Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » здравствуй, а вот и я


здравствуй, а вот и я

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://savepic.su/5947392.jpg
Alexandra Lexsanti & Martin Juhl
съемная квартира-студия Алекс, вечер
29 июля 2015 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-07-29 07:25:24)

+2

2

Она любила эту квартирку. Здание 18-19 веков, с красивой потолочной лепниной, элегантной отделкой и отсутствием чего-либо лишнего. Она любила эту квартирку, любила проводить здесь время. Высота этажа позволяла ей спокойно перемещаться по комнатам, не утруждая себя одеждой и просто наслаждаться своим единением с картинами и самой собой. Она проводила здесь кажется слишком много времени, но в то же время только здесь она могла творить. Муж, естественно, ревновал ее к искусству. Он готов был ее подозревать в изменах и блуде, но в то же время почему-то не устраивал скандалов и отпускал каждый раз, договариваясь лишь о том, что будет первым видеть ее картины. Она снимала эту квартиру втайне от него на личные сбережения и была весьма довольна данным обстоятельством. Он не мог появиться здесь, а, значит, не мог нарушить ее относительно стабильный покой.  Сегодняшним вечером она была одна. Совсем одна и, оставив большой дом, решила остаться на пару дней в своей студии. Хорошо, когда муж в командировке…
Александра сидела на высоком барном деревянном стуле и задумчиво водила кисточкой по холсту, слабо понимая, что из этого всего выйдет. Мазки наносились сумбурно, но даже сквозь них проглядывались какие-то весьма знакомые силуэты из прошлого. Сжав губы она смотрела внимательно на набросок и невольно глубоко задышала, пытаясь перекрыть поток воспоминаний в голове. И именно в этот момент ее абсолютно слабости, послышался звонок в дверь.

внешний вид
Она лениво накинула шелковый халат, поправляя светлые волосы и раскидывая их по плечам. Шелк приятно ласкал обнаженное тело, но все в данный момент рассматривался как нарушение личного пространства. Александра небрежно запахнула полы. Настолько небрежно, что образовавшееся глубокое декольте беззастенчиво открыло ложбинку между грудей. Она поправила нижнюю часть халата и завязала на один узел пояс. Вся конструкция напоминала о том, что хозяйка квартиры не особо-то и ждала каких-либо гостей в своих пенатах и потому была бы не против, чтобы эти самые гости все-таки удалились из ее квартиры как можно быстрее.
Она не стала смотреть в глазок, заранее настроенная на выигрышное положение вещей и почти сразу открыла двери, опираясь на них. Правда если изначально эта поза подразумевала устойчивое положение хозяйки дома, то теперь дверь становилась стабильностью, за которую можно было ухватиться, потому что появившийся на пороге молодой человек вызывал лишь желание прижаться к чему-то и постараться не потерять опору под ногами.
- Что ты здесь делаешь? – почти пролепетала Алекс, смотря на Мартина. Ожидала ли она увидеть его в Сакраменто? Разумеется нет. Ожидала ли она что увидит его на пороге своей маленькой квартиры-студии – тоже нет. Однако он был здесь, вполне реален и вполне осязаем. Правда вот прикоснуться к сводному брату она не торопилась. Лишь поплотнее свела ворот халата, запахивая полуобнаженную грудь. Черт побери, лучше бы это была надоедливая старушка-соседка, которой хочется засунуть свой нос в каждую дыру.
Последний раз они видели больше года назад. Он тогда был абсолютно невменяем и даже, кажется не узнал ее. Он не видел ее серьезного и обеспокоенного взгляда. Не видел как она разговаривала с его другом, решая что будет лучшим решением по его спасению. Он не видел как она ушла. Ушла насовсем чтобы начать новую жизнь в объятьях нынешнего мужа. Именно муж оплатил лечение ее «нерадивого братика» и он попытался сделать все, чтобы она держалась от него подальше. Да и она была в общем-то не против. Только начала к психологу ходить, чтобы чувство переживания заглушить, да притупить желание вернуться в очередной раз к Юлю, чтобы просто посмотреть на него, либо в очередной раз позаботиться о мужчине. Это был своего рода стокгольмский синдром.
Да и сейчас этот синдром давал о себе знать, когда она невольно пропускала его в квартиру, чтобы любопытные глаза не заметили ничего подозрительного и не начали распускать слухи дошедшие до прессы. Этот синдром давал о себе знать, когда она, невольно сильнее сжимая бедра закрыла за ним дверь и прижалась к ней спиной, все так же придерживая полы халата.
- Зачем ты приехал? Тебя отпустили или ты сбежал? – последнее было не желательно. Как ни крути, а она все-таки хотела чтобы он вылечился от этой зависимости. Последние картины их встречи были весьма малоприятны. Он в полу-адекватном состоянии и она безумно боящаяся что не успеет и он сдохнет от передоза.

Отредактировано Alexandra Lexsanti (2015-07-29 08:37:27)

+1

3

Если учесть, что прошло всего несколько месяцев с тех пор, как Мартин вылез из клиники, то он мог бы гордиться своей выдержкой. Целых четыре долгих месяца парень не совался к Алекс, а старательно налаживал в Сакраменто собственную жизнь. Да, он хренов Бэтмен и дико собой гордился.
Жгучее чувство обиды никуда не делось, он все еще хотел отомстить за то, что эта мелкая стерва просто взяла и кинула его подыхать в сраном Сан-Франциско, о котором теперь и вспоминать-то было тошнотно. Не просто кинула, а съебалась с какой-то мразью. Кстати, то, что она вышла замуж, он узнал уже по приезду сюда, и это только добавило негативных ощущений в общий настрой бывшего наркомана. Ему хотелось, как тогда, по пути из Стоктона, схватить ее за шею и наблюдать, как меняется цвет ее лица и как его любимая сестренка лихорадочно пытается проглотить хоть немного воздуха, при этом почти не сопротивляясь. Спустя столько лет он до сих пор помнил свои ощущения в тот момент, ей просто повезло, что они были не одни. Смог бы он убить ее? Тогда смог бы. Прикопал бы в том лесочке недалеко от дороги и поехал бы дальше, ни о чем не сожалея. Потому что никакая малолетняя белокурая сучка никогда не будет управлять им.

