Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » can we?..


can we?..

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Участники: Carrie Morley and Reynard Bomani Ekandeyo
Место: рабочая мастерская Рэйнарда, расположенная ближе к западной окраине города
Время: июль
Погодные условия:
О флештайме:
Can we work it out? Can we be a family?

+2

2

http://funkyimg.com/i/Zb4F.gif http://funkyimg.com/i/Zb4G.gif
Gabrielle Aplin - Human

Салон старой поддержанной Тойоты, кажется, насквозь пропах стойкими ароматами машинного масла, дешевого бензина, скрипящей кожи и залежавшегося с прошлой среды дешевого салата, щедро заправленного яблочным уксусом из забегаловки быстрого питания - бюджетной пищи вегетарианца, гастрономические таланты которого, к слову, замыкаются на умении приготовить глазунью, чтобы от сковородки не пошел характерный вонючий дым, или подогреть банку готового овощного бульона в микроволновке. Если бы когда-нибудь у меня появилось совершенно немыслимое желание открыть бабушкину книгу рецептов и примерить на себе роль примерной домохозяйки, то я почти уверена, что в эту самую секунду Ад покрылся бы коркой льда.
С присущей мне аккуратностью, я припарковалась на обочине, чтобы как следует сосредоточиться на укрощении поразившей меня от макушки до кончиков пальцев нервной дрожи. Нет, это было не просто обыкновенное напряжение или тупое волнение, которое люди нередко испытывают в не комфортной для них обстановке, это сосущее под ложечкой чувство можно было без колебаний и всякого потворства назвать настоящей паникой, которая совершенно неожиданно и в самый неподходящий момент накрыла меня с головой, словно громадная волна окатывает неопытного серфингиста ледяной соленой водой, отдающей горьким йодом и липкими водорослями. Я накрыла ладонями место, где по биологическим законам должен был свернуться в жалкую изюминку мой желудок и мысленно испустила жалобный звук, в моем воображении напоминающий хныкающий стон. Я задыхалась, но великодушно позволила себе винить во всем сломанную охлаждающую систему и утешаться мыслями о теплой летней погоде. Подташнивало. Я втянула в легкие побольше воздуха и тут же пожалела об этом, поскольку весь спектр резких автомобильных запахов ударил в ноздри и заставил закашляться. Как бы я не пыталась извести этот неприятный душок из салона, как не боролась с ощущением призрачного присутствия бывшего хозяина, все мои усилия словно были выброшены на ветер, все тщетно.
Я устало закрыла глаза и прислонилась лбом к теплому и влажному от вспотевших ладоней рулю. Выстукивая пальцами нестройный ритм, я мысленно строила корявые лихорадочные планы и одновременно всеми фибрами души презирала свою трусость. Куда только испарились вся моя почти сумасшедшая решительность и твердые намерения? Когда мне, после двух лет безуспешных поисков, которые, между прочим, неприлично затянулись, наконец удалось разузнать адрес мастерской, в которой якобы трудился хваленый мастер на все руки Рейнард Экандейо - мой биологический от.. кхм... я должна была прыгать до потолка, только почему-то ноги подкосились. Я ведь сотни, тысячи, миллионы раз прокручивала в уме нашу встречу, продумывала все вплоть до последних мелочей и крошечных деталей, сочиняла проникновенную или остроумную речь, которую собиралась ему сказать или высказать, мечтала взглянуть ему в глаза. Но сейчас больше всего на свете хотелось развернуться на все сто восемьдесят градусов и сделать дурацкий глупый вид, будто мне снова ничего не известно. Я была на грани ответственного шага, готовая пропустить свой решающий ход и позорно покинуть игровое поле - некрасиво расчерченную деревянную доску - стать пешкой, съеденной слоном.
Я шумно выдохнула, вскидывая подбородок, отчего длинные тяжелые слипшиеся от летней жары пряди соломенных волос беспорядочно разметались в стороны, больно ударяя по щекам и шее, и бросила вопросительный взгляд на зеркало заднего вида, в немом вопросе вскидывая бровь: серьезно? И ты этого хотела? Хотела вот так просто позорно поднять руки, поджать хвост и сбежать с поля боя? Дезертиров обычно расстреливают или отдают под военный трибунал, а твои мысли даже этого не достойны, тебе должно быть стыдно, чертова трусиха. Нет, хватит.
