Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » wrong


wrong

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Тэйт & Маркус
20.07.2015|Сакраменто
http://s1.sendimage.me/oVxOvvtq.png
призраки прошлого не исчезают.
они догоняют тебя как раз в тот момент,
когда ты меньше всего этого ожидаешь.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-07-17 19:41:24)

0

2

look

Дерьмо” – пробормотала я про себя. Не знаю почему, возможно, сработала моя интуиция, но в ту же секунду, когда я проснулась этим утром, я уже знала: мой день будет отвратительным.
Тот, кто назвал понедельник самым ужасным днем в недели, определенно был прав на все сто. Сидя на заднем сидении такси, я пыталась через лобовое стекло рассмотреть большой внедорожник, находящейся перед нами. Что там за проблема? Мы стоим на том же месте, на этой богом забытой автостраде, уже десять минут. И это на десять минут больше, чем у меня есть. Я опять взглянула на часы, раздражаясь еще больше, если это вообще было возможно.
Черт побери! Я уже опаздываю. А я терпеть не могу опаздывать. Я всегда была той, кто лучше придет заранее, чем будет потом впопыхах добираться до места или же будет заставлять ждать других. Мой отец всегда любил повторять, что пунктуальность – одна из важнейших добродетелей и пытался привить эту добродетель нам, своим детям. И справился он с этой миссией на трехкратное ура. Раздраженно притоптываю ногой и смотрю в боковое стекло, игнорируя недружелюбный взгляд водителя, брошенный на меня через зеркало заднего вида. Из соседнего авто на меня посмотрел мужчина лет сорока-сорока пяти и, мерзко мне ухмыльнувшись и подмигнув, произнес «детка». Скривившись, я отвернулась от окна и, крепко сжав лежащий на коленях клатч, вдруг вспоминаю тот погром, небесный знак того, что день сегодняшний меня еще ох как порадует, с которого началось мое утро.
Проснувшись сегодня под ревущие звуки My Chemical Romance, я застонала и, накрыв голову подушкой, протянула руку к своему телефону, чтобы выключить этот дьявольский звук. Видимо, недооценив степень своей неуклюжести, особенно по утрам, я, вместо того, чтобы спокойно отключить телефон и полежать в кроватке еще несколько минут, зацепила шнур от электронных часов и, запутавшись в нем, рухнула с кровати. Вместе со мной на пол полетели и сами часы, и все остальное содержимое моей тумбочки. Застонав, пытаюсь поднять свою тушу на руках, но моя ладонь вдруг становится мокрой. Открыв глаза, смотрю на свой ковер и тут же вскакиваю, едва не упав вновь – ноги так и остались запутаны в одеяле.
— Вот черт! – вскрикиваю я, поднимая свой телефон, с которого буквально капала вода, еще недавно спокойно находившаяся в стакане. Ну, просто чудесно! Кажется, обед мне придется провести в поисках нового телефона.
Все, что было важно, находилось в этой штуковине. Буквально вся моя жизнь и работа.  Молюсь всем существующим богам, а также и самому Дьяволу, чтобы я вчера или позавчера успела синхронизировать свой телефон с компьютером и скинула на ноутбук все важные файлы и расписание моей недели. В противном случае… Мне конец.
Мечась по квартире, будто в одно место ужаленная, я мельком бросаю взгляд на часы и понимаю, что можно чуток притормозить и выпить кофе, ведь я все еще успеваю на работу, несмотря на все утренние приключения. И, естественно, едва я успеваю расслабиться и дать слабину, перевести дух, как череда неприятностей вновь начинается: моя кофеварка, издав странный пронзительный писк, отключилась, а затем выплеснула мой кофе такой мощной струей, что мне чуть руку не ошпарило. Зарычав от бессилия и быстро вытерев получившуюся лужицу, схватила свою сумку и, ну естественно, она была не закрыта, отчего все содержимое оказалось на полу. Мной овладевает этакий ледяной гнев – вроде бы внутренне ты кипишь, но лицом и жестами ты этого совсем не показываешь. Решив, что больше не буду бесится и переживать ни по какому поводу, я присела на корточки, собрала все свои принадлежности и, убедившись, что закрыла сумочку, гордо встала и вышла из квартиры.
Благо, до работы я добралась без происшествий да и на самой работе все шло гладко. В обед я успела купить  новый телефон и, проверив свой компьютер, вздохнула с облегчением – расписание и все, что было на утонувшем айфоне, было на моем компьютере. Спасибо тебе, Боже, хоть что-то я умудрилась сделать вовремя, а не оставила на последний момент, как всегда. Но, даже восстановив все данные на моем телефоне и действительно усердно проработав день, ощущение надвигающегося торнадо меня не отпускало. И, что самое удивительное, я так и не могла сказать с уверенностью, хорошо это для меня или же плохо. Однако долго гадать мне не пришлось. К половине четвертого, когда я уже убирала свое рабочее место и готовилась пойти домой для ничегонеделания и просмотра моего любимого сериала, мне пришло смс от моего второго босса – Декстера. В своей обычной манере, скупо, без всяких «привет-пока», он скинул мне адрес, по которому я должна была сегодня, ровно в шесть, явиться при всем параде и, цитирую, "быть очень даже хорошим приложением к дорогому костюму какого-то там мужчины". Я хмыкнула. Очень по-деловому.
И, собственно говоря, вот она я: в дорогом коктейльном платье, с укладкой, в туфлях на высоком каблуке и безупречным макияжем сижу в такси и мчусь в нужном направлении. Наконец-то движение снова пришло в норму.
Подъехав к необходимому месту, быстро расплачиваюсь с таксистом и пулей вылетаю из машины. Спасибо тебе, Всевышний, что от волнения и той скорости, с которой я сейчас несусь по лестнице, я все еще на ногах, а не распласталась где-нибудь по пути! Чувство приближающего торнадо растет в геометрической прогрессии, тесно переплетаясь с паникой и волнением. Господи, куда я только влезла, а?! И что мне надо будет делать, как себя вообще вести? Заставляю себя глубоко вздохнуть и успокоиться. Волнением себе не поможешь, а как себя вести сориентируемся на месте. В конце концов, импровизация – мой конек. В противном случае, я всегда могу спросить у заказчика (при этом слове я поморщилась и ускорила шаг), чего он ожидает.
Завернув за угол, мне остается пройти около десяти метров, как вдруг я замираю на месте, а мои глаза готовы покатиться по полу, так сильно они вылезли из своих орбит. Чтоб мне провалиться, если это тот, кто я думаю! Но вот он, то ли раздраженно, то ли просто делая суровый вид поднимает голову и здоровается с кем-то, проходящим мимо, и я понимаю – это он. Мой бывший бойфренд и горячий, как сам ад, мужчина из всех, которых я знаю. Вот ведь…
Ну, зато теперь понятно, что за торнадо на меня надвигалось. Моим личным смерчем был Маркус Хэйдс, мой заказчик.

