Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » din kortfilmen


din kortfilmen

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://funkyimg.com/i/ZmMA.gif http://funkyimg.com/i/ZmMD.gif
йохан и эзра. ванкувер.
19 июня, 2015.

Отредактировано Johan Eklund (2015-08-03 10:09:19)

+1

2

Эзра поправляет воротник от рубашки и внимательно оглядывает свое отражение, тяжело вздыхает и замирает на секунду, чтобы взять себя в руки и выровнять сердцебиение. Сегодня у него важный день, но ему нужно выглядеть так, словно ничего особенного не происходит. Он еще раз проверяет все свои вещи и вспоминает правильные слова. Мама на кухне целует его в щеку, говорит, что гордится им, и как в детстве подливает двойную порцию кленового сиропа к блинчикам. Отец мычит что-то невнятное, но Эзра с благодарностью принимает и это, потому что знает, что в глубине души отец любит его не смотря не на что. Мысленно прокручивает в голове предстоящие события, и как только дело доходит до вечера у него сводит желудок и пропадает аппетит.
Итак, прошел месяц с тех пор, как Эзра случайно забрел в галерею искусств.  Для него тот поворот был действительно судьбоносным, казалось удачное стечение обстоятельств, и у Спектора в кармане самая потрясающая идея на курсе. На самом деле он даже не ожидал какое влияние на него окажет Йохан. Эзра часто замечал за собой привычку увлекаться людьми, но такого помешательства у него еще никогда не было. Даже спустя месяц он мог закрыть глаза и представить красивые руки шведа, работающие над картиной, шумные волны и маленький огонек маяка. Наверное, благодаря этому чувству, словно он видел художника только вчера, ему удалось так эффектно закончить работу на курсе.
Эзра с трудом отсидел рабочий день, даже любимая Грейс Келли не помогала ему расслабится, мысль о маяке, свободе, запах краски донимали его и две недели спустя, и даже когда он производил окончательную обработку файла. Впервые его короткометражку, итоговую работу курса смотрели в классе. Спектору показалось, что он слишком оголил свою душу. И когда титры кончились и маленький двадцатиминутный ролик подошел к концу в кабинете повисла такая тишина, что ему захотелось спрятаться. Второй раз ролик показывали на конкурсе, жюри, наверное медленно и вдумчиво заполняли свои листки, мусолили идею, пытались разгадать образы, и в итоге назвали эту работу лучшим социальным роликом весны. И даже когда Спектор выходил на сцену и принимал свою первую награду и чек на хорошую сумму, он не чувствовал себя таким испуганным, как сегодня. 
Перед уходом Эзра еще раз проверяет лежит ли в кармане заветное приглашение, и только затем уходит. Тихо прикрывает за собой дверь и делает глубокий вдох. Кажется в тот день, когда они с Йоханом познакомились стояла такая же жара, и в этом тоже есть символ. Дорогу до галереи он выбирает самую короткую, ему кажется, что надо просто перешагнуть через себя и дать приглашение, это как пластырь оторвать. Неприятно, но быстро. Хотя зачем лукавить, видеть Йохана ему очень хотелось, он словно помешался на молодом художнике, прогуглил про шведов на всякие привычки и особенности. Почитал про страну, посмотрел пару фильмов, даже сорвался до галереи пару раз. Но так и не придумал повода, чтобы подойти и поздороваться, хотя в голове так и крутились последние слова художника о том, что он не против увидится. Просто Эзра так боялся спугнуть нового знакомого и что-то испортить, что все время откладывал их встречу на лучшие времена и ждал подходящего случая.
Пока Эзра поднимается по ступенькам к галерее и пытается подобрать слова, что бы выглядеть не совсем странным, а скорее загадочным, его начинает охватывать паника. Сначала он задумывается, может швед поддержал предложение о встречи только ради вежливости, потом ему подумалось, что Йохана может быть выходной или он вообще мог уехать из Канады домой, и когда ступеньки заканчиваются Марк-младший уже практически бежит, перескакивая бетонные плиты парами. И чуть не натыкается на объект своих душевных переживаний.
- Йохан, привет! Я Эзра, ты меня помнишь? - радостно улыбается он, чувствует, что опять сморозил чушь, но волна хорошего настроения охватывает его. Ему хочется сказать, что он ужасно скучал, и пытался найти его в соцсетях, но не вышло, а потом была сессия. Сто и одна глупая отговорка. Он вообще внезапно чувствует себя виноватым, в том, что за этот месяц они ни разу не виделись, - у тебя обеденный перерыв..? М... то есть... есть минутка?

+1

3

В Ванкувере было жарко и Йохан как можно больше времени старался проводить где-нибудь в помещении, где есть кондиционер и желательно без излишне отвлекающих его людей. Музей, вот самое идеальное для него место. Там всегда было тихо, что позволяло художнику забредать так далеко в свои мысли, как это вообще возможно. Порой он отправлялся в свою родную Швецию, вспоминая и прокручивая что-то в своих воспоминания, после чего неизменно делал или какие-то зарисовки в своём альбоме, или же просто текстовые пометки. Что уж это все значило, было понятно лишь ему одному, хотя и самому Йохану не всегда был ясен смысл очередного образа, который мог в миг овладеть всем его существом, заполнить все мысли, но так и остаться не реализованным, простой зарисовкой и парой шведских слов и только.
Так было и месяц назад, когда он познакомился с один, очень интересным и даже забавным евреем. После того, как открытие выставки завершилось и у Йохана оказалось свободное время, он почти не медля написал имя нового знакомого - Эзра Марк Спектор - после чего сделал быстрый набросок того молодого человека, что так неожиданно заинтересовал его. Что-то в этом парне было такого, что не давало покоя Йохану ещё пару дней. Скорее всего тот факт, на сколько близко совершенно незнакомый человек смог понять его задумку. Не часто бывало, что совершенно посторонние люди могли в действительности понять, что же Йохан пытается сказать в своих работах, очень часто люди и вовсе не видят смысла, а лишь смотрят на очередную ничего не значащую картинку. Это обидно, но вместе с тем от этого спокойней - эти люди не смогут заглянуть в душу художника, потому что это самое сокровенное, самое страшное и в то же время до ужаса волнующее. А Эзра смог заглянуть дальше, чем кого-либо пускал Йохан. И даже больше, швед попытался объяснить, а что же там, в его мыслях, в его душе. Ответом же было понимание, именно это и зацепило молодого художника и не давало покоя - быть может это и был тот человек, который  сможет понять с полуслова, который нужен каждому. Ответа на это Йохан не знал, да и не пытался сильно выедаться во всю эту ситуацию, надумывать лишнего, чего не было. Все осталось в прошлом и спустя месяц казалось лишь одним приятным и волнующим воспоминанием, которое однако не брало на себя очень много.
Но вместе с воспоминаниями, которые не то, чтобы блекли, но постепенно отходили назад, в прошлое, было кое-что ещё, что не давало покоя художнику. А верно ли он нарисовал свой диптих, правильно ли он выбрал акценты, верна ли его собственная интерпретация темы свободы. А что, если Эзра был прав и эта его "свобода" не выглядит так, как хотел Йохан? Надежда? Но нет, это не совсем то, чего пытался добиться Йохан, близко, но не то. Именно эта неопределенность мучила его больше всего, не давала покоя, заставляя раз за разом обдумывать и пробовать рисовать что-то другое, более "свободное", оторванное от мира людского, и не требующее поддержки извне. Но как изобразить то, чего сам никогда не испытывал?
Йохан Эклунд никогда не был свободным, как бы сильно не желал этого. Да, он пытался убежать, пытался найти ту самую свободу, мечтал о ней. но так и не успел ещё её испытать. А потом множество не удовлетворяющих его набросков, зарисовок, этюдов отбраковывались, а конечная цель так и не приближалась. Где же она, кто поможет достичь её?!
- Oj, - швед даже не замечает, что кто-то движется прямо на него, на столько он был увлечен экраном своего мобильного телефона, что не сразу понял, что произошло. Встреча оказалась для него неожиданностью, от чего он не сразу смог найти, что ответить, - Эзра. Конечно помню! - парень улыбнулся. встреча и правда была неожиданной, но и довольно приятной.
Последние дни Йохана все больше и больше мучила неудовлетворенность в своём творчестве в частности и своей жизни в общем. Ему казалось, что он так и не сможет реализовать себя, а от этого его все чаще посещали угрюмые мысли и желание вернуться домой, в Швецию. И не было абсолютно никого, ради кого можно было зацепиться здесь, остаться ещё немного - а вдруг найдется то, что он ищет. Брат уехал на пару недель в США, а Йохан целыми днями проводил в этих своих не самых радужных мыслях. Так что встреча с тем самым Эзрой из галереи была той самой необходимостью, о роли которой швед понял лишь сейчас, вновь встретившись с этим человеком.
- Есть, - охотно кивает швед, - Может быть присоединишься? Я хотел сходить в кофейню на углу.

0

4

Эзре кажется будто он тает от улыбки Йохана, обращенной в его адрес. За ту короткую паузу, что швед взял между удивлением(?) и произношением его имени, он успел придумать тысячу и одну причину ее возникновения. Самой очевидной, и самой обидной, а главное самой правдивой, ему разумеется казалось та, по которой Йохан просто не вспомнил его. Потому что мало ли сколько людей заходят в галерею потолковать о картинах и об искусстве. Наверное, сотни в день, если не тысячи. И хотя сам он может похвастаться практически феноменальной памятью на лица, окружающие его люди не должны быть счастливыми обладателями такого же дара. К тому что в нем такого особенного, что выделяло его из толпы людей, проникнувшихся картиной Йохана? Наверняка он не первый и даже не последний, и он даже не подобрался к истине, не смог распознать то, что хотел изобразить творец.
Сейчас он проводит рукой по заднему карману джинс, где лежит заветный конверт. Может это продолжение игры, и сможет ли Йохан подобраться к его душе так же? Или может это желание не проверить, а показать, что он тоже может что-то? Но "что-то" совсем не правильное определение, потому что Спектор считает, что для своего возраста он очень даже хорош. И эта премия о многом  говорит, скорее всего, не получив Эзра этот грант, он бы не смог вот так легко подойти к Йохану и пригласить его. Ну он бы и вечеринку не смог организовать... Хотя какая разница и кого это вообще волнует, есть у него премия или нет. Ему кажется, что от сегодняшнего дня зависит очень многое. Еще ни один человек не вдохновлял его так сильно. Не факт, конечно, что это повториться снова, что эта встреча принесет ему такой же взрыв эмоций. Но в эту минуту Эзра определенно знает,  что чувствует к этому парню влечение, не телесное, а духовное. Будто встретил родственную душу, а это гораздо приятнее секса.
- Конечно! - радостно восклицает Эзра. И эта фраза, точнее то, как он ее произнес кажется ему такой неправильной, слишком радостной и вообще хотел ли он так с первой минуты выдавать, что жутко рад найти вот так Йохана на ступенях галереи, так еще и в обеденный перерыв, и более того составить компанию ему в кофейне? нет! в его "любимой!" кофейне. Эзра резко выпрямляется и с виноватой улыбкой запускает руку в волосы, подбирая со лба челку. Ему нужно срочно исправить ситуацию и сказать что-то, что бы фраза потеряла свой странный подтекст, - я очень голодный, просто... очень, так что я с радостью составлю тебе компанию. К тому же я хотел с тобой поговорить, и здорово будет сделать это в неформальной обстановке.
И это сказал человек, который только что буквально вывалился из дома после маминого завтрака. После двойной порции блинчиков в кленовым сиропом. Даже отцу сегодня меньше досталось... Эзра снова улыбается оценивая масштаб трагедии. Но может, когда они дойдут до кофейни Йохан не вспомнит, что еврей умирал с голода. Можно было бы опустить шутку, про то что интеллектуальная беседа его насытила больше, чем плотское удовольствие от материальной пищи? Но для этого надо завести интеллектуальную беседу. И тут, как назло, мозг выдает какие-то совершенно глупые таблички с подсказками: "погода", "как дела" и "варенье с мясом...?"
- Любишь кофе? Или просто чтобы разнообразить будни? Я хожу за бургерами во время обеда, потому что скучно сидеть на месте и официантка там симпатичная. Мне кажется, ей бы пошел черно-белый фильм начала 30х, ее аккуратные губки смешно вытягиваются в гласных типа "о". Я даже сказал ей об этом, а она решила, что я флиртую. Иногда мне кажется Хичкок выбирал своих девиц по умению кричать, кроме Грейс Келли. Она особенная, - Эзра шел бодрым шагом и активно жестикулировал. Он вообще часто увлекался и забывал о черте, когда речь шла о кинематографе. Но все вокруг либо его прощали, либо привыкли, еще были те, которые восхищались, но в большинстве своем Эзре было безразлично, что они подумают, он просто был собой. Хотел, чтобы люди любили и воспринимали его таким, какой он есть. А вот с Йоханом все было очень сложно, тут ему хотелось забыть о том, что ему нравится и о том, что его увлекает, лишь бы остаться в его жизни чуть более суток. Поэтому, Эзра мягко осекается  и просит прощения, узнать что-то новое о Йохане кажется ему более лакомым, чем рассуждать о вечном в кино. Он осекается и замолкает, виновато улыбаясь:
- Прости... кино это моя слабость, как символизм. Ты "пишешь" что-нибудь сейчас? - Да он подготовился, и даже прочитал, что "рисовать" для живописца унизительный глагол. Тему с приглашением он решил оставить на некоторое время позже. Оказалось прием: "пришел, увидел - победил!" здесь не прокатит.

