Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Come right now, you know where I stay


Come right now, you know where I stay

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://funkyimg.com/i/Zddn.png
Участники:
Дитрих и Пейтон
Место:
Берлин, Германия
квартира Каролины Хоффман и окрестности прекрасной столицы Германии

Погодные условия:
пасмурно, но тепло
О флештайме:
On my mind up past my bedtime, no rest at the kingdom
Alone in my place, my heart is away
All that I can think of is, we should get married
We should get married
Let's stop holding back on this and let's get carried away


for good mood

+2

2

Сакраменто -> Берлин

-Сэр, пожалуйста пристегнитесь, -лучезарно улыбнувшись, напомнила Данцигеру стюардесса, когда проходила между кресел, проверяя пассажиров перед готовящейся посадкой. -Давайте я уберу столик, если не помешаю? Он не должен быть в раскрытом виде, когда самолет заходит на посадку.
-Конечно - я просто капитально вырубился и забыл про него. Извините, -ответно улыбнулся немец, послушно застегнув ремень безопасности и подняв спинку своего кресла. Наконец-то долгий перелет был закончен и можно было вздохнуть спокойно - еще максимум минут сорок и Дитрих наконец-то увидит Тони.
К черту все... он ведь обещал ей, что изменит их жизнь к лучшему? Пожалуй сегодня, у него действительно есть для любимой и единственной просто отличные новости, благодаря одному очень влиятельному человеку из Вашингтона. Данцигеру давно уже было интересно серьезно заняться политикой - но как это часто и бывает, не всякую дверь можно открыть просто так. Дитриху пришлось придумать самый настоящий коварный план, чтобы выйти на некоего мистера Рубио - одного из тех людей, что ведут большую игру в столице, причем весьма успешно. Началось все с финансовых вливаний в республиканскую партию, далее Данцигер подсуетился и помог известному политику провести важные деловые переговоры... естественно, это была в некотором роде проверка со стороны Гектора, который не мог бы, вот так запросто ввести нового человека в свое окружение. Но теперь, спустя некоторое время, немец мог констатировать факт, что своего добился и значит вскоре сможет проворачивать серьезные дела, притом на вполне законной основе. Это ли не цель желанная? - пожалуй фраза Шекспировского героя могла бы послужить эпиграфом для совершенно новой страницы в жизни Дитриха.
Он направился за своим багажом, ощущая как чертовски затекла спина, после долгого перелета и был очень рад поймать наконец такси и махнуть уже на Унтер-ден-Линден. Летом знаменитая липовая аллея была не менее красива чем зимой, когда вокруг было полным-полно праздничных огней. Кажется Тони рассказывала по телефону, что Ноа очень нравится гулять в парке и конечно же маленький озорник как и всегда, аккуратно заводит каждые два дня свои любимые часы. Дитрих лишь улыбнулся, когда услышал про это - прекрасно знал, что по нему скучают и о нем думают, а так же очень ждут. Так почему бы не устроить Тони и любимому сыну небольшой сюрприз?
Оказавшись у хорошо знакомого дома, неподалеку от Тиргартен, Данцигер не тратя времени поднялся до нужной квартиры. Несмотря на то что время давно уже перевалило за два часа ночи, Каролина открыла дверь достаточно быстро - и судя по тому что руки у нее были в масляной краске, вдохновение посетило ее прямиком среди ночи.
-Дит, откуда ты взялся? -улыбнулась Лин, аккуратно обняв брата. -Хизер сказала что ты еще не скоро приедешь... говорила, что с ее лучшей подругой произошел какой-то несчастный случай. Мы не ждали тебя так скоро - хотя Ноа очень соскучился и только о тебе и говорил.
-Мне уехать? -рассмеялся Дитрих. -Я решил все свои дела... по крайней мере пока - потом приехал в пустую квартиру и подумал о том, что давненько уже не был в Берлине. Так что готовься меня терпеть.
-Не говори ерунды! -Каролина хихикнула, состроив хитрую рожицу - совсем как когда-то в далеком детстве. -Ты правильно сделал и теперь сам займешься культурным досугом своего семейства, а я смогу вернутся на съемки. Я не могла бросить Пейтон и Ноа, когда они гуляли в городе и честно была хорошим переводчиком. Даже взяла отпуск на работе! Но теперь, когда ты приехал, я смогу наконец присоединится к съемкам очередного шедевра, что затеял снимать Пауль.
-Я уже представляю, что это будет за "шедевр"... проблемы на пустом месте и герои, которые сами не знают что им делать - со скуки?
-А я знала, что ты скажешь это! -покачала головой Лин. -Что поделать, если ты не понимаешь фильмов, в которых главное не спецэффекты, а актерская игра, эмоции и переживания. Давай лучше дуй спать с дороги, завтра поговорим. Думаю что комнату Хизер ты найдешь без труда - а я наконец-то закончу этот эскиз.
Поднявшись по лестнице (квартира Каролины располагалась в двух уровнях), Дитрих сначала заглянул к Ноа, стараясь ступать как можно тише чтобы ненароком не разбудить мальчика. Судя по всему, прошедший день был очень веселым для маленького озорника, потому как он продолжил посапывать и не почувствовал как отец получше укрыл его и легонько коснулся губами его лба.
-Спи крепко-крепко.., -тихо сказал немец, после чего направился в хорошо знакомую комнату. Тони тоже спала и судя по всему, неугомонный мальчишка заставил ее хорошенько за собой побегать за весь этот долгий день. Данцигер не раздумывал долго и кинув сумку возле двери, разделся и устроился рядом со своей ненаглядной в постели. Будить ее было очень жалко, но Дитрих не удержался от соблазна обнять Пейтон и притянуть ближе к себе...
-Тони... ты проспишь в свою кофейню.., -шепнул мужчина, обняв свою ненаглядную и еле сдерживая смех. -Проспишь, тебя уволят и мне больше не придется уговаривать тебя бросить работу... А еще я продал твой форд и теперь придется покупать тебе новую машину.

+1

3

Над Берлином стояла пасмурная погода в тот день, когда Пейтон вместе с Ноа и Веттой прибыли в столицу Германии. Словно бы сам город и сама погода служили зеркалом их эмоций, переживаний и тех смешанных чувств, которые преодолевали Тони на протяжении всего этого не простого и длительного перелета из солнечной Калифорнии в пасмурный и совершенно чужой ей Берлин. И подобная погода держалась сначала несколько дней, а после  счет перешел на недели. Каролина сказала, что это обычная погода для Берлина и было бы странно, если бы все время светило солнце, как в Калифорнии, но Тони от этого не было легче. Ей до ужаса не хватало солнца, обычной и родной речи, пусть даже та была бы смешанной с разными диалектами латиноамериканцев или черных, но самое главное - ей не хватало Дитриха.
Те короткие телефонные разговоры, которые они проводили с ежедневной регулярностью на самом деле не очень-то и помогали женщине в тех серых (буквально) буднях, которые окружили ее и намеревались уже вот-вот накрыть ее с головой. Увы, но голос любимого мужчины, искаженный спутниковой связью, не может всецело соответствовать реальному. Увы, но это был всего лишь голос мужчины, что пребывал на другом конце планеты, слишком далеко от нее и безумно рисковал каждый день. Ведь, те люди, что открыли по ним огонь тогда у мотеля, определенно точно не шутили. Иначе то была весьма и весьма жестокая шутка по отношению к Лорелее, что вряд ли заслужила стать столь внезапной жертвой в чьих-то играх. У нее и так жизнь была не сахар, так что пуэрториканка заслужила чего-то более стоящего, тем более врачи дали слабую, но надежду на то, что Ло сможет вернуться к обычной жизни после полного курса лечения и дальнейшего восстановления. Это не выглядело, как радужный план на будущее, но уже было лучше, чем ничего. Да и маленькой Джин, что была так похожа на свою мать, пусть даже сама этого не замечала, следовало также приготовиться к новым известиям. Только это еще успеется. Для начала нужно было дождаться, пока в Сакраменто все не уляжется, а потом Пейтон решила сама обо всем рассказать Джине. Знала, что так будет правильно.
В своих частых, но иногда столь коротких разговорах она успела рассказать Дитриху об этом намерении и знала, что немец ее поддержит. Естественно, Тони не жаловалась мужчине на то, как ей было не спокойно в Берлине. Она молчала и не говорила о том липком страхе, что прицепился к ней с тех пор, когда она увидела Лорелею подстреленной каким-то ганкстером. Она не говорила о том, как ждет того дня, того часа и мгновения, когда ее мужчина скажет ей о том, что приедет. Или просто позовет ее к себе в Сакраменто.
Но, мужчина ее не звал, а она и не просилась, прекрасно понимая, что все было не просто так - они обязаны были защитить Ноа от всего того нехорошего, что могло ждать его дома в привычной обстановке. И, наверное, еще очень не скоро Пейтон сможет привыкнуть к тому, что все наладилось, даже если это и будет действительно так. А дела налаживались. Это женщина заметила особенно тогда, когда полячка Ветта рассказала ей о том, что возвращается обратно в Калифорнии. Она нужна своему мальчику - так она сказала это о Фредо или нет, Тони не предала этому значения, но одно она поняла точно - пожилая женщина очень трепетно относилась к итальянскому кретину, которым и считала друга ее любимого мужчины все годы их знакомства. Да, после общения с полячкой Тони определенно точно нужно было согласиться с тем, что находились люди, которым Фредо мог быть дорог. Так быть может он не такой уж мудак, каким его считали они с Лорой? Но, убеждать себя в этом женщина не стала. У нее не было ни времени, ни желания.
Каролина была милой и радушной хозяйкой, что приняла беглецов из страны демократии, как и полагается - с улыбкой, с радостью и, казалось, словно бы это было нормально сорваться и явиться в Берлин, как ни в чем не бывало. Сестра Дитриха не задавала слишком много вопросов, скорее наоборот, всячески отвлекала Тони от невеселых раздумий. То в кино сводит на один из шедевров ее мужа, то в музей, то просто покажет что-то интересное... Да, Пейтон прекрасно понимала, как много неудобств они создали Линн, но та настаивала на том, чтобы они жили все вместе. При этом, Каролина даже взяла отпуск ради них, от чего было крайне не удобно, но ... с этим ничего нельзя было поделать. Как бы то ни было, а немецкий язык ей было не выучить за то короткое время, которое они с Ноа провели на родине его отца.
Тот день они провели в очередном культурном походе, что утомил куда больше саму Пейтон, чем Ноа. Но, когда сын уснул, женщина отошла от его кроватки, чтобы упасть на кровать и сомкнуть глаза. Это был, пожалуй, первый день, когда Тони не разговаривала с Дитрихом по телефону, но она была настолько уставшей за весь этот продолжительный день, что решила позволить беспокойству овладеть ею уже утром. Но сны были слишком реальными для того, чтобы попросту продолжать спать, не беспокоясь.
А затем, она очень отчетливо услышала до боли знакомый голос и ... такой реальный упрек, из-за которого быстро приподнялась на локте, чтобы в мгновение ока увидеть, кто же так шутит над ней.
- Дитрих? - из-за окружающей ночной тьмы женщина могла лишь предполагать снится ей это или мягкие объятия были действительно реальными. - Ты приехал? - да, глупо было сомневаться в том, что то был не любимый немец. Все говорило в пользу того, что то был он, а не плод ее воображения - голос, даже запах его одеколона, не говоря уже о том, как именно его рука лежала на ее спине. Слова, пожалуй, были более не столь необходимы им сейчас, поэтому женщина лишь наклонилась вперед, чтобы наконец-то заключить любимого в объятия и поцеловать.

