешь куда спокойней, если это не касается других парней. Наверное, ты бы еще был против наркоты, потому что эта коварная тварь может свести в могилу очень быстро. А выпивка, ты подумаешь, как объяснить Лоле, что пора завязывать. Но пока же, тебе интересны причины. - И еще, не скажешь кого или чего ты боишься? Может, у тебя какие проблемы? Так ты мне скажи - я разберусь с ними. Я не шутил, когда сказал, что не дам тебя в обиду. - Он, как человек прагматичный, рассматривал проблемы со стороны реалий жизни и прекрасно понимал, что любого недоброжелателя Лолы сможет поставить на место. Если не сам, то с помощью команды брата, которая поможет и информацией и ресурсами. Он не один, и теперь Ло тоже не одна. Она - его, а значит он будет решать ее проблемы хочет она того или нет.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/ptBQx.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/4867e6cf86213932cd16836006943391/tumblr_mvebe6ECr31qf34gmo5_250.gif[/SGN]

+1

18

По правде говоря, у тебя не было никакого плана, и до сих пор нет. Ты просто поддалась какому-то совершенно внезапному импульсу, страху, накрывшему тебя с головой. И теперь, когда рядом находится человек, а комната залита светом, то даже и не понимаешь толком, что произошло, и почему ты так сильно испугалась. Обводишь комнату взглядом снова, теперь уже несколько удивленно, словно видишь в первый раз или что-то в этом вроде.
- О, это мило, спасибо, - хмыкаешь, но, естественно, даже не собираешься обижаться на его слова. Ты знаешь, кто ты такая. Знаешь, как ведешь себя людьми, и как не можешь (не хочешь?) научиться держать язык за зубами. Желание врезать - совершенно обычное и естественное желание у людей, которым приходится с тобой общаться.
Ты могла бы съязвить. Что-то по поводу того, что тебе, в таком случае, нужно пить чаще. Чтобы он держался подальше и отвалил, как ты просила уже, наверное, раз десять. Ты всё еще воспринимаешь его несколько враждебно, однако от одной мысли о том, что он может уйти, тебя бросает в дрожь. Ты не можешь и не хочешь этого допустить. Вот ведь странно, да? Желать притянуть к себе человека, и желать оттолкнуть его же одинаково сильно.
- Я не постоянно пью. Ты делаешь обо мне очень интересные выводы, - пьешь ты часто, но точно уж не постоянно. Такая насыщенная, наполненная событиями и стрессами жизнь обязывает периодически развлекаться. Как-нибудь безумно, так, что могло бы быть даже стыдно, если бы ты была нормальным человеком.
- Я же учусь. И работаю. И пытаюсь заниматься чем-то, вроде хобби. Не могу каждый день ходить по клубам или барам, развлекаться с друзьями. Поэтому, когда появляется свободное время, пытаюсь как-то наверстать упущенное, - вы разговариваете. Раз-го-ва-ри-ва-ете. У вас завязался диалог. Ну охуеть можно, да?

- Я не боюсь, - отвечаешь, наверное, чересчур резко и даже поспешно. Глупо отрицать очевидное, но ты отвечаешь чисто машинально, еще до того, как успеваешь подумать над ответом. Ты не боишься, не любишь это ощущение, тебе всегда казалось, что оно какое-то чужое. Ты не родилась с ним.
Когда еще жила в Нью-Йорке, до того, как начала встревать во всякие неприятные ситуации, действительно была бесстрашной. Казалось, что ничто на свете не может тебя испугать, и как же опасно было жить тебе с таким характером. Потом всё начало меняться, и ты до сих пор не могла к этому привыкнуть, отрицала очевидные вещи, хотя уже давным давно перестала быть бесстрашной, а список пугающих вещей разрастался с каждым днем, и был уже даже длиннее списка обычного человека.
Ты понимаешь, как глупо выглядишь со стороны. И решаешь, что нужно все-таки объясниться: - У меня нет проблем. Не такие, какие можно было бы разрешить, или от которых можно защитить. Они вот тут, - поднимаешь руку и постукиваешь себя по голове. Даже не пытаешься скрыть горечи в голове, тебе не приятно разговаривать об этом с кем угодно. И тем более неприятно разговаривать с посторонним человеком, которым и является Томас.
Поэтому нет ничего удивительно в том, что ты решаешь сменить тему. Гостеприимство - не твой конек. Чаще всего ты машешь рукой в сторону комнат и отделываешься сухим "чувствую себя как дома". Это предполагает, что гость может ходить по квартире, заглядывать в любые её углы, и самостоятельно придумывать себе развлечения. Ты даже не против, когда трогают ваш алкоголь, потому что он, блин, на самом видном месте стоит, и обычно буквально манит людей.
Сейчас ты тоже не знаешь, что делать и что предлагать. В конце концов, решаешь не париться и делать исключительно то, что хочется самой, и что приходит в голову. - Если честно, это был какой-то омерзительно долгий день. И хочется спать. Поэтому я в душ.
Томас выглядит усталым, поэтому тебе кажется, что он не будет против. - Ты можешь чем-нибудь заняться. Не знаю там... Телевизор. В холодильнике вроде есть еда... - но почему-то тебе кажется, что у него могут быть занятия и интереснее.
И ты всё еще немного боишься, что он уйдет. Хотя это, наверное, глупо. - Я рада, что ты остался, - и ведь даже не врешь.

