Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я знаю твой секрет(с)


Я знаю твой секрет(с)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://6.firepic.org/6/images/2015-07/21/pipmxkbw7ixf.gif

Участники: Abraham Geek & Jodie Kan
Место: Бар
Время: (уточняется) Некоторое время назад
Время суток: После 22:00
Погодные условия: -
О флештайме:
Родители Джоди поругались, угрожая друг другу разводом. Дочь была огорчена, поэтому на эмоциях, она ушла вечером из дома и напилась в одном из баров, понимая, что в таком состоянии ей не дойти до дома, она звонит своему лучшему другу из университета и просит забрать ее. Все бы ничего, но оказалось, что компашка, с которой она распивала алкогольные  напитки, не собиралась ее отпускать. Если бы не вовремя подоспевший парень, то она бы надолго запомнила эту ночь. Хотя, она итак не забудет ее никогда. Они поклялись никогда и никому не рассказывать, что произошло в тот вечер.

Отредактировано Jodie Kan (2015-07-21 13:47:20)

+1

2

Placebo – Protect Me From What I Wont
Mad Clown feat. Crucial Star – Stalker Flip Side Story

Выглядит так. Только блузка белая полностью и не такие каблучища.

https://pp.vk.me/c419830/v419830894/a53a/nlKGTwAtRuA.jpg

Она жила в спокойном районе, с добродушными соседями, каждый год приглашающими на новоселье и своей интернациональной семьей. Ее отец всегда был очень занят на работе. Постоянные разъезды по другим странам. Фотосессии. Через его объектив прошло не мало длинноногих моделей, с которыми Джоди никогда бы не сравнилась в красоте и совершенстве.  Она была обычным ребенком. Почему ребенком? Потому что ее лицо выглядело ровно также, как и в 17 лет, такие уж эти азиатские корни, доставшиеся от ее матери кореянки. Раньше, дом был для нее священным пристанищем.  Дом — это даже не место, это чувство. То самое, которое приходит, когда возвращаешься, принюхиваясь к запаху теплой еды приготовленной любимой мамой. Даже  когда ты просыпаешься рано утром, разбуженная солнечными лучами, которые светят прямо на твою подушку, и думаешь, вставать прямо сейчас или можно чуть-чуть полежать. Стоит переступить порог дома, и на душе всегда становится легче. Так было всегда. До сегодняшнего дня. Джоди вернулась домой и с порога коридора услышала крики ее родителей.  Мама снова ревновала, значит были причины. Студентка застыла у двери, в шоке проглатывая услышанное. Слух уловил такое страшное слово, как «развод» и все вокруг поплыло. Почему-то Джоди Фейн больше не хотела находиться здесь. Ее пугала эта квартира, пугали звуки бьющейся посуды. Даже кончики пальцев задрожали.  Сейчас ее единственным желанием было бежать. Бежать как мжно дальше отсюда.  Ее ноги понесли ее по лестничному пролету вниз, быстрее, чем родилась сама эта мысль в голове. Слишком было больно видеть, как распадается семья, которую она так любит.  Вобще-то, она всегда была слишком правильной, домашней девочкой, старающейся угодить родителям.  Без семьи человек один в мире и дрожит от холода.  Выйдя на улицу она на себе ощутила, на сколько точна эта фраза. Грудь сдавило в тески и стало тяжело дышать. Она шла вперед по вечерней улице, мимо цветных вывесок кафе и баров. Мимо нее проходили идущие с работы люди, влюбленные парочки и другие прохожие.  Они обходили ее, задевали плечами, будто бы она невесомый призрак, скитающийся по аллее. Никто ни разу не остановился и не спросил, почему на ее щеках застыли слезы, единственное, что интересовало людей в тот вечер – А тебе есть восемнадцать, малышка? – вопрос бармена скорее риторический, чем по делу. – Вам, что паспорт показать?- недовольно пробубнила кореянка, заказывая водку с ананасовым соком.  То ли, он решил не спорить, то ли поверил, наливая ей стаканчик и придвигая ближе. Первый глоток  - не дает ничего, второй - уже кажется приятным, третий – затягивает.  Азиатская кровь вообще плохо восприимчива к алкоголю, поэтому не удивительно, что через 15 минут ее взор уже помутнел.  Но на одном стаканчике было сложно остановиться, поэтому девушка  перетрясла всю сумку в поиске карманных денег, но оказалось, у нее остался только 1 доллар, чтож..за эту сумму никто не продаст ей ни один коктейльчик.- Ну, ..как тебя..там..Генри..ну…еще коктейльчик..всего один..пожалуйста..-бормотала она, почти лежа головой на поверхности стойки, как на подушке. Поджав губы, кореянка достала свой телефончик, почти вслепую найдя контакт Авраама и набрав вызов. Он был ее единственным лучшим другом в университете, хоть они и учились на немного разных факультетах, все равно посещали одни и те же лекции, смеясь над Миссис Крейг за ее смешную прическу и манеру говорить.  Хоть он был и младше ее, он все равно иногда называла его корейским выражением – «оппа», надеясь что он не обижается на нее за эту вольность.  Услышав, что трубку сняли, девчонка застонала. – Ооо…Оппппа…мне так плохо...- вытягивая слова, как тянучую резинку – Забери…домой…хотя нет..сначала купи..мне пива…Слышишь? – усмехается – Помнишь..бар – Волчье логово…? Я жду…тебя…- с этими словами она отключилась и убрала мобильник в сумочку.  Уже минут 40 на нее пялилась одна славная компания рокеров среднего возраста. Один из них подошел к ней и оплатив выпивку, пригласил поиграть в бильярд. – Простите..но..я не играю- девушка покачала головой. Мало кто знал дурную репутацию этого заведения. Никто не знает, что бармен скрывает грязные развлечения этих парнишек. Похоже  в этих стенах никого не волнует закон.  – И сколько же тебе лет на самом деле, крошка? Не пора ли в кроватку, киса? – засмеялся один из амбалов, наступая на нее и прижимая к бильярдному столу. Джоди закричала, толкнув мужчину, но будучи слабой, это конечно же не помогло. Ее окружили, пытаясь стянуть и порвать ее одежду и в этот момент ее сковал дикий страх. Она не понимала, почему не вызовут полицию, ведь над ней хотят надругаться, а этот истукан, бармен только запер дверь и сделал музыку погромче. Неужели решил присоединиться? – от этой мысли по спине прошелся холодок. – Нет, этого просто не может быть.  Теперь желание о том, чтобы здесь появился ее друг, приобрело двоякий смысл. Она была настолько напугана и хотела спасения, но боялась, что Авраам увидит ее такой. Она казалась себе жалкой и отвратительной. Меньше всего ей хотелось, чтобы он увидел в ней проститутку, ведь со стороны это выглядело именно так. И не важно, что она кричит и по ее щекам катятся слезы. Хорошие девочки не шастают ночами по барам  и не напиваются до ее состояния. Они были правы. И почему же она так волнуется за то, что он подумает о ней? Они ведь просто друзья. Ему должно быть все равно, как она прожигает свою жизнь.
С Джоди сорвали легкую курточку, порвав белоснежную блузу под ней.  Та же участь постигла и юбку, но она все еще сопротивлялась, получив за это мощный удар по лицу. Губы ощутили соленоватый вкус собственной крови. С этой секунды, она смирилась, просто смотря в потолок и едва слышно всхлипывая, надеясь что умрет сразу же, когда они закончат. Ей не хотелось бы вспоминать эту боль снова и снова и записываться на прием к психотерапевту, который вылечит ее травму. Может шрамы и зарастут, но воспоминания останутся. Их нельзя взять и вырвать, как листок из тетради. Это не надоевшая запись, от которой так легко избавиться.