+1

5

Улыбка - это очень просто и в то же время невероятно приятно. Чувствовать, как чуть натягиваются нужные мышцы лица, на губы удлиняются в улыбке, и что самое приятное, когда улыбка эта искренняя, от того и на душе тепло. Йохан будучи шведом и воспитанным человеком улыбался часто, полагая, что в любой непонятной ситуацией можно сгладить углы всего лишь улыбкой и вежливостью, но сейчас, встретив вновь Эзру Спектора, и да он запомнил как зовут этого молодого человека и его самого запомнил, Йохан улыбался искренне и от души, и это до безумия нравилось ему самому.
И Йохан совсем не против пообщаться с Эзрой ещё чуть дольше, потому что прошлый их разговор был насышенным, напомлненый чем-то таким, что за гранью привычного поверхностного диалога двух совершенно незнакомых людей. да, они по сути не знакомы, но Эзра успел узнать Йохана куда лучше, чем это успел сделать швед в сторону еврея. И сейчас эта встреча казалась невероятно хорошей возможностью, что бы узнать его лучше. Зачем? Хотя бы для того, что бы быть уверенным - Эзра хороший и глубокий человек и именно поэтому он сумел хоть от части, но разгадать его самого. Это бы потешило шведское самолюбие и в то же время доказало, что этот Эзра может и правда стать хорошим другом для Йохана. А сейчас, вдалеке от родного дома, для Йохана это было очень важно - найти друга и соратника.
- Vad bra! - с ещё более широкой улыбкой, очень быстро, комкая эти два простых шведских слова отвечает Йохан, на согласие Эзры присоединиться к нему во время обеда. Сам того не понимая, но только с Эзрой Йохану так легко общаться из всех канадцев, которых он успел встретить за почти четыре месяца своей жизни в Ванкувере. Обычно он старался игнорировать шведские слова и эмоции в разговорах с канадцами - не поймут, будут смотреть косо - но вот с Эзрой этого чувства не было, швед будто бы чувствовал симпатию молодого человека к его нации, к его языку. А потому такие вот прсотые восклицания казались шведу крайне органичными и подходящими к ситуации. Ведь сказать "Good" и "Vad bra", имеющие одинаковое значение, но несущие в себе два абсолютно разных эмоциональных наполнений. Йохану нравилось общение с Эзрой, а потому и проявить это он хотел с особой тщательностью и открытостью. - Ja, absolut! Я тоже! - вот и ещё немного шведского, потому что Йохан воспринимает готовность Эзры составить ему компанию в кофейне не совсем так, как то является на деле. Йохан действительно верит, что Эзра голоден, как и сам Йохан, а потому поход в кофейню сейчас и правда самая замечательная идея. а ещё там есть кофе, по которому Йохан так сильно скучает, когда в галереи нет возможности устроить небольшой перерыв на кофе.
Швед не любил говорить очень много, а потому лишь с улыбкой слушал, что ему говорил Эзра. Удивленно взглянул на того, в тот момент, когда Спектор "загадочно" оповестил Йохана о том, что у них есть о чем поговорить. Точнее у Эзры есть что-то, и это естественно подогревало интерес молодого художника. Какое то время, пока они преодолевали ступени высокой лестнице, ведущей к музею или когда ступили на пешеходную дорожку, между двумя молодыми людьми повисла короткая пауза. Йохан не считал это чем-то плохим и вполне себя не плохо чувствовал и в тишине, размышляя о том, что не плохо было бы узнать, на кого все таки учится Эзра, потому что швед почти точно знал - там что-то действительно интересное. но найти способ ненавязчиво узнать об этом, Йохан пока не видел, так что просто с интересом начал слушать то, о чем говорил еврей. Но для начала кивком согласился с вопросом о том, а любит ли он кофе. - Om! - О! Просто обожает!
Разговор тем временем вновь зашел о кино и Йохан с действительным интересом слушал то, о чем говорит парень. И это вызывало не просто интерес, а какую-то чуть ли не одержимость, в желании узнать - почему кино? Почему он так много знает о кино, и не о той пошлятине, что идет сейчас в кинотеатрах, но куда элитарном кино. Сам же швед не сказать, что был особым любителем киноиндустрии, но и не был так уж далек, что бы не знать о тех, о ком с таким восхищением рассказывает Эзра.
- А ты не флиртовал? - со смехом спрашивает парень, но не акцентирует своё внимание на какой-то официантке, куда больше его интересует Хичкок и его актрисы, - Я смотрел лишь один фильм Хичкока. Хотя может и не один, но помню лишь один. Там не было Грейс Келли, но там была очень красивая актриса... имени не помню, - швед попытался вспомнить, задумчиво дотронулся до собственной шеи в простом ничего не значащем жесте, но так и не вспомнил имени той актрисы, - Но Грейс Келли и правда невероятная. - Йохан согласен с этим определением Грейс на все сто, она правда удивительная и симпатична молодому художнику.
- Нет-нет! Все в порядке, - поспешно швед успокаивает собеседника, ведь ему и правда интересно то, о чем говорит Эзра. Сам того не замечая, но Йохану хочется узнать и увидеть о кинематографе больше, чем ему было необходимо прежде, а все из-за того, с какой страстью сейчас ему рассказывает об этом Эзра. Но вместо этого, собеседник спрашивает о другом и Йохану остается лишь улыбнуться, и ответить, - Ничего особенного, так, - если честно, то даже обидно, что в последнее время из-за этого своего кризиса идей он даже ни над чем не работает. Пару портретов, пару этюдов архитектуры Ванкувера, и масса ничего не значащих зарисовок. Очень скучно, что даже и выделить ничего особенного.
Не известно, что бы там ещё сказал Йохан, но они уже подошли к нужному им кафе и вошли внутрь, там было прохладно, после душной улицы. Пройдя вглубь зала, Йохан выбрал то место, где сидел обычно - небольшой стол на двух человек, от куда отлично просматривался весь зал, а если постараться, то и отлично была видна улица.
- Моё любимое место, - зачем-то поясняет швед, прежде, чем занять привычное кресло и взять в руки меню, но не заглядывает туда, крутя в руках, а вместо этого наблюдает за евреем. Да и если честно, он уже наизусть знает ассортимент данного заведение и уже точно знает, что будет заказывать сегодня. Так что вновь обращается к своей неожиданной компании, - Ты работаешь где-то не далеко? - спрашивает швед, потому что, если честно, так и не понял до конца, что за официантка, из этого ли она кафе или откуда-то из другого места?

0

6

Кажется Эзра давно так не лез из штанов, что бы понравиться собеседнику. На вопрос о флирте Эзра загадочно пожимает плечами и широко и даже насмешливо улыбается, поигрывая бровями. Нет, он не флиртует с девушками. Они вообще редко интересуют его в подобном плане. На женщин у него особое виденье, но это пожалуй другая история, Спектор старается сосредоточится на конверте и сделать все правильно.
- Ты говоришь не о "Психо", случаем? - Эзра усмехается, и его губы снова растягиваются в улыбке, а взгляд с легким прищуром внимательно наблюдает за шведом. Он с трудом сдерживает свой пыл, чтобы не продолжить эту тему, а "Психо" - единственный фильм, который он не смотрел у Хичкока, потому что ожидал от него слишком многого и боялся разочароваться. И Грейс Келли там нет... Вообще он любит людей у которых есть свое мнение. Большинство его одногруппников замыкается на собственной точке зрения. Они акцентируют свое внимание только  на том, как ИМ хочется видеть вещи. А Эзра, наоборот, любил складывать чужие мнения. Ведь режиссер делает кино прежде всего для людей. И вот еще один весомый плюс в сторону Йохана. Спектору даже становиться страшно, нельзя же право, быть таким необычайно прекрасным человеком? - О, да... Я фанат Грейс. Даже инстаграм свой ей посвятил. Не то, чтобы это величайшее достижение ее жизни, но..! Мой долг, как фаната выполнен.
Взгляд Эзры невольно зацепляется за витрины магазинов и отражения в стеклах. Он по какой-то глупой привычке смотрит на себя со стороны и оценивает, то как странно они смотрятся вместе.   Каким низким и незаметным он стал в его компании. Какая забавная у Йохана походка. И чем дальше они шли, и чем сильнее зеркала коверкали их фигуры, тем больше Эзра убеждался в том, какое он получает удовольствие, просто наблюдая за своим новым другом. Даже чувство стыда потихоньку притупилось - Эзра смирился с тем, что снова увлечен мужчиной. И надо же, ему понадобилось всего две встречи и пара часов, чтобы это понять. Смена темы видимо пошла не в ту сторону, и Спектор виновато поджимает губы:
- Брось... Ты не можешь так со мной поступить! Ты должен дать мне шанс взять реванш и разгадать, что ты написал, - конечно, Эзре знаком этот ужасный застой в творчестве, поэтому он пытается поддержать друга шуткой. Ну и если серьезно, он был бы совсем не против, если бы у него появился повод заглянуть в галерею еще раз. Не хотелось быть навязчивым и приходить, сваливаясь шведу, как снег на голову. Потому что кроме как прийти к Йохану других очевидных причин у него нет.
Эзра дергает за дверную ручку и его обдает спасительная прохлада. Возможно, если бы кафе было чуть дальше они бы успели обсудить что-нибудь еще о творческой жизни Йохана. Но теперь уже ничего не остается, как собраться с силами и подготовиться к обсуждению важной и такой опасной темы. Эзре кажется, будто выше его настроение подняться уже не сможет, нервное напряжение спало и он решил, что оно было связано с жарой. В конце концов, Эзра никогда не брался за задания в успехе которых он сомневался.
- Моё любимое место, - и Эзра кивает, он может понять почему именно это место так нравится шведу. Спектор садиться лицом к Йохану и спиной к залу, шведу открывается отличный вид на заведение. Наверное, художник любит делать здесь зарисовки. Эзре же открывается отличный вид на Йохана. И пожалуй лучше этого места, ему точно не найти - смотреть в упор на шведа, потому что по сути смотреть больше не на что, ему кажется просто потрясающим стечением обстоятельств. Прежде, чем сесть, Эзра вынимает из кармана телефон, ключи от замка к велику и фиолетовый конверт, что бы не помялся. Но пока откладывает в сторону, ближе к салфеткам. Ему кажется он еще не готов к этой беседе и вопрос стоит оставить на десерт. К тому же он пока слабо представлял как начать беседу, что бы не выглядеть хвастуном.
- Ох, это такая больная тема... Раньше мы работали в красивом старинном здании на первом этаже. Там был очень искушенный зритель, они брали Линча, Ларса даже Джармуша! А потом продажи возросли и хозяин решил расшириться, мы переехали в крупный торговый центр. Вся атмосфера сразу пропала, а зритель стал брать только порно, - Эзра теребит меню, бегло просматривая кофейную карту. Если честно он не успел подсесть на кофе, в бессонные ночи его питало желание создать что-то невероятное и собственно чашки молока с медом ему вполне хватало, - я иногда подмешиваю к ним Скорсезе, вроде как случайно попало. Иногда они возращаются за чем-то похожим, но в большинстве своем так и берут "Жгучие красотки", "Монашки на стаже" и тому подобное. Но я ушел от темы и ответом на твой вопрос будет в двадцати минутах отсюда, если бодро и на велике. Так что довольно далеко. А вот университет совсем близко, пять минут от галереи, даже пешком дойти можно.
"Латте, мокачино..." Эзра начинает нервничать, прокручивая меню до странички с едой понимает, что он еще сыт и ничто не вызывает в нем желания покушать. Он поднимает взгляд из меню на своего друга и, замечает, что тот в ожидании его заказа смотрит на него. Будет очень не вежливо ничего не заказать, а еще хуже заказать и недоесть. Как будто ему совсем не понравилось, что тут готовят. В конце концов, когда официант приходят взять у него заказ, Эзра, все еще растерян и не определил, что же такого ему хочется. В конце концов, неожиданно для себя, он выдает:
- Белый мокачино с карамелью, и побольше взбитых сливок, и вот эту штуку с ветчиной, - ему хочется прикрыть лоб рукой с громким хлопком, ударить ладонью по голове. Особенно когда девушка спрашивает, добавить ли топинг и Эзра радостно кивает, и просит еще две порции карамельного сиропа, повернутся к Йохану ему страшно, и когда официантка уходит, Эзра еще долго провожает ее взглядом, прежде чем вернутся к собеседнику. Просто дело в том, что Эзра очень любит молоко, а еще больше он любит только шоколад. Особенно когда нервничает, и видимо с утра ему легче не стало, - я совсем ничего не понимаю в кофейных напитках, если честно. Но картинка красивая была, надеюсь не прогадал. Наш кофе отличается от шведского?

