vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Je vais au rêve... ‡Иду к своей мечте.


Je vais au rêve... ‡Иду к своей мечте.

Сообщений 21 страница 40 из 68

21

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/f7/ChateauDesDucsDeBretagne20090906.jpeg/1920px-ChateauDesDucsDeBretagne20090906.jpeg
С ранней юности король Франции просто ненавидел скучать, так что обязательно принимал участие во всех светских развлечениях своего времени - будь то турнир, большая охота или просто очередная веселая пирушка. Предложение, высказанное поутру любимой Нэн показалось Луи вполне подходящим для того чтобы развеяться и заставить сплетников замолчать - все увидят, что он уехал со свитой, где было множество привлекательных дам и подумают что слухи про маленькую бретонку были всего лишь плодом чъей-то особенно бурной фантазии.
Позже Людовик пожалеет о собственной беспечности и не раз еще вспомнит тот роковой сон, в котором Карл посмеялся над ним самым издевательским образом. Возможно то было действительно предупреждение насчет опасности, что подстерегала Анну, словно скорпион, затаившийся в тени?
Так или иначе, судьба французского короля начала в тот роковой день ткать новый узор на полотне его жизни... и он прекрасно провел время на охоте с ближайшими приближенными, действительно позабыв обо всех невзгодах и неприятностях. Главное ведь, что Анна теперь душой и телом принадлежит ему, словно законная супруга - а все остальное лишь формальности, которые в конце-концов разрешаться сами собой. Луи определенно сопутствовала удача, потому как вместо оленя его ловчие выследили матерого кабана, которого затем и привезли с торжеством на кухню замка. Довольный собой король Франции направился было в свой кабинет, чтобы заняться неотложными делами своего государства... как вдруг увидел на одной из галерей пожилого советника Анны, которого знал уже довольно давно. Этот человек верой и правдой служил еще отцу Нэн и теперь, не жалея себя, старался во всем помогать и молодой герцогине - Людовик подошел поближе, чтобы поздороваться со стариком, но так и замер на месте, увидев что на нем лица нет.
А еще бретонский вельможа о чем-то говорил с лекарем, что тоже приехал в составе свиты Анны и увидев короля, тут же отослал эскулапа восвояси.
-Что-то случилось? -поинтересовался Луи, без какой-либо задней мысли, после чего старик вздохнул и взяв короля под локоть, отвел его в сторону. -Какого черта вы молчите?? Говорите уже!
-Ее светлости нездоровится. Вы должны знать, что как только ей станет лучше, мы сразу вернемся в Нант.
-Как это нездоровится??? Утром все было нормально! -рявкнул король, даже не соображая, что снова выдает себя с потрохами. Однако, к счастью для Людовика бретонец был в курсе амурных дел своей госпожи и потому ничему не удивился.
-Герцогиня более не в тяжести, Ваше Величество. Наш лекарь сделал все возможное... крепитесь, -тихо произнес советник. -И я не советовал бы вам сейчас идти к ней.
-Вы смеете давать мне советы?? Нэн плохо и я должен быть рядом! -процедил сквозь зубы Людовик. -Если я захочу увидеть ее, мне никто не помешает! Или вам захотелось на плаху?
-Вы будете рядом с герцогиней, когда она будет вашей по закону, -совершенно спокойно ответил старик. -Подумайте о ее чести, сир? Я знал вас в те печальные мгновения, когда вы были изгнанником и верю в то, что вы будете хорошим мужем для леди Анны... но пока этого не произошло, будьте благоразумны, умоляю вас. Что же до плахи - я готов пойти на что угодно, лишь бы новые беды обошли мою госпожу стороной. Она уже достаточно страдала.
Луи пришлось отступить и буквально сгорая от страха за Анну дождаться глубокой ночи и уже тогда прийти к ней в покои. Он не стал расспрашивать подробностей случившегося и просто был рядом со своей возлюбленной, просидев возле ее постели до самого утра. А спустя пару дней, Нэн уехала в Нант, оставив короля дожидаться буллы... мало-помалу сплетни вокруг монарха и маленькой бретонки сошли на "нет" и осень прошла в ожидании папской буллы, однако Борджиа решил потянуть время и выторговать себе и своему сыну хорошую цену. Вместе с военной помощью, понтифик потребовал в жены для Чезаре Шарлотту д'Альбре - даму из старинного французского баронского рода, которая могла бы составить отличную партию любому принцу крови. Людовик уже чертовски устал от всех политических хитростей и перипетий игры хитрого испанца, что сидел на папском престоле... и как бы не хотелось напомнить Александру VI, что его незаконнорожденный сын не пара Шарлотте, пришлось все же подчинится ради своего счастливого будущего с Анной.
Не имея возможности покинуть Блуа из-за всех накопившихся дел (в том числе и с бракоразводным процессом), Луи только и оставалось, что поверять свои мысли бумаге, отправляя письма в Бретань с верными людьми.
http://s2.uploads.ru/YQE9X.png
Дни проходят словно одна сплошная черная полоса... без тебя все бессмысленно - и я готов проклинать тот суровый рок, что снова заставил нас быть вдалеке друг от друга. Как хотел бы я сейчас снова быть рядом с тобой, Нэн, позабыв обо всем на свете кроме твоих нежных объятий, но, увы - мне придется сыграть партию с Борджиа до самого конца.
Сообщаю тебе, что его любимый сын уже избавился от духовного сана и получил от дражайшего родителя титул герцога Валантинуа. Он торопится, потому что Львица Романьи успела собрать сильную коалицию против папы и даже пыталась устроить покушение на его жизнь... однако, при этом как хороший торгаш, испанец желает выбить для себя самую высокую цену за разрешение на мой развод.
Я смирился со всем... потому что больше всего на свете желаю увидеть тебя и больше никогда уже не отпускать от себя.
Остаюсь твоим верным и любящим рыцарем.

http://s2.uploads.ru/YQE9X.png

Несколько месяцев спустя.
Конец декабря 1498 года.
Блуа -> Нант.

-Итак, сир... я хотел бы услышать ваш решающий ответ, -усмехнулся Чезаре Борджиа, отпив глоток ароматного вина из кубка, за обедом в компании короля Франции. С какой бы радостью Луи указал бы этому высокорожденному ублюдку на дверь... но вот теперь он совершенно точно не мог себе позволить подобного, потому как знал, что лишь лишь успешные переговоры отделяют его от получения вожделенной буллы. -Вместе мы покорим Романью, Форли и остальных бунтовщиков и привезем Катарину Сфорца в цепях в Рим. Вам нужно лишь сказать одно слово и история будет вершится по нашей указке.
-Прежде чем дать вам решающий ответ, я хотел бы убедится, что действительно привезли то что мне нужно, -устало ответил Валуа. -Признаться, мне казалось, что мы обговорили все условия моего развода с вашим отцом - однако, он словно хороший торгаш, не упустил возможности надбавить цену.
-Я бы попросил вас не забываться, говоря о моем отце, -мило улыбнулся Чезаре, принявшись за аппетитно приготовленную пулярку в винном соусе. -Это достаточная цена за то, чтобы короновать вашу любовницу... ведь насколько я знаю, герцогиня Бретонская всегда была расположена к вам, сир?
В лице Луи не дрогнул не один мускул. Он представлял себе, насколько хорошо работает папская разведка - эти шептуны, на которых Борджиа не скупятся тратить свое золото. Король не мог позволить себе сейчас поссорится с сыном самого известного в Европе интригана, но и оставить его слова без достойного ответа тоже не следовало.
-Так вот значит как вы заговорили? Прекрасно... тогда давайте назовем все своими именами? -Людовик рассмеялся. -Герцогиня - моя любовница, вы - сын развратного священника и испанской куртизанки. Я ведь могу пообещать военную помощь лордам Романьи... и взять свою буллу силой, посадив на папский трон другого понтифика. Например, кардинала делла Ровере? Того самого, которого вы пытались убить как и своего старшего братца... Решайте, в каком ключе нам лучше продолжить эту беседу? Уверен, что гипсовые пушки нынче не спасут Святой престол.
-Ваше Величество... я позволил себе лишнее, -тут же дружелюбно улыбнулся Борджиа, выложив на стол свиток в футляре с папской печатью. -Мы немного не с того начали наш разговор... и я надеюсь, что ваш брак с леди Анной будет счастливым. Все наши ранее обговоренные условия остаются в силе.
Итак, вожделенная булла была получена еще до начала нового 1499 года и ничего более не мешало королю помчаться в Нант к своей возлюбленной. Позабыв обо всем на свете, Луи так и сделал, не став дожидаться пока соберется его привычная свита - когда наконец-то показался хорошо знакомый бывшему герцогу Орлеанскому старый замок, построенный в романском стиле, можно было позволить себе облегченно вздохнуть.
Вот и финал долгих скитаний?
Король Франции и не подумал предупредить о своем приезде, так что устроил самый настоящий переполох в родовом замке Анны, однако сейчас его мало волновало причиненное придворным герцогини беспокойство. Скинув теплый плащ и перчатки, он без особого труда нашел покои Нэн, где и заключил ее в объятия, оторвав от вышивания гладью.
-Я свободен... и хочу чтобы мы как можно скорее пошли к алтарю. И начиная с сегодняшнего дня я больше не расстанусь с тобой.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-10 16:47:18)

+1

22

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ySDtH.png[/AVA]
Тем роковым днем Анна не единожды думала о том, что было куда лучше, если бы она сразу же послушалась своего старого советника, что оказывал верную службу еще ее отцу, а также был рядом с ней в то самое время, когда один за другим, верные ее отцу бароны стали поворачиваться к маленькой тринадцатилетней девочке спинами. Тогда ей пришлось пойти сначала на один союз, а после на другой… И ведь каждый из них не принес ей и доли счастья, тогда как за последние недели герцогиня побывала, словно бы на небесах. Но, как это часто бывает, что, повзрослев и чувствуя за своими плечами малый не малый, но опыт, мы отказываемся слушать, возможно, не то что нам нравится, но более положительный выход из сложившейся ситуации. Да и падать с небес на землю – очень непростое испытание для всех тех, у кого есть сердце.
События того дня герцогиня Бретонская пыталась всеми допустимыми способами похоронить в своей памяти. Только Анна в этом не преуспела, так или иначе, но она возвращалась мысленно в Этамп, вспоминала те дни, проведенные рядом с Луи и то счастье, что разбилось, словно тонкий хрусталь – завершала ход ее воспоминаний. Однако, так уж устроена женская память, что цепляется за тех подколодных змей, кои заслужили должной мести за свои гнусные поступки. К счастью, Людовик не потребовал подробного рассказа о том, что случилось, пока он охотился на своих владениях. И Анна надеялась, что ей не придется пересказывать ему еще раз, как потеряла их ребенка.
В Нанте Анну поглотили заботы о герцогстве, что было к лучшему, ведь у нее более не находилось времени для не самых радостных мыслей, как и размышлений по поводу не так давно случившегося. Ей приходилось встречать многих лордов и баронов, проводить много реформ, от которых отказывался Карл, пусть даже она ему пыталась объяснить их необходимость, но самое важное стал созыв штатов, на которые съехались все лорды Бретани, имевшие право голоса, которое женщина и возглавила. А еще, она ждала весточки из Рима, а точнее – папской буллы, что не приходила и, казалось, уже никогда не придет, поскольку хитрый Борджия затеял свою какую-то игру, в которую и пытался вовлечь Людовика, за которого к богу возносила свои молитвы герцогиня ежедневно по утрам и вечерам, когда благочестивая женщина наведывалась в храм, чтобы вымолить себе прощение за свои грехи.
- Миледи, гонец из Франции доставил Вам письмо, - от написания указа, принятого на съезде штатов, Анну отвлек один из ее клерков, зная, как герцогиня ожидает каждого нового письма из Франции. И, если кто-то и мог догадывался о том, какое содержание было у писем Ее Светлости и короля Франции, все держали свои соображения при себе, молча выполняя свои обязанности. В любом случае, в Бретани все еще помнили Людовика, как герцога Орлеанского, что всегда поддерживал право их маленького герцогства на свою независимость.
Надо ли говорить, как не просто Анне было сохранять каменное и даже безразличное выражение лица, когда речь заходила о письмах из Франции, а точнее от Луи? В тот день уголки ее губ коснулась улыбка, которую герцогиня постаралась превратить в прохладную, даже осторожную… она лишь протянула руку за клочком исписанного пергамента, что преодолел огромнейшее расстояние, разделявшее их с Людовиком, а когда он наконец-то оказался у нее в руках – потребовала оставить ее одну и сразу же отложила в сторону перо, которое держала в руках до сих пор. Не один и не два раза женщина перечитала письмо любимого, прежде чем отложить свои дела и, воспользоваться тем, что гонец еще находился в замке написала свой ответ.
http://s8.uploads.ru/8dymI.png
Мой дорогой!
Я уже не могу дождаться того дня, когда наконец-то смогу назвать тебя действительно своим – и по закону Божьему, и по законам наших государств. Судьба к нам не справедлива, но тем приятнее будет наша встреча, которой я жду с нетерпением.
Ты, наверное, уже слышал о том, что состоялся съезд штатов, который я имела честь возглавить. И все те дни, в которые проходил съезд я мгновениями предавалась воспоминаниям о былых днях, когда их возглавлял отец. Мне кажется порой, что еще вчера я видела, как он приветствует в воротах Нантского замка – уже тогда мое сердце полюбило тебя, мой дорогой, и небеса мне свидетели – оно всегда принадлежало только тебе, поэтому что стоит еще немного подождать? Попрошу тебя только быть осторожным, мои молитвы за тебя.
Жду тебя, мой верный рыцарь.
http://s8.uploads.ru/8dymI.png
Пожалуй, только регулярная переписка с Людовиком помогала леди Анне находить терпеливости в себе для дальнейшего ожидания, что уже начало затягиваться. В ожидании прошла все осень, а следом за ней началась и зима, заставив женщину волноваться, поскольку Святой Престол медлил с ответом, а ее советники уже подыскивали достойного претендента на руку герцогини, которой обычно удавалось уходить от ответа. Но, этим днем герцогине пришлось дать весьма жесткий отпор своим сватам.
- Дорогие лорды, мне кажется, что еще рано говорить о замужестве – мы связаны давним договором с Францией, к тому же, я имею некоторые обязанности перед королем. Боюсь, мы не можем занимать себя подобными разговорами, не имея ответа от Святого Престола, - заявила Анна, прежде чем покинуть свои обычные уже дела ради того, чтоб посвятить себя тому, на что обычно у женщины не хватало времени, сил или терпения. И ведь именно за вышивкой и застал герцогиню Людовик, когда вторгся в ее комнату, так что женщина даже не поверила собственным глазам, когда увидела его, но … сразу же бросила свое занятием, дабы обнять любимого мужчину.
- Я просто не верю своим ушам. Мне казалось, ожидание будет длиться целую вечность, - тихо прошептала она, обнимая короля, а также отвечая на его поцелуи, которыми осыпал Луи ее. – Значит, если булла уже у тебя, мы можем обсудить наш контракт и все тонкости уже завтра? Сегодня мы обязаны устроить тебе ужин, достойный французского короля, - несколько мгновениями погодя, произнесла Анна, также вспомнив о том, что их могут увидеть в недопустимой правилами приличия близости, не говоря уже о том, чтобы подтвердить те слухи, что ходили между их дворов.