+2

4

-Я здесь и больше нам не придется расставаться, -только и успел ответить Дитрих, прежде чем любимая и единственная поцеловала его, поверив, что он действительно рядом и явился к ней не во сне. -Решил все свои дела как мог... так что теперь весь твой. Думаю что нам еще придется побыть в гостях у Лин, так что мы можем устроить себе что-то вроде настоящего отпуска. Уверен, что Ноа это очень понравится...
Быть может, Данцигер еще поболтал бы вволю, но Тони снова решила заткнуть его весьма приятным для обоих способом - и пожалуй, у них ведь будет еще масса времени чтобы обсудить собственные планы? А пока что не следует тратить время на слова, которые не так уж и не нужны двоим людям, что чертовски долго не имели возможности побыть вместе.
Как и все хорошее, эта прекрасная ночь пролетела даже слишком быстро и уже утром, Дитриха разбудил довольный Ноа, узнавший от своей матери просто потрясающую новость о приезде любимого папы. Мальчишка не стал особенно церемонится с безмятежно дрыхнущим отцом и с разбегу запрыгнул на кровать, плюхнувшись на него и радостно хихикая при этом.
-Урра! Я уже устал ждать когда ты приедешь за нами! Мы поедем домой?? -Данцигер рассмеялся, когда его разбудили и потом буквально расстреляли вопросами. -Вчера мы ходили с мамой и тетей Лин в музей - там было много-много разных картин. А потом еще ходили в парк и я покатался там на каруселях!
-Надо полагать, карусели тебе понравились куда больше чем картины? -рассмеялся немец, ласково поерошив волосы сына. -Лин конечно же не могла не устроить для тебя знакомство с прекрасным... и знаешь, мы пока что не поедем домой, сынок. Есть одно очень важное дело, которое я бы хотел провернуть в Берлине. Но это пока что секрет для нашей мамы, так что не выдавай меня. Кстати, что с завтраком в этом доме?
-Мама уже готовит, -доложил Ноа, улыбнувшись. -Тетя Лин уехала на работу и сказала что не вернется до вечера. Она снимает кино, представляешь, пап?
-Представляю, -рассмеялся Данцигер. -Это будет такое кино, на которое я точно никогда не пошел бы. Так - беги к маме и скажи, что я сейчас приду. Дай мне несколько минут, чтобы привести себя в порядок.
-Хорошо! -после того как Ноа пулей умчался на кухню, Дитрих заставил себя встать с постели и после водных процедур в ванной, быстро собрался. Было бы очень здорово поваляться почти до полудня и как следует выспаться после весьма бурной ночи - но один маленький озорник не захотел ждать пока его отец соизволит проснутся сам. Оно и понятно, ведь ребенок успел очень соскучится, так что теперь Данцигеру следовало срочно исправится и придумать для любимого сына что-нибудь интересное. Но прежде надо было выполнить обещание, данное любимой Тони?
-Так, мои дорогие - после того как поедим, я повезу вас в одно очень любопытное место, -объявил Дитрих как только появился на кухне. -Жаль конечно что Лин пришлось уехать... но ничего не поделаешь. Я совершенно точно не хочу больше ждать.
-А куда мы поедем? -поинтересовался Ноа-любопытный-нос, едва не пролив на своего отца сок из чашки, когда тот уселся рядом. -Я хочу в парк... вчера там было очень весело, хоть и дождик пошел. Только я не понимаю, что говорят вокруг... и не могу ни с кем поиграть...
-Скоро увидишь, куда поедем, -улыбнулся немец. -Потом можно будет и в парк заглянуть, но сначала нужно решить одно очень важное дело. Так что давайте поторопимся? И не огорчайся, Ноа - теперь я от тебя и мамы не отойду, так что буду персональным переводчиком с немецкого.
Ноа охотно кивнул, прекрасно зная, что его отец всегда умел придумать как развлечь свое небольшое семейство. Поставив свою чашку подальше от края стола, он мигом повернулся к Тони и сообщил те последние новости, о которых уже успел узнать от Дитриха.
-Мам, а мы не поедем домой и останемся у тети Лин... правда, пап?
-Правда. Пока что не поедем, -кивнул Данцигер, прекрасно зная, что Пейтон поймет, что значит это самое "пока что". Как бы он не хотел ее защитить, ей все-таки пришлось увидеть своими глазами какими могут быть мафиозные разборки... так что будет куда лучше вернутся в Сакраменто, когда там все уляжется. И, кстати, уже ведь можно порадовать будущую жену еще одной отличной новостью? -Тони, я тебе расскажу по дороге, какую работу мне предложил один знакомый из Вашингтона. Уверен, что тебе понравится такой вариант.
После нескольких лет продуктивного сотрудничества с Рубио не мог не наступить тот момент, когда ушлый и хитрый конгрессмен решил-таки позвать Дитриха поработать в столице. Но, по правде говоря, уезжать из Сакраменто и отрывать близких и любимых от привычной жизни немцу не хотелось - плюс, было интересно поиграть в большую политику в том самом городе, что волею судьбы стал для немца родным. И тогда непревзойденный мастер игры Гектор придумал другой вариант, о котором Данцигер и собрался рассказать своей будущей супруге. Но сначала завтрак?
Ароматный и свежесваренный кофе, а так же традиционные жареные немецкие колбаски с беконом и яичницей - что может быть лучше для человека, что последний раз ел в самолете? И то немного, потому как во время полета несколько раз была просто адская болтанка.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-07-19 02:29:35)