+1

3

На часах было десять вечера, когда Авраам в компании друзей выдвинулся из дома, чтобы провести вечер в компании таких же, как он сам, игроков за увлекательнейшей настольной игрой. Кому-то этот досуг мог показаться скучным, кому-то однообразным, но люди, привыкшие проводить выходные за картами с цветными картинками и костями, мирно потягивая пиво и иногда раскуривая косяк, считали, что лучше этого развлечения могут быть только настоящие ролевые. Когда огромный отряд выходил в поле, разбивал лагерь под гигантским шатром, разводил костры, которые день и ночь плясали меж деревьев, и устраивали битвы, строили заговоры и заключали союзы, мирные договоры. Казнили, любили, спорили – в общем, радовались жизни, как могли.
Когда Митчелл, его союзник по партии, раскурил первую сигарету и протянул её Гику, у того зазвонил телефон. Отыскав его в кармане кожаной куртки, Авраам, придерживая трубку плечом и пальцами разбираясь с пришедшими ему картами и косяком, ответил:
- Алло, - но мыслями он был далеко. Где-то между заброшенными королевствами, над которыми тень стянула грозные тучи.
На другом конце «провода» чей-то знакомый и жалобный голос позвал его, но Гик не сразу узнал его обладателя. Постепенно в голове сложился образ девушки-кореянки, его близкой подруги, о проблемах которой в настоящее время ему было трудно рассуждать, с зажатой в зубах сигаретой.
Она о чём-то настойчиво пьяным голосом попросила его, и не вдаваясь в подробности разговора, Гик ответил утвердительно. Он никогда не отказывал друзьям, так что задним числом вызвался быть провожающим девушки этим вечером. Но осознание этого пришло к нему уже позже, по прошествии нескольких минут, когда он внезапно спохватился и сорвался, на ходу набрасывая куртку на плечи и оправдываясь перед друзьями.
- Чёрт, чёрт, я пообещал, парни, простите, нужно встретить, - и вылетел за дверь. Он не был уверен, что точно помнил место, в котором кореянка ждала его. Но наобум определил, что это вероятнее всего тот бар, в котором они частенько зависали за распитием пива и игрой в бильярд, случая старые песни давно умерших бардов рокенрола.
Это было одноэтажное здание из красного кирпича с деревянными дверьми и окнами, которые ужасно смотрелись на фоне обшарпанных стен. Вывеска, на половину погасшая, обещала вкусные закуски к любому виду алкоголя, о котором вы только могли помыслить. Но Авраам знал, что единственным видом крепких напитков здесь был старый ром, который продавали из-под полы, поскольку легального разрешения на продажу у хозяина заведения не было.
Гик подёргал дверную ручку, с удивлением обнаруживая, что она не поддаётся. Окна были наглухо закрыты изнутри, но там, где, казалось, не должно было быть ни души, раздавалась громкая музыка и чьи-то пьяные крики. Сердце Авраама зашлось в быстром беге. Он с трудом соображал, после пары затяжек, но мысль о том, что его подруга может находиться внутри, в компании парней, которые были частыми клиентами этого бара, пугала его. Он, громко зовя девушку по имени, принялся колотить в дверь, то руками, то ногами пытаясь до стучаться до тех, кто находился внутри.

