Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вспышка


Вспышка

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Знакомство ценой в объектив.

0

2

Сакраменто тянет на воздух, вытягивая из прохлады квартиры, в которой ровно шелестит ноутбук, всегда готовый ожить под пальцами, чтобы дать доступ к содержимому. Он почти никогда не отключается, лишь отправляется в сон вместе со мной, под утро или в редкие часы глубокой ночи, когда работы нету, и можно отдохнуть. Вот и сейчас, нежно и с заботой проведя по краю верного друга подушечками пальцев, я обещаю вернуться. Не скоро, скорее как пойдет. Я никогда не загадываю наперед, куда занесет меня город, потому что в некоторой недосказанности слишком много интересного и таинственного. Может, я снова окажусь в компании со своим первым знакомым в городе, бездомным Арчи, и поедая бургеры из ближайшего кафе, запивая их минералкой или содовой, мы будем бурно спорить о том, что же на самом деле важно в этом мире. Тогда я приду домой слишком поздно, уставший но довольный положу в углу дивана кофр и направлюсь словно зомби к постели. Чтобы рухнув на нее заснуть спокойным сном. А может, я увижу сегодня мир иначе, и ноги понесут меня в парк, гонять голубей и шпионить за парами, которые придут кормить уток к озеру. Может быть я засмотрюсь на игру тьмы и солнца в отражении высоток, и захочется посмотреть с крыши на людей, тех, кто в суете дел несутся куда-то без оглядки. Кто знает, куда занесет меня город, что так манит, призывая высунуть нос из дома, чтобы посмотреть мир. Последняя проверка оборудование. Аккумулятор заряжен на полную, карта памяти чиста, и готова хранить все, на чем задержится глаз объектива. Второй тоже на своем месте, а фотоаппарат оживает под пальцами, для последней проверки линзы. Посмотрев на входную дверь через него я улыбаюсь, оглядываюсь, выхожу, кладя ключ от квартиры в карман потертых джинс. В рюкзаке бутылка воды и зажим с несколькими купюрами долларов, на случай, если захочется отправится по дальше из полюбившегося района, который таит столько тайн.
Меня заносит в центр города. Я едва ли успеваю удивиться этому открытию, потому что мир как всегда полон сюрпризов и неожиданностей. Редкий мой выходной, когда не нужно все успеть сделать вовремя, когда Миллениум медленно оживает после горячки перед сдачей номера в печать. Первый день после этого подобен тихому раю для верстальщика. Не нужно спешить, не нужно нестись сломя голову куда-то вперед. Можно улыбнуться миру, ощущая его мягкое касание в волосах. Ряд припаркованных авто греют разноцветные капоты на жарком солнце Каллифорнии. Их отполированные бока отражают солнечные лучи плетя свою, понятную лишь автомобилям, паутину света. И ее удается заметить лишь тогда, когда развязанный шнурок на красовке требует пристального внимания.
Присев на одно колено, словно я собрался делать предложение всему миру, я аккуратно достаю фотоаппарат из кофра, что за спиной и мягким нажатием на кнопку, оживляю, чтобы посмотреть на увиденное через объектив, улыбнуться и сделать первый снимок, мигнув диафрагмой на короткой выдержке. Улыбасю, смотря кадр, и чуть подеюсь вперед, чтобы запечатлеть блик солнца на немом глазу фары ближайшего автомобиля. Солнце сегодня, как будто специально, светит, подсвечивая детали, но не ползет в объектив, позволяя сохранить матрицу живой. А я уже весь там, в фотографии, дышу в унисон с камерой, которая требует нежности и внимание, сменить объектив, заменив на чуть более мощный телевик, чтобы видеть дальше, глубже, рассмотреть се детали, царапинки, оставленные временем на капоте.
- Эй! ТЫ!
Звучит слишком грубо и громко. И почти над ухом. «Я тебе говорю!» повторяет тот же грубый голос и я едва не лечу на землю, теплый, но грубый асфальт. Пальцы упираются в землю, пальцы сильнее сжимают тело фотоаппрата, чтобы не упал, не выскочил, не разбился. В аппарате живет душа, вдохновение мигом, вдохновение светом. Оборачиваюсь, поднимая взгляд на мужчину. Сердитого, злого, недовольного жизнью. Он нависает теню, расслабленный узел галстука, деловой костюм. Явно вышел из офиса не в лучшем расположении духа. И дышит злобно, тяжело, готовый сорваться на первого, кто попадет под руку.
- Ты что оглох? Какого хрена?
Он тянет руку, к аппарату, а я тянусь вперед, чтобы прикрыть. Глупо наверное, подставляться под озлобленного человека, который гробит свою жизнь на не любимой работе, но аппарат не должен пострадать.
- Я тебе не давал право снимать себя!
А я ведь его и не трогал. Может случайно, возможно, вполне возможно. Я был сосредоточен на машинах, их стройном ряду,  их хромированными деталями, их красотой. Возможно, человек и попал в кадр, но это ошибка, случайность не больше.
- А я и не снимал вас, - и пользуясь случаем встаю, чтобы отойти. Чтобы удалиться от конфликта, не нужного не мне не ему. Люди в гневе говорят порой лишнего.
- Ну да, расскажи. Знаю вас, папарацци хреновых. Сделаете фотографию, потом шантажировать начинаете. А ну дай сюда фотик свой, - он снова тянет руку вперед. А я делаю шаг назад. Так и балансируем на краю тротуара. С одной стороны здания, с другой машины, а за ними проезжая часть.
- Мне правда все равно, что вы там придумали. Я вообще машины снимал. Могу показать, убедитесь, что нету вас на фотографиях, - я наивно пытаюсь перейти на диалог, но видимо он предпочитает монолог. Не верит, вижу же по глазам. Не верит, и злой. И мое спокойствие лишь бензином по тлеющим углям. Рука вперед, тяжелая хватка, и следы на плече, которые проявятся завтра. Пальцы сжимают объектив, тянут на себя. Пальцы сжимаются на теле фотоаппарата и тянут его на себя. Не отдам. Я упрям. Уж лучше пусть разбирается со мной, но не трогает то, что не понимает, не знает как нужно обращаться. Раздается треск, сначала пластмассы, потом наверное и стекла. Черный пластик крошится на землю.
- Что тут происходит? – звучит откуда-то сбоку и пальцы незнакомца сжимают объектив сильнее.
- Будешь знать, как шпионить, - с каким-то садистическим удовольствием в голосе говорит «оскорбленный» мною незнакомец и отпускает объектив, чтобы развернуться гордо удалиться. Есть категория людей, которые созданы делать гадость. А я вздыхаю, смотрю ему в спину. Он садится в ближайшее такси. А я тихо вздыхаю и присаживаюсь прямо на бордюр.
- Ну что, хороший, пора прощаться? – пальцы нежно проходят по трещинам, и перевернув фотоаппарат я аккуратно снимаю объектив. – Видимо пришла твоя пора, - говорю я верно служившему мне на протяжении пяти лет телевику. Он был одним из любимых. Идеальный баланс веса, размера и характеристик.

look

+1

3

[в архив]: игрок отписался об уходе

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вспышка