Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » good evening boss


good evening boss

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Одна чертова планета, по которой нас носит
Моя орбита пропитана едким дымом

***
http://24.media.tumblr.com/7a8e093424517a265aafc98c30e4e90e/tumblr_mzgiesQz8q1shkuj9o1_250.gif

Участники:
Marcus J. Hades vs Jessamine Bosco
Место:
компания "Black Rose Co International"
Время:
около 23:00; 23.07.2015
Время суток:
почти ночь
Погодные условия:
Прохладно
О флештайме:
Работа - часть нашей жизни, но думала ли Джесс, что она станет такой неотъемлемой? Нет.
Бесконечные задержки начали выводить её из себя, но задержки из-за аврала на работе или из-за того, что финансовый директор не состоянии побороть свою эрекцию при виде неё? Очередная задержка, середина рабочей недели, жуткая усталость...пустой офис. Чем не повод распустить руки?
И сложно сказать шутка ли это судьбы или просто подарок, который она должна принять, но обстоятельства складываются не столь трагично, заставляя большего босса Хэйдса поближе познакомиться со своей подчиненной.

***
Боюсь, в этом тумане
Твоих спасительных огней не видно...

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-08-04 18:36:10)

+2

2

Никогда бы не подумала, что у меня когда-то могут возникнуть проблемы с работой. Но это свершилось. Я была выставлена своим папочкой за порог родного офиса с предлогом «ты должна добиться чего-нибудь сама». Безусловно, добиться, уже начала рыть носом землю и придумывать новый химический элемент. Но я его не виню,  понимаю, что это сделано для того, чтобы я оставила свою депрессию, в которой мне, на минутку, было очень комфортно и начала думать о чем-то кроме себя и смерти своего женишка, чтобы я наконец-то стала самой собой. И на самом деле – это работало. Мистер Боско не был слишком великодушным, чтобы дать мне хорошую рекомендацию или нечто в этом роде, он просто выставил меня за дверь, сказав, что сайты поиска работы мне в помощь. Но работу я нашла быстро, практически после второго собеседования. И вот я здесь. Посматриваю на свои массивные часы на тонком запястье и медленно выдыхаю. Работаю здесь чуть больше месяца, а такие вопиющие задержки стали уже нормальным и привычным явлением. Стрелка торопливо приближается к 23:00, а мозг с той же скоростью отключается и перестает работать. Сегодня четверг и усталость уже достигла своего предела, поэтому ощущаю себя так, словно меня не хило побили.
- Думаю, что хватит на сегодня, - заявляю я и устало потираю глаза, которые не удивлюсь, что уже красные. Тут я сейчас один на один со своим непосредственным руководителем, - финансовым директором. Он далек от идеала. В отличие от моего отца, который в свои года остается просто человеком с обложки, этот явно ему уступает в наличии небольшого живота, и отвратительных небольших ладоней с короткими пальцами, которые постоянно я вижу перед своим носом. Но это меньшее из зол.
- Я так не думаю, - произносит он, а я оглядываюсь через плечо. Мои руки уже начинали собирать сумку, когда я услышала его голос за своей спиной. Гордон, так звали мужчину, медленно отложил папку, которую держал в руках, на стол. Меня это заставило напрячься, а злость постепенно начала закипать во мне. Мало того что зарплата далеко не идеальна, я тут практически живу, терплю этого козла, который разговаривает со мной во фривольной манере, так еще он мне будет диктовать на сколько я должна задерживаться? Все это лишь ради того, чтобы я кому-то что-то доказала? Да ну его нахер, я лучше сдохну от голода в своей квартирке, чем буду работать в таких условиях и гробить свое собственное здоровье ради прихоти какого-то кретина. Он поднимается и медленно подходит ко мне, ближе, слишком близко. Настолько, что даже я, не обладая мастерством художественного плевка, с легкостью смогу плюнуть ему в глаз. Я прелесть, правда?
Нависает надо мной, и я понимаю, что зря я не убежала только что отсюда. В офисе до звона в ушах тихо, а, следовательно, ждать особо нечего от пустых стен. Поджимаю губы, с прищуром наблюдая за ним. Что ему нужно, черт возьми? Он меня пугает. Гнев начинает меняться на испуг, который волей неволей поселяется внутри меня. Медленно выдыхаю и ощущаю, как его ладонь поднимается к моему лицу, а костяшки поглаживают по щеке. Молчу, не шевелюсь.
- Я хочу уйти домой, сейчас же, - явно не приветствуя этого жеста, произношу я и отшатываюсь на шаг назад, тут натыкаясь задницей на стол. Он, словно по инстинкту, следует за мной и снова сокращает расстояние между нами, заставляя душу уйти в пятки. Что делают в таких случаях? Бьют в пах? Блин, юбка узкая. Отдавить ногу шпилькой? Дать пощечину? Орать как резаная? Или, может быть, просто отвесить по морде леща? В конце концов, недаром я столько времени потратила на грушу. Но все мои планы ломаются, когда его лицо уже не перед моим, а он приближается к моей шее, и я безрезультатно пытаюсь выставить руки между нами.
- Ты слишком рано собираешься домой, - произносит он и меня пробирает озноб, который вовсе не свидетельствует о желании, а заставляет меня испугаться еще сильнее.
- Не трогай меня, - отталкиваю, но бессмысленно, черт возьми, он слишком высокий и большой, что бы я с ним справилась. Тут никакие навыки не помогут, и я не дура чтобы этого не понимать. Умея правильно бить, неплохо обзавестись бы мышцами, чтобы противник не ржал от твоего удара, словно от щекотки. Валит меня на стол, что-то говоря, но я не слышу его голоса, только не оставляю попыток отпихнуть от себя и вырваться, - отпусти меня, черт возьми, - рычу практически сквозь зубы, и после этого он хватает меня за волосы, обматывая их вокруг своего кулака. Взвизгиваю от боли, потому что тянет он их назад вовсе не с нежностью, а с грубостью, которой я не ожидаю, и опрокидываю голову. Пытаюсь дернуться в сторону хотя бы упереться коленом в его живот, но вместо этого ощущаю, что его рука слишком сильно сжимает ткань платья и от моих брыканий она рвется. Я готова пробежаться голой по Сакраменто, лишь бы этот ужас закончился без особых последствий. Голос срывается тем временем на крик, - отпусти меня, мне больно! – восклицаю я и предпринимаю ещё одну попытку вырваться в сторону, но он грубо возвращает меня на место, держа за волосы. Привет приключения, моя задница по вам скучала.