За все то время, что он прожил в Сакраменто, ему удалось связаться со старым поставщиком, найти нормальную клиентуру и снять себе квартиру. Покупателей было немного, зато они были стабильными и денежными, а не вонючими нарками, которые обычно так и зависали у его двери, либо напрашивались в его берлогу, чтобы подвиснуть там, в темном уголочке. Юль в последний год перед клиникой и сам с ними зависал, пока Конор, заявившись за деньгами, не застал эту картину. Тогда Мартина пнули под зад и даже не спросили бабки. Потому что с нарков вообще бесполезно что-то спрашивать. Джанк высушивает мозг подчистую. Может, поэтому в Сакраменто он не очень популярен. Здесь большинство сидят на белой лошади и весело скачут по жизни.
За все время своей свободы, Мартин не употреблял. Разве что выкуривал пару косячков в неделю, да и те за компанию. Вроде как, бонус щедрым покупателям. Это как раскуривать трубку мира – только на пользу. Да что там, он даже пытался бросить курить.

Ему не составило труда выследить Алекс. Отчасти потому что у его новой знакомой, Кэт, была информация о муженьке Александры, отчасти из-за осторожности. Алекс порой бывала мнительной до усрачки, так что он боялся спалиться раньше времени. Это совпадение с муженьком блондинки они с Кэт выяснили случайно, когда после пары бутылок пива Мартина растащило на откровения. Тогда девчонка ему, вдруг, заявила, что знает этого козла и выложила все, что знала – где тот работает, живет и вообще, где ошивается. На подробности Мартину было срать, а адресок он у нее выспросил в первую очередь. Поначалу думал, что придется заваливаться в их гнездышко и разбираться с этим мудаком, но потом оказалось, что Алекс снимает себе другую квартиру.

Так вот сейчас он стоял напротив ее двери и жал на звонок, при этом чувствуя, что готов зарядить ей прямо с порога. Он бы и зарядил разок-другой, если бы не отвлекся на ее внешний вид. Что не говори, а внешность у Алекс была, как у куколки. Он ее, кстати, так и называл раньше – «кукла». Причем, не всегда это звучало ласково.
Короче, сестренка открыла дверь почти сразу, и ему не пришлось трезвонить черт знает сколько. Наверное, она заметила плотоядный взгляд, переметнувшийся к вороту халата, потому что сразу запахнула его наглухо и взялась задавать вопросы. Мартин вообще не любил вопросы, тем более, глупые, а тут сразу градом.
Парень прошел в добровольно открытую ею для него дверь и принялся совершенно по-хозяйски осматриваться. Он лишь на мгновение задержался, чтобы пристально посмотреть на девчонку и нервно выпалить ей в лицо:
- Мимо гулял, блять.
Минуя просторный коридор, он прошел в студию и бросил взгляд на мольберт у окна, а потом снова повернулся к блондинке, с усмешкой заметив:
- Так и мнишь себя охуенной художницей? Думаешь, кому-то нужна твоя мазня? – Мартин взял с мольберта холст с набросками и начал крутить его, делая вид, что пытается разобрать, что на нем нарисовано. – Ну и как тебе семейная жизнь? Нравится? – он взвесил в руке картину. Рама была солидная по весу, внушительная. Явно из настоящего дерева, такие для дешевок не используют. Парень поднял взгляд на блондинку, но на этот раз во взгляде была уже не усмешка, а злость. – Думала, можешь просто взять и свалить? Ты, сука, хоть представляешь, что я там пережил, а?
Парень выпустил картину из руки, и она с грохотом упала на пол, а сам Мартин уверенно направился к Алекс. Конечно, она могла бы побежать к двери, но чуть не подрасчитала, видимо, и ударилась спиной о стену. Как раз в этот момент Юль приблизился к ней, не дав среагировать и перехватил блондинку за волосы, с силой пихнув в противоположную от двери сторону. Алекс не уставала сопротивляться, хоть и знала, что именно это его всегда и подстегивало на дальнейшие действия, еще более жесткие. Вот и сейчас, когда она сделала робкую попытку избежать его приближения, в парне вспыхнул азарт.

+1

4

Вот он собственной персоной: ее ночной кошмар, ее проклятье, ее причина визитов к психологу последние пару месяцев. Все-таки без него наверное было бы легче. Она могла бы закончить колледж, могла бы выйти удачно замуж, например по любви и даже могла бы иметь детей, но благодаря этому ублюдку у нее был роскошный дом, не любимый муж, диагноз бесплодие и психологическая травма. В общем не жизнь а дерьмо какое-то. И почему их свела судьба. Ведь его отец вовсе был не таким и они даже не были похожи, и от того у Алекс создавалось впечатление отсутствия родственных связей между ними. 
Он как всегда не блистал манерами и почтительностью к ней. Ну во всяком случае с порога не ударил наотмашь  - и то спасибо. Впрочем если не ударил, это не означало что и дальше все пойдет цивилизованно и гладко. И точно, стоило ему открыть рот как сразу стало понятно, что явно еще не вечер. И он только разогревается. Пока эмоционально.
- Так шел бы мимо дальше, - невольно огрызнулась, Алекс, сложив руки на груди. У нее не было никакого настроения общаться с бывшим любовником, да и не хотелось собственно. Ей не нужны были проблемы с мужем и лишние разговоры за спиной. Максимально тихо и мирно разойтись бы и жить дальше, так нет же. Он приперся в ее убежище и теперь мог разнести тут все к чертям и ее шаткое положение, к слову, тоже.
- Эту мазню покупают за неплохие деньги. Но тебе вряд ли это понять. Поставь на место! – невольно чуть повысив голос проговорила Алекс. Мартин был не адекватной личностью и с ним ругаться было во-первых опасно для жизни, а во-вторых как ни странно, он испытывал определенный кайф от их скандалов и от ее раздражительности. Как он однаждя даже выразился «его это заводило».
- Семейная жизнь нравится. Деньги есть, дом нормальный, муж любит, трахает классно – так что жаловаться не на что, - врала. Нагло врала что все нравится. Траханье это самое было в основном наигранным и она никогда не испытывала с мужем оргазмов, однако искусно их играла «на публику», тем самым теша самолюбие мужское и поднимая лишь в очередной раз самооценку. На деле она просто ненавидела секс с мужем. Впрочем, с Юлем она тоже ненавидела секс, но вместе с  тем каждый раз ловила оргазмы, несмотря на грубое отношение и потому испытывала по сути мазохистский кайф.  Правда признаваться в этом она не спешила.
- Бросила? Пережить? Да я устроила тебя в лучшую частную клинику. Там тебе если только задницу не лизали и не отсасывали ради твоего удовольствия. Чем ты не доволен? –их вполне могли услышать соседи.
– Твою мать, поставь на место холст! – эта фраза видимо стала последней каплей, потому что холст просто полетел на пол с грохотом – теперь соседи точно могли всполошиться. Сама же Лексанти метнулась подальше от Мартина, невольно налетая на стену и чуть морщась. Правда недолго, вскоре ей снова предстоял «полет», но теперь к другой стене. Спина заныла. Это конечно были не удары кулаком, но тоже приятного мало. Она двинулась вдоль стены в сторону, в надежде избежать дальнейших столкновений, правда уже тогда осознавая, что шансов мало.
Она могла предположить, что за этим последует. Чем больше сопротивления тем «больше его заведет». В последний раз когда они так цапались он швырнул ее в стену и ей пришлось долгое время носить водолазки и джинсы, чтобы скрыть следы побоев. Сейчас у нее не было возможности так прятаться. Муж конечно был в отъезде, но не настолько, чтобы в случае чего у нее успели зажить все синяки и ссадины.
- Какого хрена ты приперся? Деньги нужны? Я заплачу тебе только свали – я хоть нормально жить начну! – прошипела она. Правда шипение получилось не столько угрожающим, сколько больше напуганным. Она смогла бы отдать ему деньги, только вот казалось, что деньги ему не особо-то и нужны. Во всяком случае выглядел он гораздо лучше, чем когда они виделись в последний раз.

