Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Праведной мести настала пора


Праведной мести настала пора

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Место: Хоплесс
Время: май 2010
Участники: Maximilian Haines в роли Джеймса и Сантино, Amelia O'Dwyer в роли Морриган и Виктории
О флештайме: небольшой остров посреди Атлантического океана, ничем не примечательный, с первого взгляда. Однако на острове идет бурная научная деятельность. Над людьми. Которых забирают на опыты из их теплых кроваток.
Досье персонажей:
Имя: Сантино Романо
Возраст: 36 лет
Деятельность: глава ученого совета, врач-хирург, генетик
Длительность пребывания: с рождения
Способность:  аммонализм - способность создавать аммиачные кристаллы и с их помощью взрывать все на своем пути. Достаточно опасная способность, потому что исход взрыва непредсказуем. Чем больше созданный кристалл, тем больше взрывная волна.

Имя: Джеймс Гаррет
Возраст: 32 года
Деятельность: «кролик»
Длительность пребывания: с рождения
Способность: копирование способностей других, находясь на небольшом расстоянии от них. При этом способность остается навсегда в «памяти» и может быть использована позже.

Имя: Морриган Джонсон
Возраст: 34 года
Деятельность: заместитель главы ученого совета, врач-хирург, генетик
Длительность пребывания: с 2005
Способность:  батарейка - маг с этой способностью никогда не устает. Ему не нужен отдых и сон, он всегда энергичен и полон сил.

Имя: Виктория Райли
Возраст: 32 года
Деятельность: глава «кроликов»
Длительность пребывания: с 2004
Способность:  изначально – отсутствуют, затем - воспламенение - способность поджигать предметы/существ силой мысли. Не путать с пирокинезом! Данная способность не дает контроля над огнем и даже элементарной защиты от него.
Идея взята с  The Flight To Nowhere

Отредактировано Maximilian Haines (2015-07-20 07:29:26)

+1

2

Всю жизнь хранить секрет. От каждого окружающего, кто мог бы стать тебе по-настоящему близким. К этому привыкаешь, когда от этого зависит само твое существование. Есть несколько вариаций, последующих разоблачению. Первое, и менее вероятное – нейтралитет, человек продолжает относиться к тебе так же, как и раньше, «да брось, с кем не бывает». Второе, чаще встречающееся – страх. Люди просто пытаются тебя избегать и, конечно же, подговаривают своих близких следовать их примеру. И третье – презрение и ненависть. Все, кто находится в их отряде, постигла участь именно третьего типа. Каждый готов изувечить виновного в их судьбе. Кто-то с самого детства готовился к этой войне, кто-то только недавно встал на эту тропу, но все они жаждут мести. И вот, момент настал.
Джеймс в этот день чувствовал себя просто прекрасно, его переполняли эмоции от предстоящих событий. Кровь бурлила по венам, он еще никогда не был так уверен в победе. Неужели он дожил до этого. И кто бы мог подумать, что их сможет объединить какая-то дамочка? Да еще и блондинка. Глупый стереотип, но все же. Он никогда не доверял противоположному полу, они слишком хитры и самолюбивы. Они порой даже сами не знают, чего хотят, но хотят этого безоговорочно. Как эти глупые создания могут управлять? Если задуматься и проанализировать информацию о внешнем мире, то можно заметить, что ни в одном сильном и могущественном государстве, в момент его процветания, в правительстве не было женщин. Да, сейчас все заголосят, мол, Великобритания со своей королевой живут припеваючи, но все мы прекрасно знаем, что ее обязанности, помимо смены цветных шляпок, заключаются только в подписании нужных и не очень бумажек. О чем это мы? Да, женщина во главе. В отряде к этому относятся скептически, разве что гребанные феминистки радостно махают ручками во славу новой королеве. Посмотрим, что она сделает с вами дальше.
Но как ни крути, а факт остается фактом. Они сейчас здесь. В подземелье. Организовали собрание. И все пришли. Никто не рвется вперед с криками «это Спарта» или «за Родину». «За Сталина». Даже самые буйные восторженно сидят на своих местах и ждут, когда ими начнут командовать. Они готовы это стерпеть ради своей выгоды. Еще немного. Это будет увлекательно. Ради такого стоило выжить.
Джеймс должен начать. «Разогреть» толпу. Раздразнить куском сырого мяса голодных собак, привязанных к столбу. Главное, в нужный момент откинуть кусок от себя. На ученых.
-Ну, что, отродье, - он никогда не отличался особой вежливостью, - мы слишком долго это терпели, настало наше время… - дальше можно было не продолжать, они сами подхватили эту волну. Их было не остановить. Но только стоило Ей войти, как голоса стихли.
[NIC]James Garrett[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5861388.jpg[/AVA]

Отредактировано Maximilian Haines (2015-07-19 16:15:47)