+1

3

Жилось, значит, Маркусу тепло, светло, уютно и комфортно. Догадывался, что это не сможет продолжаться долго. Догадывался, что рано или поздно появятся обстоятельства, которые подвергнут его почти безоблачное существование угрозе. Собственно, в своих догадках мужчина не ошибся.
В один из ярких-замечательных дней на собрании зацепили вопрос статистики, согласно которой за последних несколько месяцев в финансовом отделе сменилось одна за другой черт знает сколько девушек. Чертова текучка кадров, причина которой была пока еще неизвестна. К концу собрания вопрос временно прикрыли, разбежавшись по своим углам, каждый по своим делам-вопросам.
И только Хэйдс остался сидеть на всё том же месте с планшетником в руках и с мыслями о том, как же решить насущную проблему. Её решение подвернулось внезапно. В виде рекламного баннера, перенаправляющего на сайте конторы, занимающейся установкой камер видеонаблюдения и прочей шпионской технике, позволяющей контролировать кого бы то ни было. Мужчина почесал репу, в мыслях прикинул в какую сумму ему всё это выльется, взвесил все "за" и "против", перечислил плюсы/минусы и, наконец, пришел к выводу, что позитивных сторон куда больше, чем негативных. В тот же вечер набрал номер конторы (не той, на баннер которой наткнулся в и-нете, – другой), определился с датой и временем установки необходимого оборудования и, будучи на все сто довольным собой, отправился домой, мысленно поставив в поле: "решение проблемы" долгожданную точку.

Мастера со специальным оборудованием приехали ночью, когда персонал покинул здание Блэк Роуз, прикинули, где устанавливать камеры, нарисовали незамысловатые схемы, понятные только им на огромных листах бумаги и принялись за работу. Помимо всего прочего подключили чудо-систему к компьютеру Хэйдса, дабы (о великий и ужасный) мог следить за происходящим, не поднимая задницы с мягкого стула, мог пребывать одновременно в нескольких местах, что существенно облегчало задачу. Теперь сможет не только контролить подданных, но и вычислить главную причину блядской текучки.

К утру справились. А затем исчезли так же бесследно, как и появились в коридорах офиса. Хэйдс закинул все контракты, отчеты и другие фальшиво-вежливые бумажки в ящик, и ближе к вечеру вернулся свежий и отдохнувший на свой почти царский пост, дабы закончить работу над двумя безынтересными, но прибыльными проектами. На рабочий стол вывел ту самую новехонькую прогу и, естественно, занялся её изучением, снова забросив безынтересную хрень. Любовно щелкал по клавишам, переключаясь с одного кабинета на другой, приглядывая за тем, кто и чем занят в данный момент на своем рабочем месте. Разновидность занятий колебалась от рабочих моментов и заканчивалась дебильной игрушкой – пасьянсом. Кто-то уже собрался домой, кто-то не выдержал и направился к лифту, автоматически лишая себя премии в этом месяце. В общем и целом, посмотреть реально было на что и жалел Маркус только о том, что не додумался установить камеры ранее.
Впрочем, увиденное через несколько часов, откроет ему глаза не только на этот момент. Просто он окажется рядом с экраном, просто увидит происходящее на нем, просто подорвется с места и пулей вылетит из своего кабинета.
– Что за блядство здесь происходит? – но Гордон, его величество, слишком увлечен расстегиванием собственной ширинки, чтобы внятно ответить, в чем дело. Тот самый случай, когда не стоит держать себя в руках. Он срывается с места, за шкирку оттаскивает уже бывшего финансового директора от девчонки (очередной новенькой, видимо), для пущего эффекта заезжает со всей силы ему кулаком в рожу, пока этот недоделанный Дон Жуан отлеживается, Хэйдс набирает номер начальника охраны, – На территории посторонние, уберите отсюда мусор и рожу его в черный список, – взглянул на запуганную девчонку. Красивая. – С завтрашнего дня.
– Хватай свою сумку, пойдем отсюда, – в подобных ситуациях всё внимание стоит переключить на себя, взять всё под свой контроль, чтобы мысли о только что случившемся испарились, – Ты в курсе, что за переработку компания не доплачивает? – усмехнулся он, затем отмечая вылетевших из лифта охранников, переводит взгляд на жертву обстоятельств, идущую рядом, – Хэйдс – владелец этого бедлама. Странно, что мы не виделись раньше.

