Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Paranormal story


Paranormal story

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

[audio]http://prostopleer.com/tracks/547135Tg3B[/audio]

http://31.media.tumblr.com/708c4076cc32a76a4637a740cc2f6af4/tumblr_nk9eqsTSUX1r70le6o1_500.gif

...by Sai and Shax

Не верь своим глазам, глаза солгут. Лишь вера откроет правду

Отредактировано Simon Lloyd (2015-10-25 21:53:10)

0

2

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]

Нью-Йорк, ноябрь 2014 года

Когда перекрывают одну из центральных улиц огромного мегаполиса, вот так внезапно, без каких-либо предупреждений, у обычного гражданина непременно закрадутся в голову не самые радужные мысли. Ведь Нью-Йорк это не какой-то захолустный городишко, где закон и порядок прибывают в упадническом состоянии. Это огромный механизм запрограммированный на работу без единого шанса на допущение погрешности. И вот, на те вам! Куча предупредительных знаков типа "Проезд закрыт" или "Ведется расследование". Вокруг суета, шум, гам, полицейские машины с мигалками, скорые помощи и даже вертолет, который словно стрекоза завис над одним из многочисленных небоскребов направляя на перекрытую улицу свои яркие прожектора. Легавые стараются контролировать наплыв требующей зрелищ толпы интересантов, а в глубине улицы, где-то в устье между двумя многоэтажками, криминалисты прочищают каждый дюйм на всех видимых поверхностях. Все трудятся во имя добра и справедливости, которых вскоре попросту не останется, ведь мир самоотверженно катится в тартарары благодаря его честному народу. Повод собрать в одном месте огромное количество служителей городского порядка был более чем серьезным. Ради простого грабежа или разборок местных мафиозных группировок не стали бы поднимать столько шума. А вот убийство с особой жестокостью с намеком на серийность - другое дело. Месяц назад Нью-Йорк взбудоражила череда похищений маленьких детей. Из-под носа родителей и воспитателей детсадов было украдено по меньшей мере пятнадцать малышей, чей возраст не превышал шести лет. Похитители не были найдены, так как они не выходили на связь с целью шантажа. Дети пропадали бесследно и полиция вот уже целый месяц ломала голову над поимкой преступников. Никому не были известны мотивы преступлений, следствие заходило в тупик, как вдруг...
- Мы сумели опознать детей. Это Джереми Колинз и Маргарет Дикенс - первые из пропавших месяц назад детей, - обратился к главному детективу один из криминалистов, стоя неподалеку от места преступления. И пока парень докладывал начальнику все имеющиеся данные, неподалеку от перекрытой площадки остановился фургон из которого пошатываясь выпрыгнул странный человек в черных одеждах, словно наслоенных друг на друга. Голову покрывал широкий капюшон, а на лице у него была японская маска лисы с красными шнурками и бубенчиками на их концах. Казалось, что не один сантиметр кожи не проглядывал сквозь его одежду, и даже руки скрывались под длинными черными перчатками. Парень (а человек с виду был похож на молодого парня), потоптался на месте растерянно глядя по сторонам, будто бы он только что проснулся и оказался не в том месте и не в то время. Он ломал пальцы, хаотично стряхивал с себя невидимую пыль и постоянно говорил сам с собой. В его ушах не было микрофона, наушников и рядом не находилась ни одна живая душа, к кому бы он мог обращаться, при чем с такой эксцентричной подачей.
- Инуичи-сан, мне здесь не нравится! Здесь жутко смердит смертью! Да-да, я знаю, что это наша работа, только ты меня не отчитывай, лучше пожалей! Я устал...- парень скрестил руки на груди и если бы не старинная маска на его лице, то можно было бы отчетливо разглядеть его надутую гримасу. Его резко качнуло в сторону, словно кто-то пихнул его в бедро и после череды ругательство на японском, он таки сдался перед напором невидимого оппонента.
- Хорошо-хорошо, мы займемся делом. Но завтра! Завтра будем отсыпаться, а потом объедаться донатсами в том миленьком магазинчике на 3-й авеню! Пойдем, кажется там два маленьких юрэя никак не найдут покой...- парень в черных одеждах широко зашагал прямо в сторону места преступления. Там, на лестничной клетке, в нескольких метрах от земли были подвешены и распяты двое маленьких детей. Они были голыми, с пустыми глазницами и зашитыми ртами. Когда парень приблизился к месту преступления слишком близко, путь ему загородили несколько полицейских.
- В сторону клоун! Здесь тебе не арена, - грубо процедил сквозь желтые зубы один из них.
- Ой, простите, я сейчас...ммм...где же я его положил...- парень вроде как даже не обиделся на резкие слова в его адрес. Он вдруг начал копошится на месте и искать что-то в десятках карманов в своем черном балахоне и джинсах и...юбке? А потом довольный протянул раскрытое удостоверение в ярко розовой обложке с блестящими звездочками прямо в рожу грубияна полицейского.
СПЕЦИАЛЬНЫЙ АГЕНТ ФБР МИСИМА ЮКИО. КРИМИНАЛЬНЫЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ.
Удостоверение не было подделкой. А еще Мисиму Юкио могли не знать только самые тупые задроты или высокомерные выскочки не видящие чуть дальше своего носа. Полицейские расступились и Юкио довольный в препрыжку направился к ужасному месту преступления.
- Какие хорошие детки, - Мисима опускается на колени вдали от трупов детей раскрывая руки в стороны, будто бы приглашает кого-то в свои объятия, а после смыкает их и нежно договаривает, - расскажите Юкио-чану и Инуичи-сану свою историю?

справка


ведет себя так же инфантильно, как в клипе

одет как в этом клипе +маска http://img03.taobaocdn.com/bao/uploaded/i3/T1aIDmXeFsXXaPGN79_103646.jpg

*Юрэй - неупокоенная (убиенная) душа в японской мифологии

Отредактировано Simon Lloyd (2015-10-25 21:38:40)

+1

3

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]
У него снова и снова раскалывалась голова. Он просто лежал и тупо смотрел практически остекленевшими голубыми глазами в потолок. Очередная бессонная ночь измотала мужчину, но он прекрасно знал, что даже несмотря на подобные измывательства собственного организма на работе он будет выглядеть...ну по крайней мере отдохнувшим. Фрид никогда и никому не показывал свои слабости, производя впечатление эдакой надежной и незыблемой скалы, на которого всегда можно положиться. Но эти мучения высасывали из него жизненные силы, подобно вампиру. Простите, вампиру? Но ведь их же не существует, как и оборотней, привидений, вендиго, чертей, ангелов и тому подобной сверхъестественной ерунды. Фридрих был закоренелым скептиком и не верил никогда ни во что, ни в какие россказни. Его кредо было - пока не увижу сам, не поверю. Эту черту характера можно было назвать несколько странной, но ведь не таковы ли разве все люди? А ему так хотелось хотя бы на какое-то время стать простым, обычным человеком. Который не обладает тем самым даром, который уже столько лет мучает его. Или же он мучается сам, не желая принять его. А он рвется наружу, словно лава извергающегося вулкана, и чем больше ему не давать выхода, тем сильнее и более неуправляемым он становится.
- Агент Леманн, - слегка хриплым баритоном отвечает он, поднеся мобильный телефон к уху. Разрывающийся от вибрации телефон начинал раздражать, а на дисплее светилось ненавистным буквенным сочетанием слово "работа". Как там говорится: ты где? На работе. А что делаешь? Домой хочу. Но это отмазки для бестолковых клерков, которые изо дня в день просиживают свои задницы на офисных креслах, находясь в своеобразном аквариуме среди подобных себе. А его работа была совершенно иной. Фрид даже и не представлял себе, куда именно его забросит судьба в тот или иной момент. Если надо - он поедет в Чикаго, в Париж или Берлин, или даже в саму огромную Россию или будет лазить во величественной Китайской стене. Если надо. А еще...еще рядом с ним неизменно будет еще один странный паренек по имени Юкио. Как только Леманн вспомнил об этом чудаковатом японце, который так мастерски косил под сумасшедшего (или же на самом деле являлся таковым?), он скривился, но все это время, пока его мысли хаотично мелькали в голове, представляя собой эдакое броуновское движение, Фридрих внимательно слушал все, что говорили по ту сторону телефонной трубки. Очередное запутанное дело, в котором придется ковыряться агентам. Ох, неужели его напарник уже там? А сам Юкио, наверное, уже привык к тому, что окружающие незнакомые люди при виде его крутят пальцем у виска. А вот Фрид, скорее всего, никогда не сможет привыкнуть к выкрутасам того, кто считает себя экстрасенсом и так усиленно втирает самому Леманну о том, что он должен прекратить мучиться и принять то, что заложено в нем с самого рождения.
- Да, я сейчас приеду. Да, я знаю об этом деле, но мне казалось, что наша доблестная полиция и сама в силах разобраться с похищениями детей. Неужели нужно подключать к этому делу ФБР? И почему именно Мисима Юкио? Может я сам? И что с того, что он мой напарник. У меня такая стезя и она весьма жестока. Ладно-ладно, понял. Так точно. Отбой, - телефон был небрежно отброшен на кровать, а сам Фридрих, слегка пошатнувшись, сел на кровати, нащупал на прикроватном столике блистер с таблетками от головной боли, машинально достав из него несколько штук и запил их водой из стакана, стоявшего тут же. Возможно они помогут от очередного приступа, который мог быть настолько сильным, что перед глазами начинали мелькать черные точки, или же в глазах просто темнело. Еще не хватало при всех там хлопнуться в обморок, как сопливая девица. Наверняка были найдены трупы. А это значит, что все необходимо осмотреть более, чем тщательно. И уже через несколько минут Фридрих был затянут в черный деловой костюм, поправляя галстук и сунув в карман удостоверение агента ФБР. Мисима наверняка будет дожидаться его там, даже если Фрид приедет ночью. Придется в очередной раз стоически пережить его присутствие и стараться не обращать внимание на то, что парень частенько разговаривает сам с собой. Или с кем-то невидимым. Что тут сделаешь, если у твоего напарника шизофрения? Да и сам-то он, Фридрих Леманн, врядли может считаться нормальным.
Прошло около получаса, когда служебный автомобиль Фрида остановился возле здания, на лестничной площадке которого и были найдены бедные дети. Не говоря ни с кем и лишь молча показывая полицейским и детективам свое удостоверение, Леманн быстрым шагом направился туда, где были подвешены мальчик и девочка. Будто бы знал, где именно это случилось. Казалось, его тянуло туда, будто бы магнитом. Когда агент подошел поближе, то немедленно обнаружил Юкио, который сразу же обернулся к своему напарнику. - И что тебе подсказали твои духи? - с долей ехидства поприветствовал Фрид парня.