+1

23

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
-Булла уже у меня и во Франции объявлено о расторжении брака... мне уже не верилось, что это произойдет, Нэн.., -порывисто шепнул своей возлюбленной король Франции и не подумав прекращать череду жадных поцелуев. -Я не видел тебя уже целую вечность, так что к черту ужин... иди ко мне?
Какой может быть ужин, когда Луи ощущал себя так, будто бы долгое время был узником в заточении, неожиданно получившим свободу? Теперь ему и Анне уже не нужно было скрываться от всех - и совершенно точно, Валуа не собирался нынче коротать ночь в одиночестве. Стоит оставить все формальности, вроде контракта и прочих дел, на день завтрашний, а сегодня позволить себе позабыть обо всем на свете. Словно снова вернулись те счастливые две недели в Этампе, что закончились роковой и весьма трагической случайностью...
-Я обогнал свою свиту... так что мы можем поженится через пару дней, как только они прибудут, -улыбнулся Луи, начав расстегивать свой дублет и попутно смахнув все ненужное с ближайшего дубового стола. -У меня есть для тебя особый подарок... но тебе придется немного подождать пока его привезут.
Конечно же, Анна попыталась урезонить своего пылкого кавалера - ведь дверь в ее покои была не заперта и кто угодно мог стать свидетелем весьма пикантной сцены. Однако, в данный момент, французскому монарху было, что называется, "море по колено": он ведь жил словно монах последние месяцы и теперь желал получить награду за длительное воздержание. Вот только про годами не менявшийся распорядок дня в нантском замке, Луи совершенно позабыл и потому чертовски разозлился, когда в покоях герцогини появилась целая процессия из ее приближенных дам.
-Ваша Светлость, ужин скоро будет готов, -церемонно произнесла старшая из фрейлин герцогини, тактично сделав вид, что не заметила беспорядка в комнате своей госпожи, расстегнутого дублета короля и уже основательно испорченной прически леди Анны. -Покои для Его Величества тоже приготовлены.
Людовик лишь усмехнулся, пригладив свои взъерошенные волосы и благосклонным кивком головы ответив на приветственные реверансы всех леди, что помешали ему испытать райское блаженство... а еще дали понять, что в Бретани на первом месте всегда была и будет леди Анна. Впрочем, он ведь и не собирался менять сложившегося положения вещей?
-Раз так... то я бы хотел привести себя в порядок перед ужином, -со вздохом, предназначенным своей любимой, выдал Луи. -Я очень скоро составлю вам компанию, миледи.
Поцеловав руку герцогине, король вышел из комнаты, направившись следом за слугами, что должны были сопроводить его до гостевых покоев замка. И... вот же странная ирония капризной судьбы - Людовика поселили именно в ту спальню, где он когда-то жил, когда еще был изгнанником и пользовался гостеприимством герцога Франциска. Здесь абсолютно ничего не переменилось с той поры... разве что сейчас была зима, а не беззаботное бретонское лето, когда герцог Орлеанский и маленькая герцогиня только-только начали свой бурный роман.
Осмотревшись, Луи приказал приготовить себе горячую ванну и заодно подыскать какую-нибудь приличную одежду для ужина, потому как никакого багажа при короле Франции не было. Желание как можно быстрее заключить в свои объятия любимую женщину было сильнее его, так что теперь придется как-то выкручиваться, чтобы прилично выглядеть при бретонском дворе.
После того как Валуа выбрался из приятной теплой ванны и замотавшись в полотенце, рухнул на постель, к нему заявился тот самый пожилой советник, что был возле Анны во время ее визита в Этамп. Людовик лениво потянулся, махнув старику рукой в сторону ближайшего кресла - после долгой поездки верхом, ванна и жарко натопленная комната напомнили о накопившейся усталости.
-Сир, я рад приветствовать вас в Нанте, -поклонился старик, прежде чем сесть и положить на стол свиток с несколькими печатями. -Ее Светлость только что отдала приказ о подготовке к вашей с ней свадьбе... но прежде, я бы хотел показать вам черновой вариант брачного контракта.
-А мы не могли бы обсудить все его нюансы завтра? Я чертовски устал.., -тяжко вздохнул Луи, заставив себя сесть на кровати. -И я уже сказал Нэн, что согласен на все ее условия... потому как она исполнила мое желание...
Бретонец самым тактичным образом, сделал вид, что не услышал последних слов короля Франции. Без каких-либо предисловий, он развернул свиток и прочел два основных пункта будущего контракта - во-первых, супруг герцогини должен будет согласится с тем, что будет лишь консортом, по отношению к ее землям, а во-вторых, в случае измены, леди Анна тут же вернется к себе на родину, вместе с детьми, которые появятся в ее новом браке. Трудно сказать, какой реакции на прочитанное ожидал советник, однако Луи лишь устало рассмеялся.
-Передайте Ее Светлости, что завтра, при свидетелях, я подпишу все что она захочет. Мое единственное условие ей прекрасно известно. Это все... теперь, если не возражаете, я бы хотел немного отдохнуть перед ужином.
Когда старик откланялся и дверь за ним закрылась, король Франции сбросил полотенце и забрался под меховое покрывало на постели, велев всем слугам уйти. Чистую одежду для Людовика никто пока что не принес, так что он решил немного вздремнуть до того как его пригласят к ужину.
И на этот раз ему уже не снились кошмары.
-Ваше Величество, подождите еще буквально пару минут - сейчас я очень быстро подгоню этот дублет по вашей фигуре, -примерно часа полтора спустя, Луи был безжалостно разбужен слугами, что приставила к нему герцогиня Бретонская. Бедняга портной, который пришел вместе с ними и притащил целый ворох готовой одежды, постарался на славу, чтобы привести короля в достойный вид. Король послушно кивнул, потерев щеку, над которой уже успел потрудится приглашенный цирюльник - после столь долгого ожидания, еще час-другой уже не решал абсолютно ничего.
-Итак, этот старый проныра уже ознакомил меня с парой пунктов будущего контракта... видимо посчитав, что это должно меня напугать перед свадьбой, -тихо произнес Луи, после того как уселся наконец рядом с Анной за стол в пиршественном зале Нантского замка. -Но я ведь уже говорил тебе, что согласен на все... и не собираюсь притязать на Бретань, равно как и изменять. А еще я надеюсь, что сегодняшнюю ночь мы проведем вместе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-11 20:45:55)

+1

24

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ySDtH.png[/AVA]
Французский двор запомнил скорбящую по умершему мужу бретонку, однако он не увидит ее радости и сияющих глаз или не менее блистательной улыбки, которая расцвела на лице герцогини после того, как Луи поведал свои последние новости – теперь не оставалось более преград на их пути к совместному и такому долгожданному счастью. Верилось с трудом, что все уже позади, а потому все происходящее мало-помалу напоминало какой-то знакомый Анне сон, в котором маленькая бретонка бредила еще в ранней юности. Тогда из-за какого-то злого рока она преждевременно осиротела, лишившись единственной своей опоры - отца, ведь образ матери тогда уже успел померкнуть. Груз ответственности за родину пал на ее плечи, так что Анне пришлось нести и принимать судьбоносные решения, одним из которых являлось подписание соглашение с Карлом. Кто-то из советников сетовал на то, что они еще смогут немного продержаться – быть может, муж Анны по договоренности примчится ей на помощь и спасет ее герцогство от французов. Кто-то же советовал сдаваться, пощадив бедный свой народ, что голодает в Ренне. Ну, а кто-то предпочел промолчать, понимая, что близится конец, а никакого решения не предвидится. Но, каждую ночь, проведенную в осаде, Анна видела во сне не свободу, а знамена герцога Орлеанского, что собрав все силы, пришел ей на помощь, пусть она и нарушила данное ему слово.
Тогда, в ее каком-то странном сне, при помощи Людовика им удалось отбить французов, что взяли замок в заточение, а позже мужчина пришел к ней, дабы известить о том, что враг был повержен и миледи может выдохнуть спокойно. То был хороший сон, в котором Анне приходилось не единожды просыпаться в то смутное время, когда будущее ей казалось таким зыбким и переменчивым, что по утру девице приходилось еще долго прислушиваться к тихому шепоту за стенами своих покоев, где обсуждались прислугой все последние новости. Увы, но известий о внезапной помощи со стороны герцога Орлеанского никто не говорил. В прочем, вот он и настал, тот день, когда он обнимает ее точно так же, как тогда, извещая о том, что теперь жизнь обретет новый поворот для них обоих. Более не было ведь преград для осуществления их давней мечты, что так странно переплелась с волей того самого человека, который и вынудил Анну к браку с ним, по иному ведь и не скажешь?
Анна отрицательно покачала головой в ответ на слова Людовика, которыми он был готов отказаться от предложенного ужина, на котором весь бретонский двор, вновь собравшийся в стенах Нантского замка по ее велению, смог бы любоваться тем самым мужчиной, что покорил сердце гордой герцогини.
- Не лишай нас такой чести, мой дорогой Луи, - тихо прошептала она, дотянувшись до его уха, прежде чем губы коснулись его щеки и подбородка. – Ты знаешь, что для меня нет лучшего подарка, чем тот, что ты уже успел мне преподнести сегодня, - поведала она, прежде чем ощутила, как что-то едва слышно коснулось пола, а когда повернула голову навстречу шуму – обнаружила уже пустой стол позади. Догадка о том, что задумал монарх, мелькнула довольно быстро, так что женщина поспешила образумить своего пылкого любовника и будущего супруга: - Луи, только не здесь и не сейчас… Сюда же могут войти мои фрейлины или кто угодно… - В действительности ей было не просто противиться мужчине, которого ее тело и душа ждали так долго с того самого дня, когда герцогиня покинула замок в Этампе. Но, пока еще ясный, не ослепленный до конца радостью полученных известий, разум велел ей не поддаваться умелым рукам француза, что принялись вслед за своим дублетом к шнуровке ее платье.
Сложно сказать, насколько вовремя в комнату вошли дамы ее двора, чтобы оповестить свою госпожу о том, что ее распоряжения были приведены в действие. Но Анна точно не намерена даже в столь не двухзначной ситуации терять каплю достоинства, поэтому лишь с достоинством поблагодарив фрейлин, позволила им дожидаться ухода мужчины, с которым ей еще предстояло проститься до ужина.
- Я буду терпеливо дожидаться того мгновения, Ваше Величество, когда вы вновь составите мне компанию, - сдержанно оценив слова и движения короля, леди подала руку ему, чтобы тот мог коснуться ее своими губами. Напоследок, она лишь благосклонно улыбнулась своему нареченному, надеясь на то, что ей хватит быть сдержанной и разумной те несколько дней, что были отведены им до свадьбы, что состоится уже скоро. – Думаю, есть смысл провести примерку подвенечного платья, - когда король ушел, леди обратилась к оставшимся в ее покоях фрейлинам, прежде чем оставить беспорядок комнаты вместе со своей вышивкой.
Они направились в большую гардеробную комнату, где хранились все сохранившиеся платья предыдущих герцогинь Бретонских, а также заказанные самой леди Анной платья. Одним из таких платьев было белоснежное платье, вышитое серебренными нитями, украшенное тонкой парчей и яркими драгоценными камнями, что были бесцветными и создавали ощущение их чистоты. Вообще, королевскими особами не принято было выходить замуж в белом. Белый цвет был всегда цветом их царственной скорби, в которую облачались вдовы королей, а не в черное, как сделала Анна, следуя бретонскому обычаю. Но белый цвет был незабываем – то был цвет окружавшего их снега, что едва притрусил окрестности Нанстского замка пару дней назад. А еще этот цвет был цветом чистоты, невинности ее души и сердца, что не знало иного мужчины, кроме Людовика, не смотря на то, что для нее поход к алтарю будет не первым. Кто-то воспримет это платье, как знак – королевская вдова снова намеревалась стать королевой, подчеркивая, как поддерживает традиции королевских особ, ведь не прошло еще и года от той злополучной случайности, что произошла с Карлом.
Фрейлины с неподдельным интересом переглянулись между собой, теряясь где-то между трепетом и восхищением – белый цвет шел куда больше Анне, чем черный. Сама Анна, казалось, судя по отражению ее лица, стала вновь младше, словно бы и не было тех неприятностей, которые случались год за годом. О, да! Луи не сможет забыть день своего бракосочетания – он запомнит, как женился на вдове, чье сердце было всегда преданно ему, никого не пропуская. Уж очень сильно Анна надеялась на то, что он поймет ее, имела ведь слабость к символичным поступкам и жестам, в частности, если они касались публичности.
- Думаю, подол платья нужно все-таки укоротить немного, а в целом – я довольна, - произнесла женщина портнихе, что находилась во время примерки платья герцогиней, после чего леди переоделась в более привычное своей простотой, но уже не черное платье.  В этом платье и предстала перед Людовиком и своим двором на ужине в главном зале замка, где музыканты были готовы скрасить их вечер музыкой, шуты заставляли собравшихся улыбаться, а повара постарались угодить их вкусу.
К тому времени, когда Луи появился на пороге большого зала, Анна уже ожидала его, у стола и была в курсе спешного согласия своего будущего мужа с ее условиями. Но, к завтрашнему дню, когда они соберутся в большой библиотеке, чтобы подписать брачный контракт, быть может, он еще передумает? Этого бы герцогине не хотелось, но женщина надеялась на то, что они быстро дойдут в этом вопросе соглашения. Были ведь не чужими друг другу. А еще отлично знали, что это их единственный шанс, которого они не могут упустить. Женщина улыбнулась яркой белозубой улыбкой мужчине, когда он подошел к ней, дабы вновь коснуться губами ее руки, а после, приняв ее предложение, устроится на соседнем стуле.
- Не напугать, а предупредить, Луи, - мягко поведала герцогиня, потянувшись за бокалом вина, из которого отпила небольшой глоток, поставив его обратно, после чего заглянула в серые глаза короля, что находился так опасно близко, что ей было достаточно лишь слегка наклониться к нему, дабы оказаться вновь слишком близко. Конечно, она не стала объяснять те причины, которые побудили ее выдвинуть именно такие условия. К счастью, этого не потребовал и сам Людовик, прекрасно понимая, что женщина не будет этого обсуждать за столом, или же прекрасно понимая подлинные причины. – Мы проведем ночь вместе, если ты обещаешь мне, что не прикоснешься ко мне до брака, - осторожно и тихо произнесла Анна свое пожелания, определенно дожидаясь, хоть какой-нибудь реакции монарха, что не привык сдерживаться или мучиться ожиданием. – Мы и так зачали дитя вне брака, а потом потеряли его,.. - тихо, почти беззвучно прошептала женщина. – Я хочу, чтобы мы хоть немного почтили те законы, что ставит перед нами бог.