+1

4

Я не мастер поэзии, тем более, не писательница любовных романов, но, кажется, сейчас я стала участницей одной из сцен, которые авторы женских книжек так любят описывать у себя на страницах. Сама ситуация казалась безвыходной и, наверное, все закончилось бы тем, что я отдавила ему шпилькой ногу, а утром бы, не побоявшись, направилась к владельцу этого бедлама. К слову, которого прежде не видела, и заставила: во-первых меня выслушать, а во-вторых подписать заявление об уходе, где черным по белому была бы написана и озвучена причина этого поступка. Я не из скромных, и если бы меня так оскорбили, решив попросту воспользоваться моим телом, то я бы не осталась в долгу. Уж больно сильно я люблю отыгрываться на людях. В конце концов, каждый должен получать по заслугам, верно?
Но все заканчивается так, после чего дамы охают, а мужчины закатывают глаза. Вот и рыцарь подоспел, как говорится. Во все глаза, уставившись на мужчину, который появился, я невольно приоткрываю рот. На мгновение, забыв о том, что тут происходило, что мой черный карандаш в купе с тушью сполз с глаз на область скул, и глаз скорее всего сейчас нервно дергается. Красота неописуемая.
С легкость отдергивает от меня Гордона, что-то говорит и тащит отсюда, велев прихватить свою сумку. Да, кстати, сумка. Где она? Оглядываюсь и хватаю мешок, который валяется на поверхности стола. Не перечу, молча следую за мужчиной, который не знаю кто, но пока не могу произнести и слова, потому что слова застряли в горле больным комком. Скорее от испуга.
Задает вопрос, который я обдумываю, а после представляется. Мы стоим возле лифта, из которого выметают охранники. Пытаюсь собрать обратно части своей блузки, на которой отсутствуют пуговицы, а кружевной комплект белья бесстыдно выглядывает из-под ткани. Спасибо, что юбку разодрал только наполовину. Не хватало еще задницей посветить перед начальством, как выяснилось после его представления. Правда вместо того, чтобы назвать свое имя, я небрежно усмехаюсь и без приглашения вхожу в лифт, который стоит открытым перед моим носом.
- Можно подумать, что устраиваясь в такую приличную компанию, я могла догадываться о том, что финансист у вас не по часть денег, а по части задниц. Этого в моем трудовом договоре не значилось, - не могу ничего сделать со своим поганым языком, но после этого его прикусываю. Все-таки пока уволили не меня, а его.  Папаше надо доказать, что я и без него могу всего добиться сама, - да, недоплачиваете, - соглашаюсь и слегка киваю, а наманикюренный пальчик жмет на кнопку первого этажа, едва ли мужчина входит в лифт, и двери закрываются, - но меня никто не спрашивал, хочу ли я домой, хочу ли я этого отвратительного мужика и хочу ли я быть в разодранной блузке перед вами, мистер Хэйдс, - не знаю, какое из чувств раздирает меня сейчас на части, но в глазах плещет обида, боль, раздражение, испуг. Адреналин, который разогрелся в крови, хорошенько вдарил в мой мозг. И не знаю, хочется орать, дерзить, плакать, или дать кому-нибудь по физиономии. Но Маркус здесь не причем. В конце концов, не будь я так взъерошена, то вряд ли смогла бы отвести от него глаз. Любая женщина заценила бы тестостерон, который следует за ним словно шлейф дорогого парфюма.
- Джессамин Боско, рядовой финансист, - слегка улыбаюсь, без стеснения смотря ему в глаза. Выхожу из лифта, ловя взгляд на себя охранника возле входа/выхода. Наверное, мой потрепанный вид куда хуже, чем я думала, но отказываюсь смотреть на себя в зеркало. Думаю, что стрессов мне на сегодня достаточно.
Вдох-выдох. Держусь из последних сил, право слово. Приеду домой, сяду и пореву, но перед ним как-то неудобно. Хочется, чтобы тебя считали профессионалом, а не дурой, которая ревет и выглядит жалко. Ненавижу, когда меня жалеют. Наверное, опыт научил держать себя в руках по максимум.
- Я могу попросить вас отвезти меня домой? – останавливаюсь и смотрю на мужчину. Моя интонация смягчается, а тело, которое все это время было напряжено, немного расслабляется. Кажется, я прихожу в себя, скинув наконец-то поток негатива. В таком состоянии будет не лучшей затеей лезть за руль машины, потому что я, к чертовой матери, разобьюсь Смотрю на него, человека который, возможно, решит со мной понянчится чуть больше, чем это входило в его планы, - раз уж вы сегодня оказались моим рыцарем, то рассчитывать мне больше не на кого, - поджимаю губы, осознавая всю безвыходность ситуации и туплю глаза в пол, переставая его так придирчиво рассматривать. Каждая его черточка была слишком заманчивой…слишком красивой, что уже становилось неприличным, так смотреть на него.