+2

4

[OST Alan Wake] - Poe – Haunted
The Black Angels (Alan Wake OST) – Young Men Dead
Petri Alanko – The Clicker


Как же хотелось закрыть глаза и снова стать маленькой малышкой,  на теплых и сильных руках родителей. Ребенок изначально рождается невинным. Он учится пониманию этого мира, порой ошибаясь, но он счастлив, какие бы у него не были отец и мать. Он испытывает радость, искренне смеется, удивляется и плачет, когда ему больно. Будучи малышкой, она знала, что стоит ей заплакать, как на нее сразу обратят внимание. Ее защитят, накормят, напоят и уложат спать.  Она умело этим пользовалась. Она не знала страха и осторожности. Но теперь, малышка Джоди выросла. Никто и не обратит внимания на ее мокрые щеки, за ней уже не ходят по пятам. Никто. Какое-же, это все-таки страшное слово.  От него веет холодом и отчаянием.  Хотя нет, все же был один человек возвращающий ее в беззаботное детство. Это он научил ее закрывать глаза и открывая, представлять себя каким-нибудь эльфийским существом. Не всемогущим, но отважным.  Он показал ей сказку, заставил смеяться, даже тогда когда бутафорский клинок протыкал эльфийский камзол. В этой сказке ты не умрешь- сказал он ей однажды – Ты сильная! – и знаете, она поверила и каждый раз, когда ей было страшно, она всегда представляла тот момент, прокручивая его снова и снова в голове. Со школы у нее не осталось много друзей в городе, поэтому она всегда могла положиться на этого человека, наверное она бы даже назвала его таинственным хранителем. Может быть для кого-то он и был чудным, скучным, но только не для Джоди. Она единственная из своего окружения видела в нем потенциал, иногда даже казалось, что могла прочитать его душу и увидеть крылья за спиной, которых не мог увидеть никто. Авраам - он не святой и идеальный. Он просто такой, каким она его видит.  И кажется, она и сейчас чувствует его присутствие, голос, даже уже сдавшись, она слышит слова –Вставай и дерись! Ты же воин, Джоди! Ты сильный воин! Вставай! Вставай Джоди! – голос в голове заставил открыть ее глаза и взглянуть страху в лицо. Фейн закричала и стала отбиваться с новой силой, слабость ушла, в кровь проник адреналин, не смотря на совсем не воинственный вид, в обрывках рубашки и кружевном нижнем белье, она продолжила сражаться, вспомнив школьные боевые тренировки. Наверное, именно этот вечер станет причиной, по которой в будущем, она запишется на курсы самообороны, но об этом потом. Сейчас  ее колено ударило на уровне паха одного из обидчиков, и прежде чем он успел осознать это, в него летит барный стул, встретившийся прямо с позвоночником ублюдка.  На секунду девушке даже показалось, что там что-то хрустнуло.  Хотя может это все сердце, отравленное желанием мести. – Вот же ненормальная сука! Ну, ты у меня сейчас получишь – рыкнул один из приятелей валяющегося на полу рокера и бросился на девушку, толкнув ее спиной в дверь. Затылок больно ударился о дерево, от удара по лицу снова хлынула кровь.  Взгляд упал на ружье на стене. Не кстати, она всегда здесь держали его.  Это специально, чтобы ее дразнить…Разве они никогда не слышали примету, что раз в год и незаряженное ружье стреляет? – Отвали, урод!- девушка заскулила и закрыла глаза. Перед ее глазами предстает кадр, мгновение, в котором она вырывается вперед и хватает ружье, стреляя во всех участников этой вечеринки. Но сейчас , ее руки трясутся от злости. Она бьет, бьет и бьет, пока не чувствует, как в лицо брызнула кровь, а в спину ударил холодный осенний ветер. Кто-то кричит, умоляет ее остановиться. Она почти уверена, что все это всего лишь ее фантазия, ведь бутафорское  ружье продолжало висеть на стене, но в реальности ее руки были в крови. Рука держащая нож, все била и била бездыханное тело, а она громко рыдала, не в силах остановить себя, или хотя бы замедлиться.  Она даже не осознавала, что  это уже давно не игра, не выдумка и даже не сон. Один мертвец и четверо свидетелей. Нет, шестеро…Шестеро свидетелей. И пусть он скажет ей, что все это лишь в ее голове, пусть он скажет, что ничего не было…Это ведь всего лишь фантазия?