Отредактировано Shax Lloyd (2015-07-31 21:52:09)

+1

4

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]

Вокруг было сыро и клубы густого пара выходящие из огромных тепловых труб, создавали эффект тумана, что беззвучно стелился под ногами и обволакивал тело влажной пеленой. Со стальных решеток и ржавых лестниц падали крупные капли воды, словно бы в этом месте вечно идет дождь. В том месте, где были подвешены трупы детей гудел коллектор. Потоки воздуха вырывающиеся из-под его лопастей заставляли маленькие тельца покачиваться в объятиях невесомости. Тот кто сотворил с детьми весь этот ужас, желал окрылить их и посмертно возвести в ряды немых и слепых ангелов. Вот только души их не знали покоя и не могли толком дать ответы на вопросы Юкио, который всем сердцем желал им помочь обрести вечный сон. Японец продолжал стоять на коленях и обнимать воздух, тихо напевая старинную японскую колыбельную для душ умерших детей. Он видел их. Он чувствовал их. Но они не могли рассказать Мисиме свою историю. Тот кто убил их, не просто так зашил их рты. Более того, маньяк сделал это при жизни детей, подвергая их страшным мукам.
- Вы так страдали...- печально протянул парень глядя перед собой и видя фигурки двух призраков - мальчика и девочку держащих друг друга за руки. Они пытались что-то сказать Юкио, но их язык был немым. И тогда они указали маленькими пальчиками на свои тела и Мисима поднялся с колен, небрежно отряхивая запачканную одежду.
- Хотите, чтобы я прикоснулся к ним? - спросил парень склонив голову набок у призраков, и те дважды кивнули. Коснуться мертвой плоти для такого человека как Юкио, все равно, что пройти через адскую мясорубку, но другого выхода не было - души детей молчат. Души детей требуют его участия. Японец подошел ближе к подвешенным телам детей и его ребяческое поведение, как и легкомысленный тон тут же улетучились. Он смотрел на раскачивающиеся трупы снизу вверх и внутри его всего трясло. Нет, он не боялся. Он давно перестал бояться мертвых. Бояться следует живых. Юкио был со смертью на "Ты" и знал всю прелесть её безумных объятий, поэтому не боялся. Он ненавидел её запах, такой, что не каждому человеку под силу учуять. Гнилой, разлагающийся и оставляющий после себя горький осадок. Но ведь он подписался на это дело, а значит обязан идти до конца. Протянув руку мальчику призраку, он взялся за его холодную ладошку и хотел было стянуть зубами перчатку с левой руки, как за спиной послышались шаги и знакомый голос. Это был его напарник. Фридрих. Еще одна жертва собственного дара, но не признающий его. Дети призраки словно живые испуганно спрятались за спиной японца, как если бы агент мог их видеть. А он мог, если бы не отрицал. Мисима улыбнулся поправляя маску. Улыбка скрылась под ней не достигнув объекта вызвавшую её. 
- Они молчат. Им зашили рты, разве ты сам не видишь? Я должен прикоснуться к их плоти, чтобы увидеть, - Юкио никогда не боялся показаться смешным или ненормальным. Его не заботило мнение окружающих, к которому он был попросту равнодушен. Он вечно прибывал в своем собственном мире, или будет уместнее сказать -между двух миров. Кроме людей, его повсюду окружали души умерших желающие обрести покой, озлобленные призраки ищущие мести и даже злые духи, питающиеся жизненной энергией обычных людей в сердцах которых полно ненависти. Юкио был своего рода посредником между миром живых и миром мертвых, неся в себе дар экстрасенса и медиума, полученный при рождении и передающийся в его роду по наследству. Он никогда не рассказывал о себе и своей семье сослуживцам, но в тоже время, он не скрывал ни от кого своих странных замашек. Для кого-то странных, но не для него. К примеру таинственный Инуичи-сан с которым он имел привычку разговаривать - это его дух хранитель в форме девятихвостого лиса, сын богини Инари, которой семья Юкио несла службу вот уже не одну сотню лет в одном из старинных храмов Киото. Инуичи вечно следует за Юкио, но видеть его может лишь хозяин.
- Отвлеки копов, а я полезу наверх. Инуичи-сан сказал, что в них еще остались остатки души. Я должен узнать, Фрид-сан, или будет поздно! 
Воздух разрезал пополам звук серебристых бубенчиков на маске лиса. Мисима дернулся в сторону. Решительными шагами направился он к лестнице, чтобы вскарабкаться по ней к непосредственной сцене убийства. Перекладины были мокрыми и слизкими, так что ступив на одну из них, японец едва устоял, чтобы не свалится на грязный асфальт. Через минуту он уже стоял возле трупов детей и снимал перчатку...Осталось лишь прикоснуться...

Отредактировано Simon Lloyd (2015-07-23 22:58:35)

+1

5

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]
Скептик скептиком, но вот ощущение того, что внутри тебя словно нечто живое, которое рвется всеми силами, чтобы проявить себя и это нечто сдерживать с каждым днем становится все труднее, Фридриха не покидало. Это сложно, безумно сложно чувствовать, и агент бы врагу не пожелал подобного. Ему так не хотелось в один прекрасный день попросту сойти с ума, и мужчина до безумия боялся это. Или же боялся безумия? Два агента-ненормальных-психа-просто сумасшедших в ФБР, утверждающих, что видят нечто, что недоступно для взора и понимания, и даже осознания обычных людей. Когда Фридрих поднял голову, чтобы посмотреть на трупы детей, вдоль его позвоночника пошли енприятные мурашки и его словно парализовало, настолько он казался застывшим на одном месте. Он просто стоял и смотрел перед собой, даже практически не мигая. О нет, это не был страх, если бы кто-нибудь мог так подумать. Просто на какое-то мгновение ему показалось, что перед этими истерзанными телами, которых то и дело окутывали клубы горячего пара, вырывающегося из труб, показались две призрачные фигуры с лицами этих самых испуганных детей. Это было ужасное зрелище, не страшное для самого агента, а именно страшное морально. Потом словно вспышка перед глазами, и Леманн пришел в себя. Похлопав ресницами и шумно выдохнув он, казалось, совершенно не слушал Юкио, не слышал ответа на свой язвительный вопрос. Но зато он прекрасно услышал то, что далее сообщил японец, попросив отвлечь полицейских и детективов, дабы он смог прикоснуться к телам детей. Фридрих скривился, но кивнул и как-то сухо проговорил:
- Хорошо, как скажешь. Смотри только не навернись оттуда, - а потом не менее ехидно пробурчал себе под нос, - а то потом треснешься головой об асфальт и еще "лучше" будешь видеть. Аки сокол степной, - выйдя из своеобразного оцепенения, он развернулся и практически нос к носу столкнулся с одним из детективов, которому явно не понравилось стремление Мисимы добраться до трупов детей и что-то там рассматривать самостоятельно. От мужчины несло явным перегаром, смешанным с запахом дешевого табака, и Фрид с огромным усилием сумел сохранить невозмутимое выражение лица, чтобы не скривиться и не послать мужчину помыться хотя бы.
- Куда полез этот клоун в маске? Если он там сопрет какую-то улику, первым, кто сядет на электрический стул, будет он. Кто пропустил сюда этого ущербного? - пропыхтел он и странно, что язык не заплетался. Но как только мужчина сделал шаг в сторону лестницы, куда уже забрался японец, как перед ним вновь моментально выросла высокая фигура Фридриха, который, сузив голубые глаза, прошипел:
- Послушайте, вы. Здесь вы никто и звать вас никак, и вы не имеете никакого права лезть в дела, которые расследует ФБР. Если мы сочтем нужным, мы посвятим вас в тонкости дела, а сейчас будьте так любезны, не дышите на меня перегаром и валите отсюда подобру-поздорову.
- Это что, вызов? Малой, ты мне не хами и удостоверение я твое не видел. А этим, что предъявил мне этот умалишенный, даже зад подтереть противно, - вновь шаг и вновь Леманн перед мужчиной. Он достал свое удостоверение агента, практически ткнул им в лицо детектива и фыркнул:
- Если вы будете препятствовать расследованию ФБР, я буду вынужден применить силу.  Юкио, давай быстрее там, ну чего ты копаешься, как ленивец, слезающий с дерева? - меньше всего хотелось подраться с этой пьяной гориллой, однако если потребуется, Фридрих был готов. По крайней мере физические усилия кое как помогали ему забыть о том, что буквально несколько минут назад он видел призраков. Нет, это просто ему показалось, иного попросту не может быть. Призраков не существует, и общение с японцем не приводит ни к чему хорошему. Более того, он также понемногу начинает сходить с ума, а двое сумасшедших напарника - это перебор. Но мелодичный перезвон бубенчиков на маске Юкио своеобразно успокаивал, но в то же время заставлял быть настороже. Но нет, детектива он не пропустит никуда. Фридрих повернулся, скрестив руки на груди, подошел поближе к лестнице, на которой наверху стоял Мисима, и посмотрел наверх, нетерпеливо постукивая ногой по асфальту.

Отредактировано Shax Lloyd (2015-07-31 21:50:04)

+1

6

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]

За глаза их парочку называли Малдер и Скалли - вечно опутанные тайной, ведущие дела под грифом "секретно" пахнущие паранормальщиной. Когда Мисиму два года назад перевели из японского подразделения секретной полиции в штаб криминального отдела ФБР, многие из его сотрудников приняли японца за девчонку. Он разительно отличался от бывалых офицеров, чей внушительный вид порой имел пугающее воздействие. Он не был высокорослым мачо с накаченными бицепсами и трицепсами, с мордой кирпичом, железными яйцами, а также не имел колоссальной физической подготовки. Он ужасно владел огнестрельным оружием, чьи залпы и выстрелы вызывали в нем приступ икоты и паники. Сослуживцы подшучивали над ним первое время, говоря "а где же твой член, парень?". Правда стоило кому-либо стать в спарринг с Мисимой в дзюдо, как невзрачный японец укладывал его тут же на лопатки показывая весьма специфический стиль борьбы. Так было и с Фридрихом, чьего расположения Юкио старался достичь путем длительного навязывания. Вот так уложил однажды коренного американца лицом в пол, показав всем настоящее мастерство страны восходящего солнца, и тот на него обозлился, и все высокопарные "ну давай дружить, Фрид-сан!" - коту под хвост! Японец видел в нем скрытый потенциал азартно притягивающий и по-родному близкий, и знал о парне такое, о чем даже сам Леманн не догадывался. Когда-то Юкио сказал ему: "Пора сменить маску. В твоей много трещин, поэтому ты не видишь всего. Твоя реальность искажена". После этих слов Юкио еще долго ходил по пятам за агентом, а однажды просто внушил начальнику криминального отдела, чтобы тот поставил их с Фридрихом в пару. "Не хочу быть нянькой! Тем более этому анимешному персонажу!" - возмущению Фрида не было предела. Но Юкио никогда не обижался на него. Отнюдь - он обожал его! И как бы Фридрих не вел себя отталкивающе, все же в нем время от времени просыпался аналогичный (но менее выраженный и не такой эксцентричный) интерес к напарнику. Прошло два года, и эти двое как-то, да притерлись друг к другу. 
- Инуичи-сан, держи меня, - обращаясь к духу-хранителю говорит Юкио и тот схватив парня за край длинного балахона оттянул ткань на себя. Со стороны могло бы показаться, что японец завис в воздухе натянутый как струна. Носки его сапог уперлись в скользкие решетки, одной рукой от удерживал на себе маску прикрывая левый глаз, а вторую, та что осталась без перчатки, он вытянул вперед - прямо к трупу ребенка висевшем в метре от него. Когда кончики пальцев вздрогнув на долю секунды коснулись щеки мертвой девочки, Юкио судорожно вздохнул вытягивая из себя длинный "аааах" и провалился в транс, который показался ему вечностью. Ему было холодно и очень больно. Вот и все, что он мог различить прибывая в трансе первые секунды. А потом, на него словно волнами начали накатывать воспоминания девочки. Такие рваные и несуразные, практически недостижимые по причине почти тотального выхода души из тела ребенка. Но он увидел то, что могло повлиять на ход расследования. И увиденное поразило его настолько, что из правого глаза Мисимы покатились слезы. Они смешивались с неясно откуда взявшейся кровью, хотя эта кровь была скорее частью протоплазмы души ребенка, которого лишили глаз при жизни.
Не открывай левый глаз...- твердил голос Инуичи-сана где-то в подсознании, пока Юкио всего трясло, как в припадке, прямо на глазах у десятка полицейских. А он смотрел и смотрел, окунался и окунался в те события, что довелось пережить убитым малышам. Он искал в них зацепки. Он искал в них того, кто был причастен к коварному злодеянию. И он нашел...
Толчок к стене и Юкио лежит на решетках потеряв сознание.

