Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ветер, спутник карнавала;


ветер, спутник карнавала;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Frank Sinatra – Cheek To Cheek
Heaven, I'm in heaven
And the cares that hung around me
Through the week
Seem to vanish like a gambler's lucky streak,
When we're out together dancing cheek to cheek

Участники: Anke von Wagner и Frederick Klemente
Место: Венеция
Время: 5 июня 2013 год
Погодные условия: туманно, пасмурно, срывается дождь;
О флештайме: Утерянные вещи порой стоят больше, чем целое состояние. Новые знакомства иногда стоят больше, чем те самые утерянные вещи. Вот такой круговорот.

http://s2.uploads.ru/LOG3M.png

Отредактировано Anke von Wagner (2015-07-17 15:04:00)

+3

2

https://38.media.tumblr.com/9e399502f632e173ac34ff2f1a97f667/tumblr_n1zdiuU4m71rrzydoo1_500.gif

Musik ist die Erlösung
Jeder Klang ist ein Gebet
Sie führt uns zur Genesung
Sei ein Priester, ein Poet

© Umbra et Imago

Код:
<!--HTML--><center><object width="358" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7lee1Baglb5gB12qo&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7lee1Baglb5gB12qo&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="358" height="30"></embed></object></center>

Сколько лет прошло с того самого рокового дня, мистер-дэнди? Сколько дней и часов?
- Si, - Клементе был весьма краток, рассматривая перед собой потрепанный футляр скрипки, он прищурился и провел по нему пальцами, так словно, убеждаясь, что это далеко не сон и не плод его воображения.
- Signore? - за его спиной раздался голос, возвращая к реальности.
- ... Klemente. Signore Klemente, - с его уст это звучало гордо, впервые. Возможно дело было в той самой скрипке, ради которой он пересек Атлантический океан и о которой грезил с момента похорон матери, леди Лью. А возможно, дело было в самой Италии и Венеции? Ведь скрипачка была влюблена в этот город, не смотря на то, что сам Коррадо называл его "грязным", то-ли дело Верона. Конечно, Барон всегда был привязан к родным пенатам, для него Верона была сродни Эдему. А может дело было в нем самом?
Сколько времени прошло с того самого момента, как вы стали капитаном в мафии, signore Klemente?
Не много и не мало. А он только свыкался с мыслью, что с того самого момента посвящения все и всегда усугубляется. Наверное, потому, что та ответственность возложенная на плечи капо и та ноша сжимала мозг, давила на подсознание. Покинуть территорию и команду, фактически, через месяц... Это... Это не было дезертирством? И если уж быть честным на прямоту - обычный уик-энд. Не более того. Он должен был занимать всего несколько дней в Венеции, на момент самого аукциона и только.
И да. Все дело было в ней, в той самой скрипке. Еще в 2000-м году, Муссолини предпринимал попытку найти мамину скрипку. Тогда это был Будапешт, что принес ему приятные воспоминания и возможно, одного из немногих друзей, не считая Дитера. Ведь к немцу, итальянец относился уже как-то по-братски, что-ли. Но, суть не в том. Тогда, да. На следующий день после знакомства с Софи, Фредо все же отыскал консерваторию в которой выступала леди Лью. Ему нужны были хоть какие-то зацепки в поисках. И к слову, тянулось это весьма так... долго. Ровно 13 лет.
Тот славный уличный рэкетир с сонетам Данте Россетти давно уже вырос. Очерствел и больше не радовался запущенным в небо бумажным фонарикам. Но, ведь это жизнь? Верно. С возрастом мы многое забываем, упускаем из виду и становимся чуточку жестче. Это закалка, выдержка на прочность. Изначально мы пытаемся прогнуть этот большой и земной шар под себя. В итоге, мир нагибает нас и ставит в различные позы. Ему абсолютно плевать доставляет это нам удовольствие или просто - надо!

