Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » некогда объяснять


некогда объяснять

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

http://savepic.su/5938045.jpg

Sophie Briol & Martin Juhl

съемная квартира Мартина, Сан-Франциско
ранчо в Техасе
1-10 марта 2014 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-08-01 11:59:47)

+1

2

внешний вид
Приступы безумия, как и любые другие приступы, начинались совершенно непредсказуемо. Вот ты была нормальным человеком, а проходило пять минут и образы из головы перетекают в жизнь. И это было, мягко говоря, страшно. Рэй не любил когда ты сидела на наркотиках, и ты действительно старалась подчинится ему: бросить. Даже лечилась. Ради него ты была готова лечь даже в ненавистную тобой больницу, добровольно ограничить себя. Но иногда твои желания были сильнее тебя. Совсем недавно вы встретились вновь, если учесть, как долго ты его искала по всему континенту, но все безуспешно, а всего лишь приехав в Сакраменто - повстречала его чуть ли не через пару месяцев. Было страшно, но в то же время - тянуло к нему. А в одно утро проснулась и поняла, что нуждаешься в хорошей дозе наркоты, и лучше будет, если ты прям в наркотическом угаре и подохнешь. Следующая волна накрыла тебя еще более сильно: осознала, что если поедешь к своему наркодилеру, то он вполне может и умереть. Рэйнард то ли в шутку, то ли серьезно как-то сказал, что прибьет ублюдка, толкающего тебе колеса. Ты тут же предложила убить своего психотерапевта, почти отшутилась. Но это его предостережение засело в голове. И оно там сидело, жрало мысли и росло. В одно утро оно разрослось до таких размеров, что заполонило всю голову и оставалось только биться головой о стену, чтоб мысли покинули твою черепушку. Ха, куда там.
Хорошо, что в то время вы не жили с Рэ, да и вообще встречались тогда, когда хотел этого он сам. И в общем-то твое отсутствие могло остаться незамеченным. И, наверное, так было бы лучше всего. Почти не собираясь, ты поехала на автовокзал. Ни сказав никому, куда направляешь, выбирая самые невероятные для себя маршруты, укатила из Сакраменто в Сан-Франциско.
Навязчивая идея управляла тобой, как никогда прежде. Казалось, в спину кто-то смотрит, и еще это постоянное ожидание, что схватят за руку, утащат домой и будут выпытывать зачем же она приехала во Фриско. Но нет, никто не следил, не хватал и не тащил. Может, потому что все эти глупости были лишь в ее голове? Но со своей головой француженка поссорилась давным давно и никто не знает, возможно ли вообще примирение.
Доехав на такси до знакомого дома, фактически врываешься в чужую квартиру. Перед этим, конечно же, тарабанишь в дверь, что безумная, но не ограничиваешься только пинками ног или рук - что-то еще и кричишь. Точно, с катушек съехала. Но, ведь, к тебе такой все и привыкли давно. Хотя, на счет Мартина сказать ничего нельзя было. Вы хоть и знали друг друга почти два месяца, может чуточку меньше, но твои веселые приколы на себе он еще не мог ощутить в полной мере. Всегда бывает первый раз, например, вот сейчас.
Когда же мужчина открывает, бессовестно отталкиваешь его, залетаешь в квартиру и закрываешь дверь. - Быстро собирайся, нам нужно уезжать!!! Скорее!!! - Казалось, у тебя даже нет времени объяснить что-то. Но на самом деле у тебя попросту не было никаких объяснений. То, что ты себе придумала и было главной причиной всех твоих действий. А вот рассказывать об этом не хотелось. - И наркоту, у тебя же есть, да? Захвати! Будет чем заняться! - Куда вы собираетесь уехать ты решила еще по пути, но пока это великая тайна! Повсюду враги, нельзя, чтоб хоть кто-то узнал куда вы едете. - Много вещей не бери... - будто пытаясь оправдать свой небольшой чемоданчик. Ты и сама не знаешь, насколько убегаешь и зачем тебе он. Наверное, все дело в том, что твои демоны испугали тебя. Твой главный демон.

+6

3

Сознание странно делилось на лениво-критичное и на то, что еще радостно кайфовало, дотягивая последнее удовольствие, а вот тело напоминало труп. Юль не чувствовал его совершенно - чистый кусок разума, что несся сквозь какой-то оранжевый тоннель, до противного яркий, почти флуоресцентный, похожий на здоровенную горку в аквапарке. Вот только там всего несколько секунд, когда сердце где-то в горле трепещет, а тут продолжительный кайф. Впрочем, под наркотой время - штука эфемерная, но самого Мартина не волновало.

А потом его вынесло не в бассейн, а в какой-то колодец. Вязкий, дрянной, до тошноты. И вот тут уже хотелось только одного – выбраться. Отжать люк наверху, словно бы заваленный чем-то.
В себя Мартин приходил неохотно, медленно. Мокрый, пропахший едким, вонючим потом, который сейчас сам и не воспринимал. С запахами под кайфом вообще плохо было, какие-то придуманные ароматы кружили голову, а вот реальных он не чувствовал. Но это, наверное, хорошо. Потому что унюхать от себя тот противный кисляк, каким разит от немытого, отравленного и через пот пытающегося от этой отравы избавиться, тела, это все же противно. Почему-то от других когда разит, гадко но не так, а когда осознаешь насколько сам опустился – становится вообще дерьмово.

Парень медленно сел, чувствуя невероятную слабость. Все же дерьмо это новое – ядреная хрень. Поначалу красиво забирает, но так Мартин предпочитал чего помягче. Не так и сложно быть разборчивым, когда через твои руки проходит черте сколько дури. Тут можно и в гурмана поиграть. Почему-то казалось, что он из прихода еле вынырнул.
Юль ни за что не мог бы сказать, сколько провел в дурмане времени. Потому что забурился в какой-то дрянной марафон, из которого по-хорошему стоило уже выбираться. Вот только надо и могу, это вещи разные.
Запахов парень хоть сейчас и не чуял, но помойку во рту ощущал полноценно. А еще сушняк. Интересно. Если сначала воды хлебнуть, до того как зубы почистить, не вывернет? Или напиться прямо в душе?

Доползти до ванной оказалось делом не простым, но кое-как получилось справиться. Встать под душ, включить воду, подставить морду прохладной воде – все как-будто на автомате. Зато, пил жадно и долго, долго терся мочалкой. Кажется, слишком долго, потому что опомнился только тогда, когда услышал настойчивые стуки в дверь.
- День, сука, не приемный, - пробормотал парень себе под нос, явно не собираясь отрываться от своего занятия. Ведь почти смыл с себя дрянное ощущение, будто ночевал в колодце, в компании бомжей. В обнимку. За дверью явно не спешили сдаваться. – Да, блять!

Тут кто угодно присел бы на измену. Юлю вообще немного надо было, он при одном ее виде ощутил панику. По крайней мере, страх в глазах Софи читался очень явно. Девчонка отпихнула его, и парень поморщился от прикосновения холодных ладоней к мокрой коже.
- Че случилось-то? – он даже выглянул в подъезд, чтобы убедиться, что никто за ней не идет, а потом с грохотом захлопнул входную дверь. Попытался вспомнить, когда последний раз заправлял Корвет и есть ли вообще бабки. – Щас.

На то, чтобы переодеться, уходит минуты две, Мартин одежду пялил прямо так, на мокрое тело. Куда она собралась и почему – можно узнать по дороге, но в этот самый момент состояние такое, что Юль, как загипнотизированный, спихивает шмотки в сумку, сгребает пару нычек. Походу, если бы ему сейчас сказали себе харакири сделать и что это очень важно, то он бы долго не раздумывал.
Мыслей нет совсем, он даже забыл, что хотел уточнить у нее направление. У нее тоже вещи в руке. Во что вляпались – не понятно, но вылазить из одного дерьмового состояния, чтобы вляпаться в другое, пока не хватает ни сил, ни смелости.
- Заправиться надо, - Юль закурил в машине, его уже почти не тошнило, но в голове все еще не прояснялось. – Бабки есть? Куда едем?

+5

4

Нет, представьте какой наглец! Я же говорю ему - поехали, быстрей, быстрее!!! А он нет, чтобы руки в ноги, ноги бегом, а начинает тут вопросы задавать. С мужчинами, порой, слишком тяжело! Собираются, словно кисейные барышни, когда за тобой след горит и вот-вот охотник тебя догонит. Даже зла на хватает!!! - Собирайся давай, нет времени рассказывать, быстрее!!! Понимаешь, нужно очень быстро. Все бери. Бери и поехали. - Нервно чиркаю зажигалкой, пытаясь словить кончиком сигареты огонь. Заставить его гореть. Но руки трясутся и ничего не выходит. На языке крутится только одна брань, но каким-то чудом сдерживаюсь. Трясу зажигалкой, будто дело в ней, а не моих танцующих в истерике руках.
Когда же Мартин наконец-то собирается и увлекает меня за собой к машине, испытываю почти физическое удовлетворение от движения вперед. Правда, очень страшно выходить из-за угла, открывать дери и вообще - попадать в поле зрения хоть кого-то. Шиза торжествует, а ты в панике. Кажется, увидев своего наркодиллера, я только еще более завожусь, мне хочется спрятать его чемодан, чтоб только нас не видели вместе, но не все так просто. Приходится торопить его, почти бежать до машины, нырять в ее чрево, как в спасательный кокон.
- Погнали, погнали!!! - В машине все же спокойней, хоть и до дрожи в коленях не люблю его машину. Но, что поделать то? Делать нечего, нужно рвать когти из города. Особенно, если учесть, что знаю уютное ранчо в Техасе, где мне всегда будут рады. - Да-да, все есть. А едем мы в Техас, как тебе идейка? - собственно, это единственное место, которое ты придумала, чтобы спрятаться, совершенно не понимая, что возможно, это все только в моем собственно воображении. Но все внутри билось в истерике и, кажется, мне нужно было принять успокоительное. Или снотворное, но раз рядом был Юль, у него должно было что-то найтись для меня. Что-то особенное. - Сладкий, скажи, есть что-то, чтоб почувствовать себя хорошо?
Пока мы не выехали с парковки и не отъехали на приличное расстояние от дома, я даже не пыталась рассказать о цели моего визита. Слишком много ушей, слишком много глаз. И слишком давно меня не посещали навязчивые идеи, вперемешку с манией преследования. Я должна была понять, что проблемы у меня и только у меня, но я уже забыла о том, как это бывает. Мой собственный мозг обманул меня, и я... кажется, я с каждой секундой лишь дальше захожу туда, куда мне не стоило.
- Он придет за тобой. Понимаешь? Он придет, а я ничего не смогу сделать. - Сама не помню когда успела поджечь сигарету, но она не спасает. Пепел сыпется на одежду, на меня всю. - А если она тебя найдет, то тебе не жить. Он, дурной, думает, что проблема в тебе, что ты заставляешь. И, он не поверит, что это все я. Я сама. - Наверное, я выгляжу чертовски перепуганной, как канарейка бьюсь о прутья клетки, калеча себя и пытаясь убедить птицу, что за окном, что она тоже в опасности. Но единственная, кто сейчас способна навредить и себе и окружающим, это я и только я. Вот только откуда тебе, Мартин, знать, как сильно я болею головой? Особенно, если учесть, что мы так мало знаем друг друга. Откуда, если ты до этого момента даже не подозревал, какие демоны живут внутри меня. Интересно, а сейчас ты догадался, во что я тебя втягиваю? Это не просто поездка, это почти похищение. И я похищаю тебя, потому что так сказали голоса в моей голове. Потому что так сказало мое больное подсознание, Мартин, и оно чертовски опасно.