Отредактировано Simon Lloyd (2015-07-28 02:37:20)

+1

7

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]
Оставаться здесь не было никакого желания, но работа есть работа, и как бы тебе не было мерзко, противно, а даже иногда и страшно, ты попросту обязан завершить свое расследование. За свою жизнь Фридрих повидал многое, и то зрелище, которое предстало сейчас перед его взором, не стало для него чем-то удивительным, лишь только более омерзительным, чем обычные убийства. Возможно все дело было в том, что убиты были ни в чем не повинные дети, которым, казалось, еще жить да жить,а какой-то маньяк вот так просто оборвал их тоненькие ниточки жизни. Такого Фридрих задушил бы собственными руками, не дожидаясь того, что ублюдку вынесут приговор в виде смертной казни. Будь его воля, он с удовольствием бы сделал так, чтобы при жизни этот урод испытал всю ту боль и все те страдания, что он посмел причинить этим несчастным детишкам. А без того отвратительное настроение портил детектив, который никак не желал уходить и все пытался зачем-то прорваться к непосредственному месту преступления. Да, ему явно не по нраву было то, что там хозяйничает какой-то чудаковатый агент ФБР, который скорее похож на странного японского косплеера, чем на человека, у которого столь отважная профессия, такая пафосная и важная. Но Леманну было глубоко плевать на его мнение, более того, кажется, его собственное упрямство вывело мужика из себя, и тот, обозлившись, что ему не дают дорогу, порядочно пихнул агента в плечо, попытавшись таким вот образом убрать его с пути.
- А вот это было явно лишним, - Фрид сузил глаза, глядя в спину детективу, который практически уверенной походкой направлялся к зданию, точнее, к лестнице, по которой он намерен был забраться к Юкио. Леманн конечно же устоял на ногах, такой тычок для него не был сильным, хотя и явно был неприятен. Мужчина вытащил из кобуры пистолет, взвел курок, быстро прицелился и выстрелил. Пуля попала в кирпичную кладку стены и отрикошетила практически под ноги детективу. Тот стал как вкопанный и, словно робот, медленно повернулся к стрелявшему Леманну. Фрид держал пистолет на вытянутой руке, и тот был направлен в сторону детектива. Мужик сглотнул и явно протрезвел моментально. Конечно агент не собирался стрелять в него, но если не было другого выбора, он был просто обязан что-то сделать, чтобы всякие личности не мешали расследованию. да и вообще не маячили перед глазами.
- Кажется я вас попросил не мешать. Не вынуждайте меня применить оружие по назначению. И да, у меня есть ордер, - предопределил Леманн будущий вопрос детектива. Жестом он указал тому, чтобы тот отошел в сторону или лучше вообще скрылся отсюда в сумрак. Все-таки тот выбрал второй вариант и, почесав затылок, высказал нечто матерное в отношении ФБР и того, что они всегда лезут не в свое дело. Но все же ушел. Агент выдохнул уже чуть более свободно, но пока он убирал пистолет обратно в кобуру, сверху послышался удар или же падение чего-то тяжелого. Или кого-то. Фрид поднял голову и увидел, что на лестнице лежит Мисима; он моментально метнулся туда, побоявшись, что пока он разбирался с придурком-детективом, там могло что-то произойти, что-то плохое. Он не брал в расчет паранормальные способности напарника, который буквально напросился к нему в пару когда-то. меньше минут прошло, пока Фридрих добрался до тела Юкиио, который выглядел как-то безжизненно. Быстрый взгляд на трупы детей, агент что-то прорычал про себя, что-то про придурковатого напарника, проклятых призраков и свое проклятие, от которого не было никакого толку.
- Долбанный ты якудза, да что же случилось-то? - до Фрида-таки дошло, что парень всего лишь потерял сознание, поэтому он наклонился, легко подхватил щуплого японца на руки, подцепив его лисью маску и стал осторожно спускаться по лестнице вниз. Когда он оказался на земле, то осмотрелся, куда бы положить парня и постараться привести его в чувство. - Чего вылупились? Несите быстро аптечку и нашатырный спирт. Не видите что ли, что он без сознания. Бегом! - рявкнул он во всю мощь своих легких на полицейских, которые вообще мало что понимали и находились под впечатлением от одного только вида японца, но рык Фрида, кажется, подействовал на них отрезвляюще и вот через несколько минут уже кто-то расстелил на газоне какой-то плед, на котором Леманн и расположил напарника. Он наклонился над ним, снимая маску и аккуратно стирая пальцем слезу, смешанную с кровью или же еще с чем-то. Еще только этого не хватало. Отложив маску, он взял нашатырь, который протянул ему один из полицейских и поднес к лицу Юкио открытый пузырек.
Господи, еще ты тут помри, и будет совсем замечательно. Давай же, анимешник, приходи в себя. Что же ты там увидел такое страшное...

Отредактировано Shax Lloyd (2015-07-31 21:55:01)

+1

8

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

Он находился в дорого обставленной детской комнате. Всюду были аккуратно разложены игрушки, словно к ним никто никогда не прикасался. Они здесь лишь для интерьера, но никак не для детских забав - так полагал Юкио, рассматривая комнату как бы со стороны. В ней было несколько двухъярусных кроватей, в которых спали дети. Мисима насчитал тринадцать крошечных тел, в которых еще бились сердца, но их частота была пугающе высокой. Они боялись. Комната была окутана страхом. Он заполонил каждый сантиметр этого странного места. В комнате было темно, и лишь благодаря светлым тонам в общей гамме интерьера можно было что-то различить. Юкио сидел в углу комнаты, как вдруг открылась дверь и в помещение проник густой поток света смешанный с пылью. Напевая под нос какую-то детскую считалку, в детскую вошел рослый мужчина в веселеньком хирургическом костюме и в маске клоуна. От него разило какими-то медикаментами или же специальным раствором, который используют медицинские работники для обеззараживая. Мужчина встал посреди комнаты, протянул руку с выставленным указательным пальцем и договаривая свою жуткую считалку, вдруг обернулся к Юкио и указал на него. И тут до японца дошло. Он не он вовсе. Он та самая девочка, к телу которой ему пришлось прикоснуться. Но кем бы не был Юкио, им вдруг овладел дикий страх и желание вопить во все горло, чтобы кто-то взрослый и надежный пришел ему на помощь. И он закричал. Мужчина кинулся к нему, схватил в одну секунду и прижал свою большую ладонь в медицинской перчатке к губам Мисимы. К губам девочки, в чье тело перенеслось сознание агента.
- Не спишь и так кричишь...Мой маленький ангелочек, я просто обязан тебя наказать, - дрожащим от возбуждения голосом произнес маньяк на ухо Юкио и унес его прочь из комнаты. Мисима пытался сопротивляться, но что он мог сделать будучи заключенным в тело беззащитного ребенка? Его несли по длинному коридору явно большого особняка. Но если детская была обставлена дорого, то все остальные помещения логова убийцы прибывали в упадническом состоянии. Пол скрипел, обои кусками свисали со стен, а потолок украшали разводы из потеков и цвели. Маньяк начал спускаться по лестнице и Юкио заметил открытую впереди дверь подвала. Он и стал конечным пунктом назначения, куда сумасшедший изверг отнес Юкио в теле маленькой девочки. Подвал напоминал операционную: весь в белом кафеле, с большим металлическим столом, шкафами и столиками переполненными медицинскими инструментами и медикаментами. Пол и стены блестели. Вокруг была практически стерильная чистота и еще больше разило дезраствором. Кажется здесь совсем недавно провели уборку, так как на поверхностях остались влажные разводы. Над столом горели яркие лампы. Они ослепляли и вместе с гадкими запахами вызывали приступ тошноты. Маньяк уложил Юкио на стол и быстро связал его по руками и ногам распиная звездой. Он не снимал с себя ужасную маску клоуна и постоянно напевал под нос странную песенку про маленьких ангелов. Юкио впал в истерику, не контролируя себя. Ему передавались все эмоции и чувства девочки, которые были просто таки невыносимыми. То что дальше произошло, надолго отпечаталось в подсознании медиума. Он ощутил на себе все муки, которые испытала крошка перед смертью. Зашитый по живому рот и вырезанные с хирургической точностью глаза. Удивительно, но девочка не потеряла сознание от болевого шока и выдержала всю экзекуцию до конца. И Юкио вместе с ней. Сперва была адская боль, а после, к ней присоединилась тьма. Голос маньяка становился все тише, приглушеннее, но он продолжал напевать эту гадкую песенку! Юкио чувствовал, как жизнь медленно уходила из тела маленькой девочки. Из глазниц шла кровь сливаясь с остатками еще не высохших слез на щеках. Болевой шок добивал ребенка, но и тут маньяк не уступил. Он сделал свой завершающий штрих, схватив малышку за горло и начав все сильнее и сильнее сжимать пальцы вокруг её шеи. Юкио хотел снова крикнуть, хотел вдохнуть глубоко воздух, но зашитый рот и перекрытые дыхательные пути не давали ему и капли возможности сделать последний вдох. Когда сердце девочки остановилось, сознание Юкио было выброшено назад в реальность. Он резко раскрыл глаза, конвульсивно дернулся и протяжно, судорожно вдохнул ночной влажный воздух с примесью аммиака. Японец лежал на газоне недалеко от места преступления и на него во все глаза смотрели полицейские и напуганный до чертиков Леманн.
- Фрид-сан! - осипшим голосом вскрикнул Юкио и дернулся в сторону напарника, хватая его за шею и впадая в истерику. - Он держит их в заброшенном доме. Он носит маску клоуна и режет их скальпелем, как сашими! Их тринадцать и они еще живы, но он отнимет их жизни и сделает их них ангелов! Его руки в крови! Он всегда резал! Он резал детей! Кто-то умер, когда он резал...Я видел это в его глазах! А потом...Он сошел с ума. И ему запретили резать. А он не остановился. Сказал, что любит детей, хочет помогать им. И тогда, он одел маску клоуна. Он стал клоуном там, где резал. И он выбрал себе жертв. И теперь, он режет, но так, чтобы никто не знал. А еще он поет песенку про маленьких ангелов. Он помешан на ангелах. Он поет...
Мисима держался за плечи напарника, в панике пересказывая все увиденное, донося до Фридриха все сумбурно и непоследовательно. А потом он тихо напел напарнику на ухо ту самую песенку, что пел маньяк и его затрясло. Было очень страшно. Но наверняка Леманн понял всю суть рассказа Юкио и сделал верный вывод о личности маньяка.
Хирург, детский хирург в отставке. Работает аниматором в детском госпитале. Безумен и помешан на ангелах. Живет в старом заброшенном особняке.

