Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » To step in to save somebody


To step in to save somebody

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Melor Datskovskitas, Deirdre Burns
Место: темная улица Сакраменто, поздний вечер
Погодные условия: тепло, но дует прохладный ветер.
О флештайме: Самостоятельная женщина может сама за себя постоять. Ну, или по крайней мере так думает. А потому без зазрения совести иногда засиживается в барах допоздна одна, выпивает и совершенно не боится, что может пристать какой-нибудь не очень приятный тип или что она окажется в такой ситуации, когда ей нужна будет помощь... Ну, ночь есть. Подозрительный тип тоже. Дейдре Бёрнс выпила немного лишнего и теперь пытается вернуться домой, отвадив от себя прилипалу. Спасет ли ее кто-нибудь?
https://media0.giphy.com/media/AsrqSB7MCl5AY/200_s.gif

[AVA]https://pp.vk.me/c628321/v628321145/32da/2EZSO9UUFS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-21 22:19:05)

+1

2

[AVA]https://pp.vk.me/c628321/v628321145/32da/2EZSO9UUFS0.jpg[/AVA]Дей убрала прядь волос с лица и что-то пробубнила себе под нос. Ноги были немного ватными, и она даже пожалела, что вышла через черный ход бара, а не через парадный. Да, до дома так было идти намного ближе, но в этих темных улочках ничерта было не видать, что она почти сразу же и озвучила:
- Какого хрена так темно... - проговорила грубо, поправляя юбку и держась одной рукой за стенку, Дейдре не была пьяна в хлам, но мир вокруг начал постепенно крутиться около нее.
- Ну так ведь ночь, мисс, - нашелся какой-то умник рядом и взял ее руку, которая служила до этого ей опорой так, что Дей волей-неволей навалилась на него, - Да вы перебрали!.. - как-то подозрительно радостно воскликнул мужичок и взял Дейдре за плечи.
- Эй-эй, полегче, ты ж сам меня тут схватил... - она попыталась высвободиться из его цепких объятий, но мужчина держал ее крепко, - Серьезно, большое спасибо, но я обойдусь. - снова предприняла попытку выскользнуть из-под его рук, но опять потерпела неудачу, - Вы можете отпустить, я стою на ногах, - Бёрнс уже не знала, как еще намекнуть внезапному спасителю, что все, парень, хватит, дальше я сама, а ты иди лесом куда шел...
- Нет-нет, я помогу... - хитрющая и скользкая улыбочка скользнула по его лицу и он сдавил плечо Дей в своей руке так сильно, что она неволей тихонько взвизгнула, - Идем, я тебя провожу. - и потащил ее в таком состоянии за угол здания, в один из проулков.
Бёрнс никогда не считала себя трусихой или слабачкой, да и вообще в детстве неплохо дралась, поэтому и теперь решила попробовать освободиться от этого назойливого ухажера не теряя самообладания и не ударяясь в панику. Она резко подняла руку и затащила мужчине прямо по голове своей сумкой, в которой лежал ее рабочий ежедневник, переполненный невыполненными задачами и делами на следующую неделю, и дождалась, пока тот выпустит ее из своих рук.
- Ах ты сука!.. - воскликнул мужик, хватаясь за лоб, куда, похоже, угодила сумка, и Дей, не раздумывая ни секунды, побежала от него подальше - к улице, где были бы еще люди, где он бы не посмел так в открытую тащить ее куда-то.
Но то ли скорости Дейдре с детства и юности резко упали, то ли после пары бокалов вишневого пива на голодный желудок действительно сложнее ориентироваться в пространстве, то ли сумкой по голове она заехала напавшему не так сильно, как должна была бы - но она не успела добежать до выхода из этого проулка, когда тяжелая рука упала на ее плечо и сжала его еще сильнее, чем раньше.
- Ну, держись... - мужчина замахнулся и Дей закрыла лицо руками, не желая видеть, как мужик с кровоподтеками на лбу (упс, кажется ключи были в наружнем кармашке и неплохо прощупывались) будет ее бить.

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-21 22:18:52)

+1

3

– Согласен, жизнь многогранна, но одна из ее больших, я бы сказал большущих граней – полное дерьмо.
Мэлор усмехнулся и сделал глоток пива из бокала. Да это было почти удивительно, но русский пил только пиво, да и то всего второй бокал, правда, большой. Кажется, в этот бокал входила английская пинта, хотя черт его знает. Датских питал склонность к ирландскому красному пиву. Ирландское пиво, ирландское виски, ирландская кухня – к чему только ни пристрастишься за годы жизни в Бостоне.
– Мэл, ты смотришь на жизнь слишком мрачно, точнее однобоко. Сам подумай: то, что для тебя плохо, для другого могло быть хорошо. Да и что там говорить, что началось плохо, не могло хорошо закончиться.
– Да ты философ и провидец, а еще и бармен. Вот поэтому я к тебе и хожу.
Бармен пожал плечами. Этот бар законник открыл для себя в ночь своего дня рождения и теперь часто наведывался посидеть. Иногда выпить, а главное – поболтать с барменом, а по совместительству и владельцем бара. Заведение переживало не самые лучшие времена, хотя самому Мэлу здесь нравилось, и он уже месяц уговаривал владельца сначала взять у него деньги на реконструкцию, а когда тот наотрез отказался, перешел к другой тактике – просил продать ему долю в баре.
– Хотя ты сам – еще тот упрямец. Почему ты не хочешь внять голосу разума и принять мое предложение?
Он обвел глазами бар, и взгляд слегка задержался на красивой женщине, пьющей вишневое пиво – остальные припозднившиеся посетители не привлекли его внимания. Так себе контингент.
– Просто не хочу терять самостоятельность.
– Вот с этими, – русский показал большим пальцем себе за плечо, – ты не самостоятельность, ты бар потеряешь.
Мэлор повел шеей – она уже пару дней болела: видимо, где-то продуло, июльская калифорнийская жара достала даже его, обычно относившегося к погоде наплевательски. Кондиционеры работали вовсю, везде. Лишних нервов добавляла и сложившаяся в городе ситуация. Была усилена охрана всего, чего только можно и кого только можно, но Мэл упрямо продолжал периодически ездить один. То ли обкатывая новую машину, то ли тоже хотел стать Лазарем. Сейчас при себе у него даже оружия не было: оно осталось в тайнике в машине. Одет он был по погоде: в черную майку с коротким рукавом, темные джинсы, а пиджак был небрежно брошен на стул рядом с ним. Правда, татуировки – но здесь это его не смущало.
Ладно, я же обещал подумать.
Мэлор снова бросил взгляд за плечо и увидел, как замеченная им девушка допила пиво и, встав из-за столика, пошла по направлению к туалету, а заодно и черному ходу, а через две минуты вслед за ней отправился и крепкий парень, сидевший и накачивающийся виски в углу.
Мэл глубоко вздохнул, достал зажим для денег и положил на стол пятьдесят долларов.
– Ладно, думай, а мне пора.
Русский допил пиво, надел пиджак и пошел к черному выходу. Зашел в туалет, заодно совместив приятное с полезным, убедился, что парня там нет. Законник вышел через черный ход и пошел по переулку, остановившись, чтобы закурить.
«Какого черта тебе это надо, Робин Гуд хренов?»
Дорогие туфли позволяли двигаться почти бесшумно, и он успел, прямо как в фильме, в самый последний момент. Еще шаг, и он перехватил занесенную руку за кисть, сжал ее и оттолкнул парня от девушки.
– Даже и не думай, сучонок.
– Ты что мужик, охренел? – Парень с пьяным удивлением посмотрел на него и замахнулся.
И вот зря он это сделал: Мэл скользнул под руку и ударил – правой в живот, левой в челюсть.