+5

5

Если бы Юль был в чуть более адекватном состоянии, то принял бы такое поведение француженки, как начало ломки. Сколько было случаев, что торчки приходили к нему со всякими бредовыми идеями, вроде захвата мира или контакта с инопланетянами. Обычно попытки растормошить его на дозу заканчивались пинком под зад. Софи же только подтверждала сейчас его выводы и мысли своей просьбой выдать его что-нибудь, чем можно вкинуться. Просто он был не в том состоянии, чтобы все воспринимать так, как это бывало обычно. К тому же, первым делом она сказала о их месте назначения, от чего у дилера брови на лоб полезли.

- Ты че, ебнулась, какой Техас? – соображать тяжело, по-настоящему тяжело. Юль даже чувствовал, что вспотел. Точнее, парень думал, что это из-за нервов, из-за того состояние, в которое Софи окунула его с головой, но на самом деле все дело было в наркотиках. – Ты знаешь, сколько до туда ехать? Что ты там будешь делать?

Ему нельзя было надолго уезжать, Конор сделал очередное предупреждение и теперь оторвет ему яйца к чертям. Такие люди не шутят, Мартин и так долго испытывал терпение своего поставщика – брал товар, задерживал бабки, не отвечал на звонки. Тот уже несколько раз предупреждал его, что все кончится плохо, а для Юля все просто кончится.
Все.

Софи он вполне мог порадовать, только не в машине. Если их остановят, то не видать ей Техаса, как собственных ушей, будет прохлаждаться в ближайшем участке. Он и для себя забрал нычки, вот только кое-что он все-таки забыл. Бутыльки из люстры, которые очень бы помогли не затягивать их небольшое путешествие. Метадон его вообще частенько спасал в таких вот ситуациях, когда джанк был уж совсем не желателен.

Пока Юль жалел об уже прошедшем, вытирая испарину со лба, девчонка добавляла ему еще и еще. Мало тебе проблем? На тебе еще и делай с этим все, что хочешь! Разгребай. Наверняка, у нее было еще припасено.
- Какого хуя ты несешь? – у нее большие испуганные глаза, и рука ходит ходуном. Мартин на мгновение даже задумывается о том, что странно, как она вообще попадает сигаретой в рот. – Заткнись. Блять, - злость накатывает мгновенно, как высокая волна и вот дилер уже раздраженно скрипит зубами, кажется, слегка забыв о том, что нужно смотреть на дорогу, потому что через мгновение хватает девчонку за кофточку на груди. – Сука, кому ты меня сдала? Кому сдала, говори!

С гребаными бабами никогда не бывает все гладко. Дерьмо будет литься нескончаемым потоком, вечное мозгоебство. Машина пару раз вильнула, вызывая недовольство других водителей, послышалось несколько сигналов и Мартин отпихнул француженку, отвернувшись к дороге, и пошарил по карманам, ко всему прочему понимая, что оставил телефон на тумбочке у кровати.
Что за жопа.
- Никакой дури, пока не выберемся из города, поняла? – дилер осмотрелся и полез в бардачок за сигаретами с зажигалкой. Закурил и на какое-то время замолчал, глядя на дорогу, но потом вновь покосился на девчонку. – Причем тут Техас вообще?

+5

6

- Тсссс!!! - Шикнула на него француженка. - Не ори ты так! А вдруг он повесил на меня жучок?! - В глазах застыл испуг, будто Софи только сейчас поняла, что такое вполне возможно, а она сама же и призналась в точке своего назначения. "Вот дура", чуть не вырвалось. Но она попыталась успокоится - вдох, выдох, вдох.
Нужно было держать себя в руках, но демоны, которых совсем недавно выпустили на свободу веселились, как могли. - Не я, а мы! Тебя спасаю... - почти обижено. Мысль о том, что на ней жучок - уползла куда-то прочь, Софи сама и не заметила, в какой момент это произошло.
И вот уже практически сумев успокоится, убедить себя в том, что ничего страшного случится не должно, происходит то, что она не ожидала: Мартин будто слетает с катушек, орет на нее, хватает, задает глупые и совсем неправильные вопросы. - Так ты хочешь, чтоб я заткнулась или узнать, в чем дело? - почти спокойно, с какой-то особой сталью в голосе переспрашивает, пока он еще держит ее, пока не отпускает. Рэй приучил быть сильной, приучил бороться и не сдаваться. Никогда и никому. Даже ему. Особенно ему. Потому сейчас очень легко играть, сделать себя практически железобетонной на какой-то момент времени. А когда отпустит, вжаться в кресло и сказать уже с дрожью в голосе: - ты же помнишь мой шрам на спине? Я тебе говорила, давно говорила, что у меня есть один человек, которому я принадлежу. Полностью. И он не хочет, чтобы я принимала... - это было очень сложно, но в тоже время просто. Бриоль хватило один раз увидеть в городе его, чтобы испугаться. И пусть, он пока ничего не спрашивал и не предпринимал: ее возобновившуюся наркозависимость он заметит и тогда... потому и сбежала. В голове ветер, а это означает лишь то, что этим ураганом зацепит тех, кто будет рядом. Ураган Софи - бердовые идеи, безумные желания. Жажда адреналина и эйфории.
- Хорошо, тогда на заправке купишь выпивки. Я не могу ехать в твоей машине. Не могу... - Езда на переднем сиденье для Бриоль одно мученье, а ели учесть, что эта машина совсем не то, к чему она привыкла, то и подавно. - Потом расскажу. Мне нужно переодеться. - Навязчивые идеи росли и ширились. Кажется, девушка готова уже верещать от испуга. Закрывает глаза руками, выкинув окурок в окно.

На ходу снимая с себя одежду, Бриоль скрылась в туалете. Выкинув платье и пальто переоделась в легкие джинсовые шортики и футболку, надела сверху джинсовую куртку, распустила волосы, хорошо потрусила ими, будто боясь, что "жук" прячется в них. Оставила даже заколку. Да что там заколку - даже ботильоны, сменив их на легкие сапожки.
Так было не очень тепло, зато точно без сюрпризов. Юркнув обратно в машину принялась ждать Юля. Денег она ему отсыпала и на бензин, и на еду с выпивкой. Нужно было отвлечься хоть как-то, иначе не только она сойдет с ума, но и он. А сейчас нужен был хотя бы один трезвый человек в этом балагане.
Когда вернулся Мартин, француженка подтянув к себе ноги сидела и раскачивалась взад-вперед, не отрывая взгляда смотря в зеркало заднего вида, будто ожидая кого-то. - Купил? - протянула руку, чтоб в нее вложили желаемую бутылку. - Мы поедем в Техас и будем там прятаться. - Софи не понимала, что прячься - не прячься, а он ее найдет. Другое дело, что вряд ли он бы начал искать. Все же Бриоль часто пропадала, но всегда возвращалась. Такие уж у них были отношения.

+5

7

Он смотрел на француженку и все никак не мог понять – она опять перепила или у нее пуля в голове застряла. Юль, вроде, знал о ее заебах, о большинстве только догадывался, но конкретно сейчас взгляд у нее был настолько безумным, что ему становилось, мягко говоря, не по себе. На ее фоне он совершенно нормальный вменяемый человек и на мгновение даже загордился собой.

Юль никак не отреагировал на ее спокойствие в то время, когда сам он нервничал. Просто, он еще не понял до конца, по каким причинам, но вообще, когда едешь в одной тачке с сумасшедшей, это совсем не удивительно. Это даже нормально – немного переживать. Парень ухмыльнулся и попытался сосредоточиться на дороге. Представить, что ничего не слышит ни о жучках, ни о ее выдуманном «хозяине». Да, она ему рассказывала о нем, но не так, совсем не так, и ему это не нравилось. Может, ее правда кто-то пасет? Минутка сомнений, блять. Бриоль выглядела достаточно испуганной для того, чтобы дилер ей поверил и совсем скоро перестал сомневаться в такой версии.

Он остановился на первой попавшейся заправке, проводил взглядом девчонку, которая стремительно удалилась в сторону туалета, и занялся своими делами. Для начала расплатился за бензин, а потом набрал с полок какой-то перекус и прихватил пару бутылок вина. Юль в нем не разбирался, а спрашивать у парня, что торчал за стойкой, не стал. Вряд ли, тот соображает больше его. Расплатившись, Мартин уже скоро был в машине. Софи уже торчала на сиденье и вела себе не мене странно, чем было. Юль тихо выдохнул, протянув ей весь пакет и выруливая с заправки. Он сильно старался держать себя в руках.

