vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Подстава


Подстава

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Когда мужчина перестаёт любить разумом - в большинстве случаев это приводит к ошибке, для любящих глазами -  непозволительная роскошь  быть ослеплённым... И ошибки эти обычно дорого обходятся, но если женщинам их часто ещё можно простить - у мужчин с этим сложнее, в том числе - и потому, что они могут самих себя не простить. Гвидо знал, какого это - пожалуй, он и сам ни раз и не два за свою жизнь был таким же образом "ослеплён", и вот что было опасно касательно Шейенны - глядя на неё, он тоже ощущал, что будто начинает хуже видеть, а разум словно затуманивает чем-то... Касательно Мэрилин - возможно, одна из причин, что Монтанелли обошёлся с ней ещё не очень сурово, в том, что он был способен понять её положение. На самом деле - Декарт ведь никуда не денется, она так и останется на своей должности на комбинате (если директор, когда до него дойдут слухи о том, что произошло, не решит по-другому - но это же ему решать), только поддержки профсоюза у неё теперь не будет - а уж того, чтобы её исключили, Гвидо добиться уж точно способен; это означает - что её авторитет среди работников упадёт, а уж после того, как и среди них пойдёт информация о том, что она вытворила - так и вовсе... а уж Джино наверняка позаботится о том, чтобы Алекс останется не единственным, кто будет в курсе. Но - могло быть и хуже. Возможно, даже и стоило бы сделать для Декарт "как хуже"... В прочем, оставить её судьбу решаться независимо от себя самого - означает, практически, то же самое, лишить Мэрилин всего, чего она добилась - и что он ей дал. Всё это - профсоюз, комбинат; махинации с мясной продукцией и Мафия, куда больше, чем Гвидо. Это же касается и Шейенны... поставить в известность его и Алекса - это одно; как она будет выглядеть перед остальными, тем же Джино - другое... перед своими братьями и остальной роднёй - третье.
Организм, частью которого она стала, куда больше, чем Гвидо - а потому даже если ей и удалось бы "нейтрализовать" его в ответ, когда тот применил бы силу (или даже и убить) он допускал мысль, что Тейпа способна справиться с ним - он, в конце концов, такой же человек, как и все; опыт той "слежки" за ней в первый вечер их знакомства тоже о многом говорил, а в тюрьме ей, может, приходилось усмирять индивидуумов и побольше, и посильнее, чем Монтанелли. Но далеко она ушла бы после этого?.. За дверью - Алекс; за пределами комбината - целый город, и это не колония, где огнестрельное оружие достать практически невозможно. Чтобы снести всю организацию - мало справиться только с Гвидо... но этого тут никто не планировал, впрочем. Даже Декарт объявляла таким образом войну не Мафии - а ему...