+1

7

Йохан улыбается чуть чаще в компании тех, кто ему действительно нравится, кто близок ему и симпатичен, с такими людьми ему хочется быть самим собой, не пытаться подстроиться под других, не пытаясь быть тем, кем является не в полной мере. Молодой художник не всегда знает, как стоит вести себя с людьми, потому что все чаще предпочитает живым людям и общению - картины, творчество и уединение. Он редкого говорит действительно много, а потому так и не научился коротко и ясно формулировать свои мысли и свои чувства, предпочитая показать. Ведь это так просто - показать, но в итоге он попросту не может вывернуть свою душу и показать её всему миру. И вот поэтому он чаще молчит, слушает, подмечает и так редко в действительности пытается открыться миру. Улыбнуться ему, не стесняясь. А вот с Эзрой ему нравится быть собой и не казаться странным, неуместным. И он улыбается ему очень широко и открыто, потому что он, кажется, нашел нового друга.

http://funkyimg.com/i/Y1tC.gif

- - - - - - - - - - - -
and the sun was shining.
are you looking for a sign?
or are you confident?

- - - - - - - - - - - -
Швед лишь смеется, от того, как смешно Эзра играет бровями и это кажется совсем не мальчишеством, напротив, это одновременно и веселит и раскрывает характер еврея, который совсем не кажется ни глупым, ни дурашливым, даже не смотря на то, как ведет себя. Пару раз мотает головой - нет, не "Психо", - "На север через северо-запад", - поясняет Йохан, явно осознает, что этот фильм куда проще и легче, чем то, что любит смотреть Эзра. А все равно, Йохан все таки никогда не был ценителем кино и не всегда знал о том, о чем говорит его спутник. Но все равно интересно послушать человека, который говорит о своей страсти - а кинематограф для Эзры явно был точно такой же страстью, какой была страсть у Йохана к живописи.
- Oj! - швед не устает удивляться тому, о чем ему говорит Эзра. Такой открытый и легкий в общении человек, без каких-то лишних заморочек и сложностей. С ним легко и весело общаться и это видно буквально с первых минут их общения. Эклунд невероятно рад, что встретил сегодня его. А потом вновь смеется, на этот раз почти в голос, - Думаю она была бы рада! - его уровень позитива и дружелюбия поднимается с каждой минутой, и хочется слушать и слушать этого парня, пусть рассказывает о чем угодно, все будет для Йохана интересно. Люди и их переживания вообще интересуют его, но не было ещё никого, кто бы так легко и просто смог бы так быстро заинтересовать Йохана. А ещё мимоходом швед отмечает, что нужно будет найти этот инстаграм.
Швед не замечает тех взглядов, что Спектор бросает в каждую витрину, каждую глянцевую поверхность, но вместо этого он то и дело поглядывает на парня, идущего рядом, не переставая при этом дружелюбно улыбаться ему. А потом речь заходит о живописи и его творчестве, и так, даже немного обидно, что ему даже не о чем рассказать, потому что ничего существенного пока нет. А жаль, ему было бы интересно узнать мнение того, кто почти точно угадал его прошлую задумку.
- Уверен? - теперь его улыбка сменяется хитрым прищуром, парень будто бы раздумывает над предложением и в итоге приходит к какому-то решению, которое высказывает не сразу, - Хорошо. Как только что-то появится, ты будешь первым, кто будет "угадывать". - а вообще, это было бы даже интересно. И быть может он даже пригласит его к себе в мастерскую, которая полностью его не является, но это не важно. Там почти бардак, хотя для Йохана там идеальные условия, все лежит так, как удобно лишь ему одному, и в то же время это место не для каждого, ведь там так много от него самого.
Они усаживаются за небольшой столик для двоих и Йохан расслабляется в привычном кресле, чуть откидываясь на спинку и закидывая привычным жестом ногу на ногу, ненавязчиво берет в руки меню, что только что положила перед ними милая официантка, но открывая на одной из страниц, не заглядывает туда, а наблюдает за Эзрой. Тот выкладывает какие-то вещи на стол и Йохан мимоходом подмечает - телефон, ключи и что-то ещё, после чего почти тут же забывает и смотрит на парня напротив, который сейчас несколько перегораживает привычный вид на всё кафе, когда Йохан сидит здесь один, но сегодня это не является проблемой.
Пару мгновений в тишине и они продолжают прерванный разговор, вновь возвращаясь к кино, отличный выбор. Йохан слышит знакомое имя и расплывается в широкой улыбке, вот именно сейчас и он сможет показать, что не такой уж простачок и хоть что-то да понимает в кино. Ларс фон Триер, один из его любимых режиссеров, хотя он и не делит фильмы по режиссерам или актерам, играющим главные роли. Да, он ещё может определить жанр, но на этом его познания обычно кончаются. А вот с Ларсом всё немного по другому, его фильмы если уж не близки шведы, то точно привлекают своей необычностью, затрагивают глубже, чем все остальное.
- Скажи-ка, в какую именно сторону "минут двадцать"? Быть может и мне стоит посетить ваш магазин и выбрать что-нибудь... горячее? - смеется, откладывая так и не понадобившееся ему меню, - Хотя я наверно выберу Ларса. Или быть может ты посоветуешь что-то ещё? - Йохан не любитель смотреть кино, потому что это занимает слишком много времени, но сейчас ему действительно хочется, что бы Эзра что-то ему посоветовал посмотреть. Странная такая симпатия и желание узнать больше об этом человеке.
- Эспрессо кон панна, - по привычке заказывает Йохан, а потом чуть помедлив добавляет, - и ещё бейгл с лососем, спасибо.
Заказ сделан и он ждёт, что закажет Эзра, что бы вновь продолжить их разговор. А парень напротив ещё какое-то время смотрит вслед удаляющейся официантке, да так, что и Йохан провожает её взглядом и вновь возвращает своё внимание Эзре лишь когда тот поворачивается.
- На самом деле тебе принесут совсем не то, что было на картинке, - пожимает плечом и хмыкает, устраиваясь в кресле удобнее, проводит рукой по волосам, что бы убрать упавшие на глаза пряди. Все его жесты спокойные и почти плавные, расслабленные. Парень чуть прикрывает глаза, обводя взглядом помещение, будто бы о чем-то задумывается, а на самом деле просто по привычке ищет что-то интересное, привлекающее взгляд, но все самое интересное перед его глазами. И он вновь и вновь возвращает своё внимание парню напротив. - В Швеции очень много пьют кофе, но я бы не сказал, что он чем-то сильно отличает. Разные вкусы и наполнители, но это все равно кофе, - и вновь пожимает плечами, сейчас Йохан выглядит очень спокойным и почти не улыбается, но тем не менее выглядит более чем располагающим к себе собеседником. - Меня можно назвать зависимым от кофе, за день я могу выпить шесть кружек.
Парень замолкает и ещё какое-то время разглядывает Эзру, думая о том, о чем ещё можно спросить или сказать. Как на зло он переживает, что у него сейчас и правда нет ничего особенно примечательного, что можно было бы показать или рассказать собеседнику. Весь этот кризис свалился так не вовремя и с этим нужно что-то делать.
- На кого ты учишься? - все таки задает этот вопрос, когда девушка-официантка поставив заказ перед парнями, удаляется. Но услышать ответ он не успел, телефон оповестил своего хозяина о том, что пришло новое смс. Швед чуть нахмурился, читая сообщение от брата, а потом отложил телефон справа от себя, вновь возвращая всё своё внимание Эзре и все ещё ожидая от него ответа, потому что это становилось уже очень уж интересно - на кого он учится, кем хочет быть в будущем.

0

8

Эзра бросает на Йохана учтивый и впечатленный взгляд. Отличный фильм, ему хочется похлопать и восхищенно воскликнуть. Но он лишь кивает в сторону парня с нежной улыбкой. Ему не часто приходится встретить людей, которым интересно вылезти из своей раковины. Обычный человек потребляет легкое и доступное кино, а вот единицы осознанно идут на расширение своего кругозора. Смотреть такие фильмы чуть сложнее, зато какое богатство они несут, какой простор для осмысления, позволяет сделать нам какие-то выводы. Делают нас теми, кто мы есть. Эзра тихо вздыхает, оценивая масштабы катастрофы. Мало того, что Йохан весь такой удивительный и космический, из другой стороны с этим необычайным ростом, и вот теперь он говорит о кино. Внутри Эзры все переворачивается и он с трудом сдерживает охватившее его чувство восторга. Вообще оно напоминает то состояние, когда встречаешь иностранца говорящего на твоем родном языке. Он смущается и мнется, ему кажется, что звучание угловато. Но на самом деле в своем желании научится этот человек уже прекрасен. Тебе язык достался с молоком матери, а он приложил столько усилий, просто чтобы сказать тебе привет. Вот так и Эзра смотрит сейчас на шведа. Йохану кажется, будто он неглубокий и поверхностный, но тот факт, что кроме "Форсажа" и "Мстителей" парня заинтересовало что-то еще уже выделяет его из толпы и делает особенным. 
И сейчас они сидят в этом отличном кафе и мило беседуют о каких-то мелочах. Эзра не может удержаться и заливается смехом следом за Йоханом. Наверное, смеяться на своей же шуткой несколько вздорно, но еврей не может устоять о того, чтобы не присоединится. Тот факт, что пока они находятся на одной волне приводит его в восторг. Кажется, что еще пару минут и он без труда сможет пододвинуть к нему приглашение и сделать решительный шаг. Пока Йохан озвучивает заказ, Эзра все еще переваривает тот факт, что получил обещание посетить его мастерскую и более того, еще и стать первым зрителем. Ему это кажется совершенно интимным и чем-то необычайно личным. И когда художник озвучил ту фразу, Эзра залился краской. Он не собирался напрашиваться на такую вещь, всего лишь хотел быть вежливым и дружелюбным, у него было особое отношение к этому "первому" просмотру и он всегда с тщательностью выбирал конкретное лицо для этой цели. И потому так энергично кивнул, на его вопрос. Конечно, же он уверен!
- Двадцать минут в сторону США, - Эзра отвечает, не поднимая взгляд от плетеной салфетки. Даже во время беседы Спектор все еще думает о том, какая у Йохана может быть мастерская. И как, наверное красиво падает солнце через стекла на холст и на краски. Даже если это был бы гараж, Эзра наверняка, пришел бы в восторг. Думает, что мог бы снять и сделать из этого что-то прекрасное. В голове все еще держится образ рук, сжимающих кисть, и хотя он никогда этого не видел, ему кажется, что все выглядит именно так. От своих размышлений он отрывается с трудом, и только по той причине, что глупо мечтать о человеке, который сидит по ту сторону стола здесь и сейчас. Хоть и скорее всего этот человек не ответит тебе взаимностью. И как только эта мысль прочно откладывается в его голове, Йохан ошарашивает его внезапной... шуткой? - Ну... я точно не буду советовать тебе брать видео с монашками. Говорят "Госпожа учительница" ничего, - ошарашено отвечает еврей, пытаясь поддержать тему, но выходит у него очень плохо, и улыбка выглядит слишком коряво и натянуто. Ему слишком сильно хочется, что бы эта шутка действительно оказалось флиртом. Все бы стало так просто... Но Йохан заканчивает фразу и Спектор быстро возвращается в позитивное настроение, и радостно заканчивает, - а так ты об этом! Конечно, приходи я буду очень рад. Только адрес на визитке, у меня с собой нет, я тебе позже ее отдам.
Все это время он внимательно наблюдал за художником. За тем как тот пожимает плечами, немного горбится, проводит рукой по щеке. Все это казалось ему каким-то неестественно красивым, он списывал свои впечатления на разницу в культурах. И ему очень хотелось, что бы эти чувства в нем прошли. Чтобы некоторое время спустя, он просто понял, что это было легкое наваждение с непривычки или из-за чувства новизны. В конце концов он с этим справится и не будет воспринимать все эти шведские штучки как-то иначе.
- Совсем не то? То есть вместо той прекрасной кучки сливок мне принесут лишь чайную ложечку? - Эзра изобразил грустное лицо, и пододвинул к себе конверт. Вообще ему было обидно, что швед держит его за такого наивного мальчика, непонимающего что в меню все приукрашивают. Но он внимательно слушает Йохана и его голос и акцент все так же кажутся ему необычайными. Он наклонил голову вбок и улыбнулся так, как улыбаются котенку в приливе умиления, - шесть кружек! Вот это да! Я вообще слышал, что пить много кофе это вредно, или у вас, шведов, другая точка зрения на это счет? И признаться, я разочарован, что ваш северный напиток схож... А то был бы такой отличный повод к маленькому путешествию.
Официантка приносит заказанные напитки, и Эзра восхищенно смотрит на свою огромную кружку с тройной порцией сливок. На самом деле от картинки почти не отличается, и Спектор ехидно улыбается, поигрывая бровями. Он даже собирается ткнуть в этого Йохана, ведь любимое же кафе, но парень опережает его, озвучивая тот самый вопрос. Словно швед знает, что хочет предложить ему Эзра и предлагает не тянуть кота за хвост.
- Я.., - Спектор осекается, сказать что режиссер или учусь на режиссера кажется ему не правильным, потому что он еще не дорос до этого громкого имени. Ему кажется, что он не заслуживает восхищения со стороны Йохана, потому переворачивает фразу совершенно иначе, - я мечтаю делать кино, поэтому учусь на режиссера, в главном вузе Ванкувера. Я получил грант в прошлом семестре и поэтому стажируюсь в модном местечке недалеко отсюда. Институт Искусства и дизайна, мы делаем с ними кое-какой проект... Точнее делали, - Эзра опускает ладонь на конверт, собираясь пододвинуть его к другу. Но официантка несет заказ и прерывает его. Она выставляет тарелки на стол, и еврей чувствует, что нить утеряна. Он посылает ей очаровательную улыбку, даже произносит "Спасибо, мэм". Хотя в мыслях он очень зол на девушку, с таким трудом собирал мысли и вот все разлетелось. Как вот теперь сказать, что он взял чужую идею для своего проекта. Берет конверт в руки и передает Йохану, - ммм...  собственно этот проект. Мы делали небольшую короткометражку. У нее не было какой-то сверхзадачи или темы. У меня не было идеи, а потом я зашел в галерею и увидел тебя и твою картину. Мне тогда показалось, что вы так похожи... - Эзра замялся и запустил руки в волосы. Нужно было срочно поменять стилистику повествования, а то вся эта речь начинала походить на признание в любви, - Научный руководитель предложил отправить ее на конкурс и я... мы победили. Короче, сегодня вечером друзья устраивают первый "закрытый", - легкая усмешка, - показ. Я был бы очень рад, если бы ты пришел.
Эзра виновато улыбнулся, и пожал плечами. Если бы Йохан только знал, как много в жизни Эзры зависит от его сегодняшнего решения. В эту секунду ему казалось, что если швед откажется, все полетит к чертям. И он зачем-то добавляет: - там будет много девочек и алкоголь, - хотя разумеется ему хочется быть единственным объектом, вызывающим у шведа любопытство.