- Держи, - он уже согласен был ехать хоть на край света с тем условием, что девчонка перестанет мандражировать. – Окей, Техас, так Техас.
Может, надо было закрыть ее в ванной и подождать, когда эта истерика закончится? Софи бы рассказала ему все спокойнее и он бы сейчас не чувствовал себя как йог, сидящий на раскаленных углях. Нет, жопа определенно горела. Не понятно, что брюнетка с ним сделала, но Мартин и сам сейчас не отказался бы отхлебнуть из бутылки.

- Почему ты решила, что именно там он нас не найдет?
Что он знал на данный момент? Что ее хахаль в курсе ее дилера и очень хочет прекратить эту связь, но вот сам Юль еще не был к этому готов и, наверное, поэтому мчался сейчас той дорогой, которой можно было покинуть город. Забыл о Коноре, забыл телефон. Как он еще себя самого не забыл, не понятно. Хотя, раз уж на кону болталась его жизнь, то ему не должно быть до всего этого никакого дела. Походу, он должен быть благодарен Софи за то, что она вообще догадалась его предупредить об этой хуйне, что на его пороге появилась она, а не мстительный любовничек.

По его прикидкам, до Техаса дорога была не ближняя. Не меньше двадцати часов, если они будут пилить без долгих остановок. А как без остановок, если у него начиналась ломка? Вот сейчас покинут город и где-нибудь остановятся и это не меньше, чем на три-четыре часа, пока он будет подвисать.

Короче, по мере того, как менялся пейзаж за окном, Юлю было все хуже. Спустя буквально часа три или четыре, он уже довольно часто вытирал потеющие ладони о гачи штанов, и находиться в сидячем положении становилось все невыносимее. Настало время люто завидовать девчонке, которая уже приговорила бутылку и, кажется, чувствовала себя в относительном порядке. А, может быть, она просто засыпала.

- Бля, все, не могу, - выпалил он в конце концов, высматривая место потише.
Хотя, куда тише? Свернул на первую попавшуюся дорогу с трассы и проехал чуть подальше, чтобы с дороги за деревьями машину было не видно.
Первым делом Юль кинул девчонке пакетик с белым. Этот кокс был качественным и припасен был для таких, как француженка – которых кидать было, себе дороже. Самое главное, чтобы она снова не заистерила, иначе выжрет ему мозг. Мартин переживал за это даже не смотря на то, что знал – еще минут десять и ему будет срать и на свою спутницу и на свалившиеся на него проблемы, и на себя самого.

+4

8

Забрав свое винцо, Софи радостно распечатала его, потом передала обратно Мартину, чтоб он его откупорил, и тут же забрала. Все же накидаться - отличный вариант, если совершенно не хочешь запомнить дорогу или если в этой ужасной машине тебе придется ехать аж до самого Техаса. Никакой бы выдержки не хватило и не бухло - Юль бы первый взвыл, что его уже достали ее истерики. Но, что делать? Психику то мы не выбираем, она достается нам по наследству, иногда ее рушат люди, другие люди, которых ты никогда не просил об этом. Но, ты в свою очередь делаешь тоже самое в ответ с ними. Бриоль вот не повезло родится в семье шизофренички, которая уничтожила Софи еще в детстве, только к чему теперь то рыдать об утерянном?
- Потому что там куча ферм, которые стоят друг от друга на приличном расстоянии, едем мы не в какую-то определенную, а в какую-то, на которую укажет путеводная звезда. В общем, все решит случай, а потому нас ни за что в жизни не найдут. Скоро он все забудет, я вернусь, а ты будешь жить, как жил. Ты же ценишь свою тушку, я права? А я хочу тебе помочь. Так, будь добр, позволь мне это сделать! - Язык заплетался, потому что столько пить на голодный желудок, да к тому же еще и не спать толком - очень плохой план, для человека, который вынужден жить, соблюдая режим, или психика летит к чертям. - Но, если тебе так хочется подохнуть, тормози... - Последнюю фразу Бриоль бормотала явно засыпая, давая Мартину несколько часов отдыха от нее.

Софи не знала, что прошло времени. Час или пять часов. Ее разбудил голос Мартина, но она лишь что-то пролепетала в ответ, а в его сторону даже не повернулась. Выглядела она не как спящая, а скорее как засыпающая, потому что сон был тяжелым, то и дело просыпалась, раскрывала глаза, закрывала их вновь. Наполовину сон, наполовину явь - самый худший вид отдыха.
Только через несколько минут француженка осознала, что Юль предлагает остановится, а это значило, что сейчас будет завтрак. Софи даже не догадывалась, что припас для нее наркодилер, да и важно ли? Что бы так ни было, все к лучшему. Оно вернет ту легкость бытия, которой так не хватало последние дни.
Машина остановилась, Софи получила белый порошочек. - Что это? - Хотя почти сразу поняла ответ даже не услышав его. Сделав "дорожку" на торпеде машины, Бриоль тут же побаловала себя наркотиками.
Когда ты с детства сидишь на всевозможных лекарствах, начинает казаться, что тебя вставляет даже от простого вида. Что достаточно только посмотреть на сахар, и уже начнут скакать розовые пони, но все не так. Каждый препарат действует по своему и, к сожалению, лекарства чаще притупляли все, тут же - раскрывали. Казалось, даже цвета становились ярче, а когда не хватало уже существующих, придумывались новые. Когда-то красные, почти бордовые, ногти, теперь казались алыми. Словно с них стекала кровь. Хотелось закрыть глаза, а когда откроешь, чтоб видение исчезло. Но не помогало, даже в темноте проступал этот цвет, плясал танцы.

- А, знаешь, я уже давно готова к смерти. - Француженка наблюдала за деревьями, мерно покачивающимися на ветру. - Вот хоть и сейчас. А ты? Что бы ты сделал, если здесь оказался дровосек с огромным топором и потребовал твое сердце, или печень? - Не то, чтобы Софи несла полную чушь, но была уже близка к этому. - Только представь... я бы не убегала. Мне было бы очень лень. Я бы отдала ему все, что он попросит... хотя, о чем это я? Он бы не стал просить. Он бы взял сам. - От этого разговора стало как-то не по себе. Особенно если учесть, что она даже не представляла - говорит сама с собой, или Мартин ее все же слышит и понимает.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-03 02:52:47)

+4

9

Кумары вообще были несущественной хуйней по сравнению с ломкой, в которую сейчас постепенно переходил организм дилера, требующий очередной дозы. Еще немного и все эти легкие «синдромы простуды» начали бы переходить в нечто более неприятное. Легкий насморк сменился бы тошнотой, и не просто тошнотой, а желанием выблевать собственный желудок. Не очень приятные ощущения, как и жуткие рези в животе и боли в костях. Конечно, до этого состояния у него было еще целых несколько часов, но испытывать такое в дороге хотелось меньше всего. Дилер элементарно не смог бы сосредоточиться ни на чем, кроме своего хуевого состояния в целом и полностью. Потому что, когда тебя колошматит, будто ты сраный эпилептик, нереально удержать руль. В конце концов, можно просто разъебаться в мясо и это, естественно, будет твоей конечной точкой, у тебя даже не будет времени подумать об этом или о чем-то пожалеть. Другой вопрос в том, что Юль никогда всерьез не задумывался о своей жизни и вряд ли стал бы о чем-то жалеть. Ну, может и была парочка моментов, но они были из тех, вспоминать о которых в падлу в любом состоянии.

Он тут типа должен был быть благодарен Софи за то, что она его вытащили из каких-то, мифических пока, неприятностей. Но не она ли его в это втянула? Ну, рассказала о дилере своему мужику, например. Кто ее нахуй об этом вообще просил. Если бы она меньше чесала языком, то и беспокоиться было бы не о чем – в Сан-Франциско дилеров не меряно, пусть бы и искал до старости, Мартин ничем не отличался от других.

- Сахарная пудра, блять, - бросил он мимоходом на странный вопрос о том, что он подсунул. Ясен хуй, все то же самое, что она и раньше в себя пихала. Он вообще всегда таскал ей самое лучшее, а она вот до сих пор ему не доверяла. Было обидно, даже не смотря на то, что вопрос был лишь в деньгах. – Просто вдыхай и кайфуй, не задавай лишних вопросов.
Естественно, он не стал возиться ни с зажигалкой, ни со шприцем, просто разболтал свою дозу с содовой в бутылочной крышке и выпил. Не так кайфово, как правильно поставленный укол, но еще немного он готов был потерпеть. Девчонка тем временем, была занята коксом. Видимо, обошлась без объяснений. Нахер вообще спрашивала? Будто бы, если бы он ей сказал, что это что-то другое, то она бы втянула это без должного трепета.

Юль нажал на кнопку, до талого опуская стекло и высунувшись из окна. Свесился с него и закурил, чувствуя, как дым приятно обволакивает легкие. Все-таки, некоторые физические ощущения под дозой вообще воспринимаются невероятно кайфово. Например, блевать под герычем – вообще целая сказка. Даже немного жаль, что он уже давно перевалил эти моменты и приступы рвоты случаются только на резких отходняках, когда это недомогание становится лишь дополнением к общему хуевому состоянию души и тела.

- Лучше бы тут появилась девочка из Канзаса и рассказала бы, что за дерьмо пихала в себя, с которого ее так люто уносило, - Юль тихо хмыкнул, почти завидуя такой способности и покосился куда-то наверх, щурясь от солнца и улавливая наличие едва заметных облаков на абсолютно голубом ровном небе. – Смерть – это не интересно. Она недолго, раз и все, ты даже не успеешь ничего понять. Не уловишь перехода из живых в мертвые. Если, конечно, где-то там нет мира дохляков. Прикинь, если жизнь все-таки на этом не заканчивается. Тогда я хотел бы жить вечно здесь, чем там. Тут хотя бы есть дерьмо, которое помогает не замечать реальности. Ну и хрен с ним, что ненадолго, но ты же ловишь свой кайф, блять, а кто-то даже не знает, как это. Так что ты, вроде как, особенная.