+1

4

Сквозь маленькие щелочки между пальцами, которые по всем правилам жанра зажмурившиеся жертвы всегда оставляют для того, чтобы подглядеть за происходящим, Дей увидела мужчину. Не того пьяного и мерзкого мужлана, который пытался ее схватить и куда-то с собой утащить (судя по вежливости и элегантности его действ скорее всего в пещеру), а мужчину, взрослого, старше самой Дейдре, но на вид очень смелого.
Бёрнс его даже испугалась. И даже больше, чем этого, напавшего, потому что пришедший ввязался в ситуацию с такой легкостью и обыденностью, будто вытворяет такое почти каждый вечер.
Она не успела даже вскрикнуть, убрав руки от лица и глядя теперь на происходящее, когда ее спаситель решил вдарить мужику за неподобающее поведение. Парень скрючился от боли, опустив так и не приведенную в действие занесенную над собой руку для удара и схватившись ею за живот. Плюс ко всему, он, похоже, был все-таки слишком пьян, поэтому после того, как получил, пытался еще что-то сказать или промычать, на деле слышно было только:
- Ты у меня... Я с братанами... Да я тебя... - он говорил, отплевывая с каждой фразой кровь от подбитой губы и глядя на мужчину снизу вверх. На Дей теперь он почти не обращал внимания и сама Дейдре подумала, что неплохо было бы улизнуть вот прямо сейчас, чтобы потом никого ни за что не благодарить, не чувствовать неловкости за то, что сама не смогла за себя постоять, и все из этого вытекающее, но что-то помешало ей это сделать. Вместо этого она снова замахнулась сумкой и прямо сверху опустила ее на голову напавшего, точно наковальня. Вспомнила молодость, когда сама, конечно, никого никогда не убивала, но бывало наблюдала за драками парней и всегда думала: "А каково это побить человека до потери сознания?" - и чтобы кровь шла, и чтобы он корчился от боли, сворачиваясь на грязном асфальте в невообразимые узоры из человеческого тела. И теперь, попробовав единожды так уложить в данном случае невовремя решившего склеить пьяную женщину мужчинку, ей не захотелось останавливаться на достигнутом.
Мужик осел на асфальт и теперь сидел на нем на коленях, а Дей глядела на него сверху вниз и понимала, почему мальчишки так любят ввязываться в драки. Вот это чувство победителя... Неповторимо.
Из раны на лбу мужика все так же шла кровь и Дейдре решила добить парня еще и морально и добавила:
- Ты бы лучше к братанам на перевязочку сходил, - и улыбнулась, еле сдержавшись, чтобы не щелкнуть его по лбу в самую-самую ранку.
Тот встал, грозно поглядел сначала на Бёрнс, потом на испортившего все веселье мужчину, и прошипев (насколько можно было прошипеть, будучи пьяным):
- Я вас найду и уложу нахер, - и еще раз зыркнув по очереди на обоих, довольно-таки юрко ушел в проулок куда-то в темноту, покачиваясь и держась за стеночку.
"Ну, вот, а нужно было бежать ведь, когда был момент", - Дей поправила съехавшее с плеча от рук напавшего платье и закусила губу. Теперь нужно было сказать "спасибо", с чем Дейдре справлялась обычно не очень хорошо. Она заправила прядь волос за ухо и заговорила:
- Спасибо... Мистер. Я думала веса дамской сумочки хватит, чтобы его отвадить, - и улыбнулась, впервые за вечер посмотрев прямо в лицо своему спасителю. Это был довольно-таки симпатичный мужчина, и правда старше ее, наверное, лет на 10, и Дей с удивлением про себя отметила, что не всякий сорока пяти-семи летний человек может так пару раз треснуть парню помоложе, что тот аж на землю сядет. Правда, мужичок тот был пьян, а этот мужчина - вовсе нет. Он тоже был в баре? - Вы тоже были в баре? - она повторила вопрос из мыслей вслух, - Мне повезло, что там сегодня не день безлимитного пива за пятьдесят баксов, а то бы вам пришлось вообще попотеть в спасении... - она хмыкнула, а потом поняла, что эта шутка была немного лишней - нападение, конечно, ее отрезвило, но, похоже, не полностью, Бёрнс даже смутилась (сенсация!), - Вернее... Спасибо, короче.
"Это сама милая благодарность, которую только мог услышать спаситель от маньяка, честное слово."
Она сжала ручки сумки немного сильнее и не до конца понимала, как попрощаться. Типа "Эй, ну, давай, надеюсь, больше не увидимся!" или "Ну а после такого шикарного спасения мне нужно пойти еще бухнуть, но уже дома!" или?..
А еще из головы не выходило его спокойное лицо, увиденное сквозь пальцы.

[AVA]https://pp.vk.me/c628321/v628321145/32da/2EZSO9UUFS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-22 07:25:28)

+1

5

Движения Мэла были отработанными до автоматизма. Увидев замах, нырнуть под руку.
«Ну вот кто так замахивается – так кувалдой сваи забивают, а не по морде бьют». Резко сменить ноги в стойке, и правая уходит не привычно и ожидаемо в голову, а в корпус, а вот левая, когда соперник уже открылся, в лицо. В свое время то, что на ринге у него были обе рабочие руки, принесло ему титул чемпиона области среди юниоров и место в юношеской сборной РСФСР по боксу. Правда, ненадолго. Судим – нет места в самом честном и правильном советском спорте.
Парень пропустил оба удара – то ли был слишком пьян, то ли просто в драке всегда рассчитывал на свое телосложение и силу. Хотя и Датсковскитаса сложно было назвать худым или хрупким. Правда, надо отдать должное неудавшемуся дон Жуану – тот рухнул на колени, но тут же поднялся, поматывая головой, как контуженый бычок, правда, так и не разогнулся до конца. На его бормотание про друзей, которые обязательно вступятся, русский лишь пожал плечами.
– Да вперед, если жить надоело, дерзайте.
Слова его не трогали – мужичонка бы сильно удивился, узнав, сколько раз в жизни Датчанин слышал что-то подобное, но, как можно было видеть, был вполне себе жив и здоров. Нет, были те, кто пытался воплотить угрозы в жизнь – у них зашкаливал борзометр, и они из-за этого были глупы и недальновидны.
А вот поведение самой девушки его изрядно удивило: вместо того, что бы прятаться за его спиной, сбежать или хотя бы просто стоять, вжавшись в стену, она сделала шаг и, замахнувшись, опустила сумку на голову парню, так хотевшему любовных утех. Конечно, тот после плотного контакта с Мэлом был уже не в лучшей форме, но вот сам факт подобного поступка удивлял. Удивил он и мужичонку. Воспринимать его угрозы после этого всерьез стало совсем уж невозможно.
– Слышь ты, чушка, сделай так, чтобы я тебя искал.
Он проводил взглядом довольно резво скрывшегося в темноте неудачника и повернулся к девушке.
– Вы в порядке, мисс?
Вопрос то ли из вежливости, то ли по инерции. Русский скользнул взглядом по девушке, но почти тут же отвел взгляд. Не то что бы там было не на что посмотреть, скорее наоборот: можно было и полюбоваться, но ему как-то не хотелось, чтобы женщина посчитала, что он не далеко ушел от предыдущего ухажёра, да и обстановка темной подворотни мало располагала к рассматриванию, да и к знакомству вообще.
– Вот так и был развенчан миф о тяжести, вместительности и универсальности волшебного артефакта под названием «женская сумочка».
Он улыбнулся, на вопрос о баре просто кивнул, но уже в следующую секунду несколько удивленно приподнял бровь.
– Не хочу вас расстраивать, но большинство таких, как этот, не оторвались бы от халявной кружки пива даже ради вашей красоты.
Нет, правда, так оригинально его давно не благодарили – это даже показалось законнику забавным. Нет, конечно, Мэлор не рассчитывал, что женщина рухнет к нему в объятия со слезами – такой расклад оставим дешевым голливудским поделкам – но «спасибо короче» было как минимум необычно.
– Да не за что, в общем-то.
Датчанин пожал плечами и сделал несколько шагов в сторону выхода из подворотни. Бросил взгляд на часы. Потом замер и обернулся назад. Девушка хоть и протрезвела, но не до конца, и оставлять ее здесь было как-то неправильно, что ли.
«Ну вот на кой ляд тебе это надо, как всегда больше всех надо, Датчанин, жизнь тебя, я смотрю, ничему не учит».
– Знаете, позвольте, я вас все-таки провожу или подвезу в зависимости от того, какие у вас  были планы до встречи с этим господином. Просто не хотелось бы, чтобы мои усилия были напрасны, а они будут, если вы продолжите свою прогулку по подворотням в одиночестве.