Отредактировано Simon Lloyd (2015-08-08 23:56:29)

0

9

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Фридриху казалось, что прошла целая вечность, пока Юкио приходил в себя. Его самого трясло внутренне, но внешне мужчина старался этого не показывать. Агент ФБР, и тот трясется как перед первым экзаменом в своей жизни. Хотя вот подобные случаи и были своеобразными экзаменами, эдакими испытаниями на прочность, от которых даже у бывалых сотрудников шевелились волосы на голове и впору было поседеть. Фридрих тоже повидал на своем веку немало, но вот в тот момент, когда шеф объявил ему, что привалило счастье в виде такого несколько странного напарника, Леманну было впору за голову хвататься. Вот с того момента и начались все ужасы и неприятности, которые можно было было по десятибальной шкале оценить на двадцать баллов. Не то, чтобы Фрид жаловался, но все ему казалось, что до появления в его жизни Юкио Мисимы его жизнь была несколько более размеренной и относительно спокойнее. Но что поделать, раз руководство их поставило в пару, то как ни крути, а пришлось с трудом, но найти общий язык, дабы из-за распрей или взаимного негатива не запороть дела.
Будто бы с твоим появлением мое проклятие активизировалось сильнее. И теперь мучаюсь практически ежедневно, в тот момент как до тебя я мог практически забыть про этот своеобразный мазохизм. Я не хочу принимать то, что мне совсем не нужно, а ты твердишь с точностью до наоборот. Почему, Юкио? Почему ты так хочешь, чтобы я принял свое проклятие или, как ты его называешь, дар? Я не хочу стать таким же, как ты, я не хочу загреметь в психушку с диагнозом - маниакально-депрессивный психоз. Если бы я только мог знать, как заблокировать это раз и навсегда? Один агент ФБР, которого считают ненормальным из-за его способностей, и если я присоединюсь к нему, то будет совсем звездец. Хотя мне порой кажется, что уже некуда бежать, до своего проклятого финиша я уже дополз благодаря ему...
- Черт побери, почему он так долго не приходит в себя? - шипел себе под нос агент, смочив ватку в нашатырном спирте и как-то безуспешно водя ею возле лица Мисимы. Все было как-то бесполезно, парень был бледен, как смерть и не подавал никаких признаков жизни. Фридрих рыкнул что-то матерное и, наклонившись, приложил голову к груди напарника. Сердце билось, но как-то очень тихо, и мужчина не понимал, жив ли тот или вот-вот отдаст концы, потому что так биться сердце у нормально чувствующего себя человека ну просто не могло. пульс также прощупывался очень слабо, Фрид же раздумывал, что делать - то ли скорую ему вызывать, то ли катафалк. Хотя второе, наверное, было еще рано. Да, у Юкио бывали приступы, когда он впадал в состояние некоего транса, но чтобы до такой степени, раз потерял сознание и не реагировал даже на нашатырный спирт, такого еще не было. Нет, конечно, все в жизни случается в первый раз, но агент отдал бы многое, чтобы больше никогда с подобным не сталкиваться. Или же смерть невинных детей на него так повлияла или же просто психика у него слабая...гадать можно долго, но драгоценное время уходило, и Фридрих уже чуть ли не был готов трясти напарника как грушу, чтобы он только открыл глаза.
- Да чтоб тебя, Мисима, приди ты в себя наконец!!! - в конце концов мужчина не выдержал, приподнял парня за плечи и хорошенько встряхнул. Никакой реакции. Полицейские, обступившие их, только глазами хлопали, да в затылке чесали, сами не зная, как помочь. И когда Леманн уже на себе был готов волосы рвать от отчаяния, как вдруг Юкио глубоко вдохнул воздух, словно до этого находился в воде, в которой захлебнулся и, широко распахнув глаза, дернулся, вдыхая аммиачный запах. - Придурок, ты меня до смерти напугал, - еще чуть-чуть, и Фрид был готов залепить парню неслабую пощечину, как вдруг тот рванулся к нему, крепко обнял за шею и начал в приступе полнейшей панике говорить о том, что ему привиделось. Обрывки фраз, которые и без того воспаленное сознание Фрида пыталось построить в одну линию и хоть как-то уловить смысл того, что лепетал японец. - Все-все-все, ну успокойся, все в порядке, я тебя понял, - понял урывками, но сейчас было главное привести в чувство Мисиму и хоть как-то успокоить его. Они потом вместе попытаются составить логическую цепочку и сделать так, чтобы уравнение сошлось. Но потом... - Принесите кто-нибудь успокоительное, да побольше. Видите, у него истерика, - заворчал Леманн, когда парень крепко к нему прижался, напевая на ухо ту самую песенку, что пел своим жертвам маньяк-потрошитель. От этой песенки у Фрида побежали мурашки, он зажмурился, как-то рассеянно гладя Юкио по спине и чуть ли не укачивая, как маленького. К счастью, пластиковый стакан с успокоительным принесли довольно быстро, и Фрид, отцепив от себя напарника, всучил ему стакан в руки. - Пей давай, мы с тобой поговорим попозже. Сейчас ты должен прийти в себя.

+1

10

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

На счету у Юкио было множество раскрытых дел, в которых фигурировали такие жестокие маньяки и психи редких пород, что мороз по шкуре пробирает. Сегодня же в его копилку прибавилась еще одна тварь, какой мало присудить одну лишь смертную казнь. Он был явно не простым человеком. Глядя в его глаза, Юкио будто бы видел в них дьявольский огонь, какой виден в случае овладения демоном человеческой души. Впрочем души там не осталось и капли. Этот безумец в маске клоуна неспроста скрывал свое лицо. Обычный человек не додумается носить маску практически всегда и везде - а он так и поступал, Мисима был уверен на все сто процентов. Так подсказывал японцу внутренний голос, что часто наставлял его на путь истины. Сопоставляя в голове все полученные образы и части непростой головоломки, агент старался поделится выводами с напарником. Но получалось у него не ахти хорошо. Мисима все еще был в шоковом состоянии. В трезвом уме он не стал бы цепляться на шею Фридриху, так как его собственный менталитет и воспитание в восточном стиле не позволяли переступать черту в отношениях. Юкио чудным образом сочетал в себе как навязчивость, так и робость. Прикосновения к чужим людям (если конечно они не были мертвецами), для японца настоящее испытание, поэтому он зачастую ходит в перчатках, как-будто брезгует вся и всех. Впрочем прикасаться к Фриду он не боялся. Но стеснялся. Очень сильно. Потому что каждый раз касаясь его, ощущал под пальцами теплый ток разносящийся потом по телу приятной волной. Прикосновения других людей, в том числе и мертвых, вызывали в Юкио не самые хорошие ощущения, а зачастую оставляли за собой неприятные последствия. Через прикосновения Юкио мог слышать голос сердца, через взгляд видеть прошлое человека и его демонов. Изначально ему было сложно принять в себе тот спектр паранормальных возможностей, которым он был наделен, но позже, японец осознал простую истину - благодаря своему дару, он может стать полезным людям.
- Фрид-сан! Этот клоун...В нем кто-то сидит. В нем нет души. И его маска...Есть такой злой дух. Он обманом заманивает детей и поглощает их души. Когда-то я слышал о нем от знакомого экзорциста. Нам нужно к Ли Чену! Он находится в Китайском квартале. Он точно подскажет с кем мы имеем дело! Фрид-сан, его так просто не убить, ты понимаешь? Ты веришь мне? Фрид-сан, он их убьет. Убьет и заставит страдать после смерти...- Юкио сжимал в дрожащих пальцах воротник пиджака Леманна и смотрел на напарника пронзительным молящим взглядом. Фридрих явно делая над собой усилие, отцепил от себя японца и передал ему принесенный кем-то из толпы стакан. В нем было успокоительное. Хотя, скорее там был какой-то крепкий алкоголь, который полицейские сочли лучшим способом прийти в себя.
- Пей давай, мы с тобой поговорим попозже. Сейчас ты должен прийти в себя. - Юкио уловил резкий запах и поморщился, но находясь в полном замешательстве и прежнем состоянии шока, одним глотком осушил пластиковый стакан. Парень так сказать не рассчитал с градусами и тут же закашлялся, давясь и задыхаясь от крепости...это был двухсолодовый виски? Ого! Глаза Юкио заслезились и он начал упорно их тереть, позабыв про контактные линзы, которые носил в прямом смысле для отвода чужих глаз. Маленькие цветные кружочки выпали из глаз Мисимы и бесследно потерялись в газоне, на котором все это время лежал-сидел Юкио.
- Глаз! Юкио! - вдруг послышался со стороны рычащий возглас Инуичи-сана, и Юкио в панике поднял взгляд на напарника. Всего минуту он смотрел на Фридриха глаза в глаза и смущаясь, стыдясь и приходя в полнейшее замешательство, японец замечает рядом с напарником свою маску, хватает её и закрывает ею лицо.
- Забудь! - Только и произносит с каким-то жалобным стоном Мисима, крепко завязывая красные ленты маски лисицы на затылке. Сквозь щель глазницы проделанной в маске, серебристым светом отсвечивал левый глаз Юкио. Он был похож на бельмо, но серебристое и с вертикальным черным зрачком. Это был знак богини Инари, которой служила семья Юкио в далекой Японии. Глаз лиса. Всевидящий. Всезнающий. Проклинающий.