+1

5

Юль всегда знал, что ей нравится такое обращение. Алекс была чертовой мазохисткой и специально доводила его до белого каления. После этого получала и потом, словив свой странный кайф, на какое-то время притихала и вела себя тише воды. Вообще-то, она не одна ловила с этого удовольствие, они друг другу идеально подходили в этом плане, но Алекс продолжала его обвинять в загубленной жизни. Он при этом красочно представлял себе картину: Александра в темноте сконфуженно просит какого-нибудь мужика шлепнуть ее по заднице, потому что по-другому кончить у нее не получается. Пробовали они несколько раз спокойно потрахаться, но он при этом вел себя, как робот, а она, как бревно. Такая странность. Если честно, Мартин по этому поводу уже и не парился, повод, чтобы втащить Алекс, всегда находился. Ну, не любил он, когда она рот открывала, потому что ничего хорошего оттуда, чаще всего, не вылетало, ни тогда, ни теперь.

Он и не ждал, что она примет его с распростертыми объятиями. Учитывая состояние ее муженька, он, наоборот, думал, что она себе еще и охрану наймет, чтобы он к ней не приближался. Только вот что-то в ней все равно изменилось, и пока он не понимал, что конкретно. Может, голос стал увереннее? Или ему это казалось, и он всего лишь хотел думать, что она начнет ему угрожать своим хмырем. Не будет. Потому что знает, что Мартину на угрозы плевать.
- Заткни свой поганый рот, - Мартин недобро улыбнулся, делая неторопливые шаги в сторону блондинки. Снова схватил ее как раз в тот момент, когда она заговорила о деньгах. – Деньги? – парень чуть удивленно посмотрел на Алекс, будто она сморозила какую-то хрень. – Зачем мне деньги, если я уже нашел свою куколку? Лучше бы ты рассказала, как скучала без меня, - он наклонился к ее уху, сдвигая в сторону от него светлые пряди, и свободной рукой накрывая ее шею, мягко погладил большим пальцем бархатистую кожу и скользнул ниже, отводя в сторону ворот ее шелкового халата. – Ты же скучала?

Он мог бы проследить все то время, за которое менялся ее характер. Разве перед ним была та Алекс, которую он драл в родительском доме? Нет, сейчас она была совсем другая. А все почему? Да потому что он спускал ей с рук ее выходки и с каждым новым выпендрежем эта стерва все больше наглела. Лет пять назад, заявись он к ней вот так, она бы плакала и просила его не трогать ее, а сейчас что? Алекс хамила ему совершенно открыто, будто не боялась остаться без зубов. Хотя, вот до чего не доходило, так это до выбивания зубов. Они снова упустили много времени, сестренка уже забыла, как ему не нравится, когда она грубит ему в ответ.

- А знаешь, мне похуй, скучала ты или нет. Лично я очень скучал. Мечтал, как найду тебя, и мы наверстаем все упущенное время, - Юль отстранился и рванул девушку на себя, заставляя отойти от стены и пихнув ее к середине комнаты, но, когда блондинка сделала первый шаг, поставил ей подножку, роняя на пол. – Хорошо я придумал, да? Охренеть. Мы здесь одни и никто нам не помешает. А если помешает, то очень об этом пожалеет.
Мартин улыбнулся и наступил блондинке на лодыжку, когда та попыталась то ли отползти, то ли подняться. Наверняка, ощущение не из приятных даже не смотря на то, что он старался сильно не давить. Мартин осматривал сестру, распластавшуюся по полу, и неторопливо расстегивал ремень, с легкой усмешкой на губах. Он действительно планировал задержаться у Алекс в гостях, но пока еще не решил, на сколько. Тут все, скорее, зависело от нее самой. Пока она снова к нему не привыкнет, пока не вспомнит, кто он такой и почему здесь находится. Потому что она была только его.

+1

6

Его прикосновения были противны и приятны одновременно. Как такой подонок мог вообще сочетать в себе эти два качества? В его жесте, в этом аккуратном отведении волос в сторону – было что-то такое почти трогательное, почти романтическое. И, если бы она его хорошо не знала, то наверное повелась бы на это все и даже возможно удивилась бы таким переменам. Одна ее часть непременно бы обрадовалась, тут же надеясь на все ответное, а другая… другая бы вопила вновь о спасении, намекая что пора валить к чертям отсюда. И от него в частности. Все-таки не зря она свалила в Сакраменто.
Губы кстати как-то обожгло, словно обливая горячим чем-то и она поспешила их невольно сжать, вжимаясь в очередной раз в стену. Правда ненадолго, потому что буквально в следующее мгновение ей предстоял буквально полет вначале в центр комнаты, а затем и вовсе на пол.
- Черт побери, Мартин, хватит уже… - впрочем что именно хватит она так и не договорила, услышав его слова про то что им никто ту не помешает. Она действительно надеялась, что никто не услышит ни ее криков, ни звуков падающего тела, что какая-нибудь сердобольная старушка не появится на пороге с желанием разузнать что же тут происходит. Насчет мужа она не волновалась. С ним у нее была определенная договоренность, что он никогда не появится на пороге ее студии до тех пор пока она сама его не пригласит. Приглашать его сюда она не торопилась. И хоть она делала все возможное, чтобы скрыть это место от него, все же она не исключала возможности, что его сердобольные ищейки могли все же раскопать адресок, просто последив за ней. Оставалось лишь надеяться, что у него не хватило ума подкупить кого-то или заставить следить за ней прямо сейчас. Одно дело объяснять синяки и совсем другое объяснять приход Юля.