+2

5

Наконец-то спустя две недели у женщины снова была возможность обнять своего любимого немца. Обнять, прижать к себе, убедившись, что с ним ничего не случилось за последние дни, которые они не виделись, а ее недавнее беспокойство было совершенно беспочвенным. И поцеловать, сдержанно вкушая вкус его губ, сначала неторопливо медленно, словно бы давая мужчине возможность вспомнить каждый изгиб своих губ и напомнить заодно себе об его. Наверное, словами не передать того всплеска радости, который испытала в это мгновение Пейтон. И пусть во тьме ночной не было заметно ее улыбки, но она улыбнулась на слова Дитриха, услышав его новое обещание, которое давало весьма прочную надежду на совместное безоблачное будущее. Действительно, очень непросто будет вновь позволить себе забыть о том, что счастье вещь довольно хрупкая, но и жить в страхе вечной потери невозможно. Так или иначе, но каждый ищет свое счастье, а вместе с ним и свой покой, куда можно приткнуть свой якорь и причалить к берегу – но, так уж повелось, что у них с Дитрихом будет все иначе, не как у всех. Ведь берег им не был важен – будь им домом Сан-Хосе, Сакраменто или далекий и такой чужой для Тони Берлин. Главное ведь было то, что они вместе, снова вместе…
Дитрих было решил ввести свою зазнобу в курс дела и сделать небольшой экскурс их совместного будущего, которому суждено было еще какое-то время разворачиваться на поприщах Германии, только Пейтон была настроена отнюдь не на такие разговоры. Черед новых, более требовательных поцелуев определенно точно должен был подсказать мужчине об ее настроении, тем более женщине также было, что поведать своему любимому. Но, лучше ведь все новости оставить на утро, тогда как ночь имеет обыкновение слишком быстро заканчиваться, особенно, когда ценна каждая совместно проведенная минута после вынужденного расставания.
И правда, ночь миновала слишком быстро. Однако в ней не нашлось места для усталости, которую должно быть испытывали оба после весьма длительного дня, который у каждого из них отнял ту еще порцию сил и энергии. Так что, уже после не одного раунда приятной близости, двое влюбленных могли позволить уже куда более приятной усталости взять над собой верх.
- Люблю тебя, Дит, - позволив мужчине обнять себя, тихо прошептала Тони, надеясь на то, что Дитрих ее хорошо слышит и еще не успел уснуть. – Больше не хочу никуда ехать одна, без тебя, - добавила она, но уже засыпая, от чего ее слова были более похожи на тихое бормотание, в котором уловить смысл было невозможно. Но, это было не так уж и важно, разве нет?
Утро подкралось незаметно, а Пейтон проснулась по вполне естественной причине в ее весьма интересном положении, о котором еще следовало рассказать счастливому отцу. Но, успеется? Теперь у них было куда больше времени для разговоров, пусть только Дитрих проснется. По крайней мере, Ноа точно заболтает своего отца, хотя бы потому, что ребенок соскучился и ему попросту было не с кем болтать – кроме мамы и тети Линн на английском говорил разве только мистер Хоффман, и то он был всегда таким занятым, что Ноа не решался болтать с ним, как это делал обычно с той детской непосредственностью, что была ему свойственна. После небольших ванных процедур, женщина заглянула в комнату, которую занимал Ноа. К слову, мальчишке понравилась та кровать, которая там стояла – умный ребенок решил сразу, что он достаточно взрослый, а потому не требовал компании матери. Храбрый мальчик.
- Мама? – тихо пробормотал Ноа, открыв глазки, когда Пейтон уже собралась уйти из его комнаты. Так что женщине пришлось задержаться и не торопиться к завтраку. Она нежно улыбнулась сыну, прежде чем преодолела разделяющее их расстояние, оказавшись рядом с сыном, после чего присела на его кровать и убрала пряди непослушных волос, что явно мешали мальчишке сейчас.
- Ну, как спалось, мой хороший? – спросила она, на что получила весьма исчерпывающий ответ, что включал в себя даже описание последнего сна. На самом деле, можно было еще посомневаться в том, действительно ли то был сон или же работала фантазия маленького озорника, но Тони не останавливала его. Она внимательно слушала сына, задавала ему вопросы, на которые ребенок быстро находился с ответом, а потом пришло время рассказать ему о той самой новости, которую просто обязана была поведать она: - Знаешь, ночью приехал папа. Он пока спит, так что ты сначала переодевайся и тогда уже пойдешь к нему, ладно? – предложила она, на что сын отреагировал вполне закономерно. Его глаза округлились, а на лице читалось не скрытая радость удивления.
- Когда он приехал? Почему меня не разбудили?! – поднялся мальчик, требовательно спросив у матери, определенно точно не зная, что час был еще очень ранним.
- Он приехал ночью, ты тогда спал. А сейчас папа отдыхает – помнишь, как мы устали после перелета? – спросила она, прежде чем в комнату заглянула Каролина, чтобы предупредить о том, что ей нужно будет уехать.
- Конечно, Линн. Мы и так отняли у тебя кучу времени, но теперь мы не одни и не такие беспомощные, как были раньше, - улыбнулась Пейтон сестре Дитриха, на что та в ответ лишь махнула рукой. Наверное, будь на месте Каролины ее старшая сестра Лидия, то ответ был далеко не таким простым? Лидс наверняка напомнила своей сестре о том, что ожидает рано или поздно получить хоть какую-то благодарность от своей сестры в будущем. Но, люди на то и есть, чтобы быть разными и в корне отличаться друг от друга, тем более… Линн всегда была мягче Лидии.
- Кстати, ты рассказала уже Дитриху? – спросила Каролина уже с порога, когда Пейтон, велев Ноа переодеваться, направлялась на кухню, чтобы приготовить завтрак.
- Не-а, - помотала головой Тони, улыбнувшись. – Думаю, к завтраку такая новость будет в самый раз?
- Ну, это вам решать, но ты помнишь, что завтра у нас назначен визит к доктору или ты передумала идти? – спросила Каролина у Пейтон все еще стоя у двери.
- Дитрих говорил, что мы еще побудем тут у вас немного, поэтому я не откажусь от приема – хочу знать, что все хорошо, - ответила женщина, улыбнувшись. – Ты ничего не забыла? А зонтик? На сегодня дождь передавали, помнишь? – добавила она родственнице, подав тот самый прозрачный зонт Каролине, когда та уже вышла за дверь.
- Действительно, - вздохнула Линн. – Спасибо и до вечера, а то я уже опаздываю, - наконец-то попрощалась с Тони, прежде чем закрыть дверь, тогда как сама Пейтон таки направилась на кухню, чтобы приготовить тот завтрак, который было принято готовить в этом доме. Как ни как за две недели женщина привыкла к привычкам Линн и ее мужа, к тому же, Ноа также понравилось куда больше кушать на завтрак колбаски с яичницей, чем кашки, которыми раньше его кормила мама.
На столе уже было почти все готово, когда к завтраку явился все еще заметно заспанный Дитрих вместе с сыном. Этому Тони не могла не улыбнуться – было так радостно видеть снова его, таким домашним и родным, пусть и были отнюдь не дома.
- Ну, как спалось? – изначально поинтересовалась у будущего мужа Тони, улыбнувшись ему, прежде чем немец подошел к ней, чтобы подарить приемлемый в присутствии сына поцелуй в щеку. К тому же, Ноа и не думал отходить от своих родителей, так что выдавал все услышанное от отца, находясь на расстоянии вытянутой руки между обоими. Это забавляло женщину, так что ямочки на щеках во время очередной улыбки подаренной сыну так и играли свои привычные счастливые танцы.
- Хорошо, расскажешь, - кивнула она в такт своим словам. – Правда, мне тоже есть, что тебе рассказать, - до полного натюрморта на столе не хватало разве только чашки ароматного кофе, который женщина и перенесла с рабочего стола на кухонный. Естественно, себе Пейтон заварила травяной чай, что могло послужить определенным намеком для мужчины. Но, помня, как восприимчив к намекам наш немец, Тони решила сразу же выдать свою новость. – Похоже, что нас больше не будет трое… Завтра Линн отведет меня к своему врачу, чтобы все проверить наверняка, но тест был положительным, так что … вот такие у меня новости!