+1

9

http://33.media.tumblr.com/eb5199ae7e445a48a453d259c7bf8875/tumblr_n8mjsyEWIL1qfz3hfo3_250.gif

http://38.media.tumblr.com/5bc56e51983f95ce0183919c1210bf71/tumblr_n8mjsyEWIL1qfz3hfo2_250.gif

lana del rey – is it wrong?И это была явно симпатия между ними двумя. Йохан не задумывался о том, какого рода эта самая симпатия, ему было просто интересно разговаривать с Эзрой, слушать то, о чем ему рассказывает парень, да и просто находиться в его обществе было как-то легко, будто бы он знал его уже несколько лет, а то и всю жизнь. Хотя, если бы он знал его всю жизнь, то скорее всего не испытывал на столько большого интереса к этому человеку, столь неожиданно появившемуся в его жизни. Так странно, будто бы вспышка. Нет. Будто бы тот самый свет маяка, который привел одинокого человека к той самой надежде, о которой говорил еврей месяц назад. Мысли Йохана бродили где-то недалеко от этого осознания, но он все ещё не до конца понимал, что именно значит эта встреча.
Йохан совсем не против пригласить Эзру в свою мастерскую, показать то, как он живет, потому что большую часть свободного времени он проводит именно там, порой даже ночует в небольшой студии, которую делит со старым художником, который уже почти не занимается живописью, а потому согласился впустить туда коллегу. Старик Грейсон был хорошим человеком и великолепным художником, так что Йохан был безумно ему благодарен и за пару месяцев действительно почувствовал в этой мастерской, как дома. И вот, в тот самый новый "дом" он хотел бы пригласить и Эзру, не в качестве модели, как других посетителей, но как зрителя. А ещё как своего друга, швед верил в это, уже верил, смеясь вместе с евреем, сидящим на против.
- Jaså! - и вновь смех, у Эзры явно было чудесное чувство юмора и это было почти уникально, потому что Йохану редко нравились люди, которые пытались всегда хохмить, показывая своё "уникальное" чувство юмора, но чаще уникальным оно не было. а вот с Эзрой смеяться было легко и приятно. - В сторону США значит, не плохо. А в какую все таки сторону - в сторону Аляски или Сиэтла? - и это точно такая же шутка, не требующая ответа, в конце концов а какая к черту разница?! Йохан почти уверен - он найдет и этот торговый центр и Эзру там, Ванкувер хоть и был большим городом, Йохан уже давно научился ориентироваться в нем.
Швед приподнимает бровь, но больше ничего не отвечает на неожиданно ставшей слишком странной и даже интимной шуткой, что кажется сейчас сущей глупостью и той разностью в культурах, которая все же существует между шведами и канадцами. Для Йохана эта его фраза ничего не значила и была бы и вовсе забыта, но заметив как напрягся Эзра, Йохан старается перевести разговор, оставляя лишь весьма странный взгляд да усмешку. А ещё неожиданно повисшую напряженную тишину между ними на пару секунд, которая вызывает мурашки по коже и почти сковывающее чувство небезопасности в душе. А что, если он перегнул? Но все кажется проходит вместе со следующими словами Эзры. Да, он об этом - чем бы "это" не было. Кивает улыбаясь своей шведской и крайне дружелюбной улыбкой. Придет.
Йохан виновато улыбается, ведет плечом - он не хотел как-то обижать Эзру, но видимо оказался в этой своей фразе слишком... надменным? Хотя швед ни краем мысли не думал об этом. Стоило извиниться, но Эзра был слишком мил оставляя Йохана без каких-либо слов оправдания.
- Пока никто не умер... кажется, - он никогда не задумывался о вреде кофе, ему просто нравился его запах, его вкус и те приятные воспоминания, которые чаще всего сопровождали посиделки в кофейнях с друзьями и родными. Фика, есть такое явление в шведской культуре, когда друзья и знакомые собираются за чашечкой кофе и отдыхают, от работы, от проблем. Кофе, как предлог подружиться, кофе как предлог стать ближе. Вот и с Эзрой этот предлог кажется сработал. Хотя звание "северного напитка" явно преувеличенно, - Не стоит разочаровываться в том, чего ещё не попробовал, - неосознанно Йохан закусывает нижнюю губу, на пару секунд, медлит прежде чем сказать следующее, - Стокгольм - вот самый отличный повод к путешествию через Атлантику. Ты когда-нибудь был в Европе? - то, что он буквально боготворит своё родной город, а вместе с тем и всю Швецию, было понятно сразу. Но вот вопрос о том, а был ли Эзра в Европе всплыл весьма неожиданно.
Отпивая маленький глоток, Йохан все так же не сводит взгляда с собеседника, не считая это внимание чем-то напрягающим, для него привычно общаться с людьми смотря на них, смотря прямо в глаза. И вот, он задал очень интересующий его вопрос и был готов наконец услышать ответ на него, потому что... Эзра точно должен был учиться на что-то смежное с его собственной профессией, простой инженер или адвокат не смог бы так точно описать и понять всё то, о чем думал сам швед.
- Aha! - не без восхищения и даже удивления отвечает Эклунд, при этом пару раз энергично кивая, давая понять собеседнику, что тот должен продолжать говорить, ему правда очень интересно. Это видно в его несколько изминившейся позе - Йохан наклонился чуть ближе, выражая тем самым свой интерес, пару раз он кивал. Заинтересованность и внимание к говорящем во многом часть воспитанности и стиля поведения шведов, но молодому художнику правда было интересно слушать будущего режиссера. Это было так, удивительно! Йохан во время своего обучения в королевской академии в Стокгольме имел пару знакомых этого направления, но там то все было по другому, а тут перед ним будущий канадский режиссер, разница в восприятии явно разная. - Ничего себе! Это удивительно! - он ни секунды не кривил душой, восхищаясь тому, о чем говорит Эзра. И ему интересно узнать больше, так что особо не обращает внимание на подходящую официантку с их заказами, ожидая, что собеседник расскажет больше. И он рассказывает, под заинтересованные кивки Йохана, сообщающие о том, что ему очень интересно. Но то, о чем говорит Эзра одновременно интересны, но в то же время немного... смущающи. На лице шведа появляется немного растерянная улыбка, о таком ему ещё никто не говорил. Хотя говорила - сестра, но к её словам Йохан относился не так восприимчиво, как сейчас, когда слушал парня напротив. Похожи? Это было так неожиданно странно, что прям мороз по коже прошелся, потому что Йохан не стремился показать миру свою душу, хотя вкладывал её в свои картины по максимуму. Но всё таки, это личное. Странно.
Швед как-то даже не находит что ответить. Это одновременно очень льстило ему, но в то же время было как-то страшно заглянуть на себя чужими глазами, а эта короткометражка явно была чем-то подобным, хотя и думать о том, что там был "он", было слишком наивно и нагло. Но всё же.
- Это... это было бы классно, - кивает Йохан, чуть неуверенно и все ещё немного отстранено улыбается, пытаясь обдумать происходящее и это приглашение. Эра поспешно добавляет про девочек и выпивку, от чего Йохан наконец улыбается и уже куда активней кивает в согласии, - Конечно, я хотел бы придти.
Хочется улыбаться как дурак, но почему то вся эта ситуация вызывает что-то теплое и вдохновляющее внутри, на грани со страхом и напряжением и всё же, это что-то более позитивное. Йохна опять не знает, что творится у него на душе и почему то до безумия хочется нарисовать Эзру, очень сильное желание, которое он все же пытается подавить - это было бы уж слишком странно, особенно после всего того, о чем ему только что рассказал Эзра.
Так что швед лишь вновь делает глоток кофе, будто бы берет небольшой тайм-аут в их разговоре, откусывает от бутерброда и наконец отвлекается от собеседника, давая им обоим время на размышления. Сам он думает о том, что же увидит в этом фильме и главное что все это значит. Но ответов нет, а желание узнать Эзру ещё больше все нарастает. Но не накидываться же на нового знакомого прямо сейчас, верно?

