vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Лучше стыдно, чем никогда


Лучше стыдно, чем никогда

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://31.media.tumblr.com/4e0ad69e19e84d057e95cdb8d4f36d94/tumblr_mscbaeznMz1qk55epo1_400.gif
Abraham Geek  &  Eams Fitzgerald
Апрельская ночь, Амстердам. 2015 год.
gay friendly club

+1

2

Внешний вид

Только волосы натурального цвета - рыжие. с:
http://iv1.lisimg.com/image/8314024/600full-tom-hiddleston.jpg

Есть такие города, которые западают в душу сразу же, как только ты видишь их. Достаточно выйти из отеля, не обязательно в центре, пройтись по небольшой улочке, чтобы найти дорогу к главной улице, так ты сразу же понимаешь, что это твой город. Что ты не сможешь надышаться им за те дни, что ты проведешь здесь, что ты будешь каждый раз с большим удовольствием возвращаться обратно и наслаждаться каждой минутой, что уже отведены на это посещение.
Для меня одним из таких городов стал Амстердам. Я моментально влюбился в каналы, в мостики на которых стоят велосипеды, в веселую, разгульную жизнь, которую здесь можно наблюдать каждый вечер. Конечно, голландцы не любят, когда их город ассоциируется с этой непосредственностью, но что поделать, если иностранцу это сразу же бросается в глаза? Нужно часто приезжать в столицу Нидерландов, чтобы узнать ее со всех сторон, а желательно вообще поездить по всей стране, чтобы понять, какой многогранной она может быть.
В свой первый приезд, я, конечно же, посещал исключительно музеи, потому что Рейхсмузеум - потрясающее собрание голландской школы. Я был юн, еще учился в университете и жадно изучал все картины, на тот момент мне было нужно подпитаться чем-то новым, потому что лондонскую Национальную галерею я знал наизусть.
Не обошла меня стороной и раскованность Амстердама, учитывая проблемы, с которыми я столкнулся в двадцать лет. Я испробовал большое количество наркотиков, поэтому не слишком запомнил сам город, а вот картины (профессионализм не пропьешь) въелись в мозг.
Через пять лет, когда я полностью вылечился от наркомании, я снова поехал в столицу Нидерландов и в тот момент наконец смог хорошо изучить город, прогуляться по улице Дамрак, прикупить тюльпановых луковиц на плавающем рынке, еще раз, на трезвую голову, обойти Рейхсмузеум и музей Ван Гога.
После этого я время от времени попадал в Амстердам, но никогда не задерживался дольше чем на пять дней - все поездки были связаны с бизнесом, так что не было возможности вновь погрузиться в потрясающую атмосферу. Только вечером полюбоваться прекрасным закатом на берегу одного из каналов.
А сейчас, когда я жил в Лондоне из которого лететь чуть больше часа, я решил воспользоваться возможность и наконец, в свое удовольствие смотаться туда. Саша ехать со мной отказалась, сказала что у нее полно дел, хоть она и хотела бы попробовать голландское пиво. Что же, хозяин барин. Я закинул вещи в небольшой чемодан, быстро заказал билеты на самолет и уже через два дня с удовольствием потерялся в их огромном Схипхоле.
Я никогда не жил в люксовых номерах, только потому что я могу себе это позволить. Конечно, мне нет смысла экономить деньги, но мне вполне достаточно трехзвездочного отеля без изысков, лишь бы была удобная кровать. Отель располагался недалеко от центра, но зато, ночами там было тихо.
В эту поездку мое настроение диктовало мои желания. Некоторая подавленность, которая наступила после странного расставания с Себастьяном продолжала волнообразно накатывать на меня, поэтому в первую же ночь я решил пойти развеется в клуб. Еще когда я был в Амстердаме почти десять лет назад, я познакомился с местными, которые мне посоветовали отличнейший гей-фредли бар. Там всегда можно было кого-нибудь подцепить, что мне сейчас не помешало бы. Я проверил - работает ли до сих пор это клуб, и убедившись в том, что данное заведение крайне стойкое, уверенно собрался туда.

