Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Лифты... Лифты! ‡Лифты одна нужна мне (с)


Лифты... Лифты! ‡Лифты одна нужна мне (с)

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участники: Abraham Geek, Deirdre Burns
Место: крупный торговый центр Сакраменто, точнее - его лифт
Погодные условия: преимущественно ясно, что так просто они до пятого этажа не доедут.
О флештайме: В один из знойных июльских дней Дейдре оказывается в торговом центре в поисках нового кресла в гостиную, и там же оказывается Абраам по каким-то своим причинам. И все бы ничего, если бы им не понадобилось обоим на пятый этаж, куда нужно было добираться на лифте. На лифте, в который в последнюю секунду успел забежать семилетний мальчишка и, кажется, умудрился все испортить...
https://adventuresofalabornurse.files.wordpress.com/2014/12/nurse-curse-5.gif


[AVA]https://pp.vk.me/c627825/v627825145/dc83/gy1v6iPyy_E.jpg[/AVA]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-17 15:50:17)

+3

2

Авраам вообще мало кричит на детей. Ну, сами посудите, как бы он выглядел в их глазах и глазах своих сослуживцев, если бы принялся громко и смачно отчитывать всех непослушных, трудновоспитываемых спиногрызов, с которыми в силу своей профессии ему приходится заниматься ежедневно. Но этот маленький поганец заслужил то, что получил в итоге. И дело даже не в том, что Гик в течении добрых получаса костенил его на чём свет стоит. А свет даже не стоит, он висит, на высоте пятиэтажного дома. И висит он в лифте, и света-то, строго говоря, в нём почти уже нет. Он медленно, но методично гаснет.

Когда Гик заходил в помещение лифта, а было это около часа назад, то не представлял, что следующие долгие томительные минуты ему придётся провести в этом затхлом крохотном помещении, в котором ни вздохнуть, ни пукнуть спокойно невозможно. Он чинно, как и полагается серьёзным мужчинам, вошёл внутрь, нажал на необходимый ему этаж, пропустив вперёд даму с объёмной сумкой под мышкой. И уже было готов был отправиться вниз (а съезжать им пришлось с двенадцатого на пятый этаж), как в кабинке вдруг впрыгнул малец. Невысокого роста, рыжеволосый, с тучей ярких веснушек на бледном моське. Тогда Авраам ещё не думал об этом, но теперь был уверен. Все рыжие - несут в себе печать неудач и порока. Поскольку несколько секунд спустя этот маленький проходимец принялся стучать по кнопкам набора что есть сил, выбирая все этажи от первого до двадцатого.

- Мелкий, пакостный гадёныш, - тяжело вздыхая, Авраам обмахивал себя попавшей под руку газетой, которую так кстати захватил у мерчендайзера по пути в лифт. - Где же твои родители, чёрт возьми? Может хоть они выпустят нас из этой ямы, которая висит над пропастью? И мы не упадём и разобьёмся в пух и прах, а будем спасены любящими мамой и папой, которые придут за своим неугомонным дитём.
- Мои родители в разводе, - просипел малец. - Я здесь с мачехой, а она вряд ли будет меня искать, потому что торчит со своими подружками у Ральфа Лорена на семнадцатом этаже. Ей и дела-то нет до того где я нахожусь, пусть даже я упаду в этом лифте и разобьюсь. Мой отец тоже не особо-то заметит, - он засопел и зашмыгал носом. Авраам притих. Девушка, которая оказалась с нами в одной "лодке", тоже хранила молчание и лишь изредка вздыхала.
Гику, не смотря на время, упущенное здесь, стало стыдно за свои слова и своё поведение. В эти минуты его подруга ждёт его за столиком у окна в кофейне "Барни" и даже не имеет возможности дозвониться ему, поскольку в проклятущем лифте не ловила никакая, даже самая слабая связь.
- Меня Авраам зовут, - наконец выдавил он из себя, пытаясь как-то иначе подойти к налаживанию контакта, чтобы в конец не превратиться в запертых в банке скорпионов, которые только и ждут момента пришить друг друга.
- А меня Август, - вновь шмыгнул носом малый, проведя по нему рукавом.

+1

3

"Вы, что шутите?"
Дей поглядела с сомнением на парня, который уже был в этом лифте, когда она поймала его на каком-то высоком этаже, и на мальчонку, который с довольным лицом стоял, понажимав все кнопки этажей, какие только были на панели у лифта. Даже крышу нажал и минус второй этаж парковки, ишь какой всеобъемлющий пацан.
- О, боже... - до глубины души убежденная атеистка Дей прибегала к воззванию Всевышнего только в крайних случаях, и сейчас наступил один из таких. Она потерла переносицу и кинула сумку на пол, затем исподлобья поглядев на виновника случившегося. К счастью, парнишка (ее товарищ по несчастью) уже озвучил то, как Дейдре и сама хотела назвать мальчишку, избавив ее от этого.
Парень с пацаном, кстати, нашли общий язык и если вначале, как выяснилось, Авраам многообещающе начал с обзывательств и поучительства, то затем ситуация больше напоминала прием психолога.
"Здравствуйте, меня зовут Август и мой папа меня не любит, поэтому я страдаю ерундой и мешаю нормальным людям жить".
Да, Дей была сегодня не в духе и поэтому теперь подала голос из своего угла лифта, до этого просто стоя со сложенными на груди руками:
- А меня Дейдре и это клуб анонимных обладателей дурацких имен. - Бёрнс всплеснула руками и грозно поглядела на мальчишку, - Ты перегнул палку, пацан. Выбрал бы хоть лифт, где нет других людей - развлекался бы там, как душе угодно, - Дей покачала головой и посмотрела на Авраама, - Как будем выбираться? Может...
- Не будем выбираться! - перебил ее мальчик, - Будем сидеть здесь, пока за мной не приедет папа! - он говорил уверенно, будто даже не представлял, что Бёрнс может быть страшна в гневе и у нее вообще-то совсем другие планы, с его папашей никак не соприкасающиеся.
- Дорогой мой Август. - она наклонилась вперед и поглядела мальчишке в глаза, - Когда взрослые разговаривают, дети должны молчать - это во-первых. А во-вторых, твой папенька за тобой не придет, раз сбагрил тебя своей новой пассии. Извини, суровая правда жизни. - родители всегда ставили личные интересы выше интересов детей, Дей это и в своем детстве проходила, и в детстве своих товарищей и друзей, а других вариантов развития событий никогда не видела, - Ну, так что? - обратилась она снова к Аврааму, - Вызов экстренных служб на панели уже тоже нажат благодаря кое-кому, - она поднажала интонацией на последнем слове и раздраженно поглядела на мальчика, - И спасать нас не торопятся. Может полезем в люк? - она указала пальцем на вмонтированный в потолок лифта светильник, который уж точно можно было снять и залезть наверх, - Или... Сидеть тут и ждать? - последнее предложение было вопросительно-утвердительное и произнесено даже с какой-то обреченностью.
Класс. Именно так и должна была закончиться покупка кресла в этот замечательный денек. Да.

[AVA]https://pp.vk.me/c627825/v627825145/dc83/gy1v6iPyy_E.jpg[/AVA]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-17 15:50:33)

+1

4

- Эй, стоп, а почему дурацких имён? Мне своё нравится, к примеру.
Авраам расселся на полу, не волнуясь о том, что он может быть пыльным, грязным, а брюки были новые, глаженные и выходные. Он не переживал и по поводу пиджака, который отдал Дейдре в качестве "сидения", чтобы она с удобством так же могла устроиться на полу. В сущности потому, что кроме него в лифте больше не было ни одной горизонтальной поверхности. Август одиноко устроился в своём углу, сложив руки на груди и ждал. Оба мы, и я и Дейдре, знали, кого он ждёт, и что вероятно того, что отец мальчика, словно супермен, вдруг явится за ним и вытащит из этой душной коробки нас всех, была крайне мала. Посему и настроение наше не было на высоте, ведь и ремонтная служба, очевидно, не торопилась. Может потому что авария стала для них большой неожиданностью в субботний вечер, а может потому что они были ленивыми задницами.