Личное и рабочее... тем не менее, Монтанелли не мог вновь не восхищаться духом Шейенны в настоящий момент; пусть и рассуждала она не в том направлении, в котором следовало бы - делала это вполне логично, холодно и безжалостно, даже по отношению к самой себе - ставя интересы окружавших её людей превыше своих. Пожалуй, это способ, которым Гвидо и сам видел мир... и как сам неоднократно и делал за свою жизнь, на самом деле - не потому, что хотел одобрения или показаться героем... но это не тот случай, не место для героизма - и способ не тот. Впрочем... да, у неё получилось его впечатлить. Ослепить его... Её ладонь была так близко от его руки. Глядя в лицо этой сильной и уверенной женщины, Монтанелли уже не просто ловил себя на неоднозначных мыслях - а приходилось самого себя удерживать от того, чтобы не приблизиться ещё сильнее, заставив водоворот в её светлых глаза раствориться, и впиться в её губы... То ощущение, которое он никогда не испытывал по отношению к Декарт - сильная, уверенная в себе, прагматичная, она была в той же степени и холодной, у неё не было такого сердца, такого духа, как в Тейпа, пусть даже и хватка была такой же - или даже во много раз жёстче... Другое дело, что эту хватку она использовала, оперируя только собственным эгоизмом, жаждой наживы, и даже Гвидо - был только частью этого; если она и хотела его заполучить - то вряд ли для того, чтобы сделать счастливым... скорее это порадовало бы её саму. И Монтанелли было гадко от такой мысли - если Мэрилин нужна была сексуальная игрушка, могла бы что-нибудь другое. Вибратор, например... и обошёлся бы он ей гораздо дешевле, чем получилось. А Шейенна... нет - ей приходилось в жизни делать тяжёлые выборы, заниматься преступными вещами, но делала она это не потому, что могла; у неё всегда были настоящие личные мотивы - и это делало её саму личностью, не просто стервой в дорогом костюме. Вот что было на самом деле привлекательно. Нет... Декарт вовсе не зря ревновала.
Сложно сказать, чем закончилось бы, если бы Алекс не вошёл в кабинет... Гвидо сморгнул, словно просыпаясь от наваждения, разгибаясь и отходя к столу, выбрасывая обрывки заявления в корзину для мусора. Дальнейшее заявление его, признаться, удивили даже немногим меньше, чем Шейенну... он-то тоже купился на этот его "розыгрыш", Мескана его ни о чём не предупредил - да банально и не успел бы.
- Да уж. Своеобразный юмор... - хотя, и не юмор вовсе, а ещё один способ "проверить" Шейенну. И очередную проверку она прошла - вряд ли согласилась бы уйти так легко, будучи кем-то "засланной". Напротив, обвинённая справедливо или нет, всеми силами старалась бы остаться в их системе. Монтанелли едва заметно потряс головой, словно приходя в себя... напряжение отпускало и его. Алекс принёс сладости к чаю в пакете, Гвидо расставил чашки на столе, разливая по ним кофе, поглядывая на Шейенну. - Так, значит, как тебя можно называть коротко, говоришь?..

