Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » End of the era


End of the era

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Michael Rinaldi, Alberto A. Rinaldi, Sonny Pulsone, Guido Montanelli
Место: Лос-Анджелес
Время: 26 июля 2015
О флештайме:
Так уходят живые легенды... и рождаются новые.

+3

2

Сидя на загаженной птицами крыше  наблюдая в армейский бинокль за машинами, подъезжающими к зеленому саду, за которыми скрывался небольшой коттедж, Майкл вновь и вновь удивлялся тому, что в таком скромном месте произойдет событие, которое навсегда изменит судьбы калифорнийской мафии – и положет конец самой кровопролитной, за последние годы, гангстерской войне в США. После литров  кофе и энергетиков, выпитых предыдущей ночью (спать все равно не получалось), капитан южной стороны чувствовал себя достаточно бодро. Есть ему не хотелось, однако под ложечкой подсасывало от волнения – облажаться нельзя было ни в каком случае. На кону были миллионы долларов и жизни множества людей.
За минувшие недели, после того, как  бойцы Торелли грохнули ударную группу Хонга, фактически выведя китайцев из игры, а затем Майк с Фрэнком заручились поддержкой нью-йоркских заправил и ликвидировали Анджело с его ближними, дела у всемогущего Большого Джека стали идти все хуже.  Осуждение дона Лос-Анджелеса Комиссией вскоре стало секретом Полишинеля, вылетевшие из Большого Яблока  стрелки Дяди Джимми деловито замочили капитанов Рокки Бубонни, Марко Сторелли  и, не являвшегося посвященным, но реально державшего в руках большинство подпольных борделей клана, Стива Хиггерти. В некогда дружных рядах началась паника, слабодушные заговорили о сдаче, осторожные – о мире и разумных уступках. Однако ослепленный яростью и горем из-за гибели сына Большой Джек не желал слушать. И, как результат, с его корабля решила перебежать не крыса – а вполне себе значительных размеров волк. Роберто Гвендони вышел на руководителей Торелли и на Нью-Йорк сам, после чего состоялся долгий и сложный разговор – закончившийся, в итоге, сделкой. Андербосс ЛА согласится слить своего крестного отца,  получив взамен его место и половину некогда принадлежащих Крусанти территорий в Городе Ангелов, тогда как другую захапают Иль Мелаграно. Что до Торелли, то они сделаются хозяевами Сан-Диего – вернее, всего того, что там некогда владел Большой Джек.
-… О том, о чем говорил сейчас – никто знать не должен больше, верно, Гвидо? Малая омерта, если угодно. – втолковывал  Ринальди  стоящим около него Дамиани, Росси, Алу и Пульсу. Негоже будет, если о тайных сделках предводителей преступного мира станет болтать каждый встречный и поперечный, того же Робба нельзя до конца дискpедитировать, достаточно будет, что он, после смерти дона, перевернется, как собака, брюхом вверх. Его ведь еще можно будет использовать – как союзника или, если угодно, орудие. – Вот в том домишке у них – военный совет будет типа. Сначала припрутся их старшие.  На охране – парни Роберто, они нам мешать не будут.  Отойдут по ложному сигналу о необходимости встретить Сальвиатти – про который сами будут прекрасно знать, что он ложный, cкорее всего. Гарантии тому Роб дал серьезные – его старший сын, Джанфранко, теперь сидел в заложниках, пил пиво с Фрэнком  - и получил бы кусок свинца в голову в случае каких-то «глупостей» родителя. – Думаю, расклад такой – сначала мы заходим и гасим всех. Гвендони будет там же, но его надо будет легко… Последнее слово Майкл подчеркнул и поглядел в упор на  Дэниеля. У того уже сняли гипс и он держал в руках аж два пистолета – один, правда, несколько неуверенно.  Солдат ответил капореджиме взглядом напрасно обиженной невинности. - … Легко ранить и дать убежать, сapisce? Затем  повернулся к Сантино. – Ты останешься тут, если кто-то в этот момент выскочит – снимаешь его. Кивнул на винтовку с оптическим прицелом, лежавшую тут же и бережно завернутую в грязноватую тряпку с пятнами масла.  Затем, чисто автоматически, оглядел собственное оружие, достаточно экзотическое – минипистолет-пулемет  «ИНГРЭМ» с глушителем.  Не самая популярная модель, из-за большого разброса, на двадцати пяти метрах даже слону в задницу вряд ли попадешь. Но зато скорострелен и компактен,  целую комнату народа можно за пару секунд превратить в филиал городского морга. – Мы сливаемся сразу, как сделаем дело – потом прикатит Большой Джек, его машину ты знаешь, Сонни. Когда костлявая начала особенно настойчиво похлопывать его по плечу, Джакомо, наплевав на всякую конспирацию, начал передвигаться только на бронированном «Мерседес S500», в сопровождении вооруженных молодчиков. – Тогда у тебя будет один выстрел из твоей этой тарахтелки. Не подведи, блять. Иначе последствия понятны -  Большой Джек не должен войти в дом и увидеть трупы, как и не должны его бодигарды столкнуться с боевиками Торелли. Состав которых был, кстати, весьма необычным.
Ну, Росси,  Дамиани – понятно,  по мокрому делу спецы, каждый из них «сатана ебанутости»,  по странному выражению дочки Маленького Джона ДиМарко.  Ала  капитан юга, без всяких лишних сантиментов,  предложил сам – и потому, что тот также отличался большими способностями в сфере пополнения райских кущ новыми жильцами, и потому, что участие в мероприятии помогло бы его карьере, закрепляя лестную в мобстерских кругах репутацию «stone-cold killer». Что до самого Майкла, то  он не хотел оставлять без внимания ключевую боевую операцию -  тем более опыта у него тут было побольше чему у  очень многих членов Семьи (исключение, конечно, Агата с ее террористическим прошлым, тут сопоставлять трудно). Шутка ли, еще до назначения капо он имел за своими плечами девять убитых – и всех собственноручно,  а не сидя за рулем или иным родом способствуя. Хотел также опять-таки поддержать и увеличить испытываемое к нему уважение на улицах – ну и поприсутствовать при таком эпохальном действе,  смерти старых легенд и рождении новых.
Однако самой пикантной подробностью сегодняшнего вечера,  было, конечно, небывалое, со времен Джона Готти и Пола Кастеланно – на устранении одного дона будет присутствовать другой. Гвидо Монтанелли,  босс Семьи Торелли и член калифорнийской Комиссии,  стоял тут же – и что его сподвигло участвовать, с достоверностью угадать было трудновато. Те же мотивы, что и Майкла?  Стремление, тем самым, поспособствовать сплоченности Семьи, показав единство с ее младшими эшелонами, продемонстрировав, что он не превратился в живущего в хрустальном дворце олигарха, далекого от «наших парней?» Если вспомнить, как  негласный король теневого государства Сакраменто уже лично расстреливал узкоглазых  триадовцев вместе с Алом и Джозефом – то неудивительно. Но мог быть и еще один мотив -  лучший друг Гвидо, Винс Сольферино, погиб от рук Крусанти – и Роб Гвендони рассказывал, как консильери ДиКалла и  его толстый  патрон потом издевались над этим, изображая, за рюмочкой коньяку, как Монтанелли вытирает платочком слезы. А вендетта требует личного присутствия.  В общем, Бог знает, Гвидо всегда был загадочным человеком, которого трудно было понять – и если, как стратег, Майкл и считал, что персоне такого уровня тут не место (а шкиперу место?) – то как мужчина и гангстер, мог только уважать лидера Торелли за его поступок.
- Как думаешь,  так сделаем? – озабоченно нахмурившись, спросил Майки-бой босса насчет озвученного плана. Они, разумеется, обдумывали детали несколько дней – однако сомнения всегда остаются, да и пресловутого «по обстановке» никто не отменял. – Можно, вообще, и по другому -  взорвать Джека, а когда остальные выскочат наружу – пострелять кого успеем, отсюда, из винтаря. Но есть большой шанс спалиться. После того, как в ход пойдет гранатомет, об этом вся округа уж точно узнает – и на горизонте замаячат копы.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-28 17:02:18)