- Поползём в люк? - Авраам с сомнением осмотрел отверстие на потолке, покрытое железной плёнкой. В действительности, он побаивался высоты и не был фанатом различного вида лазаний, особенно экстремальных, но в данном случае, когда выхода не оставалось (прошло уже более полутора часов), делать было нечего. Нужно было лезть.
Подставить что-то под ноги, чтобы дотянуться до верха, не было возможности. Поэтому Гик посадил себе на плечи мальца, который без особого энтузиазма воспринял идею о самоспасении, за то с интересом отнёсся к лазанию через люк. Он потянулся и попытался отодвинуть вверх металлическую пластину, которая ни разу не поддалась ему. Не сдвинулась ни на дюйм, ни на сантиметр!
- Чёрт бы побрал этих изготовителей лифтов и всю их лифтовую корпорацию, - ругался Авраам, опуская паренька вниз, на пол. Но вдруг его глазам чётко представилась картина, в которой они, двое неподготовленных взрослых и этот щуплый шкет, лезут вверх по.. по чему? Он даже не представлял, что ждёт их за пределами этого лифта в длинном вертикальном туннеле. Зато Авраам точно знал, что все трое они не гимнасты, и только паника толкнула их, двух взрослых, к той мысли, что вытворять подобные фокусы на пару с ребёнком - хорошая затея.
- Нет, так нам не за что из лифта не выбраться, - он вновь устало опустился на пол, вытянув ноги вперёд на всю их ужасную длину, так, что в лифте не осталось места для ходьбы, и беспокойно стоящей Дейдре приходилось перешагивать через его стропила. Она ходила, нервно покусывая ноготь большого пальца. Вид у неё был возбуждённый. Может она боялась высоты, а может замкнутого пространства, может её за пределами лифта ждала такая же ужасно важная встреча как Авраама, а может ещё что похуже.. В любом случае, они, очевидно, опоздали.
- Ну что, можем поиграть .. в города, например? Или в .. я никогда? А может в правду или действие? - предложил Гик, вспоминая все известные ему виды словесных развлечений.
- Как это? - спросил Август, придвигаясь ближе.
- Ну, к примеру, я задаю Дейдре вопрос: "Правда или действие". Если она выбирает правду, то честно отвечает на любой заданный мною вопрос. А если действие, то выполняет ту физическую задачу, которую я предложу ей. Не очень сложная, но довольно коварная игра.

+1

5

- Странно, - хмыкнула Дей молодому парню, когда тот заявил, что в принципе не прочь своего имени. Ну, она-то как-то за больше чем тридцать лет тоже привыкла, но вот погляди на эту компашку со стороны - и Дейдре, Авраам и Август покажутся довольно-таки необычным комбо-набором.
Но она взглянула на парня мне_нравится_мое_имя как-то по-другому, когда он без раздумий предложил ей свой пиджак в качестве покрывальца на грязный пол лифта, а сам в свою очередь уселся прямо брюками. Дей посмотрела сначала на пиджак, потом на парнишку, потом на пацана (никуда ведь не делся, да?), потом еще раз на пиджак и как-то с недоверием, но все-таки присела, тихо сказав:
- Спасибо, - все равно пиджак был уже испачкан и не сесть теперь было бы просто глупо.
Ее идею про люк восприняли с энтузиазмом и Дей была готова сама залезть на Авраама и выломить часть потолка, но на эту роль выбрали Августа. Она лишь стояла рядом и пыталась подбодрить мальца, говоря ему "правее" или "бей сильнее", но все было бесполезно. Паренек и мальчик сели обратно на пол, а Дейдре ходила по лифту от одного угла к другому, вернее, делала пару шагов и разворачивалась, потому что места, чтобы вальяжно прогуливаться, особо не было. А когда Авраам протянул ноги (в буквальном смысле) ее перемещение вообще превратилось в перешагивания и перепрыгивания, как на тренировках американской армии...
- Ох, как же бесит! - Дей всплеснула руками и села обратно, прожигая взглядом мальчишку. Полтора часа. Полтора, вашу мать, часа они уже сидели здесь и не было похоже, чтобы кто-то собирался их искать или вызволять отсюда. Парень очень старался придумать им какое-то развлечение, да и вообще производил впечатление доброго и хорошего малого, Бёрнс даже не хмыкнула вновь, когда он предложил поиграть в детскую развлекалку, - Называй меня Дей, - сказала она ему, улыбнувшись уголками губ. Она немного успокоилась, да и тем более ненавидела, когда ее часто называли по полному имени, оно со временем казалось ей подходящим больше для старушки или для женщины в возрасте, - Выберу правду, ибо по действию страшно представить, что можно в таком лифте загадать... - может и правда нужно было немного расслабиться? Дейдре ослабила осанку, оперлась спиной на стенку лифта и смотрела на Авраама, ожидая его вопрос, на который она постарается ответить честно.
- А мы уже начали, да? - заверещал мальчишка, глядя на Авраама, в котором, похоже, признал своего, - А если она не захочет отвечать, когда услышит вопрос?
- В присутствии людей говорить о них в третьем лице невежливо, Октябренок... - процедила сквозь зубы Дей, стараясь улыбаться пацану. Похоже, Бёрнс в круг его друзей определена не была, потому что мальчишка и теперь поглядывал на нее как будто даже со страхом, а ведь у нее только-только настроение получше стало! - Да ладно тебе, я же не съем. Просто ты попортил все планы... - нужно было ведь уже полчаса как сидеть дома одной и смотреть кино с бутылкой вина подмышкой. Эх.

+1

6

- Ну, если Дейдре, то есть Дей, прости, - сделал миролюбивый жест в сторону девушки Авраам, - не захочет отвечать, это значит, что она, вероятно, и играть с нами не горит желанием. А заставлять делать человека что-то помимо его воли грозит взысканием и тюрьмой..
- Выходит, моего папу могут посадить? - неожиданно встрепенулся малый.
- С чего бы вдруг? - не слабо напрягся Гик, чувствуя себя в сложных семейных ситуациях, как пингвин в солёном океане.
- Он постоянно заставляет меня: делать уроки, есть кашу с пюре для малышей, пить морковный сок, ходить с Марлой в парк выгуливать Рекса..
- А Марла, это, очевидно, твоя неблаговидная мачеха, любительница Ральфа Лорена?

Август мотнул головой и вновь зашмыгал носом. Сопли струились из носа вязким потоком. Авраам вытащил из нагрудного кармана чистый платок и протянул его мальчику. Он взял его без слов и шумно высморкался. Этот трубный звук огласил лифт, оглушив их с силой слоновьего визга.
- Вот спасибо, - хмыкнул Гик, принимая обратно обсопливленную тряпку. - Оставь, тебе нужнее.
- Угу
, - кивнул Август и по привычке протёр рукавом наморщенный нос. - Значит, мы играем? - с интересом спросил он, следя за Дейдре, которая продолжала перешагивать через ноги Авраама. Цокот её каблуков отбивал постоянный забавный ритм, который оживлял всю обстановку. - Тогда я первый! - заявил малец, ковыряясь пальцем в ноздре с таким усердием, что, если бы Гик не шлёпнул его по руке, то добрался бы мозга. - Ладно, правда или действие? - обратился он к Аврааму.
Гик запрокинул голову, уставившись в потолок, по которому туда-сюда гуляли их серые тени. Единственным источником света были напольные лампы, которые подобно бледной одноцветной гирлянде опоясывали квадрат, в котором все они находились. Голова девушки то появлялась в правом углу, то исчезала, переплывая в левый. Там она разворачивалась и двигалась в обратном направлении. И так снова и снова..
- Правда, - наконец ответил Гик, последовав разумному совету Дейдре о том, что неизвестно, к каким манипуляциям с телом придётся прибегнуть, чтобы выполнить действие.
- Признайся, только честно, - коварно сузив свои и без того маленькие глазки, начал Август, - если ты меня не было здесь в лифте с вами, хотел бы ты заняться с Дей тем, чем занимаются взрослые в спальне?

Авраам так и подскочил на пятой точке. За первой реакцией последовала вторая - отрицание, когда он упорно старался делать вид, что не понимает, о чём ведёт свою речь малый. Но тот с достойным упорством требовал ответа до тех пор, пока Гик, взбешённый и внезапно вспотевший (в помещении стало градусов на десять жарче), проскрипел:
- Возможно, но только если бы точно и определённо я не встретил сегодня тебя,- умирая от стыда и разочарования в собственной затее, которая несколько минут назад казалась ему такой удачной. Но он был честным игроком, и даже тот факт, что шести или семилетний мальчишка что-то знал о сексе, не мог выбить его из колеи.
- Правда или действие? - обратился Гик к Дейдре, которая на минуту остановилась и внимательно следила за их противостоянием. Всё это время ей с трудом удавалось скрывать своё любопытство, и вот она была совсем раскрыта: - Полагаю, правда? Тогда ответь, пожалуйста, как ты считаешь, какое справедливое наказание можно было бы придумать в Средневековье для мальчишки, который упаковал на пару часов рядом с собой ни в чём неповинных парня и девушку в тесную душную коробку?