+1

5

Авраам беситься и крутиться у входа, как ошпаренный кот. Он стучит в деревянную дверь руками и ногами, пытаясь заставить выйти кого-то наружу или хоть каким-то образом прореагировать на его поведение. Единственными, кто обратил внимание на сучившего конечностями парня оказались патрульные, выбравшиеся из машины в большим стаканом горячего кофе.
- Чего шумишь? - их обращение было неприятным и неуставным, но сейчас это мало заботило Гика. Он жестами и словами объяснил им, что в закрытом помещении из которого раздавалась громкая музыка и периодически были слышны крики, находится его подруга. Вероятно нетрезвая и в компании сомнительных субъектов.
Сильно повезло, что полицейские не заставили себя ждать. Очевидно, что порядком скучный вечер им хотелось провести хоть немного активнее, и подкинутая внезапно работа подействовала на них отрезвляюще. Пинками выломать входную дверь не удалось, ни по одиночке, ни всем рядом. Но второй, запасной выход был найден спустя пару минут Авраамом, оббегавшем заведение вокруг. Это была массивная железная дверь с замком, который один из патрульных прострелил насквозь. Замок упал на асфальт, жалобно звякнув, а полицейские уже спускались в подвал помещения, откуда всё явственнее слышны были крики мольбы и последовавшие за этим звуки потасовки.

- Иди позади! - крикнул ему один из полицейских, но Авраам, не смотря на все предупреждения, рванулся вперёд, чуть было не съехав с крутой лестнице, ведущий круто вниз. На ней лежали какие-то вёдра с резко пахнущими жидкостями, которые он распиннал по дороге, перекрывая громкую музыку своим невообразимым шумом.
- Джо!! - крикнул он, надрываясь, пытаясь разглядеть в темноте знакомый силуэт. Но свет был выключен почти везде, и идти приходилось на ощупь. Он пару раз столкнулся с патрульными, которые прямым и не самым лестным текстом посоветовали ему вернуться обратно, но когда из черной глубины раздался очередной девчачий крик, Гик, вновь заорал:
- Джо! Я здесь, я сейчас! - и ринулся вперёд. И секунды не прошло, как он впечатался в высокую объёмистую фигуру бритого амбала, перекрывшего ему проход. Если бы тот не держался за промежность, громко постанывая, то стал бы для Гика серьёзной преградой на пути. Но обогнуть его Аврааму не заставило труда, и как только он сделал это, то сразу же оказался в знакомом помещении. Бар ещё был жив, на нём сохранились почти все стаканы, в отличии от бильярдного стола, который, пошатываясь, еле-еле держался на трёх ножках. Повсюду были разбросаны щепки и стекло, а людей, которые сцепились в один большой комок, невозможно было распознать. По залу метался бармен, разрываясь между страхом от вида полицейских и жадностью, не позволяющей оставить нажитое долгим и непосильным трудом.

Когда офицеры пробились через ком сцепившихся, глазам Авраама предстала ужасающая сцена. Джоди, с рассечённой губой и разбитым носом, пыталась отбиваться от державшего её полицейского. Его товарищ, угрожая оружием разъярённым громилам, пытался приструнить их и вёл к стенке, где ставил их в ряд лицом вперёд с сцепленными за спиной руками.
Девушка продолжала кричать и вырываться даже после того, как Гик схватил его за плечи и прижал к себе. Кровь с её лиц тут же брызнула ему на футболку и пиджак, окрасив их в тёмно-бардовый оттенок, но он не отпускал её до тех пор, пока Джоди окончательно не ослабла в его руках. Через мгновение Авраам понял, что она потеряла сознание. Усадив её на стул, он закинул её голову, пытаясь рассмотреть ссадины и кровоподтёки на её лице. Один из офицеров между тем вызывал подкрепление и дежурную машину скорой помощи.
- Она чуть было не забила этого парня до смерти, - сказал Гику подошедший полицейский. Он был не так молод, как Авраам. Во многом его делали взрослее пышные усы, скрывающие по-детски пухлые губы, но морщины и усталость, залёгшая тёмными тенями под глазами, делали представителя власти старожилом этих неспокойных мест. - Он еле дыши, но дотянет до скорой. Ей и самой неслабо досталось. Она отключилась? - Гик кивнул, не сводя глаз с Джо. - Нужно как можно скорее доставить её и это огромного в больницу, а здесь мы и сами разберёмся.

+1

6

Alan Wake OST – No, I Don't Remember
Poets Of The Fall ( Ost Alan Wake) – Shallow