+1

25

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Когда Анна слегка наклонила голову, отвечая королю и оказавшись в опасной близости от него, он лишь вздохнул... увы, но за столом, где собрались верные вассалы будущей королевы, позволить себе поцеловать герцогиню было бы верхом неприличия. И тут совершенно неважно, что большинство верных бретонцев, что окружали милую Нэн прекрасно знали о ее симпатии к бывшему герцогу Орлеанскому. По сути, даже когда Анна наконец станет женой Луи, он все равно не сможет позволить себе проявлять знаки особого внимания к ней на людях... хотя, как говорится, поживем - увидим?
-Любимая моя, мне очень интересно как ты себе этто представляешь? -Валуа хитро улыбнулся, коснувшись руки герцогини Бретонской под столом. -Если ты придешь ко мне в спальню, все твои придворные будут уверены в том, что между нами совершенно точно что-то есть...
Услышав от Анны о бедном малютке, которого погубили жестокие сплетни при дворе и увы - несдержанность его венценосного отца, король вновь тихо вздохнул. Невозможно описать словами, как он был счастлив узнав о том, что любимая женщина носит его дитя... и ведь уже позволил себе размечтаться, представив как милая Нэн подарит ему самого прекрасного на свете ребенка.
-Я уже тебе говорил, что у нас обязательно будут дети... и когда ты снова будешь в тяжести, я увезу тебя от двора, клянусь, -тихо сказал Луи, сжав ладонь Анны под столом. -Устрою все так, что тебе не придется волноваться  переживать и буду рядом.
Итак, ужин с бретонской знатью прошел очень даже хорошо, особенно если учесть, что король порядком проголодался, а еда была отменной. Приближенные Анны не раз дали ему понять, что в Нанте он всего лишь почетный гость, несмотря на то что уже через неделю будет законным мужем их госпожи. Людовик тактично сделал вид, что не заметил подобного отношения к своей персоне, да и какая теперь была разница, что думают о нем гордые бретонцы? Нэн была рядом и близилась очередная ночь блаженства, потому как бывший герцог Орлеанский решил, что обхитрит свою возлюбленную и так или иначе добьется своего. В Этампе она ведь тоже пыталась воззвать к благоразумию своего пылкого ухажера, но желанная крепость в конце-концов была взята после весьма энергичного штурма и тактической хитрости, оправдавшей себя в полной мере.
Закончив ужин и поблагодарив собравшееся общество за хорошую компанию и приятную беседу, Людовик вернулся в свою спальню, где и приготовился к встрече с герцогиней. Для начала приказал приставленным к нему слугам, получше растопить камин, чтобы он как можно дольше согревал комнату, а затем принести классический набор для любого уважающего себя дамского угодника - хорошего сладкого вина и фруктов. По правде говоря, король Франции понятия не имел, как можно провести ночь с женщиной, при этом не прикасаясь к ней... и у него уже возникла пара-тройка мыслей о том как бы обойти собственное обещание, не особенно его нарушив.
Когда герцогиня Бретонская появилась в спальне Луи, он сдержался от того чтобы сразу заключить ее в объятия, как уже было не раз в замке Этампа. Пригласив Анну присесть напротив камина на мягкую медвежью шкуру, король уселся рядом и решил начать издалека.
-Признаться, я очень рад, что этот длинный день наконец закончился... теперь мы можем обсудить наши дела без свидетелей и чьих-либо любопытных глаз. Уверен, что твои подданные не станут распускать глупые сплетни..., -открыв бутылку превосходного вина, Людовик разлил его по кубкам, после чего протянул один своей будущей супруге. -Поговорим о нашем контракте? Я уже слышал о двух важных пунктах и согласен с ними... но мне кажется, что в том свитке было еще что-то важное, о чем твой советник не упомянул. Например... о том, каким образом будет передаваться трон бретонского герцогства?
Расчет короля вполне оправдался - Анна тут же поспешила рассказать ему о том, что успела хорошенько обдумать на досуге вопрос наследования в Бретани и решила, что после нее должен править ребенок, что родится вторым, вне зависимости от того какого пола он (или она) будет. Если второй у монаршей четы появится дочь, то даже после своего замужества она будет полноправной правительницей, а ее супруг (как и король Франции, после подписания контракта), будет считаться лишь консортом.
-Это справедливо... и как я уж говорил тебе - я подпишу все твои условия, потому как ты выполнила мое желание, -тихо шепнул Луи, придвинувшись ближе к Анне и коснувшись губами ее щеки - вроде бы такое простое и целомудренное прикосновение, но в то же время дразнящее и вызывающее множество приятных воспоминаний. Особенно для человека, что не привык долго воздерживаться от любовных утех. -Я так мечтал о тебе, Нэн... все эти словесные турниры с сыном папы, а потом и суд, который был собран чтобы подтвердить мой развод, вымотали меня как телесно, так и духовно. Мне порой казалось, что я снова в Бурже и мне не выбраться на свободу, так много всяческих дел навалились буквально в одночасье. Но поверь, как только Борджиа отдал мне наконец буллу, я не тратя не единой минуты помчался к тебе... и у нас есть время до нового итальянского похода. Я обещал Чезаре военную помощь и Львицу Романьи в цепях перед папским троном в Риме...
Закономерную точку в финале своей последней фразы, король поставил очередным нежным поцелуем - на этот раз уже в губы своей возлюбленной. Пока что он постарался сдержаться и мог позволить себе не торопится, ведь в Нантском замке хозяйка Нэн и все ее слуги преданы ей до своего последнего вздоха. Значит можно никуда не спешить и не опасаться того, что рассвет, как и всегда наступит даже слишком быстро...
-Сейчас мне хочется лишь одного... обнимать тебя и позабыть обо всем на свете, -король притянул герцогиню к себе на руки. -Я знаю, что я обещал быть сдержанным до брачного обета... но позволь хотя бы поцеловать тебя, Нэн - после того как ты уехала из Этампа, я думал только о тебе одной.
Луи прекрасно знал, что его безмерно любимая женщина тоже скучала по нему и конечно же считала дни и часы до новой встречи. Сейчас ему надо лишь хорошенько постараться, чтобы Нэн захотелось изменить ее же собственным словам...
-Я люблю тебя... прошу, скажи и ты, что я нужен тебе как прежде.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-12 22:29:04)

+1

26

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
В банкетном зале собралось великое множество бретонского дворянства для того, чтобы почтить своим присутствием торжественный ужин в честь короля Франции, короля того самого государства, что уже много лет хищно потирает руки, глядя на своего западного соседа... только Анна не смотрела на Людовика, как на французского монарха. Перед ней, в первую очередь, мужчина оставался тем самым Луи, что покорил ее сердце однажды летом. Им пришлось пройти через такой длинный путь, чтобы наконец-то оказаться в шаге от достижения своей мечты, осуществления своего счастья, на которое они уже давно заслужили. И по этой самой причине, женщина была готова отказать себе в телесных наслаждениях, лишь бы милосердный бог дарил им обоим совместное счастье, благословил их союз детьми и помог им продолжить жить в мире друг с другом до старости. Долгие годы жизни в эти годы для женщины – большая редкость, а Анне очень хотелось увидеть, как растут их с Луи дети, не говоря уже о том, как много времени ей хотелось провести с мужем. Вера в бога стала для нее единственной опорой в жизни, когда она осталась совершенно одна. Несмотря на то, что в мире вокруг слишком часто становилось известно, как попрекались законы божьи. Молния не спешила поразить одного из главных интриганов современности – Александра Борджиа, что развел свою паутину заговоров по всей Европе, не говоря уже о других его преступлениях против того, что было для многих святым. Но, это не было поводом отрекаться от своих убеждений и веры – для Анны так точно. Женщина была уверенна, что кара еще настигнет и Борджиа, и других его приспешников, не говоря уже о других, чьих преступлений никто не знает. И какой-то частью своего разума герцогиня Анна предполагала, что случившийся поворот в их с Людовиком судьбах – веление небес, иначе как еще объяснить ряд тех событий, что имели место быть?
Конечно, герцогиня Бретонская славилась своей набожностью, почтением традиций своего народа, поэтому никто из ее приближенных бретонцев не сомневался в том, что она сможет хорошо править своим герцогством, не попадая под влияние своего супруга. К тому же, многие, собравшиеся за праздничным столом Ее Светлости помнили в Людовике герцога Орлеанского, того самого беглеца, что сыскал дружбу в лице отца Анны, а поэтому смотрели сквозь пальцы на нескрываемую симпатию между будущими супругами. Увы и ах, но ту нежность, с которой Анна смотрела на своего будущего мужа, нельзя было скрыть. В прочем, она и не старалась, хотя определенно точно пыталась держать себя на расстоянии от Луи, к которому ее влекло все больше и больше – разлука была слишком долгой, тогда как ее тело помнило те нежные ласки мужчины, которыми он ее осыпал в Этампе.
- Я очень рада, что ты настроен так оптимистично, Луи, - тихо произнесла Анна, нежно улыбнувшись своему собеседнику, когда на стол подали очередную смену блюд, тогда как миледи еще не покончила с предыдущей порцией. – Я надеюсь, что так и будет, но я не хочу больше проходить через столь болезненную потерю – хочу сделать все правильно, хоть это и будет не просто.
Конечно, Людовик обещал женщине то, о чем она просила его, однако, что-то подсказывало герцогине, что ее будущий супруг нисколько не сделает их недолгое воздержание простым и легким. Ей хорошо была известна его натура. В прочем, как и знала она хорошо себя – от природы она была страстной женщиной, хоть и привыкла всегда держать себя в определенных рамках, за пределы которых выходила лишь с Луи. И кто бы знал, как ей хотелось бы повторить все снова…
- Уверена, мы найдем, чем заняться помимо любовных утех, - совершенно тихо, едва шевеля губами, произнесла Анна, чтобы не приведи Господь, никто не услышал ее речей. В любом случае, сплетни об их романе бродили, но ни у кого не было и слова доказательств, тогда как, услышь ее кто-нибудь сейчас, скорей всего, получил бы прямое свидетельство и подтверждение всем слухам.
Тем временем ужин продолжался, никто им не оказался не удовлетворенным или оскорбленным. Казалось, что все были довольны тем положением дел, в котором пребывало герцогство и более того – к концу трапезы были произнесены очень даже многообещающие тосты в честь будущих супругов, а также в честь мирного союза Бретани и Франции. Хотя, определенно точно нужно сказать, что каждый выделял герцогиню на передний план, не говоря уже о том, что Бретань представлялась более суверенной и независимой, что вполне могло не обрадовать Людовика, который лишь подносил свой бокал, дабы ответить на произнесенный тост. Анне оставалось лишь наблюдать за мужчиной, тогда как мысленно она в который раз согласилась со своим последним решением – ее герцогству нужен свой наследник, поскольку Бретань не должна принадлежать французам. Последние слова принадлежали уже ее отцу, а тот их подобрал у своего … и кто знает, сколькими поколениями ранее были они сказаны впервые. Но, она была уверена в том, что не нарушит этих слов.
После ужина герцогиня простилась с Людовиком и направилась в свои покои, где и приготовилась ко сну. На ней была простая полотняная ночная рубашка, подол которой был вышит красивым мережным узором, как и ее горловина и рукава. Нечто подобное герцогиня приготовила и к их с Луи первой брачной ночи,  не первой уже для них, но первой в браке, так что Анна рассчитывала приятно удивить своего мужа красивым нарядом, в котором ее, согласно обычаю, подведут к ложу, куда потом и придет он. Когда одна из ее фрейлин закончила расчесывать ее волосы, герцогиня отпустила всех, оставшись ненадолго сам на сам со своими радостными и тревожными мыслями. Почему тревожными? Да хоть потому, что очень страшно потерять то, что уже практически держишь в руках.
Анна улыбнулась своему отражению в зеркале, прежде чем приклонить колени перед образом девы Марии, что находился в небольшом отделении покоев Ее Светлости, чтобы помолиться. Но молитва у нее не шла – женщина была рассеяна, не могла возбудить в себе благие чувства, тогда как ей хотелось уже пойти к Луи, которого слишком долго не видела. Так что, накинув на тонкую ночную рубашку теплый халат, герцогиня покинула свои покои несколько раньше, чем планировала, и достаточно быстро пришла к Людовику, что уже ждал ее.
Она не отказалась от предложения Людовика устроится напротив пылающего жаром камина, аккурат на оставленной там шкуре зверя, что была преподнесена в качестве особого подарка одним из ее преданных вассалов.
Анна улыбнулась королю и его словам, не прекращая наблюдать за ним: его жестами, мимикой и телодвижениями.
- Мои подданные прекрасно видят, как мы друг к другу относимся, так что сплетни тут совсем ни к чему – им нет дела до нас, если только мы гарантируем спокойствие и процветание Бретани, - ответила герцогиня, нисколько не скривив душей. – Бретонцы не такие болтливые, как французы, - хитро улыбнувшись, Анна решила пошутить, тем более надеялась этим же и польстить королю, что также был охоч к словесным баталиям, когда знал, что обязательно в них одержит победу.
- Я предположила, что разумно будет, если Бретань унаследует второй наш ребенок  – вне зависимости от пола. Женщины не редко правили Бретанью, поэтому я полагаю, что наша дочь будет достойной правительницей, тогда как ее муж сможет удовлетвориться лишь почетным статусом герцога. Хочу, чтобы в этом вопросе ты меня безоговорочно поддержал, потому что здесь я не буду искать компромиссов – Бретанью должны править наши потомки, но она должна оставаться лояльной к Франции герцогством, - приняв предложенный ей кубок вина, весьма обширно она поведала Людовику о своих намерениях и планах. И… пока что мужчина был со всем согласен. Только надолго ли?
Она отпила немного вина из своего кубка, который оставила на каменном полу, что быстро впитал в себя тепло, что щедро раздавал камин. Было жарко, так что миледи побоялась опьянеть от вина, так что потянулась за поздним виноградом, который лежал на подносе вместе с другими фруктами, которых зимой было не так уж и много во Франции или Бретани. Тем временем, Людовик придвинулся ближе к ней, не упустив возможности поцеловать ее щеку, определенно собираясь подразнить герцогиню. Женщина лишь прикрыла глаза, нисколько не противясь целомудренным поцелуям, как и тихому шепоту мужчины, щекотавшему ее воображение и побуждавшему приятные воспоминания.
- Я верю тебе, и знаю, что ты примчался ко мне, как только смог, - тихо прошептала Анна, не открывая глаз, пусть вскоре она услышит нечто далеко не самое приятное. Очередной Итальянский поход… - Я знала, что Борджия потребует чего-то дорогого, - едва ли не с горечью в голосе произнесла женщина, прежде чем Людовик коснулся ее губ в нежном поцелуе, после которого она оказалась еще ближе к нему – на его коленях.
- Конечно, ты мне нужен, Луи, - тихо прошептала Анна, в ответ на слова будущего супруга. Ловкий соблазнитель без особого труда заставил герцогиню пожалеть о своей благой просьбе, но Анна крепко держалась за свою не менее благую цель, когда он ее целовал и легко проводил рукой по ее плечам. Ей было жарко в теплом халате, который она надела поверх ночной рубашки из тонкого полотна, что слегка просвечивалось. Ей пришлось отстраниться от него, а еще немного отойти, чтобы снять с себя теплый халат, что обычно согревал ее в холодные зимние ночи, прежде чем предложила: - Может, помолимся на ночь?