+1

7

Дей лишь хмыкнула в ответ на реплику Авраама о принуждении к чему-либо. Этот парнишка совсем не представлял себе, насколько близка Дейдре когда-то была к этой самой тюрьме и насколько далеки его представления о причинах попадания за решетку. Малец же очень забавно провел ассоциации со своим папашей и уроками, от чего Бёрнс его даже одобряюще потрепала по волосам и присела рядом, на пиджак парня.
- Я думала Авраам будет меня спрашивать... - начала говорить она, усаживаясь удобнее, но заметив ярый запал пацана, быстро сдалась и примирительно подняла руки, - Окей-окей, я поняла, ты первый. - потерла переносицу и поглядела на Авраама, вздохнув. Какую там ерунду мог придумать малец? Вроде того, как парень учился в школе или... - Ха?! - удивленно воскликнула Бернс и если бы они были не втроем в лифте, то окружающие точно пооборачивались бы и недовольно поглядели на нарушительницу спокойствия, - И ты будешь на это отвечать? Август или как тебя там, я начинаю понимать, почему папа тебя сплавил мачехе! - Дей развела руками в стороны и удивленно глядела то на мальчишку, то на Авраама, надеясь, что парень не будет отвечать на подобную ерунду, но у того были планы совсем другие.
И ответ Авраама был еще страннее, чем вопрос мальчика.
- Хааа? - протянула Дей снова, медленно повернувшись к нему, - То есть если бы его не... Ой черт, нет, давайте не будем об этом. Пацан, я тебе такой вопрос задам - держись... - Бёрнс злобно зыркнула в сторону Августа и постаралась успокоиться: в лифте нельзя было прыгать, потому что в таком случае он может упасть, и нельзя сильно кипятиться, потому что все равно бежать отсюда было некуда.
Она покачала головой и теперь с долей страха ожидала вопроса Авраама - может они оба такие ненормальные? Взглянула на парня - тот, похоже, смутился и тоже не очень-то рад был таким вопросам от мальчишки и в голове Дей промелькнула надежда на адекватность его вопросов.
- Правда-правда, - подтвердила она кивком, - В Средневековье? Спасибо, Авраам, за вопрос. Большое. - Дейдре повернулась к мальчику и начала отвечать будто бы ему, коварно улыбаясь и время от времени поглядывая на парня для поддержки, - Наверное, его бы посадили под домашний арест и лишили бы всех игрушек вроде икс... Вроде его любимого деревянного меча, а любимого пони по имени Ланцелот отпустили бы в лес и заставили бы мальчишку смотреть, как его верный конь убегает от него далеко-далеко. И доспехи не снимали бы вообще. Никогда. Даже спал бы в доспехах, - Дей эта историческая отсылка показалась достаточно подробной и устрашающей и она довольно кивнула в завершение своего рассказа и посмотрела на Авраама с улыбкой.
- А теперь меняем очередь, потому что ты провинился и ход пропускаешь! - сказала она Августу и сквозь его возгласы о том, что он ну очень-очень не хочет пропускать ход и пожалуйста и все такое прочее, спросила уже у Авраама, - Правда или действие? - наклонила немного голову набок и решила, что нужно хотя бы постараться получить удовольствие от сложившейся ситуации.

+1

8

Они вели свою игру на протяжении получаса, задавая друг другу самые разные вопросы. Как бы удивительно это ни было, но самые каверзные принадлежали Августу, который с особенным интересом относился к тайне отношений между мужчиной и женщиной. Он стремился узнать от своих новых друзей всё, с чем они могли познакомить его на словах в условиях крохотного замкнутого помещения.
И то ли это царившая вокруг атмосфера так подействовала на Авраама, то ли свет так загадочно и привлекательно очерчивал лицо Дейдры, что она с каждой минутой казалась ему всё более красивой. У неё была не злая, хотя и несколько замкнутая душа. Она старалась всячески очертить границу между собой и ребёнком, который в это время оказался на их общем попечении, но незаметно для себя поддавалась его детскому обаянию.
Авраам не без интереса наблюдал за тем, как медленно, но вполне уверенно Август по чуть-чуть придвигался всё ближе к Дей, которая вновь заняла место в углу, осторожно присев на пиджак. Первые его попытки пойти с ней на физический контакт не увенчались успехом. Стоило ему приблизить свою голову к её плечу, как она, колов его взглядом, вздрагивала и отстранялась. Но минуты шли, сливаясь в часы, и чем больше они уставали, тем проще им становилось переносить навязчивое присутствие друг друга.
- Скажу «действие», - наконец ответил Авраам, когда Дейдра вновь задала ему вопрос. – Может, даже разомнусь немного.
В этот момент Август, устало зевнув, прикрыл глаза, и они тут же сомкнулись. Он мерно и спокойно задышал, а голова, тяжёлая, словно была сделана из чугуна, склонилась на бок и упала на плечо Дей, а затем он весь съехал на пол, устроившись на её коленях, и мерно засопел.
- Он тебе нравится, не скрывай этого, - понизив голос, заметил Гик, устраиваясь поудобнее. – Смотри, он к тебе уже привык. Забыл, как ты хотела отпустить его пони в тёмный лес, где бы его разорвали волки.. Честно говоря, я ожидал от тебя чего-то пожёсче, - тихо рассмеялся он. – Ты была с ним очень добра, не смотря на то, что он закрыл нас здесь на добрых.. - Авраам посмотрел на электронные часы, которые подсветкой показали «20.48», - Господи.. Два с лишним часа. Что же они там делают?
И вдруг, словно в ответ на его слова, верхний свет в лифте быстро-быстро замигал ярко-жёлтым и загорелся. Внутри его механизма что-то щёлкнуло, затем раздался тихий писк и махина, до этого висевшая на высоте пятиэтажки, двинулась вверх.

+1

9

Дей с каждым кругом их игры все сильнее удивлялась мальчику: он спрашивал все, что его только могло заинтересовать, и совершенно не стеснялся их с Авраамом. Она еще пару раз предпринимала попытки осадить мелкого, чтобы тот ее забоялся и успокоился в конце-то концов, но это было бесполезно. В конце концов она сдалась и не удивлялась ни одному его вопросу, даже готовая рассказать "откуда берутся дети" и показать на пальцах. Но Август утомился своими развлечениями и постепенно все-таки утих, а затем и вовсе улегся к ней на колени.
Дейдре вздрогнула и подняла руки, будто к ней на колени прыгнула лягушка, и поглядела на Авраама с вопросом в глазах, что делать дальше. Парень лишь пожал плечами, а Дей опустила взгляд на мальчонку и положила одну руку ему на плечо, мягко поглаживая.
- Действие... - она закрутила головой в поисках хотя бы какой-то зацепки для действия, - Вытащи нас отсюда, а? - Дей улыбнулась, даже хмыкнула, - Шучу, конечно. Ну... Представь, что твоя жизнь проходит под девизом "день сурка" и ты от всего устал. Тебя ничего не радует и ты отдаешься полностью работе. И теперь скажи, как бы ты из этого всего выбирался, - она была довольна своей находчивостью, - Это ведь действие, да? - посмотрела на него с улыбкой, приподняв одну бровь, - Ты вообще учишься еще? Или работаешь? Это уже вне игры, просто спрашиваю. - добавила она скоро, чтобы Авраам не засчитал ее вопросы за следующий круг.
Бёрнс была удивлена, когда парень сказал, что прошло уже больше двух часов. Август повернулся на ее коленях.
- Фух, хоть слюни не пускает... - проговорила она тихо, помня, что ее младший брат был любителем намочить подушки во сне, - Ну, я все-таки не зверь, похоже. Сама удивлена, что так мягко ему ответила. Как думаешь, не странно, что его и правда никто не потерял?.. - Дей забеспокоилась за пацана, хотя сама час назад утверждала, что папаша за ним никогда не придет, - Неужели папаше и правда... - она говорила шепотом, предварительно поглядев, насколько крепко спит мальчик на ее коленях, - Просто нас с этим мальцом никто, похоже не ищет, - Бёрнс горько усмехнулась, - А тебя-то есть кому потерять?