+2

6

- Да-да, все в порядке… - Дей поправила выбившуюся прядь волос, цепляясь взглядом на торчащие из задней стены бара шершавые и уже старенькие кирпичи и снова не смотря в лицо своему сегодняшнему спасителю. Она даже начала себя ругать – что за восторг от какого-то мужчины, который просто оказался в нужное время в нужном месте?
В голове промелькнула мысль «я бы справилась сама» и « я бы точно справилась сама», когда он ответил на ее шутку про сумку. Дейдре даже улыбнулась в ответ и глянула мельком на него, а он в этот момент ну очень удивился ее следующему предположению.
- Не расстроили, - Бёрнс теперь уже искренне улыбнулась и покачала головой, - Я только рада, если бы не оторвались. Зачем вообще в бар ходят?.. Женщину на вечер найти или пива выпить? Мне что же, тоже мужиков клеить? Или никто не верит, что взрослая женщина может прийти в бар, чтобы просто попить пива?.. – ее занесло в рассуждениях в какую-то степь, но просто правда давно накипело. Девушка пришла одна в кафе, бар или паб? Ну все, значит она пришла подыскать себе хахаля на ночь. Кто это вообще придумал?! – Простите, накипело просто. Не в первый раз, - хотя обычно Дей удавалось отвадить ухажеров до выхода из заведения, - Хоть бери с собой какого-нибудь знакомого и сиди с ним рядом, можно даже не общаться, просто, чтобы рядом был! – она говорила так долго, что мужчина даже успел развернуться и начать идти прочь, и Дей даже успела начать потягиваться и зевать, когда он внезапно повернулся обратно.
Лучше бы он этого не делал, ну, вернее, лучше бы делал, но не так резко – у Дейдре свело шею от того, как она внезапно опустила руки и перестала зевать и Дей резко схватилась за нее, даже взвигнув:
- В следующий раз так внезапно не появляйтесь, - все-таки улыбнулась от его предложения, - Как эгоистично, я думала все-таки ради моей сохранности, а не ради ненапрасности ваших стараний, - она пожала плечами и опустила взгляд, затем снова посмотрев на мужчину, - Я с незнакомыми людьми не езжу и не хожу, извините, - развела руками в стороны и сделала пару шагов навстречу мужчине, а затем протянула ему руку для рукопожатия, - Дейдре Бёрнс, любительница Бель-Вью Крика и жареных креветок, - пусть проводит, хуже ведь никому не станет.
- На машине будет бессмысленно, мне тут недалеко, - кивнула головой в сторону выхода из проулка, - Вы ведь не будете потом меня преследовать или караулить возле подъезда? В следующий раз я свой волшебный артефакт подготовлю получше, - она улыбнулась и закинула сумку за плечо, продолжая держать ее за ручки, и зашагала к улице.
- Вы где так драться научились? – «Научился же где-то».

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-23 20:44:29)

+1

7

– Хорошо.
Мэлор еле заметно удовлетворенно кивнул. Русский продолжал исподтишка наблюдать за женщиной и неожиданно для себя заметил, что ему нравится ее улыбка, по крайней мере, когда она делала это искренне, а Датчанин тешил себя надеждой, что на сорок пятом году жизни, да при его работе, он вполне себе научился разбираться в мимике людей.
Кстати, одна из вещей, которые Мэлу до сих пор не нравились в Америке, так это показное радушие и эти вечные улыбки. Первое время ему просто хотелось подойти и спросить, что он, смешной или таким кажется. Нет, законник, конечно, понимал, что это здесь такой стиль жизни, когда все Олл`Райт и Show must go on. Но все же надо видеть какие-то грани. Ну не мог он вот так всем лыбиться и интересоваться, как у всех дела. Ему до сих пор хотелось ответить своему банковскому менеджеру на этот вопрос: «Лучше, чем у тебя».
– Ну я так не считаю.
Датских поднял руки, словно сдаваясь.
– Ну, кто ходит выпить, кто-то – искать девушку, многие – и для того, и для другого. Я, например, хожу в этот бар, потому что знаю хозяина, и в последнее время частенько заезжаю к нему поболтать.
Вот только спора о правах женщин ему сейчас не хватало. Ну вот он, например, заметил ее в баре, но ведь не подошел и совсем не потому, что женщина ему не понравилась, а черт его знает, почему – может, потому что считал себя слишком старым для того, чтобы подсаживаться к красивым женщинам в баре. Но уж не из-за Хелен точно: он принял ее выбор и отпустил. Было больно, но он даже ее не ненавидел – просто постарался вычеркнуть из жизни. Раз для нее он недостаточно хорош, пусть живет, как хочет. А он будет жить так, как считает нужным.
– Вот вы только что придумали новый бизнес: предоставление дамам молчаливых накачанных мужчин для посещения баров.
Он уже сделал несколько шагов, а когда развернулся, девушка резко опустила руки, и взвизгнула, схватившись за шею.
– Что случилось?
Мэлор склонил голову набок, и в шею резко вступило, он на автомате потер ее.
«Ох, стар ты уже братишка. Дома надо сидеть, кефир пить, а ты все никак не угомонишься».
– Хорошо, в следующий раз я буду стучать металлом по стене.
Датчанин хмыкнул.
– Дейдре – красивое имя. Ирландское? А вот фамилия шотландская, если судить по великому поэту?
Он очень осторожно пожал ей руку, чуть склонив голову, хотя его прострел в шее требовал гордо держать подбородок вверх.
– Мэлор, можно просто Мэл – как актер Мэл Гибсон – Датсковскитас. Любитель MURPHY’S IRISH RED и фисташек.
Он, развернувшись, пошел следом за Дейдре по проулку.
– Преследовать? Обязательно.
Он говорил это абсолютно серьезным тоном, лишь в уголках губ появилась улыбка. Мэл достал портсигар с дарственной надписью от сына и достал сигарету, потом протянул его девушке.
– Драться? В молодости я профессионально занимался боксом, а потом, так скажем, жизнь не давала поводов забыть навыки. – Вот такой вот расплывчатый ответ. – А где вы так виртуозно научились владеть сумочкой?

+1

8

Дей поглядела на мужчину и улыбнулась уголками губ - а почему она ходила в этот бар? Почему нельзя было пойти в другой, где она знает хозяина и могла бы заходить к нему иногда поболтать?.. Дейдре вообще предпочитала все-таки посещать такие места, где ее никто не знал и может больше никогда бы не увидел, чтобы прошлое не мешало ее настоящему. И уже раз десять или даже сто думала об этом, доказывала себе, что нужно все отпустить и жить дальше спокойно, а не доживать, но потом - заново понимала, что это пустые уговоры.
Она покачала головой, стараясь отвести от себя эти странные мысли.
- Про накачанного - это уже вы додумали, - заметила она, посмотрев мельком на мужчину, - Возьму вас в долю как соавтора идеи, семьдесят на тридцать - пойдет? - Дейдре чуть сщурилась, - Шучу. Доля авторской новизны так мала, что делиться не буду, извините, - пожала плечами.
Эта беседа складывалась как-то так ненавязчиво и плавно, что Бёрнс хотелось шутить. Странное состояние для Дей, обычно обусловленное необходимостью поддерживать позитивную атмосферу с собеседником. А сейчас - просто так, ни для чего.
- Спасибо. Да, верно, ирландское. А насчет фамилии к сожалению точно сказать не могу, ибо моя мать выходила замуж пару раз и чью оставила - я до конца не знаю, - вот так мягко  и незаметно обозначила то, что мать Шлюха (с большой буквы). Дей услышала фамилию мужчины и приподняла одну бровь, а затем улыбнулась, - А у вас интересная фамилия, только вот совсем не представляю, какой национальности. - и решила быть честной, - Я ее вряд ли запомню, поэтому... Мэл, хорошо? Хм, а я никогда не пробовала этот вот рэд... - "Мистер Датсковрисмас?.. Датскитас?.. Датсватс... Черт.
Они вышли на улицу с проулка и им навстречу изредка попадались люди, так же, как и они, допоздна засидевшиеся в барах и кафе. Дей разглядывала прохожих, но не замечала среди них кого-то еще такого мерзкого, как тот парень, который прилип к ней. Затем посмотрела на Мэла и ощутила такое различие между ними, что аж жутко стало.
Может мужчины не такие уж и бесполезные?
"Абсурд."
- Все-таки преследовать не стоит, вы мирно пытаетесь дела решать хотя бы когда-нибудь? Этому, от которого меня спасли, тоже не дали шанса даже объясниться... - Дей припомнила, что Мэл успел как раз в тот момент, когда мужчинка собирался ударить ее, - Хотя, с ним разговаривать и не надо было. - признала она скоро, думая вместе с этим, на каком месте сказать своему спасителю спасибо и распрощаться, чтобы на всякий случай не показывать своего настоящего места жительства. Ну на всякий-то случай.
- В Бостоне, - она поджала губы, улыбнувшись и будто бы извиняясь и поглядела  на Мэлора снизу вверх, еще и кивнув головой, - Выросла там. Пришлось учиться орудовать не только сумочкой, но и чем пополезнее в самообороне... Но это было давно, - добавила после глубокого вздоха, - Теперь мои умения лишь на уровне сумочки и максимум перцового балончика... Надо бы прикупить. Вы как, не знаете, он правда глаза выжигает? - глупый получился вопрос, но вдруг Мэл и правда знал?