Отредактировано Tate James (2015-07-18 11:49:47)

+1

3

Вечеринка по случаю юбилея компании бывает не каждый год, поэтому Хэйдсом было решено подойти к этому мероприятию со всей возможной серьезностью на которую был способен. Выбрать место, куда будут приглашены спонсоры и постоянные клиенты, определиться с меню, украшениями, декорациями, мебелью, цветом фонариков, наличием или отсутствием бассейна для еще более веселого празднества, открытками, текстом, написанным в них, цветами, временем начала сабантуя, а также временем его окончания, чтобы гости больно губу не раскатывали. Дело естественное, что заниматься всей этой волокитой у Маркуса не было ни времени, ни желания, ни совести. Посоветовавшись с коллегами, решили всю работу спихнуть на организатора. Сам же фанатично занимался своими делами и время от времени позванивал на мобильник Кейтлин, дабы узнать, как продвигается процесс, какое она утвердила меню, сколько было заказано выпивки, что она делает вечером оказалось, помолвлена, бля... в общем-то, узнавал все то, что его интересовало в данный конкретный момент времени. Местом проведения вечеринки выбрали апартаменты на последнем этаже высотки. С баром, дизайном в стиле арт-деко, бассейном, качественной обслугой на вечер-ночь-утро и остальными не менее интересными деталями. Осталось дождаться времени-икс и посмотреть на результаты почти собственного труда. Уже на практике. Увидеть всё в действии.

Изначально все шло слишком уж идеально. Прибывали гости, благодарили за приглашение, разбивались на пары, трио, квартеты, искали темы-лица-спины для обсуждения, частенько искали взглядом хозяина вечеринки, подходили, чтобы пожать руку, поздороваться и поздравить, естественно, с тем, что контора по сей день процветает, пользуется популярностью в немалом кругу, Маркус кивал, улыбался, замечал знакомые лица, блеск в глазах некоторых пришедших сюда девиц, мысленно делал для себя еще несколько отметок, описывающих почти в подробностях, чего эдакого ему сегодня еще нужно сделать, заливал свою скуку бокалами виски, но давал себе слово держаться до последнего гостя, вел себя галантно, легко и непринужденно, умело соскальзывал с неприятных тем, переводил разговор в нужное русло, иногда выгодное для него самого, обменивался контактными данными с определенными людьми и, в принципе, был доволен организованным праздником. Почти доволен. Пока не хватало только одной детали. Девчонки, которая должна была сопровождать его сюда сегодня. Так как приличным количеством времен Хэйдс, увы, не располагал, заводить новое знакомство было некогда, да и зачем, когда есть услуги почти того же характера? Не за "спасибо", конечно, но есть же. Тут-то он и вспомнил об одном знакомом типе, работающем в эскорт-агентстве управляющим. Набрал номер, поздоровался, узнал, как у чувака со здоровьем (мало ли, вдруг от перевозбуждения коньки отбросил, дамы у них там разные ходят), а затем уже перешел ближе к делу, вкратце объяснил ситуацию, в конце своего монолога добавляя несколько пожеланий.
– С глазами умными и не идиотку желательно, – если в двух словах. Если же начинать расписывать всё куда более детально, список характеристик пополнится штук на двадцать еще: чтобы и не дурна собой, фигуристая, желательно не блондинка и не голубоглазая (идиотский стандарт), с нормальным характером, без немыслимых, непонятных ему, принципов, правил и рамок (ненавидел, когда его загоняли в рамки), без броского макияжа с обязательно ярко-красными губами, увольте, насмотрелся уже... Задумавшись на минуту, понял, что озвучил действительно очень мало, но к черту. Будь что будет. Смирится и с блондинкой, если с ней будет о чем поговорить и будет за что пощупать.
В один из моментов бросал взгляд на экран мобильного телефона, но в результате замечал лишь пару десятков пропущенных вызовов и смс-сообщений от нескольких огнедышащих бестий, мысленно показывал обеим излюбленный зловредный, но очень красноречивый жест миллионов американцев в виде среднего пальца, продолжал наслаждаться вечером, отмечая, правда, еще и тот факт, что девчонка по вызову (назовем её так) опаздывает. Хреново, - мысленно заключил он. Впрочем, отчаиваться еще рано. Вдруг девчонка уже на месте? Вдруг её врожденная скромность трижды ха-ха не позволяет ей войти внутрь? Как бы парадоксально данное предположение не звучало, оно имело право на жизнь, или выживание. Не суть. Мысленно махнув рукой, мужчина покинул здание, вышел на свежий воздух. Успел вдохнуть, выдохнуть, переварить все произошедшие с ним сегодня события, но снаружи, к огромному разочарованию Хэйдса, помимо нескольких охранников и консьержа, вышедшего, чтобы проветриться, абсолютно никого не было. Стоило очень хорошо приглядеться, дабы рассмотреть тонкий силуэт, плавно-медленно и, пожалуй, неуверенно приближающийся к нему. Хреновое до безобразия освещение заставляет здорово прищуриться, чтобы разглядеть... ее. Да ладно?.. Маркус не верит глазам, присматривается недоверчиво, пока картинка перед ним не приобретает точные очертания. Тэйт. Девчонка, с которой не так давно незаметно для него самого склеилось. В тот самый период, когда дома почти не появлялся, когда целиком и полностью был сосредоточен на своей карьере. Она вдохновляла, заставляла идти вперед и вселяла в него веру в завтра. Делала то, что упорно отказывалась делать тогда еще нынешняя и, должен признать, у Джеймс это получалось в сто крат лучше, чем, уверен, получалось бы у нее. Тогда еще нынешней.
– Джеймс... какими судьбами? – такие люди и без охраны, – Не припоминаю твоего имени в числе приглашенных. Или ты с кем-то? Допустить мысль о том, что Тэйт и была той самой с умными глазами, мужчина себе не позволил. В силу, то ли своего уважения к девчонке, то ли из уважения к себе, ведь пусть и недолго, но он с ней встречался. Вовсе не круто узнать после этого, что она расставляет ноги за деньги. Хэйдс сделал несколько шагов навстречу Тэйт, приобнял её за талию и направился вместе с ней внутрь. Терпение лопнуло, времени ждать незнакомку больше не было.
– Впрочем, даже если ты не одна, мне плевать. Не против провести этот вечер со мной? - спросил он приличия ради, так как для себя самого он уже несколько минут, как всё решил.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-07-21 22:05:35)