Боль в лодыжке? Да это скорее не боль. А так, легкая неприятность. Она ощущала боль похуже. Трещины в ребрах, не позволяющие порой нормально дышать, основательные синяки по всему телу. Однажды он даже вывихнул ей руку, которую потом пришлось восстанавливать неприятной процедурой выправления. Но он никогда не портил ее внешность основательно. Не было никаких глубоких шрамов. Которые остались бы от порезов или крупных ссадин, не было и переломов, хотя порой ей казалось, что ее состояние было близко к тому, чтобы в тот или иной момент случился перелом кости и она не смогла бы ходить или работать рукой. В этом была его своеобразная любовь к его «куколке». Он не портил окончательно свою игрушку. Просто воспитывал в своей, присущей только ему, манере.
Вот и сейчас наступив ей на ногу он с какой-то довольной ухмылкой рассматривал ее. Зрелище надо сказать было весьма откровенным и соблазнительным. Не выдержав падение, шелк халата разошелся на груди, открывая один сосок и сползая с обнаженного плеча, полы тоже распахнулись весьма значительно, но все еще успевали скрывать самую интимную часть тела. Однако сейчас она вовсе не думала о том как она выглядит. Было вовсе не до этого.
Она внимательно смотрела в лицо своего мучителя и испытывала двойственное чувство страха и определенного возбуждения. Наверное все-таки он довел ее до того, что у нее начинала выделяться смазка на уровне рефлексов. Когда бежать уже было некуда и неизбежное приближалось с каждым шагом. И если раньше будучи наивной девочкой-подростком она сжималась в комок и рыдала, умоляя не прикасаться к ней  больше, то с прошествием времени она научилась молчать о страхах и испытывать определенное влечение к этим моментам. Психолог так и не придумал как назвать это научным языком пока и в очередной раз бы напомнил про стокгольмский синдром, которым она была явно заражена основательно.
Алекс невольно сжала сильнее бедра и почти с ненавистью посмотрела на мужчину. Сдаваться? Она кажется отучилась от этого слова. Да и потом как это ни странно звучит кажется их обоих заводили эти игры в разборки и она в свою очередь невольно вспоминала о своем давнишнем влечении к нему. И если бы Юль хоть немного разбирался в живописи или просто имел такой же взгляд на вещи, то наверняка бы понял, как много было в этих мазках от него…

+1

7

Юль видел, как меняется ее взгляд и ее поведение. Блондинка заткнулась сразу, как только он опустил руки к ремню и он прекрасно заметил движение ее ног. То, как она теснее сжала бедра.
- Расскажешь мне, как твой муженек скучно потрахивает тебя на вашей большой кровати? Как ты смотришь в потолок и мечтаешь, чтобы это поскорее закончилось? – на самом деле его бесили даже мысли об этом. Парень даже поморщился от собственных слов.
Алекс прекрасно знала, что он придет за ней рано или поздно и наверняка мечтала об этом в такие моменты. Может быть даже втайне щипала себя первое время, чтобы хоть что-то почувствовать. Или представляла на месте этого мудака его, Мартина.

Ремень был расстегнут, а следом и ширинка на брюках и парень шагнул вперед, усаживаясь сверху на блондинку. Он легко сорвал слабый узел на халате, распахивая невесомую тряпицу, которая хранила тепло ее тела. На самом деле, Юлю безумно хотелось ударить девчонку, хотелось растоптать ее и унизить. Заставлять снова умолять себя не делать ей больно, увидеть ее слезы. В этот момент она могла видеть в его взгляде только презрение. Он не сдержался и плюнул ей прямо в лицо, после чего принялся размазывать свою же слюну по ее лицу ладонью.
- Ты получишь сполна, тварь, можешь даже не сомневаться.

Юль слегка приподнялся и выдернул халат из-под блондинки, откинув его в сторону, подальше, а потом пересел, устраиваясь между ее ног. Он поднял руки, чтобы стянуть с себя майку, но отвлекся, хлестко ударив Алекс по лицу, когда та дернулась.
- Лежи, сучка. Лежи и не дергайся, - он дернул ее за бедро, придвинув ближе к себе, и снова поднял руки, со спины цепляя майку, стянув ее и отбросив. Спустил белье, сплюнув на пальцы и размазав по члену, и через пару мгновений уже рывком вошел. Как оказалось, дополнительной смазки и не требовалось, но этому Мартин совсем не удивился. Алекс и без того уже текла, потому что он лучше любого знал, что ей нужно было на самом деле. Несколько резких движений и пошлые влажные звуки были слышны уже откровенно.

Чтобы не запачкать брюки, парень пониже спустил их вместе с бельем и продолжил вбиваться в податливое тело любовницы. Ему иногда казалось, что он готов трахать ее бесконечно. Когда-то под наркотой они вообще могли по несколько суток не вылазить из постели и делать только короткие пробежки до холодильника или ванной. Алекс сама для него была, как наркотик когда-то, когда сопротивление ее было настоящим, а потом он начал терять к ней интерес. В машине, на пути к Сан-Франциско он вернул себе те ощущения, когда чуть не придушил ее, когда в ее взгляде вновь появился настоящий страх. Она ведь тогда тоже поняла, что довела его до той точки, когда он мог сделать, что угодно. Даже убить. Поняла и перестала его доводить до такого состояния. Долбанная стерва просто игралась с ним и получала, что хотела, но он обязательно покажет ей, кто здесь главный и кто кем управляет.