+1

9

Нет, ему определенно нравилась ее улыбка, вот ничего он не мог с собой поделать. И даже хотелось улыбаться в ответ. Глупо, конечно – хотеть улыбнуться женщине, пусть даже очень привлекательной женщине, которую он совсем не знает и вряд ли когда-нибудь еще увидит.
– А я и не претендую, поверьте, так что скорее отказался бы в вашу пользу от своей доли.
Мэлор достал платиновую зажигалку и прикурил сигарету. Девушка предложенную сигарету не взяла, и поэтому портсигар со столь дорогой ему дарственной надписью отправился в карман пиджака. На самом деле Мэл вряд ли создавал впечатление человека, которому нужны деньги. Ну, по крайней мере, он на это надеялся.
– Ну, если он молчалив, то пусть у девушки будет хоть шанс полюбоваться. Да и так безопасней, а то сухонький интеллигент не всякого остановит.
Мэлор оставил при себе мнение о том, что женщины слишком падки на накачанных мужчин: ему не очень хотелось, чтобы кто-то подумал, что у него комплексы. Датских, конечно, ходил в спортзал постоянно, но годы – а у него все-таки вовсю шел пятый десяток – сами по себе перевели его в другую весовую категорию. Нет, для своего возраста Мэлор был вполне себе ничего, ну, по крайне мере, так считало большинство его женщин.
– Я не хотел вас расстроить, простите. Вы не подумайте, Дейдре, я не такой знаток фамилий – просто всегда любил Роберта Бернса.
Вот куда он не собирался лезть, так это в прошлое своей случайной спутницы, а судя по высказываниям про мать, на которые Мэл не отреагировал, он влез туда, куда ему соваться не стоило.
– Фамилия латышская. Это теперь такая страна в Восточной Европе. Хотя это в принципе не важно. А имя – это вообще аббревиатура со старинным магическим, почти сакральным, смыслом.
Русский даже не стал в очередной раз объяснять, откуда он, про Латвию и про СССР тоже не вспомнил – зачем? Все равно это вряд ли кому-то интересно. Он привык, что в этой стране никому ничего не интересно.
– Девушка с таким красивым ирландским именем – и не пробовала ирландское красное пиво. Это почти преступление, которое необходимо будет исправить.
Датчанин улыбнулся.
– Ну если вы просите не преследовать, то не буду.
На самом деле он, конечно, шутил, когда говорил про преследование, но шутка, видимо, не прошла. А вот услышав ее следующие слова, Мэл почти ощутимо подобрался.
– Я говорю с людьми на том языке, который они могут понять лучше всего – это, Дейдре, очень ускоряет взаимопонимание и взаимодействие.
Датчанин остался вежливым, хотя в последнее время это стало почти больной темой – то, какое он преступное чудовище, оказывается, стольких не устраивало. Все были такие пушистые, как котята.
– Но в следующий раз, когда я увижу, как собираются бить женщину, я попробую образумить человека не кулаком, а цитатами из слова Божьего. – Русский усмехнулся. – А вообще, общаясь с такими амебами, как ваш не состоявшийся кавалер, я стараюсь не показывать, что умею читать, иначе они перестают меня уважать и начинают завидовать и от этого ненавидеть.
Он замолчал, продолжая идти рядом и курить и выпуская дым в сторону.
– Вы из Бостона? Забавно: я там жил в свое время. Не так давно.
Выбросив окурок в урну, Мэл продолжал идти рядом.
– Чушь собачья. Толку от баллончика никакого, на пьяных часто не действует. Рекомендую сильный электрошокер или пистолет – он, конечно, не выжигает глаза, но закрыть их может.

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-07-26 01:37:29)

+1

10

Они шли не торопясь, Дей то изучала асфальт под ногами, то изредка глядела на своего сегодняшнего спасителя, мистера Датсковскитаса, фамилию которого она все-таки запомнила.
- Я не расстроена, все в порядке, - "Единственное, чем я сейчас расстроена - это своим поведением и тем, что до сих пор не сказала что-то вроде "мы уже почти пришли" и "дальше я сама". Ну Дейдреее, соберись!" - Никогда про него не слышала и не читала, - признала она, пожав плечами и немного виновато улыбнувшись. Вот. Вот оно, различие между людьми, которое так и порывается наружу. Дей говорит о пиве, а окружающие люди - о поэтах, Бёрнс вроде был шотландским, хотя кто знает точно? Ну, Мэлор знает. А Дейдре нет.
Ну, съела? Можно стараться зарабатывать и откладывать на будущее сколько угодно денег, пить сколь угодно дорогое красное вино вечерком на балконе, всячески мечтать о действительно хорошем положении в обществе - и не знать поэтов, и не читать книг, и не увлекаться чем-то еще таким, что и создает тот образ, к которому она теперь так стремилась. С таким же успехом можно было оставаться в Городе и работать там каким-нибудь офисным планктоном. Что изменилось-то?
Дей немного отвлеклась от разговора своими мыслями и "вернулась" к беседе только когда услышала в словах Мэла что-то про Бога. Она даже взглянула на него теперь как-то по-другому. Дейдре, которая в бога не верила от слова совсем и из-за странной помешанности матери на вере, граничащей с безумием и странностью, на дух не переносила все эти "божеские присказки", даже замедлила шаг. А затем поняла, как это, наверное, странно смотрится и постаралась вернуться к разговору, проигнорировав то его высказывание:
- Я там выросла, а это... Та еще школа жизни. - она не хотела выкладывать все о своем детстве, поэтому лишь уклончиво добавила, - Но в сознательном возрасте я бы туда уже не вернулась. - "И теперь не вернусь, надеюсь, никогда."
А зачем? Навестить мамашку? Или бывшего, который вроде недавно вышел из тюрьмы? Или побродить по знакомым улицам и закоулкам, припоминая каждый из эпизодов их подростковой жизни, связанный с тем или иным местом? Чарльзтаун не вызвал бы чувства приятной ностальгии, она точно захочет сбежать оттуда снова, может быть даже не доехав до места назначения.
- Ого, вот как... - протянула Дей в ответ на электрошокер и... пистолет. Нет, она видала людей и с пистолетами, и с электрошокерами, но это ведь крайность. А здесь, в Сакраменто, эти методы самообороны будут слишком действенны и категричны... Верно? Верно ведь?! - А у вас, наверное, и пистолет есть? - сказала она будто бы в шутку и быстро оглядела Мэлора, вспомнив про татуировки на его руке, когда он курил...
Класс. Просто класс. Сидевший, значит?
У Дейдре аж от сердца отлегло. Теперь все было нормально. Ну не мог, не мог ее спасти нормальный человек, это обязательно должен был быть кто-то с криминальным прошлым, и вот - все разрешилось. Она даже вздохнула с облегчением, потому что можно было теперь снять розовые очки: ничего не меняется, Дей все так же привлекает внимание криминальных персонажей, а этот мужчина, наверное, не такой уж и интеллигентный, как кажется на первый взгляд. Девушка посмотрела на него внимательнее, стараясь увидеть во взгляде какие-то скрытые мотивы или что-то подобное, но пока не углядела.
- О, точно, пиво, - в ее памяти всплыла его фраза про то, что айриш ред надо обязательно попробовать, - В том баре оно, значит, есть? В следующий раз обязательно возьму его, - Дей даже чувствовать себя стала лучше и даже как будто в своей тарелке - этот мужчина был с темным прошлым, а значит, знакомого ей типажа.
Ничего нового, на новый уровень не вышла.