- Я больше не должна скрывать это, - четко выговаривая слова по слогам, сказала своему отражению в зеркале я, безжалостно уничтожая остатки всех терзавших меня сомнений. Хватит сгорать в огне собственных метаний, от меня остался лишь черный уголек. Я вышла из машины, с удовольствием заметив, что находиться на свежем воздухе гораздо приятнее, чем задыхаться в тесном салоне. Прищурившись от ярких солнечных лучей, я захлопнула дверцу и медленными шагами нарезала парочку неторопливых кругов вокруг своей Тойоты, внимательно осматривая ее со всех мыслимых и немыслимых сторон. Редкие прохожие, иногда попадающиеся мне на глаза, с любопытством оглядывались на меня, наверняка гадая, нужно ли предложить мне свою помощь или я справлюсь сама? Как ни странно, все, будто сговорившись, выбирали второй вариант. Закусив губу и задержав дыхание, не без определенных усилий я заглянула под капот. Я бы не удивилась, если бы оттуда повалил странный дымок или подозрительно искрило, однако, что поразительно, ничего даже отдаленно похожего, в моему великому изумлению не произошло. Разочарованно прищелкнув языком, я принялась придирчиво постукивать носом своих туфель по пыльной резине накачанных колес. Вероятно, со стороны мои странные действия напоминали действия сведущего в лошадях человека, внимательно выбирающего чистокровного скакуна. Со всей тщательностью и щепетильностью изучив все трещинки своей измотанной жизнью машины, я пришла к выводу, что если у нее нет очевидных изъянов, придется приложить свои усилия ради благого дела и благородной цели. Оглянувшись по сторонам и заранее убедившись в отсутствии лишних пар глаз, я сняла свой туфель на привычном экстремально высоком каблуке, и со всей силы ударила им по боковому зеркалу заднего вида. Раздался характерный звон разбитого стекла, но поскольку масштабы полученных разрушений не удовлетворили моих завышенных требований, пришлось повторить свое черное дельце еще несколько раз. Если бы вы увидели меня со стороны, то, очевидно, покрутили бы пальцем у виска, откровенно говоря, я и сама чувствовала себя неловко, далеко не в своей тарелке. Снова опасливо оглянувшись, словно мелкий незадачливый воришка, который только что стянул из чужой машины автомагнитолу лишь потому, что проиграл ее в глупом споре, я заняла водительское сидение и выехала на дорогу. Разумом прекрасно осознавая, что обеспеченное мною алиби, тянет лишь на слишком искусственно созданный повод, я одновременно понимала, что все возможные пути к отступлению перекрыты собственными баррикадами и дорога назад заросла непроходимыми чащами из обжигающих высоких сорняков.
Казалось, мили сокращались с невероятной скоростью, а волнение усиливалось в геометрической прогрессии, чему способствовали подозрительные и в какой-то степени даже угрожающие урбанистические пейзажи западной окраины, обступающие мою напуганную до смерти фигурку со всех сторон света. Сказать, что каждое здание здесь резонировало под негостеприимное эхо, сложенное, как из рваных паззлов, из грязных ругательств, значит просто не смешно отшутиться. Внутри меня все настороженно клокотало, я сама будто превратилась в один предупреждающий сигнал, который без устали тревожно твердил, как заведенный: "Сваливай отсюда, убирайся, ничем хорошим это не кончится". Наконец, на ватных ногах я приблизилась к месту назначения. Еще раз сверившись с мятой затасканной желтой бумажкой и убедившись, что действительно прибыла по адресу, я громко, чтобы меня услышали, хлопнула дверью и, сглотнув, проговорила:
- Хей! Кто-нибудь? Вы открыты? У меня тут.. - но когда на мой неестественно бодрый крик вышел незнакомец (какая же была глупость приехать сюда, не имея ни малейшего представления, как этот чертов Рэй выглядит!), я не узнала собственный голос, он будто провалился, разорвался в мелкие клочья, охрип, - проблема. Вернее, небольшая проблемка. Там зеркало.. зеркало, оно разбилось, там - с трудом скрывая возбуждение, затараторила я, вдруг понимая, что никакого четкого плана действий у меня нет и, собственно, никогда не было.

Отредактировано Carrie Morley (2015-07-17 01:02:44)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » can we?..