Музыка сразу же ударила по барабанным перепонкам, и я недовольно поморщился. Но стоило пройти паре минут, как я быстро втянулся в ритм клуба. Действительно то, что мне нужно. Довольно подумал я и пошел к бару, чтобы для начала заказать себе выпить.
Но, видимо, судьба решила немного добавить меда в мою жизнь: я увидел у барной стойки достаточно симпатичного молодого человека. Самое главного, настолько симпатичного, что я был бы готов увидеть его сегодня у меня в постели.
Попросив у бармена джин с тоником и получив заказ, я сразу же подошел к тому парню, открыто улыбаясь.
- Давно тут сидишь? Не сказать, что ты похож на человека, который развлекается, - начинать разговор в клубе - не моя сильная сторона. Но я хотя бы попытался. А еще я стараюсь крайне обаятельно улыбаться, а я знаю, что моя улыбка умеет завлекать людей.

+3

3

Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be abused

Поезд двигался на юго-восток. В купе было прохладно и свободно, так что комфорт трёх путешественников не был омрачён ничем, кроме частых перебоев света: они то попадали в тоннель, то вновь оказывались на солнце. Дорога лежала через поля и маленькие города, издалека напоминающие деревни. Двухэтажные аккуратные домики стояли вплотную друг к другу по берегам узких рек, извивающихся и вертлявых.
Жасмин, закинув ногу на ногу, в очередной раз стрельнула в Гика глазками и поправила задравшуюся к верху юбку. Её сводный брат, Люк, на вид того же возраста, но светловолосый и бледный, в отличии от сестры, улыбался и щурился глядя в окно. На ближайшую неделю они были лучшими друзьями и провожатыми Авраама в Голландии.
В каждом новом путешествии лучшим для Гика было и оставалось - возвращение домой. Когда открываешь дверь и вдыхаешь запахи мебели, книг и любимых людей, смешавшиеся в единый аромат. Запах дома. Но здесь, в стране столь далёкой, ему не давали скучать и вспоминать о родных местах заботы и приключения, подстерегавшие на каждом шагу.

- В руководстве для путешественника, - кокетливо поигрывая прядью волос, сказала Жасмин, - женщинам советуют цеплять прищепку на губы, когда поезд входит в тоннель, чтобы защититься от нежеланного поцелуя.
Она оттопырила нижнюю губку, демонстрируя, как бы смогла разместиться на ней прищепка. Её брат, мельком взглянув на Авраама, улыбнулся и ответил:
- Это так мило..., - протянул он. - Думать, что поцелуи - первое, о чем подумает мужчина.
- Туннель! - воскликнула Жасмин, смеясь. В последнюю секунду Авраам увидел, как жадно она облизывает губы. Их накрыло темнотой, за которой не было слышно ничего, кроме шороха на рельсах.
Через минуту, когда в глаза вновь ударил яркий свет, Гик заметил, как резко отодвинулся Люк от сестры, глупо улыбаясь и потирая губы. Девушка же беззастенчиво смаковала только что полученный поцелуй.
По спине Авраама поползли мурашки. Это должно было показаться ему отвратительным, как выглядит инцест для всякого разумного человека. Но вместо этого невозможно сильно возбудило. Гик нетерпеливо заёрзал пятой точкой на сидении, в ожидании гадая, какое развлечение ждёт его дальше. Он поймал взгляд Люка, который выжидающе смотрел на него, подёрнув брови. Хитрость и безнаказанность читалась в его улыбке.
- Туннель! - озорно воскликнула Жасмин. И прежде, чем они погрузились в темноту, Авраам уже знал, что ему делать. Правила игры оказались просты и понятливы до смешного. Он быстро подался вперёд, в непроглядной черноте на ощупь отыскал коленку Жасмин, затем её бедро, нежно провёл по нему вверх, задрав подол, и в этот момент губы их встретились. Поцелуй был пылким, страстным, но недолгим. Её шаловливый язычок проник в его рот, а ладонь прошлась по ширинке джинс вверх-вниз. В следующее мгновение, Гик уже откинулся обратно на своё сидение, довольно ухмыляясь и тяжело сбивчиво дыша. Туннель оборвался, свет озарил купе, и все трое, не сдержавшись, рассмеялись.
- Теперь моя очередь, - по-деловому заметила девушка. Авраам был готов. Он поудобнее устроился в кресле, с нетерпением ожидая следующей порции баловства, и не заметил, когда брат с сестрой, переглянувшись, подали друг другу некий условный сигнал, значения которого Гик знать не мог.
Темнота накинулась на них без предупреждения. Жасмин в этот раз промолчала, а Авраам, широко расставив ноги, ждал её в свои объятия. Однако вместо этого кто-то сильный и в тоже время нежный прижался к нему, отчаянно лаская и целуя в губы. Первая секунда была шоком, затем последовал этап распознавания. Когда Авраам понял, что мягкие горячие губы принадлежат Люку, его чуть было не вывернуло наизнанку. Но что-то остановило и уберегло, быть может та жадная похоть, с которой худой мальчишка вжимался в него всем телом. Он вытворял такое своим языком, что Гик невольно почувствовал желание, упёршееся в тугую молнию на штанах. Ловкие тонкие пальцы прошлись по его рёбрам, шее, растрепали волосы. Сам он не заметил, как подсадил парня себе на колени, крепко сжав ладонями его ягодицы.
Они тёрлись друг о друга добрых десять минут. Будь у Гика времени больше, он с уверенностью сказал бы, что кончил там, в купе поезда от поцелуев и ласк молодого голландца. Впервые в жизни он был близок с мужчиной.