Это было странным. Она осознавала, что делает, но не могла остановиться, перед глазами застыла дымка и каждое движение замедленно, напоминало кадр какого-то неизвестного ей фильма. Такое чувство, будто бы ее бренное тело находилось в двух измерениях.  Словно, кто-то заставлял ее это делать.  Ее кто-то схватил, но Джоди закричала, брыкаясь и не догадываясь о том, что все позади. Зрение помутнело. Она с трудом разбирала черты. – Нет! Не трогайте меня! – не сразу, но она почувствовала рядом Гика. Наверное, интуитивно, или по запаху. От него часто пахло мятными леденцами, с тех пор, как она подарила ему на день рождения целую пачку.  Силы покидали ее, но она успокоилась, затуманено оглядев его лицо. – Авраам..ты…ты пришел..- с горькой усмешкой, кореянка улыбнулась.- А я кажется….кажется..все…- пробормотала и совсем потеряла сознание. Веки стали свинцовыми. Она впервые провалилась во тьму своего разума. Бесконечная мгла и только тонкая ниточка света, ведущая вперед. Она слышала детский плач, узнавая свои детские воспоминания, когда они еще были счастливой семьей. Школа, институт, игры и те последние события, все перемешалось.  Даже сейчас, она слышала свое сердцебиение, отдающееся эхом в ушах. На мгновение сердце остановило стук и она облегченно улыбнулась, подумав о том, что теперь все и правда кончено. Это очень эгоистично, но сейчас она бы не пожалела об этом. Она ужасный человек. Всем будет только проще, если она перестанет дышать. И тогда ей не придется смотреть, как разводятся ее родители. Огорчало лишь, что она больше не увидит Гика. Мысли текли неравномерно, путались и напоминали желе.  Сердце сжалось и ударило с новой силой. Вдох-выдох. Ее сознание покидала тьма, ей даже показалось, что она закричала, когда ее вытолкнуло из сна, как пробку из бутылки шампанского. Рядом с ней стояла капельница. Девушка огляделась, увидев рядом с больничной койкой своего друга. – Авраам!? Что ты здесь делаешь?- пробормотала она хриплым голосом. Губа саднила. – Что произошло? – качает головой, прикрывая веки.- Черт…- сглотнула – А..знаешь…зря ты меня спас..- с отчаянием говорит, чувствуя как глаза покрываются влажной пленкой. – Я не хотела жить…- всхлипнула, подтянув руками одеяло. – Когда я была там…на краю…я подумала, что меня больше ничто не держит…Я…- зашипела и подтянула ладони к рукам.- Пожалуйста, только не говори моим родителям…Никому..Никому не говори..- девушка задрожала. Ей было так стыдно перед Авраамом, будто бы, она была виновата в том, что случилось.  Кореянка подняла взгляд на парня и приоткрыла губы, смотря на него – Скажи, - выдержала долгую, мучительную паузу и опустила мокрые глаза.- Ты, ведь не думаешь, что я хотела этого? – имела в виду домогательство тех мужчин. – Я бы..никогда не…- оправдывается перед ним, как будто бы, он был ей мужем, а не другом.
После этих слов, девушка снова заплакала, пытаясь не вспоминать, как страшно ей было в тот момент. Один великий психиатр однажды сказал, что нужно смотреть в глаза тому, что мы хотим забыть. Только противостоя нашим страхам, мы можем расти, меняться и встречать новые неудачи. Но разве такое можно забыть? Конечно, это все ее вина. Если бы она не пришла в этот чертов бар, то ничего не случилось бы, но с другой стороны, пусть это и весьма трагичный опыт, но теперь она знает, что не стоит пить в одиночку, а уж тем более ходить по таким заведениям в поздний час.  - Надеюсь..они не успели ничего сделать  со мной? – сама не замечает, как спрашивает себя в слух, потому что, помнит то мгновение весьма смутно. Поняв, что он услышал, Джоди покраснела. – Ой, я…надеюсь, ты не слышал это…- с сомнением произнесла и села на кровати, выдыхая и протягивая к нему руку – Прости меня, Авраам…не нужно было втягивать тебя во все это..- вздохнула и прикусила нижнюю губу и грустно посмотрела – Зря ты со мной связался…-мотает головой. –Я приношу одни проблемы.

+1

7

Когда её маленькое хрупкое тело погрузили на носилки, Гик, запрыгнув в машину скорой помощи, принялся звонить родителям Джо. Он знал их не так хорошо, чтобы иметь возможность звонить им по ночам. Но сейчас, когда ситуация потребовала их немедленно вмешательства, выбора у него не оставалось.
На другом конце телефонной связи раздался женский встревоженный голос.
- Джо! Алло, это ты? Где ты? - тут же сказал он. Авраам судорожно вздохнул и хрипло произнёс:
- Миссис Фейн? Меня зовут Авраам, я друг Джо. Прошу вас, не волнуйтесь. С ней всё.. - он запнулся. - Она жива. И сейчас её везут в больницу, - он быстро назвал адрес и отделение, куда должны были доставить её дочь. Дежурный врач и медсестра что-то негромко обсуждали друг с другом, за машиной скорой помощи по пятам ехала патрульная, Авраам видел в маленькие тёмные стёкла как переливаются красный и синий цвета. Он опустил ладонь на холодную руку Джо и задремал.

Проснулся он, кажется, почти сразу. За это время их успели доставить к больнице, где девушку на носилках повезли в отделение реанимации. Около получаса в зале ожидания, которые растянулись и стали похожи на вечности, Авраам вышагивал по белому кафелю, то и дело взрагивая от каждого объявления по громкой связи. Вызывали врачей в операционные, кто-то кого-то терял и тут же находил, один он в одиночестве крутился здесь как юла. Вот входные двери хлопнули и в зал взбежали двое - мужчина и женщина, оба с одинаковыми черными растрёпанными волосами и широко раскрытыми глазами, полными страха. Гик никогда раньше не видел их, но по явному семейному сходству определил, что они - родители Джо. Поэтому прежде, чем мистер и миссис Фейн успели обратиться к медсестре, он подошёл к ним и рассказал всё, что успел знать за то время, что провёл здесь.