+3

6

Дитрих уже успел приняться за свою порцию завтрака, как вдруг до его ушей донеслось нечто такое, отчего он едва не уронил свою чашку с кофе. И не то что бы счастливая новость его напугала, вовсе нет - просто немец был застигнут врасплох и лишний раз убедился, что решение отправить будущую жену подальше от неприятностей, было единственно верным. Однако, прежде чем он успел сказать что-либо, свои пять копеек решил вставить маленький озорник, в отличии от своего непутевого папаши, не понявший о чем говорила его мама.
-А почему нас не будет трое, мам? -поинтересовался Ноа, с интересом посмотрев на Тони. -И зачем тетя Лин поведет тебя к врачу? Ты что заболела??
Данцигер лишь улыбнулся, слушая любимого сына, а затем ласково коснулся губами щеки Тони - пока что, при любопытном мальчишке, они не могли бы себе позволить что-то большее.
-Нет, Ноа, наша мама не заболела. Просто скоро у тебя будет брат или сестра, -постарался максимально понятно объяснить слова Тони немец. -Я очень счастлив... и думаю, что в свете этой отличной новости надо постараться провернуть намеченный мной сюрприз как можно скорее.
-Но откуда у меня будет брат? -Ноа естественно, не удовлетворился предоставленными отцом объяснениями и теперь удивленно переводил взгляд с Дитриха на Пейтон. -Мам, где ты его возьмешь?
Определенно... Данцигеру еще не приходилось придумывать как логично рассказать маленькому по сути ребенку, откуда берутся дети. Однако, мальчик явно ожидал подробностей, так что пришлось соображать что-то более-менее удобоваримое, так сказать - на скорую руку. Немец попытался вспомнить как его родители рассказали ему о появлении Лин, но вроде ничего такого они совершенно точно не придумали. Просто поставили перед свершившимся фактом.
-Он или она у нас уже есть - просто до поры до времени будет прятаться у нашей мамы, пока не подрастет, -ответил Дитрих своему сыну после недолгого раздумья. Быть может, стоило лучше подготовится к подобному разговору, но ведь немец даже и не подозревал, какой подарок его ожидает в Берлине? -Ты его обязательно увидишь и сможешь даже коснутся, пока он будет расти. Честно говоря, я бы хотел чтобы у тебя появилась сестренка, сынок. Ты будешь о ней заботится, так же как я заботился о тете Лин, когда она была маленькой - а она будет тебя очень любить.
По счастью, Ноа никогда не ходил в детский садик, так что некому было заронить в его душу сомнение относительно того, что младшего ребенка будут больше любить в семье. Обычно, "обиженные" подобными моментами дети очень любят делится своим негативным опытом, чего младший Данцигер счастливо избежал. Внимательно выслушав отца, мальчик кивнул головой - привык верить каждому его слову, так что дальнейших объяснений пока не потребовалось.
-Ну что давайте выдвигаться? -скомандовал Дитрих, облегченно вздохнув после всех этих расспросов. -Собирайтесь, а я вызову такси - и кстати, потом надо бы взять машину напрокат. Будет куда удобнее, если я как и всегда буду водить сам.
Итак, сказано - сделано? Усевшись вместе со своим семейством в такси, Данцигер назвал таксисту адрес американского консульства, где и собирался сочетатся законным браком со своей ненаглядной. Хотелось бы конечно устроить все как можно скорее, но немец был готов к возможным бюрократическим проволочкам, тем более что сейчас целиком и полностью мог располагать своим временем.
-Думаю, что тебе уже пора подумать о том, захочешь ли ты брать мою фамилию, -прознес Дитрих, обратившись к Тони, когда такси остановилось на оживленном перекрестке в одном квартале от консульства. -Сейчас мы подадим заявление и я надеюсь, что долго нас ждать не заставят, прежде чем поженить. Когда мы вернемся в Сакраменто, я смогу подать документы и поменять наконец фамилию Ноа - чтобы ни у кого не возникло дурацких вопросов, когда он пойдет в школу. А еще, тебе придется быть моим шафером, сынок.
Сидевший на руках у немца мальчик улыбнулся, подняв голову от своих любимых часов, которые он как всегда захватил с собой. На этот раз Ноа не стал расспрашивать родителей, потому как тему их женитьбы при нем не раз обсуждала тетушка Лидс, избегая правда при ребенке каких-либо обидных слов в адрес его отца. Да и обычно мистер Уиверли успевал отвлечь внимание своей жены от вечного объекта ее негодования.
-Хорошо... а что я должен делать?
-Просто быть рядом со мной и мамой, вот как сейчас, -Дитрих пригладил волосы сына. -И мы уже приехали, так что пойдем?
Расплатившись с таксистом, Данцигер приобнял Тони и взяв Ноа за руку повел их к главному входу. Теперь оставалось лишь написать заявление и дождаться приема у консула - а вдруг повезет и не придется долго ждать? После того как родители получили специальные формы для заполнения, маленький озорник устроился между ними на кожаном диванчике, наблюдая за процессом.
-Мне кажется, что в нашем случае пункт относительно времени на размышление совершенно точно лишний, правда милая? -улыбнулся Дитрих, хитро посмотрев на Пейтон. -Я еле удержался чтобы не написать - пожените нас сейчас и немедленно. Мне кажется, что это единственно возможный и самый верный ответ.

+2

7

Каждый из нас был в свое время ребенком, прежде чем вырасти и стать серьезным человеком в жизни, достаточно взрослым, чтобы дать также жизнь маленькому и беззащитному существу, именуемого человеком. Да-да, беззащитным, поскольку именно таким и является маленькое дитя, когда только делает свой первых вдох и крик, первые шаги и слова. Это потом, спустя годы, маленький человек учится у своих родителей, впитывает, словно губка, все то новое и интересное, хотя чаще всего он впитывает, как не странно, именно то самое худшее, что он видит – копирует, повторяет и искажает по-своему. А потом, ребенок внезапно вырастает, становится самостоятельным и родители ему больше не так нужны, как раньше. Ровно в такой же степени поступала когда-то в юности и Пейтон, когда заставляла свою мать волноваться о том, где ее младшую дочь носило. И если сначала Тони еще пыталась придумать что-то правдоподобное, чем дольше они с Дитрихом встречались, тем больше юной девушке сносило крышу от любви. Чего только стоила ее поездка в Сакраменто на старом отцовском Бьюике? Да, нервы миссис Брик тогда знатно пострадали, но она, как и любая другая мать, лишь переживала за свою глупую дочь. Естественно, о многом спустя годы приходилось сожалеть и теперь, когда Тони также стала матерью, куда больше понимала свою собственную – ее переживания, волнения и стремление дать ребенку все самое лучшее. Наверное, во многом Тони бы поступила иначе сейчас, может быть, сказала как-то мягче, но … время не вернуть назад. И теперь, перед ней стоит задача воспитать своего умницу Ноа. А еще дать жизнь еще одному ребенку от безмерно любимого мужчины.
Дети – это счастье. Маленькая радость или утешение, но они по умолчанию приносят радость и положительные эмоции даже в самые не веселые мгновения жизни. Тони прекрасно помнила тот день, когда родилась ее маленькая крестница – Лорелея тогда сияла от радости, пусть была весьма и весьма уставшей, после не простого и изматывающего процесса, во время которого она подарила жизнь маленькой девчушке, что буквально перевернула с ног на голову жизнь своей молодой матери. Точно также было и с Ноа. Правда, тогда новость о будущем сыне Пейтон пришлось держать при себе довольно долго. А еще женщина волновалась о том, как отреагирует на внезапное известие Дитрих. Они ведь не планировали тогда заводить детей. Не планировали и на этот раз, но так уж получилось, что у страсти и любви есть свой побочный эффект. Однако, на этот раз женщина не боялась отрицательной реакции немца и нисколько не опасалась, знала – он будет рад этой маленькой положительной новости. И ведь не ошиблась.
Пейтон устроилась за столом между своими мужчинами и улыбнулась в ответ на слова любопытного сына, которому сразу же стало интересно то, что рассказала его отцу мама. Действительно, ее слова прозвучали весьма любопытно для пятилетнего мальчишки, но … сказать по-другому Тони знала, что не смогла бы. Не хотела, чтобы ее сын слышал все эти естественные названия, по крайней мере пока. Конечно, потом им придется еще не единожды объяснить ребенку о том, как все происходит в жизни, но пока … пока должно было хватить тех слов Дитриха, которыми он и объяснил маленькому озорнику все то, что сообщила она в двух словах мужчине.
- Я рада, что моя новость тебя обрадовала, Дит, - улыбнулась она Дитриху, поднеся к губам чашку с ароматным чаем, который уже успела полюбить за последнюю неделю. – И мне уже интересно, что за сюрприз ты мне приготовил, - не без доли интереса сообщила женщина мужчине, посмотрев на него. Знала, что Дитрих не расскажет, раз он так задумал, но играть с любопытством беременной женщины было также не так просто. Она ведь может быть весьма настойчивой и требовательной.
- Кушай, моя радость, потом будешь задавать вопросы – мы тебе все расскажем, да и ты все сам увидишь, - пообещала сыну Тони, чтобы ребенок наконец-то поел, а не только смотрел с широко распахнутыми глазами, слушая разговор родителей и расспрашивая их по поводу грядущего прибавления. Хотя, Ноа можно было прекрасно понять – ребенок был всегда один, уже достаточно взрослый и в скором времени уже пойдет в школу, а в таком возрасте дети обычно весьма любознательны и нуждаются в правдоподобных ответах и рассказах. Однако, сытный завтрак никто не отменял и для младшего Данцигера, и для старшего. И совсем не важно, что в документах Ноа значится другая фамилия.
Пейтон съела лишь немного яичницы, которую приготовила себе. Увы, но съесть еще и поджаренные колбаски, которые уплетал за две щеки Ноа, она не смогла. Маленький малыш, что поселился внутри нее определенно точно был против, а потому Тони лишь долила себе чаю и удовлетворилась подобным приемом пищи. В любом случае, она еще успеет нагулять аппетит, а там можно будет заглянуть еще в ресторанчик?
- Я хочу приготовить сегодня праздничный ужин для Линн и ее мужа, - прежде чем было решено подниматься из-за стола, Пейтон конечно же позаботилась о сладком для своих мужчин, которое и поставила на стол, убрав все тарелки, которые необходимо было вымыть, после чего сразу же предупредила о своих планах на вечер. – Они были столь гостеприимны, что мне бы хотелось приготовить что-нибудь особенное. К тому же, у нас есть еще не один повод для особенного вечера, не считаешь? – спросила она, хотя действительно, поговорить об ужине можно было и по дороге. – Да, нам и правда стоит поторопиться, - улыбнулась она, - кто-то уже сгорает от нетерпения и любопытства. Но, ты подумай о моем предложении. О том, чтобы посвятить себя готовке этим вечером, - произнесла Тони в ответ, убрав всю вымытую посуду из стола, после чего можно было приступать к сборам и, уже переодевшись, все втроем направиться к дожидающемуся их такси.
- Думаю, что тебе уже пора подумать о том, захочешь ли ты брать мою фамилию, - тем временем обратился в такси к своей будущей супруге мужчина, за что был одарен весьма скептическим взглядом пары карих глаз.
- Действительно, у меня есть выбор? Ну, хорошо, я подумаю о том, какая мне фамилия нравится больше – Брик, Картер или Данцигер, - иронично произнесла в ответ Тони, откровенно потешаясь от представившейся возможности поиграть на нервах любимого мужчины. Ведь, знала, что мужчина уже давно намекал ей о том, как ему не нравится тот факт, что она все еще ходит с фамилией мужа. Действительно, это было несколько странно, тем более, что с Джоном они не виделись со времен подписания документов о разводе. Но, разве Дитрих не мог просто сказать о том, что ему хочется, чтобы она носила его фамилию? Она и Ноа… Хотя, нет же. На счет Ноа кто-то уже решил?
- Значит, ты хочешь, чтобы только Ноа носил твою фамилию? – поинтересовалась женщина у немца, когда они покинули пределы такси и направились в консульство, где немец и желал оформить их отношения официально. – Кстати, а в Калифорнии признают действительным наш брак? – спросила Тони минутой позже, поскольку не могла ведать всеми тонкостями законности бракосочетаний. Она лишь тихо вздохнула, когда перед ней открылась дверь консульства, куда она и вошла первой. Второй раз женщина вздохнула, когда увидела перед собой целый набор документов, который нужно было внимательно изучить и заполнить.
- Я думаю, что бюрократия не понимает того, что ты и так долго ждал дня свадьбы, - Тони улыбнулась будущему мужу в ответ. Наверное, со стороны было действительно странно, что двое американских граждан пожелали сочетаться брачными узами именно в Берлине, при этом хотят это сделать в ближайшее время. – О, кажется, эта дама идет к нам, - тихо пробормотала Пейтон, заметив, как одна из сотрудниц консульства направилась в их сторону. Именно она и выдала кипу документов, которые следовало заполнить будущим супругам.
- На сколько я вижу, вы уже все заполнили? – спросила она, прежде чем принять бланки у Дитриха и Пейтон. Внимательно изучив их, девушка улыбнулась: - Если вам не важен день, и вы не ожидаете никаких мероприятий по этому поводу, у консула есть время сегодня. Потом у него будет несколько поездок и следующее свободное время для вас он сможет выделить только на следующей неделе. К тому же, вам понадобится сменить документы, мисс Картер, - последняя фраза сотрудницы консульства была обращена к Тони и сильно ударила по ушам. Да, к ней давно уже никто не обращался «мисс» и тем более никто уже давно не связывал ее с Картером. Видимо, действительно надо было уже давно сменить фамилию.
- Да, да, - кивнула в ответ Тони, несколько растерявшись. Но, в любом случае, уже скоро они поженятся, а остальные нюансы – бюрократические вопросы, которые легко решаемы. Главное ведь, что они уже давно были друг другу самыми настоящими супругами и без официальных обязанностей друг перед другом.