Пришло ожидаемое расслабление и теперь собственные руки казались холодными. Хотя, какие-то минут пятнадцать назад Юлю казалось, что у него температура под сорок, что его трясет из-за разницы температур, что сейчас его ебнет какой-нибудь инфаркт. Это было бы хуево – умереть от какого-нибудь ебанного приступа, когда от тебя ничего не зависит. Это было бы обидно, он ведь в состоянии бороться за собственную жизнь. Или нет? Или на все уже похуй?

Может быть, они могут просто остаться здесь? Здесь их никто не найдет, это точно.
- А что, ты хотела бы сдохнуть от чьих-то рук? Тебе нужна помощь? Потому что, лично я не смог бы так сдохнуть. Ну… не смог бы дать кому-то решить за меня, да? – Мартин отбросил окурок и подался назад, одновременно с этим сдвигая сидение и опуская его так, чтобы удобно устроиться полулежа. Потянулся к бардачку, достав оттуда кепку, долго расправлял ее, будто это было жизненно важно, а потом улегся поудобнее и снова закурил. – Хотя, да. Похуй. Пусть придет дровосек и сделает из меня фарш. Надеюсь, этот уебок подавится и тоже сдохнет.

Сигарета снова неожиданно быстро тлеет, Мартин даже обжег пальцы, но вовремя выкинул ее за борт, а потом снова удобно устроился на сидении и накрыл лицо кепкой, чувствуя, как перетекает в совершенно другой мир. Там не было снов, там был голос француженки, которая что-то продолжала лепетать, там было ощущение сердцебиения, толчками гоняющее кровь по венам, как по русским горкам и все это было настолько охуенно, что дилеру совершенно не хотелось выныривать из этого. Да, со стороны могло показаться, что Юль где-то далеко, в своем угаре, но на самом деле все было очень реально. Настолько реально, что даже страшно.

+3

10

- Как звали ту девочку? Элли? Я вообще не могу понять, как она поверила во все эти сказки. Никто, даже железный дровосек, не выжил бы без сердца. Нет, я конечно понимаю, аллегории, метафоры, но. Ты прав. И курила там не только девочка, но и сам автор. - В воспоминания по крупице просачивалась одна из любимейших детских сказок. И, плевать, что Софи уже давным давно выросла, узнала, что сказки на самом деле вымысел. Надежда на то, что где-то там, впереди, все же еще осталось место чуду, грело ее сердце. Возможно, она как и та Элли, однажды подарит кому-то и сердце, и голову, и храбрость. Свои собственные. А пока все, что у нее есть - счастье в пакетике, вино и Мартин. Кто-то мог бы сказать, что все не так уж и хреново... с этим бы француженка даже согласилась, вспоминая, в каких местах порой доводилось бывать и чем заниматься.
- Особенная? - Задумавшись о каких своих исключительно важных вещах, совершенно забыла, что не одна. Голос воспринимался как музыка, которая играет, но ты ее не слышишь. Так странно. И последнее слово ворвалось в подсознание так четко, будто открывая истину, с которой и ей самой не мешало бы согласится. - Ты же знаешь, что я особенно волшебная. На голову. - Звучит как шутка, но на самом деле нет. Нет в словах шутки или притворства, потому что на самом деле, все так и есть. Только с подобным волшебством обычно никто связываться не хочет. Быть может, только те люди, которым нечего терять или которые надеются получить что-то взамен. Как, например, Мартин, но Бриоль его корыстные цели вполне устраивали. Ей даже нравилось, что все настолько честно и прозрачно в их отношениях.
- Меня уже не спасти. - Почти шепотом говорит Софи. Только это не притворство. Она чувствует дыхание смерти еще с детства. Сама мысль, что завтра не наступит никогда, что жизнь может прерваться в самый неподходящий момент пугает до невозможности. Но люди такие существа, который способны привыкнуть даже к постоянному страху.  Вот француженка и превратила свой страх в некую обреченность, которая в итоге не добавила ярких красок ее жизни, а лишь глубже втянула в некую пучину безысходности. Может, потому-то Бриоль и цеплялась за наркотики? В оковах ненастоящего ей было куда проще примириться с собой.
Казалось, Мартин уснул, растянувшись на разложенном сиденье автомобиля. Софи примостила голову на торпеде автомобиля, меланхолично смотря то ли на мужчину, то ли сквозь него. Время тянулось, затягивало в себя, а француженке так не хотелось никуда проваливаться. Не проваливаться в это одиночество, которое было ее суженым и вечным спутником в жизни. Вот только сегодня можно было сбежать от него хоть на миг.
Сорвавшись с места, довольно ловко девушка юркнула к Юлю. Легла на него, прижавшись щекой к плечу. - Мне страшно каждую минуту, Мартин. Страшно до такой степени, что я готова лечь и умереть. Как это остановить, скажи? Как это все прекратить?.. - Высказалась, закрыла глаза и притихла. Даже дышать, кажется, стала ровней. Засыпала?
Бриоль всегда так делала - в период сильного страха она просто бежала. От себя, от людей, от обстоятельств. И сейчас она убегала, может, именно этот побег и давал ей сил жить, чувствовать себя настоящей. Чувствовать себя собой.

Открыв глаза в следующий раз, Софи поняла, что вновь сидит рядом с водителем, а впереди проносится дорога. Они пристроились за красной машиной и идут за ней, не разрывая дистанции, но и не пытаясь обогнать. - Это все мне приснилось? Давно едем? - Голос слушался плохо, но стало немного лучше. Повернувшись в Мартину, не отрывая от него взгляда, стала вспоминать, куда дела сигареты. Идей не было, а искать было лень. - Остановимся на заправке? Я бы позавтракала. - Софи помнила, что Мартин покупал что-то, но ей так хотелось яичницы с беконом. Жуть, как сильно хотелось.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-03 03:27:20)

+4

11

Тело, одновременно и легкое и тяжелое, казалось Мартину вообще чужим. Будто лишним каким-то, мешало доковыряться до какого-то истинного наслаждения. Оно вообще существовало? Или теперь уже это оказалось нереальным – почувствовать что-то намного большее, чем эта эйфория от ощущений, когда настолько остро чувствуешь и слышишь, но все эти звуки здесь, в его голове превращаются во что-то совсем другое. Шум деревьев – в шелест бумажных крыльев то ли черных, то ли темно-синих бабочек, дыхание девчонки – в завывание ветра, воздух, кажется, пах морем. Юль на секунду приоткрыл глаза и опять закрыл их, когда ощутил возню на соседнем кресле. Пришлось приподнять руки, на какое-то время вынырнуть, дать Софи устроиться на своей груди.

- Он не настоящий, - дилер тихо выдохнул, чувствуя, как тело француженки, - наверное, такое же невесомое, как сейчас его собственное, - прилипает к нему, как ее ноги стекают по его ногам, растягиваются. Может быть, даже капают на пол, собираясь в цветную лужицу. – Ты его придумала. Понимаешь? Не избавишься от него, пока не перестанешь думать о нем, как о чем-то реальном. Это же просто ебанное чувство. Лишнее. Чего ты боишься? Хуже уже нихуя не будет.

Ему снова захотелось курить, но Юль боялся пошевелиться, потому что девчонка могла вся вот так перетечь на пол, куда-то ему под ноги, и что тогда. Тогда, получается, зря все было. Зря они бежали вместе с ее ненастоящим страхом, зря он засадил дозу раньше времени, зря он приехал в долбанный Сан-Франциско в поисках чего-то лучшего. Хотя, нет, он нашел лучшее, просто ненадолго. Когда сидишь на чем-то тяжелом, каждый ебанный дебил считает своим долгом напомнить об этом. Разве он сам не знает? Он все знает.

Софи затихает, он знает, что она спит, но самого Юля уже окончательно затягивает наркотик. Будто он ныряет в зыбучие пески, медленно и, в итоге, прямо с головой.
Преодолеть почти три штата и поебать, почему француженка выбрала именно Техас. Мартин, едва очухавшись, аккуратно пересадил девчонку на пассажирское сидение и вылез из машины, топчась на затекших ногах. Болела спина, но это, скорее, от долгого нахождения в одном положении. Юль выцепил оставшиеся пару бутылок с минералкой и сначала долго полоскал рот и вылил остатки из первой бутылки прямо на голову, сразу же смахивая ее с волос. В морду вовсю светило солнце и вокруг радужно пели птички. Ну, охуеть, природа во всей красе. Вытянув из пачки последнюю сигарету, Мартин уселся прямо на траву и курил, поглядывая на спящую француженку. Наверное, что-то ей снилось такое же красочное. Стало даже жалко, что он не может сейчас залезть ей в голову, лично в его голове наглухо засели разговоры о дровосеке и Элли из Канзаса, приходом которой можно было лишь обзавидоваться.

Короче, на момент пробуждения Софи они уже были на подъезде к Лос-Анджелесу, так что унылый лесной пейзаж за окном, постепенно сменялся небольшими постройками и упомянутые ею заправки попадались все чаще. Мартин хотел есть не меньше ее, так что и не подумал отказываться.
- Около часа. Это Лебек. Здесь остановимся, а потом по двести десятому проедем Лос-Андежелес. Скоро будем в Аризоне, - парень мурыжил в зубах взявшуюся откуда-то зубочистку и на удивление был сосредоточен на дороге так, будто час назад и не валялся овощем в машине.
После выкуренной в том лесочке сигареты, дилера снова слегка унесло, но уже ненадолго. Даже хорошо, что сигареты кончились, иначе они бы еще долго там проторчали, и их небольшое путешествие могло растянуться, хуй знает, насколько. Спустя еще минут десять, Мартин остановился у заправки со стандартным набором построек – закусочная, маркет, монтаж.