+1

3

[NIC]Morrigan Jonson[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5883927.jpg[/AVA]
Как же бесит и раздражает. Санни лишь бы ждать. Может тогда вообще прикрыть их лавочку и заняться торговлей магнитиками? Зачем разрабатывать новые "вакцины", если оставлять их в холодильнике до лучшего времени? Морриган не понимала. И да, её раздражала медлительность Санни. После того, как он начался жить с этой бабой, у него пропал всякий интерес к их работе. Морриган не раз предлагала сместить его с должности и посадить туда её, такую красивую с доброй улыбкой. Но почему-то у всего совета свет клином сошелся именно на Романо. Они постоянно закатывают глаза: Романо – то, Романо – се. Прям идола себе нашли. И молятся на него до бесконечности. А теперь, когда они собрали весь совет – он свалил, оставив всю работу на неё. Ну, спасибо. Морриган закатила глаза и отложила от себя документы. Она всегда была аккуратной и записывала все свои наблюдения. У тех редких пациентов, что сейчас отдыхали в своих палатах, все было хорошо. Только один парень лихорадил, но это ничего, это пройдет. Морриган обошла всех пациентов, не только своих. Они вовсе не были настроены дружелюбно. Кто мог, тот уже ругался, проклиная Джонсон и остальных врачей. Морриган не понимала, почему. Они сделали им подарок. Подарили способность. Сделали то, что там, на большой земле, не смогли сделать и вряд ли когда-нибудь сделают. Те ученые далеки от таких вот опытов. Морриган не переставала радоваться своим успехам. Сколько интересных способностей она сумела "привить" своим пациентам. Она и на себе опыт провела, под чутким руководством Санни, кстати. Теперь вот работает, что та батарейка в часах. Они так и назвали эту способность: "батарейка". Ну а зачем выдумывать? В общем, ей нравилось здесь все, она не понимала, что может не нравится. Она сделала всех уникальными, хоть они такими и были от рождения. Сделала их классными, а они ещё и ругают её на всех языках мира.
- Проследи за седьмым, - кинула Морриган медсестре, оставляя медицинские истории на стойке. Она никогда не запоминала имена пациентов. А зачем? Лишний раз запудривать себе мозги? Она что, на дуру похожа? Вроде бы нет. Эффектная блондинка, у которой на лице интеллект прописан. Ну, во всяком случае, ей так кажется.
Морриган бодро шагает к конференц-залу. Её и радует перспектива провести собрание самой, и раздражает. Она совсем не хочет отдуваться за Сантино. Но хочет в его отсутствие провести свою политику. Его не будет ещё пару-тройку дней. Они в это время смогут набрать новую команду "кроликов" и провести целую серию опытов. Господи, как же она хочет снова оказаться у операционного стола, прикоснуться к живому мозгу! Как же она скучала по холоду скальпеля в руке! Ещё счастливее, чем была, Морриган заходит в зал. Он почти заполнен. Почти весь совет в сборе.
- Доброе утро, - Морриган лучезарно улыбается сидящим, проходит к своему месту, точнее месту Санни, но его же сегодня нет, - кого ещё нет? – блондинка задает этот вопрос просто так. Она открывает папку, в которую Санни записал свои распоряжения. Да ну его с его распоряжениями! На то он и совет, чтобы решать, что делать нужно, а что не нужно. А глава этого совета – так, приятное дополнение, что может первый высказывать свои идеи. Морриган пропустила мимо ушей все, что ей ответили про отсутствующих. Тем более эти отсутствующие уже подтягивались в зал по одному и усаживались на свое место.
- Я рада видеть вас всех за этим столом, - начинает свою речь Морриган, складывая руки в замок, - Вы все знаете, что Сантино просил нас повременить с новой серией опытов, - в зале начинаются неодобрительные выкрики, все остро недовольны. А Морриган улыбается. Она приготовила им сюрприз.
- Успокойтесь. Сегодня я здесь распоряжаюсь, и я говорю, что новая серия состоится. И начнется она сегодня. Подготовьте палаты, изоляторы и операционные. Пусть медсестры и санитары будут готовы к наплыву пациентов. Стоит пополнить банк крови и обновить шкафы с лекарством. В общем, вы все знаете. Дерзайте, - Морриган махает рукой, освобождая уже теперь счастливых ученых. Сама она остается в зале, листает бумаги Санни. "Я все равно проведу эти опыты, Санни, как бы ты не упирался. И твоя … как бишь её? Виктория? Тоже попадет в мою операционную. Мы все тут одинаковые и одновременно разные. Она должна принадлежать нам, а не нейтралам".
- Зайди ко мне, Клайд, - просит Морриган. Ей нужно дать ему некоторые распоряжения. Ведь именно он доставляет ей "кроликов" или попросту материал.
- Что ты хотела, Морриган? – Клайд быстро появляется в зале, он усаживается рядом с Морриган и приготавливается её слушать.
- В сегодняшней группе обязательно должна быть Виктория Райли. Ты лично за неё ответственен. Где ты её достанешь – не моего ума дело, но ты должен её достать. Ясно?
- Разумеется. Я могу идти? – Морриган кивает головой, провожает взглядом фигуру Клайда. После чего встает сама. Пора готовиться. День будет длинный. Тяжелый. И увлекательный.

+1

4

-Что ты сказал?! – Сантино вышел наружу, чтобы не разбудить Викторию, - так точно, шеф, она только что заявила на собрании, что опыты возобновляются сегодня, она не собирается ждать, - голос на другом конце телефон звучал волнительно. Не все были сторонниками идей Морриган, - да что эта…дамочка о себе возомнила?! Я сейчас приеду, - он скинул звонок, не пытаясь дослушать речь Одри.
Она сорвет им все исследования. Неужели так трудно подождать два дня? Он взял отгул только НА ДВА ДНЯ. Чтобы отпраздновать свою годовщину отношений с девушкой, которая уже начала жаловаться, что он все время проводит на работе и приходит домой только спать, и то не всегда. Это было так не вовремя. Сейчас наступило тяжелое время для опытов. «Кроликов» давно новых не поступало, а старые..были уже не пригодны. Большинство погибло сразу после введения сыворотки, некоторые продержались несколько дней. Тех, кто выжил, и до сих пор находится в полном здравии, держали под тотальным наблюдением. От них можно ждать чего угодно. Большую часть исходов трудно предугадать. Только некоторые опыты, конкретно направленные на определенное русло, поддавались контролю, только вот, статистика страдала. Как правило, сыворотка, направленная на широкий спектр действий имела лучшую проникающую способность. Организм сам принимал необходимую формулу. От введения сыворотки людей умирало гораздо меньше. Сравнительно.
Да, кто-то скажет, что все ученые страдают комплексом бога, но посмотрите, где вероятность того, что его завтра не собьет машина? Или его ударит током. В настоящее время можно придумать столько глупых смертей. Вот ты гуляешь по улице, и на тебя сверху падает шкаф, который вытаскивали в окно и тросы не выдержали, да это может быть даже унитаз. Так что, умереть у них в лаборатории не так зазорно, наоборот, они делают огромный вклад в науку, возможно, что именно ты станешь прорывом, ты станешь бессмертным или близко к этому. После тебя человечество будет существовать вечно, только если сами друг друга не поубивают. Люди глупые, устраивают войны из-за глупых поводов.
Не мало вероятно, что приближается еще одна война, ученые уже давно об этом думают, но все надеются, что «кролики» слишком глупы, чтобы противиться им. У них нет ничего, кроме способностей, естественно. Но и их противники не лыком шиты. После нескольких удачных исходов над подопытными, ученые начали вводить сыворотку себе. Таким был отец Сантино. Он рискнул. И был одним из первых, кто получил положительный результат. Самое главное, что следующему поколению передается ген способности. Только он мутирует и принимает собственный код. Обычно способность ребенка похожа на способность родителя, только более совершенна. Но даже за 36 лет Сантино так и не научился полностью контролировать свои аммиачные кристаллы. Иногда ему просто трудно остановить их рост, и тогда лучше стоит уносить ноги, и как можно быстрее.
Мужчина тихо открыл дверь шкафа и достал оттуда свой костюм. Виктория все-таки не забыла его погладить. Когда она все успевает? Когда он начал жить вместе с ней он забыл о том, что вещи, оказывается, мнутся, а раковина никогда не бывает грязной. Да и у него снова неисчерпаемый запас соли, салфеток и туалетной бумаги. Хотя бы только ради этого стоит жить с женщиной. Они даже не в браке. И рады этому, как ему кажется. По крайней мере, он полностью доволен жизнью, только вот разногласия на работе могут ввести его в бешенство. Особенно эта Морриган, которая так зарится на его место в главе ученого совета.
Он услышал за спиной шуршание, - прости, я разбудил тебя, - он подошел к кровати и поцеловал любимую в лоб, - ты такая милая, когда спишь. Не то, что бодрствующая. Шучу, - вот теперь она окончательно проснется, хотя бы ради того, чтобы его ударить, - я знаю, что мы сегодня хотели провести весь день вместе, но меня срочно вызвали на работу, там что-то случилось, не успели объяснить, просто наорали и сказали, чтобы был ежеминутно, - естественно, она не знала, что он ученый, а тем более, что стоит в их главе.
- я там приготовил тебе завтрак, - он даже встал пораньше, хотел принести в постель, а заодно, съесть ее часть, но, видимо, не судьба. И еще раз поцеловав ее на прощание, вышел к гаражу.
[NIC]Santino Romano[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5855190.jpg[/AVA]