Движения скоро стали чаще и сильнее. Мартин не стал сдерживаться, наклонился и ощутимо укусил блондинку за маленький торчащий сосок. Сначала за один, а потом и за второй, насильно вытягивая из нее стоны, пусть даже и болезненные. Наверняка девчонке и без этого хватало неприятных ощущений, учитывая, что она елозила спиной о грубый ковролин на полу. Его это не особо волновало, Юль на данный момент просто постепенно воплощал в жизнь свои планы, и это было лишь началом. Парень перехватил девчонку за горло, заставив смотреть на себя и всматриваясь в серые глаза, которые были будто затянуты какой-то пеленой, будто Алекс была в полуобморочном каком-то состоянии. Он знал этот взгляд, а потому только лишь ускорил и без того не медленные толчки.

+1

8

Он был ее искушением и ее проклятьем все эти годы. И даже то время пока они провели порознь – он был прав – она все же не забывала про него. Как ни крути, он был ее первым, и как ей казалось, единственным мужчиной, с которым у нее хотя бы получалось ловить оргазм, хоть и всякими изощренными способами. И потому обычный секс вызывал у нее определенную скуку. Она конечно имитировала оргазмы как хорошая актриса, но лишь ради благого дела, на самом же деле ощутить подлинное наслаждение ей почти не удавалось. Может быть ее тело помнило все эти приятные истомы и теперь невольно, при взгляде на Юля, между ног все основательно увлажнялось. Предательство. Гадское предательство собственного организма. Стоит поговорить об этом с психологом на следующем сеансе. Если она до него доживет разумеется…
Она наблюдала за тем как расстегивает его ремень и ширинка, уже понимая, что за этим последует. Она действительно как кукла позволила ему стянуть с  себя халата и отбросить в сторону, тут же ощутив спиною противный жесткий ковролин. Так приятный для ног, он явно раздражал нежную кожу спины. От чего Алекс даже поморщилась. И видимо это ее недовольное движение, Мартин списал на попытку сбежать, от того и прикрикнул в очередной раз. Она чуть то ли всхлипнула, то ли взвизгнула, когда парень потянул е за ногу к себе, но ничего не нашлась, кроме как поддаться.
Он вошел в нее резко и мощно. Одним большим толчком. Она вскрикнула больше от неожиданности, нежели от боли. Ее влагалище достаточно увлажнилось, чтобы не ощутить никаких приятных последствий этого проникновения. Руки скользнули ногтями по ковролину, пытаясь словно за него зацепиться и перестать елозить по жесткой материи, но цепляться было не за что и от того, Алекс слегка морщилась от очередного «проката» спиной. В какой-то момент она даже вскрикнула от неожиданной боли исходящей от укушенного соска. А затем еще одна. Она невольно и так взглянула на Юля и потому его жест упирающийся ей в горло был по ее мнению лишним. Она просто давала ему трахать себя. Как это было и раньше…

Правда раньше у ней и характера было маловато. Сейчас же после нескольких сеансов психотерапии, пары лет отдыха от характера Юля она откуда-то набралась смелости и храбрости для того чтобы противостоять ему. Ну или просто делать вид, что противостоит. Ведь откровенно говоря она действительно по нему скучала. Скучала по этому его животному влечению к ней. По этим диким долбежкам и даже наверное по его наплевательской ругани тоже. Когда культурная девочка, которая подавала большие надежды и стала тащиться от чего-то подобного – она и сама не могла ответить на этот вопрос.
- Твою мать… - в какой-то момент она схватилась за руку парня, впивая в нее ногти и воспользовавшись минутной его слабостью, убрала ее от своего горла. В тот же момент Алекс сумела ухватить руками за спину Мартина и тем самым подтянуться к нему ближе, губами хватаясь в поцелуе за губы мужчины. Оставляя на них горячий поцелуй. В этот же момент бедра ее стали более активно отвечать толчкам, двигаясь навстречу, до тех пор пока не произошло в одно мгновение сразу три вещи: ее пальцы сменились когтями, впиваясь в кожу Юля, ноги невольно сильнее раскинулись, насаживая таз сильнее на член любовника, а губы соскользнув с губ (оставив при этом небольшой укус на нижней губе) сорвались на откровенный стон, извещающий о первом, но таком долгожданном оргазме.
Алекс откровенно ловила кайф сейчас от каждого толчка. Она абсолютно теряла контроль над своим телом и ситуацией и сейчас вполне могла получить еще несколько ударов за нанесенные повреждения на теле Мартина. И не потому что ему это могло не понравится в плане ощущение, а хотя бы потому, что он слишком не любил терять контроль и свое преимущество в такие моменты и ненавидел меняться ролями. Это его роль издеваться над ней и оставлять свои следы, а не ее. Не ее…

+1

9

Не зря Мартина посетила мысль, что в Алекс что-то неуловимо изменилось. Разве раньше она осмелилась бы так сделать? Нихрена подобного. Но сейчас, когда она спихнула его руку, предварительно полосонув по ней ногтями, Юль дернулся, сбился с ритма и недовольно рыкнул, но предпринять ничего не успел. Александра слишком уверенно, на удивление настойчиво, схватилась за него и потянулась к губам.
Они очень давно не виделись, а ощущение ее поцелуев он и вовсе успел забыть.

Он ответил, но поцелуй был недолгим, и снова это было полностью ее инициативой. Блондинка переусердствовала, дальше такого Мартин терпеть не собирался. К довершению ко всему, ее ногти ощутимо проехались по спине и он отпихнул девчонку от себя, одновременно с этим отстраняясь.
- Какого хуя ты делаешь? – нервно выпалил Юль, осматривая блондинку перед собой, которая и от оргазма-то еще не успела толком отойти. Она снова бесила его своим поведением и прекрасно об этом знала, а даже если и не соображала ничего, то Юля это нисколько не волновало.

Тем не менее, его возбуждение тоже никуда не делось, но чтобы исключить новые вспышки ее самостоятельности, парень с легкостью рванул девчонку, переворачивая на живот. Дернул за бедра, заставив встать на четвереньки. Еще мгновение и он снова был в ней, полностью, и снова начал двигаться. Как это ни странно, на какой-то момент желание сделать ей больно, - по-настоящему больно, - оно пропадает, Мартин забывает об этом. Но только на время.