+1

11

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Фридрих наблюдал за своим несчастным напарником более, чем внимательно, подмечая любые перепады в его настроении, в нотках голоса, в жестах и движениях и вот то, что японец сейчас с таким порывом обнял его, было для американца несколько странным. Нет, не то, чтобы это было неприятно, именно странно. Да, они оба мужчины, но Мисима выглядел слишком уж женственно, и это не отталкивало Леманна, может быть даже наоборот. Конечно Фридрих не страдал влечением к представителям своего же пола, но вот этот интерес к Юкио пугал его самого, и вероятно поэтому агент старался держаться несколько более отстраненно и холодно, не показывая своих истинных чувств. Хотя возможно их и показывать было не нужно, Юкио все знал, ну или по крайней мере догадывался. Однако же сейчас речь шла не об их взаимоотношениях, несколько изменившихся с момента их первого знакомства, когда на очередной тренировке щуплый с виду парнишка легко уложил своего напарника на татами. Вероятно тогда Фридрих проникся к нему уважением, которое усиливалось по мере их работы вместе. А уж когда Мисима разглядел в нем задатки какого-то необъяснимого паранормального дара, то это тоже стало несколько пугать агента. Смотря за напарником, Фридрих вздохнул и только несколько секундами позже учуял, что полицейские принесли парню не успокоительное, а алкоголь. Дошло до него это только тогда, когда Юкио залпом все выпил и закашлялся.
- Вы что сделали, олухи царя небесного? Какого лешего вы алкоголь принесли? Я же успокоительное просил, валерьянку там или же еще что-то, - осатанел Леманн, зло сверкая глазами и уже готовый просто растерзать бестолковых сотрудников правоохранительных органов. Что же за день такой сегодня отвратительный? Но с сотрудниками разобраться он решил несколько позже, сейчас гораздо больше его волновало то, что он услышал от напарника про какого-то клоуна. Фрид поморщился, он с самого детства терпеть не мог размалеванных людей в рыжих париках, которые строили из себя истинных друзей для детишек. Почему-то он никогда не доверял этим нелепым комедиантам, а уж когда посмотрел фильм и прочитал книгу Стивена Кинга "Оно", то начал испытывать к клоунам самое неподдельное омерзение. Теперь самое главное, чтобы Мисима пришел в себя, хотя истерика парня стала медленно, но верно сходить на нет, тем не менее Леманн понимал и видел, что тот находится в состоянии самого настоящего шока.
- Хорошо-хорошо, мы обязательно поедем туда и во всем разберемся. Да, сначала в Китайский квартал. Только успокойся, пожалуйста, - со стороны это выглядело как "да я сделаю все, что скажешь, только вот ни хрена я тебе не верю и твоим дурацким пророческим бредням". Но Фридрих верил. Верил потому, что за те месяцы совместной работы вместе с Юкио он повидал столько, сколько не снилось никогда обычным людям или таким же обычным агентам ФБР. Он тяжело вздохнул, а японец тем временем откашлявшись, стал тереть глаза, из которых моментально выпали цветные контактные линзы. Мужчина протянул было руку к парню, чтобы сообщить, что тот потерял линзы, как вдруг тот поднял глаза, и Фрид заметил такое, чего не замечал никогда. Один из глаз напарника был очень странным, завораживающим, пугающим и каким-то звериным. У Леманна даже дар речи пропал от увиденного, а парень тут же начал извиняться, быстро нащупал свою маску и надел ее, вновь став похожим на странного японского косплеера. Фрид точно был уверен в том, что ему не показалось. - Мы с тобой потом поговорим... - как-то несколько рассеянно проговорил американец, мотнув головой, словно пытаясь отогнать навязчивое видение. Оказывается, у Юкио есть еще тайны, о которых ничего неизвестно Леманну, и с одной стороны это было неприятно. Но с другой стороны Фрид ничего не хотел знать. Меньше знаешь, крепче спишь, как говорится...
- Вставай аккуратнее и пойдем, - мужчина протянул руку Юкио и достаточно быстро поднял его, поскольку тот был очень легким. Он поправил сбившийся галстук, стряхнул невидимые пылинки с лацкана пиджака и молча направился к свое машине. Их расследование тут было закончено, дальше все сделают следователи, сотрудники ритуальной службы и даже тот самый детектив, который наблюдал за всем со стороны. Фриду было несколько не по себе, он не знал, что еще скрывает от него напарник, и это незнание все еще пугало. Да еще и проявления собственного проклятия выводили из состояния равновесия. Фрид упорно молчал о том, что он тоже видел призраков убитых детей и сейчас ему было очень зябко; он передернул плечами, получше запахнув пиджак и сел за руль, ожидая японца.

+1

12

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

С самого детства на Юкио висел ярлык "странный". За его странности окружающие имели привычку показывать на него пальцем, скрытно шептаться между собой, а порой даже откровенно обзывать мальчика чудовищем. Немногие видели глаз Юкио, но и тех, кто видел хватило, чтобы развести по округе, где жил Мисима целую жуткую легенду о ребенке демоне. Семья всегда была на стороне Юкио, зная прекрасно, что глаз с которым он родился - это не проклятие, а священный дар. Юкио был первым в своем роду, на ком Инари-сан оставила отпечаток не только на душе, но и на внешности. А еще он был первым мальчиком, на кого снизошло благословение богини лисицы. До Юкио, даром ясновидения и экстрасенсорики обладали его пробабки, бабушка и мама. Как только у носительницы дара рождался первенец, она теряла свои способности и передавала их новорожденному. Юкио был не только первенцем, но и единственным сыном у своих родителей. Слишком рано он остался сиротой по причине одной за другой смертей отца и матери. Его воспитывала бабушка и прислужники храма Инари. Из-за своих способностей и необычной внешности, мальчика боялись и недолюбливали сверстники и одноклассники, держались от Мисимы подальше. Друзей у Юкио было немного, а те, что были, не относились к миру живых. Юкио водил дружбу с призраками и ёкаями, а лучшим другом для мальчика был его дух-хранитель Инуичи-сан. При всем при этом, Мисима всегда оставался весьма добродушным и миролюбивым человеком. Возможно отчасти он был не совсем от мира сего, его рассуждения о мироздании, о жизни и смерти шли наперекор с устоявшимся мнением, но даже так, он не терял в себе человечности. Он твердо верил в себя, как в человеческое существо. Он человек.
И вот сейчас, боясь посмотреть вновь в глаза своему напарнику, Юкио хотел было набраться смелости и сказать ему: "Не бойся меня. Я человек. Я не монстр". Но Фридрих придя в замешательство, лишь бросил в сторону японца кроткое "потом поговорим". Напарник резко потянул Мисиму на себя, заставляя его подняться с земли и минуту спустя уже шел к машине. А Мисима стоял в окружении полицейских, лица которых имели отчасти насмешливые гримасы, отчасти просто исполненные холодного равнодушия. Он будто бы вернулся обратно в свой городок, где местные жители мысленно гнали парня прочь с родной земли. Больше всего на свете, Юкио мечтал найти себе друга с живым сердцем. Ему нужен был человек принимающим его таким, какой он есть. Тогда возможно, японец не был бы столь восприимчив к чужим укорам. Глядя в спину удаляющегося Леманна, Юкио с грустью мысленно обратился к Инуичи-сану:
- Мне никогда не стать его другом, Инуичи-сан. Он еще больше закрывается.
- Люди самые жестокие существа. Но их жестокость порождается слабостью и страхами. Если этот человек силен душой, он не будет бояться.
- Его душа теплая. Он не жестокий. Это ведь просто очередная маска, правда?
- Ты и сам все знаешь...
Губы Юкио тронула радостная улыбка и он быстро побежал за Фридрихом. Еще не все потеряно. Они поговорят, и тогда между ними снова воцарится полное понимание. Японец открыл дверь огромного по его меркам джипа, и взобрался на переднее сидение. Прямо с ногами, усаживаясь практически по-турецки или наиграно, словно маленький ребенок. Вытянув ремень безопасности, Мисима пытался вставить заглушку в пряжку, пока терпение Леманна не лопнуло и он сам не пристегнул напарника.
- Аригато, Фрид-сан! - с нотками смеха в голосе, благодарно объявил Мисима. Потом он начал возиться в кресле, рыская по карманам в поисках повязки на глаз. Нашел. Аккуратно снял маску и быстро надел вместо неё черную повязку с красным иероглифом обозначающим слово "Смерть". Все символично. Правый глаз Юкио был самым обычным, как для типичного черноглазого японца и видел он мир живых. А левый глаз был как бы вратами в мир мертвых и видел он им все потустороннее и необъяснимое.
- Поехали в Китайский квартал, Фрид-сан? Ли Чен принимает после полуночи.

Отредактировано Simon Lloyd (2015-08-29 18:28:31)

0

13

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Почему-то Фридрих был более, чем уверен в том, что на земле он не найдет существа более странного и загадочного, чем его новоявленный напарник. Почему именно существа? Потому что после того, как американец узрел, пусть и на несколько секунд, жуткий взгляд Мисимы, он про себя не мог называть японца иначе, недели существом. Нет, он был целиком и полностью уверен в том, что Юкио не совсем человек и тот глаз, похожий на бельмо - вовсе не линза с рисунком, как любят носить современные подростки для фотосессий или чтобы шокировать или напугать друг друга. Фрид прекрасно понимал, что он сегодня увидел то, что нельзя было. Или же совсем не в то время и не в том месте. Тяжело осознавать то, что на свете и вправду существует нечто такое, что мы не можем понять. И еще тяжелее осознавать то, что ты - одно из таких вот понятий. Леманн знал, что его дар тоже появился не просто так, но откуда и как, объяснить он не мог не себе, не кому бы то ни было. Не собирался объяснять, немного боялся, поэтому замыкался в себе. Даже открещивался от Юкио, который пытался ему что-то там втолковать. Пора бы привыкнуть, что с его работой и с его напарником необъяснимые явления будут гораздо более частыми, чем хотелось бы, но пока что для Фридриха это было слишком сложно.
Полицейские смотря на Юкио так, словно он прокаженный. А он уже научился не обращать на подобное внимание. В какой-то мере я ему завидую, такому его умению. Мне слишком непросто и я, видимо, до сих пор не привык к тому, что у меня такой необычный напарник. Но почему у него такой глаз? Демон? Быть того не может, уж в демонов я точно не поверю. Но если бы это была обычная линза, он бы так не реагировал. Значит глаз настоящий. И он никогда мне не расскажет то, что мне знать не нужно...
Меньше знаешь, крепче спишь? Фридрих был любопытным в силу своего характера и профессии, но знал, что сейчас лишних вопросов задавать не нужно, все равно он не получит тех ответов, которые ему нужны или не совсем нужны. Он немного нервно барабанил пальцами по рулю в ожидании японца и как-то тупо смотрел перед собой, будучи целиком  полностью поглощенный своими мыслями. Что же это за напарники, которые друг с другом разобраться не могут? Возможно им и вправду нужно поговорить и во всем разобраться. Не факт, что Мисима ему расскажет немного больше, но может быть тогда Фриду станет хоть что-то чуть более ясным. Но несмотря на все, это странный парень ему нравился в первую очередь тем, что он был не похож на остальных. И не во внешности было дело. Слегка успокаивает, что рядом с тобой тот, у кого такие же тараканы в голове. А вот и напарник, пытающийся с ногами поместиться на переднем сидении и закрепить ремень безопасности.
- Ты ерзай поменьше и все получится, - несколько раздраженно фыркнул Фрид, но эта раздраженность была напускной. Он сам пристегнул напарника, получив от него какую-то счастливую благодарность, слегка кивнул и повернул ключ зажигания. Им предстояло направиться в Китайский квартал, и к чести Фрида, он немного знал китайский язык, поэтому не впадал в ступор, когда слышал его. Может быть и он сможет понять то, что увидел сегодня. Призраков убитых детей. Это видение до сих пор стояло у него перед глазами, и он тряхнул головой, пытаясь отогнать видение. - Да, едем. Я хотел спать, но... - он слегка помялся, устремляя машину за поворот и разгоняясь на трассе, - после того, что я увидел сегодня, с меня сон как рукой сняло. Я видел призраков этих детей, Юкио. И мне кажется, что я схожу с ума, - он потер переносицу, тяжело вздохнул и уже был во власти движения. Смотрел только вперед, не поворачивая головы к напарнику, который напялил маску с иероглифом смерти.