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-27 11:19:11)

+1

11

– Хорошо, но я все же еще раз попрошу прощения. Вам, видимо, эта тема была неприятна.
Тут в каждой избушке свои погремушки: обычно людям нравилось, когда говорили о их корнях или узнавали национальность. Но, видимо, Мэлор резко утратил умение быть обаятельным и милым, и осталась только возможность быть самим собой. Тут или одно, или другое. Его умение быть милым иссякло на некоторое время – ему оставалось надеяться, что не навсегда.
– В Шотландии его день рождения даже национальный праздник.
У Мэла создалось впечатление, что он словно принижает себя, пытаясь показать, что он, дескать, его толком и не читал. Так, слышал. Хотя на самом деле вполне себе мог цитировать его и на русском и на английском.
«Да какого черта-то?»
Мэлор Датсковскитас замолчал, просто медленно идя рядом с девушкой с таким красивым ирландским именем. Он шел, вяло размышляя о том, что судьба – странная такая штука, и что он в свои сорок четыре мог бы уже перестать вести себя, как идиот, и перестать пытаться распушать хвост и, прости господи, заигрывать с девушками, которые ему нравились. И дело тут было в основном в том, что Мэлор плохо умел мимикрировать, он был тем, кто он есть, и привык им быть – в России, у себя на родине, он особо не скрывал, кто он, ну, максимум выдавал себя за авторитетного бизнесмена. А теперь здесь, в Штатах, он все время пытался быть не собой, а кем-то другим, и получалось периодически не очень.
– Ну, видел я места и похуже.
Датчанин безразлично пожал плечами. Ну, это было его искренне мнение: какой там Бостон, какой Нью-Йорк может идти в сравнение с Екатеринбургом начала и середины девяностых годов? Хотя откуда мисс Бернс могла знать, что такое России в конце двадцатого века?
– Хотя говорят, что город изменился.
Он достал очередную сигарету и закурил.
– Теперь и Чарльзтаун – не Чарльзтаун, там теперь приличное и очень недешевое жилье. А люди сидят в хороших квартирах, смотрят фильм «Город воров», и им смешно.
Мэлор помолчал.
– Хотя я так и не полюбил Бостон. Вот Калифорния мне нравится.
Датчанин глубоко затянулся сигаретным дымом и пожал плечами.
– Ты спросила, я ответил.
Ему нравилось отсутствие в английском языке различия между «ты» и «вы». Поэтому и переход между ними был легче.
– А зачем мне пистолет при походе в бар?
Он с интересом посмотрел на спутницу.
– Но ведь «Билль о правах» гарантирует жителям этой великой страны множество прав: право на самозащиту, например, и право на ношение оружие. По крайней мере, в  большинстве штатов разрешают.
Он внимательно посмотрел на женщину и усмехнулся.
– На самом деле есть, конечно, но не с собой.
Мэлор смотрел себе под ноги.
– Есть, конечно. – Датчанин улыбнулся. – А я вот надеялся, что мне представится возможность когда-нибудь угостить вас бокалом ирландского пива.
Датсковскитас посмотрел на Дейдре вопросительно.
– Не подумайте, что я навязываюсь – если только совсем чуть-чуть.

+1

12

- Национальный праздник?.. - удивленно переспросила Дей, - Вот делать людям нечего, серьезно, только бы отдохнуть еще денек, да? - она усмехнулась, посмотрев на мужчину, а затем резко стала серьезной - производит впечатление деревенщины, точно производит, - Ну, я в смысле очень ценю литературу и все такое, но делать день рождения какого-то поэта праздником - это абсурд. Он наверняка сделал огромный вклад в жизнь и развитие страны и бла-бла... Давайте будем 30 ноября в день рождения Марка Твена закрывать все магазины и целыми днями читать друг другу Гекельбери Фина вслух, - Бёрнс пожала плечами и почти не жалела о том, что выглядит глупой. Ну, да, она не очень любила поэзию и литературу и считала это слишком изысканными хобби, а дату рождения Твена помнила благодаря странным свойствам своей памяти, выцепляющей единичные факты из общего потока информации.
Они шли вперед и Мэл достал еще одну сигарету и снова закурил. Дейдре любила, когда от мужчины пахло табаком, не за километры несло некачественными сигаретами, а когда этот запах можно было почувствовать лишь когда, например, мужчина дотрагивался до твоего лица своими руками, от которых исходил приятный и уютный для Дей аромат сигарет. Этот ее фетиш появился со времени обучения в университете, когда тот профессор, который затем устроил ее на работу в Сакраменто, курил после секса, а затем мягко гладил Дейдре по щекам и шее. Она тогда брала его руки в свои прижимала к своему лицу, закрывая глаза и вдыхая запах табака от его пальцев - и чувствовала себя такой защищенной, какой редко бывала на деле.
- Можно все-таки тоже сигарету? - если когда Мэл достал первый раз портсигар курить не хотелось совсем, то теперь воспоминания о студенческой жизни просто заставляли тоже взять в руки сигаретку, - Я тоже смеюсь над этим фильмом, потому что это какая-то ахинея. Жаль тебя не было в девяностые в Чарльзтауне, мне кажется ты бы там прижился, только без обид. - улыбнулась и выставила вперед руки, будто ограждая и успокаивая мистера Датсковскитаса, - Но если изменился - было бы круто. Я чувствую, что скоро мне придется туда вернуться, - "Правда пока не представляю, для чего" - последнее время Дей действительно преследовала мысль о том, что скоро ей придется если не вернуться, то хотя бы просто съездить в Город.
- А я не люблю огнестрельное, - Бёрнс пожала плечами и улыбнулась, выдыхая сигаретный дым, - Мне нравится холодное. С огнестрельным слишком как-то все получается отрешенно и дистанционно, что ли, оно подходит, конечно, для суровых расправ или... Ну, для работы какой-то, но так вот для самообороны и для красоты - холодное как-то притягательнее, - она рассуждала об оружии, будто это были туфли или сумочки, - И его проще с собой носить, да и использовать. - вот так внезапно Дейдре пришла для себя к выводу, что пора закупиться ножичком для самообороны. И как она сама не додумалась? Все-таки не зря встретились они, не зря.
- Может и представится, я в этот бар из-за одного того идиота ходить не перестану, - заявила Дей, идя более свободно, чем в начале их беседы, - Не подумайте, что я вам отказываю, если только совсем чуть-чуть, - добавила она и улыбнулась, еле сдержавшись  от того, чтобы подмигнуть Мэлу. Кокетство, живущее где-то глубоко внутри нее, периодически вылезало наружу, прорывая крепкую стену грубости и неотесанности, но оно было таким мимолетным, что в следующий миг Дей уже снова лишь улыбалась одними уголками губ, идя рядом с мужчиной.