+1

8

Дитрих мог лишь улыбнутся, услышав как Тони озвучила аж целых три возможных для себя фамилии - как говорится в народе, выбирай не хочу? Конечно же он прекрасно знал, что сказано было все лишь с одной целью, чтобы его подразнить. Немцу было известно как давно его любимой и единственной хотелось выйти за него замуж... и если бы не различные обстоятельства, они могли бы сделать это когда их роман только-только завертелся.
Но чего уж жалеть о том, чего не вернуть? Порой дороги, которыми ведет нас судьба, бывают очень запутанными и никогда не знаешь за каким поворотом можно что-либо потерять или наоборот, неожиданно обрести. Данцигер мог лишь порадоваться, что несколько лет назад поручил продажу своего старого дома именно бедняге Картеру - сделку он вполне успешно провернул... но зато лишился своей жены. На это можно лишь сказать, что капризная Фортуна всегда больше потакает храбрецам - или тем, кто понаглее, что в общем-то почти тоже самое.
-Вообще-то, я бы хотел чтобы ты взяла мою фамилию, -ответил Дитрих, прежде чем принялся за заполнение всех необходимых бланков. -Называться Пейтон Брик тебе точно никогда не нравилось, а Картер - в некотором роде "наследство" от господина маклера. Так что у тебя нет выбора... и ты же не хочешь, чтобы в школе нашего сына замучили вопросами по поводу того, что его родителей по-разному зовут. И наш брак признают в США, даже если бы мы собрались женится в каком-нибудь лютеранском приходе.
Данцигер наконец-то дописал ответ на последний вопрос заявления и поставив число, не забыл добавить свой привычный росчерк. Теперь оставалось лишь надеяться, что у консула будет возможность уделить молодоженам свое время для регистрации брака... а еще проверить по карманам, не осталось ли дома у Лин кольцо, которое немец приобрел перед самым отъездом. Пусть у него и Тони не будет сейчас пышной церемонии, с белым платьем и множеством гостей (все это еще успеется), но кольца должны быть.
- Если вам не важен день, и вы не ожидаете никаких мероприятий по этому поводу, у консула есть время сегодня. Потом у него будет несколько поездок и следующее свободное время для вас он сможет выделить только на следующей неделе. К тому же, вам понадобится сменить документы, мисс Картер, -тем временем сообщила помощница консула, после того как вернулась в фойе и забрала все заполненные бумаги.
-Мы будем крайне признательны, если консул уделит нам время сегодня, -согласно кивнул Дитрих. Лин наверняка позже попеняет ему, что он решил так спонтанно устроить церемонию бракосочетания и не дождался пока она и Пауль смогут присоединится к честной компании - но ждать до следующей недели было совершенно точно незачем.
Особенно если учесть, что без пяти минут миссис Данцигер очень понравился коварный план ее почти что мужа. Вспоминая прошлую поездку, Данцигер подумал о том, что немецкой столице судя по всему было "на роду" написано дарить его небольшому семейству один лишь позитив? Прошлая поездка была замечательной и принесла всем троим много-много радости и возможность забыть обо всех делах и заботах - а о сегодняшней можно было вообще даже и не говорить. Примерно минут двадцать спустя, консул был уже готов принять счастливых новобрачных и вполне удовлетворился объяснениями, которые немец дал по поводу столь спонтанной женитьбы вдали от Соединенных Штатов.
-Видите ли... мы решили что Тони поедет навестить мою сестру - а я не надеялся что смогу вырваться в ближайшее время из-за работы, -и ведь это была правда... пусть даже и в несколько завуалированном виде. -Но дома, в Сакраменто все решилось как нельзя лучше и мне удалось приехать. Поэтому, дожидаться возвращения домой незачем - мы пробудем в гостях до конца июля, так что успем без проблем оформить новые документы на выезд.
-Понимаю, -кивнул чиновник. -Давайте начнем? Я так понимаю, лишние отсрочки вам обоим совершенно ни к чему.
Итак, долгое ожидание законного брака, ставшее объектом для особо едких шпилек Лидии, нашло свой счастливый финал в Берлине. И как-то даже само собой отошло на второй план, что день в немецкой столице был вовсе не солнечным, а небо то и дело грозило вновь пролиться дождем - все это было не так уж и важно. Самое главное, что с этого дня Дитрих мог назвать любимую Тони своей законной женой... а их будущему малышу уже совершенно точно не грозило заполучить фамилию человека, что уже давно ничего не значил в жизни его матери.
-Думаю что вечером мы закатим для Лин и Пауля самый настоящий праздничный ужин, а пока что надо выполнять обещанное? -улыбнулся Данцигер, подхватив на руки любимого сына. -Ну что, ты еще не передумал насчет прогулки в парке? Ты был самым лучшим на свете шафером на нашей с мамой свадьбе.
-Я старался, -хихикнул Ноа, обняв отца за шею. -Поедем покататься на каруселях, пока нет дождика? А то их могут закрыть, если он пойдет... вчера я так и не успел покататься на автодроме.