- Я заправлюсь и за сигаретами, - дилер отправил девчонку в закусочную, а сам остался разбираться с бензином, заодно выкинул мусор из салона и даже вытряхнул коврики. Машина ему вторым домом была, но он даже в квартире никогда не убирался так, как в своем Корвете. Он, наверное, и подохнет в нем когда-нибудь. По крайней мере, он бы этого хотел.
В магазинчике он немного завис, девчонка за прилавком оказалась достаточно болтливой и подсказала номер телефона ее знакомого дилера в Лос-Анджелесе. Возможно, стоило зарулить туда и раздобыть метадон и что-то для Софи. Дальше с этим может быть сложнее.

- Я тут нашел телефончик, - приземляясь за столик напротив француженки, Юль сходу взял вилку и принялся сметать с тарелки, оставленной для него, яичницу так, будто последний раз ел аж пару дней назад. – Если что, не обязательно возвращаться в Сан-Франциско. Ну, типа, можно сэкономить пять часов времени. Я хуй знает, сколько протяну на том, что есть. Может, дня три или четыре.

Возможно и больше, но собирался он в такой спешке, что мог забыть об этом. Парень решил проверить это, когда они вернуться в машину и уже там решить, стоит ли делать лишний крюк для этого, а не проскочить город в объезд, что тоже сэкономило бы время. Мартин отодвинул пустую тарелку и придвинул кружку с кофе, отвернувшись к окну. Чем-то это место напоминало ему ебаный Стоктон, при мысли о котором его начинало мутить. Нет, он не будет о нем думать, у него есть, чем занять голову именно сейчас.
- Ты была в Лос-Анджелесе когда-нибудь?

+4

12

Нельзя сказать, что француженка заблудилась бы в трех соснах, но топографический кретинизм - порой проскальзывал. Потому когда Мартин так четко рассказал о их местоположении, девушка лишь пожала плечами. Не в Сан Франциско и ладно. Главное, что с каждой минутой они все дальше от ее навязчивой идеи. От человека, который вызвал одновременно и сильное влечение к себе и жуткий, ни с чем не сравнимый страх. Игры кролика и удава, к сожалению в их отношениях кроликом была именно Бриоль.
Машина припарковалась на заправке, Софи с радостью выбралась из машины. Как же она скучала по своему джипу. Находится всегда под чем-то в дороге, только бы не сойти с ума, не всегда такая уж и радужная перспектива. - Да, что тебе заказать? - Услышав ответ, француженка махнула рукой и отправилась в кафе. Так странно было находится здесь-неизвестно-где. Странно и по-своему прелестно.
Внутри пахло едой и кофе, запах будоражил воображение. Зачастую Бриоль питалась раз в день, иногда и того реже. Забывала, а когда вспоминала, то иногда даже заставляла себе, напоминая, что лежать в больнице еще и из-за дистрофии - как-то совсем не весело.
Выбрав столик в углу, посмотрела в окно. Только сейчас француженка задумалась о том, зачем вообще приехала к Юлю. Неужели, действительно волновалась о не так уж и хорошо знакомом парне? Дорожила дилером? Да нет же, дело было в чем-то другом. Наверное, все из-за того, что он тот человек, который выпадал из круга общения, который сложился сейчас. Ему не позвонят, не заставят вернуть Софи обратно в Сакраменто. О нем даже не знают. Такая себе тайна. Тайна величиною в одного человека.
С другой стороны, тогда, еще дома, ощущение, что ему, да и ей самой, грозит смертельная опасность отключили мозги. Сейчас думать стало немного легче и - вот оно, пришло озарение, что он в очередной раз совершает глупый поступок. И этим побегом лишь подтверждает, что нет веры в ее попытки быть кем-то лучшим, чем есть на самом деле. Но Софи никогда не могла сопротивляться страху, особенно, если она боялась потерять что-то нужное. И, как ни странно, в этом побеге она пыталась найти путь для себя, заодно, попытаться, как ей казалось, сохранить своего наркодилера и, возможно, даже освободится. Свобода и смерть - Бриоль всегда скрепляла их в одно понятие.
Подошедшая официантка окликнула девушку, Софи вздрогнула, будто совершенно не ожидая, что тут вообще кто-то есть. - Да, извините... - быстро сделала заказ, и отвернулась вновь к окну, мужчину видно уже не было. А уже через минуту принесли кофе. Жаль, что курить было нельзя, хотя, сигареты тоже должен был принести Юль.

- Хорошо, как скажешь. Не думаю, что у нас есть график. - Когда едешь куда-то именно потому что нужно быть в дороге, все становится как-то проще. Главное, чтоб были деньги и не сломалась машина. К счастью и первое и второе пока были не проблемами. - Ты никогда не думал соскочить? - Не съев и половины из того, что принесли, француженка поняла, что больше не хочет. Потому просто продолжала ковырять вилкой, играть едой, строя какие-то картины из кусочков. - Я столько уже раз лечилась, но потом столько же раз и начинала опять. - Сложно сказать, Софи решили поговорить об этом просто так или потому что задумывалась опять лечь в клинику, но убеждала себя, что это безыдейно.
Лос-Анджелес - в памяти сразу всплывал вечер, предшествующий Индии. Да, она бывала в этом городе, и этот город выпил из нее все желание жить. Он изгнал ее из привычного мира на целый месяц. Только после Индии ничего не изменилось. Просветление, полученное там, испарилось с приходом боли. Точнее, с возвращением боли и наркотиков в жизнь француженки. - Возможно... это было в другой жизни - Француженке не хотелось говорить об этом. От слова совсем. Ни говорить, ни вспоминать. Потому что мысли сразу тянулись к Рикки. И почему она решила сбежать не с ним? Он бы все понял. А что до Мартина. - Ты решил, что мы все же заедем в город?

+4

13

Дилер чуть задумчиво посмотрел на девчонку. Соскочить? И что тогда будет? Жизнь заиграет для него новыми красками? Нет, не заиграет. Более того, появятся проблемы. Большие проблемы. Проще было жить всего одной – поиском бабок, чем взваливать на себя тонну жизненных. Где жить, куда пойти, что делать, зачем он, нахуй, вообще живет?

- Зачем? Типа, жить, как все? Как серая масса? Ну, ходить на работу, ебашить отмеренное время, да? Растить спиногрызов? – Юль тихо усмехнулся и снова отвернулся к окну. – Тебе так просто говорить об этом. Для тебя это баловство, развлечение. Занимаешь свою больную голову, но, знаешь… короче, есть одно общее – мы просто пытаемся убежать от реальности и под кайфом вообще похуй, что будет дальше. Никакого страха и беспокойства. Ты не думаешь, что будешь жрать и где ты вообще будешь. Меня все устраивает.

Он пытался соскочить пару лет назад, когда еще сам мог это сделать, когда умел сопротивляться зависимости, на время прекращать колоться, но теперь было уже поздно. Теперь, наверное, уже смирился, что, в конце концов, скоро все прекратится для него. Может быть, это уже намного ближе, чем он сам думает. Хотя, он, конечно же, нихуя об этом не думал.
- Нет, проедем мимо по трассе. Сначала нужно найти что-то в Техасе, а потом, может быть, вернусь, - парень опустил на стол кружку и пошарил по карманам, вытянув и бросив на столик пару мятых купюр. – Пошли.

Можно было вечно зависать в каком-нибудь месте. В том лесочке, где он укололся или здесь, в засраной закусочной, да где угодно, в принципе, но раз уж француженка сама выбрала цель, то им следовало бы как-то продвигаться к ней, Мартин не горел желанием колесить днями напролет.
Интересно, что они будут делать, когда найдут то самое укрытие от ее страхов? Целыми днями плевать в потолок? Вряд ли, девчонка долго усидит на месте, это ему было похуй, где ошиваться.
- Если решишь свалить, - уже на стоянке дилер перехватил Бриоль за предплечье и слегка дернул на себя, заставляя развернуться. – Если решишь свалить куда-нибудь, то не делай этого молча, окей? Я не буду тебя искать.

Он уже был знаком с ее способностью растворяться в тумане, просто обычно это было ненадолго, а сейчас ее разговоры навели его на мысли о том, что она и правда может решиться и лечь в клинику. Хотя, какая теперь была разница? Он скоро никому не нужен будет, если учесть, что сам больше не торгует и больше того – должен уже паре дилеров.

Юль какое-то время выжидающе смотрел на девчонку, но потом отпустил ее руку, чтобы тут же придержать ее за затылок и потянуться, оставляя на ее губах короткий поцелуй. Он и сам не понял своего такого порыва. Это было не странно, просто он сделал то, что хотел и все.
- Садись, давай, - Мартин дождался, когда она сядет в машину и отдал ей пару пачек сигарет.
Через пару минут они уже снова ехали, все в том же направлении. Дилер ориентировался чисто по указателям, но помнил, что где-то в багажнике, на случай чего, завалялась карта дорог, так что они не должны заблудиться.

+3

14

- Возможно, ты и прав. Я просто зажралась. - Наконец-то окончательно поняв, что ничего не съест, отложила вилку. Он был тысячу раз прав, ей соскочить проще и даже нужнее, ведь впереди прекрасное будущее, наполненное перспективами богатой жизни. Возможно, дети не ее путь, но построить империю модельного бизнеса еще и в США, охватив пол мира, вполне реально. А на что тратит свою жизнь и ресурсы она? На наркотики и компанию Мартина. Даже смешно, если бы не было так грустно и так необходимо быть с ним сейчас, на краю мира.
- Хорошо, мне лишь бы быстрее доехать. Ненавижу твою машину. - Охватившее безразличие заставляло становится отрешенной ко всеми. И даже говоря о ненависти, в голосе не было никакой эмоции. Перепады настроений были нормальным явление, когда француженка переставала принимать медикаменты, а с таблеток, предписанных доктором, Софи слезла уже недели две назад. Слезла для того, чтоб пересесть на наркоту.

