В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сквозь смерть я вижу твоё лицо


Сквозь смерть я вижу твоё лицо

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

STARRING:
Melor Datskovskitas and Elena Smirnova
20.07.2015.
ресторан «Маленькая Москва»

STORY:

Как бы нам не хотелось, мертвые не возвращаются к жизни. Любой человек, находящийся в здравом уме и трезвой памяти, никогда не подвергнет законы природы сомнению. Лишь легковерный дурак будет тешить себя иллюзиями об реинкарнации, призраках и прочей мистификационной чуши, которую пропагандируют с голубых экранов голливудские режиссеры и псевдо-экстрасенсы. Но, что делать, если давно погибший родственник вдруг заявляется к Вам на порог?

+1

2

– Опаздывают товарищи.
Мэлор бросил взгляд на часы и сел назад в джип, по инерции провел ладонью по рулю. Большинство мужчин так навечно и остаются немного детьми, просто с годами игрушки становятся все больше и дороже. Вот и со своей новой игрушкой Mercedes-Benz G63 AMG Датчанин еще не наигрался. Даже стал намного чаще сам садиться за руль. Все-таки заряженный внедорожник подходил Мэлору куда больше, чем его предыдущее купе.
– Вон они едут, босс.
Действительно, через пару минут к ним подкатил огромный джип американского производства – не первой свежести и порядком запыленный. Из него вышли четверо белых мужчин, одетых в военную форму.
– Здравствуй, Терри. Мы тут чуть не зажарились, пока вас дождались.
– Да ты же, Мэл, место каждый раз меняешь – пока нашли…
Месяца три-четыре назад совершенно случайно Датчанин наткнулся на новый рынок сбыта стволов – радикальные группировки и религиозные общины и секты. Например, дней семь назад одна такая община фанатиков купила у него больше полусотни АК – до сих пор, наверное, освящают. Терри уже не первый раз брал «плетки», он сотоварищи принадлежал к очередному фронту освобождения чего-то там. Они даже были не из Калифорнии и, кажется, базировались в Айдахо.
Прости, Мэл, но товар, надеюсь, не спекся?
– А твоя часть сделки, Терри?
Бородатый мужчина кивнул, и один из его помощников протянул сумку, которую держал в руках.
– Маленький, проверь. – Русский кивнул, и один из его людей открыл дверцы потрепанного фургона Шевроле с надписью на боку «FedEX». Внутри оказались ящики темно-зеленого цвета с надписями на кириллице. – Проверяй. Все как заказывал. Тридцать пять АК со складным прикладом, двадцать с подствольными. И то, о чем мы говорили.
Он махнул рукой, и один из его людей, забравшись в кузов, вскрыл один из ящиков.
– Разновидность ПП Кедр, специальная модификация под патрон, точнее, переделка под патрон 9х19 Парабеллум, каждый оснащен ПБС, и с патронами проблем не будет. А вот то, что я обещал – сам понимаешь, редкость, пока всего два, ради, так сказать, нашего вклада в нашу общую борьбу.
Парень внутри машины открыл другой ящик.
– РПГ-29 «Вампир», к ним тандемные боеприпасы, но, если понравится, поставим еще и термобарические боекомплекты. Ну и, как обычно, цинки с патронами – все, так сказать, по накладной.
– Все в порядке, Датчанин.
Стасик, проверявший наличные в сумке, кивнул.
Еще минут десять уже ничего не значащего трепа. Потом микроавтобус в сопровождении джипа отъехал – фургон входил в сделку. Через несколько минут уехали и Геленваген  и Юкон сопровождения.