+1

5

Жизнь в последнее время стала напоминать сказку. Сбывались абсолютно все мечты, которых у Виктории было не так уж и много. Девушка мечтала, можно сказать, даже о малом: теплой постели ночью, в обнимку с кем-то, горячего кофе по утрам, приготовленного кем-то, и ласкового обращения. И она все это получила. Как бродячая кошка, она могла приходить к Санни и уходить тогда, когда захочет. И Викторию, и, кажется, Сантино устраивала такая жизнь. Съезжаться они не собирались или никогда не говорили об этом вслух. Виктория перенесла в его дом всего две смены белья только потому, что часто оставалась ночевать у него, а не возвращалась на свою мансарду. Появляться же во вчерашнем и попросту мятом белье перед "кроликами" их руководителю не полагалось. Нужно было держать марку. Она и так с трудом заставила их себя слушать. Не так-то просто добиться влияния, когда ты мало того, что женщина, так ещё и блондинка. На дворе двадцать первый век, а люди до сих пор тянут старые стереотипы!
Виктория сладко спала, она в очередной раз осталась у Санни. Не смогла устоять перед его обаятельной улыбкой и мягкой постелью, что уж душой кривить. И так почти каждый день. Девушка заворочалась, она начинала просыпаться. Солнечные лучи легко пробивались через тоненькие шторы, впервые, кажется, выстиранные ею самой. Но разбудил её вовсе не свет, а шум, который воспроизводил Санни. Виктория села на кровати. Она сонно моргала, пытаясь разглядеть Сантино, что шел к ней. Так же сонно улыбнулась ему, а потом толкнула в плечо:
- Эй! Я всегда милая, - и продолжает сонно моргать, вставая на колени прямо на кровати. По привычке она поправляет воротник его рубашки и пиджака, - ну, почему? Вечно эта твоя работа вклинивается в наши планы, - Виктория надула губки. Позволительно было приходить и уходить ей, а вовсе не ему. Тем более сегодня, когда у них столько планов! Совместный завтрак, потом классный секс. Собственно, это все планы. Виктория не собиралась вылазить из кровати. Выпускать оттуда Санни она тоже не собиралась. Все-таки годовщина. Не так-то просто целый год терпеть друг друга. Особенно когда вы оба далеко не подарки.
- Когда ты вернешься? – глупый вопрос. Но почему-то она его задает. Неужели вот это называется "любовь"? Наверное, точно Виктория не знает. Просто она никогда такого не чувствовала. Были мимолетные влюбленности, мимолетные романы. С Санни все как-то не так. Во всяком случае, Виктории так кажется, - ну хоть на ночь тебя ждать? Санни! Если я батрачу на тебя, хоть спи со мной иногда, - Виктория вредничала. Она устала. Устала гладить его костюм, чистить его ванную, драить его полы. Она же из-за любви с ним вроде как, ладно, живет?
- Какой? – девушка отвлекается на слово завтрак. Она всегда отличалась хорошим аппетитом. И Сантино это знал. Да все окружающие это знают.
Виктория отвечает на поцелуй, который оказывается прощальным. Облом, - Пока! – отвечает девушка, сползая с кровати. Оставаться там одной, нет никакого интереса.
***
Виктория заходит в их подземелье. Все уже в сборе. Задержалась, похоже, одна Виктория. Это был умелый ход, так все и планировалось. Девушка улыбнулась своим соучастникам.
- Как вы думаете, мы готовы к тому, чтобы развязать войну сегодня? – интересуется она. Со всех сторон доносятся крики, - и я с вами согласна. Да, мы готовы. Джеймс? Ты хочешь что-нибудь сказать? – Виктория взмахом руки приглашает людей к их плану. Они уже давно его разработали, все подготовили. Их много. Ученых меньше, - несколько человек встанут сюда, несколько вот сюда. Джеймс? – Виктории, правда, интересно его мнение. Она женщина, у неё может и страдать тактика, - я и ещё пятеро человек пойдем через склад к лесу. Подождем там остальных. Джеймс, ты руководишь остальными. А ты, Гаррет, встанешь во главе тех, кто пойдет к супермаркету. Остальные поручения все уже знают. Все готово. И мы готовы! Вперед, ребята! Давайте отомстим им за все, что они сделали с вами! – народ поддерживает её. И ей это нравится. Первое время Виктория была не уверена, сможет ли встать во главе. Но люди были неумолимы. Они просили её занять этот пост потому, что она нейтральная. Она никогда не была в лаборатории, и ею руководят мозги, а не эмоции. Сначала она сомневалась, а теперь, чувствуя их поддержку, она уверена. Уверена может и не на все сто процентов, но на девяносто точно.
Виктория и ещё пять отобранный ею добровольцев выходят на поверхность. Их путь лежит на восток, к складу, где хранятся боеприпасы. Только до него они так и не дошли. Где-то на половине дороги на них напали. Ученые. Ну, кто ещё мог? Последнее, что запомнила Виктория, это сильную боль в области затылка и лицо странного мужчины. Где и что с остальными, она не успела посмотреть. Планы "кроликов" срывались.

[NIC]Victoria Riley[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5868567.jpg[/AVA]

+1

6

Морриган проверяет последние штрихи. Все готово. Палаты ждут своих посетителей, маня своими бледно-серыми стенами и белоснежным бельем на функциональных кроватях. Изоляторы распахнуты, привлекая взор, нет, не набором характерным для святой инквизиции, а мягкими звукоизолирующими стенами и вязок на кроватях. В операционных медсестры и санитарки наводят сияющую стерильность, а в лабораториях лаборанты проверяют пригодность сывороток. Морриган со счастливой улыбкой слоняется по зданию, что спряталось под землей. Она ждет, когда вернется команда Клайда с целой оравой "кроликов". Блондинка заворачивает в лабораторию, чтобы самой достать сыворотку. Свою сыворотку, она долго над ней работала, и вот теперь пробирка сверкает в свете ламп яркими цветами. Эту сыворотку Морриган проверит на Виктории. Такое добро просто так пропасть не должно! Клайд застает Морриган в тот момент, когда она в стерильных перчатках набирает вакцину в шприц.
- Все здесь, доктор Джонсон, - он доволен. Он улыбается. Значит, все прошло идеально.
- Скольких взяли? – интересуется Морриган, не отвлекаясь от своей работы.
- Шестеро недалеко от их штаба, ещё восемь человек у супермаркета. И ещё шесть у входа в парк. В твоем распоряжении двадцать человек. Этого хватит?
- Более чем. Спасибо, Клайд. Что бы мы делали без тебя и твоих ребят, - Джонсон благодарно улыбается. Она была хорошим человеком и работу свою любила. Ей нравилась наука, нравилась до ужаса. Она нисколько не жалела, что когда-то попала на этот остров. Верно говорят, что все что ни делается, все к лучшему.
Морриган убирает шприц с сывороткой в упаковку, а затем в холодильник. Потом она берет под руку Клайда и идет вместе с ним смотреть на "кроликов". Медсестры и санитарки уже рассортировали людей по отдельным палатам. Каждого переодели, отмыли от крови и ввели в искусственный сон. Никому не нужны лишние истерики. Когда люди спят – они становятся такими милыми, безобидными и спокойными. Морриган нравится смотреть на них, когда они вот такие. Ещё ей нравится смотреть, когда они под наркозом, лежат на операционном столе и даже не подозревают о том, что сейчас им вскроют череп или найдут костный мозг. Морриган любит все это. И создание сыворотки, и операции, и изменение генотипа человека. Сейчас она снова увидит все это. Как в замедленной съемке.
Морриган заглядывает в каждую палату, помечает в графе номера тех, кого хочет забрать сама. Как она отбирает людей? Да никак, тыкает пальцем в небо. Она не знает ни их имен, ни их историй. Ничего. Да и они, по сути, всего лишь набор генетического материала, который она должна перепрограммировать. Морриган находит и Викторию. Девушка спит, накрытая тонким одеялом. У неё перебинтована голова и расцарапаны руки. Морриган бегло осматривает хрупкое тельце, а потом переходит к следующему пациенту, прилепив на палату Виктории номер "29". Как только она закончит набор пациентов, сразу же перейдет в операционную, она в этом уверена. А Санни пусть и дальше ждет, когда "все будет о’кей".
- Люси, готовь к операции номер двадцать девять. Следом пойдет… Тридцать первый, - Морриган улыбается медсестре и уходит готовиться к операции.
***
В операционной светло и чисто. Ярко. Морриган щурится от света, привыкает к нему. Ей на руки надевают стерильные перчатки, поправляют чуть съехавшую шапочку. Морриган подходит к операционному столу, улыбается, смотрит на шприц с вакциной и принимается за работу. Она работает спокойно, методично, никуда не торопится. Заводит ненавязчивую беседу со своим ассистентом и анестезиологом. Иногда Морриган поглядывает на экран, она контролирует состояние пациентки. Лишние эксцессы ей не нужны. Вот, вакцина введена. Состояние стабильно. Все счастливы и довольны. Но все замолкают и становятся хмурыми, когда открывается дверь операционной.
- Что тебе здесь надо? Я ничего останавливать не буду. Или ты хочешь, чтобы человек умер у меня на столе? – Морриган ругается, аппаратура начинает пищать, анестезиолог дергаться, - выйди из моей операционной! Немедленно! – одно дело изменить генетический код женщины, с которой спит Санни, другое – убить её прямо на  столе. Все будет совершенно неравноценно, - мы поговорим потом, когда я выйду.
Через час она выходит из операционной. Виктория стабильна и лежит в реанимации чисто из предосторожности Морриган. Джонсон находит наименее любимого коллегу и сходу высказывает ему:
- Из-за тебя чуть все не рухнуло! Думай своей башкой, когда влетаешь в операционную! Мне косяки не нужны.