А ведь хотелось где-то глубоко в душе раскрыть футляр и прикоснуться к ней, да вот не покидала мысль, действительно, ли это та самая скрипка. Леди ЛЬю часто выступала с оркестром, но в какой-то момент это прекратилось. Семейная жизнь и некая усталость заставили и ее, талантливую от Бога женщину завернуть инструмент в черный бархат и сложить почивать на свое законное место. Это было незадолго  до убийства Коррадо. После того, вилла Клементе ушла с лотка весьма эпично, так же как и Кей-банк. И скрипка была утеряна. Да, он знал, что инструмент потерялся... и вот, он момент истины.
- Так, что скажете? - да, с ним уже говорили на английском, со своим акцентом, но все же.
Может сочли, что Фредо больше нескольких слов не знал или забыл. Да и это тоже уже было неважно. Поджав губы, Клементе молча смотрел на футляр. В последнее время, он был немногословен и сдержан в своих эмоциях и порывах.
Постучав пальцами по деревянной поверхности стола, он обернулся:
- Я могу попросить оценщика? - переведя холодный взгляд на собеседника, довольно сухо-жилого венецианца, он добавил: - Не хочу обнадеживать себя, заранее. Это слишком дорогая семейная реликвия и я готов выложить за нее ту сумму, которую вы назовете. Но, с условием, что ее оценят и подтвердят подлинность инструмента.
Говорил так, словно, скрипка принадлежала когда-то самому Паганини.
И видимо, его не совсем поняли. А если и быть более точным, то у работника, что уже на протяжении получаса ходил за ним по пятам, поползла одна бровь вверх.
- Но, синьор...
Клементе тряхнул головой и тут же приглаживая волосы назад, упрямо заговорил и в этом ему не было равных:
- Я знаю, что в ваши обязанности входит оценивать антиквариат идущий, в последствии, с лотка, но, - сложив губы уточкой, мафиози сцепил руки в замок и добавил: - Я хочу услышать мнение независимого от вашего дома оценщика. И чем независимее он будет, тем большая вероятность того, что я поверю. У моей скрипки специфическая резьба на грифе...
Возможно, его бы и послали. Послали в грубой форме да на родном языке покойного отца. Но, нет. Соблазн, в последствии, объявить повышенную цену, сделал свое дело и ему предложили присесть на диван. Затем кивнули головой и резко развернувшись, удились прочь.
А он все так же смотрел на футляр, одиноко-лежащий на столе. Это был необычный аукцион. Это скорее были торги. И каждый это делал по-своему. Фредо искал истину, а венецианец - возможность не упустить клиента. Ведь, клиент всегда прав, так? Подпирая рукой подбородок, он прищурился. По коридору, там с той стороны, слышалось звонкое эхо цокающих каблучков...
Значит, женщина? Да, итальянцы любят подсылать на переговоры дам...
И собственно говоря, мистер-дэнди не прогадал. В кабинет зашла женщина. А он по привычке встал, как обычно. Воспитание и манеры невозможно забить ни рэкетом, ни грязными махинациями. Они либо есть, либо их нет.
Она весьма была хороша собой. И даже более того, видимо, это был стратегический план самого работника аукционного дома. Утверждать это Фредо не собирался. Но, даме руку, при обоюдном знакомстве, целовал. К слову, Клементе всегда улыбался при женщине. Они правда были его Ахиллесовой пятой, слабостью и сам павиан того никогда не отрицал.
- Надеюсь, теперь вы довольны...
Его оборвали ровно в тот момент, когда губы оторвались от нежной и бархатной кожи. Покосившись в сторону, Фредо с кошачьей ухмылкой ответил:
- Более чем. Оценщиков вы, выбираете лучше, чем рекламируете сам антиквариат.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-07-17 04:05:45)

+3

3

вв

Man soll den Tag nicht vor dem Abend loben ©

Когда ты много работаешь и не достаточно спишь появляются темные круги под глазами, кожа перестает светиться здоровьем и само выражение глаз...ты начинаешь походить на затравленного зверя. Анке дала себе слово, что в Венеции урвет несколько дней в качестве выходных, чтобы отдохнуть, прогуляться по городу и, наконец, забыть о том, что тебе надо работать, работать и еще раз работать. А пока что она сидела у дамского столика в номере отеля, который ей любезно сняли временные работодатели. Из окна ее комнаты был виден широкий канал, по которому ежечасно проходили десятки гондол. Еще бы - туристический сезон в самом разгаре. Жалко, что погода сегодня немного подкачала. На улице то и дело срывался дождь, а сам город затянул плотной пеленой густой туман.
Анке любила дожди. Ей нравился звук барабанящих по окну капель - это успокаивало. В такие часы не хотелось куда-то спешить, что-то делать, с кем-то говорить. Но работа ждать не будет. Особенно работа, за которую, меркантильной немке, платили не маленькие проценты.
Пару недель назад ей прислали по факсу приглашение поучаствовать в аукционе в качестве независимого эксперта, суля за это неплохую прибыль. Как можно было отказаться? Ведь ей предлагали бесплатное проживание в одном из лучших отелей Венеции, не пыльную работу на несколько часов в день и совершенную свободу на все остальное время. Это почти как отпуск. Только платят за него больше.
Снимая бигуди с черных волос, фон Вагнер поднесла к ним расческу и стала плавно разглаживать пряди, укладывая их в идеальные локоны. Каждое движение было выверено до совершенства. Сколько лет она укладывает себе волосы таким образом? С шестнадцати...Господи, двадцать лет. Завидная постоянность. Но в этом была ее изюминка. Даже в таком образе она отличалась от серой массы женщин. Не смотря на то, что образ не меняла вот уже два десятилетия, только улучшая его.
Анке поправила бретель платья, взяла зонт-трость, предусмотрительно предоставленный в отеле и вышла из номера, захлопнув за собой дверь.