«Гелик» подъехал к ресторану и остановился на парковке перед главным входом. С Мэлором был Льюис Клименко, известный как Клим – ввиду занятости Хоккеиста он в последние недели почти постоянно сопровождал Датчанина, что для парня было карьерным рывком – и Стасик Маленький. Мэлор кликнул сигнализацией машины, Клим шел чуть впереди, а Маленький чуть сзади с сумкой, полученной от партнеров.
Они прошли через зал ресторана, а законник чуть задержался у зеркала, отряхнув пиджак и поправив воротник рубашки.
– Господи, жара какая.
Они прошли через зал, и Мэл бросил взгляд на столики около входа на кухню. Обычно ими пользовался сам персонал, и там разговаривали с людьми, которые приходили на встречи. Ресторан – не корпорация, огромных помещений нет. За одним из столиков сидела девушка и, увидев ее, Датчанин сбился с шага, а потом тряхнул головой.
– Что случилось, Датчанин?
Клим остановился рядом.
– Да ничего, мертвые мерещатся. Девочки кровавые в глазах. Забудь.
«Все, Мэл, тебе начали являться мертвые. Твой небесный суд близок».
Девушка – девушка была копией его племянницы Лены, его крестной дочери, но вот только она никак не могла оказаться в его ресторане сегодня, потому что Елена, молодая талантливая балерина, умерла два года назад. Точнее, пропала без вести. Мэл сам пытался помочь ее отцу в поисках, напрягал людей, но она исчезла во Франции, а там у него со связями было плоховато. А потом ее отцу Александру выдали тело, которое и похоронили.
– Мэлор Феликсович.
Когда они вошли в коридор, ведущий к его кабинету, к нему подошел один из администраторов.
– Мэлор Феликсович, тут такой вопрос: к нам пришла девушка, ее прислал Кирилл Тимурович, порекомендовал. Но мы же в связи тем инцидентом проверяем теперь всех, даже кого прислали вы с Кириллом Тимуровичем – ну вы же организовали нам тренинги. В общем, возникло подозрение, что документы липовые. Может, вы сам посмотрите? Девушка сидит в зале.
Он протянул Мэлу несколько бумажек: резюме с фотографией, сделанной на вебку, копия документов. Датцких повернулся к Стасику.
– И что-ты встал? Неси в кабинет давай.
Он пробежал взглядом резюме. Потом посмотрел на документы, потом глубоко вздохнул. Потом, резко развернувшись, пошел по коридору назад в зал. Оттолкнул попавшегося на пути официанта.
– С дороги.
Подошел к столику с девушкой и бросил бумаги на столик.
– Посмотри на меня. – Это он произнес по-русски. И когда она подняла голову, он посмотрел прямо в ее фиолетовые глаза.
– Лена?!!
Он опустился перед ней на корточки.
– Лена, солнышко, девочка моя. Какого хрена?
Вот ничего умнее сказать ему в голову не пришло.

+1

3

Цветы цветут,
потому что не верят
в смерть.
----------------------------------------------------------------------------------

Нависнув грудью над примятой картонной коробкой, Елена мирно посапывала в подсобном помещении ночного клуба «tattoostories», подложив под тёплую щеку тыльную сторону ладони. Сгорбившееся в неудобной позе тело, мерно приподнималось и опускалось, вторя размеренному дыханию, срывающемуся с приоткрытых губ.
Впервые за несколько недель, девушка наслаждалась отдыхом, лишенным кошмарных видений, поднимающихся из мрачной бездны её искалеченной души.
Вымотавшись после ночной смены, она буквально провалилась в царство сновидений, толком не успев прочувствовать перехода из реальности в более тонкие и запутанные уровни ментального бытия. Смирнова провалилась в карстовую воронку подсознания, начав своё бесконечное путешествие по осколкам прошлой жизни …
Перед её внутренним взором простирались бескрайние поля золотой пшеницы, залитые нежным солнечным светом, играющим бликами на утренней росе. Легкий бриз доносил до обоняния сладковатый запах прелых яблок, свежескошенной травы и парного молока. Спрятав взор за длинными ресницами, она стояла на высоком холме, прислушиваясь к тихому журчанию ручья. Изредка его незатейливую мелодию перебивал весёлый щебет птиц, но Елене это нравилось. Совершенно разные, абсолютно непохожие друг на друга звуки, сливаясь воедино, рождали на свет неповторимую мелодию. Где-то в глубине души девушка знала, что услышит её лишь раз … один-единственный … и он запомнится ей на всю оставшуюся жизнь.
Издалека окликнул зычный голос бабы Вали, вышедшей на крыльцо покосившегося бревенчатого домишки, притулившегося меж могучих стволов вековых деревьев. Открыв глаза, Смирнова увидела её цветастый платок, повязанный на голову, и сердце больно защемило в груди. Ей захотелось как можно скорее припасть в объятия старушки, почувствовать родное тепло, запах свежеиспеченных пирожков — окунуться в давно утраченные ощущения из детства.
Ведомая этим желанием, она ринулась вниз с холма: ветер развивал длинные волосы, трепал подол легкого сарафана, облепляя ситцевой тканью тощие бедра, в босые ступни врезались камни, но Елена бежала вперед, раскинув руки для крепкого объятия. Испещренное морщинами лицо бабушки манило к себе, как путеводная звезда. Девушка уже слышала, как она ругается, третируя отца за то, что тот разрешает её ненаглядной внученьке ходить без башмаков, когда скрип не смазанных петель вторгся в сновидение, разрушив его жестоким торнадо.
Нехотя разлепив веки, она медленно выпрямилась в своём импровизированном укрытии, прятавшем её от опостылевшего мира. Протерев уголки глаз костяшками указательных пальцев, Смирнова посмотрела в пространство перед собой отсутствующим взглядом, не сразу заметив смуглого молодого человека. Впрочем, его это, по видимому, нисколько не задело. Подарив голливудскую улыбку, он подошел ближе, снисходительно опустил широкую ладонь на макушку Елены, нежно проведя по её спутанным волосам.
— Ты почему ещё здесь?
Заместо совершенно очевидного ответа, девушка взяла его за руку, повернув запястье так, чтобы можно было разглядеть треснутый циферблат стареньких часов.
— Подменяла Аниту. Но уже собираюсь уходить. Пожелай мне, пожалуйста, удачи. На собеседовании она мне пригодится.