+2

3

gКажется, Семьи воевали так давно, что уже начали забывать о первопричинах своей вражды - не жадности Сальвиатти, про это сложно не помнить, пожалуй, а даже о её причинах; железной дороге и её строительстве, ради которой крови пролилось немало и до того, как Крусанти и Торелли начали стрелять друг в друга - и сейчас самое время прекратить огонь, пока обе организации не оказались вне контракта, утянув за собой и все остальные Семьи Калифорнии (да и не только Калифорнии), и все силы, да и жизни, не были потрачены напрасно - но, как это обычно и случается, всё катилось дальше уже по инерции, только набирая и набирая ход... и Джакомо не собирался останавливаться - пожалуй, потеря сына его только ещё больше подстегнула и раззадорила, нежели заставив задуматься о том, чего ещё из того, что ему дорого, он ещё может лишиться. Что и неудивительно, впрочем, для людей, вышедших из одной страны с самим словом: "вендетта". Монтанелли всё думал, как бы он сам поступил, если бы был на месте своего врага - и хоть и отгонял эту мысль, будучи человеком суеверным, но она упорно возвращалась; сложно спорить, пожалуй - любой отец, потерявший своего ребёнка, захочет увидеть, чтобы каждый, кто был к этому причастен, расплатился за это, неважно, кто эти люди и кем являются. Вспоминал и о том, что ему самому приходилось терять ребёнка - о том, что у Маргариты был выкидыш, Гвидо только Агате поведал, но Виторрия действительно была не... первой? Дрянное слово для данной ситуации, конечно. Однако, и заслуги его младшей дочери это не умаляло, в плане того, как сложно было ей появиться на свет. Как и заслуги матери... наверное. О том, что среди личных вещей Маргариты через некоторое время после её смерти Гвидо вскрытую пачку противозачаточных нашёл, он тоже не распространялся - а принимал эти таблетки явно не он, не Дольфо и не Боппо.
- Только так, чтобы Сальвиатти не увидел, как мы уходим. Никто не должен успеть его предупредить... - всё происходящее напоминало Гвидо времена Донато, когда дела проворачивали с шиком, громом и размахом, но и не без доли "нетрадиционного" подхода при этом, с хитростями вроде умышленного лёгкого ранения Гвендони, чтобы отвести подозрения - что, в общем-то, не так и просто выполнить в той суматохе, что поднимется. Прямо, как в старые добрые времена... когда едва ли кто-то считал убитых... Вот и ещё одна из причин того, почему Монтанелли хотел участвовать вместе с остальными. Донато и их капитаны тоже не отсиживались по укрытиям, когда обстановка накалялась; да и тем более - кому, как не Гвидо, передать Сальвиатти и его людям последний привет от них? Технически это сделает Сонни, конечно, но вписать ракету в бронированный автомобиль Большо Джека - как же это всё-таки... по-донатовски.
- Представлением с Роббом я тогда беру на себя. - Гвидо слегка похлопал ладонью по стволу дробовика - Гвендони заранее предупредил, где будет сидеть; с такого расстояния дробь не должна бы причинить ему существенного ущерба - лишь бы глаза не повыбивало, но тут уж, опять же, как повезёт; если Роберт ещё и пересядет - то сам виноват. Не сказать, впрочем, что Монтанелли бы сильно пожалел, если ранение окажется сильнее, чем должно было бы - выглядит-то андербосс дона Джакомо с позиции верности не так уж и намного лучше того же Полторашки. Впрочем, если не он один такого же мнения... массовый переход в стан врага уже не нельзя назвать дезертирством - а это, впрочем, снова отсылка к Донато и его ребятам. Нет, с точки зрения их дела, Монтанелли не считал, что убийство своего же босса - это априори плохо; победителей не судят, и если уж убийца главы Семьи сумеет навести в организации порядок лучше, чем мог его предшественник, удержавшись при этом на месте босса - он определённо победитель. Есть, конечно, множество нюансов, из которых одобрение остальной части Комиссии - только вершина айсберга, самое опасное и самое заметное; остальные боссы одобрили причастность к смерти Большого Джека Торелли, а не Гвендони - поэтому трюк в стиле Лучиано и Готти и не прокатил бы. Подраниться - меньшее из зол...
- Нет, ребята, давайте лучше по намеченному плану. Начнётся суматоха, мы носиться по двору будем, как ниггеры на своих разборках, палить друг в друга без разбору... непонятно ещё, кто живым в итоге уйдёт. - и кто своим ходом, а кто с шофёром, эскортом и музыкальным сопровождением, на маркированной машине, как бы их схватка отсюда потом прямиком в следственный изолятор не перекочевала - разбираться, кого хватать, копы едва ли будут (а даже если и будут - и это не в пользу Торелли уж точно). - Не хотелось бы второй "Роял Плазы". - усмехнулся. Видимо, на Монтанелли так предвкушение схватки действовало - тянуло на ностальгические воспоминания, словно старого легионера перед битвой... Майкл, Росси и, может, Поли наверняка помнили тот арест, превратившийся в полномасштабную облаву; Альберто вот в тюрьме сидел в то время, Пульс - и вовсе не был знаком ни с какими Донато, разве что по рассказам Тарантино. - Смотри, кто там подъехал?.. - указал на машину, въехавшую на территорию сада. Не Сальвиатти. Один из его оставшихся капитанов?