+1

10

Йохан снова закусывает губу, и Эзра отворачивается, устремляя свой взгляд в окно. Ему кажется еще одна такая выходка и он потеряет над собой контроль и выскочит из кафе с красными ушами, или ударит по столу и попросит не совращать его таким наглым образом. Но пожалуй не то, не на другое смелости у него явно не хватит. Он шумно вздыхает и возвращается к своей чашке, делает глоток и чувствует, как приятное тепло разливается по всему телу. Сахар ударяет в голову и он чувствует себя чуточку счастливее. А еще пару мгновений и он, кажется, начинает ощущать себя и гораздо спокойнее, чувствует, что пока есть кофе, он сможет делать вид, будто кроме любопытства и желания узнать шведа поближе у него нет никаких целей и потребностей в этой беседе. Ну по крайней мере, ведь не для этого же он пришел? Просто сказать спасибо за вдохновение и за щепотку прекрасного, внесенного в его жизнь. Новую грань в его жизни, новое умение обнаружить что-то неожиданное в таком привычном. Еще ему хотелось втянуть Йохана в свою жизнь, так что бы тот просто так не исчез, но это снова запретная потребность о которой лучше не вспоминать.
Эзра таинственно улыбается, не поднимая взгляда от стола. Йохан очень забавно называет свой родной город, так что неизвестно откуда возникает зависть. Но может просто ему никогда не приходилось уходить так надолго, что бы скучать по Ванкуверу и прочувствовать к нему что-то большее, чем привычку? Он, конечно, любил рассекать на велике по набережной, или растянутся летом на газоне во дворе. Ему нравилось, как резко меняется погода, и какие сильные перепады в температуре между летом и зимой. Но наверное, ему просто не было шанса повидать что-то еще, что бы ощутить и вкусить разницу, начать скучать по чему-то большему.
- Никогда не бывал, - отвечает Эзра, не вкладывая в эти слова никакого эмоциональной окраски, и качает головой. Потому что если честно, он впервые подумал о том, что было бы неплохо посмотреть что-нибудь еще кроме Северной Америки, - а что, стоит? Что там есть такого, чего нет в Канаде? Ну кроме... - и тут Эзра осекается, потому что с языка чуть не сходит "таких очаровательных шведов", и быстро поправляется, с улыбкой добавляя первое пришедшее в голову: - котлет с вареньем..?
В конце концов, самое важное он уже сделал. Можно выдохнуть и расслабиться,но Эзра смотрит на кусочек ветчины аппетитно выглядывающий сквозь булочки с кунжутом и понимает, что аппетита у него все еще нет. В животе связалось узлом какое-то приятное и теплое чувство, возникшее в ответ на восхищенный возглас Йохана. Он всегда гордился собой и своими достижениями, может даже чуточку больше положенного, и сегодняшний день не стал исключением. Вот только одобрение от Йохана для него было каким-то особенным, оно вызывало не чувство восходящего достоинства, а смущение. Эзра медленно заливался краской, вспоминая каждое слово из своего монолога. Несколько раз прокрутил в голове, как именно его собеседник реагировал на каждую фразу. Чем больше Эзра говорил, тем больше чувствовал в себе уверенность. И эта маленькая пауза, в которую Йохан должен был что-то сказать, но промолчал, особенно отметилась Спектору, он не раз в будущем воспользуется этим ходом в кино. Вообще удивительно, как много говорит тишина, и после небольшой заминки Эзра почувствовал себя совершенно спокойно и потому опустил эту дурацкую штуку про алкоголь, за которую очень ругал себя, пока Йохан не согласился, подарив парню еще одну слишком милую улыбку.
- Ох, отлично, я так рад! - Спектор чувствует будто гора упала с плеч. На самом деле у него прибавилась новая проблема, как сделать так, чтобы ЙОхану понравилась его компания и он сам в другой уже рабочей обстановке. Но теперь ему казалось, что он определенно справится с любой даже самой страшной проблемой, - там в конверте адрес и схема проезда, я еще написал координаты если ты, вдруг, пользуешься навигатором. Местечко снаружи пугающее, но внутри просто космос, гарантирую. Это перестроенное помещение используют как репетиционную и клуб, а поскольку им владеет старший брат одного парня с курса, нам разрешают устраивать свои арт-хаусные вечеринки. Это уже второй мой показ, так что даже почти не волнуюсь. Жаль не смогу проводить тебя... должен быть там раньше. О! Я дам тебе свой номер, чтобы ты не потерялся. Запишешь? Ну и мало ли вообще...
Эзра чувствует себя гением, такой тонкий способ получить телефон Йохана. Практически и незаметно, что этот номер сейчас для него на вес золота. Он достает свой телефон и делает фотографию заказанного напитка. Большинство подумает, что это просто очередная фотография еды, для него же это маленький символ большого события. Еще пару кликов, хештег и вот у Эзры очередная галочка в папке с вещами, которые доставляют ему удовольствие.
- Мама должна знать, что я правильно питаюсь, -объясняет он, подмигивая, - да и Грейс надо побаловать.

+1

11

röyksopp feat. jamie irrepressible – something in my heartЙохан не перестает спокойно улыбаться, потому что ему легко общаться с человеком, сидящим напротив. Они разные, но в то же время швед чувствует, а чувства у этой нации очень важны, Йохан почти точно уверен, что человек сидящий напротив может стать его другом. Просто такое вот внезапное чувство того, что хочется подружиться с Эзрой и было бы приятно, думай Эзра так же. А ещё швед не отдает себе отчета в том, что со стороны парня напротив может быть что-то другое. И потому Йохан не пытается поставить себя в какие-либо рамки, он свободен в этот момент и возможно это и есть свобода, когда вот так запросто общаешься с человеком, который всю жизнь прожил на другом континенте, а вы все равно понимаете друг друга и находите что-то общее. Раньше Йохан думал, что канадцы очень далеки от них, от шведов, и чаще получал вполне ощутимые подтверждения. Но вот Эзра был немного другой, отличавшийся от всех остальных канадцев. А может Эклунду просто очень захотелось найти вот такого вот друга. И потому его улыбка спокойная и довольная, в неё нет сильных эмоций, но есть что-то едва уловимое. Нужное, даже.
- В Европе или в Швеции? - почему то это вышло несколько веселей, чем того хотел парень, но не успевает что-либо ответить ещё, пока Эзра не говорит про котлеты с вареньем. Йохан пару секунд непонимающе смотрит на парня, а потом смеется, - ещё там есть тухлая селёдка.
Швед пытается побороть смех, а потом устремляет своё взор на кружку кофе, явно пытаясь успокоиться, потому что не считает что смеяться в голос будет сейчас уместно. Все таки немного не тот уровень отношений, или уже можно? в любом случае он вновь поднимает веселый взгляд на Эзры и лишь пожимает плечами - а кто знает, что там есть ещё?
Но это все таки приятно, то, о чем говорил Эзра. это значит, что его самого оценили. Может быть не совсем так, как хотелось бы Йохану, но его творчество смогло задеть чью-то душу и дать возможность сделать что-то своё. Один его преподаватель когда-то давно говорил, тогда ещё только-только начавшему своё обучение в университете молодому Йохану, что искусство должно в первую очередь затрагивать чужие чувства и мысли, а уже потом приносить доход и известность. Не стоишь ты и ломаного гроша, если твоё искусство не помогает людям задуматься о том, о чем прежде они бы даже не помыслили. Йохан стремился к этому, и порой в его картинах было слишком много этого смысла, что было всегда лишним. Но вот здесь, в этом диптихе, он нашел если не золотую середину, то несомненно приблизился к ней. В тот момент, когда Эзра рассказал и о своей работе, Йохан был почти уверен в этом своём маленьком, но достижении. Задеть чужую душу, огилив свою - очень тяжело и страшно, но в то же время может выйти что-то по истине впечатляющее. Но судить об этом он будешь лишь тогда, когда увидит.
Эзра пододвигает конверт, в котором оказывается приглашение и швед не спеша достает его из конверта, разглядывая, пока парень рассказывает. Эзра кажется говорит действительно много, но это совсем не напрягает и швед то и дело бросает на него короткие взгляды, кивая в такт его слов, подтверждая, что он слушает его.
- Ничего страшного! - вот она, знаменитая шведская учтивость, не доставлять другим лишних неприятностей, - Думаю я найду, в конце концов карта не соврет, - улыбается, давая понять, что вообще все замечательно и он с радостью придет, а потом достает своё собственный телефон, готовый к тому, что бы записать предложенный Эзрой его номер, - Диктуй, - а когда получает номер, тут же перезванивает и скидывает, на всякий случай, что бы у них была связь в случае чего-то непредвиденного. После вновь убирает телефон в карман и ещё пару мгновений разглядывает карту, попутно улыбаясь объяснению того, почему Эзра фотографирует кофе.
- Прям таки арт-хаусная вечеринка будет? - возвращается к интересующей его теме, точнее к теме, в которой он сам совершенно ничего не понимает. Это вам не пиво пойти выпить с бар с друзьями, к тому жизнь его явно не готовила. Ну или быть может он просто не умеет веселиться? В любом случае это заявление Эзры его заинтересовало - в таком он ещё не участвовал. Так что идея посетить этот самый показ возросло. - Нужно что-то... особенное? - Йохан развел руками, явно давая понять, что совсем не в курсе, что его ждёт.

no doubt – don't speakПолучить приглашение на "закрытый" показ короткометражки было странным событием и очень даже неожиданным. Но вместе с тем очень волнующим, так что остаток дня Йохана прошёл примерно с одной мыслью - что же он там увидит? Мыслей было уйма, но он был совершенно точно уверен - что ни одна из них не была близка к тому, что он увидит вечером. Работа закончилась неожиданно быстро и у парня было ещё время, что бы успеть добраться до квартиры брата, где он все ещё жил, после отправиться на показ, которым занял почти все его мысли во второй половине дня. И вот сейчас, он поглядывал на часы, пытаясь успеть вовремя, но все же совсем немного заплутал. А опаздывать не по-шведски, так что Йохан несколько нервничал.
Когда он второй раз прошел мимо нужного ему адреса, молодой человек все таки догадался заглянуть в весьма странную подворотню, когда он увидел нужное ему место. Действительно пугающее. Швед хмыкнул, направляясь туда, от куда звучала музыка и явно было оживление, он явно нашел то, что искал и даже не пришлось звонить Эзре с просьбой "найтись".
Открыв дверь, Йохан сразу же попал будто бы в другой мир. При входе он сразу же наткнулся на двух девушек в огромных очках. У обеих. "Привет, где я могу найти Эзру?" Первое, что пришло ему в голову, одна из двух девушек пару секунд помедлив, указала направление, где по её мнению был тот, кто нужен Йохану, а вторая что-то зашептала первой на ухо, выглядели они забавно, а ещё показались Йохану совсем ещё маленькими и даже смешными. Швед кивнул в благодарность и отправился на поиски того, кто его сюда пригласил.

+1

12

Эзре кажется будто внутри у него произошел цветной взрыв. Каждая частичка его тела, казалось могла бы запеть, дай ей волю. И может поэтому Эзра решил что теперь он любит кофе больше всего на свете, и обязательно надо пересмотреть тот черно-белый Джармушский фильм о нем. А может дело в том, что очередная его задумка сложилась так, как ему было нужно. Он радостно вносит телефон Йохана в телефонную книгу, ожидая, что и дальше все пойдет, как по маслу. Пожалуй, если бы швед не дал ему номер своего телефона в ответ он бы совершенно напрочь расстроился. А вот теперь у него эти заветные цифры в телефоне, и они сидят в этом новом для Эзры кафе, и ему удастся сказать спасибо. Потому что то, что произошло в галерее было для него очень важно, хотя это был всего лишь разговор. Но он был наполнен такими впечатлениями, что казалось, если зайти дальше будет что-то совершенно невероятное.
Словом, давно он не чувствовал себя таким счастливым, словно все что сегодня произойдет приведет его только к хорошему. Пожалуй последний раз он такое испытывал, после просмотра фильма "Начало" на предпоказе за месяц в закрытом маленьком кинотеатре в пентхаусе какой-то высотки. Он спокойным шагом провожает Йохана до галереи и желает ему удачи с поисками клуба. И как только тот скрывается в стенах такого удивительно прекрасного сегодня здания вытягивает руки к небу и радостно вскрикивает, хватает свой велик и на полной скорости из всех сил мчится в сторону клуба, хотя торопиться ему совершено некуда. Просто ему кажется, что стоит потерять эту искорку и все рухнет. А еще ему хочется занять себя чем-то до одури важным, что бы забыться и не нервничать, и даже не фантазировать о том, как все это будет происходить. И снова все складывается так, как нужно - у оборудования внезапно отказывает звук, группа, которую они пригласили в полном составе слилась - пришлось обзванивать всех знакомых в поисках диджея. Потом напортачили с заказом пиццы и вместо 4х Мацарелл им привезли 6 пицц с анчоусами. Оказалось, что Эзра умудрился где-то потерять флешку с фильмом, пришлось просить отца скачать фильм в облако. И это были самые ужасные десять минут, и наверное самый долгий разговор между ними за последние пару месяцев.
Когда диджея, наконец, нашли и стало казаться, что все более-менее налажено, команда вскрыла первую бутылку шампанского. Симпатичная девушка, отвечающая за музыку поставила первый  set и только тогда, чуть-чуть расслабившись Эзра вспомнил о том, что ему предстоит, по телу побежали муражки, и казалось только бокал, который он держал за стеклянную ножку, словно спасательный круг помогал ему не упасть на дно. Тогда же вспомнилось, что Йохан может заблудится, и Эзра нашарил где-то в гардеробной свой телефон, с радостью выдохнул, не обнаружив там пропущенных вызовов, и зажал его вместо бокала. Ему казалось, что чем трезвее он будет сегодня, тем лучше. Событие еще не началось, а Эзра и команда уже во всю развеселились, для прикола ребята даже позвали большого парня на вход, так что сегодня он придерживал "толпу", что бы клуб наполнился сразу.
Эзра покачивался на стуле возле барной стойки, вспоминая свою первую вечеринку такого плана. Больше всего его поразил семейный дух, царящий на таких встречах. Удивительным образом в богемную тусовку всегда хотели попасть не только ценители, но и мажоры, а стать своим было чем-то совершенно заоблачным. Первый раз он был в этом клубе, еще будучи школьником, и стать частью этого мира стало для него навязчивой идеей. И Эзра очень надеялся, что и Йохану понравится. Хотя он не был уверен, что шведские вечеринки такого плана хуже. Йохан казался ему таким же заядлым клубоманом, как и он сам, и потому Спектор нервничал втройне - он ведь фактически показывал ему свой дом. 
И вот наступает время икс, и гости заходят, нет даже вырываются, в клуб большой и шумной компанией. Почти сразу пространство вокруг еврея заполняется знакомыми лицами и каждый считает своим долгом поздравить Спектора с "очередной" победой, и некоторое время спустя Езра входит в состояние такой трепетной эйфории, что совсем забывает, о том, почему он так трепетно сжимает свой телефон...
Было бы забавно, если сейчас к нему подошла помощница и напомнила, что человек, которого он так ждал уже в зале, и ему стоит все бросить и побежать к нему через толпу. Вместо нее срабатывает восьмое чувство и Эзра оборачивается, как раз вовремя, чтобы заметить его фигуру в неоновом свете в центре клуба и бросить все, преодолевая толпу.
- Привет, - он мягко касается его плеча, и чувствует, словно по коже бежит электрический заряд, - а ты нас нашел! Потрясающе! Как тут говорится, добро пожаловать в мир подпольного искусства. И пойдем, я тебе все покажу, - Эзра подмигивает, и ведет Йохана наверх, туда где зона только для самых-самых, и музыка чуть тише, там можно спокойно все обсудить и обговорить, в случае ЧП, а главное смотреть на танцующую толпу сверху проще, - а еще наверху есть персональный бармен. Это я! Хочешь чего-нибудь? Немного совково, но мы работаем над этим. Эх, жаль ты не видел, как мы отмечали тут китайский новый год!