Прошло ещё около двух часов, когда доктор, одетый в длинный бирюзовый операционный костюм вышел к ним, на ходу сминая в руках медицинскую шапочку и стягивая с лица марлевую маску.
- Будет жить, - сказал он со слабой тенью улыбки на лице. - Серьёзных травм нет, разрыв селезёнки, вероятно полученный от удара в живот, несколько переломанных рёбер, но тугую повязку мы наложили, через пару месяцев всё чудесно срастётся. Как только она очнётся, мне необходимо будет пустить к ней в палату полицейских. Сами понимаете, - сказал он прежде, чем родители Джо стали возмущённо роптать, - Это дело серьёзное. Шайка, напавшая на вашу дочь, заслуживает самого жестокого наказания, и чем скорее, тем лучше. Я лишь надеюсь, что ни одна девушка больше не пострадает от рук этих извергов.

Утро наступило рано, вместе с заглянувшим в палату солнцем, которое разбудило Авраама, уснувшего у кровати больной. Её родители хотели остаться на ночь в больнице, но он уверил их, что ни на не отойдёт от Джо, и они уставшие и разбитые вернулись домой.
Когда девушка открыла глаза, он постарался улыбкой ей одной из самых ободряющих и радостных своих улыбок, хотя на душе у него скреблись кошки. Она выглядела ужасно, как маленький побитый котёнок. Осторожно поцеловав её в висок, он прижал её к себе бережно и нежно.
- Глупенькая, - и прежде, чем она что-то успела сказать, добавил, - больше никогда не поступай так. Слышишь меня, Джо? Никогда, никогда, никогда!
Она еле заметно улыбнулась ему и тут же скривилась, попытавшись вздохнуть. Давали знать о себе боль в рёбрах.
-  Тебя привезли сюда ночью, подлатали. Родители тут же примчались, хотели проторчать здесь ночь, но я сказал, что останусь и отправил их домой. С ними всё в порядке, слышишь, они были здесь в месте и никакой ругани, никакого развода.
Они посидели некоторое время в тишине, затем Джо заговорила вновь. О своих страхах, о себе и о том, как волнуется, что эти вандалы что-то смогли с ней сделать. Гик слабо улыбнулся и ответил:
- Врач сказал, всё в порядке. Ты металась там как дикая кошка, я удивляюсь, как они вообще не побоялись подойти к тебе. Кто же знал, что внутри тебя живёт такое.. Но это свойственно людям. Защищать себя в минуты опасности. То, что ты чуть не забила его до смерти говорить лишь о том, как сильно в действительности хотелось тебе жить. И не вздумай повторять, что тебе здесь не место и нет ничего, что держало бы тебя на этом свете. Глупости. Пойми, не каждому дана какая-то великая цель. Есть куча людей, как ты и как я, которые просто учатся и время от времени с ними случаются встречи, происшествия, не всегда приятные. И мы не меняем мир, скорее это мир влияет и меняет нас. Нам же остаётся жить в нём, и, может, наслаждаться тем, что мы имеем и думать о том, что можем иметь в будущем.

Отредактировано Abraham Geek (2015-07-29 21:56:15)

+1

8

XEPY – You Don't Know Shit (ft. SAN E, JJK, Verbal Jint)