Толчки становятся с каждым разом чаще и сильнее, Юль будто вообще не собирался останавливаться, только дыхание стало тяжелее и периодически парень отзывался глухим рычанием. Вряд ли Алекс ожидала, что с очередным своим толчком, Мартин размахнется и ощутимо приложит ее по заднице. Наверное, ничего не заводило его больше, чем следы на ее теле, отметины – свидетельства ее принадлежности ему. Так и теперь, спустя несколько секунд на ее ягодице уже был виден четкий темно-розовый отпечаток его пятерни. Юль покрепче перехватил блондинку за бедра, еще больше ускоряясь и несколькими рывками доводя себя до точки.
После этого Юль просто отпихнул от себя девчонку и поднялся, поправляя белье. Впрочем, брюки он так и не застегнул, отошел к стойке и взял с нее бутылку, читая этикетку. Наверное, какое-то дорогое вино, в алкоголе Юль нихрена не понимал, просто не хотелось глотать обычную воду, которой в поле зрения не оказалось. Парень сделал пару глотков прямо из горла и отставил бутылку обратно.
- Мне нужны деньги. Сегодня, - ему нужно было расплатиться за товар и раз уж он именно сегодня заглянул в гости к Александре, то решил совместить приятное с полезным.

Отредактировано Martin Juhl (2015-08-07 18:53:20)

+1

10

Он никогда ее ни во что не ставил. Она всегда была для него кажется занозой в заднице, которую хочется убрать, но жить с которой настолько привык, что когда та перестает ощущаться, то жизнь меняет свои краски. То ли слишком хорошо становится, то ли что, но от чего-то появляется желание вернуть все как было раньше. Что он собственно и делал. Она не ожидала от него никаких чувств и эмоций по отношению к ней. Она никогда не слышала от него ни слов искреннего желания, которые обычно мужчина говорит женщине, не слышала и слов любви. Однако определенная привязанность его к ней все равно чувствовалась. Ведь он раз за разом если не сам возвращался, то определенно делал так, чтобы она сама чуть ли не на коленях к нему приползала. «Высокие», очень «высокие» отношения… Которые прямо сейчас были примерно на уровне паласа, на котором рычали и стонали до изнеможения два влажных тела.
Она в общем-то знала, что еще успеет получить свое за свой порыв эмоций. Впрочем порывы и были привлекательны именно тем, что собственно происходили под влиянием момента. От того они были весьма сладкими и притягательными. И не так важны последствия. Впрочем, не в случае с Мартином. Тут за свои поступки приходилось отвечать, а лучше бы было заранее думать о подобных шагах.  Вот и сейчас она ощутила весьма сильный толчок, впрочем на него она не особо-то и среагировать как-то смогла, все еще находясь под влиянием момента наваждения.
Он перевернул ее словно тряпичную куклу и снова вошел, вызвав стон то ли удовольствия, то ли какой-то доли боли от резкого входа. Впрочем влажность внутри вполне позволяла перетерпеть второе, поэтому все же наверное ей не хватало всего этого. И сколько не лечил ее психолог за последние несколько месяцев, все его старания, установки и попытки гипноза сейчас летели к чертям. Или может ей просто была пора сменить психолога? Наверное, это был неудачный выбор. Впрочем, платил за все это муж, причин истинных конечно же он не знал, но платил исправно и с надеждой на вечное семейное счастье, как в постели, так и просто на любовном фронте. Не любила она его. И он это явно чувствовал. Не дурак все-таки вроде как был.

Отброшенная в сторону, словно использованная и надоевшая в данный момент игрушка, блондинка устало переводила дыхание, раздраженно проводя ногтями по ворсистой поверхности. Все начиналось снова. Вот уже почти десять лет все повторялось раз за разом не меняясь даже по сценарию. Он удовлетворял свои потребности, она изнемогала от желания от одного только его взгляда, и в конце всей этой ванильной истории он натягивает свои штаны, а она вновь ненавидит себя за свою гребанную слабость, впиваясь когтями в ближайшую поверхность.
Впрочем, она действительно изменилась. Изменилось ее поведение, ее решения… она сама. Теперь уже нет этого животного страха юной девочки, нет боли разочарования. Она, кажется, настолько привыкла к этому всему, что наверное будь она хоть немного более адекватна в оценке своих действий и моментов, то наверняка бы ужаснулась от происходящего. Но адекватности не было, как собственно и какого-либо ужаса. Было лишь скупое напускное безразличие, скрывавшее в себе остатки волнения от происходящего. Алекс подтянула к себе халат, накидывая его на плечи, осмотрела свое тело на наличие видимых повреждений и запахнув тонкую ткань на груди, а затем перевязав ее второй раз за минувший час, нащупала в кармане пачку сигарет и зажигалку. Курила она последнее время совсем редко. По правде вообще практически не курила, но сейчас случай был особый. Сигарета моргнула оранжевым глазком и девушка затянулась внимательно разглядывая татуированную спину недавнего любовника
- Ты же сказал что тебе не нужны деньги, - почти съязвила она, смотря на Мартина. За это она могла снова получить, но то ли годы, то ли реально терапия добавляла смелости. Александра снова затянулась и поправила халат, осматривая недавнее поле «битвы». Взгляд задержался на брошенном холсте и Лексанти невольно поморщилась вглядываясь в яркие краски.
– Ты так и не вылечился? – по правде мысль об этом вызывала у нее определенную долю раздражения. Это был ее выбор найти инвестора и положить Юля в клинику, стоило это в общем-то не слабых денег и если он просто сбежал оттуда и так и не избавился от дурной привычки, она готова была врать, но не отдавать деньги на подобные нужды. Конечно она могла за это основательно пострадать. Но черт побери… - Сколько тебе нужно?  Я могу дать тебе денег если ты уберешься из моей жизни.

+1

11

Он мог бы прямо сейчас снова взять в руку бутылку, развернуться и запустить ей в блондинку. Он бы не промахнулся, поэтому бросаясь своими догадками в этот момент, любовница очень рисковала. В то же время, он дал ей понять, что она ему нужна и, возможно, именно это позволило ей добавить усмешку в ее голос. Между прочим, он не говорил ей о том, что ему НЕ нужны деньги, просто начал он не с них.
- Ты стала слишком разговорчивой. Твой муженек, походу, уделяет тебе слишком много внимания, а? С ним я разберусь позже, - Юль улыбнулся чуть лениво и развернулся к Алекс, осматривая ее уже когда девчонка поднялась на ноги. – Хочу послушать, как ты ему отсасывала, пока он пихал деньги тебе в трусы.