+1

13

– Да, праздник. – Пожал плечами. – Понимаешь, для них он не просто великий поэт – он певец их свободы, глашатай их борьбы, их икона. Он не человек, хоть поэт он и прекрасный. Он символ многовековой борьбы шотландцев против власти англичан. Мне кажется, ирландцы должны понимать это как никто. Там есть даже целый ритуал отмечания этого праздника: праздничный стол, подаются блюда, воспетые ими в стихах, а главное – хаггис.
Мэл помолчал.
– Хотя я бы хотел, чтобы хаггис подали на моих поминках: пусть гостям тоже жизнь медом не кажется.
Датчанин усмехнулся.
– Конечно.
Он открыл портсигар и протянул сигарету, мимолетно коснувшись ее руки, потом чиркнул зажигалкой, давая прикурить.
– В смысле прижился?
Ироничный и вопросительный взгляд.
– Мне бы удалось хорошо продавать дорожающую недвижимость или мне бы удалось вписаться в местное специфическое общество, постепенно освобождающее эти квартиры? Если второе, то это странно.
Внимательный взгляд.
Странно то, что красивая женщина ночью позволяет себя провожать мужчине, которого подозревает в криминальных наклонностях.
Ну вот ничего русский с собой поделать не мог, ирония прорывалась сама собой.
– Никогда не стоит возвращаться туда, куда не хочется, Дейдре, ничего из этого хорошего не выходит. Я-то знаю.
Услышав ее следующие слова, он посмотрел на Дейдре с неподдельным интересом: ну не совсем женская тема для разговора. А что-то нестандартное всегда привлекает внимание и вызывает интерес, ну, по крайней мере, у Мэлора.
– Интересная точка зрения. Нет, я сам поклонник холодного оружия: оно завораживает и красиво, конечно.
Датчанин сам его любил, прекрасно разбирался и умел пользоваться, что и не удивительно: столько-то лет по тюрьмам.
Ножи, стилеты, финки, а также заточки, лезвия, да вообще все, что могло колоть и резать. На самом деле Мэл даже освоил редкое умение плевать половиной лезвия – старое умение русских исправительных заведений.
– Но если не уметь пользоваться ножом, то в случае опасности он скорее станет врагом, чем другом. Потому что большинство людей пистолет пугает по умолчанию, а вот нож – нет.
Русский вдруг рассмеялся.
– Но твое отношение к оружию удивительно. Красивые женщины редко рассуждают о нем. По крайней мере, с такими интонациями.
Мэлор продолжал неспешно идти, искоса поглядывая на девушку, в уголках губ все еще оставались тени его улыбки.
– Это правильно: это хороший бар, но маленький, а в таких часто встречается подобная публика. На самом деле она встречается почти везде.
Датчанин посмотрел на небо. Все-таки в Калифорнии было потрясающее небо. Наверное из-за того, что здесь редко бывало облачно.
– Ну, если чуть-чуть, значит у меня остается надежда.

+1

14

- Да, конечно, должны понимать, - Дей соглашалась с Мэлом, кивая головой и немного покачивая ею в стороны, будто рассуждая, - Просто не люблю, когда какие-то значимые события подменяются символами. Борьба за независимость должна вспоминаться вместе с теми многими, кто за нее боролся, а не с тем, кто воспевал ее в стихах. Хотя, конечно, это тоже важно, - она вдруг поняла, что их мнения с мужчиной по этому вопросу, похоже, расходятся в корне. Ну не любила Дейдре символизм, ну что поделать. И искренне считала, что нужно видеть первопричину чего-либо или как в этом случае - заслуги тех людей, которые действительно восстали во имя своей независимости, рискуя своими жизнями, а не того, кто смог сложить об этом стихотворения, рискуя подпортить зрение. Тут она снова поймала себя на мысли о том, что, наверное, кажется со стороны деревенщиной, но не смогла слишком долго об этом подумать - мистер Датсковскитас начал иронизировать по поводу замечания Дей о том, что он бы "вписался" в Чарльзтаун.
Да уж, наверное, она сказала лишнего, теперь нужно было придумывать, как выкручиваться из сложившейся ситуации.
- Ну... Просто... - говорить, что "второе" казалось ей глупым, поэтому выбор варианта она опустила, сразу отвечая на следующий вопрос, - Я знакома с разными представителями криминальной части города, - "С киллером, работающим на мафию, например..." - Да и раньше некоторых знала, когда еще жила в Бостоне. А пару лет назад уже здесь на меня напала еще одна шайка, спутав с какой-то задолжавшей им девушкой... - Дей усмехнулась, вспоминая тот случай, из которого ее спасла О'Двайер, - Так что, хоть это и не очень хорошо, но в людях с криминальным прошлым я кое-что да понимаю, - улыбка так и осталась на ее лице, когда она смотрела на Мэла, - Вы не похожи на, знаете, грязного криминала. Если у вас и было что-то такое в жизни, то теперь, думаю, вы человек, в первую очередь следующий своим принципам... И, если честно, не похоже, чтобы вы могли причинить вред девушке, которую только что сами спасли, - она подняла бровки и кивнула, - Хотя, может это был очень коварный план? Тогда даже похвально.
- И оружие тоже из этой же истории. Не люблю пистолеты, и в детстве мне ими играться особо не давали, - пожала плечами, вышагивая вперед, - Ну, правда я и ножами не особо владею... Так, все, это совсем другая история, ты сейчас подумаешь, что я сидевшая, - "А меня тогда так и не посадили" - Или вообще в прошлом воришка, - "Здесь прямо стопроцентное попадание", - Или убийца, - "Только если косвенно..." - Дей так мило улыбалась, что эти фразы звучали совершенно неправдоподобно и ничего кроме улыбки в ответ, наверное, вызвать и не могли.
- От подобной публики никуда не убежишь, - подтвердила Дейдре и тоже посмотрела на небо, какое-то время они шли молча, потому что она ничего не ответила на то, что "у него есть шанс" - не хотела давать ложных надежд, потому что кто знает - может они и правда когда-нибудь снова пересекутся в этом баре или каком-то другом? Сакраменто - не такой большой город, каким кажется, это Дей поняла практически с первого дня пребывания здесь.

+1

15

– Вот здесь я позволю себе не согласиться с тобой.
Мэл говорил абсолютно спокойно, не сбившись на менторский тон. Нет, русский просто рассуждал, высказывая свое мнение. Датчанин, если хотел, мог быть очень вежливым и даже приятным в общении – но только когда хотел.
– Понимаешь, надо чтить, конечно, всех, но в ходе их многовековой борьбы погибли десятки тысяч, и всех поименно уже не вспомнить. Большинство стало лишь безликими тенями погибших – что поделаешь, такова жизнь. А Бернса помнят и будут помнить. Любой борьбе нужны символы и идеи: без того и другого любая освободительная, да и вообще любая, борьба превращается в банальную драку, а то и просто бойню.
Мэлор замолчал – что тут еще скажешь? Как объяснить, что своими стихами поэт сделал для борьбы шотландцев куда больше, чем сотня вооруженных людей.
Да и вообще, странный какой-то выходил разговор: они как-то параллельно обсуждали сразу две темы, и обе, мягко говоря, мало походили на обычный треп незнакомых людей.
– И много у вас таких знакомых?
Русский посмотрел на девушку, вопросительно приподняв бровь.
– Возможно, это уже мне нужно начинать опасаться?
Датчанин продолжал смотреть на Дейдре.
«За кого же ты меня принимаешь: за бывшего грабителя банков, автоугонщика? Вымогателя, завязавшего с криминалом после отсидки? В любом случае ты сильно ошибаешься: я играю немного в другой лиге, не там, где твои знакомые. Надеюсь, я пострашнее буду».
– А на кого же я похож?
Мэлор усмехнулся.
– Принципы – в наше время для большинства они стали таким же расходным товаром, как и все остальное. Большинство вспоминает о них только когда им это выгодно. Но ты права, для меня принципы – это далеко не пустой звук. – Он помолчал, наблюдая за тем, как Дейдре курит. – Но ты права, я стараюсь вести себя с дамами, как джентльмен.
Датчанин покачал головой.
– Я, конечно, мужчина не первой молодости, но для знакомства с женщинами обычно не строю таких козней, достойных иезуитов. Так что прости, но разочарую: это была случайность, а не какой-то хитрый план.
Он пожал плечами, словно извиняясь.
– Нет, я такого бы никогда не подумал.
Мэлор постарался сформулировать свои мысли как-то поточнее.
– Нет, ты не сидела: сидевших людей всегда видно, если знать, как смотреть.
«На самом деле сиделец сидельца узнает почти всегда, уж я-то в этом понимаю, как ни скрывай, а печать тюрьмы остается».
И уж тем более ты не убийца. У них другой взгляд.
«Такой, как у меня».
Холодный, чуть безразличный взгляд серых, как зимнее море, глаз скользнул по женщине.
Они продолжили путь в молчании. Он попытался слегка заигрывать, получил такой же вежливый отказ и сдал назад. Нет, Мэл не обиделся – даже умилился столь вежливому отказу.
– На них легче не обращать внимания и отшивать – жестко и резко