+1

10

Они удобно устроились напротив друг друга и спокойно, как давние добрые знакомые, вели неспешный, ни к чему не обязывающий разговор, в котором каждый мог соврать и ничем не поплатиться за это. Ведь некоторое время спустя, когда их выпустят на волю из этого серого душного ящика, их пути в Сакраменто разойдутся и не известно, пересекутся ли вновь. Город большой, с множеством улиц, толпами разных незнакомых людей. И потеряться в нём двум отчаянным незнакомцам так легко, что даже обидно.
- Возможно, и мой и твой телефон уже разрываются от звонком родных и друзей. Здесь ведь нет связи, помнишь? - Авраам улыбнулся удручающему факту своей беспомощности. Последняя нитка связи с внешним миром оборвалась, как только двери лифта закрылись за ними. - С трудом мне вериться, что никто не станет беспокоиться и скучать по тебе. Я бы скучал, - добавил он не раздумывая. Ради чего? Чтобы поддержать или произвести впечатление? Брать телефон Дей он не намеревался, ведь сам пару часов назад должен был придти на свидание с другой девушкой. Какое это приведёт на Дейдру впечатление, когда парень, заранее обещанный на вечер другой, пытается склеить её, удачно застряв с ней в лифте.

- Я работаю. И учусь. И делаю это с таким удовольствием, что мне никогда не приходило в голову, что можно отказаться от всего или прервать это. Я слишком люблю то, чем занимаюсь. Наверное потому, что это мне кажется ужасно важным. Всегда казалось. Ну, разве что кроме того времени, когда в четырнадцать или пятнадцать лет я мечтал стать рок-звездой. Тогда мне это казалось очень серьёзным и нужным делом.
Лифт двинулся вверх, замер и вновь ненамного продвинулся.
- Кажется, кто-то всё же пытается спасти нас, - произнёс тихо Гик. Подача света в лифт то прекращалась, то возвращалась вновь, отчего весь потолок мигал бледно-жёлтым, создавая эффект цветомузыки. - Знаешь, я думаю, детям свойственно со своей небольшой высоты видеть все проблемы и события мира в несколько преувеличенном масштабе. Так и отношения с его отцом кажутся Августу ужасно плохими, хотя на деле всё может быть не столь ужасно. По крайней мере, я хотел бы надеяться на это.
Лифт в очередной раз приподнялся. Что-то наверху, прямо над их головами скрипело и шуршало, словно мыши лезли по железным маленьким лесенкам. Наконец, свет, после мерцания, загорелся ярко и больше не мигал. Лифт в последний раз дёрнулся и поехал, всё наконец-то пришло в норму.

На выходе из "коробки заточения" их встречала целая бригада рабочих-ремонтников в синих спецовках и даже служебная медсестра  с набором лекарств в крохотном чемоданчике. Но все трое выглядели и чувствовали себя замечательно. Даже Август, которому лёгких сон на коленях у Дейдре несомненно пошёл на пользу. Стоило мальчишке выбраться из лифта, как к нему тут же кинулась невысокого роста женщина, пухленькая, с взъерошенными кудрявыми волосами. Авраам совсем не так представлял себе эту даму. Мачеха оказалось маленькой домохозяйкой, которая, заключив мальчика в крепкие объятия, принялась со слезами на глазах, просить у того прощения вперемешку с обещаниями нажаловаться его отцу. Но видеть мальчика для неё было облегчением и радостью. У Авраама отлегло от сердца. Хотя бы здесь всё было оказалось не так ужасно, как он предполагал.

Гик обернулся в поисках Дей, которую допрашивала о самочувствии медсестра, предлагая присесть, чего-то понюхать, принять какие-то витамины и подышать свежим воздухом.
- Я возьму эту заботу на себя, - вызвался Авраам, подойдя к девушке. Он мягко улыбнулся заботливой сестре, отчего та, жутко смутившись, поспешила оставить их наедине. - Не против, если я ненадолго стану твоим провожатым? Нашему малышу, кажется, больше не требуется охрана, - он оглянулся на Августа, который с надутыми губами пытался увернуться от поцелуев рыдающей мачехи. - На встречу я уже опоздал, так что, может быть, у меня есть шанс составить тебе компанию? Если, конечно, тебе не нужно.. куда-нибудь ещё, где я помешаю твоим дальнейшим планам.

+1

11

Дей лишь покачала головой в ответ на предположение Авраама про то, что телефон все-таки разрывается. Ну уж нет, кресло, на встречу к которому так стремилась Бёрнс, звонить не могло и поэтому точно не оставило сообщение после звукового сигнала.
- Ого, - удивленно и искренне сказала Дейдре, подняв брови и посмотрев на парня, - Очень мило с твоей стороны, правда. Несмотря на мой агрессивный настрой пару часиков назад... - действительно, было похвально. Не разозлиться на нее, а, наоборот, еще и потом пытаться сказать приятное и подбодрить - какое удивительное дело. Странный парень, но забавный. Дей смотрела на него и улыбалась мягко уголками губ, а он начал отвечать на ее задание и... Ну, первое впечатление подтвердилось.
Не унывающий, активный и верящий в светлое будущее парень, который в четырнадцать мечтал стать рок-звездой... Дейдре себя лично такой представить не могла (не рок-звездой, а неунывающей и активной), но встречая других людей с подобными взглядами на жизнь даже за них радовалась - а что? Ему лет не так много, как ей, да, он молод, у него вся жизнь впереди и в этом его возрасте еще можно думать, что все зависит только от него и что все мечты сбудутся. Это ей уже поздно, а в двадцать пять - самое то.
Поэтому она одобрительно кивнула и затем их дернуло. Август, до этого лежащий спокойно на коленях Дей, перевернулся на другой бок, но не проснулся - похоже, очень устал пока сбегал от мачехи. Хоть бы она его искала.
- Ну, может и в преувеличенном, но зато они видят эти проблемы в принципе. Дети понимают много того, чего мы сами не замечаем, - например, сама Дейдре в детстве отлично понимала, что ее мамашка не виновата в своей любвеобильной католической натуре, а просто жизнь так сложилась, что нужно было зависеть от кого-то или чего-то - хорошо что хоть от секса и мужиков, а не от наркоты или чего еще похуже... Что там хуже наркоты бывает?
Их снова встряхнуло и на этот раз им это точно не показалось - спасение было близко, оставалось только дождаться. Бёрнс тихонько растрясла Августа, причитая немного по-старушечьи, чтоб он не пускал слюни на ее юбку, и успела встать, когда двери открылись.
Ее приняла в свои заботливые руки медсестра, усадившая ее на скамейку неподалеку, откуда Дей открывался замечательный вид на сцену воссоединения мальчишки и, похоже, его мачехи. Мачеха была дитю так рада, что даже странно, что пацан так паниковал - обманул! Взял и обманул двух взрослых людей, может просто поиграться хотел? Папаши, конечно, видно не было, но по виду женщины, зажимающей его в своих объятиях до того, что мальчишка уже начал даже вырываться, можно было сказать о том, что все у них будет хорошо. Женщина перепугалась и далеко отпускать Августа от себя наверняка больше не будет, а мальчику ведь только оно и надо было - чтоб рядом был тот, кто будет держать его за руку и очень любить.
Дейдре аж удивилась таким своим позитивным и добрым мыслям и даже наморщилась и покачала головой и как раз в этот момент к ним с медсестрой подошел Авраам.
"Упс, неувязочка вышла!"
- О, это я не по поводу провожатого, серьезно, - Дей встала и замахала руками перед лицом - В голову просто пришли какие-то слишком позитивные мысли, а это совсем не по мне. - добавила тише себе под нос, будто бы объяснила сама себе, - Моя встреча была назначена с креслом в мебельном парой этажей выше, думаю, оно дождется меня и завтра, - девушка улыбнулась и объяснила медсестре, что все в порядке, а когда та ушла, продолжила, - А твоя, кхэм, "встреча", - "заковычила" слово и жестом, - Уже уехала домой? Ты ей позвонил хоть сказал, что не пришел, потому что был заперт с обворожительной дамой старше тебя в тесном темном помещении?..
Они прошли по коридору, попрощаясь с Августом и выслушав извинения от его мачехи, которая сбивчиво просила прощения за "он просто такой активный мальчик" и "никогда не сидит на месте". Бёрнс даже устало улыбалась ей, не грубя и не показывая, как сильно пацан подпортил ей вечер, и помахала мальчику на прощание, искренне надеясь, что больше они не встретятся, по крайней мере пока он будет еще так желать привлечь внимание окружающих.
- Только пойдем по лестнице! - да уж, никаких лифтов ближайшее время.