[NIC]Morrigan Jonson[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5883927.jpg[/AVA]

+1

7

[NIC]James Garrett[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5861388.jpg[/AVA]
Ну почему именно женщина? Чтобы на каждое слово она спрашивала его мнение? Ему, конечно, лестно, что его мнение тут учитывается, но с другой стороны, это просто показывает ее неуверенность в своих действиях. Скорее всего, ему придется брать командование на себя. Без ее ведома. Она даже может продолжать думать, что она здесь самая главная, ему-то славы не нужно, но, по сути, бунт возглавлять будет он. Он уже на пути к этому.
-пусть будет так, - хотя ему не очень нравился план с разделением. Их и так не так уж много, но иначе они могут не успеть. Им нужно сделать все и сразу, иначе не получится. Вот было бы их больше… Хотя бы на несколько десятков человек, было бы удобнее и проще, но нет, они должны пользоваться тем, что у них есть.
-Эй, ты куда это собрался? Ты остаешься с нами, мы присоединимся к остальным чуть позже, свои позиции нам тоже надо укрепить, нам еще надо сюда вернуться, - он рявкнул на какого-то молодого пацана, который не понял, в какую группу он входит, но Джеймс не собирался сюсюкаться с ними. Еще чего. Как будто больше нету дел. Здесь нет детей. Ты всегда находишься наравне с взрослыми, да, твои слова никто не воспринимает в серьез и они приравниваются к нулю, но отдуваться ты должен как все.
-Нужно патрулировать территорию какое-то время, и проконтролировать, чтобы все наши спокойно покинули ее, чтобы никаких левых не проникло сюда, все ясно? – это был больше риторический вопрос, потому что повторять и объяснять все он и не собирался.
-Ты и ты, со мной, - он показал на двух, приглашая их рукой иди за ним. Так уж и быть, он взял с собой одну девушку и одного парня, считая, что он сам может восполнить слабость такой команды. Джеймс вполне приравнивал себя к двум, или даже трем, способным кроликам, - остальные – на патруль.
Они продвигались за группой, которая ушла на склад на расстоянии в пятьдесят метров от них. И, как оказалось, не зря.
Барри остановился, и Джеймс прекрасно понимал, что это значит. Он что-то почувствовал. Полезная способность в таких случаях. Лишь бы он прямо здесь и сейчас не озверел. Его как раз надо держать на поводке. Это немного иронично, учитывая, что он оборотень. Барри не реагировал на знакомые запахи, это был чужак. И маловероятно, что это случайно сюда в лес забрел какой-то мирный. Они знали. Знали о местонахождении их штаба. Черт. Нужно предупредить патруль, чтобы не возвращались обратно. Но в этот момент именно там, где сейчас кто-то был из патруля, раздался мощный взрыв. Там уже началась битва. Они должны были им помочь.
-Вы двое, за отрядом, убивать всех, не сдерживайся, Барри, - он похлопал его по плечу, - а ты, со своим телекенезом, засядь где-нибудь на дереве и не подходи слишком близко, - я скоро вернусь, только продержитесь.
Как только он закончил говорить, не дожидаясь ответа, он переместился ближе к штабу. Еще один взрыв раздался неподалеку. Джеймс осторожно приближался к месту действий. Он почувствовал, как в его арсенале прибавляется пара способностей. Одна из них невидимость. Вот как им удалось застать их врасплох. Он сразу же использует ее и сливается с окружающей обстановкой. Он не видит собственной руки, весьма полезно. Это ему еще пригодится.
Так как собственной разрушающей способности у него не было, он возобновлял в памяти способности отряда. Векторы? Сойдет.
Краем глаза он заметил что-то неладное. Рядом лежал труп. Кролик. Но плакать было некогда. Совсем близко от себя стоял человек. Нет, не ученый, это всего лишь их пешки, но, однако, очень сильные. Джеймс сворачивает голову бедняге, тот даже не понял, что или кто его убил.
Взрывы прекратились. Он внимательно вслушивался. Сюда приближались. По запаху –Джереми и Хэнк. Значит, всего одного потеряли, тоже неплохо. Снова приняв свой облик, он пошел навтсречу.
-О, Джеймс, ты один? А остальные?...- Хэнк остановился, боясь услышать ответ, - пока не знаю, но на отряд, отправившиеся за провизией тоже напали, но, думаю, они уже закончили, нам нужно идти, - Джеймс развернулся, - а как же…Джон?
Так все-таки его звали Джон. Который уже лежал возле пенька, - плакать будешь потом, когда перебьешь этих гребанных ученых и их шавок, - Джеймса разозлили. Похоже, их планы по дате совпали. У них кончались подопытные и они пришли за новой партией. Хер им. Он сорвет все их планы.
Вернувшись на место, где должны был встретиться с остальными, они увидели только поломанные деревья, в некоторых местах горела трава, и  очень много крови. Создавалась ощущение, что кишки просто специально размазывали и разбрасывали по веткам. Чужие кишки. Барри постарался. Но недостаточно. Его труп тоже валялся неподалеку. Очень жаль. Этот молодой мальчуган ему понравился. Остальных, похоже, просто забрали.
Он со злости пнул рядом стоявшее дерево, от чего оно хрустнуло.
-Снова придется делать все самому, - еще и остальных освобождать, если успеет. Если еще кто-то останется в живых на тот момент. То, что они выдержали на себе первый опыт, не означает, что они приобрели иммунитет и не сдохнут от еще одного. Только Виктория. Ей-то предстоит сделать это впервые, или не сделать, как уж получится. Но он хотя бы не один. Только они практически бесполезны, когда Джеймс умеет использовать их способности.
-эй, ты не берешь в счет меня? – послышался обиженный голос Лили. Еще одна тушка выжила.