+1

4

Воистину, чудны дела твои, Господи… Стою, парализованная внезапностью этого открытия. Кажется, мой мозг сейчас по молекулам разлетелся. И пока он пытается собраться назад, в моей голове, будто заставка для канала на профилактике, обезьянка, хлопающая в тарелки. Прямо как у Гомера из «Симпсонов». Едва эта мысль приходит в голову, как я уже готова расхохотаться от всей ситуации. Боже, весь сегодняшний день, равно как и вся моя жизнь, – один сплошной ебучий анекдот. Блядь, я, в самом деле, только что упомянула имя Господа в одном предложении с матом? О, черт, я опять это сделала! Пора завязывать с богольством и употреблением неподобающей в приличном обществе лексики, даже если это происходит мысленно и вовсе не поддается контролю. Во-первых, это не красиво, во-вторых, я точно в ад попаду за сквернословие. Не зря же это считается молитвой Сатане. Кошусь в сторону Хэйдса и усмехаюсь. Кажется, моя расплата за плохие словечки уже близко, раз сам принц Ада за мной прибыл.
Взяв себя в руки и проклиная все на свете за то, что надела не длинное платье, как планировала раньше, и которое помогло бы мне скрыть мои трясущиеся коленки, судорожно размышляю, как быть. Я очень, ОЧЕНЬ не хочу, чтобы Маркус узнал о моем месте работы. Даже несмотря на то, что это и вовсе не мое место работы. По крайней мере, это мое нежелательное место работы. Ведь по-любому выводы сделает не те, что близки к реальности. Хотя какие тут еще можно сделать выводы? Эскорт есть эскорт. Там девушки не только аксессуаром для мужчин являются, но еще и…ну, не сказать, что семяприемником, но близко к этому. Сжимаю зубы до скрежета при мысли о том, каким взглядом меня одарит мужчина, если все же правда всплывет наружу. Сердце непривычно колет от возможности напороться на полный презрения взгляд бывшего, которым он, безусловно, меня одарит. А учитывая, что за словом в карман Хэйдс никогда не лезет, то уровень издевок, который он ко мне применит, можно будет оценивать по всепланетарной шкале.
Хотя, с другой стороны, не он ли всегда учил меня плевать на чужое мнение и заботится только о том, что важно для тебя? Вот именно, что он. Так что к черту то, что он там подумает, если все же узнает. Мы уже никто друг для друга, его моя жизнь волновать не должна. Равно как и меня – его. Вот только жаль, что сердцу не прикажешь.
Черт, а вдруг он меня вообще не помнит? От осознания того, что Маркус мог забыть меня, на душе стало как-то противно и больно, даже еще больнее, чем при возможности «спалить» свое второе место работы. На одно ужасное мгновение мне почудилось, будто в груди зияет дыра. Быстро подняв руку и приложив к грудной клетке, с облегчением выдыхаю: моя плоть на месте, никаких дыр. Вот бы можно было бы также это гадкое чувство убрать из души и было бы вообще класс.
А может, я ошиблась и мой заказчик на этот вечер, вовсе не он? Не мог же им действительно оказаться Хэйдс, у него же от женщин и девушек отбоя никогда не было? Точно знаю, сама проходила через эту волну его поклонниц. Быстро оббегаю пространство взглядом, но кроме Маркуса тут лишь еще пара мужчин, у одного из них уже есть спутница на этот вечер, а другой неспешным шагом направляется ко входу в здание, ничем не показывая, что ожидает кого-то. Остается два варианта: либо мой заказчик уже ушел (что точно можно отбросить), либо мой заказчик и правда Маркус (во что верится с трудом, но, тем не менее, похоже реальность такова).
Задираю голову к небу и, прищуриваясь, будто делаю выговор Всевышнему за его чувство юмора, практически неслышно издаю стон. Ну, просто супер момент. Высший класс. Заверните мне два таких.
Медленно и глубоко вздыхаю, расправляя плечи и высоко поднимаю голову. Я не дам панике поглотить меня. Скрываться и убегать я тоже не буду, не в моем это характере. Так что вперед, девочка! Сделай это! Сглотнув, аккуратно и медленно иду к этому божеству, по пути перебирая все варианты, которые помогли бы мне выполнить сегодняшнюю «работу», при этом скрывая, что это моя «работа». Ладно, попробуем разыграть карту «внезапной встречи». И помолимся заодно за успех.