+1

5

Всё время находясь с девчонкой в лифте мысленно приказывает себе смотреть в её глаза, ниже нельзя: разорванная блуза, из-за которой отлично виден кружевной комплект подобранного со вкусом белья, сквозь которое отлично просматриваются соски.. блять. А еще ниже юбка, такая же искромсанная, с неестественно высоким разрезом, благодаря чему открывается потрясающе возбуждающий вид - стройные ноги, чулки; стоило бы снова заматериться. Не вслух. Мысленно. Хэйдс нервно сглатывает накопившуюся во рту слюну, стягивает пиджак и отдает его Джессамин.
– Вот. Набрось на плечи. Снаружи может быть слишком.. жарко холодно, — иначе придется прочесть многочасовую лекцию о том, как сложно нам, мужикам, живется в мире, где бесспорно правят женщины. Кто бы там что не говорил. Юбка короче, вырез поаккуратней и поглубже и вот их избранник (цель) готов исполнить любое желание, лишь бы трахнуть её на своем столе в рабочее время суток. Порою желания сильнее принципов, правил и предубеждений. Сильнее. Но лекция отменяется.
Волшебная коробка благополучно спускает их на первый этаж. Дальнейший ход событий предельно ясен. Осталось дело за малым — воплотить в жизнь, не оттолкнувшись от намеченного курса.
– Я сейчас. Джекс, присмотри за ней, — первое бросил девчонке, второе адресовал охраннику, честно служившему на своем рабочем посту уже с десяток лет, на него по умолчанию можно положиться, не опасаясь последствий вроде того, что сегодня всплыло и виновником коего стал новенький пузатый ублюдок — Гордон. Машину Хэйдс отыскал без особых проблем, нырнул в салон и порулил ко главному входу, где оставил шатенку. Находил её на прежнем месте пребывания, как и следовало ожидать, приоткрывал окно с её стороны и...
– Залезай, подброшу тебя до дома в целости и сохранности, — подождал, пока Боско окажется рядом, по умолчанию пристегнет ремень безопасности, подключил навигатор на случай, если девчонка проживает по адресу, где его задница еще не бывала, что было бы вообще удивительно. Иногда казалось, что за всё время проживания в этом городе Маркус успел исколесить Сакраменто и пригород от и до.
– Называй адрес, куда направляемся, — произносит он, поглядывая на Джесс и пытаясь заодно определить её состояние/настроение и, пожалуй, желание выходить на работу завтра. Стоило бы, как главной морде в этой компании извиниться за поведение блядского Дон Жуана, да?
– Хреново получилось, — нет, кажется с извинениями не сложится, надо бы что-нибудь легче, проще, по-другому нельзя, когда в памяти то и дело всплывает рваная блузка, кружева.. блять. В пору очередной раз мысленно выругаться и послать все эти воспоминания куда подальше, пока пока не произвел на нее немое извращенное впечатление, – Физически не успеваю следить за всеми сотрудниками. Контроль — это круто, но когда под тобой находится под сотню человек хрена с два уследишь за всеми. Пара-тройка всё равно останутся незамеченными и потом ищи иголку в стоге сена. Впрочем, иголка найдена и я надеюсь, что подобная криминальная ерунда больше не повторится, — иначе придется платить за моральный ущерб или по средствам репутации, которая доселе была кристально чистой. Жаль, что из-за таких единичных случаев рушится система рушится всё то, что строил столь кропотливо, непревзойденная атмосфера, которой любая такая же контора может только позавидовать либо же взять в пример. Зависит от подхода и желания руководителя.
– Он не успел? — спрашивает Хэйдс на всякий пожарный, криво улыбаясь и еще раз прокручивая мысленно тот отвратительный инцидент, невольным свидетелем которого он сегодня стал. С секунду взгляд был сосредоточен на девушке, пришлось в очередной раз за сегодняшний вечер себя одернуть и напомнить себе следить за дорогой, а не за сменой выражений её лица, хотя за вторым нравилось наблюдать куда больше. Ежесекундная смена декораций/ улиц/ людей/ лиц/ домов и парков. Странно провожать совершенно незнакомую девушку до подъезда и, что хуже, чувствовать себя в какой-то степени виноватым за деяния одного козла, кандидатуру которого сам же утвердил на должность директора. Всем естественно ошибаться, — так и оправдывал свой недосмотр понимая, что подобного больше не повторится.
Он останавливает автомобиль у указанного ею дома, выходит на улицу, помогает шатенке выбраться из салона, доводит её до двери, попутно всё-таки говоря то, что стоило бы уже давно сказать, – приношу свои извинения от лица компании за поведение кретина. И жду твоего появления на своем рабочем месте завтра. Это, кстати, вообще не обсуждается.

+1

6

Наверное, всегда стоит остановиться и на мгновение выдохнуть. Маркус предоставляет мне такую уникальную возможность, когда оставляет в холле с охранником одну. Жмусь в его пиджак так, словно хочу раствориться в ткани, чтобы меня в ней не нашли. Чувствую себя гадко. Хочу залезть под душ и не вылезать оттуда ближайшие пару часов, но вместо этого ухожу в себя и, кажется, слишком глубоко. Настолько, что когда он приглашает меня внутрь автомобиля, соображаю не сразу. Со мной явно что-то не так. Все это произвело куда более сильное впечатление, чем я ожидала. Но спокойно забираюсь внутрь и смотрю вперед, не стесняя его своим рассматривающим взглядом. Прикусываю губу. Я не оставалась наедине с мужчинами давно, и сейчас чувствую себя как тупая идиотка, которая не знает, как себя вести.
- Нет нужды, я покажу, как проехать, - мягко произношу я и смиряю взглядом навигатор, в котором вовсе нет нужды. Да, придется послушать мой голосок в салоне своей машины, но так я буду знать что сказать. И что скрывать, я тот еще любитель всем поруководить. Если выдалась такая возможность хотя бы здесь, то я уже априори счастлива.
- Знаешь, - мнусь и решаю себя исправить, хоть и обстановка между нами неформальная, но нет. Я хочу работать в этой компании, поэтому наверное следует соблюдать этику делового общение, - знаете, Мистер Хэйдс, я не имею права вас винить в том, что случилось, - пожимаю плечами и в очередной раз пытаюсь прикрыть раздражающую и вылезающую резинку чулок из-под гребанной ткани, -сейчас налево после светофора, - прерываю свою мысль, затем продолжаю, - я должна быть вам благодарна за помощь. И я благодарна. Просто я испугалась, и видимо от шока надерзила вам. Я вовсе не хотела выставить вас виноватым. Вы не можете отвечать за то, что происходит в изувеченной психике ваших сотрудников, - выдыхаю и повисает пауза. Фраза оборвана на середине, и я намереваюсь продолжить, хотя обычно я не так словоохотна, - например, в моей голове. Может быть, я маньячка и вожу с собой в сумочке нож? Хотя, не удивлюсь, если в этом мешке  действительно имеется нечто подобное. Единственное, о чем я хочу вас попросить… - обдумываю свои слова и все-таки произношу их, - сделайте так, чтобы никто об этом не узнал, - перевожу на него все свое внимание и даже поворачиваюсь корпусом, обращаясь полностью к Марку. Наблюдаю за его лицом, которое кажется хмурым и слишком сосредоточенным на дороге.
- Не успел,  - мои слова отдаются эхом его словам. Замолкаю и откидываю голову на сидение, на котором сижу. Несколько секунд с прикрытыми глазами позволяют сбросить этот негативный поток эмоций, который взял меня вновь в оборот. Я замолкаю, и он молчит. Не обращает на меня внимание, словно меня здесь нет, а я при этом могу позволить себе поблуждать по нему взглядом. Затормаживаю взгляд на руках, которые крепко, властно и небрежно одновременно держат руль. Я смотрю на него, наблюдаю за едва заметными изменениями в мимике.
- Не прощайтесь слишком рано, - с улыбкой замечаю я, и заодно с улыбкой принимаю извинения. Мне кажется они ему дались с трудом, - вытаскивай ключ из зажигания и выбирайся из машины. Угощу тебя фантастическим вином из Тосканы, и стоит подсластить гнев карамельным чизкейком,  - улыбаюсь. Он перешел на «ты», я не заставила себя долго ждать. Да, наверное, я перешла грань в нашим взаимоотношениях начальник-подчиненная, но не дожидаюсь момента, когда он мне откажет и отстегиваю ремень безопасности, который лязгает в тишине. Смотрю в его глаза, в которых словно борются слова отказа со словами согласия, - это не вопрос, который нужно обдумать, это предложение от которого нельзя отказаться. Завтра навесишь на свое очаровательное лицо надменное выражение, а сейчас если хочешь получить пиджак обратно – поднимайся, - забираю свою сумку и вылезаю из салона его машины, дожидаясь, когда он последует за мной.
Неторопливо продвигаюсь к двери подъезда, открываю ее, облокачиваясь на неё спиной и выжидательно смотря на него. Давай Хэйдс, отрывай свой начальский зад. Дожидаюсь, пока последует за мной, и захожу в подъезд. Мужчинам нельзя оставлять выбор, они умеют заморачиваться не хуже женщин. Поднимаемся к квартире, и только сейчас у меня возникает мысль о том, что моя квартира не напоминает квартиру рядового финансиста с зарплатой, которую я получаю, но надеюсь, что обстановка не вызовет у него вопросов. Не люблю щеголять тем, кто мой папаша. Захожу внутрь и нажимаю выключать. Бра вспыхивают спокойным светом.
- Чувствуй себя как дома, я одену на себя что-нибудь и вернусь минутой позже, - улыбаюсь, вешаю его пиджак бережно на вешалку, и ухожу в сторону спальни.
Смываю диском косметику, которая явно портила мой внешний, скидываю с себя испорченные вещи и одеваю шорты с обычной майкой. Волосы просто расчесываю, а на ключицу брызгаю едва уловимым аромат. Женщины такие женщины. Это не занимает больше пяти минут, и я возвращаюсь обратно. Вытаскиваю из холодильника вино и достаю штопор, укладывая все это на столешницу.
- Поможешь? А то ты умрешь со смеху, если увидишь, как я открываю дорогое вино, - смеюсь, и встаю на самые носочки, доставая с верхней полки высококалорийное угощение. А теперь главное не уронить, главное не уронить.