+1

8

Они позорно попались. Во всяком случае, та команда, что была с Викторией, проиграла бой ученым. Дрались они не на жизнь, а на смерть. Виктория отбивалась всеми частями тела, но сделать это было очень тяжело. Она сразу была их всех слабее. И не потому, что она женщина, да и поэтому тоже, а потому что у неё у единственной нет способностей. Она единственная не побывала в лапах ученых, и они, похоже, решили это исправить. По голове прилетело чем-то тяжелым. Дважды. А потом её окутала темнота. Она её затянула вглубь, как пропасть. В последние секунды Виктория успела подумать о том, что Джеймс таких же ошибок не допустит и справиться с поставленной задачей. Ну, а вдруг?
В первый раз Виктория пришла в себя в палате в лаборатории. Но разглядеть ни её, ни воркующую рядом медсестру блондинка не успела. Её усыпили. Она бродила по какому-то лабиринту и кричала Санни. А он не отзывался. Он одновременно принадлежал ей и не принадлежал. И, казалось, был таким же искусственным, как и сон. Второй раз Виктория проснулась гораздо позже. Сон она так и не вспомнила. В голове вообще была какая-то каша. Виктория не могла вспомнить, что было до того, как она попала сюда. Она помнила дом, помнила Сантино, что целовал её и обещал вкусный завтрак. Потом, игнорируя писк приборов, девушка вспомнила и подземелье. Но дальше все пропадало в темноте. Жутко болела голова. Казалось, что она сейчас просто разломится на куски. Раздражал свет ламп, он бил по глазам. Ещё раздражал холодный раствор, что поступал в вену. Виктория устало моргала, её тянуло в сон. Но она упорно боролась со сном. Хотя зачем? Райли уже понимала, что в руках ученых она побывала, и теперь их сыворотка изменяет её гены. Ну, теперь она уже больше не сторонний наблюдать, теперь она больше не нейтральна и руководить ей будут эмоции. Вовсе не положительные.
Виктория заворочалась на кровати, но тело болело так, что ей пришлось оставить идею изменить положение. Да и по голове, как будто начали кувалдой бить. Блондинка смотрела в распахнутую дверь палаты и сквозь стеклянные стены. Никто к ней не подходил, все считали, что она до сих пор отходит от наркоза. Виктория могла посмотреть, что происходит, и остаться незамеченной. Что она и делала. По лаборатории бегали врачи – врачи, да? – медсестры и санитары. Все торопились, орали друг на друга. Рядом с палатой Виктории оказался сестринский пост, там тоже разразился скандал. Две женщины орали друг на друга. Одна пыталась отобрать у другой карту. Их крики ещё больше били по голове Виктории.
- заткнитесь вы, а, – Виктория хотела крикнуть, но получилось что-то среднее между шепотом и нормальным разговором. Один из приборов запищал, Райли не видела, что он показывает. Да ей, собственно говоря, было до фонаря, что он показывает. Она все равно ни черта в этом не понимает, в отличие от Санни. Санни! Он же ведь где-то на работе и не знает, что она сейчас отходит от операции и пытается уложить в поломанной голове тот факт, что ученые все-таки провели на ней эксперимент. Ей бы сейчас не помешал рядом Романо. Даже наоборот, помог справиться с головной болью. И уснула она бы куда как легче рядом с ним.
- Санни? – мысли о Санни сыграли с ней злую шутку. Или нет? Виктории показалось, что по коридору прошел Романо. Она хорошо знала его походку, его фигуру. Но все же решила, что ошиблась, потому что он же работает в больнице, а не в лаборатории. Точно Виктория это не проверяла, но они же не врут друг другу. Во всяком случае, Виктории хотелось верить, что Санни ей не врет. В коридоре внезапно восстановилась тишина. Да и аппаратура перестала надрывно пищать. Виктория же успокоенная тишиной и вовсе уснула, совершенно не зная, что творится с остальными. Где они, как они и что с ними. И узнать-то ей тоже, в общем-то, негде. Помочь тем, кто попал сюда вместе с ней, тоже никакой возможности. Лучше просто спать, и позволит сыворотке быстрее сделать свое коварное дело.

[NIC]Victoria Riley[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7664946.jpg[/AVA]

0

9

[NIC]Santino Romano[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5855190.jpg[/AVA]
Как только Сантино зашел в лабораторию, на него стали боязливо оглядываться некоторые личности, хоть и делали вид, что это не так. Они знали, чем это может грозить. Он не был таким импульсивным как раньше, но в гневе способен на многое, чего раньше не мог себе позволить. Его способность становилась все сильнее с каждым годом его жизни. И не каждый мог ей противостоять. Далеко не каждый. Это еще одна дополнительная причина, почему он стоит во главе. А еще он один из самых миролюбивых ученых. Он сдерживает свое желание проводить опыты на все и вся, в силу своей рассудительности. Он не забирал на опыты каждого, только тех, кто подходил и имел больший шанс выжить.
-Где Морриган? – не повышая голоса, но с ноткой злобы спросил медсестру на посте. Она явно мялась.
-Ты забыла, на кого работаешь? – он злился еще больше, но пытался не повышать голоса на персонал, который виноват только в том, что не может определиться, кого он боится больше. Морриган или Сантино. Только вот Морриган не имеет права увольнять сотрудников, а так же не имеет смертельно опасной способности. А учитывая, что из лаборатории никто и никогда не увольняется, потому все боятся утечки информации, то таких незначительных особ, как медсестер просто пускают в расход вместе с кроликами.
-Еще раз повторяю, где она? Или ты хочешь, чтобы я искал ее сам? – она все-таки решилась, и тихим неуверенным голосом сказала:
- В первой операционной, - что?! Она уже перешла к делу? Чертова баба. Ее еще давно надо было убрать, несмотря на все ее достижения, только и умеет, что подставлять других.
-поздравляю, у тебя появился шанс выжить, - он, не думая, побежал к операционной, только прикрыв лицо маской.
-Какого черта ты творишь? – она уже стояла над подопытным, который находился под наркозом. Он злобно перевел свой взгляд на каждого из присутствующих, они лишь виновато отводили свой. Кроме Морриган. Она продолжала заниматься своим делом. Естественно, теперь поздно что-то прерывать. Бедняга на столе уже обречен.
Сантино развернулся и вышел из операционной, пытаясь не убить каждого, кто попался под руку.
Он прошел мимо медсестры, он прекрасно знал, где находились остальные и без нее. Возле одной из палат он встретил Клайда.
-Почему-то я не удивлен, кто главная шестерка, - он вплотную встал перед ним, - откуда ты их забрал? – он надеялся услышать вразумительный ответ. Никаких общественных участков. Насколько больным нужно быть, чтобы настолько распугать народ? Может начаться бунт на острове только от того, что люди станут пропадать прямо с улиц. Причем в таком количестве.
-Возле их штаба, подземелья, - он категорично выдавил из себя эти слова, продолжая стоять неподвижно, словно каждый его жест, может его выдать.
-Сколько? – Романо говорил уже более усталым и смиренным голосом, нежели раньше. Этого уже не изменить. Отпустить так просто он уже не может. Да и смысла нет, раз уж они здесь. Только после того, как каждый пройдет процедуру.
-Двадцать, - что?! Они еще никогда столько не брали за раз, это точно. Максимум было двенадцать человек. Он недоумевающее посмотрел на него,  прошел по палатам, ему пригляделся один парень, должен выдержать. На двери был номер «35». Он снова вернулся на пост.
-Почему делом занята только Морриган? Мы тут до ночи сидеть будет, вызови еще Пэйдж и Бута, а для меня подготовь вторую операционную, туда же 35 номер, сыворотку мою, я еже давно хотел ее испробовать, - Сантино кинул последнюю фразу и ушел переодеваться. Теперь он даже не знал, что больше его злило: то, что она набрала кроликов без его разрешения, или то, что теперь проводит опыты только одна, пытаясь забрать все лавры себе.