+1

14

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

Обычно Юкио весьма бурно реагировал на слова произнесенные в его сторону горячо любимым напарником. У него всегда находился неуемный словестный поток, который он с удовольствием мог обрушить на стальные мозги Леманна, которые на самом деле отнюдь стальными не являлись. Агент мог в любую секунду вспылить и приказать Мисиме замолчать, грозясь отстрелить парню его маленький изворотливый язычок. Но сейчас, когда Фридрих упомянул Юкио о призраках маленьких детей, которых он отчетливо видел на месте убийства, Мисима проявил нехарактерную для своей эксцентричной личности тактичность. Он лишь кивнул головой и отвернувшись к окну автомобиля, начал медленно вырисовывать указательным пальцем невидимые узоры на стекле. Молчание японца не значило то, что он согласен с утверждением Фрида о его преждевременной потери здравого ума. Мисима всегда твердил напарнику, что тот не сумасшедший, а лишь один из немногих на земле людей, кто способен среди тысяч запятнанных тьмой душ, разглядеть скрытый в каждой из них частичку света. В этом была его необычность, это же было его самолично обозначенным проклятием.
- Фрид-сан, ты ведь не всегда мог их видеть... - голос Юки звучал как бы отрешенно и в тоже время задумчиво. - С тобой что-то произошло и ваш Бог дал тебе второй шанс, да? Я не хочу копаться в твоей душе, не хочу делать больно, поэтому решил спросить. Мы с тобой похожи. Но ты все равно другой. Ты полон жизни Фрид-сан, поэтому неупокоенные души следуют за тобой, желая найти в твоем лице проводника. Ты - проводник. Ты способен выстраивать пути для мертвых, стремящихся к вечному сну. У тебя очень важная роль. Не отказывай их просьбам и прекрати считать себя полоумным. Не бойся мертвых. Лучше пожалей их. Я...Я всегда буду на твоей стороне, чтобы уберечь от более страшного зла.
Фридрих притормозил авто на красный свет, и Юкио уловил момент, чтобы притронуться к напарнику. Он мягко положил ладонь в перчатке на руку Леманна, что сжимала рукоять кулисы. Даже через перчатку можно было ощутить ледяной холод ладони Мисимы. Он будто бы и сам был одним из тех призраков, в которых Фридрих видит частичку своего сумасшествия. Японец мило улыбнулся напарнику и его щеки немного тронул розоватый румянец. Что-то такое необъяснимое, всегда заставляло Юкио смущаться глядя на агента Леманна. Что-то такое, чего он не чувствовал не к одному земному или неземному существу.
- Фрид-сан? - Юкио еще больше смущаясь робко окликнул замершего напарника. За ними уже выстроилась небольшая колонна машин, ждущих когда же Фридрих сдвинется с места. Зеленый свет. Пора бы и ехать. Сердце Мисимы учащенно билось, и кажется его импульсы передавались Леманну через ладонь. Что же это такое?
- Какого черта вы там встали?! - заорал один из водителей, что стоял сразу за джипом агентов ФБР. От его крика японец испугался и одернул руку, что будто бы магнитом притянулась к руке Фридриха. Юкио тут же затеребил ремень безопасности и молчаливо уткнулся взглядом в бардачок. Скорее бы добраться до Китайского квартала и поговорить с Ли Ченом. Не только о следствии, но и о личном. Ли был дальним родственником Юкио по материнской линии, а также одним из немногих людей, кто был всецело на стороне "мальчика-демона". Он был старше Юки на десять лет и знал все его секреты. А еще Ли Чен был из представителей древнего рода экзорцистов дальнего Востока и обладал знаниями о всей нечисти, что населяла земной мир прибывая из глубин Преисподней. Ну и в нагрузку, он относился к Юкио как к младшему брату, видя во всех окружающих Мисиму людях потенциальную угрозу. Попросту говоря, он ненавидел бесчисленных воздыхателей Юкио, который за двадцать восемь лет своей жизни ни разу не целовался и даже член в руках не держал не для чего постыдного, кроме как "сходить по нужде". Еще одна чудаковатая сторона Мисимы Юкио - ребенок в теле взрослого. Пора взрослеть...

+1

15

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Сложно сказать, как именно Фридрих относился к собственному напарнику. Точнее, сложно ему было признаться в чем-то самому себе. Леман достаточно долго работал в гордом одиночестве и, наверное, попросту отвык от того, что отныне рядом с ним будет кто-то находиться. Он давным-давно пытался заглушить в себе отголоски того странного дара, о котором и не подозревал до того самого момента, пока не встретился с Юкио Мисимой. Хотя о том, что Фрид не подозревал, сказать было нельзя только потому, что мужчина считал это просто каким-то своеобразным сумасшествием. До тех пор, пока не появился этот странный японец, который был еще более странным, нежели сам Леманн. Два одиночества нашли друг друга - так поговаривали за их спинами коллеги, которых раздражало то, что эти двое каким-то непостижимым образом умудряются раскрывать такие дела, от которых волосы шевелятся даже у самых бывалых агентов. Причем они считали, что эти двое особо-то и напрягаются, но только одним Фриду и Юкио было известно, чего им стоит каждое вот такое дело. А теперешнее жуткое дело и вовсе сводило с ума в первую очередь самого Леманна.
Мужчина вел машин молча, будучи погруженным в свои мысли. Не то, чтобы он не хотел разговаривать с напарником, нет, попросту он размышлял о своем так называемом мистическом таланте, который с каждым днем давал знать о себе все сильнее и сильнее. Мисима был целиком и полностью прав относительно того, что Фрид мучается от того, что пытается отгородиться от своего истинного предназначения. Он смотрел вперед на дорогу, включив дворники, которые мерно елозили по стеклам машины, которые начали покрываться мелкой изморосью. Словно сама природа плакала по тем детям, которые были настолько жестоко убиты этим маньяком, которого "повезло" увидеть в своих видениях Юкио. Через несколько минут Фридрих стал притормаживать, поскольку приближался к светофору и впереди образовалась небольшая пробка. И уже тогда словно очнулся и повернул голову к напарнику, который аккуратно прикоснулся своей рукой, затянутой в перчатку, к руке Леманна. Даже несмотря на то, что рука у парня была ледяной, Фридрих словно физически ощутил, что внутри него стало разливаться какое-то странное тепло и, несмотря ни на что, это чувство было безумно приятным. Будто бы с ним энергией поделились. А еще...он чувствовал, как Юкио смотрит на него и это немало смущало. Нет, краснеть мужчина не умел, но вот то, что он смущался, выдавало то, что он отвел взгляд, несколько нервно облизнул губы и как-то кривовато улыбнулся. Кривовато вышло, наверное, из-за шрама на левой щеке, который достался Фриду еще в драке в детстве.
- От более страшного зла? Юкио, прошу тебя, прекрати, я и так тебя боюсь, а сейчас ты начнешь сыпать ужастиками, я того и гляди, поседею, - когда американец нервничал и смущался, он начинал нести, как ему казалось, несусветную чушь. Ему внезапно почему-то захотелось в ответ прикоснуться к руке парня. Нет, не убрать ее и не отдернуть руку, а также прикоснуться. Ему нравилось это ощущение тепла, которое исходило от напарника. В особенности, когда тот сказал, что будет рядом. Это прозвучало как-то...слишком интимно что ли. Видимо, Фридрих очень уж замечтался, как вдруг позади ему просигналили, чтобы он ехал вперед и какой-то мужик грубо рявкнул, высунувшись из окна. Леманн вздрогнул от неожиданности, Юкио же отдернул руку испуганно, а агент, недолго думая, опустил стекло, высунул вперед руку и показал водителю очень неприличный жест в виде оттопыренного среднего пальца, нажал на газ и машина тронулась с места. - Мудак. Кхм, извини. Да...ты прав насчет того, что со мной кое-что случилось. Я...я потом тебе как-нибудь расскажу, - автомобиль направлялся в сторону китайского квартала, а Фрид думал над тем, как же рассказать напарнику о том, что когда-то давно он пережил клиническую смерть, после которой все и понеслось...

+1

16

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

Стрелки часов как раз перешли далеко за полночь, когда агенты добрались до Китайского квартала. Место где работал Ли Чен было стилизовано под магазин древнего восточного антиквариата. На экзорциста работали несколько человек из китайской мафии, которым было поручено охранять Ли и следить за порядком в "магазине". Одна из пяти главных семей мафии давным-давно поручилась за Ли Чена и дала ему возможность практиковать свое мастерство далеко за пределами родного Шанхая. Объездив полмира, Ли обосновался в сердце Америки, где жил уже больше десяти лет. Он не обладал даром ясновидения и прочими экстрасенсорными способностями, но его духовная энергетика оказалась настолько мощной, что даосские мантры с его уст способны были изгонять злых духов. Также он закончил историко-филологический факультет в одном из ведущих университетов Англии, где он почерпнул не малую долю собственных знаний о потусторонних силах. Он не был четким последователем дела своей семьи, так как пренебрегал многими канонами запрещающими к примеру выезд за пределы родной страны и раскрытие тайн о темных силах посторонним. Он был совершенно независим и слишком самоуверен, чтобы идти на поводу предписанных правил. А еще, пусть он и был даосским жрецом (далее будет применимо одно лишь слово экзорцист, так как Ли Чен не поклонник старой школы), которые по сути своей обязаны воздерживаться от любых искушений посланных человечеству - его послужной список любовниц и даже любовников разбивал все мифы о чистых "душой и телом" прислужников высших сил. Поговаривают, что с недавних пор он ухитрился завести роман с одним из главарей местной мафиозной группировки, который частенько наносит ему ночные визиты...
Магазин Ли находился в глубине Чайна-тауна, практически у центра развлечений в состав которого входили публичные дома, рестораны, клуб и огромное офисное здание - обиталище китайской мафии. В принципе эта часть Манхеттена не была столь огромной, но густонаселенность привела к её загрязненности. Поэтому идя по улицам, кажущимися узкими из-за вечно не рассасывающихся толп голдящих китайцев, становится немного не по себе от спертого воздуха в котором намешаны запахи рыбы, специй, табака и курильских благовоний.
Юкио натянул на голову капюшон и сунув руки в карманы длинного балахона попытался слиться с толпой, в которой его фигура явно выделялась, ведь в дополнении к ней полагался самый незаурядный среднестатистический агент американского происхождения. Леманн шел по пятам за Мисимой и на них то и дело оборачивались местные старожилы, которые не скрывали своей антипатии к гражданам государства, в которое иммигрировали без особой сложности. Америка принимала всех в свои лицемерные объятия, но обязывала платить огромные налоги за свою мнимую доброту.
- Фрид-сан не отставай, - проговорил Юкио, на мгновение повернув голову в сторону напарника, который быстро нагонял его в толпе. Им пришлось оставить машину в начале Чайна-тауна, так как этот район круглосуточно наполнен толпами народа. Приходилось работать конечностями, дабы добраться до нужного места. И какое-то время спустя агенты таки добрались до магазинчика Ли, на двери которого весела табличка "Закрыто".
- Не может быть! Ли нии-сан, дурак! - с некоторой досадой и даже обидой в голосе, вскрикнул Мисима. Он скорчил недовольную гримасу, насупил брови и начал метаться от витрины к витрине, чтобы сквозь толщу стекла разглядеть захламленный всякой старинной ерундой зал. Свет в основном зале не горел, но Юкио был на сто процентов уверен, что его кузен на месте. Японец достал свой мобильный увенчанный разноцветными стразами и наклейками, и попытался несколько раз набрать Ли Чена, но тот не отвечал. Тогда Мисиме пришло в голову зайти с черного входа и схватив Фридриха за руку, он потянул напарника в узкий проход между двумя зданиями. Когда они проходили мимо небольшого окна в несущей стене, странные надсадные звуки из него заставили парочку агентов встать как вкопанным.
- О нет! Это же голос нии-сана! Его хотят убить?! Фрид-сан, мы должны его спасти! - Юкио затрясло больше от растерянности, чем от страха. Он наивно предположил, что пикантные стоны Ли Чена и какое-то неясное хриплое рычание другого человека (мужчины), были следствием покушения на жизнь родственника. Он многого не понимал в виду своей неопытности и неосведомленности, отчего разведение паники из ничего нередко сказывалось на его карьере.
- Убьют! Его там убьют! - тараторил Юкио переходя на японский в приступе паники и повернувшись к Фридриху спиной, попытался встать на цыпочки и заглянуть в окно. К сожалению рост Юкио был не совсем выдающимся.