Поезд выбросило на свет. Люк уже сидел на своём месте и с деланным любопытством рассматривал ногти на руках. Но яркий румянец на щеках и мокрые следы поцелуев на шее выдавали его с головой, как и Авраама. Гик вдруг почувствовал, что голова у него закружилась, всё поплыло перед глазами.
- Я выйду на минуту, - и тут же оказался в коридоре. Какая-то пара стояла у окна, глядя на мелькавшие поля и тихо беседуя, а его жгла единственная мысль: "вот бы оказаться в туалете и завершить начатое". Гик и на минуту не допускал мысли, чтобы взять с собой Люка. Он бы справился и сам, в конце концов, он не был геем и не желал им быть, даже бисексуальные отношения казались ему своего рода безумством. Что сказали бы, узнай о произошедшем его родители - убеждённые католики? Он и сам был крещёным. Потому, Иисус терпел и нам велел. Авраам вздохнул поглубже, на несколько секунд задержал дыхание и шумно выпустил воздух через нос. Эрекция спала, голова прояснялась. Он вернулся в купе. На их дороге к Амстердаму туннелей больше не попадалось.

* * *
В клуб ему посоветовал сходить Люк. Сегодняшний вечер им пришлось провести в узком кругу семьи, и чтобы не смущать родителей своим присутствием, Авраам отправился гулять по ночному Амстердаму. Огни отражающиеся в тенях воды, чьи-то громкие разговоры, весёлые пьяные крики. Через пару часов он добрался до заведения, в котором его встретил знакомый Жасмин, Свен, и проводил к свободному столику. Но занимать такой в одиночку Гик не видел смысла. Куда удобнее было устроиться, развалившись на барной стойке, в ожидании интересного собеседника и красивой развязанной девицы. На его не совсем трезвое удивление, парней, довольно привлекательных и ухоженный, здесь оказалось куда больше, чем дам. Кто-то из них объединялся в пары, выпивая и танцуя. Гик помнил, в какую страну занесла его нелёгкая, и спокойно относился к местным нравам, лишь бы они его не касались.

В это самое мгновение его одинокое спокойствие нарушил высокий рыжеволосый мужчина. На вид тому было лет тридцать, но глаза выдавали в нём какую-то детскую непосредственность, легковерность. Он подошёл и заговорил с Авраамом так просто и свободно, словно их знакомство длилось не первый день и точно не одну единственную минуту.
- Не так давно, чтобы окончательно захмелеть, - слабо улыбнулся Гик, пройдясь по незнакомцу взглядом. Он был хорошо и со вкусом одет. Худ, строен, с прямо таки королевской осанкой. Его английский, который Авраам смог различить за шумом музыки, выдавал в нём подданного его величества Елизаветы. Он иначе, чем делают это американцы, произносил гласные, да и выглядел несколько более.. привлекательно, что ли?
- А на кого же я похож? - с оттенком легкого интереса спросил Авраам, приглашая незнакомца присесть рядом. - Что-нибудь закажете? Я угощаю. Здесь проездом и не надолго, поэтому в единственный свой свободный вечер могу позволить немного больше, чем всегда.
[AVA]http://s2.uploads.ru/Dg52X.gif[/AVA]