+2

7

В общем-то извинениями история и должна была бы окончиться, если следовать его планам: он доводит её до двери квартиры, дожидается, пока прозвучит щелчок, оповещающий о том, что дверь на замок закрыта /значит, девчонка находится в безопасности/, а затем развернется и направится прямиком к выходу, воспользуется не лифтом – лестницей, сбежит вниз, вдохнет как можно больше воздуха, дабы не задохнуться в душном салоне автомобиля, определенно включит кондиционер, объявит пятиминутный перекур, а потом домой, отдыхать после по-настоящему тяжелого физически дня. Но Джессамин беспощадно ломает планы с твердым намерением выстроить на руинах нечто стоящее, обещает куда более оптимистичный конец вечера: без страхов, истерик, паники и не самых приятных сюрпризов. Вечер обещает быть интересным, события — неожиданными. Хэйдс приятно удивлен подобным исходом. Удивлен и одновременно раздосадован. Черт знает, во что это всё выльется. Пожимает плечами, вынимает ключ из замка зажигания и выбирается из салона, не забыв захватить с собой сотовый, активировать сигнализацию.
Здравый смысл до последнего пытался сопротивляться, рисовал в голове смелые картины с рейтингом 18+, гнал в спину обратно в салон авто, домой, подальше от этих пейзажей, подальше от Боско. И здравый смысл Хэйдс игнорирует. Игнорирует и вполне себе воодушевленно идет следом за девушкой. Та терпеливо ждет у подъезда, присматривается, полностью позабыв о том, в какое приключение неудачно вписалась несколькими часами ранее. Вовсе не задумывалась о том, что Маркус мог быть вполне таким же извращенным, озабоченным маньяком, как Гордон. Слишком доверчивая. Оттого не исключено, что еще не раз наступит на те же грабли. Еще не раз набьет себе шишку. Пока, наконец, не запомнит — незнакомцам нельзя доверять, нельзя доверять человеку, которого кажется знаешь. Думаешь, что знаешь. Догадываешься, что может быть у него/нее на уме. Нельзя, Боско. Нельзя.
На пути к её квартире блондин молчит, послушно идет следом за Боско и не совсем послушно пялится на её задницу. В голове звучит очередное "нельзя" и черт знает сколько "потому что" со вполне логичными, обоснованными объяснениями. Сейчас просто отвести взгляд. Если бы всё было так просто.
Дожидается, пока Джессамин откроет квартиру, проходит внутрь, проводит девчонку взглядом до комнаты и только после этого позволяет себе осмотреться вокруг, выдохнуть. К оформлению её квартиры "некто" подошел со вкусом, профессионализмом и не жалея материальных затрат. Слишком роскошно для рядового финансиста. Слишком не то, что Хэйдс ожидал увидеть, когда дверь перед ним откроется. 
— Пиджак был хреновым предлогом, – протянул блондин, прошел в направлении кухни-столовой, куда направилась только что шатенка. Теперь своим внешним видом она ничуть не напоминала недавнюю жертву почти-изнасилования. Улыбалась, разговаривала, смеялась, — вела себя в точности так же, как обычно.  — Могла бы отдать его завтра. Или не отдавать вообще, — мужчина пожал плечами, выдохнул, наблюдая за движениями Боско. Видит, как суетится: достает вино, а затем забавно становится на носочки, чтобы достать с верхней полки обещанные ранее сладости. Стоять в стороне было бы как минимум неправильно, поэтому мужчина приблизился вплотную к Джесс и, произнеся с улыбкой что-то вроде: позволишь? так и не дождался её разрешения. Взятые с полки лакомства поместил на столешницу, передав эстафету шатенке. Она знает, что делать дальше, а он, пожалуй, вино откупорит.
— Смерть от переизбытка позитивных эмоций — лучшее, что можно придумать, — усмехнулся он, взял штопор, бутылку, — Но я еще физически и психологически не готов к этому, — и откупорил бутылку, "причину" его внезапной, преждевременной, но позитивной кончины, — Не закрытые вопросы, все дела, — самое время все эти дела вспомнить, но зацикливаться на этой проблеме никто не будет. Мужчина разливает вино по бокалам, которые Джессамин выудила из тумбочки буквально только что. Стеклянный сосуд быстро заполняется пьянящей алой жидкостью, сначала первый, затем второй. Один из бокалов переходит из рук Маркуса в руки Джесс, второй отлично себя чувствует удерживаемый его пальцами. Стеклянный сосуд на высокой ножке поднимается в воздух, самое время произнести тост.
— За знакомство? — тот факт, что знают они друг о друге чертовски мало, вообще не смущает. Более того, Хэйдс уже успел сделать о ней для себя определенные выводы. Осталось только удостовериться в их правильности или ошибочности. В течение этой ночи всё должно будет устаканиться, принять единственно-верные очертания. Первое впечатление сменится правильными выводами. — И как часто приглашаешь начальство к себе на вино из Тосканы?и почти с первых нот переходишь на "ты"? В тот же момент его губы искажает хитрый оскал, взгляд то и дело блуждает по тонкой, почти кукольной фигурке, облаченной в самый минимум одежды. — Удивлен подобному повороту сюжета. Зачастую прямых руководителей предпочитают держать на расстоянии вытянутой руки. Дальше? Лучше. — делает несколько глотков вина и всё еще не сводит с нее взгляда, в ожидании, куда разговор  сможет повернуться в следующий момент.