Трек-лист:

King (Gryffin Remix) Years & Years
I Know (Radio Edit) Ansah
Make Me Feel Better (Don Diablo & CID Remix)(OUT NOW!) Alex Adair
Outlines (Zonderling Remix) [Free Download] Mike Mago & Dragonette
I Really Like You (Mike Williams Future Remix)
Lean On (KREAM Remix) Major Lazer

+1

13

Знаете, когда Йохан думал, как может выглядеть то место, куда его сегодня пригласили, он совсем не думал, что оно будет именно таким. Его мысли, представления, на счет этого места были совершенно различными - от большой квартиры-студии, переоборудованной под подобный клуб, до верхнего этаже гаража, одним словом он и представить не мог, куда идет. И это было даже интересно, гадать, представлять, хотя в итоге то все равно он ни на йоту не угадал. Зато когда зашел, то попал в невероятную и упоительную атмосферу праздника, яркой ночной жизни, но все это был так невероятно уютно и располагающе, а вместе с тем очень разительно отличалось от всего того, где успел побывать прежде швед. Не сказать, что художник был особым любителем ночной жизни и клубов, но раз или два в месяц он наведывался в клубы и концертные площадки расположенные в Сёдермальме, которые так любили его друзья, да что скрывать, и он сам. Но там они чаще предпочитали большие, разношерстные ночные клубы, то место, куда он пришел этим вечером совершенно точно отличалось от всего, что он видел прежде. Но это и не удивительно - в каждом клубе, в каждом заведении, есть своя собственная атмосфера, которую создают люди, работающие и отдыхающие здесь. Вот так и этот небольшой клуб чуть ли не в сердце Ванкувера имел что-то такое, что сразу же понравилось шведу. А быть может все дело в том, что его сюда пригласил человек, который ему нравился и с которым Йохану очень хотелось подружиться.
И вот сейчас он стоял и оглядывался по сторонам, подмечая какие-то мелкие детали, что и составляли это небольшое помещение. Первое, что он заметил, по мимо мигающего света и громкой и явно удачной музыки, это оформление самого клуба - кирпич покрашенный в белый, металлокаркас и очень разная публика, которая так отлично дополняла это место, а ещё которая отличалась от привычной ему публике в Стокгольме. Но что бы там ни было, Йохан не без интереса и даже восхищения рассматривал и подмечал, и даже не заметил, что к нему направлялся Эзра. А быть может тот просто подошел так, что художник его не видел. В любом случае от ознакомления с клубом Йохана отвлекла рука на его плече.
- Привет, - добродушно и почти сразу же отвечает швед, - пришлось постараться, но нашел. Замечательное место! - ну не говорить же, что он так распереживался, что опоздает, что нервно обходил округу несколько раз в поисках нужного ему места. Но место и правда было замечательное, а потому в голосе его наверняка можно было услышать нотки восхищения, которые швед даже не собирался скрывать.
- Неужели меня занесло в подполье киношников? Никогда не думал, что такое вообще возможно, - швед добродушно посмеивался, следуя на виновником этой вечеринки, рассматривая людей вокруг. Часть из них располагала к себе, часть - внушала недоумение, ну а некоторые откровенно были непонятны для Йохана. Разномастная публика, интересная и своеобразная. Сам же он выглядел в своих глазах таким скучным и неприметным, что казался вовсе лишним на этом празднике жизни. А ещё ужасно высоким и нескладным, так что сегодня швед горбился чуть больше обычного и не без интереса рассматривал и Эзру, который сейчас выглядел как-то иначе и даже несколько странно, против тех двух встреч с ним, когда он успел "привыкнуть" к новому знакомому.
И вот он, в обычной светло серой футболке, черных джинсах и кедах, против Эзры в очах и с бабочкой. Выглядел сейчас Йохан крайне не броско и вовсе неподходяще, но старался не чувствовать сея совсем уж вороной и отвлечься разговором.
- А что есть? В в общем-то не прихотлив, так что наливай, что тебе нравится, - пожал плечами, хотя не был уверен в том, что Эзра это увидел - они как раз поднимались на второй этаж, поднявшись куда музыка и правда показалась тише, а вид с балкончика был весьма интересным - можно было одним взглядом обхватить всё помещение клуба. Это было круто, о чём швед не позабыл рассказать еврею, - слушай, это офигенное место!
На верху, куда они только что поднялись, уже сидело несколько человек, с которым Йохан тут же поздоровался и представился. Все они были чем-то похожи на Эзру, хотя даже не похожи в плане внешних сходств, но что-то в них было такое, как бывает у лучших друзей или близких людей. Так и тут, так что швед принял их за друзей Эзры и некоторое время, пока это было прилично, рассматривал присутствующих. Эра тем временем протянул бокал с каким-то коктейлем, который Йохан принял с благодарностью, сделал глоток, после чего решил "влиться" в этой арт-хаусную тусовку. О чем говорить он как-то особо не представлял и вовсе побаивался что-то говорить, будучи не совсем уверенным в том, что хоть малую толику от всего этого понимает. Да, он сам явно вырос в совсем другой атмосфере и с совсем другими тусовками.
- Эзра говорил, что это уже его второй показ, - ещё глоток, за который одна девушка отозвалась на начало разговора, сказав что-то вроде "А он хорош", - интересно посмотреть. Если честно, то я в первый раз на подобном мероприятии и как-то даже волнуюсь. - он шутил, хотя от части это была правда и парень чувствовал себя несколько неуверенно в окружении такого количества незнакомых ему людей.

+1

14

Когда Йохан улыбается, Эзре кажется будто он краснеет. Но скорее всего дело в глотке шампанского и предстоящем событии, в приятной духоте помещения, в неожиданно большом количестве народа, заглянувшем сегодня в клуб. А может это лазерный луч сменил цвет с синего на красный, и Эзре почему-то показалось, что это его щеки излучают это таинственное свечение. Он отводит голову в сторону и поправляет свою бабочку с ярками малиновками на ней. Возможно он одет немного более помпезнее, чем обычно, но этого требует случай. Ему так хочется, что бы Йохан смотрел только на него, чтобы не терял в толпе. Очки сползают на нос, и Эзра легким движением руки возвращает их на место. Ему даже кажется обидным, что он сам в этом наряде не выглядит так заманчиво и соблазнительно, как швед в этой серой футболке. 
Эзра сладко-сладко улыбается в ответ парню и пожимает плечами - кто знает, что ждет Йохана и как закончится сегодняшнее мероприятие. Он проталкивает Йохана сквозь толпу к металлической лестнице, ведущей "на балкон". Воображение играет с ним злую шутку и на мгновение ему представляется будто они часть фильма, и еврей действительно затянул несчастного, но талантливого художника в мир подпольных страстей. Художник еще совершенно не испорчен и невинен. Слишком зачарован окружающей обстановкой и новой красивой жизнью, открывшейся перед ним, что совершенно не замечает, как такой огромный мир "подпольного киношника" потихоньку смыкается  на своем новом знакомом. Вот так сказали бы Эзре, что, однажды, он встретит такого человека, который сможет очаровать его даже не размыкая губ, он бы никогда не поверил. Но вот он поднимается за таким парнем, который смог очаровать его совершенно неожиданным образом. И вся эта ситуация так опьяняет его, что кажется один бокал чего-нибудь интересного, и Спектору придется брать такси.
- Я очень рад, что тебе здесь нравится, надеюсь тебе будет уютно в нашей семье, - Эзра разводит руками в сторону своих друзей, небольшой компании людей с факультета или из детства парня, называет по очереди их имена. Имена людей, которые сделали из него того, кем он стал. Предупреждает, что ничего страшного, если Йохан не запомнит всех сразу. Представляет Йохана с теплотой делясь той информацией, что ему известно о парне. С сожалением, он отмечает, что не знает почти ничего самого важного. Но ведь и Йохан не знает ничего вот такого интересного о нем? Парень наблюдает, как одобрительно кивают друзья и тихо выдыхает. Новичка одобрили можно расслабится, теперь швед в надежных руках. Пожалуй только мама знала Эзру лучше, чем эти ребята. Поэтому когда Йохан оказался на балконе, девочки, более разборчивые в таких вещах, сразу начали шептаться и хихикать. Все злобные угрозы и лица, которые показывал еврей за спиной Йохана совершенно не работали, а только, наоборот, раззадоривали девочек. Еврей почти в отчаянье убежал к стойке мешать коктейли, надеясь, что подвыпившие подружки не расскажут ничего важного. 

Sleeping At Last – I'm Gonna Be

Когда он возвращается с Лонг Айлендом* и ставит его на столик перед Йоханом, тот задорно над чем-то смеется. Эзре не хватает смелости присоединится к беседе, он лишь мягко еле заметно улыбается, с трудом удерживая себя от желания, снова прикоснуться к шведу. Выбирает стул с другой стороны балкончика, так что бы обзор был лучше. У самых перил, ему отлично видно, что происходит снизу. Ребята расхватывают мягкие пуфики или опускаются на стульчики, которые в легком хаусе болтаются по залу. По клубу все еще гуляет приятный и спокойный мотив, люди смеются, подбирают коктейли, делятся новостями - почти все знакомые лица. Перед фильмом обычно короткая речь, но в этот раз Эзра отказался от этой затеи. Музыка гаснет и мысль о том, что начался фильм приходит к нему гораздо позднее, чем отгремел заголовок. Он не слышит музыки, что так кропотливо подбирала команда бессонными ночами - он слышит, как бешено стучит его сердце то и дело пропуская стук и запинаясь в собственном ритме. Он не видит красивой картинки над которой работал, если закрыть глаза он может отматать этот фильм в своей голове несколько раз. Это все его не волнует, через какое-то время Эзра поворачивается спиной к экрану, все что его интересует здесь и сейчас это тонкие эмоции проявляющиеся на лице Йохана, его скулы и его глаза. Спектор пропал, и кажется, в этот раз очень серьезно. Он впервые снял фильм для кого-то, кроме себя.  Когда включается свет, ему по традиции нужно что-то сказать и ответить на вопросы, и его расталкивают вниз. Эзра с большим сожалением покидает балкон, ему ведь так и не удастся увидеть последнюю эмоцию от просмотра на лице шведа.
- Спасибо всем, что пришли, вы прелесть, - Эзра цокает языком и посылает в толпу два пальца, означающих  "peace", улыбается, словно оглядывая присутствующих, - надеюсь.. . хотя что тут! я уверен, что вам понравился этот фильм, который стал большой неожиданностью для меня самого. Я бы мог рассказать вам, что я чувствовал, когда его создавал, какие приемы использовал, раскрыть вам основу своего замысла, но мне не хочется портить впечатление. Пусть эта ... - Эзра выдержал небольшую паузу, нежно улыбнувшись толпе, на балкон он старался не смотреть, - картина будет у каждого своя. Такая, как вам хочется и как вам нравится. Пожалуй именно в этом заключается мой подход и моя идея.
На последок, Эзра помашет толпе шоколадным Оскаром и раскрыв шампанское, громко крикнет: "Выкусите, сучки!" Далее по программе диджей запускает танцевальную музыку, а в маленьком зале будут показывать "Pierrot le Fou". Спектор же незаметно поднимется на балкон и шумно плюхнется на диван рядом со шведом. Спрашивать о том, какие впечатления у него вызвал фильм ему страшно, поэтому он разворачивает золотую фольгу с Оскара и пододвигает к парню, поигрывая бровями:
- Хочешь этого сладкого мужчину, разрешаю начать с головы, с шампанским самое то!