- Зачем? Даже если решу, зачем мне что-то говорить? Не будет ли лучше тебе избавится от меня? - Почему-то ей совсем не понравилась эта просьба. Она напоминала оковы, какие-то обязательства. А сейчас она как раз таки от обязательств и убегала. Прочь, прочь, прочь. Она убегала, а ее и здесь поджидало нечто подобное. Внезапно захотелось даже психануть, вырвать руку и сказать адиос. Хотелось и, наверное, так бы и сделала, если бы Юль не отпустил, лишь для того, чтобы притянуть за затылок к себе и поцеловать.
Софи, ты же едешь развлекаться, так к чему это все? Развлекайся! - Кричало подсознание, и сегодня Бриоль решила послушаться. Себя, Мартина, и отдаться воле случая.

Они ехали молча довольно долгое время, в какой-то момент Софи стало очень скучно, потому она включила музыку и открыла бутылку. Пить в обед - а почему бы и нет? Или уже был вечер? Француженка абсолютно перестала следить за временем, как и местом за окном. Она только понимала, что дорога вперед летит практически бесконечно, и у них на двоих эта маленькая вечность.
Но любая бесконечная вечность заканчивается. Особенно та, что возникает между двумя людьми. Из-за поворота вылетает на бешеной скорости красная машина, несется прямо на машину Мартина. Страшно - не то слово, Бриоль пугается настолько, что даже забывает, как дышать: хватает ртом воздух, подобно рыбе выброшенной на берег. Все происходит очень быстро, но для француженки время останавливается, растягивается, превращается в целую пытку.
Юль успевает вырулить и съехать на обочину. Затормозить. Только оказывается, что опасность миновала, Софи хватает мужчину за руку, чтоб он даже не подумал выйти из машины, а уже через миг оказывается у него на коленях. Плачет, задыхается сквозь слезы, кажется, даже впадет в истерику: - Ненавижу твою машину. Ненавижу все эти машины. - Бормочет сквозь слезы.
А потом как-то разом затихает: тянется к парню, целует его в губы. Соленый поцелуй с привкусом слез. Вся еще дрожит телом, но, кажется, нашла способ успокоится - просто позволила вспомнить себе, что не одна. Что тот, кто рядом попробует ее защитить. Или хотя бы уговаривает себя в том, что он попробует.
Что это? Попытка сбросить эмоциональное напряжение или очередная глупая причуда?

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-04 22:05:59)

+4

15

Конечно же, он вернется, это было неизбежно. Потому что это ебанный закон подлости – если сейчас ты не воспользуешься появившееся возможностью, то потом тебе уже не представится шанса сделать это. Так что, если сейчас он решил, что для них будет лучше миновать шумный город, избежать муторных поисков местонахождения дилера и сэкономить на этом время, значит, совсем скоро придется вернуться сюда в одиночку и все равно сделать это. Так, наверное, будет быстрее, так что Юлю придется выкинуть из головы эти мысли, засунуть листочек с телефоном подальше и ждать подходящего момента.

Совсем скоро пейзаж за окном снова сменился. Исчезли даже мелкие постройки, периодически они проезжали бесконечные поля или небольшие лесополосы. Мартин все-таки не выдержал и взял сигарету, подкурив. Главное сосредоточить внимание на дороге и если снова начнет уносить, просто остановиться. Сбросить скорость, съехать на обочину, заглушить мотор – минутное дело, совершенно автоматические движения. Нужно только не упустить момент.

Кажется, Софи слегка успокоилась, так что теперь включила музыку и сидела тихо, попивая вино прямо из горла. Мартин тоже расслабился и сосредоточился на дороге. Одна затяжка, другая и парню уже кажется, что все это сон. Какая-то картинка. Дилер думает о том, что может управлять чем угодно одной только силой мысли, что он делает это прямо сейчас и руки на руле – это не его руки, а чьи-то чужие. Они невесомые. Юль сжимает пальцами руль, чувствует под ладонями мягкую кожу, но и это кажется ему нереальным. Интересно, что будет, если совсем убрать руки. Может, француженка права – все тлен и окружающее дерьмо не стоит того, чтобы в нем пребывать. Откуда берется ее страх? Ему совершенно некогда подумать о том, что наркотик возобновил свое действие, поэтому до края им хватит одного мгновения.

Пожалуй, их спасло то, что Мартин вовремя перевел взгляд обратно на дорогу. Заметил несущуюся по встречке тачку. Водила, походу, слегка переусердствовал, и его занесло на повороте, но действия дилера оказались действительно чисто автоматическими – перестать давить на педаль, вывернуть руль, чтобы уйти от столкновения и вовремя нажать тормоз, чтобы не улететь в кювет. Сердце пару раз ухает и Юль прекрасно понимает, что это страх, но уже бросает взгляд в зеркало заднего вида, заметив, что мудак на красной тачке притормозил, чтобы убедиться, ч то сними все в порядке. Он его сам сейчас уроет. Парень как раз дернул за ручку дверцы, чтобы выйти, когда девчонка схватила его за руку, останавливая и вмиг оказываясь у него на коленях.

- Эй, Софи, все нормально. Тш-ш-ш, - он прижимает ее крепче и чувствует, как француженка дрожит. Мартин как-то легко забыл о вспышке гнева, из-за которой несколько секунд назад чуть не выпрыгнул из тачки, чтобы въебать придурку. Окончательно его от этого отвлекает поцелуй. Юль ответил, чувствуя соль на мягких податливых губах Бриоль. Ее слезы, его гнев, все это выливается совсем в другое, по телу прокатывает волна возбуждения, и дилер нетерпеливо рычит. Теперь уже ладонью за затылок прижимая девчонку к себе и ощутив, как металлический шарик тихо стукнулся о ее зубы, когда Мартин языком настойчиво проскользнул между ними.

Все прекратилось неожиданно, когда в стекло постучали. Дилер оторвался от губ девчонки и поднял взгляд на незнакомца. Видимо, это и был тот уебок, из-за которого все произошло, но желание разобраться с ним уже бесследно исчезло. Юль опустил стекло.

- У вас все нормально?
- Съебись нахуй отсюда.
Парень явно растерялся от такого ответа, но все-таки после короткой молчаливой паузы, развернулся и пошел обратно к машине. А что он хотел услышать? Сам должен был понять, что оба легко отделались диким испугом одной француженки. В смысле, без травм физических, в том числе и от разборок друг с другом. К тому же, произошедшее быстро вернуло Мартина обратно на землю, хотя, он бы предпочитал оставаться в своем полуприходе. Вечно.

- Успокоилась? - Юль заставил девчонку чуть отстраниться, заглядывая ей в лицо и думая о том, что, видимо, придется еще остановиться на какое-то время, чтобы она пришла в себя. Не на обочине, конечно, найти тихое место, подальше от дороге. Пусть допьет бухло и поспит немного. – Надо отъехать, сейчас найдем что-нибудь. Поехали, давай.

Конечно, он ее не торопил, какое-то время еще поглаживал по спине и спокойно дождался, когда девчонка сама отстранится, утрет слезы и пересядет на соседнее сиденье, после чего Юль вырулил с обочины и двинулся дальше, высматривая какой-нибудь съезд с трассы. Долго искать его не пришлось, так что минут через пять они уже ехали по гравийке, оставляя за собой клубы пыли, а редкие корявые деревца явно говорили о том, что где-то поблизости должна быть, как минимум, какая-то река. Мартин не ошибся, они оказались на берегу. Причем, достаточно тихом, то есть никаких построек поблизости вообще не было, что не могло не радовать.

Дилер пристроил тачку в тени и вышел из нее, разминая ноги. Первым желанием стало просто занырнуть в воду, причем было бы круто, если бы вода оказалась прохладной, в чем Юль сомневался, учитывая не особо быстрое течение.
- Искупаться хочешь? – дилер с интересом посмотрел на Софи, пытаясь угадать ее настроение. Полотенце с собой не было, ну и хуй с ними, зато он такой запасливый, что у него в багажнике есть даже плед.