+2

8

http://s6.uploads.ru/t/6sTdv.png
Соприкасаться мыслями, скользить по меридианам
Укутываться в нежность, мигать кораблям,
Шипеть пеной у берегов далёких стран... мы
Остались рядом, ни разу не встречавшись.

Наверное, все это происходит не из-за глупости, а просто из-за отсутствия опыта. По сути, я нигде кроме как у своего папочки никогда не работала, а потому у меня всегда были очень близкие и доверительные отношения в его офисе. Многие там работают десятилетиями, многие хорошо знают нашу семью, а у отца, в свою очередь, много на работе друзей. Он относится к тем, кто при всем при этом держит их в ежовых рукавицах, но тем не менее, правильные деловые отношения мне не нужно было выстраивать, потому как меня итак все любили, кто-то же наоборот недолюбливал, а кто-то предпочитал оставаться в стороне боясь, что я настучу папаше. Но это все лирика. Дело в том, что это просто первая работа, где я одна, где я практически кинута им на выживание и на то, чтобы набраться какого-то опыта. Но как это объяснить? Черт его знает. Не хочется выглядеть полной идиоткой, хотя я уверена, что выгляжу именно так. Мне не привыкать. Но строить из себя жертву – тоже тупая затея, ничего, по сути, не произошло, все вовремя было предотвращено, поэтому какой в этом смысл? Испугалась – успокоилась, угомонилась, переступила, живем дальше.
Пытаясь достать коробку, но ощущаю, что Маркус встает за моей спиной. Странное ощущение вызывает мурашки, которые предательски проносятся по всей моей спине табуном. Низкий голос над ухом произносит всего одно слово, на которое я стараюсь не подавать никакой реакции, но черт побери, можно не быть хоть немного таким сексуальным? Достает без лишних проблем коробку с десертом, и я по своей неосторожности поворачиваюсь к нему. Всего несколько мгновений, когда он так близко ко мне…но они сводят с пока еще трезвого ума. Ставит коробку на стол, а я закрываю холодильник и начинаю шариться по шкафчикам, доставая блюдца, бокалы, ложечки. Все это оказывается расставленным на поверхности через какие-то считанные мгновения. Маркус тем временем без всяких трудностей справляется с открытием бутылки вина, и разливает бордовую жидкость по бокалам, в то время, как я кладу по кусочку на тарелки.
- За знакомство, - вторю эхом его словам, как бы подтверждая риторический вопрос и поддерживая. Вино терпкое и кислое. Я такое люблю. Но маленький глоточек уже начинает жечь немного горло, а после падает в желудок, и там тепло начинает жечь. Наверное, это из-за того, что я сегодня без обеда, а мой ранний завтрак уже давным-давно о себе не напоминает, никак.
Вопрос Хэйдса заставляет меня немного смутиться. Да, действительно, должна показаться идиоткой, которой все равно с кем распивать вино в своей квартире. Но я слегка улыбаюсь, пока обдумываю ответ и кладу кусочек лакомства в рот.
- Ты первый, - пожимаю плечами. Как бы тебе объяснить, что ты и шеф у меня первый? Хотя я устраивалась в его компанию уже с опытом работы в размере трех лет, - тебя что-то смущает? – задаю вопрос и ловлю его взгляд, не стесняясь контакта, - мы не были знакомы весь месяц, что я работаю в твоей компании, полагаю, что и не встретились бы, если бы не эта ситуация. Так что я не думаю, что один вечер в моей компании сделает нашу жизнь неимоверно сложной в стенах работы. И, кстати, если пиджак был хреновым предлогом, то ты в любом случае здесь, - наклоняю голову вбок, все еще смотря в Маркусу в глаза, - мне кажется, я тебе насильно в гости не тащила? Значит, ты не против того, чтобы быть здесь, - но он продолжает. Так оно и есть, что чем дальше, тем лучше. Меньше смотрят за тобой, меньше тобой и твоей работой интересуются, - наверное их подход отчасти правильный. Но мне кажется, я ничего такого тебе не предложила за сегодняшний вечер. В постель я тебя пока не тащила, стриптиз не показывала, никак не приставала, ни коим словом не заигрывала, мне должно быть стыдно за то, что я выпью в твоей компании бокал вина? Мне не стыдно. Завтра будешь боссом на своем большом посту, а сегодня я просто девушка, ты просто мужчина, расслабься, - прерываю наш зрительный контакт и отвожу глаза в сторону, делая пару глотков из бокала.
- Или ты хочешь дать мне понять, что в случае чего я лишусь этого места работы? – без всякого стеснения задаю вопрос. Уверена, что чуть-чуть вина мне к лицу, потому что ощущаю, что лицо перестает быть трупного цвета, и приобретает вполне живой оттенок и легкий румянец на щеках.
Лампа, зажжённая над столешницей, дает приглушенный свет. Маркус стоит напротив меня, и я могу его рассматривать сколько душе угодно. Этим я и занималась на протяжении всех сказанных мною слов. Он просто отрава для глаз любой женщины. Тестостерон, не просто с головой его наполняет, но еще и сводит лично мое тело с гребанного ума. Наблюдаю за его спокойными, но в тоже время очень четкими движениями. Он грациозен и вальяжен как лев, как царь зверей. Наблюдать за ним одно сплошное удовольствие, которое сейчас я могу себе позволить. Взгляд притормаживается на его плечах, пока он задумчиво отводит глаза в сторону, а после на широкой груди. Полагаю, что если провести руками под тканью, которая покрывает его торс, то кожа будет гладкой и мягкой под подушечками пальцев, что будут её ласково проминать. Его легкое движение заставляет отвести меня глаза и не подавать виду, что мои мысли сейчас уже пробрались под его одежду. Вдох-выдох, вдох…выдох…..
- Кстати, а как так ты оказался в самое время в нужном месте? – задаю вопрос и улыбаюсь. И в правду, как он так вовремя подоспел? Я не задалась этим вопросом раньше, но в обычное стечение обстоятельств особенно в такой час верится с трудом, - ты не голоден? У меня есть и более существенная еда, - допиваю содержимое бокала и ставлю его с тихим стуком на поверхность.