+1

9

Смена фамилии… такая маленькая, казалось бы, деталь, не влияющая на основы брака, однако именно она порой может породить множество обид между двумя влюбленными. Ну, а может стать для некоторых даже причиной для основательной ссоры, так сказать в пух и прах, после которой оба забывают о своем намерении построить счастливую семейную жизнь. Глупость? Чепуха? Да, пожалуй, именно так оно и было, но никто не изменит тот символизм, который несет в себе эта маленькая уступка, на которую идет женщина ради своего мужчины. Правда, одна ремарка все же будет уместной. Ведь Пейтон не шла ни на какие уступки, записывая в бланке фамилию своего любимого немца. Она шла к этому долгих шесть лет, а может быть … даже дольше, если учитывать, насколько давно любовь к этому мужчине жила в ее сердце, а потому никакого другого варианта, при наличии даже широкого, как было сказано ней самой, выбора на самом-то деле не было. Давно ведь принадлежала Дитриху.
Да, мисс Пейтон Брик уже давно не существовала. Как ни странно, но людям свойственно меняться и эти изменения в характере и жизни человека отражаются не только на самих людях, но в первую очередь на их имени. Ну, а миссис Пейтон Картер и вовсе была заблудившейся дамой, судьба которой внезапно изменила свое направления в непредвиденном ранее направлении. И тут, определенно точно следовало сказать о том, что порой бывает, что не делается, делается к лучшему. Ведь, в итоге, не смотря ни на что, именно так и получилось в жизни Тони.
- Я думаю, что одноклассники нашего сына не будут заглядывать в мои документы, но ты прав.  Я хочу сменить наконец-то уже фамилию и пользоваться теми правами, которые и должны быть у миссис Данцигер, мой дорогой, - тихо добавила женщина в ответ будущему мужу, прежде чем их позвали в кабинет консула, где им сначала предстояло ответить на пару вопросов, после чего таки сочетаться браком. Действительно, было странно, чтобы двое американских граждан решило соединить свои судьбы именно здесь, в Берлине, но … никто ведь не мог отказать им в этой маленькой прихоти, тем более этого дня они ждали чертовски долго.
Малыш Ноа с интересом рассматривал все округ в консульстве. Он пристально присматривался к мистеру консулу, что чинно разговаривал с его родителями на не совсем понятные ему темы – ведь для Ноа они всегда были и так уже состоявшейся семьей. Ребенку ведь не важно, указано в ID  карте его родителей наличие супруга (мужа или жены) или же эта графа вовсе пустует, тогда как для него важно совсем другое, на что обычно большинство будущих супругов опрометчиво закрывают глаза. Но, ведь именно они и есть их основой.
Сама процедура бракосочетания, как ни странно, заняла не более пятнадцати минут. Пейтон даже успела разочароваться, посмотрев на часы на своем мобильном телефоне, обнаружив, как мало времени длилась вся эта далеко не пафосная церемония, вместе с подачей всех необходимых документов.
- Немедленно едем в парк, а то по такому поводу даже мама не откажется от каруселей, - Тони, естественно, поддержала желание маленького сынишки провести время весело, и что самое главное, вместе, всей их дружной семьей, что могла таковой именоваться уже официально. – Между прочим, Ноа прав – наши карусели могут закрыть, если пойдет дождик, а его на сегодня передавали по времени где-то после обеда. Ну, так что пойдем, муж, порадуем себя и ребенка? – предложила Тони, сияя белозубой улыбкой, прежде чем они вместе покинули пределы американского консульства, в котором волею судьбы было суждено сбыться самой заветной мечты Пейтон.
Действительно, их ждал очень веселый поход в парк развлечений, где все втроем успели прокатиться на автодроме, заставив даже некоторых зевак присмотреться к себе. Наверное, им было странно от того, сколько радости лилось из весьма пестрой пары. Однако, когда радости достаточно много в запасе, весьма не просто сдержаться лишний раз от улыбки. В точности, как и отказать себе в возможности, прикоснуться к губам любимой второй половинки.
Странно или нет, но свадьба – это именно то, чего ждет большинство женщин по всей земле, тщательно планируя, продумывая мало не малейшие детали. Львиная доля женщин по всему миру рассчитывает на какие-то романтические шаги от своего избранника, красивое признание, весьма пышную свадьбу и далее по тексту. Однако, все это отсутствовало у Дитриха и Тони, при этом, нисколько не огорчив женщину. Скорее даже наоборот,  все шло именно так, как должно было – по крайней мере, у нее определенно точно складывалось подобное впечатление. Ведь, им обоим пришлось принять факт своих ошибок, а после … жить так, как позволяла им окружающая их реальность. И надо сказать, весьма жестокая реальность, что беспощадно била и избивала их на протяжении последних лет шести.
Дождь пошел аккурат к тому моменту, когда все семейство как раз уже собралось в местный маркет, куда заглянули для того, чтобы затариться продуктами для медленно надвигавшегося ужина. Часы показывали уже три, а это значило, что времени на особые приготовления оставалось все меньше. Собственно, купив все самое необходимое, а также заказав себе такси, молодожены вместе со своим маленьким озорником вернулись на квартиру к Каролине, прячась под одним единственным, но весьма большим зонтиком, что несомненно позабавило Ноа.
- Уф, а я так и знал, что пойдет дождик, - сообщил ребенок, когда его поставили уже на пол в квартире. Естественно, самостоятельный и взрослый сынишка сразу же стал стягивать с себя ту джинсовую куртку, которую на него одела с утра мама, после чего сам сел расшнуровывать шнурки на кроссовках. Или, хотя бы попытался это сделать. – Мама, мне не получается развязать шнурки! – пожаловался Ноа, глядя самым хмурым взглядом на свою обувь, а точнее на те самые шнурки, которые спутались и не давали озорнику возможности показать своему отцу, насколько он уже был самостоятельным и взрослым парнем, готовым уже пойти в школу.
- Ты просто слишком сильно потянул за бантик, а надо было легонько потянуть, - объяснила сыну Пейтон, мягко ему улыбнувшись. – Помочь тебе?
- Нет, пусть поможет папа. Пап, ты ведь развяжешь мне шнурки? – попросил мальчишка у своего отца, глядя на него самым невинным своим взглядом. Но, надо думать и без него Дитрих не стал бы отказывать сыну в помощи?
- Ладно, пока вы тут снимаете обувь, я пойду готовить ужин, а то скоро уже придет тется Линн, а у нас еще ничего не будет готово, - произнесла Тони, прежде чем взять один из самых легких пакетов, которые и стала разбирать на кухне, прежде чем Дитрих принес ей остальные. – Если хочешь мне помочь, можешь надеть фартук, но я бы сначала попросила тебя просто присмотреть за Ноа и начать сервировку стола, - улыбнулась женщина супругу, прежде чем коротко поцеловать законного уже мужа в губы.

0

10

По сути дождливый и не особенно приветливый берлинский день изменился самым волшебным образом, после того как Дитрих, Тони и Ноа вышли из консульства и направились на веселую прогулку в Большой Тиргартен. Пожалуй, Данцигер мог лишь в очередной раз мысленно похвалить себя, за что сделал все более-менее правильно - успел отправить свою семью в безопасное место до того как в Сакраменто началась заварушка и наконец-то сочетался законным браком с единственной и любимой женщиной в своей жизни. Отныне и впредь, он даст себе слово, что никогда не поставит работу прежде своей семьи - потому как в ближайшем будущем Пейтон подарит ему второго ребенка и этот малыш, как и Ноа всегда должен быть в безопасности. А еще Дитрих больше не расстанется с Тони так надолго как вышло в этот раз... и сейчас они заслужили передышку от всех возможных проблем и каких-либо решений. Есть отличная возможность задержаться в Берлине и к тому же весело отпраздновать сегодняшнее знаменательное событие - так что пора браться за приготовления?
-Ты был совершенно прав и дождик все-таки пошел, -улыбнулся Дитрих, потрепав по волосам Ноа, после того как все семейство вернулось в дом Каролины. -Но не расстраивайся, мы можем повторить нашу прогулку завтра - а если будет плохая погода, то придумаем куда бы сходить в Берлине.
После того как сын пожаловался на свои шнурки, Данцигеру ничего не оставалось кроме как помочь любимому чаду, усадив его на специальную полочку для обуви. Этот парень завязал шнурки от кроссовок в такие морские узлы, что было проще их разрезать, чем развязывать, вот честное слово.
-Я сейчас принесу наши покупки, когда справлюсь с этими ботинками, -немец вернул любимой жене поцелуй, после чего "победил" шнурки на кроссовках сына, про себя подумав, что есть смысл купить ему спортивные тапки с липучками. -Сынок, не стоит слишком сильно дергать, когда хочешь развязать кроссовки. Вот куда ты сейчас так торопился, скажи мне?
-Я просто проголодался, -хихикнул в ответ Ноа. -Ты сделаешь мне сэндвич? Такой как делал дома...
-Конечно, только сначала помой как следует руки, хорошо? Сегодня я сделаю тебе горячий сэндвич с ветчиной и сыром - у Лин как раз есть отличное приспособление для таких бутербродов.
-Хорошо, я тогда сейчас приду! -сунув ноги в домашние тапки, мальчишка пулей помчался в ванную, тогда как Данцигер прихватив все оставшиеся пакеты, направился на кухню. Прежде чем присоединится к Тони и помочь в готовке праздничного ужина, немец включил электрическую бутербродницу и принялся складывать сэндвич для Ноа. Учитывая сколько всего вкусного приобрели в маркете теперь уже законные супруги Данцигер, это было совсем просто, так что маленький озорник наверняка останется доволен результатом.
Приготовив четыре небольших, горячих и очень аппетитных бутерброда для сына, Дитрих выложил их на тарелку и налил яблочного сока в чашку. Пока готовится основной торжественный ужин, у Ноа будет время перекусить и снова проголодаться
-Мне кажется, что после ужина нам стоит куда-нибудь сходить и отпраздновать вдвоем, -произнес Данцигер хитро посмотрев на Тони. -Как тебе такая идея? Попросим Лин и Пауля присмотреть за Ноа и навестим какой-нибудь неплохой клуб в центре города. По-моему, это будет самым лучшим завершением сегодняшнего дня.