Маркус, раздраженно прищуривается и смотрит на меня. Ни один мускул на его лице не дрогнул, а глаза были все такими же холодными, как и всегда. Ничто в нем не выдавало того потрясения, которым владело мое тело. С другой стороны, были ли оно у него вообще, это потрясение? Мое сердце екает вновь. Кажется, после этого вечера я разорюсь на успокоительных. И на краске для волос тоже, потому как от шока я наверняка поседела. Хребет медленно, но верно направляется к моей глотке, стремясь покинуть тело. Вернув его на место, я пытаюсь успокоиться. В конце концов, надо верить в лучшее, тогда это лучшее с тобой и произойдет. Маркус обычный человек, а не восьмое чудо света. Хотя, смотря на него, невольно в этом сомневаешься. Не может же обычный человек обладать такой внешностью? Черт, Тейт, соберись! Даю себе установку не паниковать и продолжаю приближаться к мужчине. Хэйдс, своей походкой льва, направляется ко мне. Пальцы на левой руке дергаются от нервного напряжения. "Так и до психушки недалеко" - мрачно замечаю я.
— Пути Господи неисповедимы, - решаю отшутиться, слегка разводя руки в стороны. Тяжесть, сковывающая мою грудную клетку, отпускает. Раз Маркус задает такие вопросы, значит он не в курсе моей причины прибытия на данное мероприятие. Дыхание останавливается от осознания того, что я дезинформирована насчет того, куда я вообще приехала. Черт побери! Почему я не поинтересовалась у Декстера деталями сия празднества? Ну что за идиотка! В голове возникают последние слова Маркуса о списках приглашенных или что-то вроде того. Слегка прищуриваюсь и смотрю на мужчину. Эта вечеринка что, устроена в его честь? Или как-то еще с ним связана? Откуда ему еще знать, кто сюда приглашен? Хэйдс же, подойдя вплотную ко мне, собственническим жестом приобнимает меня за талию и ведет ко входу. Закатываю глаза на такую дерзость. Но, чувствуя на своей талии руку Маркуса, по моему телу бьет разряд мурашек. Такое ощущение, будто мне все двести двадцать внутримышечно пустили. И внутривенно, учитывая, как забурлила кровь. Хотя, ставлю пять баксов, что все реакции моего тела и разума продиктованы отголосками нашего бурного, но непродолжительного романа. – Ты, как всегда, в своем репертуаре. Позволю себе смелость думать, что твой вопрос был продиктован простой вежливостью, а не искренним стремлением узнать мои пожелания на сегодняшний вечер. – Мило улыбаюсь и также слегка приобнимаю мужчину за талию, смотря себе под ноги. Чувствую, как от Маркуса исходит тепло и невольно прижимаюсь чуть ближе. На улице, конечно, не холод собачий, но для меня, предпочитающей тепло и жару, все равно прохладно. Вопрос про кавалера, который, по идее, должен бы меня сопровождать, оставляю без ответа. Врать не хочется, а юлить и пускать дым в глаза я не люблю. Поэтому решаю переключить внимание Маркуса на него же.  – А что насчет тебя? Что здесь делаешь ты? И почему же ты сегодня хватаешь первую попавшуюся девушку, а не отбиваешься от толпы поклонниц или же не сидишь, потягивая напиток, и не наблюдаешь драку среди своры дам, желающих всецело владеть твоим вниманием этим вечером, м? – Возможно, я иду по минному полю, задавая ему такие вопросы и рискуя попасться, но мое женское любопытство просто не может держать рот на замке и не спросить об этом.
Напряжение уходит, растворяется, будто его вообще и не было, уступая место предвкушению. Всегда любила вечеринки, будь это обычные тусовки с друзьями или же культурный сбор элиты города. Везде чувствовала себя уверенно и на своем месте. Смотрю на Хэйдса, который в данный момент вызывает лифт, и жду его ответ. В моем клатче пищит телефон, извещая о входящем сообщении.
— Извини. - Достаю смартфон и бегло просматриваю текст.  Быстренько пишу ответ и предупреждаю, что занята сегодня и не буду в зоне доступа еще пару-тройку часов. Ставлю мобильный на беззвучный и убираю назад в клатч. Поднимаю взгляд на моего спутника и встречаюсь с двумя арктическими морями.
Так странно. Никогда не любила парней с голубыми глазами и светлыми волосами. Особенно, если эти два фактора сочетались в одном экземпляре. Перебор милости какой-то получался, по-моему. Поэтому я всегда отдавала предпочтение парням с темными волосами и темными глазами. Ну или темными волосами и светлыми глазами. Но никогда до Маркуса я еще не фанатела от голубоглазых блондинов. Как и после него, кстати говоря. Окидываю его фигуру взглядом и закусываю губу. Мне всегда нравились мужчины в костюмах. Это была моя маленькая слабость. А от мужчин вроде Маркуса Хэйдса, которые эти костюмы умели носить, да еще и парфюм выбирали идеально, так вообще коленки подгибались и внутренности плавились. Хотя, возможно, тут не костюм и внешность играют роль, а аура, исходящая от этого мужчины. Вновь возвращаю свой взгляд к лицу моего кавалера и приподнимаю бровь в немом вопросе, чуть наклоняя голову вбок.

Отредактировано Tate James (2015-07-22 18:28:20)