+1

10

[NIC]James Garrett[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5861388.jpg[/AVA]
Джеймс и еще трое кроликов подбирались к подземной лаборатории, где обитали все ученые и, самое главное, большинство их людей. Он думал о том, что произойдет с теми, кто уже бывал на опытах. Смогут ли они это пережить. И на ком уже успели провести опыты. Да, они сработались достаточно быстро, но и эти злобные гении никогда не медлят. Особенно, если запустят их как на конвейере. Просто заштампуют и все. Их уже не вернуть. Главное, чтобы не засаживали живой чип. Они могут разделить их на части, одну отправить обратно, а вторую, более удачную, оставить себе. Такое тоже уже случалось. Ну а какая-то доля будет гнить, сначала в моргах, потом им там не хватит места, и они просто от них избавятся. Скорее всего, на местном заводе, там есть дробилка для мусора, но кости она тоже неплохо измельчает. Оптимальный вариант, но сначала достанут из их тел все необходимое.
Заходить в главную дверь было глупо, но он-то знал про другие варианты, которыми можно попасть внутрь. У них имелось несколько подземных ходов к канализации, которая уже, в свою очередь, связана с самыми главными пунктами в городе. Он помнил один из ходов, которым его выносили из лаборатории. Они думали, что он без сознания, но это было не так, тогда его способность уже проявилась, и он скопировал чью-то силу быстрого восстановления. Он запомнил каждый поворот, зная, что эта информация будет очень ценной, когда он решит вернуться с не очень мирными намерениями. И вот, этот день настал. Он вполне справился бы с этим сам. Никакая подмога ему не нужна. Хотя, нет. Ему нужно мясо, которое побежит вперед, и будет брать на себя все удары. А он пройдет незаметно. По началу. Но совсем скоро о его прибытие узнает вся лаборатория. Он поднимет ее на уши. Если она успеет что-либо сделать.
«Что у нас есть? Телекинез, взрывной чувак, не помню имени, прохождение сквозь стены и очень много скопированных мною способностей…». Он строил в своей голове разрушительный план. Прежде, чем взорвать все к чертям, нужно было вывести своих людей.
Они были еще в канализации, Джеймс остановился. Дальше разговаривать было опасно, нужно идти в полнейшей тишине.
-Так, вы трое будите заниматься освобождением, думаю, распределите обязанности, учитывая ваши возможности, они как раз подходят под такой случай, а я… буду отвлекать основной состав в другом крыле, они приятно удивятся, - если он взорвет соседнее крыло.
-Постой, как тебя там, Хэнк? Нет, ну ладно, ты будешь следить за тем, чтобы они не эвакуировали всех подопытных, они могут увести их в другое место, если поймут, что за ними пришли, мы должны действовать практически одновременно, - слишком мало народу. Даже он не сможет за всем уследить. 
Дальше они шли в молчании. Все явно волновались, кроме Джеймса, он был переполнен уверенности. Даже если они не спасут своих, он хорошенько оторвется на ученых. Большинство из них тут просто живет, так что они собраны в одном месте, что облегчает задачу, их не нужно искать поодиночке, хоть это было бы намного проще.
Люк. За которым находилась лаборатория. Он, не задерживаясь ни на секунду, открыл его. Они зашли в комнату, похожую на все ту же канализацию, только без такого резкого запаха. Этот небольшой коридор казался заброшенным, но он прекрасно знал, что это не так. Дверь была чуть приоткрыта.
-вы выходите через пару минут, - воспользовавшись способностью умершего ученого, он стал невидим и вышел в коридор. Мимо прошло всего два охранника, но они ничего даже не поняли. Джеймс свернул на повороте и направился дальше. Еще слишком близко. Скорее всего, кролики находились в палатах. Две операционные находились совсем рядом. А другие две чуть поодаль, туда он и шел. Когда опыт шел над самим Джеймсом, его увезли в четвертую операционную. С этим местом у него было много воспоминаний, и в то же время очень мало, что осталось. Большую часть времени он был под какими-то препаратами, он мало отличал реальность от галлюцинаций. Джеймс не такой щепетильный, поэтому готов взорвать это место.
Еще несколько шагов. И взрывная волна распространяется по всему помещению, забирая вместе с собой все, что было у нее на пути. В ход идут каталки, схемы со стен, а особенно ему понравилось, как нескольких человек отбросило и впечатало в стену. Огонь быстро забирал все живое. Его языки обвивали стены, перегородки и одежду на живой плоти, которая моментально превращалась в угли, с сопровождением ужасных воплей. Включалась пожарная сигнализация. Оглушительный звон пронесся по все подземной лаборатории. С разбрызгивателей начала литься вода, но она ничего не спасет. Это пламя не остановить. Джеймс не останавливался. Он продвигался дальше и разрушал все и вся, что мешало ему пройти.

В это время трое уже приблизились к палатам, в том крыле было гораздо тише. Только раздавался звон сигнализации, который предвещал неприятные последствия для местного персонала. В коридоре все навострились, ожидая, что скажет им начальство, но многие уже начали паниковать, потому что такого раньше не было. Никто не нарушал их порядка. Только редкие стычки от особо буйных кроликов, но это быстро урегулировалось охраной.