+1

11

Весь процесс приготовления праздничного ужина для каждой настоящей хозяйки – это весьма хлопотный и ответственный процесс, к которому каждая женщина подходит по-своему. Но, всегда есть одно незыблемое правило, которому следует следовать всегда – все приготовленное и поданное на стол должно быть свежим, аппетитным и, естественно, как не обойтись без частички души, без которой все старания всего лишь сборище еды, красиво разложенной по тарелкам. Пожалуй, когда-то давно Пейтон бы и предпочла отпраздновать такое большое для них с Дитрихом торжество в ресторане, куда бы они позвали всех своих друзей, не исключая Каролину с Паулем. Однако, спустя годы женщина поняла одну прекрасную вещь – ничто не заменит домашнего уюта и тех маленький приятностей, в которые женщина вкладывает душу. И именно это собиралась сотворить Тони, пусть и не на своей, но все-таки по-своему домашней кухне.
- Конечно, я пока все приготовлю, - мягко улыбнувшись мужу и сыну, что уже нетерпеливо наблюдал за кропотливым процессом развязывания шнурков, женщина направилась на кухню, где прежде всего сама вымыла руки, а после нацепив на себя фартук решительно взялась готовить посуду, в которой и на которой будет готовить. Сверившись с часами, Тони тихо вздохнула – на все про все у нее было лишь два с половиной часа. Правда, это если Каролина с Паулем не задержатся на своем рабочем месте, а для этого их, пожалуй, стоило бы предупредить о намечающемся вечером веселье? Если только так можно сказать о приближающемся семейном ужине.
Тем временем Дитрих принес на кухню пакеты, которые и принялась распаковывать Пейтон. Женщина отдельно отложила говядину, которую собиралась приготовить к гарниру, после чего принялась за овощи и прочие изыски, каждому из которых нашлось свое место. Отдельно Тони отложила, естественно, вино и шампанское, приобретенное по дороге домой в винном маркете – оно должно было отлично сочетаться с тем набором блюд, которые задумала на этот вечер новоиспеченная миссис Данцигер.
Краем глаза Тони наблюдала за супругом. Мужчина так терпеливо и так внимательно готовил каждый бутерброд для их маленького озорника, что умчался мыть руки в ванную, что она не могла не улыбнуться ему. К тому же, она готова была поклясться, что слегка расплавленный сыр очень ароматно и даже вкусно пахнет. Возможно, дело было просто в том, что кое-кто также проголодался? Тем не менее, Тони прекрасно понимала, что сейчас она не может питаться всем подряд, как и абсолютно всем тем, что ей ароматно и вкусно пахнет. Нужно заботиться о всех употребленных калориях, которые быстро усваиваются и откладываются буквально там, где не хотелось бы. В любом случае, Тони определенно точно постарается, чтобы эта беременность прошла без последствий для ее фигуры.
Правда, кто бы воздержался в такой момент от небольшой шпильки?
- Я смотрю, как ты готовишь умело бутерброды… - разложив на специальной доске для резки мяса кусок говяжьей вырезки, которую собиралась сначала нарезать на кусочки, а после замариновать и тогда уже продолжить готовку. – Пока нас не было с тобой ты там часом не питался одними бутербродами? – она хитро улыбнулась, повернувшись к мужчине, что подошел сейчас к ней ближе с весьма интересным, надо сказать, предложением. - Если Лин и Пауль согласятся посидеть с Ноа, почему бы нет? Уже не помню, когда мы в последний раз с тобой ходили в какой-нибудь клуб, - ухмыльнулась Тони мужу, прежде чем подошла к нему, чтобы подарить ему короткий поцелуй в губы, прежде чем их любимый сыночек не придет на кухню к своим бутербродам.
- У меня для вас с Ноа будет очень ответственное задание, - слегка приподняв обе тонкие брови вверх, командным тоном голоса обратилась к обоим своим любимым мужчинам. – Нужно в гостиной накрыть стол – расставить всю посуду и не забыть про салфетки, сделаете? – на последних словах голос женщины, естественно, приобрел более родные ей нотки, избежав продолжения разговора в подобном тоне, на который она была обычно способна в деликатном положении. Знала уже не понаслышке. – А я остаюсь тут готовить, надеюсь, ничего не пересолю. Но, когда закончите там – буду очень рада помощи, иначе к приходу Каролины мне точно со всем не управиться, - добавила женщина, наконец-то принявшись за готовку.
Конечно, пока Тони занималась всеми делами – время летело просто незаметно, однако, женщина еще вовремя вспомнила о том, что намеревалась позвонить сестре мужа. Нужно было как-то тонко намекнуть ей о том, что у них есть повод для торжества. Правда, как это было сделать, если обе руки занята? К счастью, современные телефоны обладали такой простой функцией, как громкоговоритель, так что положив свой мобильный на стол, женщина при помощи команд голоса набрала номер Каролины Хоффман, продолжая нарезать различные сорта сыров на тарелку.
- Привет, Линн, - обратилась к сестре мужа Тони, когда та отозвалась по ту сторону трубки. – Я звоню, чтобы предупредить вас с Паулем о том, чтобы вы не задерживались на своей обожаемой работе. Сможете приехать раньше?
- Не вопрос, мы сегодня на удивление быстро закончили со всем, так что, думается мне, мы будем где-то через час. А что за повод? Будущий отец хочет отпраздновать свое повторное отцовство? – спросила Каролина, но тут в разговор вмешался маленький любопытный носик Ноа. Пока мама разговаривала, мальчишка поставил возле матери себе стул, на который и выбрался, слушая разговор тети с матерью. И, конечно же, мальчишка не мог удержатся от рассказа о том, где же они были сегодня.
- Тетя Лин! А мы с мамой и с папой сегодня ездили, знаешь куда? – начал Ноа, прежде чем Тони успела показать сыну жестом, чтобы тот сохранял молчание. Но, этого тонкого намека ребенок не понял, чем очень напомнил женщине его отца лет так шесть назад, когда в одном кафе она ему пыталась намекнуть на свою беременность. Так что умный ребенок быстро выложил все, как есть, после логичного вопроса тети о том, куда носило американское семейство: - Мы были в консу… В общем, я не помню, как это называется, но там я был шафером. Папа сказал, что я был лучшим….
Дальше мальчика мог не продолжать.
- Что?! Неужели вы?.. Тони, ты ведь слышишь меня?! – определенно Каролина была приятно удивлена, о чем говорил тон ее голоса, так что Пейтон оставалось лишь тихо вздохнуть. Все-таки этой идеей следовало порадовать родственницу после ее приезда домой.
- В общем, приезжайте, а там поговорим, - сподобилась на ответ Пейтон, продолжая готовить ужин. Тем более, нужно было заглянуть в духовку, где доходило мясо к гарниру, что который еще только начала готовить темнокожая американка.
- Мы с Паулем уже выезжаем! И приготовьте мне побольше подробностей, а еще передай моему брату, что он поступил просто ужасно со мной, не рассказав и не позвав! Из меня бы получилась тоже хорошая подружка невесты, правда! – произнесла Каролина, прежде чем положила трубку. Надо полагать, что теперь они точно приедут раньше положенного времени, когда у Пейтон еще ничего не будет готово.
- Ну, спасибо, Ноа. Теперь тетя будет спешить, а у нас ничего не готово, - тихо вздохнула Пейтон.
- Не за что, мама, - как ни в чем не бывало ответил Ноа, прежде чем слез со стула, который поставил на место, прежде чем побежал к отцу в гостиную. – Папа! Папа! Тетя Каролина сказала передать тебе, что ты поступил ужасно! Она ведь не обиделась на нас?