Его бесила эта мысль, но он сам расковыривал это, как надоевшую болячку, будто не мог остановиться, снова и снова сдирая коросточку и стирая выступающую кровь. Может быть, его это подпитывало, его настрой, ведь Мартин не хотел оставлять все, как есть. Теперь, когда он вернулся, им пора поменяться местами, она должна утонуть, иначе он может. Не может без ее зависимости от него, он должен был чувствовать ее, как раньше, как когда-то.
- Я вылечился и приехал к тебе, - Юль сделал несколько шагов в сторону девчонки, приближаясь к ней и не без удовольствие заметив, как он едва сдержалась от того, чтобы попятиться назад. – Разве ты не рада? Можешь пиздеть своему подкаблучнику, но я-то все вижу по твоим глазам.

Дилер поднял руку, почти ласково скользнув по светлым взъерошенным волосам, раз, другой, а потом чуть потянул за них назад, заставляя Александру слегка запрокинуть голову и посмотреть на себя.
- Ты меня не обманешь. Сейчас отдашь мне карту и я уйду, чтобы снять деньги, а ты подождешь меня здесь, потому что я еще не закончил, - парень забрал сигарету из ее пальцев и выпустил ее волосы из руки, дав ей возможность найти для него банковскую карту, а сам устроился в кресле, спокойно докуривая ее сигарету.

+1

12

Она невольно вздрогнула, когда речь зашла о муже, особенно о возможных разборках. С ним. Он не должны пересекаться. Эти две е жизни. Фальшивая и настоящая. И они не должны были страдать. Сосуществовать – возможно, но не страдать…
- Ты ему ничего не сделаешь, - почти угрожающе проговорила она смотря на Мартина исподлобья. Угрожать конечно было глупо, но она вполне сейчас могла себе позволить найти какие-то способы защитить то что принадлежало ей. А ей принадлежала новая жизнь. Без него.
- Хочешь послушать? Могу рассказать в подробностях. Слушай, а хочешь видео покажу?  У меня кажется что-то есть на ноутбуке. Я так хорошо вышла, - она кажется издевалась, но при этом эта издевка шла словно сквозь зубы, как и сигаретный дым вырываясь из красивого ротика словно вполне признанный яд.
Его слова словно ловили ее с поличным. Она невольно хотела отвести взгляд, словно застуканная на месте преступления,  но не смогла. Пальцы быстро запутались в волосах, привлекая основательно внимание молодой женщины. Она невольно вновь ощутила это волнующее состояние и тянущее ощущение между ног, снова невольно сжимая их и смотря на мужчину с какой-то долей вызова  и непокорности. Что ни говори, а они знали друг друга. Он знал как действует на нее, а она… Она знала как его заводило ее упрямство. Злило и заводило одновременно.

Она не планировала играть по его правилам. Вернее просто не планировала отдавать свою карту. Что она хорошо научилась делать – так это оставлять свои карты дома, чтобы не было возможности хотя бы проследить ближайшее месторасположение карты. Все-таки это в какой-то мере напоминало паранойю. Она определенно хотела иметь это личное пространство и личную жизнь. Она позволяла себе это маленькое удовольствие в виде определенной независимости от мужа. Квартиру она оплачивала из денег с проданных квартир, причем платила за нее за полгода вперед. Вот и сейчас она откладывала определенную сумму чтобы оплатить аренду на полгода вперед  совсем скоро, только вот она и не догадывалась, что эти деньги она потратит на своего нерадивого любовника.
Алекс порылась в сумочке и достал довольно увесистый конверт с двумя с половиной тысячами. лучше отдать сейчас по-хорошему,  нежели если он начнет просто рыться в е вещах. За это время видимо муж ее основательно избаловал в этом вопросе, что даже в вопросе с Юлем она хотела бы оставить хоть немного личного пространства Терпеть его в своей квартире она еще могла, но ее вещи…
- Надеюсь этого хватит?  - она протянула конверт с гонораром мужчине и сложила руки на груди, наблюдая за тем как он открывает и просматривает сумму в конверте. – Это все что есть сейчас на руках. Карточку с собой не ношу – уж извините.

+1

13

Теперь он был уверен – она его больше не боялась. Либо очень хорошо прятала от него чувство страха и ему это совсем не нравилось. Юль не хотел ее такую, прикрывающуюся усмешками, вызывающе смотрящую на него, будто она и правда могла чем-то противостоять. Она выглядела жалко в своей попытке защититься от него таким способом. Жалко и странно. Точнее, непривычно.
Нет, она конечно и раньше показывала зубы, но он видел, что она осознавала возможные последствия своего поведения, что понимала, чем это может закончиться. Но не теперь. Даже спустя столько времени, оставшись с ним наедине.
- Рот закрой, - без энтузиазма отозвался Юль на ее предложение рассказать о том, о чем он слышать совершенно не хотел. Если бы она продолжила, то он бы не смог сдержаться и, наконец-то, сделал бы то, что планировал, когда его визит к ней был еще только в планах.

Юль, не поднимаясь со своего места, следил за тем, как блондинка роется в сумке и за тем, как на свет появился конверт, как она подошла к нему, чтобы передать его. Взял его из ее руки и, зажав сигарету в губах, открыл его и пальцем перебрал купюры. Этого для начала ему было вполне достаточно даже без пересчета.
- Хватит для начала, - коротко ответил он на ее вопрос и подался вперед, стряхивая пепел в пепельницу на столике.
Мартин молча докурил, вдавил сигарету в пепельницу и внимательно посмотрел на блондинку. Он не собирался вот так просто брать и отказываться от нее только потому, что она этого захотела. Если он когда-нибудь и исчезнет, то только по своей воле.
- Знаешь что, я думаю, что мы сможем хорошенько навариться на этом придурке, - чуть задумчиво проговорил он, не сводя взгляда с Алекс. – Только представь, сколько можно с него содрать, если подложить под него какую-нибудь бабу и все это заснять.
Такое проделывали сплошь и рядом, так что они здесь не будут первооткрывателями. Хотя…
- Хотя, нет, - Мартин стряхнул с брюк пепел, а потом аккуратно сложил вдвое конверт с деньгами и пихнул в карман. – Будет намного круче, если мы его завалим. Тогда нам достанется вообще все. Как тебе такая идея? По-моему, супер.

Юль ни на секунду не сомневался, что если очень постарается, то даже найдет исполнителя. Сам он не собирался марать руки. Наркота еще куда ни шло, а вот на убийство он вряд ли был способен. Опять же, если дойти до нужной кондиции, то все может быть. Просто тогда он рискует сам попасть за решетку, потому что когда он выходил из себя, то уже никакой речи не шло об осторожности.
В конце концов, эта мысль настолько нравилась самому Юлю, что он даже начал в уме прикидывать, к кому мог бы обратиться по этому поводу. Тот круг, в котором он вращался, вполне мог бы вмещать в себя нужных личностей, просто надо как следует в него вглядеться.