Всё еще стоишь на кухне, рядом с холодильником. А затем вдруг задираешь руки и стаскиваешь с себя платье, оставаясь в одном белье. Ценой нечеловеческих усилий тебе удается не растянуть губы в своей дежурной, пошловатой ухмылке. У тебя даже получается выглядеть невинно, как ни в чем ни бывало, будто ничего особенного не происходит.
Тряпица летит в сторону дивана, а ты направляешься к Томасу. Однако только ради того, чтобы обогнуть его и пройти по коридору, что за его спиной. В ванную. Специально обходишь его по самой большой траектории, которая возможна. Так, чтобы, если он пожелает прикоснуться к тебе, или не пустить, ему пришлось сдвинуться с места или может быть даже поймать тебя.
Вы в какой-то мере поменялись местами. Ты не предлагаешь ему пойти с тобой в душ, как в ту вашу первую ночь предложил он, но и ведешь себя так, будто не совсем не против его компании. Подходишь к двери, но не сразу открываешь её. Включаешь свет, делаешь небольшую паузу, и лишь затем открываешь дверь и входишь. Снова будто решаешься зайти внутрь и не уверена, что это безопасно. И да, дверь за собой на замок ты не закрываешь.

+1

19

Мы играем, нами играют. Главное вовремя понять, когда правила игры тебя уже не устраивают и остановиться, найти другую игру или проиграть. Сейчас, Томас, ты проигрываешь. Раз за разом ведешься на ее сладкие губы, красивые глаза и желанное тело. Она вертит тобой, как сама захочет и тебя это начинает подбешивать, потому как полностью ты себя не утопил в колодце ее глаз, с другой стороны - и сопротивляться уже нет сил. - Значит, это мне так везет. - Пожимаешь плечами, даже не собираясь с ней спорить. Все же ты не ее папочка, чтобы следить хорошо ли она себя ведет. Пусть, если хочет обманывает, а нет и говорит правду, ты в любом случае ей поверишь. В этой жизни нужно верить в кого-то и доверять хоть кому-то, у тебя есть пара человек, которым доверяешь безоговорочно и, странно, но очень хочется внести в этой маленький кружок и ее. Если уж начал разбрасываться такими громкими словами, как "никогда не предам" и "моя", то и доверять должен. Хотя бы попытаться. Кто-то когда-то обещал, что на честность в ответ непременно получишь честность, ты никогда не верил в эту чушь, до этого момента. До нее.
Сигарета выполняет свое предназначение правильно: ты успокаиваешься, отвлекаешься от ее ножек, но в мыслях все равно нет-нет, а проскользнет мысль о том, какая же Ло красивая. При том, никогда не рассматривая себя красавцем, не понимаешь, как она вообще могла на тебя посмотреть. В тебе ведь даже нет той харизмы, что присуща брату. Но, видимо, вы попросту совпали, такое очень редко, но случается.
Впервые словив ее на обмане, так хочется попросить ее замолчать. Как - не боится, если он сам видел, сам чувствовал? Но когда слышишь более развернутое объяснение все понимаешь. Пусть как сильно она будет бояться, никогда не сможет признаться, что имеет какие-то слабости и это тебя забавляет. Все же лучшего кандидата на странное чувство желания и найти было бы трудно.
Киваешь в ответ на ее слова и не лезешь с лишними расспросами - заставить открыть тайну и когда тайна раскрывается по собственной воле - совершенно разные ощущения и тебе важно, чтобы она призналась во всем сама. Чтобы она хотя бы попыталась тебе доверять.
- Да, ты права. - Тушишь сигарету в пепельнице. - Хорошо, я разберусь. - Последние дни выдались действительно долгими и тяжелыми. Потому хотелось спать, долго и желательно, обнимая хрупкое женское тельце...