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-29 19:38:45)

+2

4

Время на свободе летит чертовски быстро. Вроде только вчера мы заварили эту кашу с железной дорогой, получили удар в спину от Крусанти, пролетели турбулентные месяцы, полные крови, боли, сюрпризов (приятных и наоборот) и битого стекла, как близок час, когда мы единолично завершим войну. Поставим жирную точку пулевым отверстием во лбу и сердце противника. Меня тянуло на поэтику. Я настроен на террор. Кудрявый, Лубричиио и Носорог шлют пламенный привет из Нью-Йорка. Самостоятельно приехать на военный совет не смогли ввиду трагически сложившихся обстоятельств, поэтому придётся передать приветы лично, из первых рук, так скажем. Во время полёта из Большого Яблока, где-то посередине пути, до меня дошло, что надо было Тони с компанией подкинуть идею занятную: сэкономить на чистильщиках, вырезать куски ковра, обильно приправленными мозгами Анжело, и отослать на историческую родину. От Торелли в любовью. Типа пророческий намёк: принимайте частицу того, чем вы не смогли раскинуть, когда нарушали вами же данные обещания. Ничего, вместо ярких презентов отправил в лучший мир оставшуюся часть Сальвиатти. Семья в сборе - это же прекрасно. Эндж заждался.
Я тоже не очень любил подолгу сидеть в засаде. Издалека наблюдал за вражеским коттеджем и шутил на тему того, как несладко придётся риелторам потеть и изворачиваться при попытке выставить на продажу этот сарай. Меня периодически кидало в максимализм: внутри тлело желания разбомбить хату напалмом. У Джакомо появится повод вспомнить бурную молодость. И День независимости мы как-то слабовато отпраздновали - пора исправляться, да, парни? Ладно, шучу, всё, завязываю. Хотя неплохо войти в роль царя Саргона: я взяв вашу крепость, срыл стены и землю засыпал солью.
- Так точно. Разумеется,- с полным пониманием кивнул дяде; хвастаться я люблю, конечно, но раз омерта, так омерта. Майк выглядел бодрячком. Вообще, каждый внешне был спокоен, что воздействовало по инерции передавалось мне. В последнее время прыгаю в крайности. Меня то заклинивает, что на операции молчу, киваю и стреляю, то напротив оказываюсь самым болтливым в команде. В данном случае присутствие Гвидо сработало на меня подобно якорю, я ощущал особую торжественность момента. Монтанелли привносил атмосферу праздника, сразу вспоминались массовые семейные встречи, мимо которых я бегал по молодости. только тогда я мало понимал их смысл. - Непредвиденных ситуаций не планируется? Хорошо, если парни Роба в деле, - произношу я, почёсываю небритую щеку, гляжу на Майкла. Да, я признал, что излишне переживал касательно Иль Мелаграно. До последнего момента не исключал возможность подставы, и лишь вид поддатого Тони-Кулака в шёлковой рубашке убедил в обратном. С тех пор ещё больше полагаюсь на дядю в плане выбора партнёров по бизнесу.
Взрывать или не взрывать? Вот в чём вопрос. Если подумать ещё раз, как бы я ни жаждал увидеть северное сияние в небе сегодня, взрывчатка имеет свойство вести себя непредсказуемо. Рванёт и крысы Крусанти будут круги нарезать по лужайке - попробуй их всех посеки. В помещении работать удобнее, зато и риск больше. Гвидо разделял мнение, что суматоха усугубит ситуацию.
- Есть предположения, кто бы это мог быть? - интересуюсь у дона и продолжаю следить за движением тачки. Сильнее сжал пушку. После рандеву с китайцами привязался к АК, грязный русский пришёлся по вкусу. Но потом решил взять пример с Майка, по его совету взял малыша "Ингрэм". Семейные традиции Ринальди. Под тысячу пуль в минуту из моей ладони - это вам не в пинбол играть.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-07-29 19:18:17)

+2

5

То, как вели бизнес Донато, Майклу никогда не нравилось. Плевали на все, что  дорого "славным парням", уничтожая тот дух, что  держал Семью и Коза Ностра вместе, то, что превращало их в нечто большее, чем  просто шайку. Их устои, идеологию. Вместо настоящих мафиози двигали вперед всяких Сонь Блейд, ничем не связанных с «нашим делом», кроме вульгарного желания денег. И постоянный шум и гам, свойственный для их времен, ему тоже были не по душе, излишнее внимание смертельно опасно для мобстера. Недаром ведь правление Донато и их преемников привело к междоусобицам и масштабным арестам, едва не сведшим организацию в могилу. Потому и сам выстрел из гранатомета, который совершенно точно привлечет к себе усиленный интерес властей, капитан южной стороны считал не самым лучшим решением – но, к сожалению, необходимым. Иначе до Большого Джека было не добраться. Впрочем, признавал он за всем происходящим и немалую лихость – как говорится,  то, что не одобряешь разумом, часто одобряешь сердцем.
По поводу того, что важно не дать Большому Джеку понять, что в дом нанесли визит, Ринальди от всей души согласился с Гвидо.
– Проблема в том, что тут два входа-выхода  – через главную дверь и через заднюю. Главная под мушкой у Пульса будет, но хреново станет, если кто-то через черный ход выскочит.  Ясно почему – тогда  беглец сможет отзвониться дяде Сальви  - и тот развернет свою колымагу обратно.  А главная операция сорвется – они здорово распотрошат руководящие кадры вражеского клана,  но его мозг и сердце останутся невредимыми. И не исключено, что второй шанс не выпадет – ведь крестный отец Лос-Анджелеса начнет докапываться,  кто слил информацию о военном совете Торелли. – Можно двумя группами зайти в дом – одни спереди, другие сзади.  И надеяться, что никто не выскользнет – а если и выскользнут, то под пулю Сонни. – Или оставить у задней двери еще караулить кого-то. Заградительный отряд, типа. Того же Росси или Дамиани.
Район все так же дремал – а Ринальди продолжал наблюдение. Место было уединенное  - с одной стороны череда обанкротившихся лавок зеленщиков и галантерейных магазинчиков с красноречивыми надписями «Сдается». Их погубило строительство  находящегося отсюда в пятистах метрах гипермаркета.  С другой – что-то вроде сквера.  По пустынной дороге прошелестела колесами полицейская машина, заставившая Майка вздрогнуть. Были, здесь, кстати и видеокамеры – но, благодаря инсайдерской информации,  сакраментяне смогли подготовиться и  вывели их из строя за несколько часов до действа.  А у Гвидо в кармане даже лежала копия ключа от коттеджа, врученная лично Гвендони – так, на всякий пожарный.  – Давай. И знаешь, мне кажется, можно не жалеть дроби.  – ухмыльнулся Майкл, услышав о намерении Гвидо лично сделать Роберто подранком.  Что не говори, иметь дело с перевертышем  было не слишком приятно  - он ведь, по сути, подобно Полторашке, cдавал своих.  Даже с той же ситуацией Готти-Кастеланно сравнивать было трудно – ведь  подручный смещал своего босса не тогда, когда организация была на пике могуществе, в порядке внутренних разборок. А по сути, как сказали бы сержант Манцони и рядовой Пульсоне, дезертировал и переходил на сторону неприятеля с оружием в руках. Впрочем, наверняка у Гвендони была масса оправданий  - вроде того, что ставил «наше дело» выше пошедшего ему поперек клана и спасал свою Семью  от обезумевшего вождя.
- Вся наша жизнь – непредвиденная ситуация, Ал. Ведь они могут быть при стволах, например. -  ответил капореджиме своему племяннику,  играя с рукояткой «Ингрэма». Вообще говоря,  в бандитских кругах было общеизвестным фактом, что при пушках до своей персоны параноик Джакомо мало кого допускает – но ведь военное положение иногда вносит коррективы? – Или притащить все-таки кого-то из своих быков тоже.
Первая подъехавшая к домику машина сразу же обратила на себя внимание гангстеров. Выбравшийся из непритязательного «форда» человек был  отлично знаком  Ринальди. – Дом-Жиробас. Человек, которого таким прозвищем  рисковали называть только за глаза, выделялся своим телосложением даже среди и так весьма склонных к полноте итальянских мафиозо старшего ранга (обилие пиво и калорийной еды сказывались).  Невысокий,  с бычьей шеей,  круглой, как биллиардный шар, головой и колыхающимся в разные стороны брюхом,  Доменик Чиконе грузно поднялся на крыльцо.  Один из самых влиятельных капо Крусанти, он старался казаться неприметным и небогатым– вот и сейчас был в футболке, шортах и затертых шлепанцах. После того, как вошел, из дома вышел рослый малый в кожаной куртке и немедленно стал на стражу около двери – явно один из приставленных Гвендони церберов. Минут через пятнадцать подскочило желтое, c  черной крышей, такси -  и из него, первым делом,  выскочил андербосс – да не тот.  Аугустино «Гус» Карбария реально управлял, от имени Сальвиатти, формально подвластной Пепе Мунардо Семьей, второй в ЛА. Вслед за ним показались еще два капитана из структуры  Большого Джека -  влиятельный наркоторговец из долины Сан-Фернандо,   Массимо «Безумный Макс» Абруццо, и король вестсайдских букмекеров Момо «Мамбо-Джамбо» Джамбини. Все еще верные своему дону, те, на кого он мог полагаться до конца.  Осталось дождаться консильери и самого Гвендони – если только Майк не ошибся в своих расчетах и на совещание не пригласят кого-то еще. А ведь могли - из числа продвинутых на место замоченных ранее шкиперов.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-30 16:43:20)