+1

5

Всё закончилось у них так же легко, так же быстро, как и началось. Просто в одно прекрасное утро он не нашел её на пляже под огромным зонтом, днем они не встретились взглядом в кафе, вечером она не разглядела его сидящим у барной стойки с бокалом виски, а ночью их прямые не пересеклись в чьем-то номере. Просто в одно прекрасное утро они проснулись в разных кроватях, разных городах, собрались и поспешили каждый по своим делам. Прошлое стало не более, чем прекрасным сном, который забыть к утру не были ни малейшего желания.
А потом бесконечная вереница лиц, характеров, персонажей, событий, забот, сюрпризов (иногда не самых приятных), расставаний и встреч, расстояний, надежд, достижений, возможностей и мечтаний. Менялись силуэты, но её тонкую, хрупкую фигурку и теплый взгляд аквамариновых глаз он узнал бы из тысячи таких же (на первый взгляд, на деле же - совершенно разных). Он не искал её в толпе. Забывался. Растворялся в других без зазрения совести изменял  тогда еще законной жене, ища приюта в других, куда более чутких объятиях. В разных. С разными. А потом развод, получение долгожданного материального вознаграждения, теперь он мог позволить себе всё то, чего требовала душа. Он заметно поднялся в должности, следовательно и получать стал больше, стал жить одним единственным днем, почти не задумываясь о "завтра".
А теперь этот День Рождения. Юбилей. И она. Облаченная в соблазнительное. И, кажется, всё еще желанная. В той самой истории. Их истории оконченной троеточием. Она говорит. Много, долго, но не по делу. Он переваривает полученную информацию, фильтрует её вопросы и черт знает, какого хрена ищет в них какой-то там скрытый смысл, подтекст, которого на самом же деле и в помине быть не могло. Блондинка тем временем извиняется, Хэйдс, в свою очередь, пожимает плечами: пожалуйста. Не в его компетенции запрещать ей пользоваться мобильным телефоном. Вдруг срочный звонок? Она выуживает смартфон из сумки, водит пальцами по экрану, соединяя буквы в слова, слова в предложения. Он не приглядывался, не вчитывался в текст набранной ею SMS-ки, хотя возможность была. Маркусу наплевать. Главным является тот факт, что она сейчас с ним, а не с тем, кому было адресовано чертово сообщение. Он жмет на кнопку, слышит в ответ звук заработавших механизмов и наблюдает за тем, как быстро телефон Тэйт исчезает в её клатче. Вот и отлично. Больше не будет мозолить глаза.
Железные дверцы лифта разъезжаются в разные стороны, призывая молодых людей, некогда бывших войти внутрь, что они и делают в следующий момент. Находясь внутри, мужчина становится у стены, что напротив блондинки, нажимает на кнопку "21", понимает, что тишина затянулась, поэтому самое время ответить на вопросы девушки. Чтобы не заняться здесь и сейчас кое-чем другим, куда более любопытным.
- Первую попавшуюся? Не скажи. Увидишь объемы — поймешь, о чем я, — протянул он, щурясь от яркого света ламп дневного освещения. Ослепительно яркого. На кой черт подобное освещение в лифте? Чтобы в пиздецки ответственный момент не промахнуться? Усмехается, поднимает глаза на Джеймс, — видишь ли, сегодня юбилей компании, у руля которой я нахожусь в данный момент. На подобного рода мероприятия грешно появляться в одиночестве — разорвут на сувениры, скажут, что так и было, одинокие и незамужние. Без малейшего удовольствия взял бы с собой... свою уже бывшую половину, но с недавних пор она обитает в психиатрической клинике под наблюдением квалифицированных докторов, довел-таки, — наверняка подумает Тэйт и... ошибется, так и не узнав, что бывшая с её суицидальными наклонностями опасна не только для самой себя, но и для общества, — травма с детских лет. — объяснил мужчина, заодно отводя от себя все возможные и невозможные подозрения, последующие вопросы обычной, любопытной девчонки. Впрочем, по поводу обычной, согласен, можно было бы  и поспорить.
Лифт останавливается всё на том же двадцать первом и Маркус искренне надеется, что девчонка не додумается сконцентрировать всё свое внимание на только что услышанном, на его расторгнутом не так давно браке, не додумается начать допрос с пристрастием касаемо его семейного положение на момент их романа. Что сделано, то сделано. Он предпочел бы не портить пока еще чудный вечер разбором полетов. Тем более тогда, когда никто никому ничего не должен. Когда никто никому ничего не обещал.
Хэйдс по-собственнически притягивает блондинку к себе, подносит её ладонь к губам и оставляет поцелуй на тыльной стороне её ладони между средним и указательным пальцами. Как ответ на её мысленный вопрос: "а не сменить ли ей гнев на милость?"
- Сегодня только в твоем распоряжении. Остальных будем отправлять далеко и надолго. Идет? — Маркус открывает перед ней дверь, как и полагается настоящему джентльмену, роль которого мужчина решил к себе сегодня примерить, проводит Тэйт внутрь, в окружение музыки, уже пьяной атмосферы; завидев появившуюся на пороге гостью в сопровождении Маркуса, народ начал активно галдеть, перешептываться, тыкать длинными пальцами в их сторону. Вот так сюрприз! Вот так сенсация! Нашел себе очередную красавицу. Народ уже запустил тотализатор, делают ставки, как надолго затянется его очередной роман. И он вполне мог гарантировать, что в ближайшее время он точно никуда её не отпустит. Естественно. Такую попробуй оставить на несколько минут — уведут, как пить дать и даже не спросят, как звали того несчастного, с кем она, собственно, изначально сюда пожаловала.
- Это безобразие будет длиться еще... пять часов. У нас есть еще с полчаса, чтобы поулыбаться окружающим, а потом можем валить отсюда куда подальше, — пожалуй, девушке из агентства, соизволь она сегодня явиться, о бы сказал точно те же слова, возможно добавил бы также и следующее: — потом поедем куда скажешь. Отвезу домой или... куда захочу сам, — добавил уже мысленно, дабы не пугать, не поставить её в неловкое положение так сразу. Без того, по неизвестной ему причине, дрожит мелкой дрожью, будто осиновый лист? Волнуется? Нервничает? Холодно?
- Расслабься. С вилами, факелами на тебя никто не пойдет, — умение утешать, еще один бесспорный талант мужчины, не знали? Теперь уж точно будете в курсе. — Будешь что-нибудь? Вино? Виски? Кофе не предлагаю. Сегодня его нет в меню. Впрочем, Джеймс вряд ли успеет ответить Маркусу хоть что-нибудь. Её судьбу решит проходящий мимо официант с подносом. Хэйдс подхватит несколько бокалов, наполненных игристым вином, один из них протянет блондинке, а затем присядет на мягкий диван, и потянет девушку за собой, за руку, заставляя сесть рядом. Плечом к плечу.
- За встречу, — подняв бокал, глядя в её глаза, сделав несколько глотков и мысленно заключив, что вкус у организаторши отличный, еще секунда и Хэйдс продолжит начатый ранее разговор.
- Какого лешего здесь ошиваюсь я — ты уже в курсе. Единственный, кто сейчас в танке — это я. Так вот, что ты здесь делаешь? Вариант: прогуливалась мимо, а тут ты весь такой охуенный — спасибо, не катит. Просто так, по улицам в ночное суток и в таком виде, — бросает взгляд на её "супер-длинное" платье, — никто не шляется. Обойдемся без загадок сейчас, ок? — вот хрена же с два она в чем-то признается, но попробовать, попытаться узнать, стоило. Вдруг расколется, что именно он её сегодня "удачно" заказал, набрав не хитрый номер агентства эскорт-услуг.
Ну же, Тэйт, не глупи. Будь умницей.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-07-26 19:10:49)