0

16

Бёрнс уже начинала трезветь и в этом ее полутрезвом состоянии обсуждение тёзки по фамилии казалось затеей не самой лучшей, поэтому она примирительно подняла руки и подытожила:
- Давайте каждый останется при своем мнении, хорошо?.. Вывод один - в поэзии я не сильна, а все остальное - шло бонусом, - пожала плечами. Да, похоже, она действительно была не особо начитанным и эрудированным человеком, но когда ее это заботило? В погоне за приличной зарплатой и достойной пенсией Дей совсем позабыла про то, что нужно еще соответствовать и мозгами тому уровню, к которому стремилась.
Не факт, что после этой беседы она вдруг приедет и скачает все собрания творчества Бёрнса, но ведь задуматься о проблеме - это уже первый шаг?
Она улыбнулась в ответ на реплику Мэлора про опасение ее знакомых, немного наклонив голову набок: нет, этому мужчине бояться точно было не нужно, потому что ее знакомые из "такого" круга давно на нее плевали в том смысле, в котором Датсковскитас мог бы на нее повлиять.
- Не много, но зато какие! - "Чего стоит один О'Рейли," - И бояться не стоит, может вы даже с ними знакомы, городок-то совсем не большой. Может быть, это ваши коллеги или знакомые, - Дей поняла, что подсознательно уже прочно вписала Мэла в круг криминальных деятелей Сакраменто и сама этому немного удивилась: как быстро сегодня она повесила на человека ярлык - это прямо-таки был прогресс, - Вы... - посмотрела на него чуточку внимательнее, сщурившись и замедлив шаг. Его спокойное выражение лица и холодные и очень взвешенные и разумные слова, как будто четко выверенные и не зависящие от обстоятельств, защищенные от влияния эмоций, говорили ей о том, что он могу бы быть... - Холодный рассудок, последовательность действий, спокойствие и невозмутимость - чьи же это могли бы быть качества?.. - она рассуждала вслух, пока не выдавая ответа, - Мне нужно время на подумать, - добавила чуть позже.
Они шли дальше, Мэл сказал, что она не похожа на сидевшую, и в Дей невольно кивнула ему в ответ, как будто они играли в угадайку. Потом поняла, как это, наверное, странно смотрится со стороны и чуток спешилась, сбившись в ритме шага.
- ...Такой, как у вас? - закончила она за ним предложение и посмотрела внимательно. Страх перед этим мужчиной не зародился с самого начала в ее сердце и почему-то Дейдре наивно думала, что он не сможет сделать ей ничего плохого. Она мысленно благодарила небеса или судьбу, или кого-то там еще за то, что ее спаситель оказался человеком взрослым и взвешенным. Другого ее эти разговорчики про криминал уже давно сподвигли бы на демонстрацию каких-то собственных умений, Мэлор же лишь поддерживал беседу и грамотно определял ту дозу информации, которую давал Дей, - Ну, невозмутимый, спокойный - я ведь говорила раньше. Такими они, наверное, и должны быть, да? - любопытство Бёрнс могло ее сгубить, если мужчина вдруг подумает, что она его куда-то сдаст, - Ну, мы ведь говорим о прошлом, а не настоящем. - добавила она поправляя волосы и выкидывая окурок сигареты в мусорку, - Всем воздается за их старания или ошибки, - Дейдре вдруг поняла, что это какая-то слишком серьезная тема для разговора и постаралась как-то смягчить ее, улыбнувшись, а в итоге почувствовала себя судьей на заседании.
"Воздается - это что вообще за слово?"

+1

17

Мэлор пожал плечами.
– Оставим так оставим.
Датчанин неожиданно легко согласился, хотя на самом деле крайне не любил, когда чье-то мнение отличается от его. Профессиональная деформация, так сказать. И уж убеждать в собственной правоте русский прекрасно умел. А тем, до кого не доходило через голову, всегда можно было постучаться в печень.
Но, конечно, не в данной ситуации: Мэл любил поэзию, но вступать в слишком жаркие дебаты, защищая честь Роберта Бернса, он не собирался. Ну не любит девушка поэзию – у каждого свои недостатки. Мэлор вот ненавидел балет всеми фибрами своей души, не понимал современную живопись, и все эти, как их, перформансы.
Законник внимательно смотрел на девушку и ответил на ее улыбку своей.
– И какие же? Теперь мне точно страшно.
А вот другие ее слова не сильно пришлись ему по душе: какие к черту коллеги – ну вряд ли в ее близких знакомых ходили люди уровня Мэла, вряд ли она дружит с верхушкой итальянцев или картелей латиносов, хотя всякое, конечно, возможно. Но скорее всего она всерьез думает, что паршивые драгдилеры или грабители банков и ювелирок ему коллеги. В Датчанине, наверное, взыграло профессиональное самолюбие: он годы потратил на то, чтобы стать тем, кто он есть. А сейчас его сравнивают неизвестно с кем.
– Знакомые – возможно. – Датчанин ничем не показал, что раздражен. – Коллеги? Сомневаюсь.
Русский снова замолчал, подумав о том, что все-таки гордыня – величайший из пороков человечества. Эта мысль как раз и относилась к тому, что ее слова его задели.
– Я не тороплю: просто было любопытно.
Да, странный разговор, очень странный.
– Как у меня? Не знаю, не думал об этом. Или со стороны виднее?
Мэлор в этот момент задумался: а убийца ли он? Глупый вопрос: с точки зрения УК – конечно, с технической точки зрения – тоже. Но ведь не убийца с большой буквы. Ведь на самом деле законник был таким же убийцей, как полицейский, пристреливший преступника при задержании, как судья, выполняющий свой долг и приговоривший к смертной казни, как солдат, убивающий по приказу. Убийство было всего лишь частью его работы – не самой значимой частью, скорее даже это было издержкой его работы. Он не зарабатывал, убивая людей, и уж тем более не получал от этого удовольствие. Вот Хоккеист – это другое дело, для него убить человека было раз плюнуть, он занимался безопасностью, но предпочитал активную безопасность – то есть, убрать угрозу раньше, чем она попытается убрать Мэлора. А Метелин был убийцей, потому что просто больше ничего толком не умел.
– Вот ты меня уже и в убийцы записала. А начинали с простого преступника – что дальше, терроризм?
Русский усмехнулся.
– А что, ты думаешь, что время очищает, и что-то, совершенное десять лет назад, не так плохо, как что-то, совершенное вчера? Или ты веришь в раскаяние человеческое?
Мэл, может быть, и рад был перевести разговор на другую тему, да только, как назло, эта другая тема в голову не приходила.
– Воздаяние – какое интересное слово.
Он посмотрел на девушку.
– Дейдре, ты веришь в воздаяние – а земное или небесное? Я вот – только в небесное. Ведь земное творят обычные люди, ставшие законом или возомнившие себя им.
Датчанин на автомате потер ключицу, где была набита звезда.