+3

6

[NIC]Guido/Sonny[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/eAOcq.gif[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/FdhQg.gif
http://s9.uploads.ru/1FkR0.gif[/SGN]

О Донато можно говорить и спорить бесконечно, учитывая все плюсы и минусы их руководства - было и то, и другое, чего уж там; но сейчас они вели не бизнес, а собрались здесь для войны - в чём уж точно им равных не было, так это в том, как устраивать переделки... не боялась их шайка, казалось бы, совершенно ничего - бесстрашие почти на грани бесчестья, хотя, и "бесчестьем" Монтанелли правление Донато не назвал бы - родственников ничьих они не трогали, чего не сказать о том же уважаемом Сальвиатти, своих не бросали, и даже если Анна и делала во время своей беременности разного рода вещи, которые не стоило бы, а Джованни вот тело своё татуировками изукрасил и волосы носил аж до плеч какое-то время, так это вовсе и не насмешки ради... просто это было их видение жизни. Ну, может, где-то и не без глупости, конечно - что касается экс-консильери и её беременности. Ну а внешний вид - тут уж Гвидо не видел смысла что-то на эту тему кому-то сильно выговаривать, мода - вещь цикличная, но со временем тоже меняется; с одной стороны - выглядеть член Семьи должен, конечно, респектабельно, с другой - успешный человек должен быть стильным, пожалуй... что касается самого Монтанелли - то и он, даже в своём статусе, чаще выглядит больше похожим на руководителя профсоюза, чем на босса преступной Семьи - и для конспирации в том числе, нынче народ пошёл грамотный, а то, как гангстеры одеваются, не только в кино можно увидеть - но и в Интернете прочитать, со всем описанием и подробностями. Так что это всё больше и больше выглядит, как на самом себе написать: "Я - мафиози". Кто-то этим только гордиться будет; другие предпочтут так не светиться, третьи - вообще любят AC/DC больше, чем Фрэнка Синатру - все люди, и все гангстеры тоже, разные.
- Кто бы там не подъехал - валить надо всех.
- подытожил Монтанелли; всех, разумеется, кроме Гвендони - и его парней, коих не будет в зоне видимости; если кто-то и попадёт под обстрел - сам дурак, что не убрался вовремя, всех в лицо тоже не запомнишь, а предупредить Робб должен был заранее. Тут уж, как говорится, "кто не спрятался - я не виноват".

Сонни вообще сейчас не задумывался о том, как кто выглядит и должен выглядеть - перед ним лежали две замечательные игрушки, противотанковый гранатомёт, выкупленный тогда у арм-дилера из Южной Америки, что был в Сакраменто проездом, и новенькая снайперская винтовка; и если повезёт - воспользуется он сегодня ими обеими; возбуждение по этому поводу было почти сродни сексуальному - это как с двумя девушками в одной постели оказаться, если хотите. И вот оба ствола лежали перед ним - готовые к использованию, безотказные и мощные; только для него одного... Снаряд, предназначавшийся по идее для того кольца с рубином, в случае, если бы Тарантино отказалась его принять - полетит теперь в Сальвиатти, а уж броня его машины уж точно тоньше, чем у танка... О, да, чёрт подери - они тут устроят свой "День независимости"!
- Да так и сделайте. Трое с центрального входа, двое - с другой стороны, чётко и быстро, как спецназ. А? - Пульсоне взглянул на Альберто и Поли. Армейский опыт был, выходит, у него одного, самое время вспомнить занятия по тактике, не только курсы обращения со снайперской винтовкой и подрывной техникой... - Разделитесь. У Поли - дробовик, у Майка и Ала - по "ингрэму", пусть кто-то с Поли зайдёт с чёрного хода и страхуют друг друга. - с центра - то же самое, только там ещё Росси прибавляется с двумя стволами - или его можно оставить снаружи, добивать убегающих и страховать самого Пульса при этом, как снайпера - только ведь его чёрта с два удержишь, если он так и рвётся в драку.
- Крупная такая мишень... - усмехнулся Пульсоне, глянув на Доменика в оптический прицел.