Ну вот зачем? Зачем ты в очередной раз обнадеживаешь? Неужели, ты настолько любишь издеваться над людьми? Когда-то давно тебе рассказывали о таком понятии, как фредзона - в нее попадает обычно парень, который слишком хороший, чтоб его трахать, но вот каждая хочет себе найти такого в парня. Тебе очень бы не хотелось, чтобы Ло записывала тебя в эту категорию, но сегодня ты добровольно в нее вступаешь. Странный вечер. И странные желания вызывает эта короткая фраза. Тебе совершенно не нравятся эти отношения, эти чувства.
А потом она раздевается перед тобой, дразнит, оказываясь лишь в белье и твои мысли улетают из твоей головы. Остается только одна и она звучит все так же: - ты очень красивая... - И он не требует ответа, вообще ничего не требует, лишь закурит еще раз.
Ло скроется в ванной, когда зашумит вода, а ты докуришь сигарету, так и продолжая стоять посреди комнаты, зашумит вскипевший чайник. Отставив его, взъерошишь волосы. Поддавшись какому-то непонятному порыву подойдешь к ванной, нажмешь на ручку, будто в желании открыть ее, но передумав - отпустишь. Ты не какой-то мальчик, который будет бежать туда, куда она захочет, а потому и сейчас ты не хочешь идти к ней.
Пройдешь по всему дому, выключишь свет, оставляя лишь один светильник на комнату. Тебе не нравится когда слишком много света, ты чувствуешь себя в таких помещениях неуютно, будто тебя кто-то разглядывает в объективе снайперской винтовки.
Включив телевизор, развалишься на диване. Почему-то кажется, что именно на нем сегодня ты и будешь ночевать. Да и не важно. Все равно же не пойдешь домой.
[NIC]Thomas Reed[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/ptBQx.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/4867e6cf86213932cd16836006943391/tumblr_mvebe6ECr31qf34gmo5_250.gif[/SGN]

+1

20

Ты была уверена в том, что он пойдет за тобой. На все сто, двести, триста процентов была уверена, что не окажешься в ванной одна. Раздеваешься, закалываешь волосы, чтобы не намочить голову. Встаешь под воду, прислушиваешься и, если честно, ждешь его. Однако он не приходит, и тебе странно. В смысле, так вообще бывает? Зачем он пошел за тобой, когда ты позвала? На что рассчитывал? Или, может, не на что не рассчитывал?
Говорят, что вода смывает все лишние мысли, эмоции, очищает разум и душу. Но с тобой сегодня ничего такого не происходит. Выключаешь воду, но голова кажется еще более тяжелой, чем до душа. Ты просто не можешь уложить всю эту ситуацию в голове. То есть, как это? У тебя дома мужчина, которого ты позвала, пригласила, который пошел за тобой, который считает тебя красивой. Который, вне всяких сомнений, тебя хочет. Ты делаешь всяческие намеки, а он не собирается с тобой трахаться. Не сегодня. В смысле... так вообще бывает? Это так забавно, но после всех этих мужчин, которые побывали с тобой, ты так и не поняла, что можно пригласить мужчину домой и не заняться с ним сексом. Если он, конечно, не какой-нибудь твой супер-друг. Томас не был. Это было странно.

Как-то очень долго вытираешься, елозишь полотенцем по коже, ощущая себя просто дико, совершенно, на все сто процентов одинокой. Это такое мерзкое, тяжелое и угнетающее чувство, что хочется плакать. Почему всё вот так, а? Почему всё так сложно?
Открываешь дверь и невольно стонешь. Нагромождение света, которое было тебе необходимо, исчезло. В квартире царит полумрак. Не темно, горят светильники на стенах, но этого не достаточно.
Делаешь над собой усилие, возвращаешься в гостиную. На тебе футболка и самые обычное, короткие спортивные шорты. На лице ни грамма косметики, и выглядишь ты очень маленькой и домашней. Ты выглядишь младше своих лет, именно поэтому каждое утро проводишь по полчаса с зеркалом и косметичкой. Чтобы добавить немного возраста. Чтобы не выглядеть совсем уж сопливой школьницей.