Цоканье тоненьких каблуков занимало собой все пространство. Ее только что вызвали из общего зала, и просили - не слезно, само собой, но любезно - подтвердить подлинность музыкального инструмента, а именно - скрипки. Один покупатель был обеспокоен, что этот лот - совершенно не то, что ему нужно. Но в случае положительной оценки, галерея могла рассчитывать на солидный куш. Анке просили подтвердить подлинность, удовлетворив любознательность господина Клементе. Так звали клиента.
Глубокий вдох, спина расправляется, на губах играет легкая, почти загадочная улыбка, которая может значить равно: "Я рада с Вами познакомиться, герр Клементе", так и: "К сожалению я ни чем не могу Вам помочь, герр Клементе". 
Дверь отворилась и ей в нос ударил сильный запах пыли. Анке подавила в себе желание чихнуть. По роду своей профессии ей часто приходится работать с экспонатами, покрытыми вековым слоем грязи и пыли, так что аллергия уже почти не дает о себе знать.
- Мистер Клементе, - она любезно расплылась в улыбке и протянула ему руку, которую мужчина тут же не побоялся поднести к губам и коснуться тыльной стороны ладони, - очень приятно.
Она смотрела на него снизу-вверх. Зеленые глаза пытливо остановились на лице незнакомца. Он выпустил ее руку из своих пальцев и фон Вагнер смогла отвести взгляд, чтобы посмотреть на администратора, который тут же стал обрисовывать ей картину на своем ломанном немецком.
Кивнув, Анке взяла белые мягкие перчатки со столика, где рядом, в кожаном футляре, лежала скрипка. Надев те на руки, немка аккуратно, почти с любовной нежностью взяла инструмент в руки.
Искусство - она всегда жила бок о бок с ним. В детстве - мама. В более поздние годы - университет, где учились сотни и тысячи талантливых художников, музыкантов, будущих актеров. Были, конечно и те, кто просто просиживал штаны. Но некоторые звезды выпуска, ярко зажглись на ночном небе Германии. А после и мира. О многих Анке слышала и сейчас. С некоторыми виделась лично.
Скрипка была  облегченная, что говорило о том, что принадлежала она женщине.
Анке поднесла скрипку к глазам и внимательно осмотрела, вначале верхнюю деку, а после- нижнюю. На алых губах заиграла загадочная улыбка, которая не могла скрыться от присутствующих.
- Герр Клементе, - она привлекла внимание покупателя, - скрипка выполнена из цельного куска ели в верхней деке. Видите эти волокна? - она указала пальцем на деку слева направо, - уменьшаются. Нижняя дека выполнена из явора и тоже из цельного куска. Инструмент исполнен превосходно и по тому, как он сохранился, я могу утверждать, что изготовлен он не позднее 1960 года. Резьба на грифе не заводская. В этот период скрипки поставляли, в основном, с гладким грифом, да и такого рода украшение не улучшает звук. Но я уверена, что этот инструмент будет звучать превосходно. Гриф - ручная работа, - она еще повернула скрипку в руках, разглядывая ее снизу. - Это, конечно, не Страдивари, с его "Леди Блант", но инструмент выполнен именно в этом стиле и если бы не резьба по дереву и цвет, который не использовал маэстро, я бы сказала, что скрипка - его рук дело. Выполнено великолепно, - зеленые глаза зажглись огоньками.
Анке бы с удовольствием взяла в руки смычок и провела по струнам. В молодые годы ей приходилось учиться в музыкальной школе по настоянию матери, и хотелось надеяться, что опыт с годами, что она не брала инструмент в руки, не иссяк.
- Скрипка не представляет собой большой ценности, но, могу поспорить, второй такой вы не найдете в Италии, да и в Европе. Узор на грифе - единственный в своем роде. Я не сталкивалась раньше с подобными. Так что именно это и делает ее необычной и уникальной, - Анке ловко положила скрипку в футляр, закрыв его и осмотрев кожу.
В комнате повисла тишина. Администратор явно хотел услышать от немки что-то другое, и от этого он обиженно, как могут только итальянцы, поджал губы, чуть ли не плача, как младенец - он думал, что его, почти уже заплаченные, деньги сейчас уплывут из рук.