+1

22

Знал ли Гвидо о режиссуре его «коллеги», что едва не лишил Тейпа всего, или он тонко просчитал ее, увидел ситуацию и просто сыграл сам так, как надо. Надо всем троим. И еще двое. Если джин вынесет из этой истории плюс себе в личное дело, обратив внимание на себя Алекса и Гвидо, то Санджи будет красоваться синяком еще недели две. Ну а третья сторона – Декарт – вовсе осталась при своих амбициях, которые теперь вряд ли смогут воплотиться, потому что мир это брехучий телефон, и едва она покинет пределы комбината с коробкой личных вещей, как уже во всех стороны полетит ее характеристика, опережая хозяйку.
- Дурой, - прошептала девушка, садясь ровно, проводя по лицу ладонью, словно пыталась прийти в себя. Так еще жизнь не наказывала ее, что она могла потерять все! А главное лучшее будущее своей семьи. Хотя и уверенной Шейенна не была, что сможет  дать частичку этого будущего им. Но она старалась, как умела, как позволяли обстоятельства. – Братья зовут Шей, мама Йенна, отец и дед… это нельзя мне сказать. Имя принадлежит моему будущему мужу.
Да хоть как назови ее сейчас, девушке было все равно. Усталость как гипсовая форма откалывалась от нее, рассыпаясь у ног, что плечи опустились, едва почувствовав свободу. Ссутулившись, Шейенна потянулась к кружке, что Гвидо наполнил кофе. Показав Алексу взмахом руки, что сахара не надо, обхватила кружку руками, чувствовала легкую дрожь.
- А знаешь, что мне сразу показалось странным, еще вчера? – Алекс не отрываясь смотрел на индеанку, разламывая песочное печенье, - успокойся. Ты чего так дрожишь? Все же обошлось.
- Ты не понимаешь.
- Пей кофе. Гвидо, вчера вышел в секретарскую с банкой кофе открытой, напомни зачем я туда пошел? – итальянец обратился к Тейпа.
- А вспомни все сам, я что-то… - ее голос дрожал, - не могу.
- Хорошо. Так вот. Вышел и споткнулся о ее, не поверишь, дырокол.
- Он что на полу был? А я его обыскалась.
- На полу. Опрокинул часть банки на пол.
- Так вот почему ты ругался, я спросила, а ты промолчал.
- Ну я его пнул подальше со злости. И забыл про рассыпанный кофе. Ты же уехала первая домой, я еще прогулялся по комбинату. Жена позвонила и сказала, что ужин не готов. А я терпеть не могу приезжать и не к столу. Вот и остался. Ну не было меня с полчаса. Смотрю, а по пыли от кофе кто-то прошелся. Присмотрелся, не твои туфли. Ты была в которых и сегодня. А там тонкий каблук, плюс видать женщину занесло, и она прочертила каблуком полосу. Ну я не придал этому значения. Уходя домой, все же подошел к столу. Открыл ящик и увидел бумаги. Думаешь, до меня дошло, чего эти придурки таскают и куда? Нет. Это ты теорию высказала по поводу запаха упаковки, я же знал, что тебя подставляют. Решил сыграть, будто ничего не знаю. Ты права была, мы с тобой не расходились больше чем на пятнадцать минут. Ты не могла все это сотворить. Да и Пристли сказал, что увидел тебя впервые только вчера. А мы с тобой возились с внешними бумагами, где подпись Пристли не нужна. Значит, кто-то из стареньких делал дела. Прости Гвидо, не было времени мне тебе объяснять. Шейенна слишком быстро вернулась со склада. Как заподозрил Декарт? Да просто. У нее то принтер поломался, то картридж посыпался, то что-то шла спросить и забывала. Ты ж сидела носом в бумаги ткнула, это я выходил, и Мэрилин встречал в районе нашего кабинета. И духи. Кстати, а ты почему не пользуешься ими?
Шейенна чуть не поперхнулась от столь личного вопроса.
- Не перегибай.
- Но, черт побери. Ты все четко поняла так. Научи а? Запах. По мне ничего, а ты не нюхая, по поведению вычислила. Хотя  подозрения были и у тебя. Ай да я молодец, - хлопнул по столу широкой ладонью, что Шейенна подпрыгнула, роняя печенье на пол. – Ты не виновата. И не была. Что переживаешь?
- Ты не понимаешь… Вы не понимаете, что я пережила за эти минуты. – Она посмотрела на Гвидо, опуская взгляд в кружку. Он понял, о чем она. – Можно я пойду домой? Я устала.
В ее жизни было множество проверок ее терпения, выносливости, ума и прочих качеств, что так пригождались в жизни и на работе. И впервые, девушка едва не провалилась. Она не ставила в заслугу себе. Нет! Гвидо. Если бы не он, если бы просто принял заявление, не прекращая беседы, то Тейпа ушла бы в неизвестность. Да он был прав, признала тем самым себя виноватой не меньше, чем Мэрилин.