+1

6

Молчание Маркуса действовало мне на нервы. От того, чтобы подтолкнуть Хэйдса к ответу, меня спас звук прибывшего лифта. Вздохнув, я прошла в кабину, где мы с Маркусом заняли противоположные стороны. Я едва заметно хмыкнула. Как символично. Когда-то мы были вместе, а затем так же легко разошлись. Как в море корабли. Хотя, как сказать легко? Со стороны этот разрыв, может быть, и выглядел таковым, но не для меня. Это был мой осознанный выбор, раньше уехать с отдыха на Марбелье и вернуться в Лондон, ничего не сказав об этом моему избраннику. Этот курортный роман должен был стать небольшим развлечением, ничего большего, просто отвлечение от трудовых будней. Маркус и я должны были скрасить друг другу одинокий отпуск и помочь весело провести время. Но чем больше я проводила времени с Хэйдсом, тем более желанным он становился для меня. Я стала замечать, что думаю о нем больше, чем было положено. И чувствую я больше, чем просто симпатию и влечение. А всей этой тягомотины с чувствами мне не надо было. И без этого в жизни проблем хватало, чтобы еще из-за мужика переживать. Но, несмотря на то, что я провела с Маркусом всего ничего, его след в моей жизни все же был значительным.
Пока я раздумывала и вспоминала все те мгновения, которые мы с Хэйдсом провели вместе, он все же соизволил ответить на мои вопросы. Спасибо тебе, Боже. Я не поняла, про какие масштабы он говорит и видимо мое замешательство отразилось на моем лице. Он, как всегда, ничего не стал объяснять, а лишь обронил мимоходом, что я пойму все, как только мы прибудем на место. Я слегка пожала плечами, смотря на свое отражение. Пойму, так пойму, окей. Услышав про сувениры, я усмехнулась. Вот это да, действительно. Такого-то точно разо… Стоп. Бывшая половина? Да еще и в психиатрической лечебнице? Вот это поворот. Если сказать, что я удивлена, это значит ничего не сказать. Я-то думала, Маркус волк-одиночка. Ну, или волк-одна ночка. Не могла я представить Хэйдса в стабильных отношениях, хоть убейте. Не знаю почему. Может, из-за его взгляда на жизнь, который буквально кричал, что выбрать одну девушку из множества и быть ей верным было бы преступлением против всего женского рода. Ведь в мире так много одиноких дам, жаждущих тепла и ласки.
Одна половина меня, отвечающая за нездоровый черный юмор, хотела было спросить «довел-таки бедную?» или же брякнуть что-то из разряда «только такая твоей половиной и могла стать» и, то ли прочитав мои мысли, то ли Маркус все же знал меня лучше, чем я думала, ответил сам, не дожидаясь моей реакции на это заявление, мол, не его вина - травма с детских лет. Я чуть склонила голову в бок и пристально разглядывала мужчину из-под полуприкрытых век. Ужасно хотелось узнать, что же за счастливица заполучила его к себе в распоряжение и почему же она стала его «бывшей половинкой», но я отлично помнила, как Маркус ненавидел расспросы. Решаю все же промолчать и не начинать лишних расспросов. Все равно никаких прав на допрос с пристрастием у меня нет. Но узнать все самой у меня же право есть, правильно? Поэтому, делая мысленную пометку покопаться в гугле по запросу "Маркус Хэйдс", выхожу из лифта, ничего не отвечая на его слова. Хотя, учитывая его взгляд, он ничего больше мне сообщать и не собирался. Ну и ладно. Женщина, заинтересованная в сборе информации, работает намного лучше полиции и ФБР вместе взятых, так что я сама все найду.
Подходим ко входу в зал и моя нервозность снова дает о себе знать. Чувствуя мой настрой, Маркус прижимает меня к себе и оставляет поцелуй между средним и указательным пальцами, таким образом, давая понять, что сегодня я с ним и успокаивая мою злость. И получается же. Такой простой милый жест задевает что-то во мне и, едва его губы касаются моей кожи, как весь негатив, накопленный за нашу короткую поездку в лифте, улетучивается, а на его место приходит спокойствие и умиротворенность. Спокойствие, которое излучает Маркус, потихоньку просачивается в меня, и я успокаиваюсь. Решаю и тут проявить несвойственное для меня молчание. Лишь качаю головой и скрываю горечь за приподнятыми уголками губ. Ну и плут ты, Маркус Джеймс Хэйдс. Неудивительно, что женщины сами к тебе штабелями под ноги падают.
Едва мы входим в зал, как все присутствующие, еще пару минут до нас занятые своими разговорами, потихоньку начинают умолкать. Удивление и легкое недовольство читается на каждом втором лице. Хотя, если судить по женщинам, то на каждом первом. Я закатываю глаза, хотя всерьез опасаюсь, что еще пара раз и останутся на моем затылке, так часто я сегодня это делаю. Вместо того, чтобы отвести взгляд, я распрямляю плечи и смотрю в глаза каждому, кого вижу, мило улыбаясь. Давно уяснила: улыбка - лучшее оружие. Мне не нравятся все эти взгляды, брошенные на меня. Мой взрывной темперамент дает о себе знать: моей первой реакцией на шепоток и разглядывание является сделать что-нибудь из ряда вон выходящее. Повеселить народ. А то вон какие все серьезные и деловые стоят, скучают. Никакого развлечения нет, кроме как обсудить очередную спутницу хозяина вечера. Интересно, что ж с ними сделается, если я прижмусь к Хэйдсу или поцелую его? Превратятся в стайку оголтелых сорок? Зальют фото в Твиттер или инстаграм и выведут обсуждение на мировой уровень? От представленной картины мое настроение улучшается и появляется некая игривость. Поддавшись сиюминутному импульсу, я сладко улыбаюсь моему спутнику, поправляю его галстук-бабочку самоуверенным жестом и, как и задумала, легко целую в щеку, будто это - мое ежедневное занятие. Вот вам, стервы мелочные.