Отредактировано Anke von Wagner (2015-07-17 11:42:21)

+3

4

I can see your eyes.
The empty nights remind me
That I should have tried.
As you're the one to see...

Код:
<!--HTML--><center><object width="358" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2rmrkBak3w3xB17s0&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2rmrkBak3w3xB17s0&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="358" height="30"></embed></object></center>

Кажется, здесь был лишний... Изначально, Клементе покосился в сторону присутствующего третьего звена местного разлива. Привычки, с ними, иногда, так тяжело уживаться. В то время, пока он, уже стоя несколько в стороне, держал руки за спиной. В то время, администратор молчал. К слову, мужчины даже молча могут соперничать между собой. Достаточно диалогов взглядами. Венецианцу не нравилось отношение, фактического, американца к его трудам. А Клементе? Он просто привык всегда лишний раз перепроверять и не верил словам. Факты...
Она... Она - немка. Этот вывод Фредо уже делал, отступив назад и облокотившись о зеркало, что стояло недалеко возле стола. Да, оно могло свалится. Но, такие люди, как он, иной раз, и идут против правил.
Провокация - не подходящее слово, но первое, что приходило на ум. Конечно же, он не позволил бы этому старому куску из дерева и стекла упасть. Но, видели бы вы, взгляд администратора.
И это было, более чем, объяснимо. Женщина...
Все просто, как 5 пальцев на руке. Когда в помещении появляется прекрасная особа противоположного пола, слабыми становимся мы - мужчины. Это законы природы, что проявляются у самцов, когда они ведут спор, кто сильнее и ловчее. Кто более изворотлив и вынослив. И кто заинтересует даму больше. И причем, все это на подсознательном уровне.

Кажется, ее звали Анке. Она заговорила, прикасаясь к скрипке, а Клементе прищурив глаза и так уже видел. Эту скрипку Муссолини, пожалуй, никогда бы не спутал. Облизнув губы, Фредерик сделал шаг вперед, практически бесшумно и это тоже привычка. Так же, как и держать осанку и не повышать тон, сдерживать под добротным слоем золотой пудры свои эмоции и переживания. Возможно, не будь у него этого, то и пост капо достался бы другому. А впрочем, обычные размышления, между делом, не более того.
Пока она изучала ЕГО скрипку, он изучал ее. А это уже другая привычка. И, это как последствие того, что при рождении тебе дан член с яйцами, а не шикарная грудь и плавные бедра. Но, ведь правда? Правда, она такая - да. Мы действительно встречаем по внешнему виду людей. Этого не отнять. Просто с годами, ты перестаешь тупо пялиться в зону декольте, а начинаешь замечать, к примеру... тональность и интонация голоса. Это говорит о том, насколько женщина уверенна в себе. Чем выше ее самооценка, тем раскованнее она ведет себя. А имея женскую мудрость, она будет знать, когда следует себя вести... раскованнее.
Жесты, скрипка в ее женственных ручках. Взгляд невольно упал в сторону запястья, что прикрывала перчатка. И это тоже, кстати, позыв мужской природы. Хотя и не у всех, правда. Но, к примеру, Клементе всегда смотрел на женщину начиная сверху вниз, бегло и кратко. А уже потом переключался на какие-то части тела. Но, всегда оценивал и женские запястья, они тоже о многом могут рассказать. Но, пока он сделал вывод, что Анке знает себе цену и уверенна в себе. И к слову, в отличии от венецианца, она и впрямь располагала к себе.