Отредактировано Tony Danziger (2015-08-12 14:36:44)

+1

27

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Наблюдая за тем как герцогиня ловко упорхнула из его объятий, король лишь тихо вздохнул в очередной раз... просто не верилось, что Нэн сумеет сдержаться и не позволит приятной близости свершится нынче ночью? Отпив еще немного отменного вина из своего кубка, Луи наблюдал как его возлюбленная сняла свой теплый халат - и вместо жарких объятий, предложила ему помолится. Он послушно кивнул, решив, что придумает как ему быть по ходу действия, как было летом в часовне Этампа... в конце-концов, ему ведь уже удавалось взять столь желанную крепость после решительного штурма?
-Твой рыцарь всегда готов исполнить любое твое желание, -Луи улыбнулся, встав на колени рядом с Анной и пока что не делая попыток коснутся ее. Запретный плод как известно весьма сладок... а тот что уже успел добыть и затем потерял, приятен вдвойне. Король Франции решил немного выждать и сложив руки, подумал вовсе не о божьей милости и не о молитве...
Ему вспомнилось то самое счастливое бретонское лето, когда один знатный дамский угодник, вынужденный скрываться при дворе герцога Франциска, совершенно неожиданно пал к ногам юной девочки, хотя поначалу рассчитывал лишь на непринужденно-дружеский флирт с леди Анной. Но похоже, что именно в этот момент, роковая судьба или, быть может сам господь бог, решили все за герцога Орлеанского?


Тем утром, Луи решил сделать небольшой сюрприз для милой Нэн и собрать букет фиалок - или, точнее говоря оборвать аккуратную клумбу в уютном и милом садике, что располагался во внутреннем дворе замка. Вообще, подобных желаний за собой герцог не замечал уже давным-давно и для того чтобы добиться благосклонности той или иной понравившейся дамы, ему обычно не нужно было прикладывать титанических усилий.
Но так было с другими... а Анна совершенно особенная. Только ее объятия и очень осторожные, но тем не менее исполненные особой ласки и смысла поцелуи, заставляли отпетого бабника чувствовать себя по-настоящему счастливым. Прежде он предпочитал лишь брать то что ему хотелось, теперь же старался дарить всего себя без остатка. Герцог Франциск наблюдая развитие нежного чувства между своим гостем и единственной дочерью, решил не вмешиваться, прекрасно зная, что Анна не позволит своему пылкому ухажеру чего-либо постыдного. Что же до невинного флирта со стихами, букетами цветов и признаниями в любви - почему бы и нет? Совсем скоро Нэн придется выйти замуж за того кто будет удобен Бретани и будет лучше, если неопытная и наивная девочка уже сейчас поймет, чего ей следует ожидать от будущего законного супруга.
Итак, герцог Орлеанский основательно разорил клумбу, что являлась несомненной гордостью местного садовника и теперь старательно связывал короткие стебли фиалок тоненькой травинкой. При этом Его Светлость чертыхался самым неподобающим образом и не заметил как маленькая герцогиня появилась в саду и засмеялась, заметив чем занят ее верный поклонник. Он обернулся, выронив проклятые фиалки и улыбнувшись раскрыл ей объятия - подбежав, Анна крепко обняла его и отчаянно краснея, вернула чересчур жаркий поцелуй, а потом поинтересовалась для кого ее рыцарь собирал цветы в такую рань?
-Что за вопрос! -Валуа улыбнулся и не подумав отпускать свою желанную добычу. -В этом замке нет другой дамы, ради которой я готов буквально на все! Я люблю тебя и считал минуты до нашей встречи...
Улыбнувшись и снова покраснев, Анна обняла герцога на шею и осталась у него на руках, когда он уселся на мраморную скамеечку и протянул ей фиалки. Вдохнув тонкий и приятный аромат, герцогиня прижалась щекой к плечу герцога Орлеанского. Эта была весьма удобная позиция для очередного поцелуя, чем коварный соблазнитель и воспользовался.
То было лето надежд, которым не суждено было сбыться... однако, память будущего короля Франции, сохранила все что случилось тогда, до последней мелочи.
Счастливая и беззаботная пора, о которой Луи всегда вспоминал с особым трепетом. Он был по-настоящему любим и что самое главное - безумно любил сам. А это ли не самый бесценный дар в этой жизни?


Король Франции посмотрел на свою возлюбленную, что была очень занята своей молитвой - прикрыв глаза, наверняка просила у бога милости для родной Бретани и всех своих подданных. У Людовика мелькнула одна интересная мысль.... он помолится, как того и хотела Нэн, но по-своему.
-Благодарю тебя, господи, за то что ты всегда был добр ко мне... и послал самую прекрасную на свете женщину - единственную на свете, ради которой я писал дурацкие стихи, прочитав которые, мой отец наверное плакал бы навзрыд от разочарования. Она стала для меня всем на свете... сделай так, чтобы она сжалилась надо мной? Быть рядом, не имея возможности заключить ее в объятия, невыносимая пытка для меня...
Обернувшись к герцогине, Луи притянул ее ближе и мягко уложил на медвежью шкуру на полу, подарив очередной жадный поцелуй. Даже святые стены не остановили бы его в Этампе, что уж говорить о Нантском замке?
-Не мучай меня, Нэн... мне снова пришлось ждать слишком долго. Неужели какая-то жалкая неделя что-то решает для нас?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-13 23:34:09)

+1

28

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Обратиться к богу за помощью – это ли не лучшая идея для женщины, что пребывает за шаг от того, чтобы переступить ту невидимую черту, которую сама начертила вокруг себя этим вечером, желая своей маленькой жертвой выпросить у Всесильного жалости, доброты и детей, как ни странно, живых детей для них с Луи. Только такая высокая цель помогла ей отстраниться от мужчины, чье ласковые руки были так нежны, лаская ее – а ведь она прекрасно помнила, что могло быть, не отойди она. Однако, хитрый взгляд монаршей особы не обещает ей простой дороги навстречу их обету. Словно Лукавый, он не прекращает соблазнять ее взглядом, или же это попросту разыгралось воображение герцогини? В любом случае, мужчина не отказал Анне в ее маленькой просьбе, так что уже спустя несколько мгновений король и герцогиня стали на колени напротив образа святого Ива, того самого бретонского святого, день которого католическая церковь велит почитать 19 мая. На образе монах в судейской мантии держал правую руку на груди, тогда как левой удерживал увесистую книгу, глядя куда-то перед собой, или даже к небу?
Вряд ли бы кто-нибудь поверил своим глазам, если бы при случайным обстоятельствах, оказался свидетелем столь благочестивой и от части даже семейной сцены, когда двое, сложив перед собой руки для молитвы были готовы обратиться к богу, вместо того, чтобы предаваться любовным утехам. Да, мало кто бы поверил своим глазам, но миледи обрадовалась тому, что они с Луи могут так быстро и легко договориться, в частности тогда, когда оба знали, что хотел он противного. В прочем, они не договаривались даже – мужчина шел на явные уступки герцогине. Даже сейчас он неохотно, но подчинился желанию женщины, которую уже совсем скоро назовет своей по праву и тогда им более не придется выкраивать немного времени в ночи, чтобы побыть вдвоем. Все ночи будут с тех пор принадлежать им по праву, за исключением тех, которые отнимет поход на Италию.
Воспоминание о скором походе заставило герцогиню слегка протрезветь. Она судорожно вдохнула горячий воздух, что окружал их в комнате, прежде чем представила себе жизнь в королевском замке без Людовика. Невольно вспомнилось и те нерадостные мгновения, что были полны ожидания Карла – потеря очередного ребенка, свершившийся факт измен мужа и ощущения пренебрежения. Нет, женщина не тужила по мужу, как и полагали придворные дамы. Она была несчастна в королевском замке, что служил ей золотой клеткой, если не позолоченной комнатой для пыток. И главным катом был Карл? Нет, он не был таким уж плохим мужем. Просто, невозможно находиться рядом с тем, к кому не лежит сердце…
Анна задумалась. Она не молилась вообще, хотя ее глаза закрылись, а руки были сложены для молитвы. Осознание того факта, что Людовик намеренно уступал ей, обеспокоили ее – Лукавый шептал ей, что тот вероятней всего хотел лишь заманить в свои сети. Лукавый, или бретонская натура, что никогда не ждет ничего хорошего и доброго от французов. Но, нет. Женщина быстро избавилась от столь отрезвляющей мысли – знала, что она абсурдна, хотя не единожды кто-то попытается ее поставить преградой между любящими друг друга. Анна осторожно открыла глаза, внимательно посмотрев на образ святого Ива, что отрешенно смотрел куда-то в пространство, словно бы отказываясь слушать ее мысли или даже молитву.
Искала ли сейчас себе одобрения? Снисходительности со стороны святого?
Не решалась ответить себе.
Женщина прикрыла глаза, постаравшись сосредоточиться на главном – она собиралась помолиться, а не думать о чем-то, что не касалось блаженных мыслей, а мужчины, что также выглядел сосредоточенным на своей молитве, когда она слегка покосила свой взгляд на него. Сосредоточиться стало еще сложнее, когда король решил озвучить свою молитву. Это не было привычное аве мария – нет, то было нечто совершенно другое, вызвавшее замирание сердца и неприкрытое удивление.
Было ли возможно продолжать соблюдать благочестие, когда шли такие речи?
Тем более у Людовика более не хватало, по всей видимости, терпения – мужчина ловко притянул к себе Анну, которую достаточно быстро уложил на медвежью шкуру, оказавшись сверху. Людовик на этот раз был более настойчивым в своем соблазнении – его губы быстро нашли ее, отняв жадный поцелуй, не ответить на который герцогиня попросту не могла.
- Тебе никогда не говорили, что ты очень нетерпеливый? – тихо произнесла правительница Бретани, получив возможность говорить. – Ждать всего неделю, тогда как твой поход в Италию будет определенно дольше времени отнимать, - это не было упреком, скорее совершенно не годным сравнением, которое смогла подобрать герцогиня, прежде чем вновь ощутить вкус губ Людовика. Но, на этот раз королю более не приходилось просить, настаивать или предлагать еще что-нибудь… Крепость пала, сдалась сама на милость победителя, при этом в довольно скорое время, оказавшись сверху. – Когда-нибудь небеса нас покарают за то, что мы делаем, - тихо произнесла Анна, отрицательно покачав головой, прежде чем медленно опуститься на Луи и дать начало приятной для них обоих близости. Утром она скажет Людовику о том, что он соблазнил ее, но в итоге король лишь рассмеется, наблюдая за тем, как его будущая супруга и королева покидает его покои, чтобы привести себя в порядок и подобающе одеться. Тем более, когда их ожидало такое важное мероприятие, как подписание брачного соглашения. Только… все это будет только по утру, после продолжительной ночи…

0

29

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Поистине прекрасная неделя для короля и его будущей супруги, пролетела как один миг - и до чего же здорово было осознавать, что совсем скоро можно будет не скрывать своих отношений! Верные бретонцы наблюдая за своей госпожой и Людовиком, смирились с их романом после прозорливого замечания того самого советника, что знакомил бывшего герцога Орлеанского с главными условиями брачного контракта.
-Вам не кажется, что Ее Светлость слишком явно выказывает свои симпатии королю Франции? Ее прежний супруг, женившись и получив права на Бретань, тут же запретил леди Анне носить ее титул... что же будет теперь? -поинтересовался один из придворных, после очередного торжественного ужина, где приближенные дворяне имели честь составить компанию счастливой паре за столом. Старик-советник лишь вздохнул, услышав прозвучавший вопрос... надо ли объяснять молодому человеку все подробности давней истории герцогини Анны и ее верного рыцаря? Скорее всего нет, но ответить как подобает следовало, чтобы прекратить раз и навсегда возможные шепотки перед грядущей свадьбой.
-А вам не кажется, что влюбленный мужчина не способен отказать своей женщине даже в малейшей мелочи? -усмехнулся вельможа, по-отечески похлопав собеседника по плечу. -Вы еще молоды и не знаете жизни... поэтому просто задумайтесь над моими словами и не завидуйте чужому счастью. Его не так уж и много было у нашей госпожи до сегодняшнего дня..
После этого разговора, среди всех приближенных дворян двора герцогини Бретонской словно был заключен негласный договор о нерушимой поддержке любимой госпожи во всем. Никаких сплетен или пересудов и раз леди Анна полюбила француза... оставалось надеяться, что он будет более справедлив к старой доброй Бретани и не станет посягать на ее суверенитет?
Итак, тем праздничным январским днем, которому было суждено войти в историю, счастливая невеста была чудо как хороша в своем белом наряде. Главный собор Нанта совершенно точно не знал еще такого сполпотворения - еще бы, ведь королевская свадьба означает еще и раздачу различных милостей для простого народа. Нынче Бретань венчалась с Францией, чтобы раз и навсегда закончить все возможные войны и конфликты и жить в вечном мире. А разве не это самое главное для каждого человека? Иметь возможность спокойно прожить свой век и иметь уверенность в завтрашнем дне, благодаря заступничеству святых и добрым правителям.
Перед свадьбой Луи исполнил свое обещание и подарил любимой Нэн платье из шкурок горностая, сразу как только почетный эскорт нагнал своего нетерпеливого господина. Этот подарок был вдвойне символичен, иллюстрируя будущую коронацию ледии Анны и ее родовой герб, на котором был изображен горностай под королевской короной. Совсем скоро супругам предстояло вернутся во Францию для управления государством, однако никто не мог запретить им прежде устроить себе самый настоящий медовый месяц в Нанте.
Церемония в соборе прошла со всем блеском и пышностью, достойными как французского, так и бретонского двора. Поприветствовав своих верных подданных, король и его королева вернулись в Нантский замок, где все уже было готово к свадебному пиру. Наблюдая за довольными гостями, Луи мог уже без малейшего стеснения (хотя это определение точно не его случай), поцеловать руку своей теперь уже законной жене, которая нынче затмила всех придворных дам - и это без малейшего преувеличения.
-Мне кажется... еще немного и твои верные бретонцы смирятся с моим существованием, -улыбнулся Валуа, понизив голос и посмотрев на Анну. -Как в той старинной поговорке - "если любишь меня, то люби и моего пса". Быть может, мне стоит принять приглашение поохотится в хорошей компании? Кто-то из гостей советовал мне посетить свои охотничьи угодья возле Нанта и хвастался, что там вполне можно завалить матерого кабана. Как думаешь, любимая, стоит ли оказать графу... не помню как его имя - подобную честь?
Вообще, этот самый разговорчивый бретонский граф пригласил короля не только поохотится, но и заглянуть к нему в поместье, о котором ходила веселая слава (этакий дом развлечений) на все герцогство. Об этом Луи тактично умолчал, еще не решив, стоит ли вообще соглашаться на затею с охотой... хотя, это был бы хороший шанс завести с местной знатью более-менее хорошие отношения.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-14 19:11:38)