- Да уж. Он, кажется, раза в два больше стал с тех пор, как я его видел в последний раз... - прокомментировал Гвидо. Даже и бинокля никакого не надо - его и так превосходно видно, невооружённым глазом... по горизонтали едва ли не больше, чем по вертикали. Какой там старался быть неприметным - на самом деле, о его достатке вполне говорят его жировые складки, они же - не дают нормально налезть на него ни одному нормальному костюму; так бы чёрта с два Дом-Жиробас бедным прикидывался. - О, и Гус здесь. - тот нахальный типок, которого они с Мигелем убили лет семь назад, ему кузеном приходился - или кем-то вроде; а погляди-ка - до андербосса сумел дорасти... тоже с позволения дяди Сальви, не иначе. Вот и для Санчесов будет занимательная новость, когда всё закончится... а сколько ещё всего произойдёт в результате сегодняшнего? Они всё-таки присутствуют при настоящих исторических событиях - более того, сами пишут историю в данный момент... пусть даже и в учебниках её не изложат; разве что - по криминалистике.
- Ну что - все вроде в сборе?

- Скажите что-нибудь в рацию. - Пульсоне разлёгся, подтянув к себе гранатомёт, а винтовку расположив по левую сторону, и вставил наушник в ухо - от "Пульс Камп" мафиози сегодня был особый подарок в виде набора охотничьих раций, которые якобы при минус тридцати пяти градусов на зимней охоте продолжают исправно работать - хотя столько и не надо... сегодня будет жарко.

Внешний вид Сонни

Отредактировано Guido Montanelli (2015-07-31 02:15:15)

+2

7

Услышав про "Роял Плазу", нахмурился, мышцы лица заметно напряглись, я раздражённо шмыгнул носом, клацнув стволом о край крыши. "Плаза" стала именем нарицательным для обозначения большого фак-апа. Одно из немногих событий, которое я рад, что пропустил, посещая правительство. Не факт, что от меня была бы там большая польза. Я был слишком "зелёным", лез на рожон, сначала делал, потом думал. Действовал по принципу Наполеона: главное ввязаться в бой, дальше посмотрим. Импровизация мой конёк. После отсидки стал чуть ли не маньяком по части планирования. Взял за правило без рекогносцировки на местности к писсуару не подходить, не говоря уже о боевых операциях, тем более, на стадии эндшпиля. Лишнее напоминание Гвидо как никогда казалось актуальным. Мгновенно отрезвляет. После Нью-Йорка меня малость начало погружать в эйфорию, не хотелось бы подохнуть под глупости. Народу много, пальба во все стороны, шальная пуля может выскочить откудк угодно, всего один рикошет и привет, деде Винценцо.
- Тогда, может, есть смысл через чёрный и проникнуть? Люди Крусанти под огнём ринутся через "парадку", Пульс их как в тире поснимает. Устроим им бутылочное горлышко, - на совете племён обычно полагался на мнение старших товарищей с их опытом, но и сам подбрасывал идеи в рамках мозгового штурма. Вопрос на самом деле нетривиальный. Перед нами классическая ситуация, когда надо железно валить всех до единого, в противном случае не имеет смысла ввязываться. Победитель забирает всё. Как покер. - Двумя группа - тоже вариант. Но стоит ли силы распылять? Кто планировку видел, скажите, не возникнет угрозы перекрёстного огня? Не хотел бы словить "дружественную" пулю или всадить кому-нибудь, - во время засады на телефонистов Хонга я вообще не парился по этому поводу из-за большого количества укрытий: ящики и стеллажи служили отличными позициями для стрельбы. По сравнению со складом Агаты, ставшем братской могилой для китайцев, коттедж Джека - заснеженный домик в стеклянном шаре, сувенир такой под Рождество. Придётся аккуратнее вести огонь.
- Хорошо сказал. Я на его бы не то, чтобы стволами запасся - я бы охрану удвоил. Может, его Альцгеймер с Паркинсоном взяли за яйца, что Сальвиатти стал беспечным до неприличия, но рассчитывать, что мы пройдём как по красной ковровой дорожке в Каннах, будет наивно, - всплыла забавная ассоциация про сценариста из хаты иудо-ирландца. Сценарист - звучит неплохо, новое прозвище подходит человеку, сочиняющему невероятные сюжеты.
Говоря про красную дорожку, накаркал. Военный совет стремительно превращался в тусовку знаменитостей. На любой вкус мудаки. Собрались вместе обсуждать дела. Вряд ли, конечно, они будут обкладывать Джакомо на тему того, что из-за него альтернативно одарённого ума началась война, скорее захотели сообща прикинуть, каким способом будут нас убивать. Тем самым встречал прибавила по части иронии.
- Окей, я с Поли с чёрного, - вызвался составить компанию Дамиани, в прошлый раз мы не успели продолжить знакомство, вот и будет шанс провести джентльменскую прогулку к базе Крусанти. К тому же, люблю появляться, откуда меня не ждут. - Сонни на месте? - осталось услышать подтверждение от него и можно выдвигаться. Чего-то засиделись совсем.

Отредактировано Alberto A. Rinaldi (2015-08-05 11:11:13)