+5

4

Случайные знакомства - не мой конек. Я, можно сказать, перерос это, потому что у меня была очень бурная молодость. В двадцать лет переспать с тем, с кем ты знаком от силы час было нормой, тем более, я крайне неприлично напивался или обдалбывался. В таком состоянии ты даже не распознаешь свою пару. Сейчас я стал куда более изберательным, что неудительно: у меня другой статус, я совершенно другой человек.
Но у того, чтобы быть геем, есть и свои плюсы. Например, постоянная возможность найти кого-то на одну ночь. Женщины более щепетильны в этом вопросе, хотя, отрицать что есть те, которые хотят найти только секс - глупо. Но мужчин все-таки куда больше. Сколько гей клубов, где только этим и занимаются - съемом на ночь? Полно. Многие даже не уходят к кому-то домой, есть же специальные темные комнаты в клубах, где царит ужасный разврат. И если я согласен кого-нибудь подцепить, то в такую комнату я точно не пойду. Да, я настолько брезглив.
Я быстро привыкаю к музыке, которая с силой долбит по ушам. За то время, что я провел в клубе, я начал различать другие звуки и слышать голоса. А так же я поймал то настроение, под которое стоит идти танцевать, поэтому я время от времени немного двигался в ритм .
- Никогда не бывает окончательно, - отвечаю я и смеюсь, продолжая разглядывать парня. Он не выглядел завсегдатаем таких заведений, а мне всегда было забавно наблюдать за теми, кто неловко жался в углу танцпола, потому что стеснялся выйти. Они были непривычны к тому, что происходило в таких заведениях, когда все быстро знакомятся и становятся друзьями на один вечер, чтобы приятно провести время, ведь когда есть компания  всегда веселее.
- Ты похож на человека, который не уверен в том, что сделал правильный выбор, придя сюда, - я пожал плечами и оперся о стойку спиной, укладывая на нее локти. Несмотря на разговор, я не забывал и о своем алкоголе. Мне нужно было быстро набраться, поэтому я в два подхода осушил свой стакан и оставил справа от себя.
-  Будет глупо отказываться от твоего преддложения, так что я буду джин-тоник, джина побольше. Но следующий раз угощаю я.
Получив свой напиток, я благодарно улыбнулся и кивнул, приподнимая свой стакан, чтобы чокнуться.
- Меня Имс зовут, - в любой ситуации нужно оставаться джентльменом и не забывать о правилах приличия.
Я не имел привычки представляться чужим именем, потому что я был законопослушным гражданином. Я не спал с женщинами - у меня не было резона бояться, что меня найдут и осчастливят сюрпризом в виде ребенка. Значит, можно не шифроваться, тем более, я люблю свое имя.
Я протянул руку незнакомцу в знак запоздалого приветствия и мягко пожал ее.
Эх, не очень из меня обольститель, кто-то умеет в два счета соблазнить человека. Кто-то обладает такой харизмой, что люди сами за ним идут. А что я? Я медленно, возможно верно, пытаюсь просто показаться обеъкту приятным человеком. С другой стороны, я же пользовался успехом в студенчестве.

Меня будто бросает в прошлое и я вспоминаю вечеринки золотой молодежи, которые проходили не клубах. Обычно мы тусовались большой, но закрытой компанией в чьем-то доме. Море алкоголя, наркотиков и такая же громкая музыка. Приглушенный свет и сотня молодых людей, которые тратят деньги своих родителей. И среди них я - не слишком испорченный мальчик из хорошей английской семьи, который делает каждый раз деструктивные шаги вниз. Началось все с первого стакана выпивки.
Зато было очень весело. Не сказать, что я блестяще помнил те вечеринки на следующее утро, но я помнил, что мне было весело.

Сейчас я веселился куда более сдержанно, на напиться хотелось, чтоб добавить шарма своему отдыху. Тем более, по пьяни можно влезть в веселые приключения, которые мне требовались для поднятия духа.
- Значит, проездом говоришь. Откуда ты и куда? - поинтересовался я. Центральные города Европы были еще прекрасны тем, что здесь собиралось огромное количество людей из разных стран, и ты никогда не знал, какое знакомство тебе повезет завести этим вечером.
- И что ты ищешь здесь? Просто отдохнуть решил? - я развернулся, чтобы встать бок о бок с парнем, почти вплотную. Мой стакан был уже наполовину пуст, а я ощущал приятно расслабление, которое разливалось по всему телу. Уже можно было делать что-нибудь такое, что я бы не сделал на абсолютно трезвую голову.
Поэтому я взял и приобняло  его за талию. Не слишком крепко и настойчиво, давая ему возможность, если что, выскользнуть.