-О боже, они все знают…- голос был отравлен желчью. Девушка сглотнула и зажмурилась. По ее лицу можно было почувствовать, какую боль она ощущает. Боль даже не в теле, которое обкололи анальгетиками. Боль в душе. Ей было так стыдно перед ними.  Ну, что поделать, их маленькая принцесса выросла и пришла на бал. Никто не сказал ей, что жизнь так сложна и жестока. – Черт возьми, да я теперь терминатор. – горько усмехнулась Джоди и глубоко вдохнула воздух. Легкие прожгло, словно кто-то рассыпал внутри нее банку с перцем.  Дышать стало тяжелее, но она даже не поморщилась, приняв это, как данность, которую не способна изменить.  Этот парень у ее кровати, так заботился о ней, что она чувствовала себя виноватой, ведь они не были родственниками и даже самые близкие друзья, никогда не будут так отзывчивы. Как однажды сказал ее отец. – Дружба – это ничто иное, как взаимовыгодное сотрудничество. Но, тогда что такое любовь? Зачем люди сходятся друг с другом? Только ли из-за понимания о том, что нужно оставить что-то после себя?
Мысли в голове, все еще текли хаотично, путались, ускользали и терялись где-то на дне подсознания. А ведь, Гик ей нравился. Нравился, черт возьми, но она еще так и не поняла, не решила для себя, кто он для нее. Или даже не так, кем она хотела видеть его в своих глазах. Как не странно, он всегда был для нее примером для подражания, хоть и его можно было назвать - «парень со странностями», но ведь и она не земной человечек. Больше напоминает девочку с Луны, попавшую в человеческое общество. – Авраам.- девушка усмехнулась и вытянула руку, сжав его ладонь.- Когда ты..уже найдешь себе нормальную девушку? –задумалась, мечтательно взглянув в потолок. –Ну, знаешь такую…- перечисляет эмоционально.- Высокую! Красивую! Умную! Заботливую и добрую! –смеется. –Ну, прямо..как я. – посмеивается и смотрит в потолок. – Пригласишь меня на свою свадьбу, я займусь украшением банкета. Уж это, я умею!- подмигнула и исправилась.- Ну, это конечно будет..еще не скоро, но..позовешь меня через пять лет!- сжала радостно кулачок и ухмыльнулась- Интересно, а как будет выглядеть мой муж…- пробормотала вслух и тут же перевела тему. – И вообще, когда мы отсюда выйдем, я желаю дать тебе возможность осуществить свое обещание. –смотрит на него серьезно и строго. – Ты обещал меня угостить твоим коронным блюдом. Если это единственное, что ты умеешь готовить, то я просто обязана это попробовать!- посмеивается, глядя на него и вздыхая. – Боже, как я устала.- кореянка зажмурилась и прикрыла губы ладонью, зевая.  Девушка выдохнула и повыше натянула одеяло.- Пожалуйста, побудь со мной..пока я не усну..- тихо попросила, закрывая глаза и надеясь, что он услышал ее. 
Джоди долго не могла уснуть, слушая какие-то истории из жизни Гика и представляя их, как красочный фильм по телику. Парень всегда умел рассказывать все с какой-то особой энергией, переносящей тебя в место событий.  Потом наступила некоторая пауза. Он говорил что-то о ней, но Фейн уже не расслышала, чувствуя, как веки тяжелеют и ее уносит в царство Морфея. До нее доносятся только отголоски слов, настолько обрывочные, что нельзя соединить их воедино.  Она провалилась в глубокий сон и впервые ей ничего не снилось. 
Девушка открыла глаза только утром, когда солнечные лучи стали щипать глаза. Она зажмурилась и сморщившись, повернулась на другой бок, тем самым отворачиваясь от окна.  Стул перед кроватью пустовал, от чего ее посетило то ли беспокойство, то ли грусть, от того что она осталась здесь совсем одна. – Неужели ты ушел?- пробормотала она про себя и попыталась подняться с кровати, в одной лишь больничной сорочке. Если честно, то хотелось в туалет. Да и позавтракать бы не мешало, но от больничной кормежки ее с детства воротило. До сих пор задается вопросом, как же они сами едят это?

+1

9

Он смотрел на неё и улыбался, а на душе скреблись кошки. Всегда страшно и тяжело становится спасением для кого-то. А он, в силу профессии, в силу такой своей одинокой ничейной жизни, часто становился чьим-то другом, чьим-то "жилетом". К нему привязывались, его ждали, на него надеялись. Это очень трудно быть надеждой для кого-то, потому что разочаровать Авраам не мог и не хотел.
- Женюсь на тебе, если только не найду ещё выше, - пошутил он, и вдруг подумал, что, быть может, какая-то его дружба с девушкой однажды превратиться в ту сказочную любовь, о которой он всегда мечтал. Говорят, что лелеять своё воображением картин из счастливой жизни - это девчачье дело. Ужасная несправедливая ложь. Семейные ценности, которые были привиты Гику с молоком, были сильны в нём. К ним он осознанно и неосознанно стремился всю свою жизнь.
- А может случиться и так, - проговорил он тихо, - что мы никогда не сможем найти для себя кого-то особенными, и поженимся, потому что нам покажется, что это лучший выход из лабиринта того одиночества, куда мы сами себя загнали.

Они ещё некоторое время провели в беседе, пока Гик не настоял на том, что Джо следует отдохнуть. Он уложил её спать, сопровождая процесс сна нескончаемой болтовнёй, наполненной рассказами о его жизни. В ней действительно было немало. Он встречался с многими людьми, и все они были разными, поэтому он по-разному реагировал на них. Затем что-то происходило или случалось, внезапно или запланировано, кто-то из людей уходил, кто-то оставался, но каждый оставлял в его душе часть своей старой истории. А о новых историях многих Авраам уже не знал, попрощавшись с ними.

Утро наступило как-то внезапно, он и не заметил, что задремал в палате на стуле. Потянувшись, он встал, разминая затёкшие мышцы. Голова болела, Гик взглянул на часы - прошло меньше пяти часов. Он зевнул, и, чтобы набраться сил, отправился вниз, в кафетерий, где приятный запах обещал вкусный завтрак после тяжёлого пробуждения.
В кармане зазвонил телефон. Прислонив трубку к уху и расплачиваясь на кассе, Авраам ответил:
- Слушаю.
На другом конце его босс начала утреннюю лекцию о его сегодняшнем опоздании. Стакан с кофе чуть было не выпал у парня из рук. Чёрт побери, за всеми происшествиями он совершенно забыл о работе. Оправдываясь и забирая упакованный завтрак, он поспешил наверх, где в палате уже проснулась Джо.
- Привет, - улыбнулся он, пытаясь заложить в карман джинс телефон единственной свободной рукой. В другой он удерживал два стакана с кофе на подставке и пакет с пончиками в шоколадной глазури.
- Я принёс перекусить, но, кажется, не успеваю даже толком попрощаться с тобой. Мне необходимо быть на работе, я совершенно потерялся во времени и уже опоздал на час, - он виновато смотрел на подругу, спросонья пытающуюся понять происходившее вокруг. - Береги себя, хорошо? И обязательно съешь то, что я принёс. Там куча каллорий, то, что нужно. А в больницах всегда подают жутко полезный и кошмарный на вкус завтрак.
Авраам поцеловал девушку в лоб, заботливо, как старший брат.
- Ни о чём не переживай. Никто, кроме родителей, никогда не узнает о том, что произошло вчера. Я знаю твой секрет и буду хранить его вечно, - его клятва звучала торжественно и немного смешно, но ни тени улыбки не было на серьёзном лице. - Мы ещё увидимся, - он захватил стакан с кофе и бросился к дверям. - До встречи! - и исчез за ними.