Автобус ехал очень медленно.
Устроившись в конце салона, Смирнова пристально смотрела в окно, запоминая расположение улиц. По мере продвижения общественного транспортного средства, обступающий его район становился поухоженней, чище и роскошней. Всё чаще взор натыкался на броские вывески элитных заведений: ресторанов, ювелирных, муниципальных зданий и вещевых бутиков. Даже обычные прохожие менялись, будто эволюционируя с каждой проеханой остановкой. На их фоне Елена выглядела выцветшей креатурой, плохо вписывающейся в общею композицию. Это пробуждало дискомфорт, заставляющий нервничать. Сравнивая себе с “идеальными” людьми, одетыми в дорогие наряды, девушка задумывалась о том, удастся ли ей вновь вписаться в атмосферу пафосного блеска?
Ответ даваемый внутренним голосом был неутешителен.
Скомкав пальцами подол плиссированной юбки, Елена уставилась на разбитую коленку, ссадину которой прикрывал детский антисептический пластырь, украшенный улыбающейся физиономией желтой губки. Кажется, та маленькая девочка, что наклеила его, назвала мультяшку «Спанч Боб».
Дети такие искренние и непосредственные существа,  — промелькнула мысль в её голове, тронув уголки губ незатейливой улыбкой. Натянув сползший гольф повыше, Смирнова встала с насиженного места и, придерживаясь за поручни, вышла из автобуса, едва створчатые двери успели распахнутся на её остановке.

Вот уже десять минут она тревожно крутила в руках визитную карточку ресторана «Маленькая Москва», которую всучил ей занятный господин, представившийся Кириллом  Лазаревым. Вспотевшие от волнения пальцы теребили и заламывали картонные края, нанося всё новые трещинки на фирменный логотип заведения. Неизбежно стало возникать желание покинуть это место, пока не вернулся администратор, забравший с собой  поддельные документы. Перед уходом он одарил девушку чересчур елейным выражением лица, словно боялся спугнуть намеченную жертву. Несмотря на то, что мужчина говорил с ней вежливо, беспрестанно улыбался и отпускал скользкие шуточки, Смирнова разглядела в нём нечто подозрительное. Мышцы мужчины были слишком напряженны …
А вдруг догадался, что паспорт — фальшивка! Пока я тут сижу, он названивает в полицейский участок …
Панически захлебываясь в мысленном потоке, девушка не заметила, что кто-то приблизился к столику. Лишь когда послышался грубый командный голос, вздрогнув всем телом, Елена обратила свой взор на человека, швырнувшего стопку документов на стол. Бумаги прокатились по его гладкой поверхности, как по застывшему катку, разлетевшись в разные стороны. Несколько листочков — снимков с веб-камеры, — соскользнуло с края на пол.
Наблюдая за тем, как ошарашенный Мэлор опускается на корточки, не менее потрясенная, Елена пыталась подавить в себе инстинктивный поры скрыться. Хотя, куда она могла ускользнуть? Дядюшка перекрыл единственный путь к отступлению: с другой стороны находилась стена, увешенная чудесными произведениями художественного искусства. 
Проглотив сухой ком, образовавшийся к горле, она молча потянулась рукой к его щеке, но тут же отдернула её назад, испугавшись, что он очередное видение, которое может растаять от неловкого прикосновения. 
— Я … Вы … — не находясь в словах, девушка закусила нижнею губу, почувствовав влагу, скапливающеюся в уголках глаз.
Секунда.
Солёная запятая прокатилась по лицу, обогнула скулу и упала с подбородка на юбку, оставив мокрое пятно. И тут, словно разряд эклектического тока ударил в спину, заставив Смирнову податься вперед. Сама не ведая что творит, не замечая вездесущих взглядов клиентов и обслуги, она упала на колени, резким выпадом обняв родственника за шею. Уткнувшись лицом в его ключицу, она шепотом бормотала:
— Пожалуйста, молю, скажи, что ты — настоящий ...