+1

18

- Знакомые, хорошо, - Дей улыбнулась, но постаралась скрыть эту улыбку, отвернувшись и так закрыв волосами лицо: ее попытка как-то смягчить их общение в сторону обсуждения лишь прошлого, а не настоящего, вывернула совсем не туда и теперь посыпались вопросы, на которые у нее не было правильных ответов.
Свои ответы были, были такие, которые она могла бы рассказать... кому-нибудь, были и точно неправильные, а правильных, которые можно было со стопроцентной уверенностью озвучить Мэлу и не подумать, что они вызовут какие-то еще дополнительные - нет.
Но Дейдре постаралась, правда, она собралась с мыслями и начала отвечать на все по порядку: начиная от терроризма и заканчивая небесным воздаянием, которое в принципе существовать не могло за неимением там "воздаятеля".
- Со стороны виднее в принципе все, - расплывчато заключила она, поворачиваясь к нему и наклоняя голову немного набок, - Но это все равно субъективное видение, как и мое мнение по всем тем вопросам, которые мы нечаянно затронули в этой беседе, которая, напомню, началась когда ты меня пьяную спасал от пьяного мужика, - Дей рассмеялась, потому что разница между такой дурацкой причиной знакомства и обсуждаемыми теперь темами была слишком велика, - И я окончательно протрезвела, да, - и как раз в этот момент споткнулась и чтобы не упасть схватилась пальцами очень цепко за руку Мэла, - Или нет,  - добавила тише, поднимая на него взгляд и отстраняясь, но успев оценить крепость и твердость бицепса или что там находится у мужчин чуть ниже плеча, - Извини, темно просто.
Поправила прядь волос, заправив ее за ухо, и посмотрела на небо, собираясь с мыслями и вспоминая, что вообще начинала говорить...
- А, точно. Терроризм - нет, раскаяние - да, воздаяние - самостоятельное. Вкратце как-то так, - неопределенно поводила рукой в воздухе, наглядно изображая "как-то так", - У меня раскаяние и воздаяние находятся где-то на одном уровне, - показала жестом и тот самый "уровень" который оказался где-то на уровне груди, - Ну, то есть когда проходит время - человек все равно раскаивается и тем самым происходит воздаяние. Он... Как бы сказать. Начинает съедать себя изнутри, ругая за содеянное, и тем самым получает по заслугам. Самостоятельно. Без чьей либо помощи, - завершила такую странную мысль и снова взглянула на мужчину, - Но это, как я говорила, лишь мое личное мнение. Людей сужу по себе, а у меня оно как-то так, - потерла татуировку с именем младшего брата на запястье, словно напоминая себе о том, за какие события и действия прошлого сейчас раскаивается.
Они какое-то время шли в тишине, а потом Дейдре внезапно для себя подумала вслух:
- Ты, наверное, думаешь, что я глупая, - а что ему еще оставалось думать? Такие странные размышления, людей судит по себе, в раскаяние верит... Она сказала это спокойно, даже с улыбкой, потому что этот мужчина волен был думать все, что угодно и его мнение для нее пока не было каким-то определяющим или важным. Все равно после сегодняшнего вечера они разбегутся и больше никогда не встретятся, поэтому и думать он мог что угодно.
Тем более они уже почти дошли, о чем Бёрнс потом заметила вслух. Пришла пора прощаться, потому что свою квартиру ему показывать в ее планы не входило, она остановилась, встав напротив него, и заговорила:
- Мы на месте, - чуть развела руками в стороны, - Дальше я, наверное, сама.

+1

19

– Знакомые. – Датчанин кивнул. – Именно так.
Он молчал, пытаясь все-таки понять, что его задело: то ли то, что она записала его в преступники, просто так, сходу, то ли все же то, что она записала его в банальные преступники, а может, просто то, что она сразу угадала, кто он. А может как раз это? Для него самого это казалось вероятней, чем-то что он настолько впал в мальчишество, и ему просто было обидно, что, видишь ли, не уважили его статус. Нет, конечно, после ухода Хелен его понесло в разнос, но ведь не настолько, не до впадения же в детство – точнее, в отрочество.
Со стороны на самом деле не виднее – со стороны лишь проще судить. А как там было в библии? Не судите да судимы не будете.
Русский в очередной раз пожал плечами. Он сам был судьей, так мог ли кто-то судить его?

Ну, на самом деле это был крайне скользкий вопрос, на который Мэлор не мог ответить себе даже в мыслях. А с другой стороны, между «судить» и «осуждать» огромная разница. Осуждать его случайная знакомая могла, а вот судить – увольте.
Да, странное вышло знакомство, не спорю, но, прости, не вмешаться я не мог, а пытаться воздействовать на него словом было глупо и лениво.
Датчанин на самом деле даже и не думал раскаиваться в своем поведении: он старался не вступать в дебаты с такими идиотами, как тот мужичонка, иначе они сначала опустят тебя до своего уровня, а потом обыграют на своем поле.
– Протрезвела? Сочувствую.
Тут девушка оступилась и, пошатнувшись, оперлась о его руку. Русский улыбнулся.
– Если протрезвела, значит, скоро заболит голова, а значит, придется или ложиться спать, или пить, а пить – значит начинать все по новой.
Датских на самом деле даже и не думал осуждать Дейдре: ну выпила и выпила, просто она периодически так заостряла на этом внимание, как будто он был представителем общества трезвости или священником. Мэл и сам был не дурак выпить.
– Вот правильно я бороду не отрастил: так хоть на террориста не похож.
Он внимательно смотрел на девушку и иногда слегка кивал.
– Подожди, подожди.
Он даже сбился с шага, притормаживая.
– А что делать, если человек не чувствует раскаянья. Или чувствует, но, например, находит себе оправдания. Нет, прости, но твоя точка зрения далеко не идеальна.
Законник покачал головой.
– А если раскаянье придет только в старости? Прости, но мне легче верить в суд небесный: он хотя бы неотвратим. И будет у всех без исключения.
Он улыбнулся.
– Ну, это, конечно, моя субъективная точка зрения.
Датчанин выкинул окурок в урну.
– Нет, ты не кажешься мне глупой. – Он внимательно посмотрел на девушку. – Ты кажешься мне интересной. Давно я не участвовал в столь любопытной дискуссии.
Он остановился вместе с ней – они стояли друг напротив друга, как в голливудском фильме. Должна была заиграть романтическая музыка, они должны были сблизиться, но Мэл не любил мелодрамы.
– Хорошо.
Русский достал из кармана пиджака визитку и протянул девушке.
– Вдруг тебе все-таки понадобится компания, чтобы выпить пива.
Мэлор еще постоял, глядя девушке вслед, и только когда она скрылась из виду, развернулся и направился назад, к своей машине.

+1

20

Что делать, если...
А если...
А вдруг...

Дей посмотрела с улыбкой на Мэла и в ответ на все эти вопросы лишь молча пожимала плечами, показывая всем своим видом, что на сегодня с нее хватило сполна подобных разносторонних бесед. Это было забавно, но вдруг начинала гудеть голова, о чем, кстати и предупреждал ее Мэлор, и все его вопросы и даже мельком возникающие на них ответы эхом отдавались в ее голове, заставляя ту вибрировать, как телефон на тумбочке в пять утра.
И когда она сказала ему, что может дойти дальше сама, мужчина не изъявил желание проводить ее и дальше, чему Дейдре была очень рада и благодарна. Не было никакого желания его "отшивать", а ненавязчиво протянутая визитка показалась ей даже достаточно милым жестом.
Дейдре посмотрела на визитку, затем подняла взгляд обратно на Мэла и улыбнулась:
- Если что, я позвоню, - добавила неопределенно, прекрасно умея не перезванивать или не приходить, или пропадать, или исчезать - в зависимости  от того, до чего договорились.
Она кивнула ему и, еще раз поблагодарив, развернулась и спокойно пошла дальше, не виляя задницей и не держа специально на себе его взгляд - взрослый мужчина вроде Мэла мог просто уйти, даже не оценивая ее со спины и не думая о чем-то пошлом - по крайней мере, очень хотелось на это надеяться.

Уже поднявшись домой, она села на балконе в кресло, держась за голову, и достала из кармана джинсов визитку.
- Мэлор Датсковскитас. Ресторан "Маленькая Москва"... - прочитала вслух и улыбнулась, рассматривая бумагу. Теперь было понятно, куда она ни ногой ближайшие пару месяцев. Немного сжала визитку по краям, чтобы она выгнулась, но не погнулась, и резко расслабила пальцы - выскользнув из руки та теперь улетела куда-то на пол балкона, Дей прикрыла глаза на эти мгновения, чтобы не видеть где она, а когда раскрыла - ни в руках, ни под ее ногами визитки уже не было.
Может быть вообще на улицу улетела? Или все-таки скрылась под креслом или возле стены?
Дейдре покачала головой: когда-нибудь потом эта визитка точно найдется, но пока даже и не хотелось, чтобы она снова попадалась на глаза.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » To step in to save somebody