+3

16

С Мартином у них всегда были очень своеобразные отношения. Их не обременял стыд или какие-либо запреты. Они принимали друг друга такими, какие они есть. Наверное, именно потому всегда было так легко: можно было поступать, как хочется. Целовать, когда в этом была необходимость, кусать, когда без этого не обойтись или уходить, если надоело. И пусть они были знакомы не так давно, свобода, которой оба жили, смогла объединить и стать практически обоюдной тайной.
Что-то от Серены во француженке несомненно было, ведь как объяснить, что поцелуй давал ей сил? Даже не поцелуй, а то желание, которое перетекало из Мартина к ней через сплетение языков, через прикосновения и общее дыхание. Хорошо, что сейчас никто не ждал объяснений, а вливался в то течение, которое образовал этот страх. Эти чувства перетекали из чего-то опасного и смертельного в нечто приятное. Но стук к окно заставил очнутся.
Одна реплика парню, и вновь они лишь друг для друга. Но минутный порыв друг к другу успел улетучится: вылетел вместе со словами в открытое окно. Следующие несколько минут они просто сидели. Практически не разговаривая, но согревая друг друга. Говорят, человек мерзнет, когда ему страшно, несомненно, это не так уж и далеко от истины, Софи была как ледышка. Цеплялась пальцами за футболку Мартина, пряталась носом в его шее, слушала дыхание. Ровное, сильное, как и сердцебиение, заставляли ощутить себя в безопасности. - Да, все нормально. - Будто смутившись, что вообще дала волю эмоциям, тихо отозвалась. Он был прав, нужно было ехать дальше. Не оставаться же здесь. - Где мое бухлишко? - Пересаживаясь обратно, спросила у самой себя Бриоль, и увидела бутылку стоящую между сиденьем и дверью. Как хорошо, что от маневра содержимое не расплескалось. Если бы еще и с бухлом что-то случилось, сил ехать куда-то дальше не было бы и она пошла бы пешком. Глупая, самонадеянная Софи.
- Съедем? - Солнце маячило уже на горизонте и совсем скоро начало бы садится, укрывая их одеялом ночи. - Может, сегодня заночуем не в дороге? - Захотелось посидеть у костра, посмотреть на звезды и уснуть лежа, а не сидя. Мартин был не против, что не могло не радовать.
Им повезло, минут через двадцать они отыскали замечательно место подальше от трассы у реки. Как только машина замолчала, француженка с остатками вина вылезла наружу. Потянулась и в очередной раз подумала, как соскучилась по своему джипу. Но, когда выбирать не приходилось, можно было только порадоваться, что это была не консервная банка, а вполне себе удобная машина. Хоть и не для Софи с ее фобиями.
- Искупаться говоришь? - Несмотря на то, что весна только начиналась, погоды была очень теплая, да еще и алкоголь подогревал кровь, потому француженка могла совершить даже такое безумство. - А почему бы и нет? - Допив вино одним длинным глотком, Бриоль оставила бутылку на земле. На ней было не так уж и много вещей, чтоб раздевание заняло много времени: стащила сапожки, расстегнула и скинула с себя шорты. Затянула волосы в пучок, чтоб не мешались. Оставшись в трусиках и футболке, пошла в направлении воды. Замерла у самого берега и поняла, что сушить потом футболку не хочет, а значит нужно снять и ее. Быстро стянув и ее, осталась только в черных трусиках.
Сейчас француженку не особо заботило, что подумает о ней Мартин, да и кто либо другой. Она была такая, какая была всегда: без стыда, совести, но зато с кучей шрамов по всему телу, с татуировками и болезненной худобой. К тому же еще и бледная, будто живет не в Калифорнии, а в Лондоне, и из дому не выходит. Вряд ли ее можно было назвать мечтой каждого мужчины, но самой себе она нравилась. Она могла рассказать из-за чего каждый шрам, зачем каждая тату. Она собственноручно сделала из себя картину и не думала останавливаться на том, что есть. - Идешь? - Повернув только голову спросила, а потом не дожидаясь ответа, пошла в воду.
Воды была прохладной, отрезвляла и бодрила одновременно. Хорошо, что волосы были подняты и не рисковали намокнуть. Все же когда она вылезет, хотелось быстро согреться. В речке воды пребывала с каждым шагом, кажется, на пол метра. Потому что в нескольких шагах от берега воды было уже по шею.
Испуг от несостоявшейся аварии практически прошел, но все равно Софи надеялась, что до утра они никуда не поедут. Хотя бы, до рассвета. Здесь было хорошо.
Когда Мартин оказался рядом, Бриоль приблизилась, коснулась плеча: - устроишь костер, когда вылезем? - В воде было все очень скользким, особенно тела. Ладонь словно не удержалась на плече, скользнула выше, замерла на шее. Между ними было расстояние в несколько сантиметров, можно было говорить не очень громко, и хотелось говорить не очень громко. - Вряд ли я тебе рассказывала. Но я боюсь ездить на машинах, потому что однажды чуть не погибла в автокатастрофе. Мы попали с отцом, ему сломало руку, а у меня остался шрам. - Софи притягивает ладонь Мартина к себе, проводит его пальцами по тонкому шраму на левом боку. - Рана была сквозной. Мне повезло, что штырь не задел никаких внутренних органов. - Она вся состояла из их этих шрамов. Из фобий. И как она до сих пор была жива?

+3

17

Вообще-то, Юль подумал, что Софи откажется от его предложения. Ну, учитывая ее эмоции по поводу происшествия на дороге, он, скорее ждал, что девчонка сейчас насупится, замнется в себе и примется дальше опустошать содержимое припасенных бутылок. Это был вполне реальный вариант, а что. На самом деле, он и сам испугался, хотя за пару минут до этого несостоявшегося столкновения раздумывал как раз на тему смерти.
- М-хм, - невнятно поддержал он ее, и француженка тут же принялась раздеваться, скидывая вещи на траву. – Давай.

Мартин, в отличие от нее, так не торопился, с интересом наблюдал за движениями Софи, сам же лениво стянул куртку, скинув ее на землю, а потом майку, уже наблюдая за тем, как девчонка подошла к воде. Тонкая и бледная, в шрамах и татуировках, которые казались слишком яркими для ее кожи. Это все была только видимость. Кому, как не Юлю было знать, что на самом деле бабы намного выносливее, чем могут показаться на первый взгляд. Дилер расстегнул джинсы и скинул их вместе с бельем, направившись к воде. Можно было не переживать, что он тут у кого-то вызовет возмущение своим поведением, поблизости никого не наблюдалось.

Вода действительно оказалась достаточно прохладной, точнее, ощутимо так, но, не смотря на это, Мартин не топтался у берега в нерешительности, а спокойно зашел, чувствуя, как по телу побежали неприятные мурашки. Его даже слегка передернуло.

- Конечно, - костер будет необходим, чтобы согреться. Можно было, конечно, обойтись и обогревателем в тачке, но они же типа на природе и так будет круче. – Я уже понял по твоей реакции, - хотя, конечно, он списал это на испуг, чем на какие-то страхи из прошлого, но у девчонки случилась реальная истерика. – Давно это было? - Юль смотрел куда-то в сторону, на воду, пока француженка держала его руку, и потом уже сам снова прошелся пальцами по шраму, чувствуя едва ощутимые неровности на коже.

Он слушал девчонку и думал о том, что с ним в жизни никакой кардинальной ерунды никогда не случалось. Что это? Такое везение? Если что-то и грянет, то, видимо, на совсем. Не то чтобы Юль верил в какое-то там проведение или судьбу, просто его образ жизни вполне мог бы быть поводом для целой кучи неприятностей.
- Придется потерпеть еще немного, скоро мы уже будем на месте, - дилер посмотрел в глаза француженки и как-то странно улыбнулся, отстраняясь от нее, чтобы искупаться, потому что тело уже вполне привыкло к температуре, а время шло. Совсем скоро начнет смеркаться и для костра надо будет найти палки.

Для того, чтобы развести костер, много времени не потребовалось, он дольше искал топливо в идее сухих палок, зато через полчаса они уже пристроились у костра, чтобы окончательно обсохнуть и согреться. В этом им должны были помочь оставшиеся запасы Софи с вином, которое он для нее покупал. Хотя, у него под сидением была бутылка нормального виски. В целом, Мартин пока что чувствовал себя сносно, но ближе к ночи его начнет колбасить, как обычно, потому что так было всегда – пол суток на дозе, а иногда и того меньше. Алкоголь в этом был не помощник.
Парень натянул джинсы и прихватил из тачки бутылки, откупорив одну и подсаживаясь к француженке.

- Согрелась? – на крайний случай, ее всегда можно было затолкать в тачку, там она точно согреется. Кажется, они слегка переборщили с купанием, потому что губы у нее теперь были синеватого оттенка. Юль отдал Софи бутылку и приобнял ее за плечи, прижимая к своему боку, закуривая и какое-то время глядя на огонь.

Какое-то время они сидели молча, попивая вино по очереди, потом болтали о чем-то отвлеченном, разглядывали небо, несли всякую ахинею и разговоры становились все оживленнее по мере того, как алкоголя становилось все меньше и меньше. Когда они прикончили обе бутылки вина, на свет появилась та самая бутылка виски. Им, кажется, было уже пофиг, что они мешают, просто надо было догнаться. В итоге, Мартин врубил музыку. Визг, свист, какие-то дикие пляски и все прочее в духе «устрой дестрой». Наверное, хорошо повеселились, раз окончание вечера плавно стерлось из памяти.

Они же даже не догадались переползти в машину, поэтому утром Юль проснулся от дикого холода. Девчонка тоже вся тряслась, но, кажется, еще спала. Мартин закинул на нее свободный край пледа, сверху куртку и сам ушел к воде. Башка раскалывалась, слезились глаза, его все еще морозило. Он успел только ополоснуть лицо и потом, следующие минут двадцать, торчал у ближайшего дерева, освобождая желудок от всего, что было съедено и выпито накануне. Хреновое ощущение, хотелось сдохнуть поскорее. Хотя, он знал, что стоит только поставить укол и все закончится.

И все же, он не стал с этим торопиться, сначала завел Корвет, чтобы прогреть салон, потом перенес туда Софи, собрал их вещи, комом скинув в багажник, и скоро уже снова выезжал на трассу. Хорошо, что хватило ума затариться водой, так что теперь оставалось только отпиваться ей и радоваться, что проснулся пораньше и им не придется тащиться по жаре, пусть еще и весенней пока, но вполне ощутимой. Дискомфорта хватало и от того, что они тряслись в машине, от этого ограниченного пространства, да и от общего состояния организма в данный момент. Похмелье и ломка в одном флаконе – никаких поводов радоваться.

+1

18

- Еще в детстве. Кажется, у меня все страхи из детства. - отвечает с улыбкой, отпуская его руку. Софи нравятся прикосновения людей, которые ей нравятся. Странно звучит, но это так. Есть еще тип людей, которые ей не нравятся, и вот их прикосновения омерзительным. Хотя, это сейчас француженка научилась разделять, стала переборчивой и будто бы даже выросла. Раньше она могла трахнуться даже за дозу, раньше она вообще могла куда больше, чем сейчас. Теперь у нее появились принципы, которые, впрочем, тоже не всегда удавалось соблюдать. Но ведь куда лучше, когда таковые вообще существуют. - Воспоминания остались в прошлом, а боязнь осталась. Именно потому я не езжу ни байках и предпочитаю заднее сиденье. Ну, или набухаться. - Поток откровений на этом закончился. Чем меньше о тебе знают люди, тем меньше боли они могут принести в твою жизнь.
- Я знаю. - Улыбка в ответ, и шаг назад. Софи уже замерзла и накупалась. Все же открытые водоемы - это не ее стихия. Мартин отправился поплавать, а француженка к берегу. Выйдя, села у самой воды, подтянув к себе ноги, обняла себя. Взгляд неотрывно следил за мужчиной, будто она боялась, что он вот-вот исчезнет, оставив ее здесь в одиночестве.
Немного обсохнув, натянула футболку, которая нельзя сказать, что грела, но все лучше, чем без нее. К тому времени на берегу оказался и Юль. У него была самая ответственная задача: разжечь костер. Мамонта можно было не убивать, но к костру обязательно красное вино.