+1

4

Мэлор не верил в мистику, ну вот не верил от слова «совсем». Он верил в бога – правда, активно в него верил лишь последние месяца три, а до этого руководствовался принципом «я верю, что бог есть, но не верю, что он в нас верит».
В общем, Датчанин не верил в призраков, мстительных или нет, как и в мертвецов, вернувшихся с того света, а также в ангелов, колдунов, экстрасенсов, вампиров, оборотней – ну если это, конечно, не оборотни в погонах – а домовых, эльфов и драконов в расчет вообще можно не брать. А если бы существовали демоны, то хоть один из них, хоть самый завалящий, уже должен был прийти к Мэлу с предложением, например, руки и сердца, всевластия за душу, ну или хотя бы ночи умопомрачительного секса. Но нет, Мэлу шел уже сорок пятый год, но никто так к нему так и не явился. А если говорить про призраков, так в спальне должна уже толпиться очередь из невинно или не очень невинно убитых им за последние, дай бог памяти, двадцать семь лет. На самом деле законник, может, был бы даже не против такого посещения: хоть бы посчитал всех тех, в чьей смерти повинен. Может, даже записал бы число, а то вдруг на божьем суде будет сюрприз: не всех вспомнит. Как бы, в общем, конфуз не вышел.
Но вот теперь он видел перед собой живого мертвеца.
Нет, ошибиться он не мог: как можно ошибиться и не узнать свою собственную племянницу и крестную дочь?
Наверное, мало кто мог бы подумать, но Мэлор Датсковскитас, он же Мэлор Датских, он же вор в законе с погонялом «Датчанин» очень ценил и любил свою семью. Ну, стоит посмотреть правде в глаза, не всю – он, например, терпеть не мог своего отца, не нашел общего языка с дедом, не простил мать. С другой стороны, он обожал своего сына и племянниц, точнее названых племянниц (но это роли не играло: они давно стали родными), он прекрасно общался со своими дядями и тетями, племенниками и племянницами – но Елена стояла отдельно: он был ее крестным отцом. А крестных детей у него было всего двое: она и младшая дочь Кирилла – Мэлора. И Лену он любил, он помнил ее еще ребенком, по возможности приезжал в Питер, чтобы проведать ее – ну кроме тех лет, когда был в тюрьме. Передавал подарки, помогал ее отцу. Их отношения даже не испортило то, что Мэл балет не понимал и вообще терпеть не мог. Но ради Лены он даже ходил на значимые для нее выступления и в России, и потом, во время ее гастролей.
А потом, когда она пропала, он делал все возможное, чтобы найти ее, чтобы поддержать ее отца. Хотя Мэлор и был в бешенстве, что ему раньше не сказали о преследователе: он бы мог нанять ей хорошую охрану. А не того идиота, который так легко умер. Он искал, но толку не было. А потом были похороны, но Датчанин на них не был – по разным причинам, но не был. На могиле потом был. И теперь его крестница сидела перед ним.
Лена заплакала, упала на колени, обняв его. Мэл прижал племянницу к себе, гладя по спине, по волосам.
– Конечно, настоящий.
Ее слезы падали на его пиджак, оставляя мокрые пятна с примесью туши, но ему было плевать.
– Солнышко, воробушек мой, что же с тобой случилось?
Клименко, плохо понимавший, что происходит, так и застыл с рукой под пиджаком.
Ну не плачь, не плачь.
Русский поднялся, осторожно подняв племянницу с колен.
– Пойдем.
Он повел ее к коридору, ведущему к отдельным кабинетам.
– Принесите воды. И кофе. Хотя какой к черту кофе – ты же, наверное, есть хочешь, Лена? Несите меню, быстро.
Девушка, если честно, выглядела не ахти.
В кабинете он усадил ее на диван, достал платок, начал вытирать слезы с ее лица, словно она по-прежнему маленькая девочка.
Что с тобой случилось? Как ты здесь оказалась? Почему? Отец знает, что ты жива? Какого вообще хрена случилось? И как тебя занесло в Сакраменто? Как же я рад, что ты жива.
Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

+1

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сквозь смерть я вижу твоё лицо