+1

11

Морриган спокойно работала. Менялись пациенты, менялись инструменты. Все процедуры были короткими и занимали совсем мало времени. Морриган не хотела рисковать и проводить серьезные эксперименты. Тем более некоторые сыворотки ещё не были закончены. Лишать за просто так жизни людей, которых не так-то легко достать, сущий идиотизм. Лучше спокойно доработать препараты, последить за реакцией новых «кроликов» на легкие изменения, а потом уже браться за что-то очень серьезное. Риск? Рисковать Морриган не любит, и так уже нарвалась. Санни с неё три шкуры сдерет, когда все это дело закончится. А если он ещё и узнает о Виктории, а он непременно узнает, то весело в лаборатории не будет никому. Даже бедным санитарам, всего лишь таскающим бумажки то туда, то сюда, и перевозящих пациентов то на это исследование, то на другое.
В операционной приятно шумели приборы. Морриган тихонько напевала какой-то мотивчик, не обращая внимания на то, что медсестры странно притихли. На какое-то мгновение в комнате и за ней воцарилась абсолютная тишина. Штиль, что бывает перед грозой. Несколько пар глаз оторвались от пациента и принялись сканировать дверь. Но Джонсон и этого не заметила. Она неловко передернула плечами. Нужно было заканчивать.
- Зашиваем, - её голос разнесся в этой даже звенящей тишине, - почему все молчат? У нас ещё никто не умер, - аккуратно накладывает швы. Старается. И продолжает напевать приевшийся мотивчик. Но её прерывают. Раздается жуткий взрыв. Морриган сносит от стола мощным потоком горячего воздуха. Он же сбивает женщину с ног. Между операционными зияет огромная дыра. В той, соседней, бушует пламя. Оно слизывает все, поглощая метр за метром. Морриган ловко вскакивает с пола. Ей не до пациента. Она хватает медсестру и анестезиолога прямо за халаты, встряхивает и подталкивает к операционному столу, - увезите его отсюда! – неважно, ели там женщина. Его – значит, пациента номер сорок два.
- А куда? – доносится до Морриган слабый голос напуганной до смерти медсестры, - да мне похер. Туда, где безопасно! Или следующей на этом столе станешь ты, - орет, пытаясь перекричать шум. Ей нужно найти Санни. Раз уж он здесь, пусть решает эту проблему. Он же у них глава.
Женщина выбегает из операционной, на ходу срывая с себя стерильный халат и перчатки, оставаясь в одном хирургическом костюме. Она слышит, как голосит пожарная сигнализация, на неё попадают струи воды. Она сталкивается с людьми, бегущими в панике. Кто-то умно старается вызволить из беды пациентов, что находятся под наркозом. Морриган не знает, где сейчас Санни. Может быть, именно он был в соседнем кабинете? Тогда от него остались только рожки, да ножки. И пепел ещё. В таком случае, главой все-таки является Джонсон. Было бы здорово. Но вряд ли такое счастье снизойдет на голову Морриган. Она забегает в первую попавшуюся операционную, - Где Романо? – до неё доносится цифра шесть. Это хорошо. Значит, не в четвертой. Нет, это не хорошо. Это сейчас серьезно расстроило Джонсон. Она пропускает мимо истерические фразы, типа что случилось, что произошло, и кто там все это затеял. Пусть работают, не её проблема и задача их предупреждать. Джонсон врывается в шестую операционную, - Санни, заканчивай! Кролики подняли бунт. Крыло горит. Они взорвали операционную. Огонь быстро доберется до вас. Нужно тушить пожар и спасать пациентов. Короче, ты же глава, ты и решай, что делать, я буду на сестринском посту, - не время спорить, кто прав, а кто нет. Не время выяснять отношения. Лучше им сейчас объединится. Против кроликов. Джонсон облокачивается на дверь. Немного отдыхает. Женщина-батарейка отдыхает! Какой кошмар. Но она быстро уходит в сторону поста, про который говорила.

По громкой связи разносится голос Морриган. Она уже добралась до медсестринского поста, расположенного в самом центре оперблока.
- Не паникуем. Всем хирургам немедленно завершить операции. Медсестрам и санитарам по возможности освободить операционные и вывезти пациентов в другой блок. Все, кто оказался без дела, могут начинать тушить пожар. Охране разделится. Одна часть остается следить за пациентами, помогает их эвакуировать, второй части прийти в оперблок. Нужно найти того, кто взорвал помещение, возможно, это не один человек, - Морриган отключает связь. И думает, что сегодня все-таки неудачный день. Операции сорвали. До вечера бы управиться с этой неразберихой под названием бунт подопытных. Час от часу не легче.
[NIC]Morrigan Jonson[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5883927.jpg[/AVA]

+1

12

-без паники, оставаться всем на месте, - он стоял посреди операционной, когда раздался взрыв, но до них дошел только звук, он исходил достаточно далеко. Нельзя рисковать жизнью парня. Тем более, тут осталось совсем немного. Сыворотка была почти введена. Он только потеряет ценный экземпляр, если начнет сворачивать процедуру. Новая формула. Он будет следить за этим парнем. Остальные все равно накрылись. Надо выяснять, что там случилось.
В комнату залетела Морриган. Даже она взволнована, вот это поворот. Такого Санни не ожидал. Он думал, что эта бесчувственная машина способна только на проведение опытов. И ее ничто не остановит.
Но Романо не был удивлен самим взрывом, - а что вы хотели? Вы похитили их людей средь бела дня, да еще и в таком количестве, они посчитали это высшей наглостью, или последней каплей в их терпении, - рано или поздно это должно было случиться. Только он не думал, что так скоро. И, похоже, масштабно. Он завершил процедуру.
-Увезите его отсюда, - он моментально снял перчатки и маску, - а ты сообщи всем, чтобы завершали операции, и уводили кроликов,  проследи, чтобы они все выполнили, а я пошел на место встречи, - он оставил своих сотрудников на Морриган, в таком случае он вполне мог ей довериться, тут она не облажается. Да и кроме него тут мало найдется людей, способных так хорошо организовывать. Но он должен заняться совсем другим делом. Он как самоубийца направлялся в крыло, где находилось самое пекло.
Сантино прошел мимо палат, где лежали кролики, опыты над которыми уже кончились. Он, не останавливаясь, всматривался в каждую решетку на двери. Их скоро вывезут. Почти все кровати были уже пусты. Последнего забрали прямо перед ним. Слишком мало. Те, что ждали своей операции, они были в большем числе. Они были опаснее. Даже под препаратами. Романо подумал о том, что никто не проверил историй, которые висели на каждой кровати.  Никто не посмотрел, какие способности уже были у арсенале подопытных. Почти никто. Сантино взял хамелеона. С ней прекрасно можно комбинировать что-то другое, более сложное или опасное.
Палаты оставались полностью пустыми, одни лишь таблички продолжали висеть на спинке койки. Только в одной комнате он не увидел ничего. Никого не было, подумал он, но потом заметил помятые простыни. Значит, кто-то был здесь впервые. Ему искренне жаль этого человека.
Он шел по длинному коридору, за стеной слышались взрывы. После одного такого удара прямо перед ним образовалась дыра, которую сразу же частично завалило, но он успел увидеть, как санитары в испуге ведут кроликов, даже почти не ведут, а сами пытаются смыться, оставляя за собой живое мясо, только вот нападение и было предназначено для этого. Их бы никто не стал трогать. Появился кто-то еще, он подгонял бедняг к выходу, и тут Сантино заметил знакомый силуэт. Сначала он подумал, что ему померещилось, но это было не так. Он четко видел Викторию, которая шла в рядах кроликов.
-Что за… - мысли быстро выстроились в логическую цепочку, - Морриган…, - он был готов сейчас убить ее, как жаль, что ее не было поблизости, иначе бы ее кишки были сразу же размотаны по коридору, он не пощадил бы никого, кто к этому причастен хоть немного. Черт, она еще и была той, кто покинул ту палату. У нее не было способностей. Сантино даже не был в курсе, знает ли она обо всем этом. И что будет, если она увидит его здесь? В обители самого зла? Теперь это было для нее именно так. Как стоило ему поступить? Следовать за Викторией? Или все-таки отправится навстречу разгрому и хаосу? Он принял для себя решение.
За спиной у кроликов рос аммиачный кристалл. Другого выхода нет. Так за ними никто не пойдет. Они выйдут отсюда, и спасутся. Только вот, что будет с ними дальше, пока никому не известно. Взрыв. И коридор превратился в огромную кучу бетона и земли.
Возможно, он больше никогда ее не увидит. Этот бунт может оказаться для него последним. А для нее операция. Что произойдет с ней? Если бы он знал, что это счастливое утро станет последним в ее жизни...Он бы поменял все. Он не отправился бы в лабораторию. Если бы эти глупые солдаты, знали, на чье добро они позарились... Они никогда бы не посмели ее тронуть. А иначе бы он оторвал их кривые и ненужные руки к чертям собачьим.
[NIC]Santino Romano[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5855190.jpg[/AVA]