+2

8

- Давайте двумя группами. Только надо учитывать, что Сонни с винтарем у нас на крайний случай.  Не хватало еще,  чтобы Сальвиатти, подъехав, на крыльце пару знакомых трупаков обнаруж...
Тут Майкл осекся на полуслове, заметив, что к дому подъехал черный "Фольксваген Фаэтон". Из задней дверцы автомобиля вышли двое - Роб Гвендони в темной футболке и джинсах, а рядом с ним плотный человек с носом крючком и блестящей лысиной - Доменико ДиКалла, консильери Семьи Крусанти.  О чем-то негромко переговариваясь, они прошли в коттеджа - а лимузин скромно скрылся в переулке. Прошло минут пять - и стоящий  на стреме страж  вдруг как-то  воровато огляделся,  вытащил мобильный телефон и, прижав его к уху, прогулочным шагом двинулся в ночь. Это был явный знак от Роберто - что пора действовать.
- Перекрестный огонь может быть, Ал, потому надо действовать аккуратно и  все сделать быстро. - нетерпеливо сказал Ринальди, и натянул на голову черную, с прорезями для глаз, маску, cтав похожим на ниндзя из боевиков. Затем достал из кармана перчатки - надо было обезопасить себя даже от малейшего шанса оставить отпечатки на месте убийства.  -  Ну, пошли? Гангстер загнал в пистолет-пулемет патрон, взвел затвор - а после спрятал "Ингрэм" под куртку. Затем перекрестившись и тут же выругав себя мысленно за несколько кощунственный в этой ситуации жест,  прошел через чердак здания, на крыше которого они сидели, и двинулся вниз по лестнице. Поднес ко рту рацию, чтобы ее проверить. - Сонни, слышишь меня? После чего подождал, пока Ал и Поли, которым предстояло проникнуть в дом сзади,  обошли его кругом, а затем решительно пересек дорогу и первым открыл дверь. Ключа даже не понадобилось.
Фойе было самым обычным, даже неряшливым. Затертые почти до дыр подстилки в цветочек, деревянная полка для обуви,  вышивка с изображением Мадонны с младенцем на стене. Майклу вспомнилось, что, по рассказу Гвендони, жилище принадлежало давно умершей бабушке одного из членов лос-анджелесского клана. Даже запах здесь был какой-то старушечий -то ли лекарствами отдавало, то ли кошками. Однако со стороны комнаты по соседству отчетливо тянуло сигарным и сигаретным дымом - и группка бойцов Торелли двинулись туда, как собаки на аромат дичи.
- ...  Против Нью-Йорка нам не потянуть. Двести солдат- это   вам  ни хухры-хухры... - низкий голос Дома "Жиробаса" Чиконе  звучал почти обреченно.  Ему оппонировал андербосс Карбария - беседуя с привычными для него нарывистыми нотками. - Да ни хрена! Достаточно  снять основных  Торелли - и  Мелаграно отступятся. Они  не будут воевать в одно рыло в этих ебенях...   Затем заговорил  капитан "Мамбо-Джамбо"  Джамбини  - вкрадчиво и тихо.  - А если обратиться к Чикаго? Они были здесь раньше - вот пусть придут снова. Слегка дребезжащий тенорок консильери Ди Калла решительно возразил. -  Вы знаете Большого Джека, парни. Он ни под кого не ляжет - а Чикагский Синдикат захочет,  чтобы мы опять им подмахивали. Деловитый баритон "Безумного Макса" Абруцци внес свое предложение. -  А если Детройт... Дослушивать ценный совет капо-наркобарона Ринальди не стал -  как и ждать, пока своим мнением поделится Гвендони. Быстро глянув на стоящих рядом Монтанелли и Росси, он шагнул через порог.
Разглядывать гостиную времени не было -   однако Ринальди бросились в глаза лампы в ярких абажурах и круглый стол из полированного дерева, за котором сидело шестеро человек, смотревших на него так,  словно он  был посланцем из ада.  Небритый, с тяжелым взором, Аугустино Карбария,  два Дома - увесистый Чиконе и в меру упитанный ДиКалла,  франтоватый, с шейным платком дорогого красного шелка, Момо Джамбини, и широкоплечий, с узко посаженными глазами, Массимо Абруцци, а вместе с ними  и старательно таращивший очи Гвендони  - вся оставшаяся элита Семьи Крусанти сейчас на пару секунд превратилась в подобие ледяных статуй. Этого времени Майку  хватило - он нажал на спусковой крючок,  и "Ингрэм" затарахтел в его руке.  Длинная очередь пробила грудную клетку и горло ДиКалла в нескольких местах  - и  доверенный помощник Большого Джека, ухватившись длинными пальцами за края стола, завалился на него лицом, дергаясь в агонии.  Бьющие из ран потоки крови покрыли забитые окурками пепельницы и смешались с лужами пролившегося из опрокинутых бокалов красного вина.  Продолжая стрелять, Майкл  повернул дуло на силящегося встать Дома-Жиробаса,  всадив порцию свинца ему прямо в отвисающий бок. Раненый толстяк завопил нечеловеческим голосом и, оседая, умудрился пальнуть из вытащенного из кармана револьвера, но промахнулся. Как-то слегка истерично подхихивающий Дэнни Росси размозжил ему из браунинга череп - и бегемотообразная туша затихла. Самым проворным оказался  Безумный Макс - чуть ли не перекувырнувшись, он проскочил под пулями и скрылся в противоположном выходе из комнате  - но при этом успел выхватить два пистолета и по-ковбойски  шмальнуть по  Гвидо с Майком.  Буквально через пару мгновений в коридоре послышалась матерная ругань и щелчки выстрелов -  проворный Массимо  явно наткнулся на Альберто и  Поли.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-06 11:00:39)

+1

9

В "Городе Ангелов" упоминание о Каннах, кино и киносценариях вообще кажется наиболее уместным; Голливуд, главная киноплощадка Штатов, если и не всего мира, пожалуй, вот он - практически у Сальвиатти под боком, в теории - они всей своей дружной компанией могут даже съездить на Холмы, когда всё закончится, чтобы это дело отметить; на практике - лучше этого не делать, конечно, пять усталых макаронников с незнакомыми лицами - в городе Большого Джека и так привлекают слишком много внимания, не полиции или гангстеров - так прессы, что из-за близости к тому же Голливуду в Лос-Анджелесе особенно проворная и жадная до настоящих сенсаций, вроде той, что они им вот-вот собираются предоставить; уж скандалы для них - это и вовсе как овсяные хлопья на завтрак... и перечень главных мафиози в городе они знают немногим хуже, чем эксперты по криминалистике - да и дружат более тесно с ними, пожалуй, потому частенько едят с бандитами из одного котла и значков не носят. В Сакраменто, конечно, всё немного по-другому, чем здесь, хотя и казалось бы, все макаронники представляют собой единую организацию - атмосфера везде своя, как и способ выживания, даже внутри одной и той же Калифорнии... То, что произойдёт сегодня, впрочем, всколыхнёт и журналистов, и полицию, и гангстеров, и простых граждан - этот взрыв не то, что весь штат услышит, он от Аляски до Нью-Йорка будет долго отдаваться эхом, учитывая то, кто станет его целью. И кто знает, может, лет через двадцать, по мотивам сегодняшних событий тоже снимут фильм?..

- У меня же винтовка, а не пулемёт... да и я не совсем на снайпера тренировался. - отозвался Сонни, пожав плечами; хуже, чем если бы Сальвиатти мертвяка снаружи обнаружил, будет, если кто-то живой подаст ему сигнал разворачиваться - потому что кто их там знает, как они побегут и как попрячутся, Пульсоне не уверен, что успеет поснимать каждого, кто из двери побежит - а если промахнётся в кого в суматохе? Двумя группами - будет логичней, и на выходе, и на входе, кто-то подстраховать может, а в хибарке в этой и окна есть - можно и сквозь них подстраховать, если будет сильно необходимо; дырку в стекле, или даже разбитое стекло, Большой Джек и его охрана вряд ли заметит, пока из машины не вылезут - а вылезти они и не должны успеть. - Громко и чисто. - отрапортовал Сантино уже в рацию. И убрал руки от микрофона - с этой поры ему стоит молча слушать приказы, нужны будут как обе руки, так и голова.