+1

30

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Для торжественного дня свадьбы герцогини и короля было все готово уже с самого утра восьмого января. То был на удивление солнечный день, от чего многие подданные герцогини восприняли этот день и эту свадьбу, как видимый хороший знак. Действительно, к чему было думать о плохом и не хорошем, когда французы вели себя подобающе на бретонской земле? Никто не держал оружие, лишь был готов защитить свою позицию и мнение в случае крайней необходимости. Уж это не укрылось от внимательного взора Анны, что внимательно наблюдала за гостями из Франции, прибывшими в качестве свиты Людовика двумя днями после его прибытия в Нантский замок,  а также за своими верными подданными, дабы у тех не появилось желание проявить ненужную в данный момент времени инициативу.
Все шло хорошо. Более того, все было просто превосходно. Леди Анна блистала в белоснежном платье и сияла улыбкой, приветствуя своих подданных, что выстроились вдоль того пути, которым бретонская невеста направлялась в собор для свадебной церемонии – там ее уже дожидался король, а также все высокородные графы, маркизы, бароны и прочие лорды со своими леди. Не многие из присутствующих помнили те две свадьбы, которые уже имели место быть в жизни их герцогини. А Анна помнила… Помнила, как растерянной девушкой направлялась к собору, чтобы стать супругой Габсбурга, который обещал быть ей защитником и помощником, но не смог защитить ее маленькую и гордую родину. Помнила, как несчастной от безысходности она снова проходила этот путь, не находя в себе сил и желания для улыбок, когда была вынуждена согласиться на брачный союз с Карлом.
Странная ли вещь, когда герцогиня находила красоту улыбок окружающих ее людей заразительной? Она улыбалась и тут же ей улыбались в ответ – эта связь сеньора и его вассала казалась женщине удивительной и даже поразительной. Возможно, ей следовало бы вспомнить слова своего отца на этот счет, но к своему сожалению, миледи пришлось констатировать тот факт, что ее память не могла сохранить мнение на этот счет Франциска. Увы, но была тогда еще слишком маленькой.
Никто не проводил герцогиню к алтарю. Она шла сама к Людовику – неторопливо медленно и ослепительно величественно, позволяя длинному белоснежному шлейфу платья следовать за ней, а собравшихся лордов любоваться собой, не смотря на слегка заметный дефект в ее походке. Это был очередной символизм, к которым Анна питала слабость – всем своим видом она давала понять ,что является самостоятельной и независимостью, а данная свадьба – есть ее выбором и согласием, ведь на предыдущих свадьбах она выделяла кого-то из своего круга советников для того, чтобы тот выполнил роль сопровождающего к алтарю.
Обряд прошел торжественно и пышно, как и полагается королевской свадьбе, не смотря на то, что пока еще Анна не могла пока еще носить титул королевы. Людовику был почетно предоставлен титул герцога, тогда как Анну ожидала коронация уже на территории Франции, ее несравненной столице, которую никто не мог лишить очередного королевского банкета. Ведь, если банкет будет устроен не в честь свадьбы короля, так просто обязан быть утроенным в честь коронации новой королевы. Но, пока новоиспеченных супругов ожидал далеко не скромный банкет в Нанте, на котором собралась едва ли не вся знать Бретани, не говоря уже о многочисленной свите Луи.
- Что же, я думаю, они прекрасно помнят о твоем давнем расположении к Бретани, мой дорогой, и надеются, что ты о нем не забудешь, - произнесла Анна, улыбнувшись теперь уже законному мужу, что мог позволить теперь себе значительно больше, сидя рядом с ней за столом. Ее теплая ладонь часто встречалась с ладонью Людовика, который уже по какой-то особенной привычке подносил ее тонкую руку к своим губам, заставляя ее подданных наблюдать за его особенным трофеем.
- Поохотиться? – переспросила герцогиня, удивленно приподняв брови вверх, прежде чем услышала более чем неоднозначный (по крайней мере, уж для нее так точно) ответ. – Интересно, кто же из моих графов решил пригласить тебя на охоту? Нет, конечно, я ничего не имею против, но … как-то, - было странно – подумалось женщине, пускай и не произнесла этого вслух. Она вообще решила не продолжать свою мысль, ведь уже близилось логичное завершение банкета, в котором их должны были сопроводить в покои, где супружескую пару ожидала первая совместная ночь в качестве мужа и жены. – Нет, поезжай, естественно. Особенно, если тебе уже успело наскучить общество жены, - ее слова не были произнесены с обидой или нотками злости, скорее наоборот были брошены очень беззаботно и обыденно, хотя ей определенно точно не понравилась подобная перспектива. И дело было не только в плохом предчувствии, что быстро окружило ее. Дело было еще и в скором приближении очередного итальянского похода, который отнимет у нее мужа не на день и не два.
Однако, веселая и беззаботная песнь началась, что свидетельствовала о том, что герцогине пришла пора подняться из-за стола и позволить уже замужним дамам ее двора провести в спальню, где Анна и должна была дожидаться мужа. Герцогиня не услышала ответа Людовика – не было у него возможности высказать свое мнение по этому поводу, поэтому у женщины оставалось много времени для того, чтобы подумать о том, каким бы мог быть его ответ. И направление ее мыслей не изменилось даже после того, как придворные дамы помогли ей снять ее белоснежное платье, а воспоминания о двух ее предыдущих свадьбах лишь казались каким-то блеклым воспоминанием на периферии ее сознания. Еще недавно, казалось, она была маленькой и напуганной девочкой, сиротой, когда посол Максимилиана почетно поставил ногу на кровать маленькой герцогини. Ничуть не старше и не умнее была Анна, когда ей пришлось разделить ложе с Карлом, но … теперь-то было все совсем иначе? И все равно тревога и смутные сомнения переполняли герцогиню.
Ее одели в ее самую лучшую ночную рубашку, которую она специально оставила для этой знаменательной ночи. Она устроилась в кровати, позволив своим плечам, слегка раскрепощено, опереться об изголовье кровати, пока дожидалась прихода Луи, а когда он пришел – наблюдала за тем, как ему помогали избавиться от одежды люди из его свиты. Этой ночью у них будут свидетели – избранные положенным порядком и традицией люди, что станут свидетелями того, что брак Людовика и Анны был консумирован, а после не мог быть оглашен, как несостоявшийся. Но, прежде чем им предоставят немного уединения, задернув шторки балдахина, следовало пройти еще одну обязательную процедуру - вознести вместе с подоспевшим архиепископом молитву богу и попросить его о благословении их брака детьми.

+1

31

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
-Мне не может наскучить твое общество, ты же знаешь, Нэн, -король улыбнулся, протянув руку за своим кубком и затем, отпив пару глотком прекраснейшего бургундского. -Я слишком долго ждал этого дня... а насчет охоты - просто решил тебе рассказать о приглашении того графа. Кстати, твой советник очень предусмотрительно предупредил меня, что у этого вельможи не самая лучшая репутация в здешних краях...
Луи не стал рассказывать любимой жене, в чем причины этой самой репутации его нового бретонского знакомого - однако, старик-советник, весьма деликатно и тактично рассказал и об этом, видимо надеясь удивить короля Франции. Валуа подумалось, что этот достойный во всех отношениях и конечно же преданный Анне человек, просто не слышал эпических рассказов о похождениях его нового господина в той же Италии, скажем? Однако, это совершенно точно было бы не лучшей темой для разговора на собственной свадьбе.
-...и кстати, если тебе не нравится эта затея, то ты вполне можешь запереть меня в своей спальне. Я буду только рад этому, -Людовик не мог не заметить нотки ревности, прозвучавшие в словах его обожаемой супруги, хотя она и постаралась изобразить этакий беззаботный тон голоса. Естественно, у счастливого новобрачного и в мыслях не было заставлять свою прекрасную королеву ревновать - тем более, для этого у нее не было абсолютно никаких причин. -Ну же, Нэн, улыбнись мне? Сегодня только наш день и никто его не омрачит.
Тем временем, время медленно, но верно двигалось к тому самому моменту, когда придворным надлежало проводить новоиспеченных супругов в спальню и засвидетельствовать, что законный брак был консумирован. По правде говоря, наличие совершенно лишних людей в спальне не особенно радовало Луи... как-то сразу вспомнилась собственная неудачная женитьба и исполнение супружеского долга под надзором и на потеху прежнего короля. Но слава богу, теперь Валуа был женат на любимой женщине, так что вполне мог заставить себя абстрагироваться от тех людей, что будут стоять за закрытыми занавесями и ждать пока все случится.
Он пришел в спальню своей законной супруги и послушно позволил сопровождающим из свиты переодеть себя ко сну и затем устроился на постели рядом с Анной. Прежде чем тяжелые бархатные занавески под балдахином были задернуты, нантский архиепископ прочитал молитву и благословил новобрачных, пожелав им благополучно зачать своего наследника. Луи был уверен, что добровольные наблюдатели в данный момент ловят каждый звук, что доносится до их ушей с высокого брачного ложа - но черт с ними, разве может истинный рыцарь разочаровать свою даму сердца в столь важную для них обоих ночь?
Вспомнив как еще несколько дней назад приходилось выдумывать самые разные хитрости, чтобы склонить герцогиню к близости, король не сдержавшись фыркнул от смеха. Теперь он был в своем законном праве и любимая жена не может отвергнуть, предложенные ей сейчас любовь и верность - кажется так называют исполнение супружеского долга высокородные придворные ханжи? Собственно говоря, медлить было незачем, иначе ненужные свидетели не уберутся из спальни до самого утра, так что Луи притянул к себе Анну, попутно принявшись развязывать ленточки на вороте ее ночной рубашки.
-Ты сердишься на меня из-за этой охоты? -опустив рубашку с плеч своей супруги, Людовик прошелся несколькими нетерпеливыми поцелуями по ее шее. -Забудь о ней... сейчас есть только ты и я. Поцелуй меня?
Человеку что собирался на полном серьезе овладеть своей возлюбленной в стенах святой церкви было нечего стесняться нескольких придворных за занавесками. Что уж тут поделать, если жизнь монарших особ в какой-то мере лишена банальной приватности ? Когда Нэн настанет время родить ребенка (Луи не сомневался, что это обязательно случится), ей так же придется делать это при свидетелях, дабы потом не было никаких сомнений в законности прав будущего наследника или наследницы.
Конечно же, Анна не противилась объятиям своего законного супруга, который кстати сказать совершенно позабыл о свидетелях этой брачной ночи и увлекся приятным процессом. После того как занавески отдернули и придворные удалились, пожелав королю и королеве спокойной ночи, Валуа не выдержал и рассмеялся.
-На их физиономиях была неприкрытая зависть, -едва отдышавшись после первого "раунда", Луи вновь обнял свою любимую бретонку. -Теперь уже никто не помешает нам постараться на благо Франции и Бретани. Иди ко мне?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-17 22:48:49)

+1

32

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Анна могла поклясться, что с тех самых пор, когда тяжелые занавески балдахина были задернуты, чтобы создать королю и его новой супруге иллюзию уединения, что в комнате воцарилась идеальная тишина, если не сказать больше – гробовая. Странные ассоциации нисколько не прибавили герцогине настроения, тем более, мысли ее были все еще заняты внезапным предложением охоты, от которого, ей казалось, не стоит ждать ничего хорошего. Но, уж ночь точно не создана для подобных размышлений, тем более Луи взялся развязывать ленты на ее ночной рубашке, которая сначала оголила одно плечо женщины, а после и полностью обнажила ее.
Кто-то из присутствующих в спальне прочистил горло кашлем, напомнив леди о том, что эта ночь была не из ряда тех, что принадлежали только им двоим, но так уж устроена жизнь монархов – есть та часть жизни, которую они обязаны обнажать перед посторонними людьми, делиться тем, чем обычные крестьяне никогда не делятся. Это была маленькая и даже не значительная жертва, которую принято платить в знак того, что эти люди положили на тебя определенные надежды – позволили управлять собой, иными словами. Память вновь подсунула давнее воспоминание, когда она совсем еще юная и далеко не такая храбрая, как сейчас, лежала одна под теплым одеялом в брачную ночь после свадьбы по договоренности. Она дрожала тогда от страха, боясь, что ее жертвы будет недостаточно и ее муж, которого она даже не видела, не сможет ее защитить и помочь, как было обещано с его стороны. В прочем, тот страшный, от части даже детский страх, быстро прогнал сон, заставив ее на мгновение забыть о нем. И не важно, что вскоре он материализовался в облике подступающей французской армии, тогда как на помощь ей никто не пришел из Востока. Но, теперь, спустя так много лет, тонкая нить страха вновь зацепилась за герцогиню. Однако, между тем и этим страхом была существенная разница – сейчас на совершенно не беспокоилась о своей любимой и родной Бретани, сейчас она боялась за своего Луи, который воспринял ее слова по-своему.
В Бретани не любят французов, пусть даже они лояльно относятся  к герцогству, ставшего поперек горла Франции – увы и ах, но никак проглотить ее не могла, к превеликой радости гордых бретонцев, которым были восстановлены их прежние права, что были утеряны на время упразднения ее канцелярии Карлом. Да, простолюдины радовались новому браку герцогини, что на этот раз не сулил им голод и смерть за ее защиту. Но, кто сказал, что знать, затевавшая заговор против Карла однажды, не попытается повторить всего снова, но уже против Людовика?
Слова Луи показались Анне слишком громкими, а поэтому щеки женщины укрыл густой румянец, который не сразу можно было заметить мужчине, что уже решил коснуться губами нежной кожи ее шеи. Королю определенно не было знакомо смущение, тогда как герцогиня надеялась, что все обойдется быстро и без лишнего шума – не говоря уже о том, чтобы перенести разговор на позже, когда они будут только вдвоем. Ее указательный палец коснулся губ мужчины, давая ему понять, что сейчас она не была расположена к разговорам. К тому же, неопределенный и едва слышный шепот не давал ей возможности забыть о том, что они были одни – их слушали, очень внимательно слушали. Но, не выполнить просьбу своего теперь законного мужа Анна не могла, да и не собиралась. Как бы она не старалась хмурить брови, ее желания и чувства относительно Людовика никуда не поделись. Тем более, Луи нисколько не терялся…
Когда первый стон сорвался с губ женщины против ее воли, она сразу же постаралась найти губы мужчины, чтобы в следующий раз сдержаться или подавить его, но … контролировать волны удовольствия, что накатывались на женщину каждый раз, было слишком сложно, если не сказать больше – невозможно. Так что, уже совсем скоро их зрители были забыты до той поры, пока им не пришло время покинуть герцогиню и короля наедине друг с другом, чтобы те могли отдохнуть и погрузиться в сон. Ну, или продолжить?
- Думаешь, они завидуют мне? – с тонкими нотками иронии в голосе, ответила женщина Людовику, прежде чем подняться из кровати и, набросив на себя тонкую накидку, вместе того, чтобы выполнить очередную его просьбу, подошла к столику, на котором предусмотрительно были оставлены поздние фрукты и вино, которого и желала жаждущая герцогиня.
- Я знаю, что ты не будешь рисковать нашим союзом, еще даже не покинув Бретань, но … меня определенно настораживает данное предложение, не говоря уже о том, что мы едва успели провести в браке всего да несколько часов, - отпив несколько глотков вина, произнесла герцогиня, решив донести до супруга ход своих мыслей, тем самым дав ему понять, что она беспокоится о нем, а не только опускается до банальной ревности, которая, по словам французских придворных дам, является уделом простолюдин.