+1

12

Он умученный и уставший стоял перед ней с улыбкой на мальчишечьих губах, на которых явственно читалось "Я не пытаюсь приударить за тобой, просто всегда такой дружелюбный". В самом деле, Аврааму всегда было сложно утаивать такие простые эмоции, как симпатия или умиление. Поэтому его друзья часто говорили, что он - человек-ходячее лицо, как противовес антагонисту фильма "The Man Without a Face". Но мало кто знал, что такие глубинные и гораздо менее невинные чувства, как любовь, нежность или желание не имеют ни своего выражения, ни места на милой физиономии. И когда, помогая подняться Дейдре, Авраам услужливо предложил ей свою руку, за которую девушка уверенно взялась, он почувствовал, как приятная горячая волна захлёстывает его горло, опускаясь к груди, чтобы разлиться там в тёплое море чувств, которые он с успехом подавил внутри себя.

Поход по лестнице показался ему бесконечным. Слишком жарко и тесно было ему идти рядом с ней. Пытаясь разобраться в собственном сознании, Авраам всё больше молчал и их выход на улицу стал своеобразным спасением. Когда прохладный вечерний воздух взъерошил его волосы, когда стая мурашек пробежала по позвоночнику от шея и вниз по спине, Гик наконец-то смог расслабиться и спокойно вздохнуть. То, что Дей шла рядом с ним, и их плечи почти соприкасались, означало лишь то, что она достаточно доверять ему, чтобы подпустить так близко и позволить проводить её до дома, где её, вероятно, ждёт тысячи пропущенных звонков от жениха или уехавшего в командировку мужа. Аврааму до сих пор не верилось, чтобы никто в этом огромном, полном людей городе не ждал Дей дома.
- Когда ты сказала, что некому скучать и звонить тебе, ты имела в виду, что ты не замужем и детей у тебя тоже нет?
Гик старался, чтобы его вопрос прозвучал без той нотки заинтересованности, которую он в действительности испытывал. Не потому, чтобы затем углубиться в социальные опросы об одиноких женщинах и причинах их обособленности, а потому что не желал думать, реальность такова. Ему хотелось, чтобы она оказалась счастливой женой или невестой, может быть, мамой, сестрой, дочерью, лишь бы ему не испытывать этого унижающего чужое достоинство жалости, которая подтачивала, словно червь, его сердце. Авраам вдруг ясно понял, скажи она ему, что живёт на этом свете одна, и он в лепёшку разобьётся, лишь бы изменить это.

В Сакраменто темнело быстро, но в ряд поставленные частые фонари горели ярко на фоне чёрного неба. В этой части города большой удачей было заметить хотя бы одну звезду. Но их свет не так бросался в глаза, как электрический уголёк, сделанный человеком. Только в тех спальных райончиках, где с освещением были постоянные перебои и вечные проблемы, можно было, привыкнув к окутавшей тебя темноте, разглядеть на ночном небосводе крохотных светлячков, выстроенные в ряды созвездий. Все подобные наблюдения подтверждали теорию о том, что чем меньше света вокруг, тем чётче ты видишь его перед собой. И, возможно, это было применимо и к людям. Если вокруг нет никого, то удивительно просто становится рассмотреть и понять кого-то, стоящего не рядом, а где-то среди других под твоим взором.

+1

13

Авраам помог ей подняться и очень мило улыбался. Слишком мило. Так ей редко кто улыбался, и ей даже захотелось потрепать его по волосам, как до этого она потрепала Августа, пока они еще были в лифте. Молодой, всем сердцем и душой молодой Авраам так и светился искренностью и добротой, приятной юной мальчишеской добротой, которые Дей так редко встречала в последнее время. По крайней мере искренность. Доброта - да, бывала, ей и руки подавали, и дверь придерживали, и все остальное прочее, что нужно делать по правилам выдуманных черт знает кем этикетов, но так, чтобы просто от души - давненько не припоминала.
Она мысленно окрестила Авраама прозвищем "малыш" и шла рядом с ним молча, пока они спускались по лестнице. Малыш почему-то тоже молчал, хотя до этого разговаривал иногда даже чуть больше, чем ожидала того Дейдре. Они вышли на улицу и Дей не выдержала:
- Расслабься ты, - слегка толкнула его в плечо, - Что это с тобой? На вопрос мой не ответил, идешь молчишь. Перепугался в лифте? Так мы уже вылезли, - девушка глядела на него и улыбалась одними только глазами, - Типа посттравматический синдром или что-то в этом роде, да? Точно, ты в состоянии шока! - щелкнула пальцами и затем указала на него, - Ну, может прогулка хотя бы немного тебя взбодрит, - пожала плечами и сама удивилась собственной заботе об этом парнишке. Они пошли вперед и Дей изредка поглядывала на него, чтобы понять, пришел он в себя или все еще боится чего-то. Может он боялся лифтов? Ну точно. Заставил себя сесть в этот гребаный лифт и в результате застрял, да еще и с назойливым раздражающим мальчишкой и нею... Не лучший вечер в его жизни. Нужно было быстрее дойти до куда-нибудь, чтобы он мог пойти своей дорогой и чтобы Дейдре не напрягала его своим присутствием.
Похоже, ей все-таки показалась та искренность. Она с грустью вздохнула и набрала в грудь воздуха, чтобы что-нибудь сказать, чтобы Авраам шел домой сам и не утруждал себя провожанием ее куда-то, но он задал свой вопрос первым и весь набранный в легкие воздух собрался воедино и Дей закашлялась.
- Ты чего это вдруг? У пацана заразился манией внезапных вопросов? - она, до этого приостановившись, теперь снова сравнялась с ним, - То есть по моей манере общения с тем мелким ты не понял, что дети - это вообще не моя стезя, да? - Дей усмехнулась и тихонько ткнула его локтём, - И - нет, я не замужем, - показала руку, на которой этим вечером не было кольца, потому что не было нужды его переодевать, - И - да, меня это... - на секунду запнулась, подбирая действительно правдивое слово, - Устраивает. Вполне. Не нуждаюсь во всякой шляпе вроде цветов, конфет и всем таком, - немножко забежала вперед и обогнала Авраама, встав теперь с ним лицом к лицу.
- И не надо меня жалеть, - сказала это четко, немного холодно и стоя близко-близко к малышу, который с близкого расстояния оказался уже не малышом, а взрослым парнем. Странно, Дейдре никогда близорукостью не страдала и теперь даже была удивлена, - Я контролирую ситуацию.
Для нее чувство жалости было как красная тряпка для разъяренного быка, стоит ей ее учуять - и придется доказывать, что все в порядке. Любыми способами.

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-28 10:25:35)

+1

14

Зачем он вообще это сказал? Зачем он открыл свой болтливый довольный рот и сказал это? Почему сразу не подставил ей в плечо, в которое она могла бы выплакать все свои слёзы? Потому что побоялся, что она двинет ему в челюсть, если он и дальше продолжит смотреть на неё этим своим "взглядом профессионально жалеющего". Во всём виноваты его рефлексы, отточенные годами работы и привычка погладить, поласкать, потискать всё, что движется и просто лежит, мурлычет, разговаривает, сикается.. Гик был таким. Он весь с головы до пят состоял из заботы и нежности, как рафаэлка. Разве что не светился над его русой головой золотистый ободок святости. Всё потому что и он был не без греха. Чтобы ни завещали нам предки, боги, на каждую свою доброту мы нарочно или несознательно ждём, что человек ответит нам взаимностью. И с теми, кто особенно дорог, но пока ещё не достаточно близок к нам, чтобы посметь его коснуться, мы милы и стелимся, и кувыркаемся, и что только не готовы сделать, чтобы показать себя во всей своей человекообразной красе.

- Ладно, ладно, всё, стоп, - и он действительно остановился, выставив перед собой руки в премирительном жесте. - Может быть я чуть-чуть перегнул палку.. - взгляд Дей окончательно смутил его и, скривившись, Гик сознался, - Хорошо, я не хило так перегнул палку в попытке пожалеть тебя. Каждый выбирает ту жизнь, которая ему ближе и кажется привлекательнее. Ты, к примеру, живёшь без мужа и трёх детей. Я, кстати, тоже. И даже без жены, - он улыбнулся уголком рта, получилось немного печально с толикой разочарования. - Ну вот сегодня я мог встретить женщину своей мечты.. - он потянул последнее слово, закатив глаза и давая Дейдре возможность оценить степень его неудачи. - Если бы не милый парень, который несознательно лишил меня этой возможности. Зато теперь я здесь, с тобой, стою посреди улицы на голом асфальте и чувствую себя припёртым к стенке за то, что собирался быть чрезмерно деликатным и чувствительным с тобой.