- Пошли. - проводив взглядом ушедшего охранника, отозвался Гвидо, натягивая и на своё лицо маску - серого цвета, из-за чего он, в зелёной рубашке и джинсах, выглядел как-то даже в более светлых тонах, чем Майк, облачённый в тёмное; впрочем, как оказалось, он в таком камуфляже с внутренней обстановкой даже был как-то более гармоничен и незаметен - поблекшие обои, классическая вышивка с ещё более классическим изображением на стене, по этому дому вовсе даже и не скажешь, что здесь собирается такая компания - разве что Дому-Жиробасу, с его тягой к маскараду, оно подходило; уж о том, что такая фигура, как Большой Джек, с его привычкой к роскоши, приедет сюда - тот, кто привык его созерцать, даже имеющий отношение к его организации, не могли бы подумать; чего уж говорить о людях несведущих?.. Монтанелли и сам был несколько удивлён. Но, впрочем, размышлять о таких вещах, стоя в маске на лице и заряженным дробовиком в руках - уже неуместно, как минимум. Какое бы высокое положение не занимали люди, собравшиеся сегодня в этой комнате, они через пару минут просто... умрут. Посредством их рук, и их оружия. И ничего в этом не будет величественного или героического; в настоящий момент - здесь нет боссов, нет капитанов, все они - просто солдаты на поле боя, посреди открытой войны. И преимущество тех, кто называет себя Торелли, просто в том, что они это знают. А Крусанти - пока ещё не догадываются.
Так что для Гвидо в настоящий момент уже перестало быть так важно, о чём говорили за дверью, эти советы уже перестали быть ценными, все решения были приняты - остались просто цели, которые нужно было поразить... У них были знакомые лица, но это не останавливало ни на секунду. Бизнес есть бизнес. У них так часто случается. Гвидо кивнул Майклу, и его лицо под маской стало каменным. Шоу началось. Летопись истории... Шагнул следом за ним в комнату, он вскинул дробовик, направив его в сторону ДиКаллы, уже поймавшего несколько пуль из оружия Майкла, и спустил курок, всаживая в его тело ещё несколько маленьких кусочков свинца - несколько из них немного не долетели, вгрызаясь в деревянную поверхность стола, одна из них - размозжила бокал, заставив вино всплеснуться в воздух алым фонтаном; но, несколько крайних, уже отбившихся от курса дробинок, влетели в находившегося рядом с ним Гвендони, разорвав ткань на его рубашке, впившись в его руку по самое плечо, три - вошли в щёку, оставляя кровавый след, кажется, добравшись даже до зубов; четвёртая - прошла чуть дальше, надорвав ушную раковину. Схватившись за повреждённую конечность, скрючившись от боли, но не издав ни звука, андербосс Семьи Крусанти упал под стол, рядом с осевшим Доменико; но этого Гвидо, передёрнувший затвор дробовика, направляя его в сторону потянувшего руки к стволу Аугустино и снова спуская курок - заставляя того резко вскинуть обе конечности вверх, из-за мощного толчка в грудь упав навзничь вместе со стулом, на котором сидел, взбрыгнув ноги кверху, и затихнуть - только кровь, брызнувшая из его рта, заливала остановившиеся глаза...

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-06 09:15:43)

+1

10

Крепко стиснув зубы, Майкл едва сдержал ругань, когда выпущенная Массимо Абруцци из одного из стволов пуля свистнула у него около уха. Миллиметром правее –и раздробила бы висок, навсегда покончив с капитаном южной стороны и его амбициозными замыслами. Однако гангстеру в очередной раз повезло, путешествие на суд к Создателю отложилось – и он, перешагивая через лужи крови, перевернутые стулья, тела убитых, двинулся к последнему из выживших людей Большого Джека - не считая Роберто.  Момо Джамбини,  со своим щегольским багровым платком поверх белой рубашки, вжался в угол комнаты, затравленно взирая на окруживших его Торелли.  Глаза его выпучились, по лысеющему лбу катились крупные капли пота -  капитану Семьи Крусанти очень не хотелось умирать.  Тяжело дыша, он отчаянно  искал взглядом средства обороны – но пистолета "Мамбо-Джамбо" с собой явно не прихватил,  а дотянуться до оружия, оброненного убитыми товарищами, не было никакой возможности. Бросил полный отчаяния взгляд в сторону ведущей в сторону сада двери – оттуда неспешно вышли Альберто и Поли, пушки в их руках красноречиво дымились.  Встав рядом с Майклом,  Дамиани, поглядев на босса с капитаном, поднял вверх большой палец – значит, с выскочившим в коридор Безумным Максом они покончили. Затем прицелился в голову  Джамбини – и тогда тот зачастил, проглатывая слова и держась загорелой, со сморщенными ногтями, ладонью за сердце. – Не убивайте меня. Я ни в чем не виноват, что я решаю? У меня же дети, блять… Ринальди помнил этих детей, как-то видел на фотографии – пятеро, в возрасте от семи до пятнадцати. Особенно славным был старший, в бейсбольной кепке, чем-то похож на Фрэнкова Джуниора. Да и сам Момо был неплохим человеком – веселым, гостеприимным, знатоком всяческих анекдотов. Однако он принадлежал к ближайшему окружению Сальвиатти, вместе с ним планировал разгром мафии Сакраменто -  и потому должен был, ради бизнеса и безопасности уже их детей и близких, исчезнуть с лица Земли.  Майки-бой кивнул  Одноухому -  и тот выстрелил. Один щелчок,  переходящий в хрип стон –  и  Момо схватился за пробитое горло, отчаянно пытаясь загнать в зияющую рану вырывающиеся из нее остатки жизни.  Затем прозвучал контрольный -  и Джамбини затих.
Майкл повернулся к столу, на котором только что валялся порядком поцарапанный дробью Гвидо андербосс Гвендони – однако, как и следовало ожидать, его тут уже не было, умудрился доковылять до выхода и сбежать. Наверное штаны намочил, вообразив, что его всерьез замочить вздумали. Дамиани нагнулся над телом Мамбо-Джамбо и теперь что-то разглядывал  - как выяснилось, необычную татуировку, раскинувшуюся на обнажившейся груди вражеского мобстера. Салатовых оттенков дракон грыз острыми саблеобразными зубами свой чешуйчатый хвост. Одноухий что-то хотел сказать –  но Ринальди поднес палец к губам и отрицательно помотал челом. Кто знает, вдруг в этом доме прослушка или кто-то из этих чудаков на букву "м" вообще микрофон носит? Отличное будет дельце,  если на месте преступления запишутся голоса крестного отца, шкипера и нескольких посвященных мафиози.  Вскоре дон с капитаном, в сопровождении солдатов и соучастников,  покинули превратившееся в импровизированный морг жилище.
Едва только  оказавшись на воздухе,  Поли с облегчением начал болтать, словно чтобы вышибить из себя накопившийся стресс. -  С этим  хуесосом Максом пришлось нам побегать!  По четыре пули в него всадили, пока не угомонился! Дэнни Росси, на  ступеньках споткнувшийся и больно потянувший ногу, проворчал. – А ты думал, он на месте будет торчать, как пугало огородное? Снайпер, бля.  Однако Дамиани не обратил внимание на эту ехидную ремарку и опять обратился к Майклу. – Клевая у него татуха, шкип. Я бы такую. же забацал себе. За углом боевую команду уже ждал фургон, за рулем которого сидел Карло Марино – транспорт этот вскоре исчезнет безвозвратно, будто его и не было, так что и концов не найдут. – Уроборос это.–рассеянно ответил Майк, стягивая с себя маску и ставя "Ингрэм" на предохранитель. Встретившись с недоумевающим взглядом, нетерпеливо пояснил. – Ну древний змей такой, символ вечности, сapisce? Хвост свой грызет, типа все повторяется.  Затем вздохнул – неохота было париться и объяснять, но что поделать, если он читает книжки иногда.  Горе от ума, одним словом. Залезая внутрь автомобиля, услышал озадаченный голос Поли. – А я думал, уроборос – это типа трепака, когда на конец что-то подхватишь… Устроившись на обшарпанном кресле, Ринальди вопросительно взглянул на Гвидо. - Вроде нормально сработали? Ну что, домой теперь? С главной дичью они еще не расправились - но это предстояло сделать Пульсоне.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-08 11:49:23)