+1

33

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Луи лишь улыбнулся, когда его королева ускользнула от объятий и сбежала из постели, решив утолить свою жажду. Он с удовольствием потянулся, поудобнее устроившись под мягким меховым покрывалом и наблюдая за женой - по крайней мере теперь ему совершенно точно не придется сбегать из ее спальни поутру или прятаться в гардеробе. К тому же вся ночь еще впереди?
-Они завидуют мне, любимая - ведь это я теперь женат на самой прекрасной на свете женщине, -ответил король, поудобнее подбив свою подушку. -И я не собираюсь рисковать нашим союзом... слишком долго нам пришлось ждать сегодняшнего дня, чтобы позволить чему-либо помешать нашей счастливой совместной жизни. Если ты против этой охоты, то я не приму приглашение...
Король Франции вовсе не собирался лишний раз расшаркиваться с подданными своей супруги - они уже не раз и не два, дали ему понять, что признают своим сюзереном только Анну, а не какого-то там француза. Однако, приглашение бретонского графа было весьма любезным, пусть даже и имело под собой некий подтекст, который не мог понравится королеве Франции... да и какой нормальной жене понравится, когда ее мужа открыто подбивают на адюльтер?
-...ты же знаешь, что я просто пытаюсь быть вежливым с твоими приближенными. Они до сих пор считают, что Франция мечтает наложить лапу на бедную Бретань и урезать ее в правах. Даже официально зачитанный на площади Нанта указ о том, что я согласен быть лишь герцогом-консортом похоже никого не убедил в искренности моих намерений.., -откинув покрывало и затем замотавшись в него, чтобы не одеваться лишний раз, Луи подошел к Анне и отпил пару глотков вина из ее кубка. -Твои верные бретонцы считают, что это какая-то политическая хитрость проклятых лягушатников...
Забрав кубок у любимой жены и угостивший виноградом из ее рук, король притянул к себе любимую Нэн. Политика политикой, но кажется кое-кто совершенно забыл о том, что нынче совершенно особенная ночь, когда следует оставить разговоры и заниматься куда более полезным и приятным делом.
-Поцелуй со вкусом превосходного бургундского, -улыбнулся Валуа, вновь с удовольствием коснувшись губ своей любимой. -Пожалуй я не буду повторять лишний раз свою просьбу, Ваше Величество и просто заберу тебя обратно в постель.
Не тратя зря времени, король Франции подхватил законную супругу на руки и понес обратно, к брачному ложу. До рассвета еще далеко и по счастью, нежелательные свидетели свершившегося брака давно уже убрались из покоев герцогини, так что счастливый муж мог себе позволить разделять и властвовать. Ну а обсудить все нюансы относительно приглашения на охоту и прочих дел, можно ведь и завтра?
На следующий день, почтив своим присутствием завтрак с верными бретонцами Нэн, Луи еле сдерживал смех, потому как его королева, как и он сам явно не выспалась и начинала откровенно клевать носом, когда приближенные советники начинали монотонно обсуждать какие-то неотложные вопросы. Королю не особо нравилось присутствие лишних людей в столовой и он, по правде говоря, предпочел бы поесть только лишь в компании жены, чтобы затем снова завалится в постель. Управление страной конечно же не терпит отлагательств, однако бывший герцог Орлеанский заслужил возможность немного отдохнуть и провести свой медовый месяц как полагается. Собственно... он видел единственно верный вариант этого самого времяпровождения - в постели со своей супругой, но куда уж там? Монарших особ не оставляли наедине с тех пор как спозаранку разбудили... и Луи просто не знал куда себя деть, потому как Анну завалили делами герцогства, какими-то прошениями, требующими немедленного рассмотрения и тому подобным.
Именно в этот самый момент, рядом и нарисовался тот самый граф, что предлагал королю веселую охоту и прочие, достойные аппетита французского монарха развлечения. Людовику было скучно, так что он решил, что загнать матерого кабана для ужина будет не такой уж и плохой идеей - так что приказав седлать коней, он решил-таки принять любезное приглашение.
-Но я поеду только поохотится в ваших угодьях, любезнейший, -предупредил своего провожатого Луи. -Боюсь, что у меня не будет возможности быть гостем в вашем имении - на хочу заставлять мою королеву ждать.
-Конечно, сир, как вам будет угодно, -довольно улыбнулся граф... и королю надо бы заметить эту торжествующую ухмылку?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-18 15:01:12)

+1

34

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Полагается, что ревность – удел простолюдинов. Тех, кому нечего терять и тех, кто живет лишь одним днем, полагаясь во всем на милость небес и бога, что прячется где-то в алтарях храмов и на небесах, куда в передышке между тяжелыми работами поднимают головы простые крестьяне и большинство жителей Бретани и той же Франции. Однако преданность и верность в браке – это тот редкостный камень, которого прежде не было в шкатулке герцогини, из которой она имела обыкновение раздавать подарки своим гостям. Первый муж оказался не способным защитить свою супругу, как обещал, но хотя бы хранил мнимую верность, даже не побывав в ее постели, тогда как о похождениях Карла слагали легенды. Что было правдой с того, что дошло до ушей Анны, а что нет, герцогиня никогда не была уверенной, она лишь делала вид, что ничего не видит и не знает. И это ей поначалу помогало. Она ведь была юна, не опытна и … была бретонкой, заложницей короля и его маленького плана по порабощению свободолюбивого герцогства. Но, теперь все было совсем иначе. Она была взрослее и замужем за любимым мужчиной, чувства к которому ей никогда не удавалось скрыть от посторонних глаз не только тем бретонским летом, но и во время их коротких встреч при дворе Карла, как и совсем недавно это было в Этампе и Нанте. Условие, поставленное перед супругом в брачном договоре, давало ей с высоко поднятой головой вернуться хотя бы в Бретань, в случае если случится то, чего бы ей ни за что на свете более не хотелось испытать.
Да, часть ее ревновала, пусть и не желала ощущать себя ревнивицей, рвущей на себе волосы, не зная, где и с кем коротает свое время ее супруг, или вести себя, как ревнивая крестьянка. И эта ревность точила зуб на графа, предложившего французскому королю охоту еще даже не дождавшись, пока останется позади их первая брачная ночь.
- Я знаю, что ты пытаешься наладить отношения с бретонскими аристократами, с которыми когда-то, насколько я помню, были весьма теплые отношения, - Анна позволила себе улыбнуться мужчине, что намеревался также покинуть пределы их брачного ложа, заматываясь в одну из простыней. – Но, пока не стоит надеяться на то, что они очень быстро вспомнят те дни, когда ты был всего лишь опальным герцогом. Для них ты в первую очередь король Франции, что вела в последнее время определенно антибретонскую политику – Карл упразднил канцелярию Бретани, если ты не помнишь, - добавила она, прежде чем Людовик сократил расстояние между ними и взял из ее рук кубок с вином, чтобы испить из него вина. – Думаешь, стоит их винить в том, что они не верят в твою добрую волю и согласие, удовлетвориться почетным титулом герцога-консорта  Бретани? Их осторожность должна была бы польстить тебе, - несколько понизив тон своего голоса, продолжила герцогиня, прежде чем угостить супруга виноградом, что поспешил оставить кубок с вином на стол, где он и находился прежде. Ну, а после состоялся весьма приятный поцелуй, после которого продолжать эту полемику у герцогини не было никакого желания.
- Мое Величество? Луи, мне кажется, ты забыл, что сегодня состоялась наша свадьба, а не коронация, - улыбнулась будущая королева, прежде чем оказаться на руках у Людовика, которому явно наскучили разговоры об охоте и политике, которая действительно никуда не денется, если они проведут куда более плодотворно ночь и позаботятся о своих наследниках.
Утро нового дня застало счастливых молодожен в спальне, когда пришла служанка, чтобы растопить в камине и поинтересоваться у миледи тем, желает ли она завтракать с лордами и мужем, как подобает правящей особе, или же провести завтрак в постели, как и полагается замужней леди. Однако женщина решила не изменять традиции, тем самым подчеркнув, что в первую очередь она правительница своей родины, поэтому поспешила высказаться в пользу общего завтрака со всеми лордами, почтившими их с Людовиком своим присутствием на их свадьбе. Тем более Луи не торопился высказывать каких-то своих собственных пожеланий, явно надеясь еще хоть немного поспать, пока не придет его паж, чтобы помочь монарху одеться.
- Думаю, я смогу себе позволить пребывать в постели во время завтрака, когда буду пребывать в счастливом ожидании, - ответила герцогиня, адресуя свои слова скорее себе и королю, что лишь потянулся под одеялом, прежде чем служанка оставила их вновь наедине. Им с Луи оставалось еще так много обсудить тем, относительно практичной стороны их брака.  Например, будет ли муж делить с женой постоянно постель или приходить к ней лишь для выполнения их супружеского долга, когда они переедут во Францию, в точности, как и время, когда состоится их путешествие на родину Людовика. Но, вместо того, чтобы их решать или начать разматывать этот моток вопросов, женщина еще ненадолго легла рядом с мужем, позволив своим глазам закрыться, а его рукам вновь нежно обвить ее за талию, прежде чем пришел его паж…
Анне казалось, что она едва пережила завтрак, прежде чем дела в полной силе навалились на нее, так что было и не разогнуться, образно говоря. Ей пришлось взяться за те дела, которые она отложила еще неделю назад, поскольку некоторые бароны уже требовали от нее решения, с которыми женщина, откровенно говоря, тянула, хотя бы потому, что ее мысли были заняты предстоящей свадьбой.
Когда в кабинет герцогини вошел законный муж, женщина даже не успела подняться из-за стола, чтобы поспешить ему навстречу – она немного устала, но полагала, что разберется поскорее со всеми делами, дабы уделить мужчине время, в котором тот нуждался. Более того, пребывающий на аудиенции Ее Светлости посол решительно поднялся из своего места, решив, что позволит супругам поговорить с глазу на глаз, тем более они с герцогиней практически закончили – Англия оставалась их союзником, по крайней мере, пока выглядело так.
- Извини, что наш первый день брака вышел таким… далеким от моих мечтаний, - несколько устало, произнесла женщина, улыбнувшись мужчине, что подошел к ней. – Но дел накопилось так много за последнюю неделю, которую я провела в облаках с тобой, мой милый, и в подготовке к нашей свадьбе, что даже не оторваться, - она хотела бы еще раз извиниться, но не стала. Знала, что мужчина ее прекрасно поймет. Не ему ли знать, как много порой бывает прошений, а также обязанностей у правителя, что хочет быть действительно хорошим правителем для своих подданных. Но, от Анны не укрылось странное выражение лица супруга, так что она лишь с интересом обратилась к нему: - Ты что-то хотел мне сказать?

0

35

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Кто-то может сказать, что Луи повел себя более чем беспечно, согласившись на приглашение по сути незнакомого человека, да еще и в стране, где откровенно говоря недолюбливали Францию. Война за бретонское наследство, которую вел еще отец Анны явно не будет скоро забыта, так же как и трагическая осада Ренна, которому пришлось заплатить немалую цену за второй брак маленькой герцогини. Сколько бы лет не прошло, бретонцы все равно с недоверием будут относится к проклятым лягушатникам, пусть даже Валуа письменно дал слово не посягать на суверенитет их гордой родины. Однако... решившись поехать на охоту, Людовик вовсе не думал о политике - какой же медовый месяц без веселых развлечений? И раз уж любимая супруга занята своими государственными делами, он найдет чем себя занять до того момента как она освободится, послав к чертям всю осторожность.
-Любимая, я тут подумал, что мне будет полезно проехаться по окрестностям и подышать свежим воздухом, -сообщил Анне Луи, едва она поднялась из-за своего рабочего стола. Английский посол тут же весьма тактично покинул кабинет королевы, поклонившись ее супругу и сообщив, что будет ожидать новой встречи для продолжения обсуждения всех насущных вопросов. -Если получится, то я постараюсь загнать того самого матерого вепря, о котором говорил мне граф... а ты как раз закончишь со своими делами. Я очень быстро вернусь и ты даже не успеешь соскучится.
Жизнь дворян практически любого государства была чертовски скучна, если бы не развлечения, такие как турниры, поездки в гости или же старая добрая охота. В своей буйной молодости Его Величество не упускал возможности принимать участие практически в любом увеселительном мероприятии, что ему предлагали - естественно, не последней причиной для этого была его неудачная женитьба. В данный момент, Валуа был всем доволен, но решил не упускать возможности , что называется, тряхнуть стариной и в очередной раз выйти победителем из противоборства с природой. Охотится на матерого с копьем или луком - развлечение для слабаков и лишь только тот человек может гордится собой, кто рискнет выйти на вепря только с одним ножом. Только добытой таким образом дичью можно по праву гордится...
Итак, после недолгих сборов, Луи уселся на своего любимого коня и в сопровождении небольшой свиты, выехал из города по направлению к охотничьим угодьям бретонского графа. День был поистине чудесный - морозный, но солнечный и кавалькада охотников очень быстро преодолела расстояние от Нанта до границы владений нового знакомого короля. И именно тут и произошла совершенно непредвиденная организатором охоты (читай - покушения) случайность, которая и спасла жизнь Людовика - а заговорщики усмотрели в этом руку провидения, что отвела беду от божьего помазанника.
Матерый вепрь выскочил на дорогу неожиданно, заставив всадников резко осадить испугавшихся лошадей и затем помчался прямо на короля Франции. Конь Луи не выдержав подобного зрелища, ринулся в лес, не разбирая дороги и в конце-концов, подрезанная подпруга седла Его Величества не выдержала и лопнула... после чего король Франции самым эпичным образом шлепнулся в глубокий сугроб, который и спас ему жизнь. Вепрь пронесся мимо, а Людовик несколько минут не мог пошевелится, чувствуя острую боль в правом боку, ведь падение даром не прошло и у него были основательно помяты ребра.
Ни разу в жизни меня не сбросил не один конь.., -подумалось королю, когда он кое-как вылез из сугроба. -Здесь явно что-то не так... и надо поскорее вернутся на дорогу.
Он похромал по направлению к нантскому тракту, как вдруг увидел перед собой того самого рыцаря, что в Этампе стал свидетелем жаркого поцелуя и потом пытался защитить честь своей госпожи. Увидев Луи, сэр Ален тут же поклонился и подвел ему своего коня.
-Благодарение небесам, Ваше Величество - вы живы! Простите меня... я слишком поздно узнал о заговоре...
-О чем это вы? -поинтересовался Валуа, с трудом забравшись в седло.
-Я услышал, что граф собирается вас убить на охоте, выдав все за несчастный случай, -ответил молодой рыцарь. -Сообщил Ее Светлости и мы мчались следом за вами так быстро, как только могли... и, слава богу, не опоздали.
-Нэн здесь? -удивленно воскликнул король, поморщившись от резкой боли в боку. -Ладно... едем скорее. Кажется, мне нужна срочная помощь...
-Герцогиня приказала арестовать всех заговорщиков, -сообщил бретонец и подъехав ближе, забрав поводья лошади короля. -Позвольте я помогу? Так будет куда быстрее.
Луи пришлось позволить рыцарю вывести лошадь на тракт и с помощью сэра Алена  держась за раненый бок, именно таким образом подъехать к любимой супруге, которая действительно подоспела вовремя. Как оказалось граф послал своих людей в лес, следом за королем, но вовсе не из праздного беспокойства, а чтобы убедится что добился своей цели.
Посмотрев на Анну, ее непутевый муж лишь вздохнул. Принято считать, что чаще следует слушать женщину, но делать все совершенно наоборот - однако в случае сегодняшней охоты, стоило признать, что королева (а для Луи его жена уже была королевой, пусть еще и без коронации) была совершенно права, а кое-кто поторопился развлечь себя любимого.
-Прости меня, Нэн... мне следовало послушаться тебя. Похоже что беспечность могла стоить мне жизни - а тот матерый, которого я так хотел убить, спутал все планы моим несостоявшимся убийцам. Вернемся в Нант?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-19 21:29:17)

+1

36

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Можно уступить своим врагам заведомо, даже не подозревая об этом…
Можно принимать во внимание все факторы, но слепо довериться случаю…
Можно даже не знать, что друг – враг, первый враг, которому суждено стать свидетельством справедливости…
А можно просто плыть по течению вперед, глядя туда, куда занесет судьба.