+1

17

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Конечно коренному американцу не особо хотелось ехать в китайский квартал. Во-первых, их язык казался ему странным, хоть он и знал его немного мог кое-как объясняться. Во-вторых, он прекрасно знал,ч то американцев в этом квартале не любят, поэтому стоило держать ухо востро, а пистолет наготове, чтобы в случае чего он мог его применить. Хотя Леманн был более, чем уверен в том, что просто так применить его он не сможет только потому, что рядом находится Юкио, который, как казалось Фриду, до смерти боялся огнестрельного оружия. И это агент ФБР... Мужчина тяжело вздохнул, и все-таки остановил свою машину в нескольких десятках метров от китайского квартала. Еще не хватало, чтобы их выцепили и что-то в этой машине повредили. Фрид бы тогда сам был готов найти мелкого узкоглазого урода и оторвать ему все конечности за такие дела. Не то, чтобы он прямо-таки обожал свою машину, к собственному имуществу он относился весьма трепетно. К тому же к дорогостоящему имуществу. Юкио нервничал, и эта нервозность несколько передавалась и самому Фриду, которому так и хотелось шикнуть на напарника, чтобы тот его не бесил. Но зная тонкую душевную натуру японца, Леманну приходились терпеть.
- Не хочу я туда идти, там такой галдеж стоит, от которого у меня начинает болеть голова, - недовольно простонал Фридрих, когда Мисима выскочил из машины, конечно же забыв расстегнуть ремень безопасности, и это пришлось делать Леманну, но ничего не поделаешь - в жизни довольно часто приходится делать то, что тебе не по нраву. Он сунул руки в карманы, желая о том, что у него нет капюшона или маски, как у напарника, за которой можно скрыть угрюмое выражение лица и двинулся молча вслед за Юкио. Он прямо-таки ощущал на себе недовольные взгляды представителей восточных народов. Не всех, конечно, но недовольство он чувствовал более чем точно. Скорее бы добраться до нужного им места, поговорить с тем, с кем так жаждет увидеться Юкио, и побыстрее свалить отсюда. Фрид не боялся, но находиться более, чем надобно, здесь ему было как минимум неприятно. Ему хотелось обладать порой таким же пофигизмом, как Мисима, но не получалось, его эмоции зачастую были написаны у него на лице.
- Да иду я, иду. Не хочу потеряться среди тараканов, - вторая часть была произнесена практически под нос. Не то, чтобы Леманн не любил представителей народов Востока (ведь работал с одним из них, хоть и в какой-то мере вынужденно), но своей численностью они и вправду ему напоминали нашествие насекомых. - Сейчас заведет меня туда, где темно, страшно и люди не ходят особо. Как раз в какой-нибудь криминальный райончик. Зуб даю, - слегка ворчал Фридрих, не отставая от напарника, но вот, к счастью, уже через несколько сотен метров они наконец-то добрались до магазинчика, который, к их несчастью, был закрыт. Фридриху казалось, что табличка с надписью "закрыто" была только лишь для покупателей, а вот для "своих" был черный ход, ну или по крайней мере хозяин явно находился внутри здания. Леманн только хотел было сказать Юкио, что он подождет его здесь снаружи, как тот занял что-то насчет того, что хозяин магазина дурак, потом довольно цепко схватил американца за руку и потащил к черному ходу. Фрид даже возмутиться не успел, поэтому практически покорно следовал за напарником. Проходя мимо окна, они вдруг услышали звуки, и Юкио тут же решил, что его знакомого там убивают. Фриду же так не казалось, однако же он на всякий случай извлек из кобуры пистолет, передернул затвор, наблюдая за тем, как напарник безуспешно пытается заглянуть в окно, но ему не хватает роста.
- Я думаю, что если бы его там убивали, то как минимум бы были слышны звуки ударов, драки или же еще чего-нибудь. А тут... Отойди-ка, - Леман заглянул в окно, однако то, что он там увидел, заставило его фыркнуть. Он облизнул губы, усмехаясь, выдохнул от облегчения, что убийства не происходит и, повернувшись к Юкио, не смог сдержать ухмылки. - Хотел бы я, чтобы меня так убивали... И не раз. Кхм. Ты хочешь увидеть то, что там происходит? Я могу помочь, - и, даже не спрашивая напарника, он опустился на одно колено, заставив Юкио встать на него, чтобы достать до окна и тем самым разглядеть ту сцену, что творилась там. Хотя подсматривать за людьми так неприлично...

+1

18

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

Не то чтобы Юкио был совсем несведущим и отсталым великовозрастным глупышом, чтобы ни разу за всю сознательную жизнь взрослого человека, не слышать о таком обыденном и природой сгенерированным в нашу подкорку явлении, как...Секс. Да-да, он самый. По долгу службы Мисиме не раз приходилось сталкиваться с убийствами на сексуальной почве, с износилованиями, сексуальным рабством, садизмом приводящем к смерти и прочей извращенной фигне, на которую способны люди под действием зверского неукротимого желания обладания и доминирования. Но так чтобы участвовать в более приземленной, гуманной и романтичной страстной процессии - это не по части Мисимы Юкио. Его накрывало волной смущения при самом только упоминании в разговоре слова "Секс". Он как и большинство японцев, скромно заменял его указательным местоимением "Это". Делать ЭТО, значит заниматься сексом. Видеть, как занимаются ЭТИМ, значит быть вуайеристом, что также не есть хорошо и за такое должно быть стыдно. Поэтому Юкио преждевременно залился краской смущения, когда Фридрих с тенью лукавой ухмылки подсаживал его к окну, чтобы напарник мог воочию убедиться, что его драгоценный родственник не отдает богу душу в страшных мучениях, а скорее благодарит творца за щедрую возможность быть человеком и не боясь страшного суда, придается садомии с другим мужчиной. Увидев Ли Чена распластанного по рабочему столу и его жуткого верзилу любовника, которые кажется добирались до пика скоротечного наслаждения выкрикивая по-китайски всякие пошлости, Юкио поплохело и он еще больше испугавшись слетел с Леманна и хотел было бежать прочь отсюда, но напарник заслонил ему путь к отступлению своей статной фигурой затянутой в костюм и пальто. Мисима, находясь под впечатлением от увиденного теперь видел в лице Фридриха своего рода угрозу. Кажется теперь его будет пугать любой мужчина, а сцена похотливого сношения братца с главарем мафии войдет в топ-10 кошмаров мнительного Юки-чана. Оказывается ЭТИМ, мужчины с мужчинами занимаются практически точно также, как и с милыми девушками - подумал Юкио и его правый глаз заблестел от подступившей влаги. Он безосновательно вперил в Фридриха взгляд полный обиды и разочарования, а после чуть было не подпрыгнул на месте в полметра, от заходящихся в криках оргазма парочки развратников. Парень заслонил уши руками, забился в угол и начал быстро причитать на японском о том, какой его Онии-сан придурок и какой бедный Юки-чан и как страшно жить в мире, где любой приличный человек на деле может оказаться голодным волком желающим тебя поглотить. Его розовый ванильный мир разлетелся с громким треском на миллионы конфетти, когда он узрел всю живость полового акта на деле. И как теперь дальше жить?
- Фрид-сан, разве такое можно хотеть? И такое может нравится? - Мисима жалобно заскулил, боясь подойти к Леманну, но все же подсознательно требуя его участия и моральной поддержки. - Онии-сан делает ЭТО с другим мужчиной так, как-будто он сам женщина...Ничего не понимаю. Значит тот, что большой и страшный нравится ему? В смысле...нравится, значит любит? А ты? Ты смог бы так как они? Тебе такое тоже нравится?
Юкио чуть было не ляпнул "ты и со мной мог бы так?", но благо дело со стороны улицы послышался визг тормозов авто, которое остановилось у входа в магазинчик Ли Чена. Юки насторожился и прекратил допрос с пристрастием обрушенный на голову напарника. Телохранители приехали за боссом после его короткого звонка и спустя минут десять после сеанса интима, он убрался из гнездышка любовника через парадный вход как ни в чем не бывало. Ли Чену не было о чем волноваться касательно безопасности и соблюдения алиби, так как его нынешний трахальщик заботился о его заднице по полной программе. Когда мафиози укатил восвояси, телефон Мисимы ожил в припадке джей-рока. Звонил Ли Чен увидевший сотню пропущенных звонков от любимого Юки-чана. Но японец не удержался и на всех парах унесся прямиком к черному входу, ответив родственнику уже на пороге его кабинета.
- Онии-сан, ты бааааака!!! - закричал Юкио краснея и чуть не плача. Ли Чен сперва десять раз изменился в лице, но потом как не в чем не бывало встал со своего кресла, отложил свежераскуренную тонкую трубку на край стола и запахивая на ходу тяжелый шелковый китайский халат обнял братишку.
- Ты видел то, чего не должен был. Прости меня. Я ужасный старший брат, Юки-чан, - Ли успокаивал Мисиму так, словно бы тот был маленьким ребенком несмышленышем. Он категорически отказывался видеть в Юкио взрослого парня, которому через каких-то два года стукнет тридцатник. И никакой фактический возраст не смел затмить четко сформированный стереотип в голове китайца.
- Я думал тебя убивают! - не унимался Юкио, мягко стуча кулаками по груди Чена. А тот лишь больше улыбался от умиления, ведь "его" Юки-чан все тот же наивный ребенок в душе.
- О боги, нет мне прощения за такой поступок...- включив драму протянул Ли Чен, закрывая театрально глаза ладонью. - Буду гореть в аду вечно искупая свою вину. Я подлец!
И тут в Юкио моментально произошли перемены и он начал рьяно выступать в пользу брата, приговаривая, что прощает его и что не хочет, чтобы тот стал заложником мира мертвых. И все это было разыграно, как настоящий спектакль с огромной толикой экспрессии и неподдельного чувства преданности на глазах у застывшего в прострации Фридриха Леманна, которого первым заметил Ли Чен спустя полчаса семейной прелюдии.
- Юки-чан, я не понял...А это вообще, "ЧТО"? - Ли Чен не любил американцев...