+1

11

Казалось, что в таком месиве никто не мог выжить, однако же, один из подстреленных гангстеров Крусанти вдруг зашевелился, силясь принять более удобное положение - и это был не "запланированный" подранок Гвендони, а один из их сегодняшних потенциальных жертв; и Гвидо тут же перевёл ствол дробовика в сторону движения, взяв Мамбо-Джамбо на прицел, его примеру, кажется, последовали и все остальные, кто вообще ещё был способен держать оружие в руках в этой комнате... Вот почему Монтанелли всегда предпочитал убедиться в том, что те, кто должен отдать концы, действительно мертвы - чтобы не было дурных сюрпризов, в том деле, которым занимался он, это было особенно важно: часто те, кто с виду кажутся покойниками, на деле оказываются ещё живыми и даже способными оказывать сопротивление, а раны, выглядящие наиболее ужасно - несмертельными... а наиболее уязвим не тот, кто готовится вот-вот испустить дух, а тот, кто ждёт, когда это произойдёт - из них двоих, это он теряет бдительность. Смерть может и обманывать. Поверьте тому, кто был ей обманут; и тому, кто помогал ей обманывать...
Впрочем, сейчас-то всё было очень даже по-настоящему.
Замерев ненадолго, увидев несколько направленных на себя дул, Момо начал стонать и причитать, и ладно бы, если просто от боли - так начал давить на жалость, о детях своих вспомнив, прямо как по книжке; вот в такие моменты Монтанелли отчего-то становилось противно и гадко - и за сердце брало, потому что, и на мозги давило, одновременно: каждый ведь знает, на что идёт, принимая статус "человека чести" - прикрываясь своими детьми сейчас, Джамбини, по мнению дона Торелли, оскорблял и своих детей, и его детей, и детей всех присутствующих здесь; и живых, и уже испустивших дух. Все они рискуют своими детьми, все рискуют ради своих детей - в итоге, у кого-то этот риск оправдывается, кто-то срывается, и каждый с этим, на самом деле, волен справляться по-своему - если Майк не хотел рисковать, так с него и не спросят за этот риск... в общем, это выглядело настолько жалко - не в плане жалости, а как раз именно в плане жалКости, что Гвидо, сжав зубы, тоже нетерпеливо мотнул головой Поли - кончай его, мол, или я его сам застрелю, хватит этих синих соплей. Покачал головой слегка раздосадованно - ну что, с первого раза добить не смог?..
Страданий, по мнению Гвидо, должно было быть в меру - и к поверженным врагам стоило относиться с уважением. Кто знал Монтанелли - знали и то, что жестокость в их боссе всегда соседствует с милосердием, порой - на удивление тесно соседствует. Мамбо-Джамбо заслуживал более безболезненной и лёгкой смерти, пожалуй, он не был плохим человеком, и просто делал то, что нужно было делать - да как и все они; хотя при этом не следовало бы забывать и про то, что он - если бы остался в живых - действительно уже стал бы что-нибудь решать, вероятно... С Гвендони или без него. Что ж, был бы шанс, если бы он нашёл в себе немного сил прикинуться покойником. Гвидо мотнул дробовиком, прерывая стремление Поли к искусству: пора на выход.
- Ребята, поторопитесь, он едет... - послышалось во всех рациях одновременно.

- Ребята, поторопитесь, он едет... - Сонни выключил рацию, подтянув гранатомёт к себе, и спешно приподнялся, приняв упор: не винтовка, может и самого расплющить, а не дай бог ещё и промахнуться сейчас или случайно спровоцировать выстрел - себе же самому под ноги. С такими фиговинами ему с армии обращаться не приходилось, и всё-таки здорово, что выпал шанс это исправить. Наведя прицел на замедлившийся тёмный автомобиль дона Джакомо, Пульс, подумав об Агате, плавно спустил курок... выпустив из широкого дула сгусток огня, предназначавшаяся изначально их обручальному кольцу, ракета заспешила навстречу цели.
Получив удар вбок, представительный автомобиль, даже заметно взгляду, покачнулся, и сразу же затем - с грохотом, вспыхнул, объятый столбом огня, раскидывая по сторонам мелкие детали, мусор, что-то горящее, и, кажется, даже какую-то часть от коляски Большого Джека Сантино успел заметить в этом огненном танце; вокруг подпалило траву, что-то влетело в дом, где лежали мёртвые тела... зрелище завораживало. Даже жаль, что остальные этого не видели; свидетелями салюта, ознаменовавшего победу Семьи Торелли, стали только Сонни и Роб Гвендони, ковылявший где-то вдалеке, неловко придерживая прошитую дробью руку и оставляя едва заметный кровавый след за собой. Но его Пульс не успел заметить, спускаясь вниз и спеша в фургончик к остальным.

С Сальвиатти было покончено, Большой Джек, чья персона была легендарной ещё при жизни, теперь окончательно стал легендой - а выстрел, забравший его жизнь, поди, услышали аж в Канзасе... Можно было постепенно выходить из укрытий, зарывать окопы, возвращаться к прежней жизни. - Поезжайте домой без меня, Майки. - произнёс Монтанелли, когда фургон остановился, чтобы подобрать Сонни, и зашевелился, чтобы поменяться с ним местами - вылезти наружу, а его пустить внутрь. - У меня есть ещё кое-что, о чём надо позаботиться. - Гвидо многозначительно посмотрел на своего без пяти минут консильери. Он планирует задержится здесь ненадолго - Ринальди наверняка и сам понимает, зачем... Уроборос - это ведь восточный символ? Монтанелли собирался озаботиться тем, чтобы один такой змей, тоже с востока, больше никогда не укусил их за хвост.

[NIC]Guido/Sonny[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/eAOcq.gif[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/FdhQg.gif
http://s9.uploads.ru/1FkR0.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » End of the era