Когда Луи сказал о том, что отправится на охоту, она прекрасно понимала, что предложение графа Ансени, озвученное так дружелюбно, но все равно так бестактно (по мнению герцогини) накануне вечером, было слишком соблазнительным для ее любимого и столь не любившего скучать без дела супруга. Конечно, в первый же день после свадьбы Анне следовало уделить куда больше внимания мужу – да, она прекрасно понимала, но и супруг понимал ее преданность своему государству, в котором ей не суждено провести много времени. Скоро закончится зима и им придется отправиться во Францию, откуда герцогиня и будет править своим герцогством и народом, так что … следовало как можно скорее закончить те дела, что требовали ее непосредственного внимания и участия. В точности, как и встреча с английским и испанским послами, последний ждал аудиенции с Ее Светлостью, к которой женщина еще хотела приготовиться – провести кое-какие переговоры со своими советниками, относительно того, каких новостей стоит ожидать от испанцев и узнать, стоит ли ждать посла из Востока, из страны, королевой которой она могла являться.
Женщина тихо вздохнула, подойдя ближе к Людовику, когда они остались одни – английский посол, к счастью новоиспеченных супругов, вежливо поклонился и оставил их наедине, так что миледи не могла не воспользоваться этим и позволить себе маленькую женскую слабость. Она подошла совсем близко, позволив себе обнять короля, а после и подарить ему нежный поцелуй, который должен был остаться на его губах до тех пор, пока они вновь не встретятся – здесь, стенах ее родного замка, в котором и прошло то памятное лето, что осело на дне их сердец приятными воспоминаниями, которые терзали душу во время длинных ночей на протяжении не одного года.
- Прежде чем ты понесешься за своим кабаном, пообещай мне, что будешь очень осторожным, - нежно прошептала Анна, сожалея в сердцах о том, что не может отказаться от долга перед страной, которую отец постарался вырывать из лап конкурирующей ветки наследников герцогства. – Я бы хотела сказать, что не успею соскучиться, но это будет совершенно не так – даже занимаясь делами, все мои мыли о тебе, мой дорогой, - добавила женщина, прежде чем они с Луи простились, как годится.
Конечно, мужчина обещал ей быть осторожным. А еще он обещал быстро вернуться, поэтому нисколько не волнуясь Анна проводила супруга к двери из кабинета, после чего погрузилась вновь в дела. Однако, спокойствие было ее совершенно внезапно нарушено, когда посреди совещания герцогини с ее ближайшими советниками, дверь в кабинет герцогини была беспардонно распахнута, а к столу сразу же поспешил верный рыцарь бретонской герцогини, что однажды был возмутителем ее спокойствия, пока они пребывали в Этампе.
- Сэр Ален, что-то случилось? – осторожно поинтересовалась Анна у своего верного вассала, готовая уже думать, что угодно. Но, прежде чем мысленно герцогиня дошла до нужных выводов о причине такого внезапного вторжения рыцаря, тот решительно поведал герцогине о том, что собственно случилось буквально в шаге от нее. За ее спиной обнаружилось змеиное гнездо, что соткало тонкую и не хитрую паутину заговора – третьего брака за французским королем герцогине ведь не предписывал брачный уговор…
- Велите седлать моего коня – мы не можем медлить, когда жизнь моего мужа находится в опасности. Остальное я обязательно выслушаю в дороге, - решительно произнесла Анна, поднявшись из-за своего стола. – С вами, милорды, мы закончим совещание, боюсь только завтра, - добавила она, прежде чем покинуть свой рабочий кабинет, едва ли не бегом, наплевав на все привитые с раннего детства манеры, понестись в свою комнату, чтобы переодеться в более теплое платье, а после отправиться по следам предателей.
Нет, миледи вовсе не думала о том, как ей следует поступить с графом Ансени. Ее мысли были направлены лишь в сторону Луи – боялась обезуметь от горя, если вдруг узнает, что по такой глупости, как охота, потеряла свое едва обретенное счастье.
Она гнала быстро свою лошадь, не боясь упасть с нее, как и не тревожилась за свой внешний вид – ничего не было более важным для нее, нежели увидеть Людовика живым и здоровым. В эскорте герцогини помимо лорда Алена находилась также пара рыцарей из ее личной гвардии – всего два десятка человек, которых Анна надеялась будет достаточно для того, чтобы задержать предателей, понимая, что их численность на охоте не должна превышать ее сопровождение. К тому же, граф не мог не подчиниться герцогине, своему сюзерену, свадьбу которого еще вчера вечером почтил своим присутствием.
- Граф Ансени, - обратилась к предателю Анна, высокомерно посмотрев на мужчину, что лишь удивленно посмотрел на герцогиню своими маленькими карими глазами, - вы задержаны за преступление, которое совершили против Бретани и вашей герцогини, - продолжила она, кивнув рыцарям задержать лорда, что попытался лишь подбежать к своей лошади и, видимо, скрыться от рук справедливости. – Где Людовик? – спросила она, не спускаясь со своего коня, когда предателя подвели к ней ближе, так что она могла увидеть смешанные чувства графа – его ярость от неудавшегося, по всей видимости, покушения на короля, его сожаление о преступлении и страх наказания, что неизменно наступит.
- Его конь понес в лес… - ответил граф Ансени, в который раз заслужив неодобрение герцогини.
- Для вас Луи – Его Величество, король Франции, а также Его Светлость - герцог-консорт Бретонский, так что впредь – не забывайтесь, - строго произнесла Анна, прежде чем отдать распоряжения о поисках ее мужа в лесу, а также поимку тех мужчин, что также присутствовали на охоте и очевидно поддерживали Ансени, чтобы допросить их и задержать.
Все длилось не так уж и долго – уже спустя несколько минут, не желавшие прощаться с жизнью быстро поведали герцогиню свои версии и теории, в правдивости которых ей еще предстоит разобраться, тогда как интересовало ее сейчас лишь одно – жив ли ее Луи. Сердце перестало истекать кровью, когда мужчина появился из леса, восседая на коне лорда Алена, который и нашел его. И нужно сказать, что в этот самый момент Анна испытала едва ли не самое большое счастье – с ним, наверное, могло сравниться только известие о рождении ребенка.
Она облегченно улыбнулась французу, что был явно недоволен прервавшейся охотой. И, пожалуй, был не так уж и рад свалиться с лошади в сугроб – так, как его конь плелся сзади, ведомый вассалом. Но, чтобы то ни было, Анна была рада, что муж ее цел и не вредим.
Сир Ален быстро показал герцогине доказательства того, что было подстроено заговорщиками, но леди лишь украдкой посмотрела на них, тогда как ее вниманием владел всецело Людовик, которому женщина так и норовила ему сказать – я же говорила. Но, вместо этих слов она лишь устало улыбнулась супругу: - Вижу, ты заботишься о данном мне слове и решил найти себе мягкое приземление, - произнося эти слова, женщина, не слезая с лошади подъехала к королю, чтобы стряхнуть, дотянувшись рукой к мужчине, снег из его плеч. – Самое главное, что ты цел, - добавила она, прежде чем они взяли путь обратно на Нант. Но, не доезжая до замка, герцогиня остановила своего коня и, пользуясь тем, что ее люди сопровождают преступников в замок, а они с Луи заметно от них оторвались, остановила своего коня в лесу неподалеку. Оттуда уже проглядывалась дорога на Нант, так что оставалось лишь рукой подать и сделать финальный рывок, чтобы добраться туда, но … в замке вновь ждало так много забот, что женщина не собиралась более держаться в стороне. Она дождалась пока король также слезет с коня, последовав ее примеру, после чего подойдет обеспокоенно к ней ближе и заключит в свои объятия, в которых она могла бы утонуть, но даже не могла представить себе возможности лишиться оных.
- Я не представляю, что бы делала, если бы их план удался, дорогой, - тихо произнесла Анна. - Только что я пережила худшие часы в своей жизни, ведь даже не знала, успею ли я… жив ли ты… 

Отредактировано Tony Danziger (2015-08-18 23:52:51)

+1

37

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
Вечер после неудачной охоты королю пришлось провести за лечением всех травм, что были им получены, когда перепуганный конь сбросил его в сугроб. По счастью, личный лекарь герцогини Бретонской был истинным мастером своего дела, быстро разобравшись что к чему и наложив тугую повязку на сломанные ребра французского монарха. По правде говоря, Луи чувствовал себя чертовски глупо, ведь он фактически попался в лапы заговорщиков как последний дурак... и только благодаря Нэн и тому рыцарю, что так рьяно был готов защищать ее честь, остался в живых.
Пожалуй... из проишествия в охотничьих угодьях следует уяснить для себя весьма невеселый урок: бретонцы продолжают воспринимать нового короля Франции как возможного агрессора по отношению к их гордой родине. И прикажи он объявить во всеуслышание еще добрую сотню указов, в которых будет подтверждаться, что суверенитет Бретани останется нетронутым, ничего не изменится. Людовик более не герцог Орлеанский, которого когда-то радушно принимали в здешних краях - получив корону своего предшественника, он автоматически сделался врагом для местной знати.
И теперь ему, пожалуй, придется отказаться от любимой охоты, во избежание каких-либо проишествий?
-Ваше Величество, я советую вам около недели провести в постели и не вставать. Нужен отдых и покой, для того чтобы все ваши переломы зажили, -объявил лекарь, после того как была завершена перевязка и король отвлекся от своих невеселых раздумий. -Я загляну к вам завтра поутру, чтобы поменять повязку.
-Проваляться целую неделю?? Воистину вот справедливое наказание за мою беспечность.., -вздохнул Луи, посмотрев на любимую Нэн. -Я же с ума сойду от безделья... разве только придется приказать моему секретарю приносить все важные бумаги прямо в нашу спальню?
-Если вы будете соблюдать все мои предписания, то и сами не заметите как выздоровеете, Ваше Величество, -прежде чем удалится, лекарь поклонился монаршей чете. Валуа лишь покачал головой, наблюдая как слуги принялись сервировать стол для ужина - по счастью, сегодня можно было поужинать только лишь вдвоем с Анной, а не со всем цветом бретонского дворянства.
-Ну хоть какая-то польза от моего сегодняшнего приключения есть, -улыбнулся Людовик, подойдя к законной супруге и держась при этом за больной бок. -Знаешь, Нэн, у меня тоже есть вариант относительно моего лечения - мы вместе проведем эту неделю, не вылезая из постели, как тебе? В конце-концов, наш медовый месяц еще в самом разгаре...
Конечно же, Луи прекрасно понимал, что Анна не сможет себе позволить ничего подобного - да и ее верные советники не оставят ее в покое, пока она не займется делами герцогства. Однако, даже помечтать о такой проделке было чертовски приятно, с какой стороны не взгляни?
После вкусного ужина, король как всегда устроился рядом с Нэн на коленях, чтобы помолится... хотя по правде говоря, его неутомимая и деятельная душа требовала совершенно иного времяпровождения. И даже сломанные ребра не могли заставить Луи отказаться от удовольствия в очередной раз обнять свою чудесную маленькую бретонку, так что еще до того как Ее Светлость закончила молитву, едва не осталась совершенно обнаженной. Пылкий француз принялся развязывать тесемки на ее красивой и очень скромной ночной рубашке тонкого льна, не забывая жадно целовать будущую королеву в шею. Поначалу Анна еще пыталась как-то урезонить непутевого супруга, напомнив ему о полученных травмах, но потом сдалась - переупрямить бывшего герцога Орлеанского было не так-то просто.
-Я ведь уже говорил тебе, что не откажусь ни за что на свете от возможности быть с тобой, -хитро улыбнулся король, позволив своей возлюбленной "вести", устроившись сверху. -Просто не могу дождаться, когда ты вновь сообщишь мне радостную новость, Нэн...
На следующий день, Людовику тоже пришлось занять себя государственными делами, устроившись с бумагами прямо в спальне. После повторной перевязки, его сломанные ребра все еще ныли, но уже не так сильно и к тому же превосходное бургундское было отличной панацеей от боли. Проект грядущей во Франции судебной реформы в конце-концов эпично сморил короля, так что он уснул, накрывшись пергаментными свитками.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-20 22:47:39)