+3

5

Авраам заказывает тоже, что и бреет его новый знакомый, полагаясь на чужой вкус. Джин приятен, хоть и немного терпкий. Тоник холодит горло. Гик опрокидывает в себя почти половину бокала разом. Гулять так гулять. Он в чужой стране, далеко от дома, американских законов, в зоне чужих обычаев и традиций. Свидетелями его приключений, в которых может быть море негатива и позора, станут другие, незнакомые ему люди. Сомнительно, чтобы Гик набалагурил столь сильно, что нанёс кому-то душевную травму или всерьёз расстроил. По характеру он был незлобливым, а когда пьянел, становился совершенно покладистым и безотказным, чем часто пользовались его однокурсницы, прося проводить их до кампуса после очередной студенческой попойки.
- Собственно, это и не было моим выбором, - отвечает Гик, пригубив немного джина. Он старается улыбаться правильно, дружелюбно, но алкоголь смазывает его улыбку до откровенно пошлой ухмылки. – Я посетил это место по настоянию друга, - в голове тут же всплывает образ Люка. Светловолосый и худощавый, со вкусом одет, галантен и учтив со всеми. Его манера держаться чем-то напоминает Аврааму его нового знакомого. Этот парень также внимателен, не чрезмерно болтлив. Он изыскан, в нём всего в меру и не бывает много. Всё это - признак хорошего воспитания, которое всегда подкупало Гика, оно ему нравилось. Поэтому, не испытывая дискомфорта от кратковременности знакомства, он положительно реагирует на все попытки Имса сблизиться с ним. В качестве, эти его откровенно жадные взгляды, шаги, с каждым из которых они становились на несколько сантиметров ближе. Все эти явные знаки, кричащие «Очнись, парень! Ты на крючке, и тебя на него «снимают»», проходили мимо сознания Гика.
- Авраам, - он пожал руку парня, отмечая, как нежна его кожа и осторожно прикосновение. Как у девчонки, - вопит его внутренний голос, тихий и еле слышимый. Кто же их знает, этих англичан, быть может, они помешаны на уходе за собой и часами просиживают перед зеркалом, пытаясь сохранить молодость одрябшей кожи. Каких только слухов не понабрался Гик, каких только ни начитался домыслов о европейцах: все они занудливы и негостеприимны, немцы – чрезмерно пунктуальны, датчане – без чувства юмора, поляке – жадные, шведы – грубые, французы – развратные. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И последние пару дней Гик утверждался во мнении, что голландцы – народ непосредственный, жаждущий пылкой активности.
- Я – канадец, но последние три месяца усиленно кошу под американца. Добродушная физиономия и акцент севера меня часто выдают, - он улыбнулся, и синие глаза его заблестели в мерцании софитов и помутнённые алкоголем. – Канада-Штаты и вся западная Европа от Испании до Швейцарии. Я не провожу в стране дольше недели, ну и обошёл стороной Люксембург, хотя теперь очень жалею об этом. Впереди Германия и море новых ощущений – то самое, зачем я сюда приехал, - Авраам подозвал официанта с намерением повторить заказ, а в это время рука Имса опустилась на его талию. Он не прижимал Гика к себе, лишь немного придвинулся сам. Достаточно, чтобы почувствовать мускатный аромат его одеколона. – Два Шота! – перекрикивая музыку, сообщил Авраам бармену. Тот понимающе кивнул и наклонился под стойку за бутылкой. Гик с удовольствием сейчас бы сделал что-то похожее – скрылся, улизнул, испарился, провалился сквозь землю. Начало этой «песни» он уже знал, наученный опытом в поезде. Но как сообщить парню, что в выборе у него «промах», сделав это тактично, не знал. А пока медлил, шоты были готовы, и свой он живо проглотил. Горячее через горло попало в желудок и там приятно грело, а в голове мысли не давали покоя: «Как отшить, не обидев? Что сказать, не оскорбив? Это у него от природы такие волосы или крашеные? А пять минут назад губы были такими же привлекательными? Ох, и глаза.. Повезло же кому-то».

+3

6

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Лучше стыдно, чем никогда