Дрогнули струны под смычком и кажется, тот самый администратор был готов рвать волосы на голове. А Муссолини, несколько склонив голову, едва заметно ухмыльнулся. Мужчины не любят проигрывать. Они по своей натуре победители. И хорошо, что сегодня их ... два. Фредо был намерен отдать за эту скрипку ровно столько, сколько пожелает этот дом. Но, и он обретал многое. Одна из семейных реликвий должна была вернуться вместе с ним на виллу Клементе. Ее место под стеклом на надгробном камне могилы матери.
- Вы, правы, - встав за спиной Анке, мафиози покосился на обнаженное плечо немки, проскользнув по нему взглядом, он добавил, - Она и правда уникальна...
Положив свои руки на хрупкие женские, мистер-дэнди слегка их сжал, как знак признательности:
- ... впрочем, как и вы. В этом вы, схожи с ней.
Несколько резко отпустив ее руки, мужчина развернулся ко своему венецианскому оппоненту и кивнув ему головой, довольно сухо проговорил:
- А вы, нервничали. Это моя скрипка и я готов выложить за нее ровно столько, сколько вы попросите.
Называлась сумма и чехол вместе с инструментом покидал пыльный стол, оставляя на нем след. В какой-то момент, взгляд невольно вернулся к ней, к женщины. Да, мы такие. Мы любим глазами и ничего здесь не поделаешь.
И ведь, его друг немец, ни разу не говорил, что немки красивые. А впрочем, каждая женщина уникальна сама по себе, не так-ли? Улыбнувшись ей уголками губ, он гораздо мягче уже добавил:
- Danke schon! Вы, даже не представляете какую услугу мне оказали.
Откровенно говоря, Фредо знал на немецком от Дитриха всего пару фраз и то, это давалось ему с таким трудом. Но, он же Клементе. А они всегда, как гордые львы будут вести себя весьма благородно и ... иногда, даже вальяжно. Сверкнули хитро глаза, придавая бездонному взгляду убийцы в белом воротничке, некого оттенка таинственности и загадки. И он опять целовал ей руку, хоть в этот раз и несколько иначе. Ведь после определенного контакта, итальянец мог позволить себе проявить маленькую слабину, перед чарами женской красоты, грации и женственности. Губы задержались чуточку дольше, хоть жест этот и нес некую толику флирта, но совершенно без намека на пошлость и вульгарность. У капитана была страсть - он любил игры с женщинами. Флирт сам по себе доставлял ему удовольствием, если конечно, было с кем флиртовать. Ведь женщина женщине рознь. И даже такая мимолетная встреча, порой, стоит гораздо больше физического оргазма на какой-нибудь другой особе...
The little big man,
The little big man I am
The little big man,
The little big man I am

Отредактировано Frederick Klemente (2015-07-19 02:48:13)

+3

5

Музыка...чарующая музыка зазвучала в ее голове. Она всевозможными переливами проскальзывала сквозь ясное сознание, лишь слегка затуманенное бокалом игристого. Анке смотрела на скрипку, чувствовала дерево сквозь перчатки и могла вдохнуть аромат лака, которым был покрыт инструмент. Воистину чарующее мгновение, и завидная возможность. Немка обожала свою работу и относилась к ней не просто как к чему-то обязательному, а как к празднику.
Эти мужчины. Оба - пытались показать, что она их интересует. И если администратору не на что было и надеяться, то вот герр Клементе был интересен фон Вагнер. Но она не спешила открывать ему этой карты. Настоящая женщина никогда не выкажет интереса сразу же, в ту же секунду, в тот же момент - она будет увиливать и играть.
Игра. Вот как называлось то, что было сейчас между ней и этим...американцем? Сложно было угадать в мистере Клементе - какой он все таки национальности. По-английски он изъяснялся куда лучше самой Анке и она сделала вывод, что он откуда-то из тех мест. Да и какая в сущности разница.
Она спиной чувствовала как он смотрит на нее, как его взгляд проскальзывает по ее обнаженному плечу и как он сглатывает, вдыхая в себя немного воздуха. Размеренно - словно ничего не происходит. Его руки касаются ее, уже без перчаток, которые Анке успела оперативно стянуть с изящных кистей и оставить на столике, ровно на том месте, откуда взяла их пятью минутами ранее.
- Ну что вы...не стоит, - губы, выкрашенные алой помадой поддевает улыбка и уголки слегка ползут вверх, только лишь на мгновение, чтобы потом на лице отразилось обычно царствующее там спокойствие и отрешенность.
- Bitte, Herr Klemente, - она смотрит на него снизу-вверх со всего своего незначительного роста, но при этом чувствует себя много выше. - Очень рада, что смогла Вам помочь, - зеленые глаза блестят в полумраке комнаты, добавляя своего очарования этому моменту.
Наверное именно так влияют на женщину настоящие мужчины. Заставляют их думать, что именно они - утонченные создания, центр земли и вселенной. А на самом деле - патриархат в чистом виде.
Анке жила по законам патриархата. И единственный раз, когда ослушалась - поступила в академию искусств, вместо того, что бы стать, допустим, адвокатом. Отец был в бешенстве. Но человек он отходчивый и со временем принял выбор своего чада, решив, что...в сущности - это ее жизнь. Так что и делать она вольна с ней, что захочет. Ему оставалась только смотреть и не мешать, но быть всегда на страховке. В случае чего.
Скрипку заперли в ее кожаной темнице и унесли - экспонат оказался удачно продан и администратор уже не с такой безнадежностью в глазах посмотрел на Анке, даже ухмыльнулся ей и сделал глазами знак: мол, видишь - что ты можешь. А она могла. Только вот врать бы не стала даже под дулом пистолета. Эта скрипка зачем-то нужна ему - незнакомцу. И ее ценность была не в особенной резьбе по грифу, и даже не в том, что ей много лет. Тут было что-то иное. Но фон Вагнер не смела лезть так далеко. Еще раз кивнув присутствующим, она покинула кабинет, возвращаясь в общий зал, где расхаживали приглашенные гости.