Long Island Iced Tea

https://40.media.tumblr.com/tumblr_lxzbywpCxc1qgaxl6o1_500.jpg

+1

15

Наблюдает за тем, как Эзра забавно поправляет очки - Йохан совершенно уверен, что очки и не нужны, что это дань моде, к которой сам швед относится слишком спокойно и равнодушно, но с другой стороны кто-то находит в этом особое очарование и необходимость для себя. И все же Йохан уверен - без очков лучше, они кажутся слишком наивными и кричащими, и парень уверен, что они ни разу не нужны такому человеку, как Эзра. И тем не менее ничего не говорит, продолжая дружелюбно улыбаться и рассматривать все окружающее его - и этот клуб, и людей в нём, и Эзру стоящего перед ним, в ярком галстуке-бабочке и все в тех же огромных очках. В который раз швед отмечает, что пришел явно не в том, но что поделать, если он привык к простоте и ненавязчивости - самая обычная одежд будто бы помогала ему слиться с толпой, но вот именно сейчас он чувствовал себя белой вороной.
Вообще, поведение Эзры не кажется ему странным, ни эти его улыбки, ни отведения взглядов. Возможно швед слишком наивен, возможно просто слишком безучастен к жизням других людей, зная одно единственное правило для себя самого - пока ты не будешь лезть в чужие души, то и другие не залезут в твою. А потом художник, умеющий очень тонко подмечать в облике окружающих его людей что-то тайное и не видное всем окружающим, он просто не замечает  того, что, будто бы, уже видно всем. А потому он не замечает и не понимает тех взглядов, что то и дело кидает на него Эзра. Но а даже если и замечает, то Йохана это совершенно не раздражает и не пугает. Сейчас он совершенно полностью увлечен этим клубом и публикой в нём.
На доброжелательное Эзры "надеюсь тебе будет уютно" швед вновь улыбается и кивает, обращая внимание уже на тех людей, кто входит в эту самую "семью", на тех людей, что по всей видимости самые близкие для Эзры. Череда имен и Йохан правда не уверен, что запомнил всех и кивает в ответ на то, как Эзра представляет его всем этим людям, а он сам не без интереса следит за их эмоциями, кто-то выглядит действительно забавно, когда в удивление приподнимает брови, услышав что новый человек в компании - швед и художник. Это кажется Йохану особенно милым и он широко улыбается, кажется понимая, что ему здесь уютно.
Эзра покинул их компанию, а Йохан не совсем понимая, что происходит улыбался двум хихикающим девушкам, которые шептались о чем-то и это "что-то" явно было связано с ним. Но швед явно даже не догадывался о том, о чем шла речь, и это было к лучшему, потому что кто знает, чем бы все закончилось, узнай он об этом прямо сейчас? Вместо этого в разговор включилась другая, куда более серьёзная по виду, девушка, так что парень отвлекся от хихикающих девушек и обратил своё внимание на нового собеседника. Он пытался шутить и кажется у него это даже получалось, потому что к тому моменту, как вернулся Эзра, швед смог завязать разговор и весело смеялся над одной из шуток.
- Спасибо, - он попытался перестать смеяться, но вышло у него не очень хорошо, так что и "спасибо" вышло задорным и веселым, после чего коктейль оказался у него в руках, но швед не спешил пробовать, вместо этого отвечал на очередной вопрос и все так же задорно улыбался, а когда отвлекся, что бы посмотреть на пригласившего его сюда человека, то заметил Эзру сидящим несколько дальше ожидаемого, у самых перил. Эклунд зачем-то кивнул тому, когда еврей обратил на него своё внимание, а после сделал первый глоток и сразу же оценил умение Эзры мешать коктейли, так что даже беззвучно хмыкнул, будто бы давая понять - отличная работа. Чем бы все это закончилось - никто не знает, потому что начинается фильм и теперь уже все внимание уделено лишь ему. Руки шведа чуть подрагивают от волнения и бокал вновь становится на то же самое место, от куда совсем недавно был взят.
Музыка, название короткометражки и первые кадры. Парень даже не думал, что будет так, не думал, на сколько сильное напряжение и волнение охватит его. Это было так странно, будто бы смотреть на себя в комнате с огромным множеством зеркал, путаться и искать себя настоящего, забывая, что настоящего себя ты никогда не увидишь, а все остальное лишь тысячи отражений. Так и этот фильм, что снял человек, лишь единожды видевший его и его картину, было чем-то на грани реальности. Слишком тонко его сумели прочувствовать, не понять конечно же, но прочувствовать. Потому что то, что мелькало на экране было одновременно и им самим и чем-то совершенно незнакомым. То и дело по коже шли не прошенные мурашки, от волнения сводило пальцы, а сердце слишком громко билось в груди.
Йохан никогда не думал, что фильм сможет произвести на него такое впечатление, все, что он видел ранее казалось сейчас пустым и надуманным, в то время как фильм, который заканчивался титрами сейчас казался шведу чуть ли не всем миром. Это было странно, потому что не могло быть правдой. И Йохан попросту не знал, как стоит реагировать на это - сделать вид, что ничего не произошло или напротив, дать понять, как сильно его затронуло все это. Но он не успевает решить, что же делать, потому что мимо него проходит Эзра и поспешно спускается по железной лестнице. Провожая спину парня, Йохан кажется потихоньку начинает чувствовать себя, но при этом совершенно не слыша окружающих. Он ждёт, что будет дальше.
А дальше Эзра начал говорить, звук доходил как через вату, хотя Йохан все прекрасно слышал. Он сам как будто был не здесь и наблюдал за тем, что происходит за толстым и несколько мутным стеклом, из такого состояния его смогли вывести лишь следующие слова - Пусть эта ... картина будет у каждого своя. - вновь нервная дрожь и ему страшно, почему то именно страх овладевает им и хочется замучить Эзру вопросами о том, как он смог на столько точно передать то, что он сам чувствовал, когда рисовал свой диптих. Так странно, так нереально и страшно. Швед натужно улыбается, когда к нему нагибается и что-то говорит одна из подруг Эзры. Отвечает что-то глупое и совершенно наивное, после чего пару мгновений молчания и девушка вновь оставляет его "одного". Если честно, плевать, что все эти люди подумают, Йохан сейчас слишком взбудоражен произошедшим.
Взглянуть на еврея новыми глазами, увидеть в этом парне что-то до этого ему не видное. И одновременно проникнуться такой огромной симпатией к этому человеку, творцу, кажется совершенно правильным и вполне нормальным. Когда-то давно Рика говорила ему, что он слишком увлекающаяся натура и от этого он так сильно страдает, но поделать с этой своей частью характера Йохан никак не мог. Вот и вновь он увлекся, а всегда, когда такое случается, ему хочется творить. Даже сейчас он хочется взять карандаш в руки, достать свой альбом и зарисовать своего нового друга, да Йохан уже не боялся думать об Эзре именно так.
В какой-то момент рядом с ним вновь оказывается другой человек, на этот раз сам виновник торжества. Швед поднимает глаза и смотрит на соседа. Совершенно не знает, что сказать, потому что в душе целое море - слишком неспокойное и опасное в данный момент. Но ведь он любит море, любое, а такое неспокойное и тяжелое особенно. Он хотел что-то сказать, но открыв рот тут же его закрыл и растянулся в немного бутафорской улыбке - Спасибо.
Но спешить пробовать этого "мужчину" Йохан не стал, вся ситуация была какой-то напряженной между ними двумя, в миг прошла та легкость начала вечера или сегодняшнего обеда в кафе, вместо этого повисло какое-то томительное ожидание и вязкое напряжение, чего с Йоханом прежде никогда не случалось. Перед ним сейчас сидел буквально центр его вселенной, не иначе. Хотелось одновременно задать тысячу и один вопрос, и в то же время хотелось просто молчать, надеясь именно в этом молчании найти ответы на свои вопросы. Но ни то, ни другое он не стал делать. Неосознанно кончик языка прошелся по пересохшим губам, а пальцы нервно стучали по почти полностью пустому бокалу с коктейлем.
- Эзра, - начал было парень, но вновь замолчал, все так же продолжая крутить в руках бокал, - если честно, я даже не знаю, что сказать. - он выглядел растерянным и потерявшимся, а потому смотрел на Эзру так, будто бы ждал от него помощи в столь волнующем разговоре.

0

16

Эзра все еще смотрит на своего шоколадного парня, боясь отвести взгляд и увидеть не то, что ему бы хотелось. В золотой фольге, блестящий и с голивудской улыбкой, помнится прошлый утонул в шампанском, а этот сладко тает в его ладонях. Он специально отсел от друзей, потому что ему было страшно, дико страшно, он боялся подобрать не те слова или выдать каким-то образом ради чего сегодняшний день. Он даже в первый раз так не боялся, как сегодня. Одно дело снимать просто так, а другое дело вносить в картину тонкую грань смысла. Такую тонкую, чтобы понятно было лишь им двоим. Где-то в глубине его сознания мелькает интерес к тому, что же увидели в его фильме другие - он поймал пару улыбок и одобрительных взглядов, пока поднимался. Обычно он долго торчит внизу, собирая мнения и комплименты, но сегодня, конкретно сейчас, в эту данную единицу времени его мысли заняты лишь одной личностью. И может ему стоило зависнуть немного внизу, чтобы успокоить свои эмоции. Но адреналин ударяет в голову, и Эзра тяжело дышит, слышит как сердце бешено стучит, перекрывая музыку и сбиваясь с ритма, то и дело пропуская несколько ударов. "Есть ли в этом помещении воздух?" Эзра вздыхает, пытаясь подобрать свое личностное ощущение, у него всего несколько секунд, чтобы взять себя в руки.  Шарится в карманах, ожидая найти там подходящую эмоциональную маску на самый крайний случай. На тот момент, если он увидит в Йохане равнодушие. Пожалуй гнев и ненависть не убили бы его так сильно, как серое безличное равнодушие.
Музыка словно доходит до него сквозь стены аквариума, в клубе душно, но бабочка не позволяет ослабить воротничок рубашки. От этого он чувствует себя еще хуже, словно его вот-вот хватит солнечный удар. Он еще раз прокручивает в голове реакцию Йохана на фильм, но не может вспомнить ничего, кроме отражения киноленты в его зрачках. Делает глубокий вдох, натягивает улыбку, и поворачивается к Йохану, спотыкаясь о его неожиданное "Спасибо".
Спасибо???
Да что же право такое с ним происходит? Где тот человек, который с нетерпением и гордо вскинутой головой всегда ждал своей оценки и красиво принимал даже полный провал. Эзре кажется, что он похож на обиженного щенка, поджавшего хвост, которого вот-вот отругает его хозяин. Он растерянно пожимает плечами, все с той же невинной улыбкой, словно не понимает в чем дело. Хотя внутри уже начинает ликовать маленькая улица восторгов имени Элиэзера Марка Спектора. Слишком рано, но он не может сдержать этот парад самолюбия. Окрашено ли "спасибо" достаточно ярко для того, чтобы он почувствовал землю под ногами? Конечно, нет, нужно продолжать. Теперь любопытство вытесняет страх и заставляет его, наконец, взять себя в руки и развернутся к Йохану всем торсом. Он видит, как барабанят пальцы его собеседника по столу, и ощущение того, что сегодня в чужой тарелке он не одинок дает ему сил, чтобы улыбаться еще  более открыто. Смело смотреть на Йохана в упор, и держать осанку так, будто от взгляда шведа он не падает в черную бездну.
И он загадочно улыбается, когда Йохан говорит о своих эмоциях, все также поддергивая плечом. Пожалуй этой пары фраз ему хватило, чтобы чувствовать себя счастливым, а свой фильм законченным. Ему даже не хочется узнать увидел ли Йохан те скрытые знаки, что он вложил, или ему хватило общей идеи фильма. Понравилась ли ему музыка, и заметил ли он, что фильм надломился на две части, словно его диптрих? Он чувствует, что все в порядке, и его охватывает чувство спокойствия и ощущение гармонии. Словно вместо шумной музыки в клубе повисла тишина, а вместо людей внизу осталось лишь море и шелест волн.
- У меня получилась "Frihet"? - мягко и кокетливо улыбается, слегка касаясь плеча, перед тем, как наклонится к Йохану. Удобное место клубы, шумно и людно и в то же время так интимно. А ему даже не понадобилось заглядывать в блокнот, чтобы вспомнить это слово. Шесть букв черной тенью отпечатаны на листке бумаге, прикрепленном к потолку над кроватью, - и вообще, хочу попросить прощения. Надеюсь, тебя не возмущает, что я так переиначил твою ду... мысль. Просто я задумался, а потом уже не смог остановится, словно покорял зАмок с тысячью дверей. Открываешь одну, а за ней еще одна. Если честно, даже не ожидал, что моя муза не прекрасная леди в шелках, а настоящий предок викингов.
Эзра усмехается, пытаясь показать, что фраза с музой была шуткой. Возможно это было слишком смело, вот так называть Йохана, вдруг, он испугается и убежит. Хотя это рано или поздно случится, лучше ведь раньше?
- Твой стакан почти пустой. В этом клубе так не принято, и все же что ты предпочитаешь? Мне кажется, сегодня я могу выполнить любой твой каприз. Девочки постарались на славу, заполняя бар, - для себя Эзра наливает колы со льдом, он итак слишком пьян от долгого нахождения с Йоханом на одном диване, еще только не хватало, чтобы он совсем потерял голову и развязал язык или повис на шее у несчастного художника. Нужно было продолжить беседу в духе чего-то простого и недвусмысленного. А темы для разговора подобрать как-то совсем не получалось, говорить о фильме не хотелось, он итак уже слишком много сказал. Чувствовалось, как полыхают его щеки. И он уже хотел спросить, как там в Швеции с погодой, когда раздался звонок, оповещающий о моментальном сообщении.
- О! Девочки спрашивают, придешь ли ты на вечеринку в пятницу? - улыбается, убирая телефон в карман. Здорово, что нашелся такой хороший предлог, чтобы увидится снова. Не то, чтобы он уже собирался расставаться... - Круто, наверное, быть шведом в Канаде, - не скрывая грустные нотки, добавил Эзра, изучая толпу в поисках те самых девочек, что бы указать своему, уже к сожалению "другу".