— Полчаса? Какое неуважение к собственной компании, – отстраняюсь от него и смотрю прямо в глаза. Пытаюсь казаться серьезной и качаю головой, цокая языком. - Хоть бы полтора пробыл, для приличия. Хотя знаешь, - вновь оглядев толпу, продолжаю я, - полчаса - отличный срок. Что еще можно будет здесь интересного выловить, кроме нас самих? А что насчет продолжения вечера… - Я умолкаю, призадумавшись и прикусив нижнюю губу. Вновь поддаюсь своей игривой стороне и, мило улыбаясь, отвечаю: - посмотрим, что Вы сможете мне предложить, мистер Хэйдс.
Вновь вернувшись взглядом к толпе, я начинаю замечать, как заинтересованность и любопытство потихоньку начинают гаснуть в глазах людей. На их место приходит снисхождение и неприязнь. Моя улыбка чуть гаснет, а дрожь начинает потихоньку сотрясать мое тело. Я пока не была уверена, от гнева или же от волнения была эта реакция, но одно я знала точно – мне надо выпить. И вновь Маркус удивляет меня своими телепатическими способностями – протягивает мне бокал с шампанским. Я, конечно, предпочла бы что-то покрепче, но спасибо и на этом.
— Я не боюсь ни вил, ни факелов, - делаю глоток шампанского. – Я просто терпеть не могу быть в центре внимания. – И это правда. Я ненавидела внимание. Мне его с лихвой оказали после смерти Тревиса, так что, по возможности, я старалась не оказываться на виду. Пару секунд раздумываю, затем все же решаюсь и произношу: - Особенно, после всех тех взглядов, которые бросали на меня после смерти брата. – Потираю кулаком в области своего сердца, чтобы облегчить эту саднящую боль и рука натыкается на кулон, подарок Тревиса на семнадцатилетие. Тяжесть, сковавшая до этого грудную клетку, понемногу начала отступать. Приятно знать, что мой брат, даже после смерти, продолжает меня поддерживать и защищать.
Я никому не рассказывала о том, что я чувствовала, и как тяжело мне пришлось в университете после гибели Трева. Но Маркус сегодня приоткрыл немного завесу тайны своей жизни, поэтому я чувствовала, что должна отплатить ему тем же. Но не больше. Я не хотела рассказывать о том, что у меня на душе, поэтому, опередив его расспросы, я вновь улыбнулась и, приподняв бокал, произнесла вслед за ним: - за встречу.
Любопытство, конечно, не порок, но только когда оно направлено не на меня и не на ту тему, которую я стараюсь избегать. Решаю немного досадить Маркусу и включаю режим дурочки.
— А что не так с моим видом? – произношу, оглядывая себя, при этом немного надувая губы и напуская на себя слегка обиженный вид. Вопрос о работе я, опять и снова, решаю оставить пока без ответа, хотя парочка отговорок уже сформировались в моей голове. С другой стороны, зная Маркуса, все же стоит ответить. Причем отвечать надо точно и четко. Никаких отговорок и туманных фраз. Иначе, как пить дать, заметит подвох и начнет рыть в этом направлении. И найдет-таки, зараза этакая! Всегда находил, несмотря на то, что знал меня всего ничего. – Я здесь по работе, - вновь усмехаюсь и лукаво улыбаюсь. По ходу дела я - ненормальная. Балансирую на краю ножа и еще кайф от этого ловлю. – Ну и совмещаю приятное с полезным. Люблю посещать светские мероприятия, а делать на них обзоры тем более. Услышала, что здесь будет вечеринка и решила попробовать проскользнуть на нее, - пожимаю плечами и подношу бокал к губам. Вот так-то! Считай, не соврала. Я же действительно здесь по работе и действительно могу сделать обзор сия празднества. - А тут еще и ты весь такой охуенный, - прыскаю со смеху и вновь делаю глоток шампанского. - Можно сказать, что мне сегодня нереально фортануло. Прямо джекпот сорвала.
Подходит фотограф и просит сделать фото. Вот черт! Я не хочу никаких фотографий! Публичность мне совсем ни к чему. А, учитывая, как смотрели на нас при нашем появлении, я уверена, что уже заработала себе статус "звезды вечера". Ну ещё бы! С таким-то мужчиной появиться в разгар вечера. Начинаю потихоньку отодвигаться от Маркуса, но тут же останавливаюсь. Есть ли в этом смысл? Все равно я сегодня уже прославилась. Возвращаюсь назад, прижимаюсь к Маркусу и позволяю фотографу пару раз ослепить себя вспышкой. Теперь хоть на память фото останется. Если я со своей девичьей памятью не забуду найти фото в гугле.
— Прекрасное оформление, - огибая зал взглядом, говорю я, - ты постарался на славу. Точнее тот, кого ты нанял. У него или нее очень хороший вкус. – Допиваю шампанское и, подозвав официанта, отдаю пустой бокал. - Ты должен будешь послать карточку с благодарностью. Кстати, - возвращаюсь взглядом к мужчине, - разве тебе не надо играть роль радушного хозяина вечера? Ходить от одного гостя к другому? – Слегка склонив голову набок, смотрю на Маркуса и тут же принимаю решение. – Пойдем, потанцуем, чего сидеть, прилипнув к дивану. Подадим пример остальным. - Вставая с дивана, увлекаю Хэйдса за собой и веду к танцующим парам.