Они снова пошли вперёд. Напряжение понемногу уходило из разговора. Почти не глядя друг на друга, они шагали от фонаря к фонарю, обсуждая то, чем сейчас мог заниматься их малолетний похититель: достаточно ли сильно его выпороли, чтобы впредь не думал портить жизнь другим, блокируя на этажах лифты, и как сложатся отношения в его семье. Прогуливаться пешком по Сакраменто в ночное время занятие не самое надёжное и благодарное, но сторицей окупалось для Авраама компанией девушки, которая ему нравилась. И он уже точно определил для себя это, когда она в очередной раз невзначай коснулась его ладони.

Ближе к десяти часам они оказались в одном из спальных райончиков, в котором Дейдре снимала квартиру, и Гику пришлось приложить немало усилий, чтобы остановить рвущееся наружу приглашение провести ночь у него, ему было страшно представить, как одинокая женщина могла жить здесь. Ради собственного спокойствия и безопасности Дейдре, он настоял на том, чтобы проводить её до дверей квартиры. Как только они оказались там, встав друг на против друга, повисло неловкое молчание. Их расставание было  неизбежным, и хотя Гик чувствовал, что ему не терпится узнать продолжение их истории, произойди оно сейчас или чуть позже, тем неменее никак не мог решиться попросить телефон у девушки или сделать шаг вперёд, чтобы им решить все возникшие между ними вопросы.

Отредактировано Abraham Geek (2015-07-28 20:43:54)

+1

15

На слове "чуть-чуть" Дей немного наклонила голову набок, глядя на Авраама, и приподняла одну бровь, мол, серьезно? По-твоему это "чуть-чуть"? Парень, похоже, намек понял и сразу исправился, при чем заговорил много и быстро. Дейдре даже не успевала усваивать то, что он говорит, услышала лишь, что он говорил что-то про жену и быстро вставила в его монолог:
- Ты еще такой юный, какая тебе жена, совсем с ума сошел?.. - но малыш говорил дальше, не слушая ее замечаний, - Быть чрезмерно чувствительным и деликатным... - повторила Дейдре, отводя взгляд в сторону и потирая висок, - Странный ты. Пошли дальше, пока еще какую-нибудь чушь не сказал, - она усмехнулась и подтолкнула его в плечо, чтобы он шел вперед, сама идя за ним.
Странный малый, такой максимально немужественный в привычном понимании этого слова - никакой груды мышц, сведенных в напряжении бровей или брутальной трехдневной щетины колючим ежиком щекочащей щеки при соприкосновении, лишь какая-то мягкость, чувствительность и деликатность. Точно. Чувствительность и деликатность - то, чего не хватало самой Дей. Она не до конца понимала, почему они уже так долго идут и какого черта она до сих пор не прогнала его куда-нибудь подальше, сама быстро дойдя до дома в одиночестве и открыв бутылку вина после такого сложного дня и не менее тяжелого вечера. Но просто этот парнишка так хорошо разряжал обстановку, что даже вечер как будто стал немного теплее. Несвойственная для Дейдре сентиментальность тонким огоньком разгоралась в ее сердце, но Бёрнс старалась периодически создавать хотя бы легкие дуновения ветерка - пару раз слишком грубо ответила малышу, ругалась матом, один раз даже снова повторила теорию о том, что пацана отец точно не любит и отношения у них никогда не станут такими, как те, о которых пишут в книге "Дети и их родители"...
Но какого-то черта они все-таки оказались у двери ее квартиры.
"Какого хрена, вашу ж мааать..." - так тупо. Чувствовала себя ебучей школьницей после дискотеки, а не тридцатилетней женщиной. Стояла на пороге своей квартиры с молоденьким парнем, не зная, впустить его или прощаться... Черт подери, что за ерунда происходит?
- Ну, видишь? Все в порядке, наркоманы прямо на пороге не валяются, - успокоила его, указывая руками на обстановку в подъезде, не самом чистом, но действительно без игл, сложенных на журнальных листах в углу для многоразового использования всеми жителями дома, - Говорила же, могу сама дойти и все такое... Опять эти твои жалости. - поворчала, как старушка, а потом немного поводила взглядом по сторонам.
"Ой, да заебало!"
Она резко развернулась и завозившись на минуту с ключами, все-таки открыла дверь, распахнув ее. Взору малыша предстал узкий, немного тесный коридор, в конце которого была единственная комната этой квартиры - гостиная-спальня Дей с тем самым балконом, где она любила сидеть и попивать вино, воображая себя какой-то состоятельной дамой, а не доходя до гостиной - кухня и ванная комната. Небольшая кухня, небольшая ванная, но зато есть балкон - именно поэтому Дейдре в свое время выбрала эту квартиру.
- Заходи, угощу чаем, - толкнула Авраама в коридор, - Заранее извиняюсь за беспорядок и все такое прочее... Не разувайся, даже не думай, там в зале осколки на полу, - она кинула сумку на одну из тумбочек и, взяв оттуда резинку для волос, собрала волосы в хвост и направилась на кухню, - Заходи, не стой в проходе, - если делать все быстро, то в голове не успевает возникнуть мысли "Дей, что за хуйня?" и можно спокойно продолжать этот странный вечер, - Чая нет, есть кофе и вино, твой выбор, мистер... Как твоя фамилия кстати? - энергично обернулась к нему и слегка нахмурилась.

+1

16

Авраам некоторое время в нерешительности мялся на пороге. Что-то толкало его обратно в сторону улицы, может быть природное чутье - "траббло-радар", который точит "зуб" на проблемы, что возникают каждый раз, стоит в жизни Гика появиться женщине. А с Дейдре его, определённо, ждали трудности. Она с первого взгляда создавала образ человека, который находился на грани нервного срыва или сумасшествия. Что там прежде было в её жизни, Авраам не знал, но был уверен - мало хорошего.
Но как только одна его часть сказала: "беги", другая, называвшая себя Героем-без-страха-и-упрёка, едва завидев перед собой возможные сложности, немедленно взбунтовалась. Она вообще редко когда оставляла Гика в покое и часто толкала его на совершение таких поступков, на которые парень никогда бы не решился, не имей её в списке своих черт.

- Кофе, вино.. - он задумался, - вино, пожалуй. Слишком поздно для кофеина, но очень располагают сегодняшние события к тому, чтобы завершить день бокалом вина. - Пытаясь разуться у порога, он во время остановился и с опаской посмотрел под ноги. Может она практиковала йогу или что-то в этом роде, а может быть периодически била вазы и стаканы, чтобы попытавшийся пробраться в окно её квартиры вор остался лежать здесь же, не способный к сопротивлению. Стараясь, не думать о плохом и вернуть себе оптимистичное расположение духа, Гик прошёл в гостиную, она же "зал". Кое-где поблескивали мелкие полупрозрачные осколки стекла, отражая бледно-золотое свечение, попадавшие сквозь окна из соседнего здания, где в квартире напротив кто-то шумно проводил вечеринку.
Авраам не смог найти переключатель, чтобы засветить пару вкрученных ламп на люстре, поэтому, когда Дейдре вошла в зал, они оказались лицом к лицу, окутанные полутьмой, которую изредка прорезало томное янтарное мерцание. Он медленно сделал ей шаг на встречу, намереваясь принять из рук наполненный бокал, но время незаметно для них вдруг сгустилось в сумраке этой комнаты, замедлив ход. Музыка, доносящаяся из приоткрытого окна, была ритмичной и живой, но здесь превращалась в мягкие музыкальные тоны, которые тянулись, словно сама бесконечность. Авраам улыбнулся Дей, представляя, будто они оказались в круговороте эпох и событий, часовой воронке, и мимо них стремительно проносятся чужие жизни, судьбы и истории, пока их собственные ноги приросли к мягкому полу, покрытому искрами битого стекла.