+1

17

years & years – take shelter
- - - - - - - - - - - - - -
i know i wanted far too much,
then i thought that wouldn’t be enough
all this talk is closing you.

Ему это точно не показалось - эта короткометражка не просто фильм, снятый от скуки и не взятый из воздуха тем более. И это понятно, почти с первого взгляда, что идея была подсмотрена, пусть это самое слово и не совсем верно отображает суть, да и для художника нет ничего неприятного в факте того, что кто-то другой смог взять его идею и сделать из неё что-то ещё более глубокое, многогранное и понятное. Возможно Эзра смог сделать больше, чем удалось самому художнику, возможно все дело в способе - кино было для многих понятней, чем картина. Но что бы там ни было, что именно хотел вложить режиссер, Йохан был уверен - у него это получилось идеально. А от того, что по мнению шведа это "идеально" возникает второй вопрос - как?
Как можно было столь точно прочувствовать, заглянуть в душу и остаться незамеченным, а после появиться столь неожиданно и буквально столкнуть его в пропасть. Но пропасть эта не страшная, даже напротив - волнующая. И вместе с тем заставляющая напрягаться от любого движения, от любого слова, переживать, бояться, дрожать в конце концов. На столько он был напряжен, не понимая как все это вообще возможно. Они общались от силы час на момент их знакомства и первой встречи. Как через месяц смог выйти такой вот результат?
Йохана трясет от непонимания, вожделения узнать ответ и вновь непонимания, что же такого привлекательного в почти неизвестном ему человеке? Но хуже всего то, что существует напряжение, которое швед определенно точно ощущает, но пока не знает, как к нему относиться. Точно так же как не знает, что ответить и что сказать на счет фильма, потому что режиссер ждет, но ни одной адекватной мысли в голове.
Видимо и Эзра испытывает подобные чувства, потому что все как-то кривобоко и по-бутофорски, будто бы они не живые люди, а восковые куклы, которые пытаются изобразить живое человеческое общение. Его "спасибо" кажется каким-то смазанным, но то, что говорит швед после никак не помогает разрядить обстановку, напротив, сам художник почти уверен, что не смог не то чтобы выразить хоть малую толику своих эмоций, так и вовсе возможно обидел сидящего рядом человека. Судорожно ищет ещё какие-то слова и возможно нашел бы, если бы Спектор не заговорил первым.
То, что сказал, да и сделал Эзра пошатнуло и так не самое спокойное состояние шведа. Буквально одна фраза, а художник попросту не знает, что ответить на этот весьма...игривый вопрос. Йохан расплывается в глупой улыбке и как-то совсем упускает то, что с каждым разом Эзра вторгается все больше и больше в его личное пространство, но это уже не ощущается - швед и так напряжен как никогда, натянут как струна изящного музыкального инструмента - только задень и лопнет.

röyksopp - monument
- - - - - - - - - - - - - -

http://33.media.tumblr.com/04b745753ae43ba4a0b07acb75e8c70c/tumblr_n2jlxbaY9f1sf5s9ho2_250.gif http://33.media.tumblr.com/c5286c05b21b6d2152779b8a58b43a84/tumblr_n2jlxbaY9f1sf5s9ho1_250.gif

- Я думаю, это скорее, - начинает швед, пытаясь расслабиться, но вместо этого улыбается, уже не такой глупой улыбкой как прежде, но как-то спокойно и загадочно, пытаясь подобрать слово, - inspirationskälla, - тихо протягивает швед, поддаваясь тому порыву и той интимной обстановке, которую задал Эзра, наклоняясь ещё ближе и говоря это как-то слишком лично. Осознав это, парень чуть откидывается на спинку диванчика, вновь возвращая пространство между ними, а за одним и поясняет, - источник вдохновения. - Только вот чей же источник и кто этот самый источник? Об этом ему скажет Эзра чуть позже, заставив шведа тем самым как-то странно улыбнуться и кивнуть, то ли соглашаясь, то ли просто делая вид, что слушает.
- Замок значит, - парень делает вид, будто бы не заметил откровения на счет "музы", - Нет, я не против. Наоборот, как бы это сказать, это интересно. - Его руки все так же неспокойны и парень пытается выудить из воспоминаний кое-что важное, что могло бы сейчас объяснить происходящие здесь - фильм, мысли, чужие души и их двоих. - Не знаю, видел ли ты фильм Ингмара Бергмана "Час волка", но мне показалось что есть что-то общее. Даже не знаю, дело ли в том, что по странному стечение обстоятельств главный персонаж ленты - художник по имени Йохан или то, что море это море, а свобода не так уж однозначна? Но да, det var frihet!
Парень замолкает, отрицательно мотает головой - ему пожалуй хватит, все происходящее пьянит его и без алкоголя. Отставляет бокал, он и правда не хочет, да и зачем заставлять виновника торжества прыгать возле него? Художник отворачивается, не зная что ещё сказать или сделать. Хочется подвинуться, что бы образовалось ещё больше расстояния между ними, но сделай он это, это возможно могло показаться странным или неприятным его новому другу. В любом случае что-то очень сильно беспокоило художника, но найти определенную причину этому чувству он не мог.
- Вечеринка? Да, я с удовольствием, - отвлекшись от своих мыслей, швед вновь возвращает всё своё внимание парню и согласно кивает. Он правда будет рад встретиться со всеми этими людьми ещё раз. И с Эзрой тоже, в конце концов он и правда кажется увлекся этим человеком и теперь ему хочется узнать о нем больше - о чем тот думает, как смотрит на те или иные вещи, в конце концов какую музыку и какие картины предпочитает. Узнай все и может тогда станет легче, найдешь что-то, что разочарует или просто сотрет неожиданный щенячий восторг просто из-за того, что кто-то снял фильм по твоей картине. Глупый же Йохан все таки. Но что бы там ни было, вечеринка это хорошо, у него не так уж много друзей в Ванкувере, точнее пока Эзра мог значиться первым, не считая Тобиаса, - В смысле? - тот самый швед в Канаде непонимающе улыбается и морщит лоб, выглядит сбитым с толку. Иногда Эзра говорил такие странные вещи, на которые он даже не знал как реагировать. Вот например сейчас, Йохан не понимал, что это могло бы значить. - Ну, даже не знаю. Вроде бы не плохо.
Все так же не понимая, что происходит, Йохан смотрит туда, куда уже какое-то время смотрит Эзра. Пару девчонок смотрят на них и о чем-то смеются, видимо это те самые девушки, которые только что прислали смс на счет вечеринки.
- Они всегда такие? - Добродушно интересуется Йохан, наблюдая за девушками, которые как-то слишком красноречиво смотрят на них.

+1

18

ЛОГИКА_котораяосталасьвпоезде

Мир идет кругом, когда Йохан поддерживает начатую игру и наклоняется ближе. Кажется, что музыка обратилась в шепот, а свет софитов направлен на них. Еврею хочется отвести взгляд, чтобы убедится действительно ли это так, но он попал в плен глаз, и боится, что малейшее движение или вздох все испортят.  Эзре кажется, будто он золотая рыбка, у которой забрали воду, шумно хватает губами воздух, медленно осознавая, что это конец. Самое ужасное, что происходит с ним в этот момент - это не восприятие того, что вся его вселенная сконцентрирована на одной персоне, и душевная гармония и равновесие зависят сейчас только от того, что он скажет или как себя поведет. То, что его действительно пугало, так это то, что в душе расцветает надежда. Надежда на удачное сложение обстоятельств или на шанс. Вдруг у него появился шанс на что-то иное и большее, чем дружба? Может Йохан тоже чувствует, что отношения между ними натянутые и далеко не приятельские. А Эзра ходит по лезвию ножа, раскачиваясь то в одну сторону, то в другую, доводя напряжение до максимума.
Йохан снова отстраняется от него, Эзре кажется, что даже слишком резко. Но надежда уже есть, а потому вдвое больнее понимать какие ничтожные у него шансы. Но он все еще улыбается, отводя взгляд, ведь глаза могут сказать слишком много. Беззвучно одними губами говорит "Спасибо", потому что ему приятно и важно, что равнодушия в голосе художника нет. Ведь там в ленте не только виденье художника, там и сам Эзра незримой и незаметной тенью мелькает на фоне, в отражениях и тенях. Вместо счастья и удовлетворения его заполняет меланхоличное чувство печали. Некоторое время он пытается побороться  с этим, пытается вспомнить все хорошее и утешить себя, но в итоге, сдается и дает проникнуть тоске во все клеточки своего тела. Конечно, это здорово, что Йохану понравилось и что он видит в этом "источник вдохновения", а не рвет и мечет и не обвиняет в плагиате. Могло быть и так. Вот только Эзра только сейчас неожиданно для самого себя понял, какой смысл он вложил в свою "картину" и какой именно реакции жаждал от шведа. Он поднимает свой стаканчик колы, и крутит его, так что бы в нем бултыхались кусочки льда, делает глоток. Маленькая пауза и он снова берет себя в руки, готовый продолжить беседу.
- Спасибо, с Бергманом меня еще никто не сравнивал. Хорошо, что здесь темно и никто не видит, как я краснею. Но это действительно высшая похвала, которую я только могу получить на данном уровне своего мастерства. Спасибо, - последнюю фразу Эзра повторяет, прижав руку к сердцу. Как бы высмеивая свою важность. Есть у него такой страх показаться слишком серьезным. Он видит, как мельтешат красивые руки художника и ему хочется поймать их и зажать в своих ладонях, чтобы успокоить. Так что, когда тему, наконец, удается сменить режиссер тихо выдыхает, впервые эти бестолковые курицы с музыкального факультета оказали ему такую добрую услугу. Оказалось, обсуждение фильма для него не стало таким радостным событием, как он ожидал. Далось ему это вымученно и тяжело. Но он все равно рад, что Йохан здесь рядом с ним, что он пришел и увидел и что высказался. А главное, что он видел в глазах художника потом, и эта картина, так и застывшая перед глазами все также дает ему ощущение надежды. А иначе во всем этом не было бы смысла.
- Круто, время и место тоже, думаю все рады будут тебя увидеть, - Эзра говорит это нарочито громко и фальшиво. Ему хочется сказать Я буду рад тебя увидеть, но он итак сказал уже слишком много, поэтому позволяет себе только нейтральные взгляды и искреннее удивление, - как так? Девушки же штабелями падают на иностранцев? Спустись туда, и сам увидишь! Смотри, как они вьются перед нами. Неужели ты за все это время ни разу этим не пользовался? И нет обычно они не такие. Милые, но не такие.
Эзра усмехается, берет оба бокала свой и художника и наполняет их сначала виски, потом колой, сыпет немного льда. Ему кажется безумием то, что он собирается сделать. Но он больше не может вот так смотреть на Йохана и сидеть с ним на одном диване, ощущать насколько невелики его шансы, чувствовать, как раскалывается что-то внутри него. Он подходит к шведу и протягивает ему стакан, так что бы тому пришлось подняться, чтобы взять его.
- Удачной нам охоты, - произносит он, перед тем как ударить друг о дружку стаканы, и кивает в сторону девушек. Делает большой глоток, выпивая чуть ли не половину стакана. Направляет шведа в самую гущу вечеринки, а затем сам удаляется в толпе, опустошая свой стакан, он тянется за новым. Ему жутко хочется, чтобы компанию шведу сегодня составила какая-нибудь пустышка.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » din kortfilmen