+1

10

Beenzino – Boogie On & On


Ох, эти его размышления. Столь забавно было это слышать от Гика. – Что? Они поженятся?  Ну, уж точно.  Они бы были самой странной  парочкой универа. Даже не в плане национальности или разницы в возрасте. Скорее в каком-то другом восприятии мира, будто бы они живут не в цивилизации, а в долине хоббитов. Эти мысли пришли в голову ей не случайно. Авраам всегда был  весьма загадочным, непохожим на других и слишком мудрым для своего возраста. Иногда она чувствовала себя с ним школьницей и учителем.  Она для своих лет могла рассуждать слишком наивно, по-детски и жутко стеснялась этого. Как бы там не было, у нее не исчезало странное желание заботиться о Гике. Покупать ему подарки, закармливать обедами, прибегать когда тот болеет, словно она мамочка-наседка. Это была сильная и душевная привязанность и она не могла ее объяснить, как бы не хотела.
Появление Гика обрадывало ее. – Авраам!? – девушка улыбнулась и в карих глазах появилась яркая янтарная искорка. –Я так рада.- ответила она искренне и взглянула на то что, он принес ей. – Ооо..спасибо, ты знаешь как я люблю вредное или отчаянно хочешь, чтобы я растолстела и кроме тебя, больше никому не понравилась?- пошутила и громко засмеялась, после чуть огорчившись, что ему нужно уходить. – Какая жалость..-грустно произнесла.-Ну, тогда хорошего дня.- улыбнулась и выдержала паузу, затем сказав. – Авраам, я буду ждать тебя, обязательно приходи, как сможешь.-произнесла и выдохнула, проводив его теплым взглядом. После этого, она подкрепилась, ее осмотрел врач, день в целом прошел спокойно. Так и проходили день за днем. Каждый похожий на другой, но она не жаловалась. Через три недели, она уже была дома, но пока еще не вышла на учебу. Здесь ей придется провести еще как минимум неделю, так сказал врач. Дом- хотя бы лучше, чем больница. Ты ни к чему не привязан.  Фейн слонялась по комнатам, не зная чем заняться. Программы на tv жутко наскучили, читать не хотелось, а для гимнастики слишком болели мышцы. Она уже успела понежиться в ванной, пересмотреть любимые фильмы, но время тянулось.- Интересно чем сейчас занимается Авраам?- промелькнула мысль в голове и рука сама потянулась к телефону, набирая 1 номер на автодозвоне. Бесконечные гудки только подогревали ее волнение и когда на той стороне раздался его голос, она даже запнулась, назвав его имя. –Ох, прости…Я не отвлекаю тебя?- тихо спросила, слушая его ответ. По телефону его голос был таким успокаивающим.- Я дома одна и еще неделю не выйду на учебу, так тоскливо. Может ты…- выдержала небольшую паузу.- Хотел бы поужинать у меня? Я приготовлю что-нибудь. –бормочет не очень громко.- Я так скучала. – даже с какой-то безысхнодностью призналась и выдохнула в трубку, еще долго слушая его дыхание и ругая про себя этот чертов телефон, сковывающий все восприятие. Телефонные разговоры хороши для лжецов. Не надо прятать глаза, можно врать и не краснеть, ничего не стесняться. Она всегда была честной и любила искать ответы в глазах людей, читать эмоции по тому, как сжимаются губы. Авраам всегда забавно наклонял голову в бок и этим смешил ее. По нему легко было читать такие чувства, как : огорчение, удивление, интерес, задумчивость, радость, но вот заглянуть глубоко в душу, не смог бы никто, а Джоди не хотела доставлять ему неудобств, поэтому никогда не расспрашивала о вещах, которые могли бы ему не понравится. Закончив телефонный разговор, девушка потянувшись отправилась на кухню. Она не была особым кулинаром, но решилась на экзотическую китайскую кухню. Сегодня в ее меню была утка по – Пекински с овощами. Должно быть вкусно, сытно и полезно. Вообще-то, это блюдо она готовила впервые, поэтому весьма переживала за результат, который будет ожидать ее в финале.  Хотя самым сложным пожалуй, было убраться в квартире с ее любимым творческим бардаком и валяющимися дисками игр от приставки. Следующим по списку – это одеться. Она совершенно не знала, что ей одеть.  Вроде и сильно наряжаться нет повода, но и быть обычной тоже не хотелось. В итоге, она оделась не очень броско, может даже и не совсем стильно, кто-то бы даже назвал это безвкусным, но в этом вся она. Немного не такая, как все..

одета так

https://40.media.tumblr.com/e9599625779611132e96cf65fdec61b1/tumblr_n529yl34gj1rphwnwo1_500.jpg

+1

11

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я знаю твой секрет(с)