Играла легкая, ни к чему не обязывающая музыка. Небольшое трио из скрипки, контрабаса и флейты устроилось на сцене, развлекая гостей. Меж приглашенных сновали пара официантов, которые разносили напитки и небольшие закуски-канапе.
Анке мягко взяла с подноса мимо идущего парня бокал игристого и отошла в сторону. Ей не хотелось с кем-то общаться или знакомиться. Но публика собралась не самая простая. Лоты, которые выставили сегодня на всеобщее обозрение мог позволить не каждый. Не все из представленного - произведение искусства. Но была пара воистину жемчужин. Как, например, комод восемнадцатого века. Неоспоримо - оригинал. Анке сама бы поставила себе такой дома. Но на него можно только смотреть и не дышать. А пользоваться...только после хорошей реставрации, в которой предмет просто нуждался.
Поднося бокал к губам она делает глоток и оглядывается. Присутствующие заняты своими разговорами и компаниями, к которым успели прибиться. Немка стояла поодаль, у окна, занавешенного белоснежным тюлем и украшенного тяжелыми бархатными темно-синими шторами с серебряными кистями-подхватами.
По окну барабанил дождь, на улице почти стемнело и зажглось мягкое свечение фонарей. Венеция в ночную пору нравилась ей куда больше утра или дня. Было в ней какое-то особенное очарование именно сейчас. И стоя у окна, Анке могла наблюдать за мерным передвижением гондол и небольших катеров, которые тут не просто прихоть - скорее необходимость.
Делая очередной глоток она видит в отражении окна силуэт мистера Клементе и улыбается.
- Вы хотите застать меня врасплох? - срывается с ее губ с ощутимым акцентом, который слышался и до этого.
Немка плавно поворачивается лицом к мужчине, с которым имела честь познакомиться меньше четверти часа назад. Италия полна неожиданностей - пора бы к этому привыкнуть.
Трио неожиданно заиграло Вивальди "Танец Смерти" и эти звуки привлекли внимание Анке, которая плавно перевела взгляд на сцену. Было в этих звуках что-то пророческое. Улыбка второй раз за вечер тронула эти пухлые алые губы. Идеальная белоснежная кожа светилась в неярком освещении комнаты. Черное платье создавало контраст, еще больше подчеркивая эту самую белизну. Еще двести лет назад Анке была бы идеалом красоты того времени. Даже в Венеции.
Трио играло превосходно, но вслушиваться долго в звучания музыки, когда рядом с тобой импозантный мужчина, готовый скрасить твое одиночество? Шутка ли?
- Откуда вы? - задала она простой вопрос, поглядывая на мистера Клементе из-под черного веера ресниц и делая глоток игристого из высокого узкого бокала.

+3

6

[в архив]: игрок удален

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ветер, спутник карнавала;