0

19

[AVA]http://s1.uploads.ru/FjVGf.jpg[/AVA] [NIC]Friedrich Lehmann[/NIC]

Казалось, что Фридрих поступил неправильно, решив продемонстрировать напарнику то, чем занимается его родственник или кем там этот китаец приходился Юкио. Гомофобом американец не был, более того, у него были свои некие тайны, о которых он не собирался распространяться напарнику и о которых хотел как можно скорее забыть, но вот эта сцена слишком ярко напомнила Леманну о том, что когда-то у него были так называемые отношения с одним парнем, которые... Ну, в общем, закончились они не очень хорошо, поскольку Фрида достаточно жестоко предали, и после этого агент ФБР вообще зарекся иметь какие-либо отношения с мужчинами или с женщинами. Конечно одному ему было слишком нелегко, но постепенно мужчина привык к этому своему одиночеству, но вот в тот момент, когда в его жизнь маленьким таким ураганом влетел этот чудаковатый японец, внутри Фридриха что-то надломилось.
Нет, Юкио ему не нравился в сексуальном плане, или только Фридрих пытался себе это внушить всеми силами, поскольку напарник внешне был женственным и очень миловидным. К тому же он никак не выглядел на свой возраст и из-за этого Леманну казалось, что предложи он парню какие-то отношения, это будет выглядеть, как совращение несовершеннолетнего. Но, черт побери, что это за мысли? Фридрих тряхнул головой, пытаясь отогнать от себя внезапное наваждение, а в это время Мисима буквально скатился с него и в каком-то припадке ужаса забился в угол. Леманн смотрел на него слегка непонимающе. Неужели он никогда не видел подобного? Не в плане секса, а в том смысле, что в мире существуют отношения между представителями одного пола. К тому же в Японии, кажется, свободные нравы, там выпускается манга с картинками такого содержания, что впору краснеть и плеваться тем, кто не приемлет подобное. Фрид только открыл было рот, чтобы хоть что-то попытаться объяснить парню, но понял, что это будет бесполезно, Мисиму трясло, и Леманн счел более правильным не подходить к нему, более того, даже не дотрагиваться. Хотя успокоить его и прижать к себе хотелось. Однако же японец выглядел так, будто бы увидел самого страшного монстра из фильма ужасов, который хотел его сожрать по частям. Ухмылку агент тоже с трудом сдержал, иначе обидок было бы потом пруд пруди. Но тут Юкио выдал такое, что у Фридриха чуть не отвалилась челюсть. Он захлопал глазами, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы ответить на тот поток вопросов, что обрушил на него напарник.
- Как тебе объяснить-то... Видишь ли, в мире существуют отношения между представителями одного пола. И то, что ты сейчас лицезрел, никак нельзя назвать любовью. Скорее, животное совокупление. То, что этот большой и страшный, в этом я с тобой согласен, он напоминает гориллу, - скривился Фрид и слегка потер щеку, которую украшал небольшой шрам. Шрам не уродовал его, скорее придавал некую изюминку его внешности, хотя Леманну порой казалось, что он сам напоминает маньяка, в особенности когда начинает злобно ухмыляться. Еще чуть-чуть и в глотку вцепится, как каннибал. - Я? Нуу...эээ, - на его счастье любовники закончили свои кувыркания, и за гомодрилом, который был в роли актива приехали не менее габаритные шкафы-охранники, которые увезли тушу своего подопечного. Объясняться и краснеть агенту не пришлось, хотя он не краснел никогда, сколько себя помнил. Фридрих брезгливо сплюнул на землю. если бы он знал, что увидит подобное, и что эта сцена всколыхнет в нем не самые лучшие воспоминания, то ни за что бы в жизни не согласился пойти с напарником в Китайский квартал. Надо было подождать его в машине, а он за каким-то чертом потащился за ним. В этот момент зазвонил телефон Мисимы и тот унесся куда-то по направлению к черному ходу. Леманн пожал плечами и молча последовал за ним. Сцена встречи китайца и Юкио напоминала ему какое-то своеобразное цирковое представление только потому, что китаец нес несусветные глупости в попытке оправдаться перед Юкио. Фрид же замер возле дверей, скрестив руки на груди, и наблюдал за тем, что здесь происходит. Ему категорически не нравилось все то, что здесь происходит, однако же как только китаец оторвался от цепких объятий Юкио, то уставился на Фрида и ляпнул такое, отчего агенту захотелось вырвать ему язык, запихнуть в задницу и вытащить впоследствии через глотку. Выражение глаз Леманна было ледяным и злобным, он смотрел на китайца, практически не мигая. если бы взглядом могли убивать, его бы тут уже не стояло, а лежала бы аккуратная горстка пепла.
Чмо узкоглазое. Понаехали в Америку и еще тут права какие-то свои качать пытаются. Мразь, если бы не Юкио, то я тебе бы показал, кто тут является средним родом.
- Кажется, вас не учили манерам и вежливому общению с незнакомыми людьми. У меня тоже нет никакого желания находиться в этом помещении и, в особенности общаться с вами. Я напарник Мисимы и являюсь агентом ФБР. Поэтому не советовал бы вам разговаривать со мной в таком тоне. Юкио, я подожду тебя снаружи, кажется, твой родственничек умеет общаться, только находясь снизу, - Фридрих не был бы собой, если бы не подъебнул мужчину, видя, что тот уже начинает звереть. Американец сам был готов вот-вот осатанеть, но развернулся на каблуках и вышел вон на улицу. Он закрыл за собой дверь, оперся о стену, достал из кармана сигарету, чиркнул зажигалкой и закурил, чтобы хоть как-то успокоить нервы. Лемане не слабо так бесился и возвращаться обратно не желал.

+1

20

[AVA]http://s010.radikal.ru/i311/1507/da/432581e1c255.jpg[/AVA]
[NIC]Misima Yukio[/NIC]

Еще до того, как с уст Ли Чена и Фридриха сорвались обоюдные высказывания с леденящими нотами антипатии, а то и ненависти, Юкио это почувствовал всем нутром и затрясся стоя на одном месте. Он был слишком чувствителен к такого рода выбросу флюидов. Чужая энергетика порой ранила подобно лезвию ножа, а ощущая в воздухе электро заряды ненависти, гнева, агрессии - японцу становилось откровенно нехорошо. Впрочем, если раньше он мог на каждом шагу терять сознание окутываемый энергетикой окружающих, то сейчас, по прошествии многих лет он научился самоконтролю. Ведь кому хочется отдать богу душу из-за чьей-то мысленной перепалки на почве ревности девушки к бревну! Поэтому сейчас, слыша, видя и чувствуя, как негативно настроены друг к другу Ли и Фридрих, Мисима закрыл уши руками и зажмурился. Ему духу не хватило сказать этим двум расистам "Закройте рты!". Он был скромным и во многом неуверенным в себе парнем, легко поддающимся чужому влиянию. Хотя после того, как напарник вспылив, оставил Юкио одного наедине с негостеприимным родственником из дальнего Востока, Ли Чен начал всячески промывать мозги кузену.
- И это тот самый обожаемый тобою мега крутой и великий напарник? Да он просто цепной пес, который не знает команды "Фу". Это ради него ты задурил голову своему шефу телекинезом, чтобы тот поставил вас в пару? У тебя дурной вкус на мужчин, Юки-чан. Советую тебе не вестись на внешность, которая, как я успел заметить, у этого мужлана...ничего так. Главное то что...
- Он самый хороший человек, которых я встречал Ли нии-сан! Внутри него очень добрая и светлая душа. А еще он так же как и мы не похож на других. Не обижай его! Не обижай того, кто мне дорог нии-сан! - воскликнул Юкио, слова которого застряли в тонких стенах лавочки китайского антиквариата. Китаец смотрел на него неодобрительно, даже с досадой, но любовь к братишке была настолько сильна, что он кое-как поборов в себе рвотный рефлекс и выделение желчи изо рта, отодвинул маленького японца в сторону и вышел на задний двор своего обиталища, попутно прихватив с собой дымящуюся трубку. У стены близ открытых дверей стоял аки каменное изваяние с сигаретой в зубах Фридрих Леманн, до чьих ушей наверняка долетел невинный лепет напарника. Ли Чен сделал глубокую затяжку, весьма красиво и грациозно удерживая тонкими пальцами свою длинную курительную трубку. Он ни разу не посмотрел в сторону Фридриха, представляя собой совокупность превосходства и величавости. Молча анализируя ту малую информацию, которую Юкио так рьяно постарался донести до старшего брата, Ли сокрушительно вздохнул и наконец открыл рот, чтобы коротко выразить напарнику Мисимы признательность за охрану и заботу о кузене.
- Простите за мой негожий тон. Вы все же не последний человек в жизни моего непутевого кузена, а я посмел выказать вам неуважение. Спасибо, что заботитесь о Юкио. Надеюсь на вас и в будущем. Берегите его. - слова Ли Чена прозвучали как благословение. На брак. Или что-то в этом роде, что он однозначно не имел ввиду, так как по-прежнему глубоко в душе хотел нагадить Леманну жирную кучу и спровадить подальше от Юки. Просто, ему нужно было поскорее исправить ситуацию, чтобы его милый Юкио-чан перестал сердится. К последнему он и вернулся спустя каких-то пару секунд. Заключая Мисиму в объятия, Ли Чен мурлыкая спросил у братца:
- И по какому поводу ты пришел? Это ведь не просто желание повидать любимого старшего брата. Будь так, ты бы не привел с собой напарника. Очередные игры в героев? В этой холодной стране снова промышляет серийный убийца?
- Нии-сан...ты ведь знаешь, я не могу тебе всего рассказать, - виновато протянул Юкио, удерживая руку Ли на своем плече. Китаец шумно вздохнул и отпустив Мисиму плюхнулся в свое резное кожаное кресло.
- Но тебе нужна информация...- складывая пальцы в замок сухо констатировал Ли Чен.
- Да. Тебе известен злой дух, который одержим детьми и ангелами? Он еще маску клоуна носит и поет странную песенку об ангелах...В воспоминаниях погибшей девочки, я видел существо, которое уже не было человеком. Человек одержимый злым духом. Он из детей хочет сделать ангелов. Странная история. Мне не обойтись без тебя, нии-сан.
- Хмм...дети и ангелы говоришь. На ум приходит только одна тварь - Дзидзи. Так её прозвали в одной из областей России - республике Коми. Этот злой дух не имеет определенного обличья. Он похож на черную тень, которая крадет младенцев и детей до пяти лет, чьи души настолько легки, будто бы перья ангельских крыльев. По сути маленькие дети и есть ангелы, до тех пор, пока в них не проникнет порок. Дзидзи питается их органами, чтобы обрести оболочку из плоти. Но чтобы эти твари вселялись в кого-то...Ты уверен, что это не одержимость каким-то злым призраком?
- Не знаю! Юки-чан ничего не знает...Этот монстр прячется за маской. Жууууткой такой, страшной маской клоуна, - Юкио начал активно жестикулировать и нервно ходить из одного угла в другой. От одного воспоминания о кратковременном переносе сознания в тело убитого ребенка у Мисимы начинали трястись коленки. -  Я не успел разглядеть в нем все, что хотел, когда был в теле девочки. Но...Он их режет. Возможно, как ты и сказал...Он ест их органы. Съедает маленькие сердца крошечных ангелов...Бедные, бедные дети...Как больно. Им так больно!
Юкио был на грани между истерикой и потерей сознания. Он слишком увлекся визуализацией и возвратом к чужим воспоминаниям. Он чувствовал, что где-то далеко, сейчас происходит еще одно убийство. И хуже всего то, что пока Мисима и его напарник были абсолютно бессильны что-либо предпринять.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Paranormal story