Огонь тихо потрескивал, сжирая дрова; неподалеку шелестела река и листва на деревьях; только ваши голоса выбивались из спокойной и умиротворенной симфонии, представляясь чем-то инородным. - Да, спасибо, - прижимаясь к мужчине, ответит на вопрос. После безумного напряженного дня, было действительно очень приятно просто посидеть рядом. Выпить, покурить, помолчать.
Софи смотрела на звезды, те почему-то отказывались смотреть на нее. Только холодно поблескивали, обжигая чужим холодным светом. Костер в свою очередь грел, но даже он, такой близкий и яркий не мог быть сильнее тех, что сияют на небе. Единственное, что не давало окоченеть - тепло человеческого тела. Тепло Мартина...

Ночь пролетела незаметно. За несколько часов, что вы провели у костра, кажется, стали только ближе и лучше понимать друг друга. Все эти разговоры ни о чем, выпивка, сигареты, потом и громкая музыка. Они напоминали вырвавшихся на волю подростков, которые пытаются насытится своей долгожданной свободой, друг другом, и этим миром. А потом в какой-то момент отрубили внутреннее питание и они уснули. Рядом. Обнимая друг друга.
Когда же Софи в следующий раз открыла глаза, было уже утро, а, может, и обед. Время не имело особенного значения, когда тебе никуда не надо, впереди есть только дорога и ничего больше. Высвободившись из пледа, в котором она была все еще укутана, поняла, что все так же, как и вчера только в футболке и нижнем белье. - Куда ты кинул мои шмотки? - это было твоим первым вопросом, будто важнее ничего и не было. Мартин указал куда-то назад, вот Софа и полезла, совершенно бесстыдно демонстрируя свой зад всем, кто мог его увидеть. Но смотреть, кроме Мартина, было и не кому. Они все еще ехали по шоссе меж городами, дорога была пуста. Отыскав шорты и обувь, решила, что курточку натянет только если придется выйти, а пока и можно и в плед завернуться.
Они ехали долго, переговаривались о чем-то, слушали музыку, курили, молчали. После обеда пришлось остановиться, чтоб Мартин укололся, Софи тоже решила не тратить времени даром и разложила дорожку. Остановка сожрала еще около двух часов. А потом вновь потянулась дорога. Радовало только то, что до пункта назначения уже не так и далеко.

Штат Техас - большой. В нем куча ферм, городов и городишков. Вам предстояло заехать чуть ли не в самый центр штата, на ранчо, которого даже на карте нет. Но, зато, оно принадлежала другу отца Софи. Точнее, сейчас оно уже принадлежало сыну этого самого друга, а сын обзавелся семьей, детьми и полным набором всего, что нужно для счастья самому обычному человеку. Бриоль была плохо знакома с Марком, но он не отказал принять ее у себя, потому что Роше он помнил и знал хорошо. Отец Софи часто бывая в США заезжал к ним. Потому Марк пообещал, что выделит гостевой домик, чтоб девушка смогла отдохнуть от городской суеты. Именно так и звучала причина приезда. Отыскав ранчо, Софи попросила притормозить Мартина и не въезжать пока на его территорию. - Слушай, там живут дети, потому будь приличным, хорошо? И хотя бы при них не матерись. И на счет наркоты: они не должны ничего заподозрить. К нам будут заходить редко, только приносить еду. По ранчо вроде нам разрешено гулять где захотим, ну, само собой, не наглеть особо. Отец не должен понять, что у меня проблемы. Будешь моим парнем, а сюда мы приехали отдохнуть. Месяц назад я лежала в больнице - вот здесь мы как раз для того, чтоб отойти от нее... - Софи закурила. Казалось, она даже нервничает. - Если отец узнает, что на самом деле со мной творится, он приедет за мной сам. Он не должен узнать. Пообещай мне.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-06 10:06:50)

+2

19

Мартину казалось, что он готов был забыть о том, зачем они едут и куда, казалось, что это просто дорога, просто они вдвоем, что это будет продолжаться вечно. Они могли бы не останавливаться. Могли бы объехать всю страну, провести еще сотни таких дней и ночей, но ломка с каждым часом усиливается и пожирает разум. Позитивные мысли о светлом будущем плавно менялись на мрачные о безысходности настоящего, о тщетности бытия и о необходимости накачать себя дурью, чтобы избавиться от долбанной паранойи и продолжить существовать в сраном мире. Даже пейзаж за окном начал казаться серым, грязным и унылым, хотя, это было совсем не так.
В конце концов, им пришлось остановиться.

Потом были снова несколько часов дороги и мысленные метания по поводу курева. После разговора накануне снова пугать девчонку не хотелось, но при этом дико хотелось курить, но тогда им бы снова пришлось остановиться. Юль в какой-то момент все-таки не удержался и закурил, но все прошло спокойно, потому что дорога была относительно разгруженной в плане машин.
Лично он был в Техасе впервые. Не особо-то тут и отличалась обстановка от других штатов, просто с первого взгляда было заметно, что местные предпочитают жить физическим трудом, то есть ковыряться в земле, убирать дерьмо в загонах со скотом и прочие радости жизни. Мартин был далек от всего этого, хоть и вырос в пригороде.

Еще около часа им потребовалось, чтобы добраться до нужного места – ранчо. Да, настоящее, со всеми постройками, полями, синим небом, зеленой травой и прочим. Но уже на подъезде Софи его остановила и начала раздавать ценные указания, с которыми он спорить не стал. Окей, раз эти люди их принимают, и от них ничего для этого не требуется, то он готов вести себя ниже травы. Кажется, в этой жопе мира их точно не будут искать ни ее любовник, ни кто бы то ни было.
- Обещаю, - Юль улыбнулся, на мгновение приподнимая руки, какое-то время наблюдая за чуть резковатыми движениями француженки, что выдавало ее состояние и отвернулся, медля еще, и осматриваясь вокруг, но потом тронулся дальше.

Их путь на какое-то время закончился. По крайней мере, день завершился более или менее спокойно и Мартин был уверен, что остальные, последующие за ним, тоже не будут радовать сюрпризами. Он ведь честно старался вести себя прилично, как и обещал и, наблюдая за девчонкой, понимал, что ему это, в целом, удается. Наверное, потому что Юлю было не в новинку изображать из себя кого-то и делать вид, что на самом-то деле, он лучше, чем может показаться.

Через пару минут они были уже у дома, и едва Мартин из машины успел выйти, как двери распахнулись и, видимо, на пороге показались хозяева. Дилер посмотрел на Софи и улыбнулся.
- Они твои родственники? Все будет нормально, не переживай. Буду мальчиком-колокольчиком, - улыбка стала шире, и Юль прихватил с собой сигареты и зажигалку. От них-то он отказываться не собирался при любом раскладе.
Юль дождался, когда Софи тоже выйдет и пошел следом за ней к крыльцу. Оказаться на твердой земле было определенно приятно, но еще больше ему хотелось жрать и залезть в душ, а потом отоспаться на нормальной мягкой постели. Он сунул сигареты в карман и взял француженку за руку, вместе с ней поднимаясь на крыльцо.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-10 09:42:39)

+1

20

На ранчо жизнь протекала в своем ритме, который нарушил рев мотора. Конечно же, о приближении Софи знала уже вся семья, так они и вышли встречать гостей: все вместе. Марк, его жена Лора, дети Патрик и Дороти. Здесь еще жили несколько стариков и наемных рабочих, но в такое время они были не в доме, а где-то на территории. - Нет, просто друзья отца. - Отвечает, пытаясь обрести хотя бы видимость нормальности. Впрочем, Марк знал о болезни дочери Роше, потому ему можно было не обяснять ни почему она так выглядит, ни почему иногда ведет себя странно, ни почему иногда кричит по ночам.
Выйдя из машины, Софи улыбнулась. - Ох уж и далеко к вам добираться. - Обращается еще издалека, она была здесь последний раз очень давно, кажется, целую вечность назад. - Что ж вы на машине? Быстрей было бы самолетом. - Подходя ближе, поприветствовала Лора. Она была очень красивой, статной и загорелой женчиной с пшеничными волосами. А вот Марк наоборот - у него были смольные волосы, он был высоченный и широченный, больше напоминал шкаф. Детишки все были темноволосыми, но чертами лица больше походили на мать.
- Самолеты - ненавижу этих стальных птиц. - Обнимая, все так же с улыбкой проговорила Софи. - Познакомьтесь, это мой парень, Мартин. Не против, что я не одна приехала? - Марк протянул Юлю руку: - будем знакомы, я Марк, Моя жена Лора и детишки Патрик и Дороти.
Софи обступили дети, она с каждым посдоровалась, а Лора тут де отогнала их. - Нет, конечно, хоть не скучно было. - Указала куда-то в сторону, на небольшой домик: - Вон там я приготовила вам. Все, как ты любишь. И еду тоже приготовила, но будет здорово, если будете приходить к нам на ужин. Так давно не виделись.
Бриоль кивнула, это место ей всегда нравилось, оно лечило ей душу. - Да, может не сегодня, но завтра точно зайдем. Очень устали с дороги. Марк, покажешь, куда поставить машину? А я, пойду, хочется в душ и спать.

Оказавшись в доме, Софи тут же стянула свои свои вещи и пошла в душ, а после, завернувшись в красное полотенце, села в гостиной и закурила. Пришел Мартин, - они тебе понравятся, здесь хорошо. Сходи в душ и пойдем спать. И да, кровать у нас одна. - Дым окутывал француженку, моментально впитываясь в волосы. Софи настолько устала за поездку, что казалось, она вот-вот вырубиться, но сейчас хотелось тепла. Почувствовать, что она не одна. Только не здесь и не сейчас.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-10 23:11:37)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » некогда объяснять