+1

23

Даже густо заваренный и горячий, кофе казался недостаточно крепким. После такого денька, его бы коньяком разбавить очень не помешало бы, пожалуй - особенно Шейенне, как видно; индеанка разнервничалась так, как не боялась даже в первый день их знакомства: было невооружённым глазом видно, как её словно бьёт озноб... и даже кожа как будто бы побледнела. Хотя, казалось бы, самое уже время, чтобы просто расслабиться, попить кофе, и отпустить уже эту неприятную ситуацию сегодняшнего дня. А вообще - стресс, наверное, на любом новом месте - дело обыденное; наверняка, начиная работать в тюрьме, Тейпа чувствовала себя ненамного лучше... или когда начала проносить наркотики внутрь? Или просто дело в том, что её не так давно тоже обвинили... в нарушении, тоже грозившем существенными переменами в её жизни. Повезло ведь, что она сама не оказалась в заключении - то ли начальство не рискнуло афишировать факт того, что охранники распространяли наркотики внутри тюрьмы, опасаясь внутренних разбирательств, то ли сама Шейенна была на таком хорошем счету... Не совсем верно, что Тейпа ещё ни разу не стояла на грани - в том-то и дело, что в прошлый раз это случилось совсем недавно. А несколько стрессов подряд - это всегда сильнее...
- Шей... а мне нравится. - улыбнулся Монтанелли, пытаясь приободрить разволновавшуюся индеанку, и мельком взглянул на Алекса - а он что по этому поводу думает?.. Ещё один вариант имени, значит, "принадлежит" будущему мужу - тоже любопытно, надо сказать, это ещё одна индейская традиция? Интересно. Вот в чём преимущество наличия рядом человека, который является представителем другой культуры - всегда есть шанс узнать что-нибудь новое. У индейцев ведь существуют не только шаманские обряды; как и любая религия, впрочем - их верования основываются на определённом знании, и тот товар, что поставлялся ей, и поставляется сейчас, в Сан-Квентин, это тоже часть этих знаний... а существуют ли духи на самом деле, как и существует ли Бог, в которого верят христиане - вопрос и по сей день открытый, на самом деле. Из живущих этого наверняка всё равно никто не знает...
- Ну ты следопыт прямо, Алекс.
- засмеялся Гвидо со своего места над рассказом Алекса, возвращая чашку на стол и расслабляясь, чувствуя, как горячий бодрящий напиток достигал желудка, пробираясь постепенно вниз по пищеводу. День налаживался... конечно, впереди ещё много вопросов, которые придётся перелопачивать - с директором переговорить, и с председателем профсоюза, насчёт Мэрилин, и с поставщиками придётся всё уладить; но самое главное - в ситуации они разобрались. - Кстати, я тоже почувствовал запах её духов... - только значения этому не придал - Декарт, и впрямь, и раньше тоже ошивалась вокруг да около его кабинета, да и не только там, по всей администраторской части комбината можно было бы учуять её запах - перебивало его только в производственных цехах, где зачастую дух стоял куда более крепкий. Хуже всего было в рыбной части, конечно - он и изолирован был от всех остальных отдельным образом, что касалось и производства, и хранения - и упаковки, естественно, тоже... надо бы перепроверить и это тоже, пожалуй. Точно ли это единственная подлянка от Мэрилин? Как Шейенна сказала - женщина на многое готова пойти в своей мести... особенно тому человеку, которого она любила; ну или - хотела? Не столь важно, впрочем, Гвидо сомневался, что Декарт вообще способна любить - однако любовь всегда граничит с желанием обладать кем-то... Честно говоря - хоть и не говоря об этом вслух - Монтанелли ощущал себя неловко из-за такой ситуации; если бы Декарт сама не подтвердила это, - вернее, она не стала отрицать слова Шейенны, - Гвидо не поверил бы, что причина её действий кроется именно в этом. В своей жизни он ссорился с другим мужчиной из-за женщины, которая нравилась обоим, наживал себе врагов или конкурентов из-за своих действий, но пока ещё не доводилось стать центральным объектом несчастной "любви" - как-то выглядит это... эгоистично с его стороны, что ли?
Они не понимают... Да нет, Гвидо как раз считал, что всё понимает правильно - Тейпа здорово перенервничала из-за всей этой ситуации; или, может, и его самого испугалась? Алекс треснул Санджи по носу - с такой же лёгкостью мог бы спустить курок в затылок Декарт или самой Шей (и Мэрилин наверняка сама понимала, что тоже находилась от этого недалеко, запершись у себя в кабинете или ещё где-то...). Их дело рискованно - и ничуть не менее, чем торговля наркотиками; в какой-то степени, даже в большей степени - контрафактное мясо при облаве в унитаз или раковину не смоешь, пусть и дадут за него на порядок меньше, чем за наркотики. - Хорошо, можешь идти. Отдохни хорошенько до завтра. - кивнул Монтанелли. В отличие от Пристли, Шейенна отделалась только нервным потрясением, но тоже могла бы считаться пострадавшей - и членом профсоюза не являлась, но зарплату ей назначал Гвидо, так что вполне мог бы отпустить и её до конца дня - самое большое дело она уже сделала, и требовать с неё что-то ещё сегодня было бы уже слишком. - Ты молодец, Шей. - похвалил её Гвидо на прощание, слегка сжав её плечо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Подстава