+1

9

За знакомство, — первый, произнесенный им тост. Какой будет следующим? За нее? За него? За успех компании? За здоровье? Удачу? Любовь? Он смотрит на нее одурманенным взглядом, помешивая в бокале нагревшийся от жара, исходящего от его рук, напиток, прислушивается к её мягкому голосу. Она говорит вдумчиво. Каждое слово четко подобрано, отмерено, взвешено. Действительно не тащила за собой. Действительно не предлагала ничего из ряда вон выходящего. Не танцевала стриптиз, не заигрывала, не флиртовала. Не пыталась привлечь к себе внимания. Без намеков, без полувзглядов, якобы нечаянных прикосновений и прочей дряни, которой изящно пользуется её ровесницы; способны на всё, чтобы обратил внимание, сводил в ресторан, а после удачно сложившейся ночи предложил «долго и счастливо», желательно в браке. Боско на фоне других кажется кристально чистой, честной и максимально откровенной. Чертовски правильной в своих домыслах, своих намерениях. Чего не скажешь о нем, погрязшем в грехах по самое «невозможно» и даже не пытающемся от них избавиться. Бесполезно. Да и каков смысл в разрухе общепринятых правил?
Он вновь тактично пропускает почти всё сказанное ею мимо ушей, оставляет незамеченным и делает очередную попытку достучаться до сознания жертвы обстоятельств. Легкомысленной, и оттого притягательной.
— Ты не предложила. Но я вполне мог бы взять то, чего пожелаю… сам, — неопределенно пожимает плечами, — достаточно помнить, что первое впечатление зачастую обманчиво. Никогда не знаешь, сколько демонов схоронено внутри каждого человека… заживо, — улыбается хищно, делает несколько глотков из изящно-высокого бокала и на секунду отводит взгляд. Окна закрыты, плотно зашторены, душно. Маркус отстраняется от стены, которую прежде подпирал и медленно движется к окну, с легкостью его открывает. От внезапного порыва теплого ветра мягко колышутся насыщенно-синие шторы. Столовая в считанные секунды обновляется. Заполняется приятным, свежим воздухом. Дышать тут же становится легче, не смотря на то, что взгляд её продолжает разводить внутри него настоящее пекло.
— В случае… чего?ты окажешься без работы? Девчонка в который раз за вечер удивляет. На этот раз логикой. Увольнять-то её зачем? Пока еще не отличилась эпическим косячеством, чтобы принимать подобного рода меры.  — Это не в моей компетенции. Вмешиваюсь в процесс только тогда, когда это реально требуется. Когда существующий человек не справляется. Тактично соврал, запил свою ложь несколькими глотками вина и подмигнул шатенке, — Продолжай работать в том же ритме и не думай об этом, — отмахивается. Тему можно считать закрытой.
— Система видеонаблюдения. Вчера ночью установили, — он не будет скрывать очевидного. Скрывать, врать о своих телепатических экстрасенсорных способностях. — Возник вопрос о текучке кадров в вашем отделе. Как видишь — вопрос решен. В противном случае, пришлось бы искать иного сотрудника на твое место. И так по накатанной, — и продолжил бы Гордон покорять вершины, если бы однажды не попалась та, которая поставила бы на место, оборвав не унимающийся агрегат. — Не голоден, — отвечает он, тем самым перечеркивая последующие попытки накормить его.
Не голоден? Вопрос двусмысленный, если бы не её уточнение. Мысленно он уже пересек все границы дозволенного: потянул её на себя и, отставив бокал, что держала девушка, в сторону, сорвал с её губ поцелуй, принялся стягивать тот самый минимум тряпок, прикрывающий всё самое волнующее, и, достигнув цели, прижал её к ближайшей стене, развел идеально стройные ноги в стороны и… вернулся в реальность, где он – всё еще владелец компании, где она – работник финансового отдела. В реальность, где она стоит напротив, сверлит испытующим взглядом, чего-то ждет и где он, кажется, почти потерял контроль над собой, ситуацией в целом. Поток шальных мыслей уносит отнюдь не в то русло, куда стоило бы. Просто поддержать дружеский, приятельский разговор. Просто поддержать, испить за компанию бокал вина, закусить десертом. А потом, еще проще, оставить дверь подъезда дома, где она живет, далеко за спиной и прошествовать к автомобилю. Большего от Хэйдса не требовалось. К сожалению или к счастью.
Мужчина отгоняет от себя все возможные мысли, делает вдох, затем выдыхает. Подходит чуть ближе к шатенке (вовсе не с целью выполнить то, что уже прокрутил в голове) подхватывает бутылку, заполняет почти опустевшие бокалы вином. И в тот самый момент, когда процесс завершен, о себе напоминает его смартфон. — Я сейчас, — произносит он и скрывается вместе с вопящим аппаратом за дверью столовой. Разговор длительностью в несколько минут завершается его обещанием подъехать. Подъехать завтра. Сейчас же наилучшим выходом будет свалить отсюда подальше, пока не упились в хлам. Приняв наиболее правильное решение, Маркус вновь появляется перед Джессамин. И вовсе не с целью выпить еще немного тосканского. — Позвонил охранник. Не могут утихомирить Гордона. Я должен ехать обратно, — и, не дожидаясь её реакции, шагает в сторону входной двери, бросая напоследок: до завтра!