+1

14

Когда речь зашла о уже, в ее глазах, кажется, вновь появился тот самый страх, который так любил Юль. Она действительно испытывала почти животный страх, но не за себя, а за мужчину, который дал ей второй шанс по сути своей. Да, она совсем не любила его и по правде просто использовала в своих меркантильных целях, а именно в спонсировании своих причуд, но все же за то время пока они были вместе она настолько привыкла к нему, что расставаться вот так… В общем даже для нее это было слишком. Хотя почему даже? Она настолько испортилась, общаясь с Мартином, что рассматривала всерьез его предложение об убийстве? Нет, это бред, это кошмар, на который она никогда не согласится. И не важно что это может разом и освободить ее от гнета брака и заодно обогатить на несколько миллионов. Не важно. Дело ведь было не в деньгах и свободе, а в стабильности и боле светлом будущем.  Может быть даже более менее нормально семье.

- Какой у тебя интерес, кроме денег? Деньги продукт разовый. Я же теряю гораздо больше. Возможность на нормальное будущее например. Я может семью хочу, ребенка, - и хоть до этого у нее голос слегка дрожал, все же последнее слово было сказано словно упрек в сторону Юля. Как ни крути, каким бы козлом он ни был, все же они кажется оба тогда хотели ребенка, но потеряли его. И теперь она до сих пор винила в этом и его самого и его гребанные наркотики, которые стали причиной выкидыша и стартом его основательной зависимости.
С другой стороны, был ли это просто страх за мужа или же тут был еще и странный страх за Мартина? Черт с ним, с Лексанти, кажется она даже если его потеряет однажды, то не особо этого заметит, просто освободится время в расписании и будет больше возможностей, не придется скрываться в своей студии и не придется ни перед кем отчитываться и заметать следы перед ищейками мужа, но вот Мартин… Если его загребут, то вытащить его не так-то просто будет. С его «послужным списком», его прошлым ей придется не легко. На то, чтобы вытащить его из тюрьмы придется угрохать гораздо больше денег, нежели на его лечение и это хорошо, если все получится, а если нет. Да и если получится, все вернется на круги своя. Она продолжит ее избиваться и получать все, что захочет. А ей придется просто терпеть… Терпеть и черт побери как ни странно любить все это.

- Забудь, этого не будет. На его счастье, он окружен охраной и черт побери верен мне как последний из Магикан, - она снова вытащила сигарету. Руки чуть дрожали, но она надеялась, что Мартин не заметит этого. Не хотелось вновь доставлять ему очередную порцию удовольствия. Хотя бы этим своим состоянием. Александра затянулась сигаретой и шумно выдохнула, пытаясь совладать с собой. Прошло несколько секунд, прежде чем она вновь посмотрела на Юля и наконец решилась спросить:
- Теперь ты уйдешь или тебе что-то еще нужно? – глупый и весьма опасный вопрос, но все же он сорвался с ее губ так же легко как и сигаретный дым.

+1

15

Мартин не думал, что разговор о ее мудаке, заденет их общее прошлое. Алекс вряд ли понимала, что напоминанием чего-то, что было раньше, вмиг вывернула дилера наизнанку и встряхнула. Юль задумчиво уставился в одну точку, где-то за спиной блондинки. Он не любил вспоминать прошлое, потому что начинал жалеть о том, что было и думать о том, что могло бы быть.

Тот день он помнил очень четко, особенно вечер и ночь. Наверное, он их никогда не забудет, как бы ему этого не хотелось. Помнил, как пришел домой и услышал рев Алекс, как прошел в их спальню и увидел на кровати блондинку. И кровь на одеяле и простыне. Он помнил все это настолько хорошо, что каждый раз на моменте с кровью его начинало мутить, как и тогда. Его и сейчас замутило. Мартин даже слегка поморщился от накатившего ощущения дурноты, что не помешало ему разозлиться на речь блондинки.

Значит, она его просто списала, точнее, вычеркнула из своей жизни. Подумала, что он не вернется и больше не появится ей на глаза. Юль не знал, действительно Алекс планировала все это или сейчас пиздела ему, чтобы еще раз задеть за живое. Она же прекрасно знала, как он относится к этой части их отношений.

- Нормальное будущее? Я что, по-твоему, ненормальное будущее? Какого хрена ты несешь эту хуйню. С кем ты планируешь будущее, с этим уродом? И как ты себе это представляешь? Типа, белая оградка и барбекю на уикенд? Пф, - Юль отмахнулся и покачал головой. – Мне похуй до его охраны, это не проблема. Думаешь, он не захочет со мной встретиться? Да он сам прибежит, как только узнает, что на горизонте замаячил твой любимый братец. Ты же рассказала ему обо мне? Я уверен, что рассказала.

Мартин тоже замолчал, пока Алекс подкуривала очередную сигарету, но при этом пристально наблюдал за ней, будто она будет отвечать на его вопросы. Вместо этого блондинка в очередной раз попыталась его спровадить, на что Юль удивленно приподнял брови.

- Ты серьезно думаешь, что я сейчас встану и побегу, а? Думаешь, что так просто избавишься от меня? Тогда тебе не нужно было затаскивать меня в клинику. Ты могла просто забить и я бы сдох и не беспокоил тебя больше, но ты этого не сделала и я даже не сомневаюсь, что ты меня ждала, - дилер отвел взгляд у улыбнулся.

Ему нужно было забрать часть товара у Конора, точнее только отдать деньги, а пока он будет ждать товар, планировал провести это время в компании Александры. Они давно не виделись, а он еще не все узнал. В конце концов, он соскучился, а еще ему нужно было подумать о смене жилья, потому что жить в той дыре ему больше не хотелось, ведь жизнь скоро начнет налаживаться.
Может быть, он поживет в этой квартире?
Юль вышел и захлопнул за собой дверь, закрыв блондинку в ее же квартире. Вернуться он планировал в ближайшее время, так что ничего с ней не случится страшного.

Отредактировано Martin Juhl (2015-08-18 09:46:50)

0

16

[в архив]: нет игры больше месяца

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » здравствуй, а вот и я