+1

38

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
В стаде всегда найдется паршивая отца так же, как и найдется своя туча для солнечного дня и Анне было нечего делать, лишь мириться с тем положением вещей, которое окружало герцогиню. В действительности бретонская правительница не хотела начинать свое управление герцогством с казни, которая была единственным решением, возникнувшей проблемы, но прекрасно понимала, что следует справедливо и согласно законам Бретани, осудить преступника, покусившегося на жизнь короля Франции, верными вассалами которого предки герцогини еще много лет тому назад, во время длительной борьбы за влияние и власть между двумя Жанами, были. Новых восстаний в Бретани не должно возникнуть – решила Анна, на обратной дороге в Нант, после того как они с Луи сделали небольшую передышку в ближайшем лесу у замка. Конечно, последствия падения короля с лошади в сугроб оставили свой неприятный след, а потому герцогиня срочно вызвала к себе своего лекаря, которому и был поручен столь важный пациент.
К счастью Анны, Людовику ничего не грозило по словам врача, что незамедлительно стал ухаживать за своим пациентом, не забыв указать ему на внезапную удачу – обычно падение из лошади заканчивается менее положительно. Он успел напомнить герцогине, что находилась также в покоях, где и состоялся осмотр пострадавшего мужчины, а также перевязка, восседая на одном из стульев о том, что ее батенька также погиб столь трагической смертью – упал с лошади. К счастью, доктор вовремя закончил вспоминать те несчастные случаи, что закончились горько для многих знатных аристократов, прервавшись на своего высокородного пациента, которому следовало узнать несколько ценных рекомендаций. А ведь Анна прекрасно знала, о ком еще мог вспомнить лекарь – не самым ли ярким примером для женщины могла стать Мария Бургундская, которую сбросил конь во время охоты на бревно? После этой вести, что потрясла многие знатные дома Франции и Бретани в частности, было принято отказаться леди от охоты, как и от езды верхом…
Женщина поднялась со своего стула, на котором восседала на протяжении всего времени, что лекарь пребывал в покоях и заботился о ее муже. Она поспешила отблагодарить его лично, поскольку расценивала эту помощь личной, так что вложила старику в ладонь один из своих драгоценных камней, улыбнувшись так, словно бы вручила лишь одну серебряную монету ему.
- Моей благодарности нет пределов, - произнесла она, вкладывая в каждое слово те переживания и волнения, которые еще недавно терзали ее душу изнутри. Естественно, старый лекарь лишь отрицательно помотал головой из скромности, и все же, по настоянию Ее Светлости, принял ее скромный подарок.
Тем временем слуги начали все необходимые приготовления к ужину, который разделят между собой новоиспеченные супруги, мысли которых, вероятней всего, должны были витать слишком далеко от окружавшей их будничности. Однако ничто не сможет омрачить время, которое они могут разделить между собой – уж слишком много уже было утеряно времени, нечего было продолжать в том же духе.
- Твой оптимизм меня воодушевляет, но я бы предпочла все же, тебя целого и абсолютно невредимого, - покачала головой в ответ августейшему супругу. – Ты знаешь о моем желании, подарить тебе наследника, но … я не могу отложить пока дела, ведь скоро нам придется покинуть Нант, - осторожно и довольно тихо произнесла женщина, прежде чем они с Луи заняли свои места за небольшим круглым столиком, который располагался аккурат у окна, за которым начался самый обычный ливень.
Естественно, тем вечером внимание Анны всецело принадлежало Людовику, так что сразу после ужина, герцогиня переоделась в весьма скромную одежду, чтобы разделить с супругом ложе, но явно не представляя о намерениях любимого и желанного. Они возносили богу благодарственные молитвы за прожитый день, когда Анна ощутило теплую ладонь короля там, где ее в общем-то и не должно было быть… Леди приняла решение, сделать вид, что не заметила подобного, не представляя того, что ее благоверный будет рад не только пощекотать свое воображение, но и окунуться в любовный омут.
- Мне кажется, я не ослышалась, когда доктор сказал, что тебе нужен постельный режим, - тихо попыталась возразить королю Анна, на что лишь получила более не двухзначные действия к своей персоне, в результате которых пылкая натура герцогини очень быстро заставила ее взять лидирующую роль сверху. – Для этой новости нам определенно нужно потрудиться, - прерывисто дыша, ответила герцогиня, прикрыв глаза от удовольствия, что должно было ее уже целиком наполнить…
Да, процесс заботы о престолонаследниках был определенно приятным для обоих участников, так что подобные заботы имели место быть так часто, как только могли себе позволить законные муж и жена. Так что уже спустя месяц Анне было действительно что сообщить Людовику.
- Луи? – в конце очередного прохладного февральского дня, Анна обратилась к супругу, улыбнувшись ему. Можно было позволить мужчине догадаться самому, но удержаться от столь приятного известия, о котором любая жена желала бы порадовать супруга, ей было просто невозможно: - Есть все признаки того, что мы находимся в счастливом ожидании наследника…

+1

39

[NIC]Louis Valois[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i617/1508/73/52d22bad7bed.png[/AVA]
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/fb/Loire_Cher_Blois1_tango7174.jpg
Резиденция герцогов Орлеанских в Блуа,
примерно неделю спустя...

Луи всегда любил свой родовой замок - он был красив, всегда навевал только хорошие воспоминания и подходил на роль главной королевской резиденции куда больше чем злосчастный Амбуаз. После счастливой и долгожданной новости, король решил отвезти любимую супругу в Блуа, где можно было окружить ее заботой и любовью в полной мере и не опасаться нового заговора. Сломанные ребра Его Величества уже успели зажить, но порой напоминали в сырую погоду, что следует быть осмотрительнее и конечно же слушать жену - ведь если бы Валуа внял ее предостережениям, то плану заговорщиков не суждено было свершится (даже отчасти). Незадолго перед отъездом в Нантском замке свершился справедливый суд над графом Ансени, который своей вины не отрицал, но при этом так и не открыл имена возможных участников заговора. По закону, злоумышлявший на жизнь короля, должен был быть публично четвертован на городской площади Нанта в назидание остальным, однако Луи попросил Анну проявить милость к человеку, что долгое время был верным соратником ее покойного отца. К тому же, незачем было делать графа этаким мучеником за родную Бретань в глазах его сторонников - так что казнь состоялась на территории тюрьмы и страшный приговор был заменен на более "мягкий": отсечение головы. У Ансени не было возможности выдавать горожанам пафосные речи, потому как свидетелями экзекуции были лишь солдаты королевской гвардии, комендант тюрьмы, приглашенный священник и палач. Можно было бы наказать преступника, заставив его мучится дольше и вызвав неопытного палача, что нередко практиковалось в те годы, но король Франции и его будущая королева проявили христианское милосердие, пригласив истинного мастера своего дела.
Правосудие свершилось и у бретонской знати не было оснований полагать, что суд был неправым, ведь француз не вмешивался в его ход, хотя и был по сути дела, более чем заинтересованным лицом. Изменение приговора графу Ансени, уже после его оглашения, дало дворянским кругам отличный повод обсудить действия монаршей четы - большинство тайно сочувствовало главному заговорщику и прославляло доброту герцогини Бретонской, за то что она не позволила Ансени умереть позорной смертью. Что же до короля, то он постарался забыть неприятный эпизод в Бретани и был очень счастлив вернутся в родной Блуа, где все уже было готово к приезду монарших особ.
Итак, королевский кортеж без каких-либо сложностей добрался до новой королевской резиденции, где вскоре должен был собраться весь двор Людовика XII. Помня о том, что произошло в Этампе, Луи решил максимально оградить свою маленькую бретонку от каких-либо волнений, так что отменил праздник, который полагалось устроить для французских придворных по случаю своего бракосочетания, решив что это еще успеется. Когда малыш благополучно появится на свет и настанет момент закатить пир горой, а так же устроить очередной турнир... но до этого, следует ждать и молится, чтобы с ребенком все было благополучно.
-Я вызвал вас по очень серьезному делу. Присаживайтесь, -произнес Луи, когда не следующий после приезда из Нанта день, в рабочий кабинет его покойного отца пришел тот самый пожилой советник, что везде сопровождал свою госпожу. -Мне нужно обсудить с вами кое-что весьма важное... и я прошу вас, чтобы наш разговор не вышел за пределы этой комнаты.
-Разумеется, Ваше Величество, -кивнул бретонец, усевшись в кресло, перед столом короля. -Я очень внимательно слушаю вас.
-Очень скоро народу Франции будет объявлено о скором рождении наследника... вы человек умный и прекрасно помните, что случилось в Этампе, -начал Валуа. -Поэтому, я хотел бы оградить мою жену от каких-либо волнений - с вашей помощью, естественно.
-Мне кажется, что я начинаю понимать, к чему вы клоните, сир... вам бы хотелось, чтобы Ее Светлость на время оставила управление делами Бретани?
-И да и нет... я знаю, что Нэн не оставит заботы о процветании ее любимой родины. Однако, мне очень важно ее здоровье, поэтому я создам вокруг моей супруги максимальный комфорт, -продолжил Луи, после небольшой паузы. -Я бывал в Амбуазе перед итальянской кампанией и прекрасно видел, какой нервной была обстановка... так что трагические смерти детей Карла всецело на его совести. В общем, я бы хотел чтобы вы как и прежде приносили Анне все дела, требующие ее немедленного участия - но при этом, все что может ее как-то расстроить, должно обсуждаться со мной в первую очередь. Это ведь совсем не трудно для вас?
-Хорошо, Ваше Величество. Я исполню все в точности, -поклонился пожилой советник. -Надеюсь, что господь подарит вам и Ее Светлости здорового ребенка. Вся Бретань будет смиренно молится об этом день и ночь.
Благодарно кивнув советнику и закончив с разбором важных бумаг, король направился в покои герцогини, где и узнал от ее верных фрейлин, что госпожа пожелала помолится одна в домовой часовне замка. Последовав туда и найдя Анну на коленях возле алтаря, Луи присоединился к ней и видя серьезное выражение лица жены, не удержался от соблазна поцеловать ее, но герцогина аккуратно отстранилась.
-Что-то случилось, Нэн? -удивленно поинтересовался король Франции, посмотрев на любимую супругу. После жарких объятий сегодняшней ночи было даже как-то странно отказаться от удовольствия вновь коснутся любимых губ.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-08-22 01:53:54)

+1

40

[NIC]Anne de Bretagne[/NIC]
[STA]Hermine[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7051131.png[/AVA]
Время – неугомонно. Оно, кажется, никогда не было герцогине Анне другом, поскольку имело обыкновение всегда идти наперекор женщине. То оно неумолимо убегало, как сейчас, то его дни тянулись бесконечной паутиной, один за другим. Конечно, герцогиня прекрасно знала, что рано или поздно, но наступит тот день, когда ей придется покинуть Нант, чтобы отправиться вместе с мужем во Францию. К этому дню у Анны было практически все готово – сундуки с вещами собраны, ценные книги и картины также были упакованы, а дела герцогства решались день за днем, пока однажды не получили отсрочку ровно до тех пор, пока миледи не пришлось сменить резиденцию. Но, прежде чем уехать из родного замка, миледи оставила Нанту прощальный взгляд из верхнего холма, из которого можно было увидеть шпили башен замка, а также его ров перед воротами. Ей будет не хватать этой крепости. Но, как и у каждой женщины, следовавшей за своим мужем, у герцогини и будущей королевы не было иных вариантов.
Дорога из Нанта в Блуа, где Луи устроил свою резиденцию, заняла у королевской четы сравнительно немного времени. Погода, нужно сказать, не замедляла и без того не простого пути, поскольку из-за щекотливого положения герцогини, королевскому кортежу приходилось часто останавливаться или задерживаться на тех отрезках дороги, на которых обычно не задерживались пышные кортежи аристократов. Обычно Анна предпочитала путешествовать верхом на лошади – так ей предоставлялся прекраснейший обзор, не говоря уже о том, что оторваться хоть не на много от своей свиты, было ей более интересно, нежели поездка в повозке. Однако на этот раз герцогиня сама пожелала ехать в карете с максимальным комфортом, заботясь безопасности своей и будущего ребенка, что давал о себе знать, лишь едва ощутимой тошнотой по утрам и некоторым капризам к еде, к которым было легко привыкнуть уже спустя несколько недель.
Они сделали всего две остановки в пути, остановившись на ночь у верных вассалов короля, которые с неподдельной радостью предоставили свои скромные обители в расположение Его Величества короля, а также его супруги, чтобы те с комфортом могли передохнуть с дороги. Им грозило, пожалуй, куда более затяжное путешествие, в случае если бы Луи согласился на очередную охоту, но на этот раз уже в компании французских аристократов. Однако, ребра короля напоминали ему о не самой его удачной охоте, так что они продолжили путь. Их дорога проходила вдоль реки Луар, неподалеку от которой и находился замок Амбуаз – тот самый замок, где Карла настигла не самая веселая участь, а его супруга вместе со своей родиной получила в некотором роде настоящее, дарованное небесами, избавление. Они проезжали мимо Амбуаза утром, даже не остановившись возле прежней королевской крепости. Наверняка Людовик нарочно решил туда не заезжать, хотя времени у королевской четы было достаточно для этого – день был в самом пике, холодное солнце веселило путешествующих, тогда как Блуа находился все ближе и ближе.
К родному замку герцогов Орлеанских они прибыли уже к вечеру того же дня, что и проезжали мимо Амбуаза. Однако усталость не могла закрыть глаз герцогине, что даже при тусклом свете свеч и заката, могла оценить тот замок, в который и привез ее мужчина. Даже не до конца достроенный замок уже навевал приятное впечатление на герцогиню – здесь, казалось ей, было уютно, словно дома, а самое главное – светло и просторно, так что привыкнуть к новому месту не казалось Анне сложной задачей, пусть даже новый замок Луи был так не похож на родной Нант или тот же Амбуаз, который так себе облюбовал Карл. Именно в стенах того замка был утерян не один ребенок, не говоря уже о тех бедняжках, что пережили период раннего младенчества.
- Здесь очень красиво, - Анна не стала сдерживать комплиментов к дому, в который ее привез супруг, тем более женщина видела, как нравится ему здесь. Не говоря уже о том, как желал мужчина сделать этот дом еще лучше.
Почему Анна не была здесь раньше? Что же, этим вопросом женщина задалась в первый же день своего пребывания в замке Блуа, когда ей только показывали все залы и построения, имевшиеся на территории замка, что несомненно, мало напоминал герцогине ее прежний дом. В прочем, как и сам замок тоже.
Пока Луи был занят государственными делами, от которых его оторвала женитьба и новая супруга, Анна решила немного побыть одна, чтобы помолиться и поэтому подалась в домовую часовню без сопровождения фрейлин, среди которых находились и девушки из бертонской знати, и дамы из французской аристократии.
В часовне было тихо. Ничто не нарушало блаженную тишину. Даже шум от действующих ремонтных работ в одном из крыльев замка не могли нарушить тишину, что воцарилась в часовне, куда сбежала от шумного мира герцогиня, чтобы побыть наедине. Ведь только здесь герцогиня могла всецело отдаться своим молитвам, тем более теперь ей было за что благодарить бога, что внезапно решил осчастливить ее, но также снова просить его о новой милости. Да, слаба натура человека, что приходит к богу обычно только тогда, когда ему это крайне необходимо. Однако, Анна помнила всегда на коленях перед Всемогучим, едва только лишилась матери. Тогда Анна была еще маленькой, но этого воспоминания было достаточно для того, чтобы оно врезалось в ее памяти навеки. Тогда будущей герцогине хотелось сохранить в сердце облик матери, что была женщиной весьма доброй, но … в бурлящем океане жизни леди растеряла свои воспоминания, так что осталось только это. А потом она потеряла сестру, выражение лица которой было также практически забыто. Ну, а за ней бог решил отнять у юной Анны отца – единственную, как она полагала, ее опору, чтобы Анна упала, и только сейчас поднялась с колен. Но, женщина не торопилась подниматься – имея теперь в своем расположении любящего мужа, управление родным герцогством, а также корону Франции, Анна прекрасно понимала, что это были вовсе не те вещи, которые дарят ей истинное счастье. Детский смех, улыбки и сияющие глаза – именно этого она ждала, молилась и просила. Так разве она не заслужила?..
От всевозможных размышлений и молитв женщину отвлек монарх. Его августейшая личность также подошла у алтаря, после чего сразу же беспардонно пожелала поцеловать супругу, которой явно это не понравилось – она ведь предупреждала? Ничего подобного в стенах храма божьего быть не могло!
- Как что случилось, Луи?! – шепотом, нарушая блаженную тишину, ответила женщина мужчине. – Мы ведь в часовни – бог все видит! – пожурила леди мужа, которого подобный ответ явно позабавил. – Нельзя так себя вести, дорогой, мы ведь нуждаемся в милости божьей, - уже мягче добавила Анна, позволив губам улыбнуться супругу. – Лучше помолись со мной, а после мы снова останемся наедине в моих покоях, - вообще, озвучивая просьбу о молитве с Людовиком, женщина не могла не вспомнить того момента, что имел место быть незадолго до их свадьбы. Тогда Анна, следуя старинному обычаю, намеревалась соблюсти чистоту до брака, но … из этой затеи практически да ничего не вышло.
- Весной, когда сойдет снег полностью и дорога будет суха, я намереваюсь отправиться в паломнический поход к бретонским святым, - уже закончив молитву, озвучила свое пожелание Анна. – Мне бы хотелось, чтобы ты также поехал со мной, еще до начала военной кампании, Луи. Ты ведь поедешь со мной?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Je vais au rêve... ‡Иду к своей мечте.