+1

12

Вообще, наивно было полагать, что скромное торжество в узком семейном кругу пройдет без каких-либо хлопот? Это был совершенно точно не тот случай, когда стоило заказывать готовую еду из ресторана - нужно чтобы угощение было вкусным, приготовленным с хорошим настроением и самым что ни на есть домашним. Именно так всегда проходили праздники в семействе Данцигер, так почему бы не продолжить отличную традицию? Правда следовало поторопится, чтобы все было готово к приходу Лин и ее мужа, которые обещали нынче быть точно к ужину и позабыть про свой вечный творческий трудоголизм.
Надо было сказать им, что их проблемное кино никуда не денется... и прекрасно усыпит Берлинале, Канны, Венецию и куда там они еще собрались ехать? -усмехнулся про себя немец, припомнив недавний разговор с Каролиной. Сестрица была в таком восторге от съемочного процесса, что уже мысленно, заранее получила все возможные призы, которые только могли предложить европейские кинофестивали. Можно было бы подколоть Лин, сказав что не стоит тратить пленку, деньги и время на подобное занудство, но Дитрих все-таки тактично промолчал. Хорошо что Каролина нашла свое дело и счастлива, а остальное неважно?
-Я смотрю, как ты готовишь умело бутерброды.., -от размышлений на интеллектуальную тему Данцигера отвлекла любимая жена и он вопросительно посмотрел на нее, ожидая продолжения начатой фразы. -Пока нас не было с тобой ты там часом не питался одними бутербродами?
-Ты же знаешь, что мои кулинарные способности заканчиваются на сэндвичах и той еде, которую нужно просто разогреть и не мучится, -рассмеялся Дитрих. -Да и отсутствие нормального домашнего питания было отличным стимулом как можно скорее приехать к тебе и сыну.
-Если Лин и Пауль согласятся посидеть с Ноа, почему бы нет? Уже не помню, когда мы в последний раз с тобой ходили в какой-нибудь клуб, -как только Тони оказалась рядом, немец с удовольствием обнял ее, возвращая поцелуй и хитро улыбнулся. Она совершенно точно не могла забыть их самый эпичный совместный поход в клубешник? Правда это было давно, однако память сохранила все детали той веселой прогулки так, словно она произошла буквально вчера..
-Вспомни наш самый первый поход в клуб? Сан-Хосе, вечер и ты в очередной раз сбегаешь из дома, несмотря на то что Лидс грозилась прибить нас обоих. И как водится, я влезаю в драку, когда до тебя начинают докапываться какие-то залившие зенки старые хрычи. Только не говори, что не помнишь этого?
Тем временем, из ванной прибежал довольный и чистенько умытый Ноа, так что Дитриху пришлось позволить Пейтон вернутся к готовке. Мальчишка уселся перекусить, тогда как его отец направился выполнять просьбу жены и накрывать на стол - сегодня определенно не тот случай, чтобы всей семьей собираться на кухне.
-Пап, я сейчас приду и помогу тебе! -крикнул Ноа, едва не облившись своим любимым яблочным соком. И он бы наверняка постарался реактивно смести оставшиеся горячие бутерброды, чтобы бросится помогать отцу, но тут увидел как мама начала разговор по телефону с Каролиной. Разве мог мистер любопытный нос остаться в стороне? Конечно же, ему нужно было активно участвовать в разговоре и рассказать любимой тете все самые интересные подробности.
Ну а пока младший Данцигер без малейшего зазрения совести "сдал" своих родителей Лин, Дитрих успел привести обеденный стол в порядок и приготовить столовые приборы на пятерых человек. Когда Ноа пулей примчался в столовую с последними новостями, мужчина поначалу не очень понял, почему Каролина должна обидется... а догадавшись, что произошло, не стал сердится на сынишку. Ему ведь никто не говорил, что надо держать поход в консульство в секрете, так чего уж теперь высказывать претензии.
-Она просто тоже хотела пойти вместе с нами, -немец улыбнулся, потрепав сына по волосам. -Мечтала что будет подружкой невесты на моей свадьбе, с тех пор как ей исполнилось тринадцать лет, а я, получается, лишил ее этого удовольствия. Не переживай, я постараюсь все объяснить ей и она не будет обижаться.
-Хорошо, -кивнул Ноа. -Я не хочу чтобы она обижалась... ведь я был шафером, а она с нами не пошла. И дядя Пауль тоже...
-Если им и обижаться, то только на меня, Ноа, -рассмеялся Дитрих, подхватив своего не в меру разумного сыночка в охапку и направившись на кухню помогать Тони. -Этот поход в консульство затеял не ты... но уже совершенно точно не было возможности ждать дольше. Мне надо было давным-давно уже женится на твоей маме.
-Но почему ты раньше не женился? -тут же задал вопрос в лоб Ноа, чем застал своего непутевого папашу врасплох. Совершенно точно, теперь надо думать что говоришь при этом умном ребенке? -Когда я был совсем-совсем маленьким...
-Это сложная тема, сынок... и я обещаю, что постараюсь все тебе объяснить, когда ты станешь немного старше, -на полном серьезе ответил Дитрих. -Просто дай мне время собраться для этого разговора? А теперь пойдем и поможем маме готовить ужин, а то тетя Лин и дядя Пауль останутся голодными.
-Угу, я подожду, -охотно кивнул мальчишка и хихикнув, обнял своего отца.
Итак... этот хлопотный день завершился чудесным ужином в отличной компании, о которой можно было только мечтать. За разговорами время пролетело незаметно и вскоре, Дитрих как и обещал, повел свою теперь уже законную супругу в модный клуб, что располагался в центре Берлина.
-Ты только посмотри на эту буйную молодежь, -усмехнулся Данцигер, оглядевшись по сторонам и стараясь перекричать какую-то совершенно сумасшедшую электронную музыку из ближайшего динамика. -Надеюсь, что в этот раз мне никому не придется бить морду... пойдем выпьем?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-02 02:44:03)

+1

13

Нет, конечно, Пейтон не злилась всерьез на сына за то, что тот быстро выдал все подробности этого богатого, без всякого преувеличения, дня на события. Все-таки ребенок уж слишком сильно был впечатлен всем тем, что произошло сегодня. Кто знает, как бы сама Тони отреагировала на все произошедшее, будь она на месте своего сына? Но, помимо этого всего женщина просто души не чаяла в своем маленьком озорнике, что всегда, даже в не самые радужные мгновения жизни, заставлял улыбаться и искать положительные стороны там, где их было очень трудно отыскать, так что ему легко и просто было спустит с рук этот небольшой, пусть и несколько не своевременный рассказ, о случившемся сегодня.
Собственно, когда мальчишка умчался в гостиную, где сервировкой стола занимался его отец, у женщины была прекрасная возможность отвлечься от таких важных хлопот, которыми занималась в данный момент и просто порадовать глаз, любуясь своим брачным кольцом, который Дитрих надел на ее безымянный палец в консульстве. Это было изысканное кольцо, украшенное одним единственным бриллиантом, что не отдавало вульгарной дороговизной, на которую часто бывают падки молоденькие девицы или же голливудские звезды, которые часто кричат о своей великой любви, о которой забывают слишком быстро. Но кольцо – это лишь символ бесконечности любви, что не измеряется дорогостоящими материалами и, пожалуй, подари мужчина ей что-то намного проще – она бы точно также любовалась им, как и этим.
В прочем, ей определенно стоило поторопиться, а не мечтательно разглядывать прекрасное колечко, что теперь всем и каждому твердило о том, что перед ними дама замужняя. Конечно, за многие годы женщина уже даже успела отвыкнуть от наличия украшений на своих длинных пальцах – так или иначе, но зачастую, Тони предпочитала не носить колец на пальцах, что могли помешать ей на работе. Однако этого она ни за что не снимет. Ни под каким предлогом надо полагать.
Очень быстро на кухне появились два ее помощника, которым Пейтон быстро нашла занятие и дело, с которым ей могли помочь ее любимые мужчины.
- Еще пара праздничных ужинов и кто-то, быть может, научиться готовить хоть что-нибудь? – пошутила она, посмотрев на то, как усердно нарезает порученные ему овощи Дитрих. Конечно, резать нужно не так уж и мелко, да и сама женщина сделала это куда быстрее, но … за это время она уже управилась с мясом и таки поставила гарнир, не говоря уже о том, что следовало нарезать тонкими слайсами и кубиками сыры, которые и разложила на большую тарелку, которую Ноа торжественно взялся отнести в гостиную на стол.
Конечно, Каролина вместе с Паулем приехали ожидаемо вовремя, и даже раньше того времени, на которое рассчитывала ужин Пейтон. Однако, под веселые поздравления и укоры, что быстро посыпались на хитрого Дитриха, собиравшегося, согласно словам Лин, все скрыть от них, стол был полностью накрыт, а на кухне убран тот беспорядок, который развела там за всей готовкой Тони. Так что ко столу все сели вместе и в весьма хорошем расположении духа, что поднялось еще выше, чем прежде, благодаря согласию четы Хоффман присмотреть за маленьким озорником, что уже сонно потирал глазки и довольно быстро уснул под интересную сказку, которую сыну зачитал уже отец (пока мама собиралась для похода в клуб).
ДА… они очень давно уже не выходили в те ночные клубы, что собирали настоящую толпу беспардонной молодежи, что любила оторваться на очередной вечеринке под громкую музыку. Сама Тони всегда также любила танцевать, однако, без должного сопровождения не заглядывала в подобные заведения – все-таки она прекрасно помнила о том, что очень легко и просто в подобных местах можно натолкнуться на неприятности. И это она знала не понаслышке, а по одному из первых своих свиданий с одним светловолосым немцем, что до сих пор, видимо, также сохранял в своей памяти воспоминания о былых их приключениях.
- Это было бы очень закономерным происшествием – отметить каждый раз наш поход куда-нибудь знатным мордобоем, но все же, можно я понадеюсь, что мы лишь потанцуем в свое удовольствие? – предположила женщина, позволив увести себя к барной стойке, где их быстро обслужил один из барменов. Конечно же, беременная Тони не собиралась употреблять алкоголь – хватит того, что она уже позволила себе бокал красного за удином, но она не смогла отказать себе в удовольствии попробовать что-то безалкогольное, так что подавшись на танцевальную площадку, женщина была ведома лишь своим добрым настроением и самым обычным желанием повеселиться в компании мужа, празднуя их маленький совместный праздник. Удивительно, но это празднование, несмотря ни на что, затянулось едва ли не до самого рассвета – парочка молодожен прибыла к гостеприимному дому Каролины где-то в глухую ночь, а хорошее настроение заставило их немного пошуметь в подъезде, не говоря уже о том, что господин Данцигер очень с трудом разобрался со своими ключами, которые пытался вставить в замочную скважину в кромешной тьме, что царила в общем коридоре. Но, тихо вошли во внутрь квартиры новоиспеченные муж и жена, только совсем бесшумными им не получилось оставаться – то скрипнет пол, то вырвется слишком громкий смешок, не говоря уже о лестнице на второй этаж, что сейчас выглядела страшным препятствием просто.
- Согласно традиции, муж должен перенести жену через порог их дома, - улыбнулась, едва сдерживая смех Тони, когда они оказались у двери своей спальни, теперь им можно было наконец отдохнуть и приготовиться к следующему дню, что будет полон новых событий. Нельзя ведь забывать о совместном походе к доктору, которого в Берлине Тони порекомендовала Лин. Только, это все будет завтра? – Люблю тебя, Дит… - тихо прошептала она, прежде чем они позволят их совместной ночи теперь уже полностью завладеть ими.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Come right now, you know where I stay