Это почти физически больно. Ты редко это осознаешь, но ты загнала себя в очень тяжелую ситуацию. Представьте себе человека, который больше всего на свете любит свободу. Который желает быть всесильным, храбрым, который не желает зависеть от других людей. Представьте, что такому человеку люди порой необходимы, как воздух. Потому что одиночество так легко принимает в свои холодные, липкие объятия, выворачивает душу наизнанку. Даже убивает, потому что в голове появляются пугающие, опасные мысли. Вот таким человеком ты являлась. Тем самым, который ненавидел то, без чего не мог обойтись. Человеком, который стоит на середине комнаты и хочет пойти спать, просто развернуться, дойти до кровати и лечь. Самостоятельно, в одиночку, вот так просто. Действие, которое ежедневно выполняют миллионы людей по всему миру, начиная от детей и заканчивая стариками. Человеком, который не может...
Не можешь, не можешь, не можешь. Единственный выход для тебя - лечь рядом с ним, либо отвести его в спальню и лечь там. Неизменно вместе. Как же ты ненавидела себя сегодня... Как невероятно сильно ты ненавидишь это в себе. Ощущаете трагизм ситуации, а?

Откуда у тебя вообще силы на ненависть? Почему так жжется в груди?
Тебе плевать, что Томас о тебе подумает. Плевать, что он хочет и какие у него могли быть планы. Ты так пиздецки устала, что заставляешь голову думать только о себе. Тебе кажется, что если ты начнешь думать еще и о том, что Томас о тебе думает, то просто свихнешься. Берешь его за руку и ведешь за собой в спальню. Еще не хватало спать на диване... Ты не можешь спать одна и не хочешь спать на диване.
Иса категорически против мужиков в вашей кровати, но сегодня тебе не до этого. Ты успеешь устроить всё так, чтобы она не заметила. Когда квартира погружается в темноту, ты уже больше не можешь думать ни о чем, кроме того как страшно там, за пределами кровати. Пространство суживается до двухместной кровати, тиканье часов нервирует. Ничего не можешь с собой поделать. Подвигаешься ближе к Томасу, снова утыкаешь лицом ему в грудь. Тебе хочется, чтобы он обнял тебя, и он обнимает. Это удивительно, но в этот момент момент ты вдруг понимаешь, что находишься на своем месте. Ощущение, которого ты прежде никогда не испытывала. Что-то новенькое...
Соскальзываешь в сон на удивление легко и спокойно.

Жарко. Солнце светит в лицо. Ты морщишься, открываешь глаза и первое, что видишь - его лицо. Несколько удивленно вскидываешь брови, отрываешь голову от подушки и глядишь в окно. Солнце поднялось уже довольно высоко, навскидку ты бы сказала, что сейчас часов десять или может быть одиннадцать. Чувствуешь себя на удивление здоровой и отдохнувшей, что слегка не укладывается у тебя в голове, потому что...
Ты знаешь себя не первый дней. Подобные ночные заебы уже давно превратились в неотъемлемую часть жизни, которая тебя, конечно, не устраивает, но с которой приходится мириться. Ты ложилась в кровать с предчувствием тяжелой ночи, которая просто обязана была наступить. Если не крики от комшаров, не глюки в виде мертвых детей около двери или чудовищ под кроватью, то хотя бы просто кошмары. Такие, которые не дают отдохнуть. От которых просыпаешься каждые час-два, и потом подолгу лежишь без возможности пошевелиться. Такие, от которых утром ощущаешь себя даже хуже, чем до сна. Всё это должно было случиться. Всегда случалось в вечера, когда темнота пугала. Но не сегодня.
Неужели дело всё в нем?
Аккуратно, чтобы не разбудить, выпутываешься из его объятий, но, кажется, он всё равно просыпается. Тебе немного неловко, не привыкла просыпаться с кем-то вот так, без необходимости вставать, одеваться и уходить. Что говорят в таких случаях? Привет?
- Доброе утро, - находишься, наконец, ощущая себя величайшей идиоткой на планете земля. Откуда оно взялось, это ощущение? Заваливаешься обратно на кровать, пряча половину лица в подушку. Одним глазом смотришь, даже разглядываешь его. Он выглядит сонным. Но выглядит еще и намного лучше, чем вчера. Интересно... Прямо сейчас ему сказать, что ему пора уйти или подождать немного?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » our ghosts fill up the room completely.