Отредактировано Tate James (2015-07-30 20:51:17)

+1

7

Случайные совпадения постоянно пробуждали в нем чувство сомнения, прежде спящее крепчайшим сном. В то, что Тэйт назвала бы чистой случайностью или банальным стечением обстоятельств Маркус упрямо не верил. Был более чем уверен в том, что всё происходит не просто так, по заранее тщательно или не очень продуманному кем-то там высоко плану. Жаль только обсуждению и логическим объяснениям не поддается. Он не ожидал встретить её. Более того – не ожидал встретить её здесь, в Сакраменто, хотя численность населения, не превышающая миллионный показатель, лишь подтверждала возможность оной. Познакомиться в другом городе, другой стране, чтобы потом пересечься в родном городе? Забавно, но практикуемо. И уж точно не случайно.
— Неуважением к собственной компании я бы назвал неявку на мероприятие, — произносит мужчина, затем пожимая плечами, пока она оглядывает толпу, пытается казаться серьезной. Откровенно говоря, получается у нее это хреново. Только в одном был с ней беспрекословно согласен — вокруг ни черта нового, интересного: всё предельно ясно, по шаблонной, наиболее благоприятной для всех схеме и так до самого конца вечера, которого, естественно, дожидаться Маркус не планировал. Как и пообещал — полчаса, не более. — Посмотрим, как хорошо Вы, — с акцентом на последнем слове, — мисс Джеймс будете себя вести. Образцовое поведение еще никому не навредило, — с наглой усмешкой, затем оглядывая присутствующих. В полку еще прибыло? Или только кажется?
Девчонка, кстати, оказалась не из трусливых. Ни вил, ни факелов не боится... на словах. Хотел бы он посмотреть на нее, когда дойдет до дела. Когда приключится легкий коллапс. Какие предпримет действия? На чем предпочтет сосредоточиться первым делом? Впрочем, если прокрутить в голове все события сегодняшней ночи, вспомнить момент с подаренным ему поцелуем в щеку... впрочем, её поступок больше попахивает дерзостью, нежели смелостью. Он не сводит с нее взгляда, слышит слова о гибели её брата и честно понятия не имеет, как отреагировать на её мини-рассказ. Выразить сочувствие? Не уверен, что она не посоветует сунуть его куда-нибудь. К примеру, в задницу. Сама же сказала, что не фанат внимания. Соответственно, наиболее правильным и точным вариантом будет упустить эти слова из виду. Или сделать вид, что упустил. Предварительно сделав для себя определенные выводы.
— За встречу, — легкое столкновение их бокалов, затем звон, приглушенный чересчур громкой музыкой, многообразием голосов: ссоры, сплетни, обсуждения, споры... а чего еще ожидать от толпы под градусом? Блондин расстегивает пиджак, подозрительно щурится, не сводя взгляда с Тэйт. Девчонка темнит, недоговаривает, что-то скрывает,  — нюхом чуял. Её дальнейшее поведение лишь подтверждало сделанные им ранее выводы. Но к черту. Допытываться не будет. Захочет в чем-то признаться? Сделает это сама. Тянуть информацию из нее силками — не самый выгодный вариант.
— Напротив. Отлично выглядишь, — будем считать это комплиментом, пусть и сделанным неумело, — Даже лучше остальных здесь собравшихся. Но конкурс на короля и королеву вечера дожидаться не будем. Всё равно победители известны заранее, не будем затмевать других, — произносит с легкой ухмылкой на губах, чтобы в следующий момент услышать причину её пребывания здесь. Якобы точную. Якобы максимально правдивую причину. Якобы. Но прокатит. Ладно. Засчитано. — Всё-таки по работе. Допустим, меня бы не оказалось на улице. Как бы проникла сюда? Охрана не дремлет к моему удивлению. Задействовала бы тяжелую артиллерию? — пусть считает, что клюнул, повелся. Кстати да, вопрос касаемо её проникновения на вечеринку как никогда актуален. Взяла бы охранника хитростью? Обаянием? Подкупила деньгами? Подкормила бы обещаниями? Или оставила бы номер мобильного на случай, если вдруг мужику в форме понадобится её помощь? Чистый интерес, ничего больше. И заодно проверка Тэйт на смекалистость. Впрочем, забавно быть чьим-то джекпотом. Маркус улыбается, делает несколько глотков шампанского, но напиток, как назло, заканчивается. Теперь, чтобы раздобыть еще несколько бокалов игристого, приходится выловить взглядом официанта, подозвать его, но обновленные бокалы отставить подальше, отвлечься на фотографа, улыбнуться для фото, приобняв Джеймс и уже предвидя завтрашние заголовки в желтой прессе и интернете. Ложная информация всегда на ура расходится.
— Устаревшее понимание. Кому нужен — подкатится сам, — Хэйдс пожимает плечами, затем добровольно следуя за ней на танцпол, перехватывая её руку, кружа в танце мало напоминающем танец под музыку. — Слабо представляю, как  можно организовать что-то хотя бы отдаленно напоминающее всё это, — не оправдывается. Организатор мероприятий из него реально не получился бы, как сильно Хэйдс не старался бы. Впрочем, даже если и получился бы, времени еще и на это не нашел бы. Именно поэтому наиболее правильным решением было доверить самую грязную, муторную работу кому-то другому. Тому, кто специализируется на этом. — Впрочем, не важно. Каковы гарантии, что отзыв о вечеринке в честь дня рождения компании будет положительным? — нет, а что? Поинтересоваться имеет право. Её впечатление оспаривать не намерен, но не подтолкнуть к позитиву, естественно, было бы грешно. Черт, правда, знает каким образом.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » wrong