- Меня зовут Гик, - голос его был сиплый, он осторожным покашливанием попытался прочистить его. Но чем ближе была к нему Дей, тем менее защищённым он себя чувствовал и волновался всё больше, хотя, казалось бы, не было ни единого повода. По крайней мере Дейдре не давала Гику его. Кроме того, что пустила за порог своей квартиры малознакомого ей парня, когда за окном уже ночь, и стрелка часов медленно подползает к полуночи. - Позволишь? - он принял бокалы из её рук, чувствуя как соприкасаются на гладкой поверхности округлых сосудов их пальцы. Её были холодны, его же, кажется, горели и были много грубее. Этот простой неосторожный жест приобрёл в глазах Авраама пугающую сексуальность. Он поспешно прервал момент, поняв, что оставляет у себя в голове слишком много нерешённых вопросов, которые возникают в одночасье.

+1

17

Дей из-за спины услышала рассуждения Авраама о полезности и необходимости кофеина таким поздним вечером, хотя сама даже не сомневалась в том, что он будет пить вино - кофе дома тоже не было, как оказалось, так что получилось даже хорошо, что он как будто бы все-таки выбрал напиток сам. Она разлила по бокалам красное полусладкое, которое хранилось в нижнем ящичке рядом со своим товарищем белым вроде бы полусухим (вкусы Дейдре в вине были достаточно широки и разноплановы) и аккуратно взялась за ножки фужеров. Да, у нее были припасены два красивых или по крайней мере сносных фужера для себя и кого-то еще, в данном случае - для малыша.
- А у меня каждый день, похоже, располагает... - тихонько усмехнулась Дей тихо себе под нос, выходя из кухни и направляясь в зал. Там Авраам стоял посреди комнаты и очень резко к ней повернулся, так, что она чуть не пролила вино на себя и на него тоже. В соседнем доме бухие соседи опять устроили дискотеку и устроили себе медляк вот именно в этот момент, а открытая форточка позволяла слушать легкие доносящиеся мелодии, так что у них с Авраамом была и светомузыка, и аудио-оформление вечера. А еще осколки от разбитого на днях бокала поблескивали на полу и прикольно отражали свет.
Она подняла взгляд на парня и улыбнулась его фамилии, глядя ему в глаза. Ей нравилось ставить его в неудобные ситуации - и в именно такой ситуации Авраам сейчас и находился - было видно, как он волнуется, правда Дейдре пока сама не понимала, из-за чего. Волноваться-то надо, наверное, ей. А она чувствовала себя хозяином ситуации и было ощущение, будто все под контролем.
До того момента, когда почувствовала на своих руках прикосновение горячих рук Гика - тот решил забрать у нее бокалы, но на деле забрал контроль над происходящим. Вернее, нет, все осталось так же, как было - Дей не упала вдруг в обморок или не обомлела перед таким юным парнишкой, стекаясь розовенькой соплёй на пол, но руки ее дрогнули.
Она снова чуть не выронила бокал Авраама, но передала его ему и опустила руку, немного сжимая пальцы и чувствуя, как еще оставались теплыми те их участки, где их касались пальцы юноши, стоящего перед ней. Дей заправила за ухо прядь волос, отведя взгляд, а затем снова посмотрела на малыша - по всем правилам жанра в этот момент нужно было сократить дистанцию, прямо до минимума и может быть даже позже уйти в минус, но... Почему-то не хотелось вот так запросто. Хотелось растянуть это чувство сомнительного контроля над происходящим и неуверенности в правильности своих действий. Давно с ней такого не было и черт знает, когда еще произойдет - нельзя было терять этого шанса.
Поэтому Дейдре сделала глоток вина, все еще оставаясь стоять на месте, и не отходила от Авраама. Хотелось спровоцировать его на что-то, посмотреть на его реакцию, заставить сделать хоть что-нибудь, поиграть, что ли... Дей было одновременно любопытно и противно от самой себя, что она так пользуется наивностью юноши. Ну, ничего плохого ведь она ему делать не хотела. Ничего плохого и не получится - это все just for fun и не более, верно?
- Окей, вон тех соседей можно было бы и выселить, - она указала рукой, в которой держала бокал, на окно за его спиной, дотронувшись тыльной стороной запястья до его плеча в этот момент, - У них еще ребенок есть, они на него периодически кричат, представляешь? - слегка оперлась запястьем на его плечо, держа бокал за его спиной, а другой рукой поправила волосы в хвосте, - Жесть, короче. Надо на них докладную написать, как думаешь? - Дей внутри ликовала от того, как все забавно складывается, но потом резко это ее душевное веселье сменилось на какую-то паршивую грусть.
Она убрала от него руку и поставила бокал на журнальный столик, стоящий неподалеку.
- Извини, не знаю, что нашло на меня, - протерла лоб ладонью, убирая выбившиеся пряди назад, снова обернулась к Аврааму, - Я... Ты просто вот... - жестикулировала, пытаясь объяснить что-то, что сама не до конца понимала, - Ты ведь это только блять из жалости вот это все, - "вот это все" - это вот как они задели руки друг друга при передаче бокала? Преувеличила немного, ну, бывает, - Ты пей вино, оно вкусное. А я щас опять нажрусь нахер, если приложусь к бутылке. И осколков прибавится, и даже обувь на ногах не спасет, - Дей в паре шагов от малыша и закрыла лицо руками, а затем резко их опустила и выдохнула весь скопившийся в легких воздух.
Как же она устала.

+1

18

Она умела быть забавной, умела быть смешной. Она знала, что такое чувство юмора, и порой вспоминала, как это - улыбаться. И становилась ещё привлекательнее, когда крохотные уголки её губ медленно забирались вверх, а на щеках появлялись чудесные ямочки-точки. Больше не было Дейдре ужасной и опасной, извечной пессимистки, сражающейся с помощью мрачного сарказма с каждым, кто посмел приблизиться к ней достаточно, чтобы спугнуть.
И вдруг снова, в мгновение ока, она изменилась как погода на море. То солнечное тепло, то шальной ураган с порывами дикого ветра, то весёлые барашки волн, то тихая ровная гладь. Гамма из множества чувств без намёка на гармонию. И может быть, кому-то это могло показаться слишком, но Авраам очень любил бескрайние просторы солёных вод, а ещё непростых людей со сложными судьбами. И кого волнует, что между ними огромная разница в возрасте и лишь пару часов близкого знакомства? Гик начал взрослеть с тех пор, как принял на себя ответственность за людей, которые требовали его помощи на работе, потом и в личной жизни. Его не пугала забота о близких, как не пугала его забота и о чужих. Он часто, если не сказать, что всегда принимал людей за "своих", подпускал очень близко и разделял с ними эмоциональные и физические страдания. Так неужели теперь не справится с одной единственной женщиной?

- Их можно лишить родительских прав, можно упечь в тюрьму, - вполне серьёзно рассуждал он, рассматривая окна напротив. Она облокотилась на него, он плечом почувствовал жар её давления на себя, но не отстранился. И даже когда почувствовал горячее дыхание за ухом. По спине пробежали приятные мурашки, Гик приятно поёжился и прикрыл глаза. Если ей так хотелось, он был не против. Завтра Дей проснётся и, даже если он всё ещё будет лежать рядом с ней, её презрение к себе и ненависть к нему не станут меньше. И Аврааму не хотелось, чтобы всё закончилось так, но так приятно её было забыть о суете и мелочах с красивым женским флиртом. Порой людям нужно просто расслабиться, немного пошалить и чуточку побыть кем-то другим, кем-то развязанным и свободным.

Только продолжения не вышло. Новая волна настроения - очередной срыв. Дейдре отпрянула, быстро и сбивчиво принялась оправдываться, самоуничижаться. А что он мог? Слушать и смотреть на неё. Так Гик и делал, пока что-то не толкнуло его потянуться к ней.. Вот Дей закрыла лицо руками, вот опустила их и с шумом выдохнула, но прежде чем сделала новый вздох, Авраам обхватил её талию руками, притянул к себе и прижал, крепко, тепло, надёжно. Как мужчина прижимает к себе женщину, которую ни с кем не желает делить, как отец обнимает ребёнка, которого никогда не даст обидеть.
- Мы сегодня выпьем совсем немного, - тихо сказал он ей на ухо, и в комнате стало вдруг очень спокойно. Авраам дышал спокойно, ожидая, когда Дейдре в его руках поддастся безмятежности, которую он всюду привносил с собой. Он ждал с отчаянной надеждой и верил, что сможет помочь ей забыть всё плохое, просто обняв. Он был сильным, а были ли её страхи сильнее? Гик не знал, но никогда не боялся трудностей.