+1

10

Телефонный звонок? Наверное, только он и спасает меня от того, чтобы наброситься на Маркуса. Напряжение летает в воздухе, и мы оба ему не противимся, как мне кажется. В этом и проблема. Уходит столь стремительно, что не успеваю даже ответить что-то вслед. Допиваю вино, которое было заботливо им подлито мне в бокал, со звоном ставлю на стол и подхожу к двери, что захлопнулась минутой раньше за моим гостем, за моим боссом. Щелкаю замками и поворачиваюсь к ней спиной, затем сползая по ней вниз и усаживаясь на корточки с запрокинутой головой. Мои глаза прикрыты, а мысли блуждают где-то не здесь. Что это был за вечер? Не знаю, но, наверное, он первый после смерти Джеймса, кто хоть немного увлек меня собой, привлек сильнее, чем это требовалось и вот незадача. Он мой работодатель. И я не мисс принцип, но нельзя сделать ничего. Место на работе мне нужно, нужно мне больше, чем кому-либо другому. Потому что ползти к отцу с опущенной головой в мои планы не особо входит. Да и гордость не позволит, а все чем я владею, нуждается в обслуживании. Его небрежно брошенное «до завтра» - мой безропотный провожающий взгляд. Все по законам жанра, когда подчиненной нравится её босс. Никогда это не заканчивается хорошо, поэтому мне стоит пойти принять душ, и лечь спать, чтобы завтра мысли не разрывали мою больную голову так сильно, чтобы я не чувствовала себя настолько безнадежно. Возможно, быть одной это написано на моем роду и чтобы я не пыталась сделать, это вечно будет или неправильно выбранный мужчина, или судьба его просто отстранит от меня. Зарываю тонкие пальцы в темных и длинных локонах и зажмуриваю глаза как могу. Слезы наполняют их быстрее, чем я успеваю опомниться. Плохо и все как-то душит. Придурки, типа Гордона, не поднимают никоим образом мой боевой дух, а мужчина калибра Маркуса обрекают женщин на страдания. Почему я плачу? Не от его ухода, не от его слов, не от его поведения, не от того, что сегодня получился такой вечер, который мы разделили на двоих. Я плачу от пустых стен, от квартиры, в которую я возвращаюсь и слушаю звенящую в ушах тишину; я плачу от того, что не знаю, куда себя деть, что я не имею крыла, которое могло бы хоть иногда приласкать; я плачу от того, что жизнь ко мне несправедлива; я плачу потому что, не смотря на состояние моего отца, ценность семьи всегда была превыше всего в этой жизни. И моя несостоявшаяся семья развалилась, не успев образоваться. Почему я так хотела видеть Хэйдса в своей квартире? Чтобы не было так тихо, чтобы мне было хоть кого угостить, и распить ту же бутылку вина не в полном одиночестве. Ветер из открытого им окна добирается до моих босых ног, что стоят на полу. Шторы гуляют по карнизу от порывов  прохладного ночного воздуха, что бесцеремонно врывается в мою квартиру. Становится как-то зябко. Смахиваю слезы, и поднимаюсь на ноги. Подхожу к окну и вижу, как его машина отъезжает от подъезда, а затем вливается в поток и пропадает из виду. Кошусь на небольшого львенка-болванчика, и тыкаю его пальцем, от чего он начинает согласно трясти своей головой. На несколько мгновений завороженно смотрю на него, а потом смахиваю равнодушно слезы, перебарываю себя и ощущения, что бушуют во мне и иду в душ.
Сомневаюсь в нашей скорой встрече Хэйдс, - поджимаю губы вслед своей мысли и скрываюсь за дверью. Добрых снов, босс.

http://38.media.tumblr.com/79ef28c8a81ee8216ef2e7c2a4b8e09c/tumblr_n83fxgSGYQ1t16g5vo5_400.gif

Закрутила нас в проекции,
Где двое должны быть счастливы
Но что-то не клеится, и мы полюса разные -
Ни поясами часовыми не сошлись, ни странами!
На этих картах нет никаких отметок.
Устал верить, искать нет сил...скажи мне, где ты?

Атмосфера одна у нас, один воздух,
...Одна чёртова планета, по которой нас носит...

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-06 22:19:17)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » good evening boss