+1

13

Голова жутко болела. Виктория даже спать не могла от этой боли. Больше всего сейчас хотелось разбить эту голову обо что-нибудь. Разбить, чтобы текла кровь, унося с собой сверлящую боль, перемежающуюся ото лба к затылку, от затылка к вискам. Но ещё больше, чем разбить собственную несчастную голову, ей хотелось задушить ту медсестричку, что говорила надрывным истеричным голоском, пробирающимся и вгрызающимся в самый мозг. Эта медсестричка постоянно забегала к ней в палату, смотрела на приборы, записывала какие-то показания и делилась информацией своим жутким голосом с коллегами. Но в какой-то момент медсестрички на горизонте не стало. Однако спать Виктория по-прежнему не могла. Она касалась единственной свободной рукой бинта на голове. И не могла понять: голова болит из-за операции или из-за того, что её огрели чем-то тяжелым? Собственно, все равно. Болит же и все.
Заткнулась медсестра, завопила сигнализация, - да че за херня? – в меру своих сил и возможностей Виктория поднялась на локтях. Она силилась разглядеть, что происходит в коридоре. Но видела только снующий туда-сюда персонал. Отсюда было видно, что все напуганы. Что-то происходит. Неужели бунт все-таки осуществился? Было бы здорово. Они ведь столько готовились. Рисовали планы, обсуждали, спорили, снова рисовали. Все полетело в тартарары из-за неожиданно набега лабораторных подлипал, но разве Джеймс не был хорош в своей импровизации? Виктория думала, что это именно он воспроизвел бунт. Вряд ли бы его тоже забрали на опыты. Это у Виктории не было шансов, она заведомо была слабей, чем те громилы. А Джеймс был счастливым или не очень обладателем копировальной машинки. Его генотип был изменен так, что он легко и навсегда запоминал чужие способности, виденные когда-то. Он бы смог отбиться, не особо напрягаясь. Ну, Виктория верила в это.
А потом в палату ворвался кто-то из своих, - Колин, - Виктория была ему жутко рада. Просто до невозможного рада.
- Нам нужно уходить. Быстро, - мужчина и двигался быстро под стать своим словам. Он помог Виктории отсоединить провода, тянущиеся от её хрупкого тельца к прибором. Замялись они только с системой, по которой раствор поступал в организм, - где-то должна быть крышечка. Маленькая такая, - куда могла её задевать медсестра? Если Виктория не закроет катетер, она просто умрет от потери крови, - Нашел! – Колин отключает систему, закрывает её маленькой полупрозрачной крышкой. А потом помогает Виктории встать. Мир кружится вокруг. Она еле стоит на ногах, - ты иди, Колин, освобождай остальных. На обратной дороге заберешь меня, - отпускает его. Он уходит, хотя не хочет это делать. Но Виктория права. Нужно спасать и остальных. Тех, кого ещё не «спасли» санитары. Через несколько долгих и томительных минут Колин возвращается. Виктория чувствует себя уже гораздо лучше. Во всяком случае, мир перестал вращаться, да и головная боль не так сильно долбила, - уходим, - Колин подает ей руку. Он тоже видит, что ей хуже, чем остальным. До некоторых ещё не добрались лапы ученых, и она просто ещё не до конца проснулись. Виктория идет максимально быстро, Колин подгоняет остальных и тянет её за собой, - Кто ещё здесь? Джеймс? – блондинка задает интересующие её вопросы. Все-таки она оставалась их главой. Колин на ходу посвящал её в происходящее. Они уходили по коридору, оставляя позади лабораторию. Все было относительно тихо. Впереди них кто-то ещё бежал. Рядом какой-то санитар вел свою команду. Он шел впереди. Люди сзади. Молодец, заботиться о пациентах. Они уже почти завернула на выход, когда раздался взрыв. Их оглушило, но только и всего. Зато проход завалило.

Их было шесть или семь. Виктория не посчитала. Они стояли рядом с лабораторией, ожидая кого-нибудь ещё из своих. Виктория злилась, - да гори оно все синим пламенем! – не успела высказаться Райли, как вокруг них заполыхал огонь, - очень интересно. Это что – я сделала? – она непонимающе смотрит на Колина, а потом ещё на двух-трех таких же кроликов. Как так получилось? У неё никогда не было способностей, она не знает, как они проявляются. Да, собственно, она даже не знает, что у неё. Если огонь её рук дело – то видимо, воспламенение. Они выходят из круга, отбегая на безопасное расстояние. А потом Виктория пробует поджечь что-нибудь ещё. Она облекает мысль вслух, представляет картинку. Пробует все варианты. К десятому разу, наконец, ей удается зажечь дерево. Да ещё и круто зажечь, - я поняла, как это работает. Остановить огонь я не могу, не пробовала. Но и не надо. Я возвращаюсь в лабораторию.
- Ты с ума сошла?! Я тебя только что оттуда еле живую вытащил!- Колин ругается, активно жестикулирует. А лицо его и вовсе красочно передает его эмоции.
- Мне уже лучше. Нужно помочь остальным. И найти Джеймса. Моя способность в его арсенале будет очень даже в тему, - Виктория говорит тоном, не терпящим возражений. А потом уходит в сторону входа в лабораторию. Она знает, где он. Она знает всю лабораторию. Они ведь разрабатывали план. Подробный. Точный. И карта у них была подробная. Точная. Виктория спускается через основной вход, который тут же поджигает, - круто, - пока она в восторге от способности. Она действительно крута. Поджигает все, мимо чего идет. Радуется, как малое дите. Уходит в крыло, где расположены операционные. Там все полыхает. Ну и Виктория добавляет. Огонь пляшет везде, сопровождая Райли. Не хилый они урон нанесли лаборатории. На сегодня они собой могут гордиться.
- Джеймс! – она видит его, догоняет, - уже всех вывели, - предвосхищает его вопрос, - думаю, тебе пригодится моя помощь. И моя новая, единственная, способность, - красиво поджигает какую-то каталку, - давай уходить. Мы и так разнесли здесь все, что только могли.
[NIC]Victoria Riley[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7664946.jpg[/AVA]

+1

14

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Праведной мести настала пора