+1

19

С. Бабкин - Сокровище

Эй, парень, ты что о себе возомнил?! Ты почему ничего не говоришь в ответ о том, что нет, милая Дей, это не из жалости, это просто потому что мне очень хочется и ты такая красивая и привлекательная и дело вовсе не в том, что я пытаюсь тебя как-то подбодрить, увидев в какой заднице ты живешь, в одинокой заднице на окраине Сакраменто. Нет, Дейдре, я вовсе не хочу пригреть тебя сегодня под своим крылышком, чтобы немного успокоить тебя и назавтра или даже сегодня вечером оставить снова одну. Давай, посмотри на меня, я честен перед тобой, в моих глазах нет ни капли жалости, я лишь хочу хорошо провести время.
Эй, парень, о чем ты вообще думаешь? Когда стоишь тут и глядишь на Дейдре Бёрнс с неприкрытой искренней жалостью и даже в воздухе витает словососочетание "I'm sorry", которое благодаря универсальности великого английского языка можно трактовать и как "я соболезную", и "мне очень жаль", и "извини"... Никаких извинений! Нет тебе прощения, глупый Гик, и только чудом сейчас ты все еще стоишь на своих ногах, только чудом Дей тебя еще не оттолкнула, не ударила тебе торшером по  голове и не выгнала из этой квартиры, пожалев о том, что вообще пошла сегодня в торговый центр и за это выместив всю злость на старом кресле, которое как раз и нужно было сменить.
Эй, парень, что ты делаешь?.. Дейдре ощутила, как сильные мужские руки прижали ее к себе. Она вздохнула глубже и почувствовала аромат его одеколона и его самого, почувствовала, как её окутывает сладкое ощущение заботы и безопасности, которое не было ей до этого знакомо. Или... Было? Это нахлынувшее чувство тепла, исходящее от рук парня, которого она знает всего пару часов и который для нее кажется больше младшим братом, чем действительно мужчиной... Она закрыла глаза и на пару секунд полностью отдалась этому ощущению, этой волне, сбившей с нее всю спесь и дерзость, так присущую Бёрнс. Его слова успокоили ее, Дей подняла руки и обняла его, сжимая пальцами его рубашку, но стараясь не дотрагиваться до него самого, даже через одежду. Держала руки вот так на весу, прижимаясь к нему грудью, но все так же не прикасаясь на спине - будто бы и не обнимала его, будто бы обняла лишь образ того, кто пришел теперь к ней с этой своей...
Жалостью.
Сколько раз Дейдре признавала себя жалкой - и столько же раз пыталась сбежать от этого чувства. И вот сейчас, именно в этот момент, цепляясь пальцами за того, кто жалел ее всем сердцем, она полностью отдалась этому ощущению. В душе вдруг оказалась какая-то пустота, та слизь, что скапливалась в ней благодаря двуличности и скрытности и неприятию себя такой, какая она есть, будто бы вышла из своей оболочки, что сдерживала ее глубоко внутри, и теперь разлилась по всему телу. Дей стало будто бы даже тяжело стоять, голова закружилась, но она попыталась вцепиться в Авраама еще сильнее и все-таки обхватила руками уже не его рубашку, а, наконец отпустив ее, распрямила напряженные пальцы и раскрытыми ладонями обняла его. Ей почему-то казалось, что если держаться за него, то эта мерзкая и противная слизь не сможет унести ее за собой куда-то в темноту, откуда Бёрнс уже никогда не сможет выбраться.
Гик, конечно, не знал. Не знал о том, что происходит с ней, о том, как ей тяжело признать свою слабость и принять ее, как хочется снова сбежать от этого всего и запечатать все то дерьмо, что бурлит внутри нее, где-то глубоко и ждать до следующего его пробуждения. Может быть, ему казалось, что она просто одинокая женщина, которой не хватает мужской заботы и ласки - и если так, то Дей в принципе не была против, если только он будет все дальше держать ее вот так крепко и тепло в своих руках. Если он будет думать, что помогает ей так избавиться лишь от одиночества - то пусть она от одиночества избавится хотя бы на этот вечер.
Если сейчас выпить еще хотя бы немного вина, ей станет хуже. Она начнет кричать, снова выпендриваться, стараться строить из себя кого-то другого и обязательно прогонит его.
- Если я выпью немного - я прогоню тебя, - она подняла голову, глядя ему в глаза. Он был младше ее, она была хороша - чем не замечательное начало многообещающего вечера? И кто там будет гулять по ночам - никому пока не было известно, - Ну я могу, я правда могу... - Дейдре отпустила его и сделала пару шагов к столику, где стоял ее бокал. Обычно она бы не раздумывая взяла его, сжала бы ножку фужера и сделала бы несколько жадных глотков, может даже выпила бы его залпом, не оставляя возможности что-нибудь изменить. Теперь же она лишь медленно подняла его и повернулась к Аврааму, ничего не говоря.
Нужно было сказать что-то еще, чтобы окончательно запутаться вообще во всем.
- Давай тост?.. - как-то  неуверенно спросила, глядя в глаза Гику, покусывая нижнюю губу и как-то очень горько улыбаясь.
Эй, парень, что ты натворил?

Отредактировано Deirdre Burns (2015-08-01 20:14:21)

+1

20

Чем больше он узнавал женщин, тем меньше понимал их. Он знал, что мужчины способны на всё, но так же знал и то, что женщины способны на всё остальное. И это делало их безумными фуриями, отвратительными мегерами и очаровательными любовницами. Вне зависимости от того, какая бы досталась ему, он знал, в первую очередь, её нужно любить а не понимать. Это необходимо усвоить, прежде всего.
Держа Дей в своих объятиях, мыслями Авраам был где-то далеко. Но ничего не требовало его немедленного присутствия. Он расслабился и унёсся разумом в какое-то спокойное место, где хотел бы спрятать её, девушку, которую сегодня впервые встретил. Пусть там будут большие зелёные луга и огромные серые горы, озера или река, их шум будет убаюкивать их, а шелест деревьев - хранить их сон. Маленький сруб из дерева, чёрная крыша. Окна выходят на восток, и веранда на западе, чтобы часами любоваться закатом. Вино, такое же как сейчас, пусть оно её успокоит, два хрустальных фужера, тёплый плед. Кресло качалка, в котором он, медленно раскачиваясь вперёд-назад, держит её в руках, пока она кутает их в клетчатое покрывало, и сильно, с надеждой прижимается к нему.

Гик резко открыл глаза. Полутёмная комната и музыка в приоткрытом окне. Шумные соседи, а перед ним женщина, которую он совсем не знает.
Мечты имеют над ним, порой, такую незыблемую властную силу, что способны гонять как кровь чувства, вводя их по венам в сердце. И глядя в тёмные глаза Дей, которые в сумраке стали почти чёрными, Авраам вдруг почувствовал, что каким бы ни был он добряком, как бы ни была сильна я тяга жалеть всех и вся, помогать нуждающимся, быть рядом с каждым он не готов.. А с ней хотел и мог.
- Я уйду, если ты этого хочешь, - сказал он спокойно, когда Дейдре отстранилась вновь. Поднимая бокал, он смотрел на алые блике за стеклом, а затем перевёл взгляд на её лицо, полное отчаяния и сожаления: - Но мне бы уходить не хотелось.
Его откровенность могла его погубить, могла заставить её прогнать Гика вон. Но Авраам не был акробатом, не ходил по краю. Он говорил честно и прямо, как делал это всегда. Но такие слова произносил не часто, и, может быть, впервые, почувствовав странную тяжесть внутри при мысли, что ему придётся расстаться с Дей.

- За новую встречу, - предложил он тост, и звонко цокнули края бокалов, соприкоснувшись друг с другом. - Если вдруг выйдет так, что сегодня ты выставишь меня за дверь, я хочу, чтобы в будущем у меня был бы шанс вернуться.
Вкус вина был немного терпким, немного сладким, и голову Аврааму вдруг пришла мысль, что и губы Дейдре сейчас имеют тот же приятный вкус. Но проверять он не стал, только присел на диван, куда осторожно опустилась и Дей, осторожно обнял её свободной рукой, сделал новый глоток и продолжил смотреть в окно, отстранёно и молча. Когда бокал был пуст, он поставил его на ковёр, пересел так, чтобы ноги можно было залезть с ногами, и прилёг, а Дейдре улеглась на его груди, закутавшись в его объятия, как в одеяло. Их тихое дыхание вскоре слилось в одно, и только редкие вопросы шепотом прерывали его:
- Почему ты живёшь одна? Никого из твоих родных и знакомых нет в городе? Ты здесь в первый раз?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Лифты... Лифты! ‡Лифты одна нужна мне (с)